Дипломная работа на тему "Участие сторон в исполнительном производстве"

ГлавнаяГосударство и право → Участие сторон в исполнительном производстве




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Участие сторон в исполнительном производстве":


Дипломная работа

Участие сторон в исполнительном производстве

Содержание

Введение

Глава 1. История развития исполнительного производства и его стороны

1.1 Развитие российского законодательства, регулирующего исполнительное производство

1.2 Участники исполнительного производства

Глава 2. Права и обязанности сторон в исполнительном производстве

2.1 Правовое положение взыскателя

2.2 Правовое положение должника

2.3 Защита прав взыскателя и должника

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. В Российской Федерации, согласно общепризнанным прин ципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации[1], признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина. Конституция Российской Федерации вводит в действие в нашей стране высшие правовые принципы, выработанные демократическими движениями России. Этот мировой опыт обобщен рядом международно-правовых актов, признанных Россией, обязательных для нее[2]. В частности, это Всеобщая декларация прав человека[3], Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод[4], Конвенция по вопросам гражданского процесса[5] и др.

Защита нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса в порядке гражданского, арбитражного судопроизводства является одним из действенных механизмов реализации указанных в Конституции Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина . Охрану и защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав, согласно ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации[6], в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, осуществляют суд, арбитражный суд, третейский суд. Соответственно задачами указанных органов в целом являются защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений, организаций, а также содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений.

Данные задачи, реализуются также в исполнительном производстве, поскольку на практике часто бывает необходимым порядок принудительного исполнения актов судов общей юрисдикции, арбитражных судов, а также актов других органов, которым при осуществлении установленных законом полномочий, предоставлено право возлагать на граждан, организаций или бюджеты всех уровней обязанности по передаче другим гражданам, организациям или в соответствующие бюджеты денежных средств и иного имущества либо совершения в их пользу определенных действий или воздержанию от совершения этих действий.

Точное осуществление вышеуказанных задач обуславливает эффективное принудительное исполнение, поэтому изучение проблем, связанных с исполнительным производством имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение.

В связи с этим имеется необходимость последующего исследования процессуального положения лиц, участвующих в исполнительном производстве, что и составляет предмет настоящей работы.
Кроме того, исполнительное производство, его место, процессуальное положение участников исполнительного производства являются фундаментальными категориями, которые находятся в центре исследования многих ученых.

Стпень научной разработанности. Вопросы исполнительного производства затрагивались в работах многих российских ученых начала XX в. Так, широко известны труды К. Малышева, Г. Вербловского, И.Е. Энгельмана, Е.В. Васьковского и других авторов того времени. Причем среди прочих перед учеными стояла задача, определения места исполнительного производства в системе права России. В современный период большой интерес вызывают общетеоретические работы: Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, С.Н. Братуся, других авторов, которые имеют определяющее значение при изучении отношений регулируемых отдельными отраслями права в том числе и исполнительным производством. Среди трудов, посвященных изучению отдельных проблем гражданского процессуального права, также имеющих большое значение для исполнительного производства, следует выделить исследования: Н.Т. Арапова, М.А. Гурвича, П.Ф. Елисейкина, Д. Р. Джалилова, И.М. Зайцева, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечот, М.С. Шакарян, В.Н. Щеглова, В.Ф. Яковлева, С.А. Якубова и ряда других ученых. Особое значение имеют специальные работы по исполнительному производству таких авторов как М.Т. Авдюков, Р.Х. Валеева, Ю.И. Гринько, П.П. Заворотько, А.К. Сергун, В.М. Шерстюк, A.M. Ширшиков, М.К. Юков, других.

Цель исследования - сформировать современное представление о процессуальном положении лиц, участвующих в исполнительном производстве с учетом последних изменений законодательства.

При реализации намеченной цели предлагается решение двух задач, поставленных в дипломной работе. Первая задача затрагивает основные, общие теоретические проблемы исполнительного производства, такие как место исполнительного производства в системе права Российской Федерации, понятие и состав лиц, участвующих в исполнительном производстве. Вторая задача, решение которой, позволяет реализовать цель дипломного исследования, заключается в анализе процессуального положения и функций лиц, участвующих в исполнительном производстве. При решении второй задачи исследуются вопросы о правах и обязанностях, лиц, участвующих в исполнительном производстве

Объект исследования. В объект исследования входит сфера исполнительного производства, а именно взгляды ученых, законодательство Российской Федерации различных уровней, судебная и арбитражная практика.

Предметом исследования являются Гражданско-процессуальный кодекс, Закон «Об исполнительном производстве», иные федеральные законы и нормативно-правовые акты относящиеся в теме исследования.

Методами исследования, которые использовались нами при изучении и анализе вопросов входящих в предмет настоящей работы, являются аналитический, системный, исторический метод и метод сравнительного правоведения.

Структура исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав включающих пять паргарафов, заключения, библиографического списка и приложения.


Глава 1. История развития исполнительного производства и его стороны 1.1 Развитие российского законодательства, регулирующего исполнительное производство

Законодательное регулирование исполнительного производства уходит своими корнями в глубокое историческое прошлое. Его первые признаки появляются уже во времена князя Кия (IV - V вв. н.н.). Князь и родовая демократия закрепляли понятия долга, ответственности прежде всего перед общинной собственностью. В закромах княжеского двора было немало припасов, которые выдавались членам общины. Именно община побуждала людей к исполнению ее воли. Такой порядок сохранялся в некоторых периферийных районах вплоть до XVII века. Исполнительные действия осуществлялись праветчиками, волостным и сельским начальством, и лишь позднее стали составлять компетенцию судебных приставов, судебных исполнителей.

Процесс законодательного закрепления исполнения судебных решений на Руси начался примерно в X-XI вв. Первые акты внешней дипломатии 907 и 911 гг. уже содержали весьма четкую регламентацию действий, а именно: «Взыскать иск вполне, если же он не может заплатить все, то должен отдать все, что имеет»[7].

В случае неэффективного исполнения ответчика отдавали заимодавцу головой до выкупа[8].

«Русская правда» Ярослава Мудрого явилась мощным поворотом от частного произвола к общественному порядку. В ней содержатся сведения о поручителях и судебных сроках. Если должник отпирался от долга, то кредитору необходимо было представить двенадцать свидетелей, которые могли бы подтвердить, что кредитор действительно давал взаймы то, что требует с должника[9].

Примечательно, что русское законодательство, отражавшее русский менталитет того времени, было значительно мягче по сравнению с Западом. Так, Римский кредитор мог разрубить на части должника. В Норвегии было возможным отрезать несостоятельному должнику ту или иную часть тела[10].

На Руси дела решались сводом, свидетелями или поручителями, на отыскивание которых предоставлялось 5 дней сроку. Суд производили миром, обществом, без участия князя и его посадников. Штрафы и покаяния были самыми распространенными методами воздействия на виновных. Телесное наказание в домонгольский период не допускалось.

Столь же гуманным являлся и Устав Владимира Мономаха, который разделил должников на несчастных и виновных. Первых он защищал, растягивая выплату долга на годы, а вторых - отдавал на произвол кредиторов: хотят ждут, хотят - продадут должника. С этого момента как бы закладывается основа обращения не только на личность, но и на имущество. Такого же порядка придерживались Новгородская и Псковская судные грамоты. На их основе взыскание обращалось на движимое и недвижимое имущество.

Монгол о-татарское иго не прошло бесследно и в деле осуществления исполнительного производства. Судебник Ивана III (1497 год) предусматривал такие способы исполнения судебных решений, как взыскание имущества и правеж (выбивание долгов кнутом). До монголо-татарского нашествия кнут в наказании не использовался. В этой части мы не согласны с высказыванием Валеевой Р.Х., которая относит битье кнутом к «Русской правде»[11]. В судебнике 1497 года впервые разделены стороны процесса на истцов и ответчиков.

При Иване IV правеж был ограничен, а при Петре I в 1718 году был отменен с заменой ссылкой на галерные работы и прядильные дома.

Важным этапом в развитии законодательства по исполнительному производству является Уложение 1649 года. Именно в нем заложена система способов исполнения судебных решений. Среди них особое место занимают: продажа движимого и недвижимого имущества, правеж, выдача головою до искупу, вычет из жалования.

Главное назначение принятия Соборного Уложения состояло, во-первых, в стремлении Алексея Михайловича к искоренению многообразных нарушений, оставшихся со времен самозванцев, а с другой - ввести во всем порядок, согласие, все основать на законе, утвердить добрую нравственность, влияние веры. Каждой отрасли гражданской деятельности он указывал место и направление, назначал круг действия. Сохранилось предание, что в Коломенском селе, где более всего любил жить Алексей, перед дворцом стоял жестяной ящик, куда челобитчики приносили свои жалобы.

Особое внимание было уделено большой проблеме земельной собственности, поскольку несовершенство законодательства и произвол городской верхушки, старшин, казаков позволяли отторгать землю у средних и мелких собственников за неуплату долгов. Вообще не было соразмерности в повинностях. Алексей Михайлович постепенно уничтожил эти неудобства. Были составлены вновь писцовые книги, которые служили единственным средством к определению законного права на вотчины и поместья[12].

Мысль о соразмерном уравнении прав и обязанностей привела Алексея Михайловича к дарованию важных преимуществ торговому сословию.

Урегулированы и отношения феодалов с крестьянами. Было запрещено лишать крестьян земли путем превращения их в холопов, отпускать на свободу, насильственно отбирать имущество крестьян. Сохранилось еще право крестьян жаловаться на господ.

Действовавшая при Алексее Михайловиче система Приказов способствовала формированию службы приставов - должностных лиц административно-полицейского аппарата и непосредственных исполнителей административных и судебных решений. Особенность Приказов как органов государственной власти заключалась в том, что закреплялись принципы бюрократической системы, среди которых важную роль играли: принесение присяги должностными лицами; закрепление особого порядка продвижения по службе; осуществление подготовки кадров. Приставы в системе Приказов, исполняющие судебные решения, рассматривались в качестве технического персонала[13].

При Петре I вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти была сосредоточена в руках царя, который получил титул императора. Ломка приказов, замена их коллегиями привела к изменениям и в системе исполнительного производства. Юстиц-коллегия, ведавшая гражданским судопроизводством, становится важным механизмом использования центральной властью неплатежеспособных должников. Согласно Петровскому указу от 31 января 1783 года во всех губерниях России учреждались работные дома, куда ссылались должники для отработки долга.

Лишение личной свободы должников в дореформенный период было обычным явлением, что существенно ущемляло права граждан. В тюрьму можно было попасть уже за долг в сто - двести рублей на шесть месяцев, более десяти тысяч — на два года, а более ста тысяч — на пять лет.

При Екатерине II в основном законодательном акте «Учреждениях судебных установлений» признавалась такая доктрина, как защита частной или личной безопасности, «почтение к особе ближнего, яко к человеку», «отвращение от угнетения и притеснения». Предполагалось так же «осторожное и милосердное окончание дел», прекращение «злобы, распри и ссор».

Благодаря мужеству Александра I и неутомимому труду Сперанского М.М. 1 января 1832 года Россия получила Свод национальных уставов, который с точностью и ясностью изложил законы, особо выделив гражданские. Свод положил начало науке Русского права. С этого времени появилась возможность создания специальных кафедр по отдельным отраслям русского права в университетах России[14].

В 1833 и 1835 годах были утверждены проекты, ограничивавшие произвол помещиков в отношении крестьян, на основании которых запрещалось представлять и принимать в обеспечение частных долгов крепостных крестьян и дворовых людей без земли. В тех случаях, когда у должника не имелось никакого имущества, а были только крепостные крестьяне без земли, для уплаты долгов эти крепостные отбирались в казну без раздробления семейства. Для погашения долга выдавалась сумма из расчета по 150 рублей за каждую женщину и 300 рублей за каждого мужчину.

Уложение о наказаниях 1845 года в значительной степени облегчило работу суда и привело к некоторому ограничению произвола в избрании меры наказания.

И все же в начале XX века ученые-правоведы, исследуя практику исполнительного производства, все чаше подчеркивают его принудительные функции. Так, Д. Мейер отмечает, что «исполнение судебных решений есть не что иное, как принудительное осуществление того гражданского права, которое в данном случае признано судом: осуществление права и тут выражается в совершении действия, которое является предметом данного права, но совершается оно не самим лицом обязанным, а, за него, органами государственной власти. Способ исполнения решения и есть не что иное, как способы принудительного осуществления признанных судом прав. Таковых способов три:

- передача вещи натурою,

- передача истцу должной суммы, вырученной от продажи имущества ответчика,

- исполнение работ на счет ответчика»[15].

После Октябрьской революции 1917 года Декретом СНК РСФСР о суде №1 от 24 ноября 1917 года была упразднена старая судебная система, в том числе и организация исполнения судебных решений.

Поскольку необходимость в исполнительном производстве оставалась независимо от Декретов, трудящиеся сами создавали необходимые органы по собственной инициативе. В качестве судебных исполнителей теперь выступали либо комиссары, либо органы милиции, волостные и деревенские исполкомы. В Петрограде, например, была учреждена коллегия судебных исполнителей. Их число устанавливалось советами и исполнителями были рабочие и солдатские депутаты. Они находились под непосредственным влиянием и контролем суда. Основным руководством служила инструкция и акты советского судопроизводства.

Декрет СНК о суде №2 признал необходимость «исполнения судебных решений и приговоров, впредь до особого декрета о выборных органах исполнения на основе действовавшего до этого времени порядка». Однако было принято дополнение о замене членов милиции и красной гвардии органами судопроизводства. Декрет СНК №3 от 20 июля 1918 года оставил все без изменения.

Период НЭПа, на наш взгляд, можно рассматривать как этап поиска наиболее приемлемых форм исполнительного производства. Об этом свидетельствует разнообразие подходов к осуществлению исполнительного производства. Так, например, коллегия Верховного суда РСФСР отмечала такие недостатки закона, как неясность, нечеткость, а иногда и отставание от жизни. В этой связи судам приходилось заниматься судопроизводством и исполнительным производством.

Но уже в Основах судоустройства Союза ССР 29 октября 1924 года была определена система органов судебного исполнения. В рамках этой системы предусматривалось, что судебные исполнители должны состоять при губернских судах и вместе с ними обеспечивать возможность конкретного подхода к общим задачам устройства органов исполнения.

Особым этапом в развитии отечественного исполнительного производства является период Великой Отечественной войны. Он существенно изменил финансирование и порядок действия судебных исполнителей[16]. Уже 4 июля 1941 года наркомат юстиции СССР издал приказ № 107, по которому с 1 июля 1941 года выплаты судебным исполнителям исчислялись из сумм, взысканных ими в пользу государственных, кооперативных и общественных организаций по делам о растратах и хищениях. Предусматривалось также премиальное вознаграждение в размере 5 % от взысканных сумм.

Шестидесятые годы XX века занимают особое место в развитии законодательства об исполнительном производстве, его практике, а также научном осмыслении проблем исполнительного производства.

Развитию законодательства во многом способствовала кодификация гражданского процессуального законодательства. В 1964 году был принят новый Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, в котором исполнительному производству был посвящен раздел V, регламентирующий вопросы исполнения актов не только судов общей юрисдикции, а также иных юрисдикционных органов. Значение данного раздела сыграло важную роль потому, что в нем определялось процессуальное положение органов исполнения, в число которых входили судебные исполнители, также стороны и другие участники исполнительного производства.

Практика 60-х годов активно использовала Постановление Пленума Верховного суда СССР от 25 марта 1964 года, рекомендовавшего судам привлекать народных заседателей и представителей общественности для помощи судебным исполнителям при исполнении решений о возмещении ущерба. Общественность широко использовалась для проверки своевременности и правильности удержания из зарплаты должника, в обнаружении дополнительных заработков, розыска имущества должника.

В последующие годы исполнительное производство основывалась на ГПК РСФСР 1964 года. Вместе с тем, в 1973 году была принята Инструкция о порядке исполнения судебных решений. Она была утверждена приказом № 7 министра юстиции СССР 24 апреля 1973 года. В августе 1978 года приказом № 11 министра юстиции СССР в Инструкцию были внесены изменения и дополнения[17]. Новая Инструкция была утверждена приказом № 22 Министерства юстиции СССР от 15 ноября 1985 года и стала носить название «Инструкция об исполнительном производстве». На её основании судебные исполнители назначались на должность и освобождались от должности начальниками управлений (отделов) юстиции администраций субъектов Российской Федерации (п.2 Инструкции о порядке исполнения судебных решений, п.2. Инструкции об исполнительном производстве). Вместе с тем, судебные исполнители состояли в штатах районных (городских) судов и совершали исполнительные действия в пределах территории, на которую распространялась юрисдикция того суда, при котором они состояли. Вся деятельность судебных исполнителей по исполнению судебных и других юрисдикционных актов находилась под контролем судьи, который должен был следить за правильностью и своевременностью исполнения.

В этой обстановке с 6 ноября 1997 года вступили в действие новые Федеральные законы «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве». Эти законы стали реальной юридической основой новой отрасли права. Важной их чертой является выделение нормативной базы исполнительного права в отдельную отрасль.

Новые нормативно-правовые акты позволили выявить ряд правоотношений, которые более детально урегулированы другими Федеральными законами и подзаконными актами. Особое внимание уделено новым формам деятельности судебных приставов-исполнителей, таких, как: обращение взыскания на ценные бумаги, принадлежащие должнику, привлечение специалистов в области оценки имущества и ценных бумаг. Достаточно подробно изложен порядок действий по наложению ареста на ценные бумаги[18].

23 октября 2002 года Государственной Думой принят Гражданский Процессуальный Кодекс Российской Федерации, в котором содержится раздел VII: «Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов». Нормы нового ГПК в некоторых случаях повторяют положения, установленные Законами «Об исполнительном производстве» и «О судебных приставах», а также предусматривают новый перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

1.2 Участники исполнительного производства

Главным сущностным отличием субъекта гражданского исполнительного правоотношения от его участника является то, что последние только лишь способствуют (иногда весьма серьезно) осуществлению принудительного исполнения. Они не имеют собственного интереса в данном процессе: не получают материальных и иных выгод от своевременного, полного и правильного исполнения требований исполнительного документа (как взыскатель), не минимизируют издержки по его исполнению (как должник), не получают вознаграждения, верно и эффективно осуществив свои властные полномочия (как судебный пристав-исполнитель) и не контролируют ход исполнительного процесса как суд. Да, участники вступают в гражданское исполнительное правоотношение, но их участие, как правило, факультативно и достаточно пассивно, оно не определяет характер и содержание конкретного исполнительного процесса. Сказанное не означает, однако, полного отсутствия у участников интереса в результате исполнительного процесса. Такой интерес может быть (и даже часто бывает), но его наличие не определяет место участника гражданского исполнительного правоотношения относительно иных участников и самих субъектов. Разумеется, что заинтересованность участника имеет важное значение и должна учитываться при решении вопросов об оптимизации конкретного исполнительного процесса[19].

Условно участников гражданского исполнительного правоотношения можно подразделить на три большие группы.

Прежде всего, это иные органы и организации, исполняющие требования судебных актов и актов других органов либо обеспечивающие исполнительные действия.

Так, в силу ст. 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве" в случаях, предусмотренных федеральным законом, требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств исполняются органами, организациями, в том числе государственными органами, органами местного самоуправления, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами.

Данные органы, организации и лица не являются органами принудительного исполнения.

На основании п. 1 ст. 8 Федерального закона "Об исполнительном производстве" и логики закона исполнительный документ, в котором содержатся требования судебных актов и актов других органов о взыскании денежных средств, может быть направлен взыскателем непосредственно в банк или иную кредитную организацию, если взыскатель располагает сведениями об имеющихся там счетах должника и о наличии на них денежных средств, либо судебному приставу-исполнителю, если такими сведениями он не располагает, для исполнения в порядке, предусмотренном Федеральным законом "Об исполнительном производстве".

Банк или иная кредитная организация, осуществляющие обслуживание счетов должника, исполняют содержащиеся в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств либо делают отметку о полном или частичном неисполнении указанных требований в связи с отсутствием на счетах должника денежных средств, достаточных для удовлетворения требований взыскателя. При этом неисполнение указанных требований является основанием для наложения судом общей юрисдикции или арбитражным судом (далее - суд) на банк или иную кредитную организацию штрафа в порядке и размере, определенных федеральным законом[20].

Если сведений о наличии или отсутствии у должника-организации счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях не имеется, судебный пристав-исполнитель запрашивает указанные сведения у налоговых органов. Налоговые органы обязаны в срок представить судебному приставу-исполнителю необходимую информацию. Такая же информация в порядке, определяемом Федеральной налоговой службой Российской Федерации, может быть представлена взыскателю по его заявлению при наличии у него исполнительного листа с неистекшим сроком давности.

Сюда же относятся все иные органы и организации, которые предоставляют информацию об имущественном положении должника, а также специализированные организации, осуществляющие, например, оценку, хранение или реализацию арестованного (конфискованного) имущества должника.

Вторую группу участников гражданского исполнительного правоотношения составляют лица и организации, непосредственно способствующие свершению исполнительных действий, фиксации их результатов, соблюдению прав субъектов гражданского исполнительного правоотношения и т.д. Рассмотрим представителей указанной группы поподробнее.

Прежде всего это переводчик. В силу ст. 58 Федерального закона "Об исполнительном производстве" при совершении исполнительных действий стороны могут пригласить переводчика. Переводчиком может быть любой дееспособный гражданин, достигший возраста 18 лет, владеющий языками, знание которых необходимо для перевода. Лицу, которому необходимы услуги переводчика, предоставляется срок для его приглашения. В случае если указанное лицо не обеспечит участие переводчика в установленный судебным приставом-исполнителем срок, переводчик может быть назначен постановлением судебного пристава-исполнителя. Переводчик имеет право на вознаграждение за выполненную работу. Выплаченное ему вознаграждение относится к расходам по совершению исполнительных действий.

В случае заведомо неправильного перевода переводчик несет ответственность, установленную федеральным законом, о чем он предупреждается судебным приставом-исполнителем. В законодательстве не решен вопрос о том, какая именно это будет ответственность: уголовная или административная. Согласно ст. 17.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях заведомо ложные показание свидетеля, пояснение специалиста, заключение эксперта или заведомо неправильный перевод влекут наложение административного штрафа в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей. Как это предусмотрено ст. 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, преступлением считаются заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение эксперта, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования.

Таким образом, ст. 307 УК РФ к заведомо ложному переводу в процессе исполнительного производства применена быть не может. Автор полагает целесообразным, учитывая, что исполнительное производство - логически завершающая стадия судебного процесса, осуществляемого от лица государства, предусмотреть возможность привлечения переводчика и к уголовной ответственности.

Гражданским исполнительным законом подробно регламентируется вопрос участия понятых в гражданском исполнительном правоотношении. В частности, присутствие понятых обязательно при совершении исполнительных действий, связанных с вскрытием помещений и хранилищ, занимаемых должником или другими лицами либо принадлежащих должнику или другим лицам, осмотром, арестом, изъятием и передачей имущества должника. В других случаях понятые вызываются по усмотрению судебного пристава-исполнителя (ст. 59 Закона).

Законом предусмотрены конкретные требования к понятым: в качестве понятых могут быть приглашены любые дееспособные граждане, достигшие возраста 18 лет, не заинтересованные в совершении исполнительных действий и не состоящие между собой или с участниками исполнительного производства в родстве, подчиненности или подконтрольности.

Важно также и правило о том, что количество понятых не может быть менее двух. Мы полагаем, что это правило распространяется и на тот случай, когда в соответствии с законодательством об исполнительном производстве участие понятых в исполнительном действии необязательно, однако судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе все же привлек их в исполнительный процесс.

В соответствии со ст. 60 Закона понятой обязан удостоверить своей подписью в акте соответствующего исполнительного действия факт, содержание и результаты исполнительных действий, при совершении которых он присутствовал. Понятой вправе знать, для совершения каких исполнительных действий он приглашается, на основании какого исполнительного документа они совершаются, а также делать замечания по поводу совершенных действий. Замечания понятого подлежат занесению в акт соответствующего исполнительного действия. По желанию понятого указанные замечания могут им заноситься собственноручно. Перед началом исполнительных действий, в которых участвуют понятые, судебный пристав-исполнитель разъясняет им их права и обязанности. Понятые имеют право на компенсацию расходов, понесенных ими в связи с исполнением обязанностей понятых. Указанные расходы относятся к расходам по совершению исполнительных действий.

Следующей важной фигурой является специалист. Федеральный закон "Об исполнительном производстве" в ст. 61 предусматривает, что для разъяснения возникающих при совершении исполнительных действий вопросов, требующих специальных знаний, судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе или по просьбе сторон может своим постановлением назначить специалиста, а при необходимости - нескольких специалистов. В качестве специалиста может быть назначено лицо, обладающее необходимыми знаниями. Специалист дает заключение в письменной форме.

Специалист обязан явиться по вызову судебного пристава, дать объективное заключение по поставленным вопросам, давать пояснения по поводу выполняемых им действий. Специалист имеет право на вознаграждение за выполненную работу, проводимую в связи с совершением исполнительных действий. Это вознаграждение относится к расходам по совершению исполнительных действий.

За отказ или уклонение от дачи заключения или дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность, предусмотренную федеральным законом, о чем он предупреждается судебным приставом-исполнителем. О ситуации с ответственностью переводчика мы говорили выше. То же самое относится и к ответственности специалиста.

Участниками гражданского исполнительного правоотношения являются также работники милиции. Точнее, ст. 62 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предусмотрено взаимодействие судебных приставов-исполнителей с работниками милиции. В частности, данной нормой определено, что работники милиции в пределах предоставленных им федеральным законом прав оказывают содействие судебным приставам-исполнителям при исполнении ими служебных обязанностей в случаях, если судебным приставам-исполнителям препятствуют в совершении исполнительных действий или угрожает опасность их жизни или здоровью.

На основании ст. 2 Федерального закона "О милиции"[21] задачами милиции являются: обеспечение безопасности личности; предупреждение и пресечение преступлений и административных правонарушений; выявление и раскрытие преступлений; охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности; защита частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности; оказание помощи физическим и юридическим лицам в защите их прав и законных интересов в пределах, установленных данным Законом. Многочисленные права работников милиции определены ст. 11 данного Закона.

К третьей, факультативной, группе относятся те участники гражданского исполнительного правоотношения, которые могут появиться (а могут и не появиться) в конкретном гражданском исполнительном правоотношении в зависимости от характера требований исполнительного документа, способа принудительного исполнения, действий судебного пристава-исполнителя и т.п. Например, судебный пристав-исполнитель с целью установления наличия у должника имущества вправе получить объяснения родственников последнего, в связи с чем они также становятся участниками данного исполнительного процесса, конкретного исполнительного правоотношения.


Глава 2. Права и обязанности сторон в исполнительном производстве 2.1 Правовое положение взыскателя

Основными субъектами правоотношений, возникающих в исполнительном производстве, являются стороны, т.е. взыскатель и должник. Без взыскателя и должника правоотношения в исполнительном производстве потеряли бы смысл, поэтому в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" стороны, взыскатель и должник, среди лиц, участвующих в исполнительном производстве, выделены первыми.

В названном Законе взыскатель определяется как гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ, а должник - как гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от их совершения. В исполнительном производстве может быть несколько взыскателей или должников (ст. 49). В Законе также оговорено участие в исполнительном производстве несовершеннолетних в качестве сторон, правопреемников в случае выбытия одной из сторон и представителей сторон (ст. 51, 53, 54).

Кроме того, в Федеральном законе "Об исполнительном производстве" закреплены общие права и обязанности сторон в исполнительном производстве.

Стороны исполнительного производства вправе знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения в процессе совершения исполнительных действий, приводить свои доводы по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать постановления судебного пристава-исполнителя, его действия (бездействие), а также имеют иные права, предусмотренные законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве. До окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке.

Вместе с тем стороны обязаны при совершении исполнительных действий исполнять требования законодательства Российской Федерации об исполнительном производстве.

Помимо общих прав и обязанностей у сторон есть свои специфические права и обязанности. В отношении взыскателя можно выделить такие права, как право обратиться к судебному приставу-исполнителю с требованием о возбуждении исполнительного производства (ст. 30), право знать, где находится исполнительный документ в данный момент, поскольку на судебном приставе-исполнителе лежит обязанность извещать взыскателя обо всех перемещениях исполнительного документа (ст. 31); право обращаться с заявлением о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного листа или судебного приказа к исполнению (ст. 35); право получать информацию от налоговых органов о наличии у должника счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях (ст. 46); право требовать от должника возмещение расходов по его розыску и других авансированных сумм, связанных с осуществлением принудительного исполнения (ст. 74); право отказаться от взыскания, от получения предметов, изъятых у должника при исполнении соответствующего исполнительного документа (ст. 88); право оставить за собой не реализованное в 2-месячный срок арестованное имущество должника (ст. 86).

В новом Законе подробно описаны права и обязанности представителей сторон исполнительного производства, а также порядок оформления их полномочий (ст. ст. 53 - 55 и 57 Закона № 229-ФЗ).

Относительно представителей юридических лиц Законом предусмотрено, что их участие в исполнительном производстве осуществляется через органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через иных представителей, действующих на основании доверенности.

В п. 3 ст. 57 Закона № 229-ФЗ предусмотрена необходимость включения в текст доверенности некоторых полномочий представителя, без указания которых считается, что совершать их представитель не вправе. К таким полномочиям отнесены:

- предъявление и отзыв исполнительного документа;

- передача полномочий другому лицу;

- обжалование постановлений и действий (бездействия) судебного пристава;

- получение присужденного имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг);

- отказ от взыскания по исполнительному документу;

- заключение мирового соглашения.

Последние два полномочия появились впервые.

В настоящее время Приказом Министерства РФ по налогам и сборам от 23.01.2003 № БГ-3-28/23 утвержден Порядок предоставления налоговыми органами информации взыскателю о наличии у должника-организации счетов и вкладов в банках и иных кредитных организациях[22]. Получение указанной информации осуществляется по почте путем направления заказного письма в налоговый орган. Ответ взыскателю налоговым органом также отправляется по почте заказным письмом. Налоговый орган предоставляет информацию взыскателю о факте наличия у должника-организации только открытых счетов.

Следует отметить, что правовое положение взыскателя таково, что для соблюдения его интересов в исполнительном производстве прав, предоставленных ему Федеральным законом "Об исполнительном производстве", явно недостаточно. Государство не может быть безразличным к фактическому исполнению выносимых судебными органами решений, а фактическое исполнение во многом предопределяется теми действиями по обеспечению исполнения, которые были предприняты в ходе всего рассмотрения гражданского дела, начиная с его возбуждения и подготовки к судебному разбирательству. В связи с этим в ГПК РФ (гл. 13) закреплено право истца как предполагаемого взыскателя обращаться в суд с заявлением об обеспечении иска, причем такое обеспечение допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Обеспечение иска является одной из важных гарантий защиты прав граждан и юридических лиц, предусмотренных как гражданским процессуальным, так и арбитражным процессуальным законодательством (гл. 8 АПК РФ). Обеспечение иска представляет собой "институт, предусматривающий принятие судом мер, которые гарантируют возможность реализации исковых требований в случае удовлетворения иска"[23]. Правильное использование этого института обеспечивает надлежащее исполнение судебных постановлений в порядке исполнительного производства как при рассмотрении гражданского дела, так и при рассмотрении гражданского иска в уголовном деле. Значение обеспечения иска заключается в том, что им защищаются законные интересы истца, когда ответчик будет действовать недобросовестно или когда вообще непринятие мер может повлечь невозможность исполнения судебного постановления.

При обеспечении иска особенно тесно переплетаются исковое и исполнительное производство, видны их взаимосвязь и взаимозависимость. Это проявляется в том, что самые незначительные ошибки и упущения, допускаемые судом в исковом производстве, в том числе и при обеспечении иска, могут отрицательно сказаться и на исполнении судебных решений и чаще всего на нем сказываются, в том числе и на самой возможности исполнения. А.А. Добровольский правильно указывал, что "все судебные процессуальные действия, начиная от предъявления иска и кончая исполнением решения, происходят именно по поводу того требования, которое заявлено истцом к ответчику через суд или иной орган"[24], поэтому очень важно, чтобы требование истца не только нашло свое подтверждение в судебном решении, но и получило реальное воплощение в жизнь.

На практике часто встречаются случаи, когда ответчик, узнав о предъявленном к нему иске, заблаговременно заботится о том, чтобы требование истца к нему никогда не было исполнено, принимая меры к сокрытию имущества, подлежащего обеспечению, его реализации, передаче другим лицам и т.д.[25], поэтому в ГПК РФ верно решен вопрос о порядке рассмотрения заявления об обеспечении иска. Согласно ст. 141 ГПК РФ заявление об обеспечении иска разрешается судьей, рассматривающим дело, в тот же день без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле.

Согласно арбитражному процессуальному законодательству (ст. 90 АПК РФ) арбитражный суд по своей инициативе не принимает мер по обеспечению иска. На основании ст. 139 ГПК РФ вопрос об обеспечении иска также решается по заявлению лиц, участвующих в деле. Это не случайно, так как на современном этапе развития российского права значительно повышается роль в защите права его субъектов и в первую очередь граждан и юридических лиц. При этом компетентные органы государства в случаях и в пределах, предусмотренных законом, могут дополнять или восполнять инициативу субъективно заинтересованных в исходе дела лиц. Таким образом, в настоящее время принцип диспозитивности получает в российском праве все большее развитие.

В то же время, соблюдая принцип процессуального равноправия сторон, учитывая, что обеспечение иска "затрагивает имущественные интересы как должника, так и других его кредиторов"[26], необходимо в полной мере защитить их интересы, закрепив законодательно обязанность лица при подаче заявления об обеспечении иска предоставлять обеспечение возможных для ответчика убытков или давать обязательство о возмещении ущерба, причиненного мерами по обеспечению иска, в случае отказа в иске.

Указанное законодательное решение закреплено как в гражданском, так и в арбитражном процессах. Согласно ст. 146 ГПК РФ и ст. 94 АПК РФ суд, допуская обеспечение иска, может потребовать от истца предоставления обеспечения возможных для ответчика убытков. В случае непредоставления заинтересованным лицом обеспечения возможных для ответчика убытков, вопрос о необходимости применения мер по обеспечению иска будет разрешаться судьей, исходя из конкретных обстоятельств дела. После вступления в законную силу решения суда, которым в иске истцу отказано, ответчик вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца. При этом аналогично должны решаться вопросы о возмещении убытков ответчику после прекращения производства по делу и оставлении иска без рассмотрения.

Говоря об обеспечении иска, следует также отметить, что возможность принятия судом мер, гарантирующих в дальнейшем реализацию требований взыскателя, предусмотрена не по всем видам гражданского производства. Если в исковом производстве предусмотрено обеспечение иска, то в приказном производстве не закреплено обеспечение заявленных требований.

Однако без обеспечения заявленных требований судебный приказ теряет принудительный характер и становится бесполезным нововведением. Взыскатель, опасаясь, что должник, получив копию судебного приказа, в предоставленные ему законом 10 дней (ст. 128 ГПК РФ) может сокрыть истребуемое имущество или денежные средства, вынужден обращаться в суд в порядке искового производства, где возможно обеспечение иска. Таким образом, есть основания полагать, что в предусмотренный законом порядок приказного производства требуется внести изменения, связанные с установлением возможности обеспечения требований при подаче заявления о выдаче судебного приказа.

Не находит оправдания и то, что законодатель, предусмотрев широкие полномочия для судебного пристава-исполнителя, в случае отказа или уклонения должника от возмещения расходов по его розыску или розыску его имущества предусматривает для взыскателя отыскивание бесспорных сумм, связанных с исполнительным производством, в судебном порядке, причем не указывает, в каком, приказном или исковом производстве отыскиваются эти суммы, а лишь освобождает взыскателя от уплаты государственной пошлины. Порядок взыскания расходов, произведенных в связи с розыском ответчика, или должника и его имущества, или ребенка, отобранного у должника по решению суда, определен только для органов внутренних дел и подразделений судебных приставов, которые могут обращаться в суд с заявлением о выдаче судебного приказа по указанным требованиям в порядке приказного производства (ст. 122 ГПК РФ).

Установление первоочередного порядка возмещения взыскателю его требований в полном объеме требует внесения изменений и дополнений в ряд других законодательных актов, регулирующих исполнительное производство, чтобы данный порядок возмещения требований взыскателя не вызывал никаких затруднений и в любом случае трактовался единообразно.

Следует внести изменения и дополнения в ст. 25 и 64 Гражданского кодекса РФ, определяющие порядок удовлетворения требований кредиторов при признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) и при ликвидации юридического лица. В указанных нормах необходимо установить, что в случае имеющегося в отношении таких должников возбужденного судебным приставом-исполнителем исполнительного производства в первоочередном порядке возмещаются в полном объеме требования взыскателя, в том числе связанные с возбуждением исполнительного производства и принудительным исполнением, а также иные расходы, связанные с принудительным исполнением исполнительного документа. Соответствующие изменения должны быть внесены и в ст. 134 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" от 26 октября 2002 г.[27] С нашей точки зрения, только так можно защитить надлежащим образом права и интересы взыскателя в исполнительном производстве.

При характеристике правового положения взыскателя в исполнительном производстве обращает на себя внимание то обстоятельство, что судебному приставу-исполнителю принадлежит активная роль в принудительном исполнении судебных и других актов, а взыскатель как лицо, непосредственно заинтересованное в реальном исполнении исполнительного документа, оказывает ему лишь посильную помощь в осуществлении исполнительных действий. Однако некоторые положения Федерального закона "Об исполнительном производстве" позволяют усомниться в таком утверждении.

В этой связи заслуживает внимания точка зрения Д.Я. Малешина, который утверждает, что исполнение судебных постановлений является частью гражданского процесса, а установленный законом "одинаковый порядок исполнения судебных актов и актов иных органов, вынесенных согласно различной специальной процедуре, вызывает замечания и предлагает установить различный порядок исполнения судебных и иных постановлений"[28]. Такое различие должно касаться прежде всего степени участия суда в исполнительном производстве, т.е. исполнение вынесенного решения должно осуществляться при активном непосредственном участии суда. Следовательно, возвращение исполнительного листа, выданного на основании судебного решения, взыскателю без исполнения в связи с невозможностью взыскания можно допустить только с санкции судьи суда общей юрисдикции или арбитражного суда.

По другим исполнительным документам отсутствие у должника имущества или доходов, на которые может быть обращено взыскание, должно тщательно проверяться старшим судебным приставом и только в исключительных случаях являться основанием для возвращения исполнительного документа взыскателю без исполнения ввиду невозможности взыскания. Окончание исполнительного производства по данному основанию должно быть утверждено старшим судебным приставом.

Как уже нами отмечалось, в ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предусмотрено, что в исполнительном производстве могут участвовать несколько взыскателей. В настоящее время это положение Закона приобрело большую значимость, так как в судебной практике в связи со становлением финансового рынка и созданием всевозможных финансовых компаний возникло достаточно новое явление - "массовые потери населением денежных средств, помещенных в различные инвестиционные институты"[29]. Например, обманутыми вкладчиками "Независимого нефтяного концерна" ("ННК"), прекратившего свою деятельность в апреле 1994 г., было подано в межмуниципальные суды г. Москвы более 3-х тыс. исковых заявлений о взыскании с "ННК" причитающихся им денежных сумм. Общее же число вкладчиков составило примерно 17 тыс. человек[30]. Случай, когда взыскателями по исполнительному производству становятся тысячи и десятки тысяч человек, - неединственный[31]. В результате совершения незаконных действий на финансовом и фондовом рынках, а также нарушения прав потребителей в судебной практике возникли так называемые групповые иски и иски о защите прав неопределенного круга лиц и вытекающие из этих исков исполнительные производства, в которых необходимо установить очередность удовлетворения требований множества как заявивших, так и не заявивших о себе взыскателей.

Как правило, при исполнении решений судов по указанной категории дел органы принудительного исполнения сталкиваются с проблемой возмещения ущерба тысячам взыскателей при крайней недостаточности средств должников. Согласно действующему законодательству при недостаточности взыскиваемой с должника суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам указанная сумма распределяется между взыскателями в очередности, установленной ст. 78 Федерального закона "Об исполнительном производстве". Поскольку все взыскатели в данном случае относятся к взыскателям одной очереди, то действует правило, в соответствии с которым при недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди эти требования удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.

Однако надо иметь в виду, что в таких исполнительных производствах со временем могут появиться и другие взыскатели, которые позже, но в пределах срока исковой давности, обратились за защитой своих нарушенных прав. Возникает вопрос, как можно исполнить решение суда или их совокупность, зная или предполагая, что эта совокупность неполная, и кто-то из промедливших с предъявлением иска лиц может остаться без взыскания[32].

С нашей точки зрения, приемлемый вариант предлагает И. Петрухин, который считает, что судебный пристав-исполнитель сначала должен установить общую сумму претензий (для этого надо знать число вкладчиков и размер каждого вклада с процентами), потом - сумму, взысканную с должника реально и подлежащую разделу. Далее установить долю второй суммы в первой и в соответствии с этим процентным соотношением производить выплаты[33]. При таком расчете образуется "резервный фонд", из которого будут расходоваться средства по удовлетворенным заявлениям лиц, обратившихся в суды позже. По истечении срока исковой давности остатки "резервного фонда" должны быть разделены между взыскателями пропорционально суммам вкладов. Если будет выявлено новое имущество должника, то и оно подлежит разделу между вкладчиками. Такая процедура учитывает интересы как обратившихся, так и не обратившихся в суды лиц, ставя их в равное положение, и в то же время не препятствует исполнению (иногда частичному) вступивших в законную силу судебных решений[34].

Основной целью созданных Федерального, региональных и местных фондов по защите прав вкладчиков и акционеров является осуществление компенсационных выплат лицам, которым был причинен ущерб на финансовом и фондовом рынках Российской Федерации, т.е. "восстановление нарушенных имущественных прав вкладчиков и акционеров с помощью выплат за счет средств, поступивших от реализации и управления арестованным имуществом и собственных средств"[35]. Фонды также формируют базы данных и ведут реестры как вкладчиков и акционеров, чьи права были нарушены, так и юридических лиц и граждан-предпринимателей, нарушивших соответствующие правовые акты. Кроме того, фонды хранят и управляют имуществом, на которое в целях обеспечения исков наложен арест, а также реализуют (контролируют реализацию) имущество в порядке исполнительного производства. В порядке исполнительного производства фонды обеспечивают распределение средств, полученных от реализации арестованного имущества, иного переданного фондам в установленном порядке имущества, а также денежных средств, направляемых в фонды (письмо Минфина России от 13 июня 1997 г. № 05-01-05 "О мерах по обеспечению прав вкладчиков и акционеров")[36].

2.2 Правовое положение должника

Если сравнивать правовое положение должника и взыскателя, то нетрудно заметить, что оно различно в силу того, что одна сторона является обязанной, а другая имеет бесспорные материальные права к первой стороне, которые подлежат принудительной реализации. Принудительная реализация заключается в том, что в случае отказа должника добровольно исполнить свою обязанность судебный пристав-исполнитель применяет к нему меры принудительного исполнения, которые позволяют восстановить нарушенные права взыскателя помимо и даже вопреки воли должника. Судебный пристав-исполнитель совершает те действия, которые обязан был бы совершить должник, если бы на то была его добрая воля. Аспект этого сравнения сводится к тому, что процессуальными действиями судебного пристава-исполнителя достигается тот результат, который обязан произвести должник за счет своих собственных благ[37].

Определяя специфические права должника в исполнительном производстве, следует прежде всего отметить его право в 5-дневный срок после возбуждения исполнительного производства добровольно исполнить возложенную на него обязанность по исполнительному документу (ст. 30 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Только по истечении указанного срока судебный пристав-исполнитель может приступить к принудительному исполнению и взыскать с должника на основании ст. 112 Федерального закона "Об исполнительном производстве" исполнительский сбор.

На наш взгляд, для недобросовестного должника этого срока вполне достаточно, чтобы принять меры к сокрытию имущества, денежных средств и т.д., чем воспрепятствовать исполнению исполнительного документа, поэтому предложение о добровольном исполнении следует заменить положением, когда суды общей юрисдикции, арбитражные суды, иные органы при вынесении решений будут устанавливать сроки для их добровольного исполнения либо указывать на немедленное исполнение, разъясняя должникам, что принудительное исполнение будет сопряжено для них со значительными материальными затратами. Тем более, что возможность определить срок исполнения решения суда в настоящее время установлена в ст. 204, 206 ГПК РФ, на основании которых срок исполнения решения суда определяется при принятии решения, обязывающего ответчика совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или денежных сумм, о чем указывается в резолютивной части решения[38].

В ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" установлено, что судебный пристав-исполнитель по заявлению взыскателя одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства вправе произвести опись имущества должника и наложить на него арест в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям.

Исправить сложившееся положение можно, изменив редакцию ст. 30 Федерального закона "Об исполнительном производстве" следующим образом: обязать судебного пристава-исполнителя одновременно с вынесением постановления о возбуждении исполнительного производства по заявлению взыскателя в целях обеспечения исполнения исполнительного документа по имущественным взысканиям производить опись имущества должника и налагать на это имущество арест.

Далее, определяя специфические права должника в исполнительном производстве, необходимо отметить, что должник обладает правом указать судебному приставу-исполнителю те виды имущества или предметы, на которые следует обратить взыскание в первую очередь, хотя окончательная очередность обращения взыскания определяется все-таки судебным приставом-исполнителем.

Кроме того, при обращении взыскания на имущество должника, в том числе денежные средства и иные ценности, судебный пристав-исполнитель должен учитывать, что взыскание обращается в том размере и объеме, которые необходимы для исполнения исполнительного документа с учетом взыскания исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий.

При реализации арестованного имущества должнику предоставляется право в течение двух месяцев со дня наложения ареста на имущество самому исполнить исполнительный документ, не доводя до принудительной продажи имущества. Если в двухмесячный срок нахождения на реализации имущество должника не будет продано, взыскателю предоставляется право оставить это имущество за собой. В случае отказа взыскателя от имущества оно возвращается должнику, а исполнительный документ – взыскателю.

Одной из наиболее важных гарантий, защищающих интересы должника, является запрет обращать взыскание на определенное имущество, необходимое для поддержания жизнедеятельности должника и состоящих на его иждивении лиц, при исполнении исполнительных документов в отношении граждан. Перечень видов имущества граждан-должников, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, конкретизируется в ст. 446 ГПК РФ. На наш взгляд, этот перечень нуждается в уточнении, так как имеет примерный характер. Уточнение необходимо осуществить в нормативных правовых актах, регулирующих исполнительное производство и деятельность судебных приставов-исполнителей по принудительному исполнению судебных и иных актов.

Обеспечивая интересы должника в исполнительном производстве, законодатель не оставил без внимания вопрос об усилении ответственности должника за неисполнение или ненадлежащее исполнение судебных и других актов[39].

В ч. 1 ст. 112 Федерального закона "Об исполнительном производстве" закреплено, что в случае неисполнения должником исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа, по постановлению судебного пристава-исполнителя с должника взыскивается исполнительский сбор в размере 7% от удерживаемой суммы или стоимости имущества, а по исполнительным документам неимущественного характера - исполнительский сбор с должника-гражданина устанавливается в размере пятисот рублей, с должника-организации - пяти тысяч рублей.

Для должника исполнительский сбор по своей сути является мерой принуждения в связи с несоблюдением законных требований государства и применяется как санкция штрафного характера, как определенная дополнительная плата, возникающая в связи с совершением им правонарушения в процессе исполнительного производства[40].

Постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании с должника исполнительского сбора утверждается старшим судебным приставом и может быть обжаловано в суд в 10-дневный срок. В случае обжалования исполнение такого постановления приостанавливается, и взыскание не может быть осуществлено до вынесения судом решения по делу (п. 2 ст. 441 ГПК РФ). При этом следует иметь в виду, что указанное постановление судебного пристава-исполнителя носит производный (вторичный) характер по отношению к основному исполнительному документу, на основании которого было возбуждено исполнительное производство, и не может его подменить или служить юридическим основанием для нового, самостоятельного исполнительного производства по тем же требованиям, которые содержатся в основном исполнительном документе.

Как разъяснил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 30 июля 2001 г. по делу о проверке конституционности положений подп. 7 п. 1 ст. 7, п. 1 ст. 77 и п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве"[41], юридическая сила постановления о взыскании исполнительского сбора обусловлена его природой как особого рода правоприменительного акта, издаваемого в порядке административной юрисдикции государством с целью пресечения правонарушений, совершаемых в процессе принудительного исполнения судебных и иных актов. Однако указанный правоприменительный акт ни в коем случае не должен нарушать права и интересы других участников исполнительного производства, в частности взыскателя.

В п. 1 ст. 112 Федерального закона "Об исполнительном производстве" указано, что исполнительский сбор взыскивается в первоочередном порядке из сумм, полученных судебным приставом-исполнителем с должника; далее погашаются штрафы, наложенные на должника в процессе исполнения исполнительного документа; возмещаются расходы по совершению исполнительных действий; оставшаяся денежная сумма используется для удовлетворения требований взыскателя. Такое положение, закрепленное в Законе, существенным образом нарушает права и интересы взыскателя, так как взыскание исполнительского сбора в первоочередном порядке в случае недостаточности денежных средств, взысканных с должника, не позволяет исполнить судебный или иной акт, обязательный для судебного пристава-исполнителя, и удовлетворить требования взыскателя.

На этом основании Конституционный Суд РФ Постановлением от 30 июля 2001 г. признал п. 1 ст. 77 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не соответствующим Конституции РФ, так как установленный в Законе порядок распределения взысканной с должника суммы создает возможность неисполнения законных требований взыскателя, нарушает справедливый баланс между публичными и частными интересами на стадии исполнительного производства, искажает существо обязанности государства гарантировать защиту конституционных прав и свобод, в том числе право собственности, не отвечает конституционно значимым целям исполнительного производства.

Таким образом, взыскание исполнительского сбора с должника при несоблюдении им без уважительных причин срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, должно производиться после удовлетворения всех требований взыскателя в полном объеме.

Это положение подтверждается практикой Верховного Суда РФ, который принял определение об отмене постановления судебного пристава-исполнителя подразделения службы судебных приставов г. Печоры от 21.02.2000. Этим постановлением судебный пристав-исполнитель наложил штраф в размере 10 минимальных размеров оплаты труда на директора Печорского филиала ОАО Комирегионбанка "Ухтабанк" за помещение требования о взыскании исполнительского сбора в картотеку к расчетному счету должника по третьей очереди в связи с недостаточностью денежных средств на счету должника. Верховный Суд по конкретному гражданскому делу разъяснил, что ссылка в постановлении судебного пристава-исполнителя на ст. 77 Федерального закона "Об исполнительном производстве" не обоснована, так как в ней не установлена очередность взыскания исполнительского сбора и противоречит п. 2 ст. 855 ГК РФ, в соответствии с которым сумма исполнительского сбора (как подлежащая перечислению в федеральный бюджет и государственный внебюджетный фонд развития исполнительного производства) подлежит списанию со счета должника в третью очередь.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 30 июля 2001 г. признано не соответствующим Конституции РФ и положение п. 1 ст. 81 Федерального закона "Об исполнительном производстве", согласно которому с должника взыскивается исполнительский сбор в случае неисполнения им исполнительного документа без уважительных причин в срок, установленный для добровольного исполнения указанного документа, так как это положение в силу формальной неопределенности в части, касающейся оснований освобождения должника от уплаты исполнительского сбора, допускает его применение без обеспечения должнику возможности надлежащим образом подтверждать,

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Участие сторон в исполнительном производстве". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 512

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>