Дипломная работа на тему "Тяжкие телесные повреждения"

ГлавнаяГосударство и право → Тяжкие телесные повреждения




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Тяжкие телесные повреждения":


Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика преступлений против здоровья

1.  Понятие тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью

2.  Сравнительный анализ тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью с другими законодательствами

3.  Историко-правовой анализ уголовного законодательства в области тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью

< b>Глава 2. Уголовно-правовой анализ ст. 151

1.  Объект преступления

2.  Объективная сторона преступления

3.  Субъект преступления

4.  Субъективная сторона преступления

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по желаемой вами теме. Высококлассное написание дипломных проектов на заказ в Воронеже и в других городах России.

Глава 3. Квалифицирующие признаки и разграничение ст. 151 УК РМ от смежных составов преступлении

1.  Квалифицирующие признаки предусмотренные ст.151 УК РМ

2.  Разграничение ст.151 от смежных составов преступлений

Заключение

Источники

Введение

В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека: ”каждый человек имеет право на жизнь, на свободу, и на личную неприкосновенность”[1]. Статьей 4 Конституции Республики Молдова провозглашено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Защита прав и свобод человека и гражданина составляет обязанность государства, которую оно осуществляет различными способами, в том числе и с помощью уголовно-правовых мер. Права и свободы человека и гражданина охраняются государством. Конституция РМ провозглашает: «Граждане Республики Молдова пользуются правами и свободами, закрепленные Конституцией и другими законами, и имеют предусмотренные ими обязанности»[2]. Охрана личности является предметом охраны нескольких отраслей права, в том числе и уголовного. Одной из основных задач последнего является охрана прав и свобод человека и гражданина[3].

Умышленное причинение тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью[4] – наиболее опасное преступление из числа преступлений против здоровья. Законом оно отнесено к категории тяжких преступлений, а при наличии особо отягчающих обстоятельств – особо тяжких преступлений. Повышенная общественная опасность этого преступления заключается в тяжести самого деяния, наступивших последствиях и, наконец, в распространенности таких деяний. Совершая данное преступление, субъект посягает на одно из самых ценных достоинств личности – ее здоровье, причиняя порой непоправимый урон: лишая трудоспособности, делая инвалидом, прекращая тем самым профессиональную карьеру, нередко все это приводит к смерти. В динамике преступности умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека занимает доминирующее место.

Между тем, на практике довольно часто возникают вопросы, связанные с применением ст. 151 УК РМ. Суды не всегда грамотно разграничивают данное деяние с иными преступлениями, что и обусловливает актуальность избранной темы дипломной работы.

Основной целью моей работы являлось изучение и попытка оценки правовых предписаний, имевших место в теории и на практике в отношении ст. 151 УК РМ.

Основным методом, использовавшимся мною при подготовке данной работы, явилось исследование норм молдавского национального законодательства.

Дипломная работа состоит из 3 глав, 9 параграфов, введения, заключения и списка используемой литературы. Первая глава посвящена общей характеристике преступлений против здоровья в Республике Молдова, которая включает в себя: понятие тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью, сравнительный анализ тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью с другими законодательствами, историко-правовой анализ уголовного законодательства в области тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью. Вторая глава рассматривает уголовно-правовой анализ ст. 151 УК РМ где раскрывается сущность элементов данного преступления. Третья глава раскрывает сущность квалифицирующих признаков, а также разграничение ст. 151 УК РМ от смежных составов преступлений.

Теоретическую основу исследования составили основополагающие положения науки гражданского процесса, закрепляющие положения о кассационном производстве, труды ученных затрагивающие различные аспекты выраженные в данной работе. Работа выполнена на основе структурного анализа действующего уголовного законодательства, в работе использованы в качестве источников материалы из судебной практики, специальная литература.

Положения и выводы дипломной работы основываются на Конституции Республики Молдова, уголовном законодательстве, результатах собственного исследования.

Глава 1. Общая характеристика преступлений против здоровья

1.  Понятие тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью

В законодательном определении преступления названы три главных и обязательных его признака:

. общественная опасность;

. виновность;

. уголовная противоправность.

Общественная опасность, будучи важным социальным свойством преступления, выражается в причинении преступлением вреда или создании угрозы причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам (благам).

Общественная опасность - это объективный признак преступления, поскольку преступными и наказуемыми объявляются только те деяния, которые обладают опасностью для правоохраняемых ценностей. Общественная опасность позволяет отграничить преступление от иных правонарушений (гражданско-правовых деликтов, административных правонарушений, дисциплинарных проступков),служит основанием для криминализации деяний, учитывается при делении преступлений на четыре категории.

Характер общественной опасности - это качественная ее сторона, зависящая от того, на какой объект посягает преступление, каковы содержание причиненных преступлением последствий, способ совершения преступления, формы вины. Степень общественной опасности представляет ее количественную сторону. На степень общественной опасности могут влиять сравнительная ценность объекта преступления, размер однородного ущерба, степень вины и др. Характер и степень общественной опасности содеянного учитываются судом при назначении наказания виновному.

Виновность предполагает определенное психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Такое психическое отношение может выражаться в виде умысла или неосторожности. Виновность - обязательное условие наступления уголовной ответственности и наказания.

Невиновное причинение вреда полностью исключает ответственность за содеянное преступление.

Уголовная противоправность представляет собой юридический признак преступления, в отличие от общественной опасности - социального признака.

Уголовная противоправность, с одной стороны, означает, что признаки преступного деяния описаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, т. е. преступно только то, что запрещено уголовным законом. Это свойство непосредственным образом связано с рассмотренными выше признаками преступления - общественной опасностью и виновностью, поскольку только то, что составляет опасность для общества и совершено виновно, запрещено уголовным законом.

Причинение вреда здоровью даже на непродолжительное время сопряжено с физическим, моральным и нередко с материальным ущербом. Лишение человека здоровья требует дополнительных затрат для возвращения потерпевшего к нормальной жизни, труду, участию в государственной и общественной жизни.

Правила судебно-медицинского определения степени тяжести вреда здоровью установили критерии определения степени тяжести телесных повреждений[5]. В соответствии с Правилами степень тяжести телесных повреждений зависит от характера самого повреждения, т. е. его опасности для жизни, последствий или исхода повреждений. К телесным повреждениям Правила относят нарушения анатомической целости или физиологической функции органов и тканей, возникшие в результате воздействия факторов внешней среды. Побои, истязания, мучения рассматриваются не как телесные повреждения, а лишь как способы посягательства на здоровье человека. Как телесные повреждения квалифицируется причинение вреда психической сфере, психическому здоровью человека. Признать указанные причинения вреда здоровью телесными повреждениями, за которые предусмотрена уголовная ответственность, можно лишь в случае, если они общественно опасны и противоправны.

В зависимости от степени причиненного здоровью телесные повреждения делятся на три вида: тяжкие, менее тяжкие и легкие телесные повреждения.

Объектом телесных повреждений является фактическое здоровье другого человека как определенное физиологическое состояние организма и важнейшая предпосылка для участия в общественных отношениях.

Посягательство на собственное здоровье по общим правилам не уголовно наказуемо.

Здоровье ребенка может быть объектом преступного посягательства в процессе физиологических родов.

Посягательство на здоровье человека образует оконченное преступление лишь в случае, если оно вызвало вредные последствия, характер которых разнообразный и от них зависит классификация телесных повреждений по степени тяжести. В качестве последствий предусматриваются, например, утрата трудоспособности, прерывание беременности и т. п. Необходимо установить причинную связь между преступными деяниями и наступившими последствиями.

Причинение телесных повреждений в некоторых случаях исключает уголовную ответственность, если они причиняются в состоянии крайней необходимости, в лечебных целях (ампутации, например, обмороженных конечностей и т. п.). Согласие потерпевшего может быть основанием для освобождения от уголовной ответственности лишь в случае причинения вреда здоровью в целях оказания ему помощи лицами, имеющими право производить хирургические операции. Случаи причинения телесных повреждений могут иметь место во время спортивных состязаний. Соблюдение установленных правил для данного вида спорта и обязательных мер безопасности освобождает от уголовной ответственности причинившего телесные повреждения. И, напротив, нарушение обязательных правил, повлекшее причинение вреда здоровью, должно квалифицироваться как преступление против здоровья (например, причинение телесных повреждений во время игры в футбол, хоккей может быть признано преступлением).

Чаще телесные повреждения причиняются виновным, который, совершая умышленные деяния, не конкретизирует содержание своего умысла, т. е. не представляет себе отчетливо степень возможного причинения вреда здоровью потерпевшего (например, бросая вдогонку камень в убегающего обидчика, виновный стремится причинить вред здоровью, но каким будет вред, он не предполагает). В этих случаях умысел виновного не конкретизирован, что обусловливает квалификацию содеянного в зависимости от характера фактически причиненного вреда здоровью. При конкретизированном умысле ответственность наступает за то телесное повреждение, которое желал причинить виновный. Если же было реально причинено телесное повреждение меньшей степени тяжести или оно вообще не было причинено, то виновный должен отвечать за покушение на телесные повреждения, которые он желал причинить.

Опасными для жизни необходимо признать такие телесные повреждения, которые в момент их нанесения угрожают жизни потерпевшего и при обычном их течении заканчиваются смертью, К опасным для жизни телесным повреждениям относят проникающие раны черепа, позвоночника, груди, живота, пищевода даже без поражения внутренних органов. Это и закрытые трещины, и переломы костей черепа, тяжелая степень сотрясения мозга, перелом тела позвоночника, подкожные разрывы внутренних органов грудной и брюшной полости, повреждение крупных кровеносных сосудов, большая потеря крови, термические ожоги III - IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела, ожоги III степени более 20% поверхности тела, ожоги II степени свыше 30% поверхности тела, сдавливание органов шеи и другие виды механической асфиксии.

Умышленные телесные повреждения, представляющие опасность для жизни, подлежат квалификации как тяжкие телесные повреждения независимо от степени последующей утраты трудоспособности. Опасные для жизни повреждения при оказании своевременной помощи могут не повлечь тяжких последствий для здоровья человека, поэтому чаще опасность для жизни рассматривается на момент ранения или вскоре после него.

Под телесным повреждением, повлекшим потерю зрения, понимается причинение вреда здоровью, которое выражается в полной стойкой слепоте человека на оба глаза или в таком состоянии, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии двух метров и менее[6]. Имеется в виду наступление неизгладимой слепоты.

Утрата зрения на один глаз влечет стойкую утрату трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку относится к тяжким телесным повреждениям.

Потеря слуха как признак тяжкого телесного повреждения выражается в полной глухоте и в слышимости потерпевшим разговорной речи на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо относится к менее тяжким телесным повреждениям.

Умышленное телесное повреждение, повлекшее за собой потерю какого-либо органа либо утрату органом его функций, является также признаком тяжкого телесного повреждения.

К органам относятся части человеческого организма, выполняющие одну или несколько функций, имеющих существенное значение для жизнедеятельности всего организма.

Потеря или необратимая утрата функций руки, ноги, производительной способности, потеря языка (речи) позволяет содеянное отнести к рассматриваемому преступлению.

К признакам тяжкого телесного повреждения относится и душевная болезнь, которая явилась следствием физической или психической травмы, инфекции, отравления и т. д. Согласно Правилам 1978 года, душевная болезнь представляет собой любое душевное заболевание независимо от его тяжести, продолжительности, излечимости или неизлечимости. Однако к тяжким телесным повреждениям нельзя отнести расстройства нервной деятельности (неврозы, психостения, истерия и т. п.).

Утрата трудоспособности - наиболее распространенные последствия тяжких телесных повреждений. Телесное повреждение может быть признано тяжким, когда оно повлекло иное расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, В этих случаях речь идет об утрате общей трудоспособности (ст. 12 Правил 1978 года).

К стойкой утрате трудоспособности относится постоянная необратимая утрата. Размер утраты трудоспособности определяется в соответствии с таблицей для определения процента постоянной утраты общей трудоспособности от несчастных случаев.

Прерывание беременности, причинно связанное с причинением телесных повреждений, также относится к тяжким телесным повреждениям.

Тяжким телесным повреждением является неизгладимое обезображение лица. Это обусловлено тем, что такое телесное повреждение придает лицу потерпевшего отталкивающий, безобразный вид. Тяжкие телесные повреждения выражаются в удалении носа, губ, ушей, в ожогах лица горячей водой, кислотами, щелочью и т. д. Данные повреждения порой не причиняют серьезного вреда здоровью, однако обрекают потерпевших на душевные переживания.

Как признак тяжкого телесного повреждения эти повреждения должны быть, во-первых, неизгладимыми и, во-вторых, обезображивать лицо. Под неизгладимостью следует понимать такое повреждение, которое неизлечимо, не может быть устранено обычными методами лечения.

Нарушение асимметрии лица, причинение глубоких шрамов и т. п. на основе общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека могут быть отнесены судом к обезображеиию лица. Итак, вопрос об обезображении лица - не медицинский (в основе его лежат эстетические моменты). Он подлежит рассмотрению органами правосудия. Медики решают вопрос об изгладимости или неизгладимости данного повреждения.

Одним из признаков тяжкого телесного повреждения является мучение. Мучения могут быть выражены в страданиях, которые причиняются путем лишения пищи, тепла, воды. Под истязаниями понимают причинение особой физической боли путем длительного избиения плетью, ожогов, укалывания, щипания и других действий, связанных с причинением особой боли.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - наиболее опасное преступление, посягающее на безопасность здоровья человека. Под здоровьем в данном случае понимается естественное состояние организма, характеризующееся отсутствием каких-либо болезненных изменений.

Сложнее обстоит дело с толкованием телесного повреждения, поскольку различные авторы вкладывают в этот термин неодинаковый смысл. Расхождения во взглядах по указанному вопросу сводятся, в сущности, к тому, что именно следует считать объектом данного преступления: общественные отношения, обеспечивающие здоровье человека, или общественные отношения, обеспечивающие его телесную неприкосновенность, – и соответственно относятся или нет к телесным повреждениям удары, побои и иные насильственные действия, сопряженные с причинением физической боли. Надо сказать, что единого подхода к решению данной проблемы не было выработано ни в дореволюционной науке уголовного права, ни в более поздние десятилетия.

Так, Н. С. Таганцев писал, что «телесное повреждение должно охватывать все случаи причинения физической боли или страдания».[7] По мнению С. В. Познышева, под понятие телесного повреждения подходит причинение другому лицу не только страдания длящегося, до известной степени расстраивающего здоровье, но и мимолетной бесследно проходящей физической боли.[8]

Представляется, что такое широкое определение понятия телесного повреждения с теоретической точки зрения нельзя признать правильным. В противном случае однородными становятся различные по характеру и степени своей общественной опасности преступления, что недопустимо.

П. А. Дубовец полагал, что удары, побои и иные насильственные действия, связанные с причинением физической боли, так же как и все другие телесные повреждения, наносят вред здоровью человека.[9] При этом он ссылался на медицинскую литературу, согласно которой физические страдания, боль нарушают нормальное функционирование органов тела. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие авторы, которые усматривают в собственной позиции некий компромисс, считая удары, побои и иные насильственные действия частным случаем нанесения телесных повреждений.[10]

Однако согласиться с изложенной трактовкой понятия телесных повреждений было бы неверно. В результате ударов, побоев и иных насильственных действий хотя и причиняется некоторый вред здоровью, но он столь незначителен, что объективно его не в состоянии выявить судебно-медицинская экспертиза и определить суд, и уже поэтому его не должен принимать во внимание закон. «Сущность: телесного повреждения, – как правильно отмечает В. К. Жукова, – выражается в причинении не любого, а лишь более или менее значительного, реально ощутимого вреда, т. е. расстройства здоровья».[11] У М. М. Гродзинского справедливое сомнение «вызывает: сама возможность существования такого телесного повреждения, которое не было бы связано с расстройством здоровья: всякое телесное повреждение всегда и непременно будет связано с расстройством здоровья».[12] Прав и Н. И. Загородников, который подчеркивал, что «одним из конститутивных признаков, отграничивающих телесные повреждения от других преступлений против здоровья, является причинение определенного вреда, объективно выраженного и поддающегося точному определению соответствующими специалистами».[13] Аналогичную позицию занимают разработчики Правил, которых сказано, что небольшие немногочисленные повреждения (ссадины, кровоподтеки, небольшие поверхностные раны), не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, не расцениваются как вред здоровью.

Я полностью согласен с теми авторами, которые определяют телесное повреждение как общественно опасное противоправное причинение вреда здоровью другого лица, выразившееся в нарушении нормального функционирования тканей или органов человеческого тела.[14] Такое определение, как представляется, включает в себя характерные юридические и медицинские признаки, относящиеся ко всем телесным повреждениям. Что же касается признания причинения вреда психическому здоровью (психической сфере) человека специальным видом телесных повреждений, я их мнения не разделяю.

Как правильно отмечает И. Б. Бойко, «телесное повреждение – исключительно судебно-медицинское понятие (в других медицинских науках, в том числе и в близкой судебной медицине – судебной психиатрии, этого понятия нет), которое имеет отношение только к телу – физической или соматической составляющей человека, т. е. ко всем разрушениям/расстройствам деятельности человеческого организма, не приведшим к нарушениям со стороны психики. Таким образом, психическая сфера, как и вопросы психического здоровья, к данному термину прямого отношения не имеют».[15] Тем не менее, это утверждение весьма условно, так как практически любое состояние нарушенного соматического здоровья неизбежно отражается на психике человека,[16] однако юридически более точно квалифицировать различные психические расстройства на основании термина «заболевания».

В случае умышленного причинения тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью, согласно нововведениям, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет. Если при совершении данного преступления присутствуют квалифицирующие признаки, предусмотренные ч.(2), ст. 151 УК РМ, то в данном случае преступнику грозит лишение свободы на срок от 5 до 12 лет. В случае если действия предусматривающие умышленное причинение тяжкого причинение тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью повлекли смерть потерпевшего, то данные действия наказываются лишением свободы на срок от 8 до 15 лет[17].

2. Сравнительный анализ тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью с другими законодательствами

Согласно ст. 151 Уголовного Кодекса Республики Молдова под умышленным причинением тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью, следует понимать:

Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни или повлекшего потерю слуха, зрения, речи или какого-либо органа либо утрату им своей функции, психическую болезнь или иное расстройство здоровья, сопряженное со стойкой утратой не менее одной трети трудоспособности или повлекшее прерывание беременности либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица и(или) прилегающих к нему областей, наказывается лишением свободы на срок от 3 до 10 лет.

Часть 2 ст. 151 УК РМ:

а) исключен;

b) в отношении заведомо несовершеннолетнего или беременной женщины либо с использованием заведомо или очевидно беспомощного состояния потерпевшего, обусловленного преклонным возрастом, болезнью, физическими или психическими отклонениями либо иного рода факторами;

c) в отношении лица в связи с выполнением им служебного или общественного долга;

d) двумя или более лицами;

е) способом, носящим характер мучения или пыток;

f) средствами, опасными для жизни и здоровья множества лиц;

g) из корыстных побуждений;

h) исключен;

i) на почве социальной, национальной, расовой либо религиозной вражды или ненависти;

j) в отношении двух или более лиц;

k) организованной преступной группой или преступной организацией;

l) с целью изъятия и/или использования либо продажи органов или тканей потерпевшего;

m) по заказу.

наказывается лишением свободы на срок от 5 до 12 лет

Часть 3 ст. 151 УК РМ исключена.

Часть 4 ст. 151 УК РМ:

действия предусмотренные частями 1 и 2 повлекшие смерть потерпевшего наказываются лишением свободы на срок от 8 до 15 лет[18].

Согласно российскому законодательству схожей по составу преступления является ст. 111 УК РФ “ Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью”. В диспозиции данной статьи дается формулировка тому, что следует понимать под умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Так согласно УК РФ под данным термином понимается:

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, - наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

в) общеопасным способом;

г) по найму;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего, - наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в отношении двух или более лиц, -

в) утратил силу наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, - наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет[19].

Сопоставив и проанализировав две схожие, по своему составу преступления статьи из Уголовного Кодекса Республики Молдова и Уголовного кодекса Российской Федерации можно сделать некоторые выводы:

- Существенное отличие названия данных статей. В российской доктрине и на законодательном уровне тяжкий вред здоровью включает в себя и тяжкие телесные повреждения. В Республики Молдова эти два понятия интерпретируются несколько иначе, что и отражается в законодательных актах.

- В диспозиции статьи 111 УК РФ понятие данного преступления раскрывается несколько шире, чем в статье 151 УК РМ. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью по законодательству России включает кроме схожих с молдавскими критериями данного преступления такие понятия как: заболевание наркоманией либо токсикоманией, заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

- В статье 111 УК РФ имеются квалифицированные признаки, которых исключены в УК РМ. К примеру, из хулиганских побуждений.

- Согласно нововведениям в УК РМ все квалифицирующие признаки перечислены в части 2 и 4, часть 3 исключена. В УК РФ функционируют все 4 части комментируемой статьи.

- Санкция по части 1 статей 151 УК РМ и 111 УК РФ также имеют некоторые отличия. По УК РФ за совершение данного преступления виновного ждет наказание в виде лишения свободы на срок от 2 до 8 лет, по УК РМ за 3 до 10лет лишения свободы.

- Санкция по части 4 статей 151 УК РМ и 111 УК РФ также имеют некоторые отличия. По УК РФ за совершение данного преступления виновного ждет наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 15 лет, по УК РМ за 8 до 15 лет лишения свободы.

3. Историко-правовой анализ уголовного законодательства в области тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью

Здоровье - это состояние полного физического, душевного и общественного благополучия, а не лишь отсутствие болезней и физических дефектов.

Обладание высшим достижимым уровнем здоровья является одним из главных прав всякого человека без различия расы, религии, политических убеждений, экономического и общественного положения.

Еще в старом мире преступления против здоровья личности числились одними из более тяжких преступлений. Правительство брало на себя функции обычаев кровной мести, хотя в неких странах оставалось такое понятие как денежные выкупы.

Одним из более узнаваемых и значимых этапов в развитии права следует разглядывать появление кодекса Хаммурапи. (1792—1750 гг. до н. э.). Статьи 196—214 содержат положение о защите личности и её здоровья, в том числе и ответственность врача за неудачное исцеление. Довольно подробно в законах говорится о различного рода членовредительствах: о повреждении глаза, зуба, кости. Применялось членовредительское наказание и наказание по принципу талиона: виновного постигала та же участь, что и потерпевшего[20].

В старой Индии важную роль игралось кастовое построение общества.

Сословная, кастовая сущность древнеиндийского права прослеживается при рассмотрении ответственности за преступления против личности. В том случае, если преступник и потерпевший принадлежали к одной варне, то предусматривалось за нанесение ранений - денежное взыскание, за увечье либо перелом кости — изгнание.

Видный вклад в дело развития права внесли старая Греция и Рим. Там уже было классифицированы преступления против личности, кроме убийств, сюда относились: причинение увечья, нанесение побоев, клевету, оскорбление.

В начале средних веков, как на Руси («Русская правда»), так и в Западной Европе (Салическое право (правительство франков), «Кутюмы Бовези» (Франция), «Саксонское зерцало» (Германия), «Швабское зерцало» (Германия), «Пандектное право» (Германия), «Каролина» (Германия), «Общее право» (Англия), «Право справедливости» (Англия)) утверждался денежный выкуп за причинение вреда здоровью[21].

В более поздние века нанесение вреда здоровью рассматривалось как уголовное грех, с наказанием от бичевания до тюремного заключения.

На территории нашего государства первые источники, которые фиксируют преступления против личности, в том числе и нанесение тяжких телесных повреждений относятся ко времени становления первых румынских государственно-политических формирований[22]. В период феодализма происходит деление всех преступлений на опасные и менее опасные. К опасным относились и тяжкие телесные повреждения.

С присоединением территории Бессарабии к Российской империи после русско-турецкой войны 1806-1812гг. на территории нашего государства в области уголовного права применялись российские законы. С 1826-1832гг. была разработана кодификация законов Российской Империи А. Сперанского - “Свод законов Российской Империи”. С 1845г. для Бессарабии был использован 15 том этого Свода, который подразделял все преступления на категории. Четвертая категория, включенная в данный Свод, подразумевала под собой - преступления против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, куда относилось и такой вид преступления как нанесение увечий, ран и других повреждений здоровью[23].

< b>Глава 2.Уголовно-правовой анализ ст. 151 УК РМ

1. Объект преступления

Объект преступления - социальные ценности, охраняемые нормами уголовного права, которым в результате преступного посягательства причиняется вред[24].

Объект преступления - обязательный признак каждого преступления, ибо совершенное деяние не может быть преступным, если оно не посягает на те общественные отношения, интересы и блага, которые охраняются уголовным законом[25].

Объектом преступления могут быть не любые общественные отношения, а только те, которые охраняются действующим законом. В соответствии с УК РМ объектом преступления могут быть права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Республики Молдова, а также мир и безопасность человечества[26]. Общественные отношения — это отношения между людьми, между организациями, государством и гражданами по поводу каких-либо благ и социальных ценностей. В процессе их реализации создаются материальные блага и другие ценности или удовлетворяются потребности людей. В специфике указанных отношений и заключается конкретная характеристика объекта преступления. Именно по характеру общественных отношений, на которые происходит посягательство, определяется в первую очередь характер общественной опасности преступления. Чем важнее, ценнее для общества объект преступления, тем серьезнее тяжесть совершаемого преступления.

Таким образом, объектом любого преступления являются общественные отношения, охраняемые уголовным законом, на которые происходит преступное посягательство. Это основной, обязательный признак объекта.

От объекта следует отличать предмет преступления. Предмет преступления — это конкретная вещь внешнего мира, на которую преступник воздействует непосредственно. Предмет и объект преступления органически связаны между собой. Предмет всегда является элементом общественных отношений, выступающих в качестве объекта преступления. Следует заметить, что в теории уголовного права имеются расхождения в понимании предмета преступления. Некоторые ученые отождествляют его с понятием непосредственного объекта[27].

Наука уголовного права различает общий объект, родовой, видовой и непосредственный объект. Общий объект — это объект, общий для всех преступлений. Его понятие раскрывается в ст. 2 УК РМ. Каждое преступление посягает в конечном счете на всю совокупность благ общества, которые находятся под защитой уголовного закона. Таким образом, общий объект — это вся совокупность общественных отношений, которые находятся под охраной уголовного закона.

Родовой объект — это объект, общий не для всех преступлений, а для отдельных групп преступлений. Родовой объект составляет совокупность более или менее широкого круга однородных общественных отношений, но меньшего по объему, по сравнению с общим объектом, на которые посягает группа однородных преступлений. Родовой объект служит основанием для построения системы Особенной части УК, разделяя все преступления на группы, объединенные в разделы. Так, глава 2 Особенной части УК РМ включает преступления против жизни и здоровья личности. Они объединены в единую группу по признаку родового объекта — жизнь и здоровье личности. Единый принцип построения системы Особенной части УК можно проследить по всем главам УК РМ.

Видовой (групповой) объект — это часть родового объекта, объединяющая более узкую группу общественных отношений общего вида. Он служит основанием для объединения преступлений, сходных по объекту, в одну главу Особенной части УК.

Непосредственный объект — это объект, на который непосредственно происходит общественно опасное посягательство. Непосредственный объект — это также совокупность общественных отношений, но по сравнению с родовым объектом в еще более узком объеме, которые непосредственно претерпевают вред (или его угрозу) от конкретного преступления или от нескольких преступлений. Примером группы преступлений, посягающих на один непосредственный объект, может служить нанесение телесных повреждений, причиняющих вред здоровью, ответственность за которые установлена статьями УК РМ. Непосредственным объектом причинения всех видов вреда здоровью (тяжкого, средней тяжести, легкого) при многообразии других признаков является здоровье другого человека как совокупность отношений, обеспечивающих сохранность естественного блага.

Родовым объектом преступлений, предусмотренных главой 2 УК РМ, в с соответствии с текстом настоящего закона предусмотрена личность, с чем, кстати, согласны и большинство криминалистов, занимающихся этой проблемой. К последним, безусловно, следует отнести таких авторов, как С. В. Бородин,[28] Н. И. Ветров,[29] Т. О. Кашаева,[30] М. И. Ковалев и Н. А. Ныркова,[31] А. И. Коробеев,[32] Л. Л. Кругликов.[33]

Однако перечисленные ученые за редким исключением, пытаются избежать семантизации этого, безусловно правового понятия, хотя и признают некоторую правовую проблематичность его раскрытия. Так, например, Т. В. Кондрашова прямо указывает, что «не могут быть названы личностью аницефалы и так называемые «маугли» и «тарзаны», поскольку они не обладают и не могу обладать способностью к анализу. И все-таки лишение их жизни, безусловно, расценивается законодательством как убийство».[34]

С. И. Никулин, в свою очередь, пытается расширить это категориальное правовое понятие и считает, что «личность – человек», рассматриваемый не только как биологический индивид, но и как существо социальное, как участник (субъект) тех или иных общественных отношений.[35] С ним фактически солидаризуются и С. В. Бородин,[36] М. И. Ковалев.

Оригинальную позицию в настоящем споре занял О. Ф. Шишов. Так, вначале, он полностью поддерживает всех перечисленных авторов и в свою очередь настаивает на том, что «личность представляет собой не только биологическое, человеческое существо, но является сущностью общественных отношений, создателем и носителем социальных ценностей, субъектом трудовой деятельности, общения и познания».[37] Однако, продолжая свою мысль, он указывает, что «в философской литературе существует мнение, разделяемое и отдельными представителями юридической науки, согласно которому не каждый человек является личностью. Э. В. Ильенков считал, что «личность возникает тогда, когда индивид начинает самостоятельно, как субъект, осуществлять внешнюю деятельность по нормам и эталонам, заданным ему извне, – той культурой, в лоне которой он просыпается к человеческой жизни, к человеческой деятельности».[38] Другой известный философ, В. П. Тугаринов заявлял: «Нельзя безоговорочно всех людей без исключения считать личностями, личность должна обладать чертами, которые свойственны лишь взрослому и психически нормальному человеку».[39]

С точки зрения закона и правовой науки, такие взгляды неприемлемы. Конституция РМ не проводит различий между понятиями «личность» и «человек». В уголовном законодательстве эти понятия воспроизводятся как идентичные.[40]

Анализируя настоящую позицию, следует, видимо, согласиться с последним выводом О. Ф. Шишова и признать, что современное уголовное законодательство действительно считает идентичными настоящие понятия, однако последнее является, скорее всего, недостатком юридической конструкции нашего законодательства.

В связи с чем, видимо, следует вначале разобраться с содержанием самого этого понятия. В соответствии с семантикой русского языка «личность – (есть) человек – носитель каких-то свойств».[41] Следовательно, личность от человека отличает наличие каких либо особых свойств. Каких именно?

В соответствии с данными современной психологии «личность – это такая система психических регуляторов, которая обеспечивает ориентировку и поведение человека в надситуативных целостностях социальной среды, таких, как идеалы, мораль, истина и подобные всечеловеческие ценности[42] или «личность – специфическая человеческая система психических регуляторов активности человека, такая устойчивая функциональная система в психике, благодаря которой человек становится инициативным, целеустремленным, убежденным деятелем, способным не только приспосабливаться к среде обитания, но и улучшать ее».[43] Где последние также признают, что «личность есть относительно поздний продукт общественно-исторического и онтогенетического развития человека.

Последователи марксистко-ленинского учения, как представители материалистического направления в философии, в свою очередь указывали: «чтобы раскрыть содержание понятия «личность», надо, прежде всего, определить сущность человека как социального существа, ибо личности существуют только в человеческом обществе». По словам К. Маркса, «сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений».[44] Этот тезис Маркса направлен, прежде всего, против Фейербаха, который в понимании сущности человека исходил из представления об изолированном индивиде и считал, что индивиды, составляющие общество, связаны между собой «только природными узами». Фейербах не видел того, что «абстрактный индивид, подвергаемый им анализу, в действительности принадлежит к определенной общественной форме».[45] Понять, что представляет собой человек определенной эпохи, каковы его характерные особенности, объяснить, почему у него складывается такой, а не иной социальный облик, можно, только исходя из системы общественных отношений данного общества.

Общественные отношения обусловливают в немалой степени биофизические и в ещё большей степени психологические и другие особенности человека. Из марксистского определения сущности человека к совокупности всех общественных отношений отнюдь не следует, что марксизм сводит его целиком к этой социальной сущности, что свойства человека не связаны с его физическим бытием. Когда дело касается индивида, то он предстает перед нами как «совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека».[46]

Итак, человек – это в известной мере существо биосоциальное: социальное потому, что оно обладает общественной сущностью; биологическое потому, что носителем этой сущности является живой человеческий организм.[47]

Понятие «человек» есть понятие родовое, выражающее общие черты, свойственные человеческому роду. Индивидом в мире человеческом обычно называют отдельного человека. Ему свойственны наряду с общими и индивидуальные черты. Отдельный человек, по словам К. Маркса, «есть некоторый особенный индивид и именно его особенность делает из него индивида и действительное индивидуальное общественное существо».[48]

Понятие «личность» неразрывно связано и с понятием «индивидуальность». Индивидуальность находит свое выражение в природных задатках и психических свойствах человека – в особенностях памяти, воображения, темперамента, характера и во всем многообразии человеческого облика и его жизнедеятельности. Индивидуальную окраску имеет и все содержание сознания: взглядов, суждения, мнения, которые даже при общности их у разных людей всегда содержат в себе нечто «свое» Индивидуализированы потребности и запросы каждого отдельного человека, и на все, что данный человек делает, он накладывает свою индивидуальную печать. Личность – это человек, рассматриваемый не только с точки зрения его общих свойств и черт, а и со стороны своеобразия его социальных, духовных, физических качеств. Эти качества могут быть как положительными, так и отрицательными, а чаще всего в них сочетаются, хотя и в различных соотношениях, и достоинства, и недостатки.

Всеобщим признаком человека является социальная деятельность выделяющая его из остального мира. Человек – это, прежде всего, активнодействующий социальный субъект, изменяющий условия своей жизнедеятельности. Человек, далее, существо не только социально деятельное, но и социально мыслящее и чувствующее, все эти качества неразрывно связаны между собой. Так как общественные отношения меняются в ходе исторического развития, то и социальные типы людей видоизменяются, следовательно, появляются и исчезают и их индивидуальные воплощения.[49] Однако представители русского идеализма, например, Н. А. Бердяев, определяли личность только как духовный инструмент свободы, как сущность, определяемую лишь из себя, не подвластную какой-либо внешней детерминации.[50]

Анализ изученной юридической литературы позволяет сделать безусловный вывод о том, что общепринятого определения объекта преступления в доктрине уголовного права в настоящий момент нет.

На сложившуюся ситуацию, видимо, повлияло наличие в современной правовой литературе определенной дискуссии по поводу его содержания, где превалирующей точкой зрения является позиция признания в качестве исходного постулата наличия именно общественных отношений, взятых под охрану уголовным законом. Так, ряд ученых, например, А. В. Ушаков, указывают, что «под объектом преступления по установившемуся представлению понимаются общественные отношения, но не все, а только та их часть, которая взята под охрану действующим уголовным законом».[51]

Другие, например, А. Ф. Истомин, предлагают считать, что объект преступления – (это) охраняемые уголовным законом общественные отношения, блага и интересы, которым в результате преступления причиняется или может быть причинен существенный вред»[52] т. е. последние несколько расширяют содержание этого категориального аппарата дополнительными категориями, т. е. благами и интересами.

Иные, например, Г. П. Новоселов, в противовес им всем доказывают, что «объект преступления — (это) тот, против кого оно совершается, то есть отдельные лица или какое-то множество материальные и нематериальные ценности, которые, будучи поставленными под уголовно-правовую охрану, подвергаются преступному воздействию в результате чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причинения вреда».[53]

По моему мнению, следует полностью согласиться с тем, что понятия «личность» и «человек» социально диаметральны. Далее, уголовное законодательство любого государства, не исключая и нашего, никогда конкретно не защищало и не защищает абстрактного человека, а охраняло именно его конкретные, законодательно закрепленные права и свободы посредством безусловного запрета под страхом уголовного наказания посягательств кого-либо на них, т. е. налицо определенная регуляция государством конкретных общественных отношений.

Далее, человек может быть личностью только в среде себе подобных, т. е. в социуме, который в свою очередь пронизан определенными связями между субъектами, его составляющими. Эти связи следует поэтому признать, безусловно, общественными отношениям. Поэтому, безусловно, прав Я. Г. Лизогуб, утверждающий, что «лишь в процессе своего развития и социализации она (личность) становится субъектом общественных отношений. На момент рождения и в первые месяцы жизни человек, по сути, является просто живым существом, которым владеют только инстинкты, а именно: хорошо поесть, а также и поспать».[54]

Умышленное причинение тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью (ст. 151 УК РМ) – наиболее опасное преступление из числа преступлений против здоровья. Законом оно отнесено к категории тяжких преступлений. Повышенная общественная опасность этого преступления заключается в тяжести самого деяния, наступивших последствиях и, наконец, в распространенности таких деяний. Совершая данное преступление, субъект посягает на одно из самых ценных достоинств личности – ее здоровье, причиняя порой непоправимый урон: лишая трудоспособности, делая инвалидом, прекращая тем самым профессиональную карьеру, нередко все это приводит к смерти. В динамике преступности умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека занимает доминирующее место.

Непосредственным объектом данного преступления является здоровье другого человека. Эта точка зрения на объект умышленного причинения тяжкого вреда здоровью является превалирующей в литературе. Однако имеется и иное мнение, что «непосредственный объект может быть определен как анатомическая целостность тела человека и правильное функционирование его тканей и органов».[55]

Вред здоровью может быть причинен и без нарушения анатомической целостности тела, а правильное функционирование тканей и органов может быть нарушено и до причинения вреда здоровью преступными действиями. Анатомическая целостность тела может быть не нарушена, ткани и органы функционируют, человек даже не испытывает физической боли, а вред здоровью причинен путем введения, например, наркотических средств или иных веществ или воздействия гипнозом. Получается, что те признаки, на которые указывают авторы этой позиции, не пострадали, а вред здоровью причинен. Отсюда правильнее определять непосредственный объект тяжкого вреда здоровью как здоровье другого человека.

2. Объективная сторона преступления

Объективная сторона преступления — это внешнее проявление преступления в объективной действительности. Объективная действительность есть то, что воспринимается органами чувств. Следовательно, объективная сторона преступления — проявление того, что можно воспринять через слух, зрение, осязание, обоняние и вкус[56].

Объективные свойства любого преступления выражаются внешне, прежде всего в совершении действия или бездействия, опасного для общества, причинившего или способного причинить вред общественным отношениям. Объективные свойства преступления могут проявляться в особенностях способа действия, времени, места совершения преступления и других обстоятельств. Нередко преступление влечет за собой определенные вредные для личности, общества или государства последствия. Эти объективные проявления преступления законодательно закрепляются в виде признаков при конструировании конкретных составов преступлений. В связи с этим объективная сторона любого преступления характеризуется в обобщенном виде, т. е. в общем понятии состава преступления, такими признаками, как общественно опасное деяние (действие или бездействие), способ, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления, общественно опасные последствия и причинная связь между деянием и преступными последствиями.

Следует иметь в виду, что не все перечисленные признаки объективной стороны включены законодателем в каждый конкретный состав преступления. Один состав отличается от другого разным набором признаков. Но один из признаков является постоянным. Это — деяние, ибо только общественно опасное деяние (действие или бездействие) признается по уголовному праву преступлением[57]. В нормах Особенной части УК законодатель описывает конкретный характер действий или бездействия, которыми может быть совершено преступление данного вида, включая нередко и другие характеристики: способ действия, обстановку, орудия совершения преступления и другие признаки. Существует несколько способов описания в конкретной уголовно-правовой норме признаков объективной стороны. В одних нормах законодатель подробно описывает признаки, характеризующие как действие, так и другие объективные признаки. В других случаях законодатель не пользуется конкретными характеристиками деяния, а называет их в обобщенной форме. Но при всех случаях объективная сторона преступления — это юридическая форма выражения посягательства на охраняемый уголовным законом объект, которая отражает тот реальный вред (или его угрозу), причиненный (или возможный) объекту конкретным актом человеческого поведения, чем и обусловливается общественная опасность деяния, признаваемого преступлением[58].

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в противоправном причинении тяжкого вреда здоровью другого человека. Объективную сторону образуют: а) общественно опасное деяние (действие или бездействие); б) преступное последствие в виде причинения тяжкого вреда здоровью человека; в) причинная связь между деянием и указанным преступным последствием.

Действия виновного выражаются в механическом, физическом, химическом и тому подобном воздействии либо в психическом воздействии на потерпевшего. Тяжкий вред здоровью человека может быть причинен и путем бездействия, если виновный не совершает определенных действий, которые он должен был и мог совершить в отношении другого человека, что влечет причинение вреда его здоровью.

Понятие тяжкого телесного повреждения или иного тяжкого вреда здоровью характеризуется множеством признаков, указанных в диспозиции ч.(1) ст. 151 УК РМ. Наличие хотя бы одного из рассматриваемых далее признаков дает основания для признания причиненного вреда здоровью тяжким.

По делам данной категории обязательно проведение судебно-медицинской экспертизы.

Как известно, действующее уголовное законодательство Республики Молдова устанавливает три категории причинения вреда здоровью человека: тяжкий вред, вред средней тяжести и легкий вред. В силу того, что признаки, характеризующие тот или иной вред, подробно изложены в юридической и судебно-медицинской литературе,[59] нет необходимости подробно останавливаться на них в настоящей статье, тем более что большинство из них для исследования требуют специальных медицинских познаний. Укажем лишь на некоторые проблемы квалификации.

В ч,(1) ст.151 УК РМ при перечислении видов тяжких телесных повреждений или иного тяжкого вреда здоровью опасный для жизни вред поставлен на первое место. Это обусловлено: с криминологической позиции – его подавляющей распространенностью в социально-криминальной практике среди всех видов тяжкого вреда здоровью, с медицинской позиции – его многочисленными разновидностями, с уголовно-правовой позиции – его наибольшей степенью опасности по сравнению с другими разновидностями тяжкого вреда здоровью, поскольку его причинение представляет опасность для жизни.

Следует заметить, что в литературе (как юридической, так и судебно-медицинской) в течение длительного времени не было единого мнения по вопросу о том, как понимать опасность вреда, причиняемого здоровью, для жизни и какие повреждения следует относить к опасным для жизни.[60]

Некоторые авторы считали, что степень тяжести и опасности вреда здоровью следует определять на основании его состояния после причинения вреда, так как вообще не существует неопасного для здоровья вреда,[61] а общее состояние здоровья следует оценивать по последствиям перенесенной или не перенесенной болезни.[62] Представляется, что отмеченные криминалисты попросту смешивали понятия «опасность вреда здоровью для жизни» и «исход повреждения», что вряд ли оправдано.

Иную позицию занимал А. С. Никифоров, утверждавший, что «вред должен признаваться как опасный для жизни и, следовательно, тяжкий – при наличии причинной связи между нанесенным вредом здоровью и возникшей на его основе опасностью для жизни» и что «при этом несущественно, был ли вред здоровью опасным в момент его причинения или опасность проявилась во время последовавшей за этим болезни, оставило ли такое повреждение после себя стойкую утрату здоровья или не оставило».[63] Аналогичной точки зрения придерживались и другие ученые.[64]

Существовал и еще один, весьма своеобразный, подход, состоявший в том, что опасность вреда для жизни должна определяться характером орудия, которым было нанесено повреждение, а также средствами и способом действия преступника.[65]

В настоящее время большинство криминалистов справедливо полагают, что опасность для жизни потерпевшего устанавливается исключительно на момент причинения тяжких телесных повреждений илли иного тяжкого вреда здоровью, независимо от его дальнейших последствий. При этом предотвращение смертельного исхода в результате своевременного оказания медицинской помощи (доврачебной (первой), неквалифицированной, квалифицированной), специфики организма потерпевшего (например, повышенной стойкости к поражающим факторам вследствие отсутствия заболеваний) или по иным причинам не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Важно подчеркнуть, что тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, в уголовном законе только назван, но не определен, в связи с чем относится к категории бланкетных признаков. По моему мнению, в ч.(1) ст. 151 УК РМ бланкетность данного признака – тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, – объясняется невозможностью приведения и перечисления всех разновидностей данного вреда в диспозиции указанной нормы ввиду сложившейся уголовно-законодательной техники.

Опасными для жизни повреждениями являются:

1.  повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти;

2.  повреждения, вызвавшие развитие угрожающего жизни состояния, возникновение которого не имеет случайного характера.

К первой группе опасных для жизни повреждений относятся:

- проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждений головного мозга;

- открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластинки свода черепа;

- ушиб головного мозга тяжелой степени; ушиб головного мозга средней степени при наличии симптомов поражения стволового отдела;

- проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга;

- переломы-вывихи и переломы тел или двухсторонние переломы дуг шейных позвонков, а также односторонние переломы дуг I и II шейных позвонков, в том числе и без нарушения функции спинного мозга;

- вывихи (в том числе подвывихи) шейных позвонков;

- закрытые повреждения шейного отдела спинного мозга;

- перелом или перелом-вывих одного или нескольких грудных или поясничных позвонков с нарушением функции спинного мозга;

- ранения, проникающие в просвет глотки, гортани, трахеи, пищевода, а также повреждения щитовидной железы;

- ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе и без повреждений внутренних органов;

- ранения живота, проникающие в полость брюшины;

- ранения, проникающие в полость мочевого пузыря или кишечника (за исключением нижней трети прямой кишки);

- открытые ранения органов забрюшинного пространства (почек, надпочечников, поджелудочной железы);

- разрыв внутреннего органа грудной или брюшной полостей, или полости таза, или забрюшинного пространства, или разрыв диафрагмы, или разрыв предстательной железы, или разрыв мочеточника, или разрыв перепончатой части мочеиспускательного канала;

- двусторонние переломы заднего полукольца таза с разрывом повздошно-крестцового сочленения и нарушением непрерывности тазового кольца, или двойные переломы тазового кольца в передней и задней части с нарушением его непрерывности;

- открытые переломы длинных трубчатых костей – плечевой, бедренной и большеберцовой, открытые повреждения тазобедренного и коленного суставов;

- повреждение крупного кровеносного сосуда: аорты, сонной (общей, внутренней, наружной), подключичной, плечевой, бедренной артерий или сопровождающих их вен;

- термические ожоги III – IV степени с площадью поражения, превышающей 15% поверхности тела; ожоги III степени более 20% поверхности тела; ожоги II степени, превышающие 30% поверхности тела.

Ко второй группе опасных для жизни относятся повреждения, если они повлекли за собой угрожающее жизни состояние.

Опасным для жизни являются также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерного осложняющиеся угрожающим жизни состоянием, или сами представляющие угрозу для жизни человека. К таковым относятся:

- шок тяжелой степени (III – IV степени) различной этиологии;

- кома различной этиологии;

- массивная кровопотеря;

- острая сердечная или сосудистая недостаточность, коллаж, тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения;

- острая почечная или острая печеночная недостаточность;

- острая дыхательная недостаточность тяжелой степени;

- гнойно-септические состояния;

- расстройства регионального и органного кровообращения, приводящие к инфаркту внутренних органов, гангрене конечностей, эмболии (газовой и жировой) сосудов головного мозга, тромбоэмболии;

- сочетание угрожающих жизни состояний.[66]

Среди признаков причинения тяжкого вреда здоровью, вызывающих определенные трудности в квалификации, следует в первую очередь назвать потерю зрения и слуха, так как органы зрения и слуха являются парными, и утрата ими функций наполовину (когда один глаз не видит или одно ухо не слышит) может вызывать дискуссии. Дело в том, что, хотя вопрос о квалификации потери зрения на один глаз как нанесения тяжкого вреда здоровью не вызывал особых возражений как в уголовно-правовой, так и в судебно-медицинской литературе,[67] предлагались различные способы его разрешения с точки зрения выбора критерия оценки. В частности, одни считали, что потерю зрения на один глаз следует признавать тяжким вредом по признаку утраты трудоспособности, другие – по признаку неизгладимого обезображения лица (при наличии потери глаза), третьи – по анатомо-патологическому признаку. Аналогичная картина наблюдалась и применительно к потере слуха на одно ухо.

С моей точки зрения, потеря зрения на один глаз и слуха на одно ухо должны квалифицироваться как тяжкий вред здоровью по признаку утраты органом его функций. Данный подход вполне логичен и обоснован, ведь, как отмечали М. А. Тумаркина и П. Г. Арешев, «повреждение зрения на один глаз коренным образом меняет функцию органов зрения в целом, сужает поле зрения, приводит к потере рельефности и замене бинокулярного зрения монокулярным».[68] Схожее обоснование квалификации содеянного в рамках причинения тяжкого вреда здоровью человека дается в литературе и применительно к случаям потери потерпевшим слуха на одно ухо.[69]

Сказанное, однако, не снимает вопроса о правильном указании соответствующих юридических признаков при квалификации тяжкого вреда здоровью человека в практической деятельности правоприменителя и закреплении указанных обстоятельств на уровне закона. Кроме того, чтобы достичь единообразия следственно-судебной практики, следует выработать практические рекомендации по квалификации действий виновного, причинившего вред слепому глазу или не слышащему уху, когда требуется (по медицинским соображениям) их последующее удаление. Думается, тяжесть вреда здоровью в этих случаях должна рассматриваться с учетом длительности расстройства здоровья потерпевшего, возникшего как в связи с причиненным повреждением, так и последующей операцией.

В череде специальных вопросов уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью человека находится проблема квалификации временной (хотя и весьма продолжительной) потери речи потерпевшего. Подобное последствие, как известно, может наступить вследствие различных стрессовых ситуаций, психических расстройств, заболеваний мозга и т. д. Как квалифицировать такое состояние потерпевшего, ставшее последствием посягательства на его здоровье, когда он может произносить лишь отдельные слова и несвязные фразы? Выяснение подобных вопросов, как представляется, вооружит следственно-судебную практику единообразным методологически правильным подходом в оценке тяжких преступлений против здоровья человека и укрепит уголовно-правовую охрану личности в Республики Молдова.

Среди дискуссионных вопросов квалификации тяжкого вреда здоровью человека является отнесение вреда к таковому по признаку потери органа или утрате органом его функций. Сложность состоит в том, что в ч.(1) ст.151 УК РМ отсутствует определение понятия органа человеческого тела и не перечисляются органы, потеря которых (или утрата которыми их функций) образует состав тяжкого вреда здоровью. Исходя из буквального толкования смысла закона, следует сделать вывод о том, что под потерей органа или утратой органом его функций имеется в виду потеря или утрата функций любым внешним и внутренним органом человеческого тела, который выполняет определенную роль, имеющую существенное значение для жизнедеятельности всего организма в целом.

Некоторые вопросы при квалификации преступлений против здоровья человека могут возникать также в связи с таким признаком причинения тяжкого вреда здоровью, как психическое расстройство. УК РМ не дает определения психических расстройств и не указывают, какие именно психические расстройства образуют состав причинения тяжкого вреда здоровью человека. Это обстоятельство вызвало появление в юридической литературе различных суждений о характере психического расстройства как признаке указанного состава преступления.

Одни авторы заявляли, что психическое расстройство, приобретенное потерпевшим вследствие причинения ему телесного повреждения, образует состав тяжкого вреда здоровью, если оно постоянное или временное, излечимое или неизлечимое, но обязательно тяжелое или серьезное.[70] Другие под психически расстройством в рассматриваемом аспекте понимали любое стойкое расстройство психической деятельности независимо от того, серьезное оно, тяжкое или легкое.[71] Иное мнение высказал А. П. Филиппов, по мнению которого, «психическое заболевание дает основание для признания повреждения тяжким, если такое заболевание является неизлечимым, хроническим».[72] Большинство же криминалистов к тяжкому вреду относили не только хронические психические заболевания, но и временные, излечимые.

Последняя точка зрения представляется единственно правильной, так как любое другое решение проблемы привело бы к сужению сферы применения соответствующей нормы,

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Тяжкие телесные повреждения". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 668

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>