Дипломная работа на тему "Третейское разбирательство споров между гражданами"

ГлавнаяГосударство и право → Третейское разбирательство споров между гражданами




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Третейское разбирательство споров между гражданами":



ДИПЛОМНАЯ РАБОТА:

на тему:

«Третейское разбирательство споров между гражданами»


Введение

Актуальность темы исследования. Развитие гражданского оборота в Российской Федерации неизбежно влечет увеличение количества конфликтов. Их разрешение возможно как в рамках государственной судебной системы, так и с использованием альтернативных методов урегулирования правовых конфликтов, среди которых основное место занимает третейское разбирательство. Рассмотрение споров в третейском суде выгодно отличается от государственного судопроизводства низкими издержками, оперативностью и конфиденциальностью, упрощенной проце дурой. Преимущества третейского разбирательства подвигли многих участников гражданского оборота к созданию постоянно действующих третейских судов, которые в своей деятельности столкнулись с несовершенством правового регулирования отношений, возникающих в связи с рассмотрением и разрешением дел. Недостатки законодательной регламентации, неэффективная работа третейских судов не в последнюю очередь связаны с несовершенством теоретической базы, отсутствием ориентиров в правотворческой и правоприменительной деятельности. Негативно сказывается недоверие судей государственных судов к третейскому разбирательству, отсутствие правовых традиций по разрешению споров в третейских судах, злоупотребления, имеющие место в их практике. Между тем, чрезвычайно важное значение для развития третейского разбирательства, внедрения системы альтернативных методов разрешения гражданско-правовых споров имеет сконструированная на основе новейших достижений правовой науки модель взаимодействия государственных и третейских судов, сбалансированное регулирование подведомственности дел и четкое определение сферы компетенции третейских судов.

Законодательство Российской Федерации регламентирует третейское разбирательство споров. Закон «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г., являются основным правовым актам, регулирующим третейское судопроизводство. Также положения о третейских судах имеются в ГК РФ и ГПК РФ 2002 г.

С учетом этих обстоятельств и были поставлены цели и задачи исследования.

Целью исследования является осуществление комплексного системного анализа правовых основ деятельности третейских судов по рассмотрению и разрешению гражданских дел, выявление проблем правового регулирования третейского разбирательства в Российской Федерации.

Для достижения указанных целей были поставлены следующие задачи:

1. Изучить историю развития третейских судов в России.

2. Проанализировать правовую природу третейского судопроизводства.

3. Выявить особенности правового регулирования отношений, возникающих при рассмотрении и разрешении гражданских дел в третейском суде, а так же отношений по формированию состава третейского суда.

4. Проанализировать особенности оспаривания и исполнения решений третейских судов.

5. Выявить проблемы и предложения по развитию института третейских судов.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе третейского разбирательства спора и взаимодействия третейских судов со сторонами участвующими в данном судебном разбирательстве.

Предмет исследования выступает правовое регулирование деятельности третейских судов.

Теоретической основой дипломной работы являются работы ученых юристов и практиков, в частности труды Зайцева А.И., Филимонова М.В., Балкарова А.Б., Поварова Ю.С., Гавриленко В.А., Яковлева В.Ф., Носыревой Е.И., Петрунева А.Н., Кашина М.Е., Ротко С.В., Тимошенко Д.А., Миронова В.И., Николюкина С.В., Филипова В.А., Стрелова И.М., Гацалова К.А., Курочкина С.А., Грудцина Л.Ю., Мусина В.А., Шиняева Н.Г., Суханова Е.М., Султанова А.Р., Скворцова Ю.В.

Структура дипломной работы состоит из введения, четырех глав, заключения, содержащего основные выводы исследования, и библиографического списка.


1. История третейских судов в России

1.1 Третейские суды в России с ХVI по XIX в.

суд третейский компетенция оспаривание

История третейских судов в России, как, впрочем, и в иных западноевропейских странах, исчисляется столетиями. Суждения подавляющего большинства весьма авторитетных юристов сводятся к тому, что общественное правосудие (третейское судопроизводство, суд посредников, договорное разрешение споров) предшествовало государственному судопроизводству. Это касается не только западноевропейских правовых систем, но и юрисдикционной системы России, в которой третейское разбирательство споров как форма общественной юрисдикции предшествовало государственной судебной системе. При этом исторически третейское судопроизводство (суд посредников, пособников) связано с самоуправством как способом урегулирования разногласий. В древние времена авторитет пособника – это прежде всего авторитет дружбы и кулака. В свою очередь самоуправство отражало то обстоятельство, что разрешение конфликтов находилось в области общественного самоуправления. Судьями были представители того или иного исторического сообщества, разрешавшие возникающие конфликты на основе представлений о добре и зле (морали). При этом основной целью, которая достигалась в ходе такого арбитрирования, было именно примирение сторон, а второстепенной – восстановление справедливости, поскольку «примирители» в условиях борьбы за выживание племени и высокой агрессивности его членов исходили в первую очередь из насущной необходимости восстановить мир и стабильность в племени и лишь во вторую – из своих представлений о должном и справедливом[1].

Хотя третейское разбирательство и имеет древнейшие корни как первая общественно приемлемая форма разрешения конфликтов, вся история нашего Отечества свидетельствует о довольно пренебрежительном отношении со стороны как государства, так и общества к третейским судам. И причин тому множество. Прежде всего в данном контексте оказываются важными причины объективного характера: традиционно тоталитарная власть самодержавия, не допускающая автономизации судебных органов (что уж говорить о третейских судах); отсутствие экономической основы для частной инициативы, в том числе и в сфере разбирательства споров; традиционная слабость торгового (купеческого) сословия, которое вплоть до второй половины ХIХ в. находилось даже в личной зависимости от главенствующего сословия – дворянства[2].

Централизованная российская власть не могла согласиться с тем, что параллельно существует сильная частная юрисдикция, которая составляет конкуренцию государственной судебной системе. Это означало возможность разделения и отчуждения власти в пользу субъектов, неподконтрольных государству. Потому действующая государственная власть и не стремилась не только стимулировать, но и поддерживать альтернативные способы разрешения правовых споров, к числу которых относится третейское судопроизводство. Более того, в какие-то исторические промежутки времени можно наблюдать и противодействие со стороны центральных властей третейским судам.

В современной российской юридической литературе отмечается, что на Руси в отличие от Западной Европы третейские суды не получили столь широкого распространения. Предпосылкой тому, как уже отмечалось, была слабость русского купеческого сословия, поскольку русская торговля даже в конце XVIII – начале XIX вв. осуществлялась почти исключительно за наличные (не содержала кредитного элемента) и едва ли не каждым желающим.

Одно из наиболее древних упоминаний о третейском суде на Руси содержится в договорной грамоте 1362 г. великого князя Дмитрия Ивановича Донского с Владимиром Андреевичем Храбрым, князем Серпуховским. Современные исследователи, анализируя законы того времени, отмечают, что при разрешении споров в Древней Руси использовались принципы третейского судопроизводства – принцип добровольного обращения сторон в третейский суд, а также принцип выбора сторонами по своему усмотрению третейских судей, т.е. те принципы, на которых базируется и современный третейский суд.

Среди особенностей судопроизводства на Руси отмечают то обстоятельство, что более или менее ясные следы договорного начала сохраняются и в том порядке суда, где судьей является лицо, облаченное публичной властью[3].

Во времена Ивана Грозного начиная с 1552 г. в общинах стали замещаться должности кормленщиков-наместников и волостелей выборными, так называемыми излюбленными судьями, которые выступали в качестве крестьянских судей. Сохранились сведения о порядке выбора этих судей и их деятельности, которые дают основания квалифицировать этих судей в качестве третейских[4].

При Петре I был составлен регламент, или устав, Главного магистрата, основной целью которого было укрепить купечество. В числе мер, направленных на решение этой цели, было сделано предписание купцам сочинять статуты и вводить купеческий суд, который по механизму его образования и принятия решений был похож на третейский суд.

В 1727 г. был принят Таможенный устав, в котором предусматривалась возможность создания «узаконенных» третейских судов. Таким образом, купеческому сословию законодательно предписывалось разрешать торговые споры через таможенные суды.

Начиная с XVIII в. удостоверение третейской записи стало происходить путем внесения в специальную книгу, которая велась губернской канцелярией. Впрочем, допускалось удостоверение третейского соглашения и у нотариуса. Такой порядок существовал до середины XIX в., когда засвидетельствование соглашения о передаче спора на разрешение третейского суда стало осуществляться судами низших инстанций либо мировыми судьями.

В 1801 г. (по другим данным, в 1803 г.) известный русский поэт и министр юстиции Г.Р. Державин на основании поручения императора Александра I составил и представил на доклад императору Устав третейского совестного суда[5].

Проект Г.Р. Державина состоял из 103 статей. Основная мысль, которую министр юстиции пытался донести до императора, состояла в том, что третейский суд должен покоиться на принципе добровольности. В то же время предполагалась и поддержка деятельности третейских судов со стороны публичной власти. Так, в случае просьбы со стороны третейского суда предполагалось, что государственный суд мог вызывать стороны в заседание третейского суда. Кроме того, при учреждении третейского суда предполагался и определенный контроль со стороны министра юстиции и губернаторов, поскольку в случае учреждения третейского суда указанные должностные лица должны уведомляться о том[6].

В 1831 г. в Российской империи была проведена реформа, точнее, законодательное упорядочение деятельности третейских судов. Так, было утверждено Положение о третейском суде, которое стало своего рода краеугольным камнем дальнейшего развития третейского разбирательства в российском государстве. В основе этого Положения лежали статья Соборного уложения о третейском суде (которая стала правовой базой деятельности добровольного третейского суда) и Таможенный устав императора Петра II (который стал юридическим основанием для деятельности узаконенного третейского суда). Таким образом, налицо преемственность в урегулировании третейского разбирательства. В 1833 г. Положение о третейских судах было включено в Свод законов Российской империи. При переиздании Свода законов в 1842 и 1857 гг. Положение о третейских судах включалось в Свод с некоторыми изменениями[7].

С принятием Положения о третейских судах был укоренен такой способ третейского арбитрирования, как «суды по совести». Эти суды разрешали спор исходя из начал справедливости, совести. Законность как принцип разрешения споров в третейских судах по совести стояла на втором месте по отношению к принципу справедливости, который лежал в основе разбирательства конфликта[8].

В середине ХIХ в. правительство Российской империи демонстрировало стремление стимулировать частных лиц передавать возникающие между ними споры на разрешение третейских судов. С этой целью и создавались так называемые «узаконенные» третейские суды.

Принятый Устав гражданского судопроизводства регламентировал деятельность только добровольных третейских судов. Однако и институт добровольных третейских судов уже в пореформенное время подвергался нападкам со стороны юристов. Целый ряд юристов даже выступил с крайними заявлениями, требуя упразднения третейских судов как органов, сознательно потворствующих и даже творящих злоупотребление правом, в то время как государственный суд, не обладая правом касаться существа решений третейских судов, «оказывается бессильным пресечь причиняемое им зло»[9].

Развитие коммерческих третейских судов, в рамках которых разрешались споры между купцами, было наиболее динамичным. Особенно широкое распространение в конце XIX в. получили биржевые третейские суды. Это было обусловлено тем, что сделки, совершаемые на биржах, были весьма сложны с юридической точки зрения и требовали квалифицированных юристов, которые могли бы разрешать споры, возникающие из таких сделок. Биржевой третейский суд заседал во все биржевые дни и свои решения принимал на основании устного слушания, без особых формальностей тотчас по обращении к нему спорящих. Естественно, что подобного рода судоустройство и судопроизводство было чрезвычайно привлекательным для торговцев, заинтересованных в скорейшем разрешении и урегулировании возникающих конфликтов. О высоком уровне разрешения биржевых споров биржевыми третейскими судами свидетельствует тот факт, что к посредничеству арбитражной комиссии при Калашниковской хлебной бирже Санкт-Петербурга обращались торговцы со всей Европы, в том числе из Берлина, Гамбурга, Ливерпуля, Лондона и т.д.

Однако позитивное отношение к третейским судам соседствовало и с отрицательным к ним отношением. Негативное отношение к третейским судам отмечено и со стороны высокоавторитетных дореволюционных русских юристов. Правовая природа третейского суда, третейского соглашения и третейского разбирательства стала предметом внимания многих крупных русских юристов того времени. Любопытно отметить, что исследование третейских судов зачастую проводилось не столько процессуалистами, сколько цивилистами. Вместе с тем, несмотря на неоднозначное к нему отношение, третейское разбирательство сохранялось как институт альтернативного, негосударственного, в какой-то степени независимого от публичной власти способа разрешения споров, особенно в коммерческой сфере. Демократическое начало, заложенное в институте третейского разбирательства, не давало и не могло дать возможности умереть этому способу разрешения правовых споров. Более того, представления о третейском суде как механизме разрешения споров развивались и в политической сфере. Интересный факт: в Центральном государственном архиве Грузии сохранилось свидетельство о том, что заведующий полицией на Кавказе в период народных волнений 1905 г. телеграфировал в департамент полиции о том, что одним из требований восставших крестьян стало требование о закреплении права на обращение в третейский суд.

Когда между большевистской партией и партией меньшевиков возникли имущественные разногласия, В.И. Ленин предложил прибегнуть к беспристрастному третейскому разбирательству для разрешения конфликта[10].

Историческое развитие и становление законодательства о третейских судах происходило различными темпами. На это было много различных причин, основная из которых устоявшиеся стереотипы, недоверие и боязнь выходы судопроизводства из под контроля государства. Мощный толчок в развитии как законодательства так и практики получили третейские суды во времена правления Петра I. Это было вызвано не только развитием судебной системы в Российском государстве но и стремление развить экономические отношения как внутри страны так и с другими государствами.

1.2 Третейские суды в советский период

В советский период существования нашего государства правовая система характеризуется отказом от многих «буржуазных» юридических институтов. Что касается третейского судопроизводства, то официально на протяжении всей истории советского права законодатель не отказывался от правового регулирования деятельности третейского суда. Однако фактически институт третейского судопроизводства не имел широкого распространения.

Вместе с тем советский законодатель никогда не упускал из сферы своего внимания вопросы третейского судопроизводства. С принятием Декрета о суде №1 от 24 ноября 1917 г. было установлено правило, согласно которому заинтересованным лицам предоставлялась возможность обращаться к третейскому суду для разрешения споров по всем гражданским, а также частноуголовным делам. Порядок деятельности третейского суда был урегулирован Декретом ВЦИК о третейском суде от 16 февраля 1918 г., который стал одним из первых законов, принятых советской властью в области юстиции. В соответствии со ст. 1 упомянутого декрета третейским судам были подведомственны все споры по гражданским делам, за исключением дел, подсудных специальным судам, или иным, установленным на основании законов о трудовом договоре и о социальном страховании. Кроме того, допускалась даже возможность передачи на рассмотрение третейского суда уголовных дел, которые могут быть возбуждены не иначе как на основании заявления потерпевших[11].

Декрет о третейском суде 1918 г. действовал до 16 октября 1924 г., когда ему на смену пришло вновь принятое Положение о третейском суде, которое было введено в качестве приложения к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. С принятием этого нормативного акта была в значительной степени ограничена возможность использования третейского разбирательства для разрешения споров. Во-первых, допускалась возможность третейского разбирательства только по спорам гражданским «между частными лицами, в том числе коллективами» (изъяты из подсудности третейским судам уголовные дела частного обвинения). Во-вторых, на разрешение третейского суда могли быть переданы только уже возникшие споры (т.е. законодательство не допускало возможности передачи третейскому суду тех споров, которые могут возникнуть в будущем). И в-третьих, законодательство допускало существование только третейских судов для рассмотрения одного спора. С разрешением спора такой суд прекращал свое существование. В соответствии с Положением о третейском суде 1924 г., договариваясь о третейском разбирательстве споров, стороны должны были составить соглашение, подлежащее нотариальному удостоверению.

Во время осуществления новой экономической политики (нэп) советское государство пыталось урегулировать и возможность альтернативного (негосударственного) разбирательства споров в экономической сфере. При регулировании деятельности третейских судов был использован дореволюционный опыт, накопленный во время функционирования арбитражных комиссий при биржах. Во времена нэпа при товарных и фондовых биржах стали создаваться арбитражные комиссии, которые фактически являлись третейскими судами, компетентными рассматривать споры между участниками этих организаций. В соответствии с постановлением Совета труда и обороны от 23 августа 1922 г. были учреждены арбитражные комиссии при товарных биржах. Как отмечается современниками, деятельность этих комиссий «быстро приобрела большое значение, завоевав себе сочувствие и симпатии среди хозорганов и торговых кругов, соприкасающихся с биржей, и в настоящее время, не рискуя впасть в излишнее преувеличение, можно сказать, что арбитражные комиссии превратились в авторитетный торговый суд»[12].

В 1925 г., уже после принятия Положения о третейском суде 1924 г., ограничившего третейское разбирательство только изолированными арбитражами, принимается Положение о товарных и фондовых биржах, которое фактически дезавуирует эти законоположения. Допускается создание при биржах институционного арбитража, правовая природа которого была, однако, спорной.

В 1924 г. советский законодатель еще раз обратился к урегулированию вопросов третейского разбирательства. 22 июля этого года было принято постановление Совета народных комиссаров, которое разрешало всем государственным органам и кооперативным организациям как во взаимоотношениях между собой, так и в сделках с частными лицами передавать возникающие споры на разрешение третейских судов. В то же время был сформулирован запрет на передачу третейским судам споров, вытекающих из сделок, объектом которых является имущество, отнесенное к основному капиталу трестов.

В 1932 г. в соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР при Всесоюзной торговой палате в Москве создается Внешнеторговая арбитражная комиссия (ВТАК). С созданием ВТАК советские хозяйственные организации во многих случаях освобождались от необходимости разрешать споры с иностранными коммерсантами за границей. Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1987 г. №8135–11 «Об арбитражном суде при Торгово-промышленной палате СССР» ВТАК была переименована в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате СССР. Правопреемником этого суда стал Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, который действует на основании Закона РФ от 7 июня 1993 г. №5338–1 «О международном коммерческом арбитраже».

В послевоенный период нашей истории, в 50–60-е гг., оживилась экономическая деятельность, появились идеи хозрасчета и самофинансирования. Одновременно развивались и идеи о доминировании общественных форм управления, в том числе и общественных форм осуществления правосудия (товарищеские суды, третейские суды). Эти факторы в какой-то степени обусловили внимание законодателя к третейским формам разрешения споров в хозяйственной жизни. Возрастание роли третейских судов в жизни общества объяснялось необходимостью привлечения представителей общественности к осуществлению функций, выполняемых государственными органами. Третейское судопроизводство как форма общественного разрешения споров рассматривалось в качестве еще одного из шагов на пути перерастания социалистической государственности в общественное самоуправление[13].

23 июля 1959 г. Совет Министров СССР принял постановление «Об улучшении работы государственного арбитража», согласно которому допускалось третейское разбирательство споров между юридическими лицами.

В развитие указанного постановления Государственным арбитражем при Совете Министров СССР 31 августа 1960 г. были утверждены Временные правила рассмотрения хозяйственных споров третейским судом, которые регулировали основные вопросы, связанные с третейским разбирательством споров, возникающих между социалистическими предприятиями и организациями. Была установлена договорная подведомственность рассмотрения споров между организациями: выбор органа (арбитража или третейского суда) осуществлялся в соответствии с договоренностью сторон, которая фиксировалась в третейском соглашении. В литературе того времени отмечалось, что заключение третейского соглашения не означало ограничения права на обращение за судебной защитой, поскольку с аннулированием третейского соглашения заинтересованные лица были вправе обращаться за защитой своего права в органы правосудия или в иные органы в соответствии с установленным порядком.

В 1975 г. Государственным арбитражем СССР было утверждено Положение о третейском суде для разрешения хозяйственных споров между объединениями, предприятиями, организациями и учреждениями. Согласно названному положению хозяйственные споры между хозяйствующими субъектами могли передаваться на разрешение третейских судов в соответствии с взаимным соглашением. Однако предъявлению иска должно было предшествовать предъявление претензии. Таким образом, соблюдение предварительного урегулирования спора являлось обязательным условием, несоблюдение которого лишало возможности обращаться в третейский суд. В этом смысле правовой режим предварительных условий обращения в третейский суд приравнивался к правовому режиму предварительных условий обращения в арбитраж. Допускалось избрание третейского суда руководителями объединений, предприятий, организаций и учреждений, выступающих сторонами по делу, из числа директоров объединений, предприятий, руководителей организаций, учреждений, инженерно-технических работников, работников научно-исследовательских учреждений, общественных организаций и других лиц, компетентных в разрешении возникшего спора. При этом третейский суд избирался в составе одного или любого нечетного числа судей. В случае, когда третейский суд состоит из трех или более членов, последние избирают председателя. Третейские суды в соответствии с указанным Положением наделялись и публично значимыми функциями. В частности, третейскому суду предоставлялось право затребовать от предприятий и организаций, которые участвовали в третейском разбирательстве, необходимые для разрешения спора материалы и документы; третейский суд мог обязать лиц, участвующих в деле, произвести сверку расчетов, назначить экспертизу. Более того, при выявлении в ходе третейского разбирательства серьезных недостатков в работе предприятий и организаций третейский суд был вправе вынести специальное определение (аналог современного частного определения, принимаемого судом общей юрисдикции или арбитражным судом), которое направлялось руководителям соответствующих предприятий и организаций. Современные исследователи видят причину невозможности широкого применения третейских судов для разрешения хозяйственных споров при социализме в недостатках того организационно-правового механизма, в рамках которого действовал третейский суд[14].

Историческое развитие третейских судов свидетельствует о неравномерных периодах развития третейского судопроизводства. В то же время общая тенденция свидетельствует о возрастании роли третейских судов в правовой системе России[15].

В советский период подход к третейским судам был неоднозначен, с одной стороны правительство старалось не давать широкое распространение и развития, но с другой стороны позволяло занять хоть небольшую, но свою нишу в судебной системе того периода. Несмотря на это была собрана большая практика и опыт который пришелся как раз кстати в современный период развития данного института.


2. Правовая природа третейского судопроизводства

2.1 Понятие третейского судопроизводства

Попытки дать понятия третейского суда и третейского разбирательства в дореволюционном правоведении давались в основном в рамках учебных курсов и комментариев к гражданскому процессуальному законодательству России.

Уже в XIX – начале XX вв. начали формироваться три значения понятия «третейский суд».

Во-первых, термином «третейский суд» обозначался способ защиты гражданских прав, альтернативный тем способам, которые подразумевают необходимость обращения за судебной защитой к государственным юрисдикционным органам. Во-вторых, под третейским судом подразумевался орган, организующий третейское разбирательство правового спора. И, в-третьих, этим понятием обозначался конкретный состав третейского суда, рассматривающий переданный на его разрешение спор. Все три указанных значения характерны и для современного употребления термина «третейский суд»[16].

Российское законодательство допускает возможность существования негосударственных юридических механизмов разрешения гражданских споров. Речь идет о третейских судах, которые создаются на территории Российской Федерации в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2002 г. №102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»

Под словосочетанием «третейский суд» в рамках норм федерального закона законодателем понимается как постоянно действующий третейский суд, так и третейский суд, образованный сторонами спорного правоотношения для разрешения конкретного спора. Следует учитывать, что обобщенное понятие «третейский суд» законодателем используется исключительно в случаях отсутствия каких-либо отличий нормативной регламентации деятельности указанных двух видов третейских судов. В противном случае постоянно действующий третейский суд так и называется, а третейский суд, образованный сторонами для решения конкретного спора, именуется третейским судом для разрешения конкретного спора[17].

В науке под постоянно действующим третейским судом принято понимать условное название негосударственного органа – структурного подразделения юридического лица, действующего при этой организации, который своей материально-технической и нормативной базой оказывает по соглашению сторон спорного правоотношения содействие им в организации третейского разбирательства, в рассмотрении и разрешении гражданско-правового конфликта, а в случае необходимости – и в формировании состава третейского суда. В то же время под третейским судом для разрешения конкретного спора понимается условное название физического лица (лиц), которому по соглашению сторон поручается организация третейского разбирательства с целью рассмотрения и разрешения конкретного спора[18].

Под третейским разбирательством законодателем понимается процесс разрешения спора в третейском суде и принятия решения третейским судом.

В соответствии с законодательством о судебной системе и судоустройстве третейские суды не входят в систему государственных судов, не являются элементами российской судебной системы. Третейские суды являются своеобразным институтом, выполняющим весьма специфическую функцию, направленность которой хотя и отражает необходимость защиты гражданских прав, но в то же время приобретает самобытность в результате особенностей формирования правил и особенностей разрешения споров, осуществляемых негосударственными органами.

Основное назначение третейского суда заключается не в строгом и неукоснительном следовании букве закона, а в мирном и добровольном прекращении вражды, конфликта, спора, в изыскании путей их урегулирования по обоюдному согласию сторон, в сохранении духа сотрудничества, что создает предпосылки продолжения взаимовыгодных отношений. Третейский суд выполняет функцию объективного арбитра, оценивающего представленные сторонами доказательства и выносящего решение.

Третейские суды имеют частный характер, поскольку образуются самими участниками гражданско-правовых отношений; государство не участвует в процессе их непосредственного формирования и непосредственной деятельности, ограничиваясь установлением общих правил их создания и деятельности, т.е. устанавливает законодательство, регулирующее третейское разбирательство. Помимо прочего отличия между государственными и третейскими судами проявляются и в организации деятельности этих юрисдикционных органов. Эти же различия очевидны и в ходе реализации соответствующих законоположений в правоприменительной практике.

Хотя система третейского судопроизводства и близка по направленности своей деятельности системе государственных судов, но она не может быть инкорпорирована в эту систему, поскольку третейское разбирательство все-таки покоится на несколько иных принципах. Поэтому в третейском разбирательстве в отличие от системы государственного правосудия разрешение споров может основываться на принципах, несовместимых с принципами правосудия (например, закрытость, конфиденциальность третейского разбирательства)[19].

Деятельность третейских судов направлена на разрешение переданных на их рассмотрение споров, вытекающих из гражданских правоотношений, и принятие по результатам такого рассмотрения актов, имеющих юридическое значение. Осуществляется эта деятельность исключительно в процессуальных формах, однако порядок формирования процессуальных норм, на основании которых действуют третейские суды, имеет существенные особенности. Источником соответствующих процессуальных форм выступают как нормы действующего законодательства, так и те нормы, которые установлены соглашением сторон, передающих спор на разрешение третейского суда. Регламентация процедуры, процессуального порядка деятельности третейского суда направлена на то, чтобы обеспечить права лиц, спор которых передан на разрешение третейского суда. Вне установленной процедуры деятельность третейского суда осуществляться не может. Всякое действие, совершенное в рамках третейского процесса третейским судом и лицами, участвующими в третейском разбирательстве, имеет процессуальный характер и может быть реализовано только в рамках определенной процедуры.

Именно это является одним из признаков юрисдикционного характера деятельности третейского суда[20].

Практическим следствием отсутствия единства теоретических представлений о природе третейского соглашения и третейского разбирательства являются: 1) существенные неопределенности в правовом регулировании третейского разбирательства; 2) ощутимые противоречия практики третейского разбирательства и судебно-арбитражной практики по вопросам оспаривания и исполнения решений третейских судов и международных арбитражных учреждений. В свою очередь, это диктует настоятельную необходимость осмысления третейского разбирательства с точки зрения существующих представлений о праве и месте третейского разбирательства в системе российского права[21].

Рассматривая третейское разбирательство как комплексный правовой институт, мы тем самым признаем это явление в качестве структурного элемента системы права. Конечно, на первом уровне исследования это не дает ответа на вопрос, какую роль, какую функцию, какое место в системе права занимает этот элемент, каковы его статус и влияние на иные элементы системы. Но ответ на все эти вопросы – задача второго уровня изучения феномена третейского разбирательства. На первом же уровне исследования можно отметить то обстоятельство, что этот структурный элемент может эволюционировать как с точки зрения качества того правового материала, который составляет его содержание, так и с точки зрения его количественного состава. Гипотетически не исключена трансформация этого правового института в качественно иное правовое образование. Нет никаких препятствий к тому, чтобы развитие данного правового феномена привело к его трансформации в подотрасль или даже отрасль права. При этом оба аспекта – и качественное изменение содержания этого правового института, и количественное изменение составляющих его элементов – вкупе стимулируют возможность возникновения нового правового феномена, каковым и рассматривается, условно говоря, правовое образование – «третейское разбирательство»[22].

Третейский суд является альтернативой государственной юстиции, суд третьего лица, избранного самими спорящими сторонами, которому они добровольно доверяют вынесение решения, по своему делу и заранее обязуются подчиниться этому решению. Власть третейского суда основывается на договорном начале, на воле частных лиц. Третейские суды не являются органами судебной власти и поэтому не входят в судебную систему Российской Федерации. Целью третейского судопроизводства является урегулирование возникших юридических конфликтов и обеспечение добровольного исполнения обязательств.


2.2 Принципы третейского судопроизводства

В юридической литературе принципы третейского судопроизводства определяются как «выраженные в праве исходные нормативно-руководящие начала, характеризующие его содержание, его основы, закрепленные в нем закономерности общественной жизни. Принципы – это то, что пронизывает право, выявляет его содержание в виде исходных, сквозных идей, главных его начал, нормативно-руководящих положений»[23].

Принципы третейского разбирательства закреплены в Законе «О третейских судах в Российской Федерации». В частности, в ст. 18 этого Закона отражены следующие основные положения: принцип законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

Определения этих принципов в Законе «О третейских судах в Российской Федерации» не дают. Включение в Закон о третейских судах специальной статьи, закрепляющей перечень таких принципов и их состав, является уникальной характеристикой этого Закона.

Между различными принципами третейского судопроизводства существуют тесная взаимосвязь и взаимозависимость. В некоторых случаях взаимодействие различных принципов обеспечивается едиными процессуальными конструкциями. Среди принципов третейского разбирательства следует отметить те принципы, которые являются общеправовыми, и принцип, который характерен собственно для сферы третейского судопроизводства. Все нормативно закрепленные принципы третейского процесса, за исключением принципа конфиденциальности, являются общеправовыми. Их истоки лежат в плоскости конституционного права и даже находят свое воплощение в Конституции РФ. Кроме того, указанные принципы реализованы и в сфере гражданского судопроизводства, обеспечивая функционирование государственных судов (судов общей юрисдикции и арбитражных судов).

Вместе с тем следует отметить, что действие этих принципов в сфере третейского судопроизводства несколько отличается от их функционирования в сфере государственного судопроизводства. Для реализации общеправовых принципов в сфере третейского судопроизводства законодатель использует юридические механизмы, которые несколько отличаются от правовых конструкций, при помощи которых реализуются соответствующие принципы в сфере гражданского либо арбитражного процесса[24].

Принцип законности, являясь конституционным, общим принципом всех отраслей российского права, нашел свое отражение в статье 6 закона, в которой содержатся нормы, применяемые третейским судом при разрешении споров.

Конфиденциальность как принцип третейского разбирательства, заключается в договоренности всех лиц, участвующих в третейском разбирательстве, о неразглашении сведений, ставших им известными при разрешении спора между сторонами третейского разбирательства. Третейский судья также не может разглашать сведения, ставшие ему известными в ходе разрешения спора посредством третейского разбирательства (пункт 1 статьи 22 Федерального закона). Он не может быть допрошен в качестве свидетеля о сведениях, ставших ему известными при разрешении спора в третейском разбирательстве (пункт 2 статьи 22 Федерального закона)[25].

Независимость и беспристрастность третейских судей, как принцип третейского разбирательства, представляет собой требование к третейскому судье (пункт 1 статьи 8 ФЗ «О третейских судах в РФ»). Третейский судья должен быть независим от сторон третейского разбирательства и других участвующих в таком разбирательстве лиц (не состоять с ними в родстве или свойстве, не быть подконтрольным или подотчетным им, должны отсутствовать всякие иные основания сомневаться в его беспристрастности). Только в этом случае можно рассчитывать на объективное рассмотрение спора таким судьей. В противном случае третейский судья подлежит отводу на основании статьи 11 федерального закона[26].

Принцип диспозитивности выражается в способности сторон влиять на возникновение, изменение, прекращение, на ход третейского разбирательства. По смыслу статьи 38 ФЗ «О третейских судах в РФ» стороны третейского разбирательства могут заключить мировое соглашение, достигнуть соглашения о прекращении третейского разбирательства; истец может отказаться от своих требований; ответчик в порядке статьи 24 федерального закона может предъявить встречный иск.

Состязательный характер третейского разбирательства, прежде всего, выражается в том, что в соответствии со статьей 26 федерального закона каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований или возражений.

Равноправие сторон третейского разбирательства, как и принцип процессуального равенства сторон в гражданском судопроизводстве призван обеспечить равные процессуальные права сторонам третейского разбирательства при разрешении возникшего между ними спора (знакомиться с материалами дела, давать объяснения, заявлять ходатайства, иметь представителя и т.п.). Обеспечение реализации данного принципа является обязанностью третейского суда, что следует из смысла пункта 1 статьи 27 Федерального закона.

Нарушение принципов третейского разбирательства может послужить основанием для отмены решения третейского суда либо основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда соответствующим компетентным судом.

Совокупность принципов третейского разбирательства образует их упорядоченную систему. В третейском судопроизводстве существуют как общие с другими отраслями права принципы, например принципы законности, независимости и беспристрастности судей, диспозитивности и т.д., так и специальные принципы, относящиеся исключительно к третейскому разбирательству. К последним относятся принципы конфиденциальности, добровольности обращения в третейский суд, исполнимости решений и др.

Наличие вышеуказанных специальных принципов подчеркивает отличие третейского судопроизводства от государственного, а также позволяет третейским судам наиболее эффективно осуществлять свою деятельность. Применение данных принципов в процессе разбирательства споров обусловливает преимущества третейского судопроизводства перед государственным для защиты прав и интересов предпринимателей[27].

Принципы третейского права по своему содержанию представляют определенные идеи, основные начала общего характера, выражающие взгляды общества на феномен третейского разбирательства гражданских дел. В этом смысле принципы третейского права являются элементом правосознания, элементом правовой культуры общества, продуктом сознательного творчества людей, народа, законодателя. Постулаты, составляющие содержание принципа третейского права, должны быть закреплены в его источниках, а также иметь особую значимость для процесса рассмотрения дела в третейском суде. Третейское разбирательство основывается на общеправовых принципах судопроизводства по гражданским делам, а также на специальных принципах, закрепленных с ст. 18 Федерального закона «О третейских судах в РФ»

В теории права недостаточно полно исследованы специальные принципы третейского судопроизводства, что препятствует объективному пониманию юридической природы третейского суда

2.3 Компетенция третейских судов

Практика третейского разбирательства постоянно сталкивается с необходимостью установления объема и характера полномочий третейских судов по рассмотрению и разрешению гражданских дел. В литературе в последнее время также обсуждается проблема отграничения компетенции третейских судов от смежных правовых феноменов, и прежде всего от института подведомственности. В связи с этим исследование вопросов о природе и источниках компетенции третейских судов приобретает особую актуальность[28].

Законодателем придается немаловажное значение правильности определения компетенции третейского суда, так как ошибки в решении этого вопроса могут повлечь за собой отмену решения третейского суда (статья 42 федерального закона) или отказ в выдаче исполнительного листа (статья 46 федерального закона).

В науке цивилистического процессуального права принято подходить к понятию «гражданские процессуальные правоотношения» в широком и узком смысле. Применительно к определению предметной подведомственности третейских судов необходимо установить:

1) возник ли спор из гражданских, в узком смысле этого слова, правоотношений;

2) если нет, то допускает ли специальное федеральное законодательство, регламентирующее данный вид правоотношений, возможность их разрешения в третейском суде;

3) не запрещает ли федеральное законодательство рассмотрение данной категории дел в третейских судах.

Только путем такого довольно сложного аналитического осмысления спорного правоотношения и регламентирующего его законодательства можно сделать однозначный вывод о его подведомственности либо неподведомственности третейскому суду[29].

Решая вопрос о своей компетенции, третейский суд должен:

– определить характер спорного правоотношения в целях решения вопроса о возможности разрешения спора посредством третейского разбирательства;

– удостовериться в том, что между сторонами заключено третейское соглашение, которое распространяет свое действие на возникший между ними спор. Прежде всего, третейскому суду необходимо убедиться в соблюдении формы третейского соглашения, которое по правилам статьи 7 комментируемого федерального закона должно быть заключено в письменной форме.

Если третейское соглашение заключено сторонами в виде третейской оговорки, законодатель указывает, что такая третейская оговорка должна рассматриваться третейским судом при определении его компетенции обособленно от самого договора, в рамках которого такая третейская оговорка содержится. И если третейский суд убедиться в недействительности договора, который содержит третейскую оговорку, такая оговорка не может считаться недействительной, в силу ее автономного характера.

Из анализа федерального закона следует, что третейский суд должен разрешить вопрос о наличии или отсутствии у него компетенции разрешать спор вне зависимости от того заявлено ли кем-либо из сторон об отсутствии компетенции третейского суда на рассмотрение спора по правилам законодательства[30].

Стороны имеют право заявить об отсутствии компетенции третейского суда на разрешении спора, переданного на его рассмотрение до предоставления такой стороной первого заявления по существу.

В Федеральном законе «О третейских судах в РФ» 2002 г. в ст. 17 подчеркивается, что сторона должна заявить об отсутствии у третейского суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор до предоставления ею первого заявления по существу спора. Таким образом, заявленное позднее требование может быть отклонено третейским судом. При этом сторона также вправе заявить о превышении компетенции третейского суда, если решение вопроса не предусмотрено третейским соглашением либо он не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с Федеральным законом или правилами третейского разбирательства. Если вопрос о компетенции третейского суда рассматривается при принятии решения, то вывод третейского суда о наличии у него компетенции является составной частью решения.

Если же сторона совершила хоть одно действие, связанное с третейским разбирательством, следовательно, она фактически признала компетенцию третейского суда[31].

Так же федеральный закон регулирует решение вопроса о компетенции третейского суда, если в ходе третейского разбирательства возникнет вопрос, разрешение которого не предусмотрено в третейском соглашении или рассмотрение такого вопроса не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.

Реализуя принцип законности третейского разбирательства, законодатель предусмотрел право для сторон заявить в вышеуказанных случаях о превышении третейским судом его компетенции. По результатам рассмотрения такого заявления третейский суд должен вынести определение. Представляется верным, что третейский суд самостоятельно решая вопросы своей компетенции, может определить превышении своей компетенции, не дожидаясь заявления одной из сторон, оформив принятое решение своим определением.

Закон обязывает третейский суд по результатам рассмотрения вопросов о наличии (отсутствии) компетенции третейского суда на рассмотрение спора или о превышении третейским судом компетенции вынести определение. В определении должны быть указаны мотивы, по которым третейский суд пришел к выводу о наличии (отсутствии) у него компетенции по рассмотрению спора или об основаниях (об отсутствии оснований) превышения третейским судом своей компетенции.

По результатам принятого решения об отсутствии своей компетенции третейский суд выносит определение, правовыми последствиями которого является невозможность рассмотрения таким третейским судом спора по существу. В этом случае на основании статьи 38 федерального закона третейское разбирательство прекращается[32].

Анализируя теоретические определения понятия компетенции можно выделить наиболее объективными следующие два. Во-первых это «совокупность прав и обязанностей данного органа, закрепленных за ним законом». Во-вторых это «совокупность полномочий и прав, являющихся одновременно и обязанностями, конкретного органа государства, возложенные на него определенным нормативным актом для реализации установленных действующим законодательством специфических задач и функций».

В качестве критериев отнесения определенных категорий дел к ведению третейских судов, можно назвать характер спорного правоотношения, субъектный состав его участников, а также наличием воли сторон на передачу спора третейскому суду.

Можно утверждать, что заключение сторонами соглашения о передаче уже возникшего или могущего возникнуть спора на разрешение третейского суда происходит в изъятие из компетенции суда государственного. Гарантией реализации указанного соглашения являются нормы законодательства страны, определяющие круг правоотношений, подведомственных третейским судам.


3. Разбирательство дела в третейском суде

3.1 Обращение в третейский суд и заключение третейского соглашения

В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводств, где инициировать судебное разбирательство возможно путем подачи не только искового заявления, но и заявления, третейское разбирательство возможно только при предъявлении истцом искового заявления. Единственная форма правопритязания стороны спора (истца) обусловлена тем, что третейские суды рассматривают споры, возникающие из гражданских правоотношений, для защиты которых предусмотрена только исковая форма защиты[33].

Согласно пункту 1 статьи 24 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» исковое заявление, в котором истец излагает свои требования о защите нарушенных прав или охраняемых законом интересов, должно подаваться в третейский суд только в письменной форме. Так же в данной статье установлено положение о том, что копия искового заявления передается ответчику. Вопрос порядка передачи копии искового заявления законодательством не регламентируется. Правила постоянно действующего третейского суда могут прямо устанавливать обязанность истца по передаче копии искового заявления ответчику либо такая обязанность может быть возложена на третейский суд. Если правилами третейского суда процедура передачи копии искового заявления ответчику не предусмотрена, представляется верным в этом случае возложить такую обязанность на третейский суд.

К исковому заявления, подаваемому в третейский суд, предъявляются определенные требования, так же, как и к исковому заявлению в гражданском (ст. 131 ГПК РФ) судопроизводстве.

Так, в частности, в исковом заявлении необходимо указать:

1) дату подписания искового заявления. Хотелось бы отметить, что никаких правовых последствий дата искового заявления не содержит, так как не влияет на определение соблюдения срока исковой давности истцом;

2) реквизиты сторон. Если стороной является физическое лицо или гражданин – предприниматель, то необходимо указать его фамилию, имя, отчество, место его жительства.

Следует особо обратить внимание на указание места жительства или места нахождения стороны, так как документы и иные материалы направляются сторонам по адресам, указанным самими сторонами (пункт 1 статьи 4 ФЗ «О третейских судьях»). Уведомление сторон по вопросам третейского разбирательства имеет важные правовые последствия. Так, не уведомление стороны должным образом об избрании (назначении) третейских судей или о третейском разбирательстве, является основанием для отмены решения третейского суда (статья 42 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», п. 2 ч. 2 ст. 421 ГПК РФ) либо основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (статья 46 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»; п. 2 ч. 1 ст. 426 ГПК РФ).

3) в исковом заявлении истец должен обосновать компетенцию третейского суда, на рассмотрение которого передается возникший между сторонами спор. Обосновывая такую компетенцию третейского суда, истец, прежде всего, указывает на наименование третейского суда. Следует отметить, что наименование третейского суда должно быть точным и полным, дабы в последствие избежать признания отсутствия у третейского суда компетенции в рассмотрении спора. Также истец должен, обосновывая компетенцию третейского суда, сделать ссылку на третейское соглашение, и в подтверждение наличия такого третейского соглашения приложить его или его копию к исковому заявлению;

4) требования истца, а именно изложение в точной и ясной формулировки того, что, по мнению истца, должен совершить (или воздержаться от совершения) ответчик; какое право (или отсутствия такового) просит признать истец; изменения или прекращения каких правоотношений необходимо ему установить.

5) определяя свое требование к ответчику, истец должен в исковом заявлении указать обстоятельства, которые подтверждают, что его материальное правопритязание к ответчику законно и обоснованно;

6) в подтверждении наличия обстоятельств, на которых основаны требования истца к ответчику, истец обязан представить доказательства. Остается неясной позиция законодателя в данном вопросе, так как указанная императивная норма не содержит никаких санкций в случае ее нарушения. Не является основанием для отказа в возбуждении третейского разбирательства отсутствие предоставленных доказательств истцом в обоснование своих требований. При этом следует отличать понятия «указание на доказательства» и «предоставление доказательств».

7) если требование истца к ответчику является требованием имущественного характера, то в исковом заявлении указывается цена иска;

8) также необходимо указать перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению. Так как законодательством не устанавливается обязательный перечень документов, прилагаемых к исковому заявлению, такой перечень, лучше расширительного толкования, возможно установить в правилах третейского разбирательства[34].

Так, например, правилами третейского разбирательства можно определить, что к исковому заявлению прилагаются:

– копия искового заявления, если в обязанность третейского суда входит передача ее ответчику;

– копия третейского соглашения;

– документы или их копии, подтверждающие исковые требования;

– документы, подтверждающие уплату третейского сбора и т.п.

Исковое заявление подписывается истцом или его представителем на основании доверенности.

Установив перечисленные требования, которые предъявляются к исковому заявлению, законодатель, к сожалению, не предусмотрел правовых последствий нарушения таких требований. В этой связи вопросы отказа в принятии искового заявления, оставления заявлении без движения могут быть регламентированы правилами постоянно действующих третейских судов, либо сторонами и в том случае, если спор передан на рассмотрение третейского суда для разрешения конкретного спора.

Предоставление отзыва ответчика на исковое заявление является его правом, а не обязанностью, поэтому отсутствие отзыва на исковое заявление не препятствует рассмотрению спора по предъявленному иску. В случае представления отзыва на исковое заявление ответчик должен обеспечить его вручение истцу и составу третейского суда в соответствии с правилами третейского разбирательства, а при отсутствии таковых – отзыв на исковое заявление предоставляется истцу, в третейский суд до первого заседания третейского суда[35].

Статьей 26 ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» распределяется «бремя» доказывания сторон. В этой связи ответчик в своем отзыве на исковое заявление должен указать:

– какие обстоятельства, по мнению ответчика, исключают удовлетворение исковых требований полностью или в части;

– какими доказательствами ответчик подтверждает обстоятельства, указанные в отзыве на исковое заявление.

В отличие от гражданского и арбитражного судопроизводств, где истцу предоставляется право изменить либо предмет, либо основание иска, при разбирательстве спора в третейском суде истец вправе изменить либо дополнить свои исковые требования или возражения против иска. Несмотря на не совсем корректное использование законодателем понятий, в ходе третейского разбирательства истец, по аналогии с гражданским и арбитражным процессуальным законодательством может изменить предмет или основание иска. В случае одновременного изменения и предмета, и основания иска первоначальные исковые требования трансформируются в новый иск, на который третейское соглашение распространяться не будет[36].

Законодатель четко дает понять, что для начала третейского разбирательства не достаточно подачи искового заявления в третейский суд. Третейский суд может приступить к рассмотрению спора только при наличии третейского соглашения, заключенного между сторонами. Так как основой третейского разбирательства является добровольность, диспозитивность, никто не может заставить кого-либо рассматривать «его» спор посредством третейского разбирательства.

Наличие третейского соглашения подтверждает факт добровольности волеизъявления сторон на рассмотрение спора в третейском суде.

Третейское соглашение – это соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда[37].

Пункт 1 во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 7 ФЗ «О третейских судах» позволяет сделать однозначный вывод о том, что третейское соглашение должно быть всегда заключено в письменной форме. В соответствии со статьей 2 ФЗ «О третейских судах» третейским соглашением является соглашение сторон о передаче спора на разрешение третейского суда. Стороны, реализуя принцип диспозитивности, могут передать уже возникший между ними спор или спор, могущий возникнуть между ними в будущем, на рассмотрение третейского суда. В этой связи переоценить значение и правовые последствия третейского соглашения представляется довольно затруднительным. Поэтому письменная форма третейского соглашения наиболее предпочтительна, так как позволяет с достоверностью установить добровольность решения сторон на передачу спора для рассмотрения в третейский суд. В этой связи, третейское соглашение будет легитимным, если оно отражено в письменном документе, которое подписано сторонами. Также возможно заключить третейское соглашение путем обмена письмами, а также любыми другими способами, которые позволяют зафиксировать добровольное волеизъявление сторон на передачу спора для разрешения в третейский суд, т.е. зафиксировать его содержание в письменной форме[38].

С точки зрения требований российского законодательства под письменной формой сделки подразумевается составление документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами (п. 1 ст. 160 ГК РФ). Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.) и предусматриваться последствия несоблюдения простой письменной формы сделки. Наиболее распространенным видом письменного документа является единый документ, подписанный сторонами. В то же время гражданский закон под письменной формой документа рассматривает такой обмен письмами, телеграммами, иными средствами связи, который позволяет однозначно установить, что документ исходит от участника сделки. Следует обратить внимание на то, что согласно п. 1 ст. 158 ГК РФ под письменной формой сделки имеются в виду как простая письменная форма сделки, так и письменная нотариально удостоверенная форма. По общему правилу нотариально удостоверенная форма сделок применяется лишь в тех случаях, когда это прямо предусмотрено действующим законодательством. Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» ничего не говорит о необходимости нотариального удостоверения третейского соглашения. Поэтому третейское соглашение заключается в простой письменной форме[39].

Было бы целесообразно при заключении третейского соглашения оформлять его в виде единого документа, подписанного обеими сторонами. Такой способ заключения третейского соглашения позволит избежать неопределенности в отношении того, достигнуто ли соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда. Рекомендация о включении арбитражной оговорки в единый документ, подписываемый сторонами, высказывается и зарубежными исследователями коммерческого арбитража, однако на сегодняшний день императивного предписания, обязывающего делать это, нет.

Если стороны при заключении договора ссылаются в нем на третейское соглашение, то последнее по своей правовой природе будет являться таковым только при наличии одновременно существующих условий:

– договор между сторонами заключен в письменной форме;

– из содержания ссылки на третейское соглашение в договоре должно четко усматриваться, что третейское соглашение, заключенное между сторонами, является неотъемлемой частью такого договора.

Если третейское соглашение, вопреки пункту 1 статьи 7 ФЗ «О третейских судах», заключается в устной форме, либо третейским соглашением стороны передают на разрешение третейского суда спор, вытекающий из договора, заключенного в устной форме, т.е. не соблюдаются требования к форме и содержанию третейского соглашения, такое третейское соглашение является незаключенным.

Правовыми последствиями рассмотрения и разрешения спора в третейском суде на основании такого третейского соглашения могут быть:

– отмена решения третейского суда в связи с недействительностью третейского соглашения (ст. 42 комментируемого Закона; п. 1 ч. 2 ст. 233 АПК РФ; п. 1 ч. 2 ст. 421 ГПК РФ);

– отказ в выдаче исполнительного листа в связи с недействительностью третейского соглашения (ст. 46 комментируемого закона; п. 1 ч. 2 ст. 239 АПК РФ; п. 1 ч. 1 ст. 426 ГПК РФ).

Исходя из смысла пункта 3 статьи 7 ФЗ «О третейских судах», стороны могут самостоятельно предусмотреть приемлемые для них условия (например, передачи спора на рассмотрение в третейский суд, формирования состава третейского суда, третейского разбирательства и др.). Если стороны не конкретизируют такие вопросы в своем третейском соглашении в случае передачи спора на рассмотрение в постоянно действующий третейский суд, то правила постоянно действующего третейского суда являются неотъемлемой частью третейского соглашения. Законодатель предусмотрел данное правило в целях устранения возможно возникнувших пробелов в урегулировании процедуры третейского разбирательства. Поэтому в случае передачи спора на рассмотрение третейского суда для разрешения конкретного спора стороны должны в своем третейском соглашении детально прописать процедуру третейского разбирательства[40].

Исходя из буквального толкования и смысла статьи 7 Федерального закона «О третейских судах в РФ» для того, чтобы третейское соглашение считалось заключенным необходимо соблюдение следующих требований закона: соблюдение письменной формы; достичь соглашение о том какой именно круг гражданско-правовых споров передается на разрешение третейского суда и с каким конкретным правоотношением сторон они связаны. Если спор передается на рассмотрение постоянно действующего третейского суда, определить какой именно третейский суд должен рассматривать спор или установить правило определения такого суда. Судебная практика идет по пути квалификации третейского соглашения как недействительного со ссылкой на гражданское законодательство. Поэтому представляется логичном законодательное фиксирование предъявляемое к форме третейскому соглашения.

3.2 Формирование состава третейского суда

Значение стадии формирования состава третейского суда определяется тем, что надлежащим образом сформированный состав третейского суда наделен компетенцией рассматривать спор, а также принимать решение о его разрешении.<

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Третейское разбирательство споров между гражданами". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 780

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>