Дипломная работа на тему "Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших"

ГлавнаяГосударство и право → Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших":



Дипломная работа

Тема: Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших

Содержание

Введение

ГЛАВА 1 Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших

1.1 Общие положения тактики допроса свидетелей и потерпевших

1.2 Особенности формирования показаний свидетелей и потерпевших

ГЛАВА 2 Тактические и психологические приемы допроса сви детелей

2.1 Особенности тактики допроса сви детелей

2.2 Особенности тактических и психологических приемов допроса свидетелей при расследовании различных видов преступлений

ГЛАВА 3 Тактические и психологические приемы допроса потерпевшего

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по желаемой вами теме. Профессиональное написание дипломных работ на заказ в Новосибирске и в других городах РФ.

3.1 Особенности тактики допроса потерпевшего

3.2 Особенности тактических и психологических приемов допроса потерпевшего при расследовании разных видов преступлений

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В основе каждого преступления лежит конфликт правонарушителя с законом, с интересами общества и государства. Восстановление попранного права начинается с раскрытия и расследования преступления, в ходе которых конфликт с законом может обрести форму конфликта со следователем – лицом, призванным установить истину. Так возникает конфликтная следственная ситуация, в которой противодействие правонарушителя установлению истины и меры следователя по преодолению этого противодействия и достижению целей следствия являются доминирующими факторами.

В процессе расследования, особенно на начальном этапе, следователь сталкивается с различными формами сопротивления поиску истины, с той или другой пристрастной интерпретацией преступного события. По этой причине процесс расследования протекает в борьбе за истину в противостоянии отдельных лиц и целых групп, интересы которых затрагиваются событием преступления и результатами его расследования.

Не каждый обвиняемый стремится скрыть истину, не каждый выступает как противник следователя. Но следователь должен быть готов к противодействию, должен допускать его возможность.

Производство предварительного следствия по любому уголовному делу не обходится без проведения такого следственного действия, как допрос. Допрос на предварительном следствии – это комплекс предусмотренных законом познавательных и удостоверительных мероприятий, выполняемых следователем (лицом, производящим дознание, прокурором, начальником следственного отдела) по находящемуся в его производстве уголовному делу, с целью получения и закрепления показаний об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

Основная задача следователя, производящего допрос, состоит в получении от допрашиваемого лица показаний, в которых содержится достоверная, исчерпывающая доказательственная информация (фактические данные) относительно известных последнему обстоятельств, имеющих значение для расследования уголовного дела.

Сущность допроса состоит в том, что в ходе выполнения следственных мероприятий следователь, применяя разработанные в криминалистике, психологии и апробированные следственной практикой тактические приемы, побуждает лицо, которому могут быть известны обстоятельства, прямо или косвенно связанные с расследуемым событием, дать о них показания, выслушивает сообщаемую информацию и фиксирует ее в установленном порядке, для того, чтобы она могла быть использована в качестве доказательства по уголовному делу.

Для проведения допроса, позволяющего получить показания, содержащие наиболее полную и достоверную информацию о событии преступления или связанных с ним лицах, событиях, необходимо умелое, построенное на научных основах, применение тактико-криминалистических приемов и рекомендаций. Знания из области криминалистической тактики особенно необходимы практикам для решения сложных поисково-познавательных ситуаций.

Криминалистическая тактика - это система научных положений и разрабатываемых на их основе рекомендаций по проведению отдельных следственных действий, направленных на собирание и исследование доказательств по уголовным делам[1]. Тактика допроса является частью криминалистической тактики.

Основными источниками криминалистической тактики являются:

-  Нормы уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие общий порядок расследования и судебного разбирательства по уголовным делам, а также проведение отдельных следственных и судебных действий;

-  положения разделов науки криминалистики: общей теории, криминалистической техники;

-  криминалистической методики;

-  положения других наук: науки уголовного процесса, криминологии, уголовного права, судебной психологии[2]

Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применение закона с тем, чтобы каждый, совершивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

В период построения в России правового государства эти задачи уголовного судопроизводства становятся особенно актуальными, их достижение невозможно без овладения каждым следователем криминалистической тактикой, в том числе и тактикой допроса на стадии предварительного расследования.

Целью данной дипломной работы является изучение тактики допроса свидетеля и потерпевшего на базе достижений различных наук юридического не юридического профиля.

Достижению указанной цели, на мой взгляд, при написании дипломной работы будет служить следующее решение определенных задач.

Основными задачами дипломной работы я считаю следующие:

1)  изучить требования уголовно-процессуального законодательства, относящиеся к производству допроса свидетеля и потерпевшего на стадии предварительного следствия и в судебном разбирательстве;

2)  исследовать тактико-криминалистические приемы и рекомендации, используемые при производстве допроса свидетеля и потерпевшего;

3)  изучить особенности тактики допроса свидетеля и потерпевшего;

4)  выявить проблемы тактики допроса при расследовании преступлений;

5)  рассмотреть психологические основы тактики допроса свидетеля и потерпевшего;

6)  проанализировать положительный опыт применения тактики допроса свидетеля и потерпевшего и отрицательный опыт: ошибки, нарушения, которые допускаются следователями и работниками дознания при проведении допросов.

Для написания дипломной работы и решения изложенный выше задач я посчитала целесообразно применить как общенаучные познавательные методы, так и специальные методы криминалистики.

К числу общенаучных познавательных методов, использованных мной, относятся такие, как:

-наблюдение (восприятие какого-либо объекта, явления, процесса, осуществляемого преднамеренно и целенаправленно с целью его изучения);

-описание, при котором указываются признаки объекта;

-сравнительно-правовой метод и др.

Применяла также психологические методы, используемые при разработке тактических приемов и комбинаций.

При познании и исследовании мной были использованы такие логические приемы, как анализ. В частности, я проанализировала документы, нормативно-правовые акты и другие источники правовой информации.

Были использованы также такие логические приемы, как синтез, то есть обобщение данных, полученных в результате анализа, индукция (изначальное познание отдельных сторон тактики допроса, на основе которого даются обобщения), дедукция (переход от общих выводов к частным), гипотеза, то есть предположение, которое я выдвигала для объяснения того или иного явления[3]

Практическое значение своей дипломной работы вижу, прежде всего, в получении более глубокого знания о том, как лучше, юридически грамотнее и продуктивнее организовать и провести такое сложное следственное действие как допрос, использовав при его проведении тактико-криминалистические приемы и рекомендации.

ГЛАВА 1 Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших

1.1 Общие положения тактики допроса свидетелей и потерпевших

Допрос свидетелей и потерпевших при расследовании преступлений - следственное действие, сущность которого заключается в получении следователем от допрашиваемого сведений о расследуемом преступлении, его обстоятельствах и участниках и по другим вопросам, имеющим отношении к делу, с занесением этих сведений в протокол с точным соблюдением всех установленных уголовно-процессуальным законом правил[4].

Допрос свидетелей и потерпевших - самое распространенное следственное действие по собиранию доказательств. Именно посредством допросов почти по каждому делу добывается наибольшее количество доказательств, позволяющих установить истину. В этом смысле допрос можно считать основным, или главным, источником получения доказательств. Вот почему следователю так важно овладеть мастерством допроса. Но здесь есть трудность, состоящая в кажущейся, на первый взгляд, простоте, несложности допроса. На самом деле, схематически допрос можно представить так: вызвать соответствующее лицо, выслушать его, записать показания в протоколе. Некоторые следователи именно к этой простой схеме и сводят допрос.

При таком отношении к допросу, если можно применить в данном случае технический термин, коэффициент полезного действия допроса нередко бывает минимальным.

Сложность допроса заключается в том, что допрашиваемый далеко не всегда сразу же дает следователю нужные для дела показания, то есть достаточно полные, охватывающие все сведения, которые ему известны, и достоверные - соответствующие тому, что было в действительности.

Тот или иной результат допроса зависит прежде всего от позиции допрашиваемого - желает ли он говорить правду или намерен скрывать ее и придерживаться установки на ложь.

Правдивые показания - это такие, которые даются с искренним желанием рассказать все, что известно допрашиваемому по делу, и в таком объеме, в каком им в свое время был воспринят тот или иной факт. Если правдивые показания сразу же оказываются действительно достаточно полными и достоверными, то это наиболее благоприятный вариант допроса, но не самый частый. Даже в правдивых показаниях сообщаемые сведения могут оказаться недостоверными или неполными, главным образом, по причинам:

а) добросовестного заблуждения при восприятии события;

б) неполного восприятия;

в) "наслоений", образовавшихся в процессе "хранения" воспринятого в памяти;

г) забывания;

д) незнания того, какая полнота сообщаемых сведений требуется следователю;

е) субъективных недостатков воспроизведения.

Поэтому стоящая перед следователем общая задача - получить достоверные и полные сведения от допрашиваемых - должна быть разрешена следующим образом.

Если показания правдивы, но оказываются недостоверными или неполными, а некоторые воспринятые обстоятельства забытыми, то (показывая положительное отношение следователя к добросовестной позиции допрашиваемого) необходимо вскрыть возможное добросовестное заблуждение, возникшее при восприятии события, или неполному восприятию и отразить это в показаниях, чтобы избежать искажения события, отсеять возможные "наслоения" на воспринятом, оказать помощь с целью восстановления в памяти забытого, разъяснить, какая требуется полнота сведений, преодолеть субъективные недостатки воспроизведения. Если же правда умышленно скрывается, показания носят ложный характер, следует изобличить в этом допрашиваемого и добиться от него правдивых показаний.

Уголовно-процессуальный закон подробно регламентирует допрос, порядок его проведения, права и обязанности следователя и допрашиваемых (ст. ст. 145-152, 155-161 УПК).

Задача получения следователем полных и достоверных показаний может считаться решенной лишь при условии, если эти показания получены в процессе допроса, проведенного в точном соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Процессуальные нормы - основа допроса, его общие рамки, обеспечивающие законность следственного действия, а для успешного разрешения задач допроса от следователя требуется творческое отношение к проведению этого процессуального действия, мастерство и знание тактических приемов.

Тактические приемы - это научные рекомендации, сложившиеся на основе использования специальных наук, главным образом психологии, логики, научной организации труда и широкого обобщения практики. Они не регламентированы законом. Их применение, выбор и варианты использования зависят в каждом случае от следственной ситуации, от ее оценки следователем, а при допросе и от процессуального положения допрашиваемого, его личности[5].

Один из тактических приемов, который применяется в процессе допроса свидетеля и потерпевшего для получения от них достоверных, правдивых и полных показаний, это формирование контакта следователя с допрашиваемым.

Контакт между следователем и допрашиваемым есть создание таких отношений, при которых допрашиваемый не уклоняется от общения со следователем, не замыкается, не молчит, а проникается желанием дать правдивые показания.

Формирование контакта связано с тем, что следователь, добросовестно и беспристрастно исполняющий служебные обязанности, должен иметь авторитет у допрашиваемого и тем самым вызывать желание быть с ним честным и искренним. Поэтому следователь должен предъявлять повышенные требования прежде всего к самому себе - быть корректным, внимательным, лояльным, уметь владеть собой в любых ситуациях, не давать волю своим эмоциям. Нужно учитывать, что в силу так называемых реакций "зеркальности" любой "срыв" следователя, например его грубый тон, естественно, может вызвать раздражение и у допрашиваемого, а если последний сам начнет говорить повышенным или раздражительным тоном, то лучшим средством приведения его в должное состояние будет нарочито спокойный тон следователя. Имеет значение и подтянутый вид следователя. Вот почему желательно, чтобы при производстве допросов он был бы в форме, поскольку она обязывает к должному поведению как самого следователя, так и допрашиваемых.

Таким образом, то, что можно назвать стилем поведения следователя, есть первый важный прием формирования контакта. Вторым важным приемом формирования контакта является обстановка общения следователя с допрашиваемым один на один, в отсутствии посторонних.

Третий важный прием формирования контакта - правильный подход к вызову на допрос. При вызове свидетелей и потерпевших нет нужды предупреждать всех их о приводе в случае неявки. Если нет оснований опасаться, что свидетель или потерпевший не явится по вызову следователя без уважительных причин, целесообразно воздержаться от ненужного в этом случае предупреждения о приводе, которое может настроить вызываемого против следователя. В отношении такой категории свидетелей и потерпевших желательно было бы практиковать приглашение на допрос лично следователем по домашнему или служебному телефону.

Само собой разумеется, что за неявку по такому вызову привод применен быть не может (поскольку не было сделано соответствующего предупреждения).

Четвертым важным приемом формирования контакта является форма разъяснения допрашиваемым их правового положения и предупреждения об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за ложные показания.

На практике следователи нередко упрощают эту процедуру, сводя ее только к предупреждению об ответственности (скороговоркой). Это - серьезная ошибка. Надо выполнять требования закона (ст. ст. 158 и 161 УПК) так, чтобы свидетель и потерпевший знали свои обязанности и права и осознавали важность допроса и свою ответственность за невыполнение обязанностей[6].

Нужно иметь в виду, что для свидетелей исполнение их обязанностей, как правило, не доставляет удовольствия, а скорее воспринимается как неприятность (отрыв от работы, опасение вызвать недовольство тех, кого касаются его показания, боязнь мести и т. д.). Встречаются и такие свидетели, которые ошибочно считают, что дача показаний роняет их достоинство и поэтому уклоняются от допроса.

Перед началом допроса необходимо назвать свою фамилию и должностное положение, указать в качестве кого вызван допрашиваемый (его процессуальное положение) и по какому делу и лишь после этого разъяснить ему обязанности и права, предупредить об ответственности.

Предупредить об ответственности можно по-разному: одних можно и нужно предупредить строго, если есть основания полагать, что они будут стараться скрыть правду, давать ложные показания и т. п.. Им необходимо разъяснить подробно ст.51 Конституции РФ, ст. ст.307-308 УК, а также понятие ложного показания и уклонения от дачи показаний, в частности, то, что ложным показанием является не только сознательное сокрытие правды и извращение фактов, но и ссылка на то, что "не видел", "не заметил", "забыл", если в действительности видел, заметил, не забыл.

Свидетелей и потерпевших, в отношении которых нет оснований опасаться, что они будут уклоняться от истины, целесообразно предупредить от ответственности осторожно, чтобы у них не создалось впечатление, что следователь ставит их в положение "подозреваемых" в лжесвидетельстве (конечно, при необходимости в ходе допроса можно напомнить им, что они предупреждены об ответственности и сделать это в более строгой форме). Предупреждать об ответственности этих свидетелей и потерпевших можно примерно так: "Закон обязывает предупреждать каждого свидетеля (потерпевшего) об ответственности... Ознакомьтесь, пожалуйста, со ст. 307-308 УК или я могу зачитать их Вам" и т. д..

Здесь же рекомендуется разъяснить допрашиваемому, насколько важны для дела правдивые показания. Для формирования контакта с допрашиваемым полезно разъяснить ему порядок допроса: сначала допрашиваемый обязан рассказать все ему известное по делу, а после этого ответить на вопросы следователя. Важно разъяснить также, что показания будут занесены в протокол. Затем рекомендуется рассказать допрашиваемому о порядке составления и подписания протокола, в том числе о том, что ему будет представлено право вносить любые поправки, изменения и дополнения в протокол (ст.160 УПК). Последнее может быть особенно полезно для получения правдивых показаний от нерешительных, колеблющихся лиц, которые опасаются, что их показания могут быть записаны не так, как они хотели бы, и поэтому они следят за тем, пишет или не пишет следователь в это время, а если пишет, то что именно и т. д., и отвлекаются от предмета показаний.

В целях достижения контакта при установлении данных о личности допрашиваемого свидетеля и потерпевшего и записи их в протокол рекомендуется придерживаться формы беседы, возможно несколько отклоняясь от анкетной части протокола для того, чтобы лучше уяснить психологические черты допрашиваемого, его отношение к расследуемому преступлению, к другим участвующим в деле лицам, вызвать его на откровенный разговор.

Особое значение имеет подробное выяснение (предварительно и в момент допроса) взаимоотношений между допрашиваемым и обвиняемым (подозреваемым), а также между ним и другими свидетелями и потерпевшими. Хорошие отношения между свидетелем и потерпевшим могут быть использованы для преодоления боязни свидетеля давать показания против обвиняемого (подозреваемого). В некоторых случаях они могут объяснить возможное "приукрашивание" потерпевшего, его поведения, "обвинительный уклон" по отношению к обвиняемому (подозреваемому). Обратное влияние на показания может оказать недружелюбное и тем более враждебное отношение свидетеля к потерпевшему[7].

Хорошие отношения между свидетелем и обвиняемым (подозреваемым) дают основание быть внимательным к тому, не являются ли его показания пристрастными в пользу обвиняемого (подозреваемого). При хороших отношениях между свидетелем и обвиняемым (подозреваемым) можно добиться от него получения правдивых показаний, разъяснив ему, какое с объективной точки зрения значение для обвиняемого имеет установление его действительной вины в целях исправления.

Контакт следователя с потерпевшим, как правило, достигается легче, чем со свидетелем, потому что для потерпевшего следователь является защитником его интересов. Но иногда контакту может угрожать чрезмерное упование потерпевшего на то, что следователь только защитник его интересов.

Следует помнить, что иногда и потерпевший из-за боязни мести со стороны обвиняемого (подозреваемого), а также материальной или иной личной заинтересованности не желает давать правдивые показания, несмотря на разъяснение ему требований ст. 307-308 УК. В подобных случаях следователь должен проявить больше усилия, умение и терпение для формирования контакта с потерпевшим и склонения его к даче правдивых показаний[8].

С точки зрения психологических особенностей свидетеля и потерпевшего можно ожидать, что при прочих равных условиях контакт быстрее будет установлен с человеком общительным, подвижным, оптимистично настроенным, чем с человеком замкнутым, пессимистично настроенным, недоверчивым, чрезмерно углубленным в самого себя.

Важным условием получения правдивых, достоверных и полных показаний является их анализ в процессе допроса и правильная оценка, а также выяснение позиции допрашиваемого.

1.2 Особенности формирования показаний свидетелей и потерпевших

Уголовно-процессуальный закон лишь в самой общей форме указывает на то, кто может быть допрошен в качестве свидетеля. Любое лицо, которому могут быть известны обстоятельства, подлежащие установлению по делу (ст. 72 УПК).

Законодатель заботится не только о том, чтобы каждый, располагающий важными для дела сведениями, был допрошен в качестве свидетеля, но и о том, чтобы субъект доказывания получал сведения правильно отражающие действительность. Именно поэтому он исключает из числа свидетелей лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания (ч.2 ст. 72 УПК).

Однако физические и даже психические недостатки не всегда и не во всем служат препятствием к получению от конкретного лица сведений, правильно отражающих действительность. Поэтому отказу от допроса в качестве свидетеля конкретного лица должно предшествовать сопоставление его возможностей с характером выясняемых обстоятельств (например, может ли человек с ослабленным зрением рассмотреть какие-то события на определенном расстоянии). Что касается людей с психическими расстройствами, то это зависит от состояния человека в тот или иной момент. Следственная и судебная практика знает много случаев, когда такие люди вполне адекватно сообщали ценные сведения. Носит избирательный характер их способность к восприятию и воспроизведению воспринятых фактов.

Если у следователя или суда возникает сомнение по поводу способности того или иного человека быть свидетелем, необходимо прибегнуть к помощи эксперта. В уголовном процессе в подобных ситуациях обращение к экспертам для определения психического или физического состояния свидетеля или потерпевшего является обязательным (ст.79 УПК). Кроме указанных лиц, не может допрашиваться в качестве свидетеля защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением его обязанностей (п.1 ст.72 УПК) Это положение корреспондирует право обвиняемого иметь защитника и является гарантией беспрепятственного осуществления последним возложенных на него функций, требующих доверительного отношения между адвокатом и его подзащитным, по этому же основанию не могут допрашиваться в качестве свидетеля адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации об обстоятельствах, ставших им известными в связи с исполнением обязанности представителя (п.3 ч.2 ст.72 УПК).

Уголовно-процессуальный закон не освобождает от свидетельствования лицо, обязано хранить государственную служебную тайну, вместе с тем следователь, прокурор и суд должны принять меры, исключающие разглашение указанных сведений; для определения их секретности приглашается специалист или эксперт. Если открытое их рассмотрение противоречит интересам охраны государственной тайны, разбирательство дела производится в закрытом судебном заседании, но приговор оглашается публично (ст.18 УПК).

Особого внимания требует рассмотрение таких процессуальных институтов, как свидетельский иммунитет (право близких родственников и других лиц, указанных в законе, отказаться от показаний) и привилегия от самообвинения (право отказаться от ответа на вопрос, поскольку ответ может быть истолкован против него). Прямого указания на эти вопросы УПК пока не дает, но обратившись к Конституции (ст.51) мы читаем в ч.1: "Ни кто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом" и далее в ч.2: "Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания".

Показания свидетелей - самое распространенное средство установления обстоятельств дела. Кроме того, использование сведений, содержащихся в этих показаниях, является действенным средством проверки доказательств, полученных из иных источников. Наконец, свидетель может быть допрошен об обстоятельствах, позволяющих дать правильную оценку его собственным показаниям (например, о состоянии зрения, слуха и т. д.)[9].

По процессуальной природе, предмету допроса и содержанию к показаниям свидетеля близко примыкают показания потерпевшего. Точно так же они представляют собой сообщение лица на допросе о фактах, относящихся к делу, которые это лицо воспринимало непосредственно или о которых слышало от других лиц (узнало из документов).

Показания потерпевшего могут относиться ко всему кругу обстоятельств, подлежащих доказыванию, причем объем его осведомленности во многих случаях шире, нежели объем осведомленности свидетеля.

Оценка показаний свидетеля и потерпевшего заключается в определении значения, содержащихся в них сведений для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу. Для этого необходимо определить допустимость этих сведений, их относимость, достоверность и место в системе доказательств, т. е. установить, являются ли полученная информация прямым или косвенными доказательствами обвинительным или оправдательным, первоначальным или производным.

При оценке показаний свидетеля и потерпевшего учитываются четыре основных фактора:

- условия формирования показании - объективные и субъективные;

- особенности личности допрашиваемого;

- его процессуальное положение;

- его отношение к делу и участникам процесса.

Показания относятся к категории "личных" доказательств. Каждое из них отражает особенность личности допрашиваемого, которые оказывают самое непосредственное влияние на формирование показаний. Особенности органов чувств индивидуальны. Поэтому при оценке показаний, когда возникает вопрос о способности конкретного человека видеть, слышать или как-то иначе правильно воспринимать в определенных условиях описываемое явление, учитываются состояние его органов чувств, быстрота реакции, профессиональные и волевые качества, образование, мотивы поведения в той или иной ситуации и пр. Относимость к делу сведений, содержащихся в показаниях, определяется их сопоставлением с предметом допроса. Отношение к обвинению позволяет причислить полученную информацию к обвинительным или оправдательным доказательствам (с определенной долей условности такого деления). В зависимости от характера связи с устанавливаемыми обстоятельством сведение, полученное от допрашиваемого, может стать прямым или косвенным доказательством. Определение достоверности означает установлении соответствия показаний объективной действительности (доказанное настолько полно, что это не вызывает сомнений).

Анализ показаний есть предпосылка к применению тактических приемов, непосредственно направленных к получению достоверных, правдивых и полных показаний, и в то же время самостоятельный тактический прием, основанный главным образом на логике и психологии.

Говоря об оценке показаний, мы имеем ввиду о тактическом приеме допроса, о криминалистическом анализе, основной целью которого является установление способности допрашиваемого к правильному и полному восприятию, достоверному воспроизведению позиции допрашиваемого при даче показаний, их правдивости и достоверности, а не об уголовно-процессуальном анализе сообщаемых допрашиваемым сведений с точки зрения их относимости, допустимости и доказательственного значения[10].

Такой анализ показаний органически связан с применением других тактических приемов, в том числе по преодолению возможностей установки на ложь.

Если свидетель или потерпевший уже дает достоверные и правдивые показания, а следователь, не оценив их достаточно правильно, применяет тактические приемы допроса по преодолению установки на ложь, то это может сбить допрашиваемого и вызвать недоверие к следователю, упорно не желающему верить правдивым показаниям.

Установление недостоверности показаний, как и выявление их ложности, есть своего рода шаг к получению достоверных и правдивых показаний, так как в этом случае отпадает одно из возможных объяснений события или его деталей и перед следователем открывается путь к применению тактических приемов для получения достоверных, правдивых показаний.

Чтобы создать условия для оценки показаний в смысле их достоверности, правдивости и полноты, необходимо соблюдать правило о том, чтобы допрашиваемый сообщал известные ему сведения, относящихся к делу, со всеми подробностями и обязательно указывал, во-первых, откуда ему известны сообщаемые сведения, воспринял ли он сам соответствующие факты (когда, где, при каких обстоятельствах) или узнал от других (от кого именно, когда, где, при каких обстоятельствах), во-вторых, кто может подтвердить сообщаемые сведения и каким образом они могут быть проверены, разъяснив при этом, что согласно закону (ст.74 УПК) не могут служить доказательством сообщаемые им фактические данные, если он не может указать источник своей осведомленности. Это не только создает условия для оценки показаний, но и побуждает допрашиваемого более ответственно относиться к своим показаниям, корректировать их путем самоконтроля, не фантазировать.

Оценке подвергается прежде всего достоверность показаний, то есть соответствие сообщаемых сведений действительности. Практически она заключается, главным образом, в том, что содержащиеся в показаниях сведения сопоставляются с другими доказательствами.

В процессе допроса такие сведения сопоставляются с уже имеющимися доказательствами. Если последние достаточно твердо устанавливают тот или иной факт и им соответствуют получаемые показания, то, как правило, нет оснований сомневаться в их достоверности (а следовательно, и в правдивости), если, конечно, они не вызывают недоверия по другим причинам (например, при наличии данных о том, что показания даются в результате внушения, а допрашиваемый сам не наблюдал событие).

Если к моменту допроса имеющихся доказательств недостаточно для вывода о достоверности того или иного обстоятельства, к полученным при допросе сведениям об этом обстоятельстве (как совпадающим, так и не совпадающим) следует относиться более критически. В одних случаях совпадающие сведения приводят к выводу о достоверности этого обстоятельства, а других, особенно при наличии серьезных противоречий между сведениями, содержащимися в показаниях, и сведениями, полученными из иных источников, необходимо собирать новые доказательства, пока с достоверностью не будет установлен факт и не станет ясно, насколько достоверны и правдивы показания.

Если сведения, содержащиеся в показаниях, противоречат другим доказательствам, не следует сразу же делать вывод о ложности показаний, так как не исключено добросовестное заблуждение допрашиваемого, забывание, различные "наслоения", образовавшиеся на воспринятом к моменту дачи показаний[11].

Предположение о возможности неправильного восприятия обычно (при расхождении сведений, содержащихся в показаниях, с другими доказательствами) возникает в случаях, когда условия восприятия были неблагоприятны или оказались неблагоприятные субьективные факты (болезненное состояние органов чувств, ненаправленность внимания и т. д.). Вот почему при допросе возникает необходимость уточнить у допрашиваемого условия восприятия, выявить наличие субъективных и объективных факторов, помешавших правильному и полному восприятию, или "наслоений", образовавшихся к моменту допроса.

Как же должен поступить следователь, если он установит наличие таких факторов? Необходимо зафиксировать показания так, как они даны в действительности, и вместе с тем изложить в протоколе допроса со слов допрашиваемого условия восприятия и "хранения" в памяти воспринятого (например, возможное переплетение его со своими последующими суждениями) и тогда будет ясна причина неполного или в некоторой степени искаженного восприятия или трансформированного воспроизведения.

Другим важным методом оценки правдивости и достоверности показаний является проверка их внутренней согласованности.

Существенные противоречия в показаниях одного и того же лица в отношении определенных обстоятельств - явный признак ложности одного из этих показаний или всех их.

Известно, что если человек воспринял те или иные обстоятельства в действительности и при определенном значении этих обстоятельств достаточно хорошо их запомнил, то в его рассказе о них не будет путаницы, а повторное сообщение о таких обстоятельствах существенно не будет отличаться от первоначального.

Если же допрашиваемый в действительности не воспринимал те или иные обстоятельства, а показывает о них ложно, со слов кого-нибудь или фантазирует сам, то обычно в этих показаниях заранее не продумывается вся "цепочка" и детали отдельных обстоятельств. Вот почему в таких показаниях на одном и том же допросе, и особенно при повторном допросе, поскольку он уже не помнит подробностей того, что говорил раньше, и ему приходится фантазировать снова, появляются противоречия. Нередко допрашиваемый, чувствуя неубедительность своей первоначальной лжи, меняет свои показания и тогда также появляются противоречия.

При повторном допросе с целью проверки правдивости показаний рекомендуется изменить последовательность изложения обстоятельств выясняемого события. Выявлению противоречия помогают детализирующие вопросы следователя. При этом рекомендуется точно фиксировать отдельные вопросы и ответы в протоколе, а иногда даже и получить под каждым ответом подпись с тем, чтобы обнаруженные противоречия были наглядны и неоспоримы.

Правдивость и достоверность показаний проверяется также путем выяснения, мог ли допрашиваемый знать сведения, о которых он показывает, располагал ли он соответствующими источниками, достаточно ли благоприятными были условия восприятия. Иногда сообщаемые сведения могут оказаться неправдоподобными. Так, потерпевший или свидетель сообщает, что узнал в лицо какого-то человека, хотя это было темной ночью и на большом расстоянии; или свидетель, обладающий нормальным слухом, заявляет, что не слышал криков о помощи лица, шедшего с ним рядом.

Если свидетель или потерпевший при даче показаний указывает детали, которые обычно трудно воспринимаются и в большинстве случаев не запоминаются, то следует выяснить, почему он так хорошо запомнил их. Возможно, что допрашиваемый дает такое объяснение, которое позволит убедиться в правдивости показаний (если эти делали вызывали какой-то интерес у допрашиваемого, если он сознательно закреплял их в памяти и т. д.) или, наоборот, их ложности.

При оценке правдивости показаний не следует пренебрегать личным наблюдением за допрашиваемым. Известно, что психическая деятельность сопряжена с физиологической и, таким образом, течение психической деятельности, ее характер могут быть прослежены по внешним физиологическим проявлениям человека[12].

Во всяком случае страх свидетеля и потерпевшего перед ответственностью за ложные показания, как правило, не может не отразиться на поведении допрашиваемого, манера держать себя, если он говорит следователю неправду. Например, продолжительные паузы при даче показаний, если они не связаны с попытками вспомнить забытое, нередко свидетельствуют о борьбе, происходящей в сознании допрашиваемого - желание сказать то, что он должен в силу требований закона и морали, то есть правду, и то, что ему хочется сказать в силу каких-то причин (в этот момент особенно уместно вмешательство следователя во внутренний конфликт допрашиваемого, например, путем напоминания об ответственности за ложные показания). Об этом же состоянии допрашиваемого может свидетельствовать сбивчивая речь после довольно гладкого рассказа, противоречивые суждения, неуверенный тон, слезливость, неожиданно появившиеся непроизвольные движения. На практике обычно по тем вопросам, по которым свидетель или потерпевший дает правдивые показания, он говорит достаточно свободно и подробно, а как только доходит до обстоятельств, которые не намерен изложить правдиво, становится неразговорчивым, путается. Заметим, что очень гладкая речь не всегда свидетельствует о правдивом рассказе.

Когда допрашиваемый лжет, он иногда бледнеет или, наоборот, краснеет, наблюдается дрожание рук, а также нервные движения. Все эти физиологические проявления индивидуальны. Они иногда наблюдаются и у допрашиваемых, дающих правдивые показания, и поэтому не имеют доказательственного значения и не фиксируются в протоколе, но наблюдательный следователь может заметить, какие изменения происходят в допрашиваемом - конкретном лице, если оно явно и сознательно отклоняется от правды, пытается обмануть следователя, а это очень важно для получения правдивых показаний. Забывание есть не столько естественный процесс, что следователя должно настораживать не столько то, что свидетель, по его словам, забыл какое-либо обстоятельство или детали, сколько то, что он слишком легко говорит о подробностях давно происшедшего события, ибо это, как уже отмечалось, нередко свидетельствует о ложных заученных показаний.

Более прочно запоминает обстоятельства события потерпевший, так как они обычно ярче воспринимаются пострадавшим лицом, чем свидетелем, но и запоминание потерпевшим имеет свои недостатки.

Таким образом, правдивыми могут быть не только достоверные, но и не вполне достоверные показания, если причиной последних были добросовестное заблуждение, неполнота восприятия или забывание, или неосознанное влияние последующих воздействий на воспринятое.

Вывод о ложности показаний при их сопоставлении с другими доказательствами будет обоснован главным образом в следующих случаях:

а) при диаметрально противоположном освещении или отрицании обстоятельств, достаточно установленных другими доказательствами. Например, свидетель утверждает, что обвиняемый находился в то или иное время в определенном месте (и тем самым подтверждает его алиби), тогда как из других проверенных доказательств явствует, что он был на месте преступления в тот момент, когда оно было совершено; или потерпевший показывает, что в момент наезда на него автомашины он шел по пешеходной дорожке и был трезв, тогда как из протокола осмотра места происшествия и справки больницы, куда был доставлен потерпевший, известно, что наезд произошел в 30 метрах от пешеходной дорожки и потерпевший находился в состоянии сильного алкогольного опьянения;

б) при явно неполном освещении события отклоняющемся от достаточно установленных обстоятельств при отсутствии усилий, которые серьезно могли повлиять на восприятие. Например, свидетель утверждает, что между слесарем и мастером в его присутствии происходила ссора из-за того, что мастер сделал слесарю замечание по поводу его работы, и в ответ на это слесарь только выругался; показаниями же мастера и двух других рабочих установлено, что слесарь не только выругался, но и замахнулся на мастера большим подпилком и грозил расправой. Или потерпевший от грабежа заявляет, что на него напали двое мужчин, тогда как свидетели, наблюдавшие это событие, показали, что преступник был один;

в) при ссылках на плохую память или забывчивость по поводу обстоятельств, которые допрашиваемый по характеру этих обстоятельств и условий их восприятия не мог не запомнить и не мог забыть. Свидетель заявляет, что забыл, была ли драка в его присутствии и ничего не помнит о ней, хотя после этого события прошло немного времени и о нем он очень подробно рассказывал знакомым[13].

ГЛАВА 2 Тактические и психологические приемы допроса свидетелей

2.1 Особенности тактики допроса свидетелей

В качестве свидетеля допрашивается лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу. Не могут быть допрошены в качестве свидетеля защитник, адвокат, представитель профсоюза, других общественных организаций об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с исполнением обязанностей защитника либо представителя. Лицо не обязано свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников.

Свидетели подразделяются на свидетелей-очевидцев, которые видели, как происходило расследуемое событие, и свидетелей, которые могут показать о различных обстоятельствах, связанных с происшедшим событием (приметах лица, совершившего преступление, свидетелях-очевидцах, орудии преступления и т. п.). Среди очевидцев выделяются активные свидетели-очевидцы и пассивные. К активным относятся те, кто пытался пресечь, предотвратить преступное посягательство, принимал участие в задержании лица, совершившего преступление, вызывал милицию, оказывал помощь потерпевшим и т. д. Их активная роль нередко приводит к довольно сильному психическому напряжению, которое может помешать восприятию каких-либо фрагментов происшедшего. В показаниях таких очевидцев поэтому возможны различные дефекты, пробелы, искажения, преувеличения своей роли в пресечении преступного посягательства[14].

Пассивные очевидцы подразделяются на две группы. Первую составляют очевидцы, которые имели возможность действовать активно, но под влиянием страха, нежелания вмешиваться, уговоров и просьб знакомых, близких и иных причин предпочли остаться в стороне. Их показания могут быть деформированы за счет не всегда даже осознаваемого стремления скрыть некоторые неблаговидные нюансы своего поведения и желания представить себя в более выгодном свете. Ко второй группе пассивных очевидцев относятся свидетели, которые не могли проявить активность в силу объективных причин (например, наблюдали за происходившим из окна дома либо из проезжавшего мимо транспорта). На формирование их показаний могут повлиять волнение, эмоциональные переживания, вызванные совершаемым на их глазах преступлением,

В начале допроса свидетеля основное внимание уделяется установлению с ним надлежащегр психологического контакта. Большая роль в этом принадлежит уважительному, доброжелательному обращению со свидетелем. Не лишним будет выражение благодарности за явку и готовность помочь следствию. Если у следователя нет оснований сомневаться в добросовестности свидетеля, то предупреждение об уголовной ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний должно быть сделано так, чтобы не обидеть необоснованным подозрением в возможном лжесвидетельстве. Можно, например, сказать, что у следствия нет сомнений в том, что допрашиваемый сообщит правдиво все, что ему известно по делу, но разъяснение положений ст. 307 и 308 УК предусмотрено законом и подлежит неукоснительному соблюдению.

Предупреждение же лица, которое может дать ложные показания или попытается скрыть правду, должно быть сделано достаточно четко и ясно. Желательно разъяснить такому лицу, что ложными считаются не только показания, в которых сознательно извращается истина, но также и ссылка на то, что «не видел», «не заметил», «не помню», если в действительности видел, заметил, запомнил. При необходимости ему можно сообщить, что у следствия есть много способов установить истину и изобличить лицо в сообщении ложных сведений.

При допросе недобросовестного свидетеля, уклоняющегося от сообщения каких-либо сведений, дающего ложные показания, важно выяснить и нейтрализовать мотивы его позиции. Большое значение может иметь обращение к положительным качествам личности допрашиваемого, пробуждение в его сознании и переживаниях чувства ответственности, гражданского долга. К тактическим приемам допроса такого лица относятся детализация показаний, особенно по второстепенным обстоятельствам и деталям, по которым трудно заранее договориться, а также выявление проговорок, внутренних противоречий в сообщаемых сведениях и их несоответствия другим имеющимся доказательствам. В вопросно-ответной стадии после фиксации основных показаний допрашиваемому демонстрируются выявленные противоречия и предлагается объяснить, чем они вызваны. Ускорение темпа допроса при постановке дополнительных, контрольных, уличающих вопросов, создавая дефицит времени, ограничивает возможности допрашиваемого найти приемлемое объяснение различным имеющимся в его показаниях противоречиям. Кроме того, при допросе недобросовестного свидетеля могут быть использованы те же приемы, что и при допросе подозреваемых (обвиняемых)[15].

При допросе свидетелей и потерпевших важное значение имеют приемы оказания помощи в преодолении добросовестного заблуждения и припоминании забытых фактов и обстоятельств. Преодолеть заблуждение во многих случаях помогает выяснение условий наблюдения и субъективных возможностей допрашиваемого лица, причем причина искажений порой может быть элементарно простой. Так, выясняя по одному делу причины расхождений в показаниях очевидцев, следователь неожиданно для себя установил, что две свидетельницы ошибочно восприняли некоторые обстоятельства происшедшего, поскольку страдали близорукостью и в момент случившегося были без очков. Припоминанию способствуют благоприятная атмосфера допроса, спокойный, деловой тон его ведения следователем. Допрос должен проводиться без спешки, не рекомендуется без необходимости прерывать свободный рассказ.

Воспринятые события и предметы запечатлеваются в памяти и определенной связи между собой, а также в связи с впечатлениями и представлениями из прошлого и последующего опыта. Напоминание или воспоминание об одном из элементов этой связи является тем первым узелком, который способствует развертыванию в сознании всей цепочки ассоциаций. Большую роль в пробуждении ассоциаций играет эмоциональная память. Воспоминание о впечатлении или переживании, связанном с тем или иным объектом или лицом, может оживить в памяти детали или подробности определенного события. Различают ассоциации по смежности во времени, в пространстве, по сходству и контрасту.

Для действия ассоциации по времени следует рекомендовать лицу, дающему показания, вести рассказ в том порядке, в каком развивались события. В других ситуациях может помочь напоминание о последствиях события, его связи с какими-либо обстоятельствами личной жизни допрашиваемого (день рождения, праздник, выезд за город и т. п.). Активизировать ассоциативные связи и оживить память помогают вопросы по смежным с исследуемым событием обстоятельствам, выяснение фактических данных, относящихся к предшествующим или последующим событиям, допрос о том же событии или о тех же обстоятельствах, но в разных планах, в различной (логической или хронологической) последовательности.

Чтобы определить время, в течение которого происходило то или иное событие, рекомендуется вспомнить, как оно развивалось в деталях, в какой последовательности, определить время каждого эпизода и суммировать все эти отрезки.

Для использования ассоциации в пространстве можно предъявить предмет, имеющий отношение к событию, или фотографию места происшествия. Восстановлению в памяти забытого будут способствовать допрос на месте происшествия, использование при допросе различных схем, рисунков, чертежей, а также макетов, особенно по делам о дорожно-транспортных происшествиях. Предложение допрашиваемому начертить схему, нарисовать тот или иной объект уже само по себе обычно способствует мысленному возвращению к деталям происшедшего и благоприятствует воспоминанию.

Ассоциации по сходству можно использовать для того, чтобы вспомнить забытую фамилию, внешность человека и т. п. Для припоминания фамилии следует предложить просмотреть, например, телефонную книгу с фамилиями абонентов. Рекомендуется использовать и такие системы, как «фоторобот», рисованный портрет, альбомы образцов различных тканей, фасонов одежды, цветных репродукций грузовых и легковых автомашин и т. п. Использование ассоциаций по контрасту основано на противопоставлении различных объектов и явлений (высокий – низкий, черный – белый, толстый – тонкий и т. п.)[16].

В отдельных случаях преодолеть добросовестное заблуждение и оказать допрашиваемому помощь в припоминании можно путем предъявления доказательств: оглашения показания, воспроизведения фонограмм допроса других лиц и проведения очных ставок. С этой целью могут быть предъявлены вещественные доказательства, различные документы, видеозапись или киноленты места происшествия и окружающей обстановки, а также проведено предъявление для опознания лиц, и предметов.

Основные правила использования информации. Предъявление доказательств, использования различных объектов и схем, а также ознакомление с показаниями других лиц следует проводить так, чтобы избежать подсказки и наводящих вопросов.

Информация, имеющая доказательственное значение, может быть использована на допросе лишь после свободного рассказа и в тех случаях, когда следователю не удалось путем постановки соответствующих вопросов и обращения к ассоциативным связям преодолеть забывание допрашиваемого или устранить его добросовестное заблуждение.

В вопросно-ответной стадии допроса информация используется не только посредством ее включения в содержание вопроса. Информация может находиться и за пределами вопроса, предшествовать или сопровождать его (например, при предъявлении вещественных доказательств, оглашении показаний других лиц и т. п.). В каждом случае такого использования информации нужно правильно оценивать информационное содержание задаваемых вопросов. Неправильно полагать, что в задаваемом вопросе вообще не должно содержаться никакой исходной информации для ответа. Подобное требование явно невыполнимо, поскольку довольно часто вопрос не может быть не привязан к определенному месту, времени, людям, обстоятельствам и т. п. Например, в вопросе «где Вы были такого-то числа?» содержится ориентировка во времени, в вопросе «при каких обстоятельствах Вы познакомились с Н.?» – ориентировка по отношению к определенному лицу и т. д.

Отличие допустимого в процессуальном отношении вопроса от наводящего состоит не в том, что в наводящем вопросе подсказывающая информация имеется, а в правомерном вопросе ее нет, а в том, что содержащаяся в наводящем вопросе информация (как словесная, так и несловесная – мимика, жесты, эмоционально-интонационный подтекст) внушает, наводит, подсказывает определенный ответ. Наводящий вопрос не только содержанием, но еще и формулировкой может побуждать, ориентировать на подтверждение определенной информации. Наводящий вопрос – это такой вопрос, который при его постановке рассчитан на подтверждение содержащейся в нем либо подсказывающей информации, и ответ на него, по имеющимся в нем фактическим сведениям, полностью соответствует содержанию вопроса, не выходит за его рамки, не дает новой, дополнительной, ценной в доказательственном отношении информации, кроме как почерпнутой из заданного вопроса.

В каждом случае использования при допросе информации необходимо не подтверждение допрашиваемым тех или иных сообщенных ему сведений, а получение показаний, в которых бы он вышел за пределы этого сообщения, проявил знание новых информационных элементов (обстоятельств, деталей определенного события) или указал на новые дополнительные связи между элементами сообщенной ему информации.

1. Свидетели обязаны давать показания по расследуемому уголовному делу. До их вызова на допрос следователь выполняет такие организационно-подготовительные действия:

1) изучает материалы дела для решения вопроса о наличии оснований вызова конкретного субъекта на допрос в качестве свидетеля;

2) определяет предмет показаний;

3) принимает решение о способе вызова, месте и времени допроса;

4) подготавливает средства фиксации показаний;

5) составляет план производства допроса[17].

Следователь вправе вызвать на допрос в качестве свидетеля любого гражданина, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по расследуемому делу (ст. 56, 79 УПК РФ), за некоторыми исключениями. В частности, не подлежат допросу в качестве свидетеля лица, которые в силу своих физических или психических недостатков не способны правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них адекватные показания а также:

а) судья, присяжный заседатель об обстоятельствах дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному делу;

б) защитник подозреваемого, обвиняемого об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовном уделу;

в) адвокат об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

г) священнослужитель об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

д) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия об обстоятельствах, ставших им известными в связи с выполнением ими своих полномочий (ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

В качестве свидетелей могут быть допрошены граждане, наблюдавшие событие преступления или его отдельные обстоятельства либо знающие о них со слов других лиц. Возможен также допрос граждан, которые участвовали в производстве осмотра, освидетельствования, обыска, выемки, предъявления для опознания, следственного эксперимента в качестве понятых и могут рассказать о проведении этих процессуальных действий.

Следует помнить, что необоснованный вызов свидетеля на допрос влечет бесполезную трату времени как следователя, так и граждан, причиняет им неоправданное беспокойство, а в конечном итоге порождает предвзятое отношение к следственным органам. Поэтому, принимая решение о вызове гражданина, следователь обязан заранее определить круг вопросов, которые он ему задаст. В противном случае показания будут неполными, потребуется повторный допрос свидетеля, что мало кому может понравиться.

Свидетель вызывается на допрос повесткой, вручаемой под расписку. Свидетель может быть вызван также телефонограммой или телеграммой. По делам о бандитизме, преступлениях, совершенных организованной группой и т. п., при решении вопроса о вызове свидетеля следователь должен обеспечить его безопасность (ч. 3 ст. 11, ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186 УПК РФ). Это необходимо, поскольку не исключена возможность, что данный гражданин, особенно располагающий важными сведениями, находится под наблюдением субъектов, отнюдь не заинтересованных в раскрытии содеянного.

Свидетелей обычно допрашивают в месте производства расследования (хотя следователь вправе произвести допрос и в месте нахождения свидетеля). Свидетеля рекомендуется допрашивать в рабочем кабинете следователя, поскольку официальная обстановка побуждает к осознанию серьезности предстоящего допроса, способствует установлению деловой атмосферы. Однако в ряде случаев допрос свидетеля в кабинете следователя невозможен по объективным причинам или нецелесообразен по тактическим соображениям.

Определяя время явки свидетеля на допрос, необходимо учитывать следующие соображения:

1) вызов на допрос в удобное для допрашиваемого время способствует установлению с ним психологического контакта;

2) время явки свидетеля должно быть выбрано так, чтобы он не ожидал вызова на допрос и не томился в коридоре;

3) вызывая свидетелей по одному и тому же уголовному делу, следователь должен принять меры, чтобы они не смогли общаться между собой[18].

Выполнение последнего правила обеспечивается вызовом свидетелей в разные часы, а иногда и дни. Первыми рекомендуется допрашивать тех из них, которые могут дать наиболее полные и точные показания, либо такие, которые необходимы для пресечения преступлений и задержания виновных лиц. Вместе с тем следует учитывать возможную заинтересованность свидетелей в исходе дела, а также вероятность их сговора или оказания на них воздействия со стороны обвиняемого (подозреваемого), его друзей и сообщников.

2. Допрос свидетеля включает три стадии: подготовительную, свободный рассказ и ответы на вопросы.

На подготовительной стадии следователь, удостоверившись в личности свидетеля, составляет вводную часть протокола, фиксирует в ней его анкетные данные. Затем следователь обязан разъяснить допрашиваемому положение ст. 51 Конституции РФ о том, что "никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом". Однако следует заметить, что данное положение не запрещает давать показания относительно причастности свидетеля к преступлению, а также об участии в его совершении супруга или близких родственников. Заявление свидетеля о согласии или несогласии давать показания по этим вопросам заносится в протокол.

На данной стадии следователю весьма целесообразно получить дополнительные сведения о психологических характеристиках свидетеля. Выясняя его анкетные данные, рекомендуется уточнить сведения о личности свидетеля, завязать с ним беседу на отвлеченные темы. С одной стороны, это поможет следователю уточнить свое предварительное мнение о допрашиваемом, составить более полное представление о психологических характеристиках его личности. С другой стороны, беседа способствует снятию у свидетеля внутреннего напряжения, неизбежно возникающего при контакте с представителем правоохранительных органов.

В ходе беседы следователь, не заостряя внимания допрашиваемого, исподволь должен выяснить характер взаимоотношений между ним и свидетелем, подозреваемым (обвиняемым). Это важно как для выбора дальнейшей тактики допроса, так и для правильной оценки полученных показаний.

Чтобы установить психологический контакт с допрашиваемым, следователь должен избрать тактически правильную форму предупреждения свидетеля об уголовной ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Граждане, настроенные рассказать все полно и правдиво, такое предупреждение чаще всего воспринимают как недоверие к ним со стороны следователя, поэтому, с тактической точки зрения, целесообразнее разъяснить допрашиваемому, что оснований сомневаться в его искренности нет, но необходимо выполнить предписание закона. Если же следователь полагает, что свидетель не хочет давать полные и правдивые показания, целесообразно, напротив, акцентировать возможность наступления уголовной ответственности.

Стадия свободного рассказа начинается с предложения допрашиваемому рассказать все, что ему известно об обстоятельствах расследуемого преступления. При этом свидетеля необходимо вкратце проинформировать о деле, по которому он вызван на допрос, чтобы ему было понятно, что именно интересует следователя. Иногда целесообразно разъяснить допрашиваемому порядок дачи показаний: сообщить известные ему обстоятельства в определенной последовательности, со ссылками на их источники.

Во время свободного рассказа свидетеля не следует перебивать его, даже если он говорит слишком пространно. Иногда это побуждает допрашиваемого сообщить факты, о которых он и не собирался рассказывать. При допросе не нужно давать оценку показаниям, а тем более выражать недовольство, ибо это может привести к тому, что свидетель замкнется.

Полученные показания подлежат обязательной проверке, потому их важно детализировать. Для этого рекомендуется задать свидетелю вопросы, чтобы выяснить источник сообщенных сведений, почему он их запомнил, чем могут быть подтверждены его показания и т. д.

3. Татика допроса свидетеля. Если свидетель дал полные ответы на поставленные вопросы, то следователю достаточно задать дополняющие, уточняющие и контрольные вопросы для конкретизации сведений и проверки их достоверности. При наличии в показаниях пробелов и неточностей необходимо их устранить, применив тактические приемы, содержание которых зависит от причин этих дефектов: забывчивости допрашиваемого или его нежелания рассказать всю правду.

Причинами неполноты показаний могут быть:

а) непонимание того, каких именно сведений от него ждет следователь;

б) ошибки восприятия, запоминания и воспроизведения информации;

в) негативное психологическое состояние во время допроса и др.[19]

Непонимание обычно устраняется постановкой уточняющих, дополняющих или напоминающих вопросов. Устранение противоречивости и неполноты показаний, вызванных ошибками восприятия, запоминания и актуализации воспринятого, требует от следователя понимания процесса формирования показаний и действия мешающих факторов, а также использования тактических приемов для оказания допрашиваемому помощи в припоминании фактов, интересующих следствие.

Процесс формирования свидетельских показаний состоит из восприятия, запоминания и воспроизведения на допросе обстоятельств расследуемого преступления. Восприятие представляет собой процесс отражения в человеческом сознании события преступления или его отдельных деталей на основе зрительных и слуховых, реже обонятельных, осязательных и вкусовых ощущений. Запоминание еще более сложный процесс образования в памяти свидетеля образов (представлений), связанных с воспринятыми фактами. Воспроизведение состоит в том, что свидетель на допросе, оживляя в своей памяти образы (представления), запечатлевшиеся в результате восприятия и запоминания, сообщает соответствующие сведения следователю.

Свидетельские показания формируются под влиянием различных факторов. Их нельзя учесть заранее, однако из основных и наиболее часто встречающихся одни связаны с индивидуальными свойствами самого свидетеля, другие с внешними условиями и обстоятельствами, в которых происходило восприятие, сохранение в памяти и воспроизведение. К таким факторам относятся:

1) Свойства восприятия и памяти свидетеля: состояние органов зрения и слуха, обоняния и осязания. Разная память накладывает специфический отпечаток на показания свидетелей, в которых одни события (факты) изложены полно и точно, а другие в общих чертах.

2) Физическое и психическое состояние в момент восприятия. Болезненные ощущения, нервное расстройство, усталость, опьянение, сильное душевное волнение и другие факторы неблагоприятно влияют на процесс формирования свидетельских показаний.

3) Направленность внимания обусловливает целенаправленное или непреднамеренное восприятие. В следственной практике чаще встречается второй вид восприятия, поэтому для получения полных показаний следователю нужно применять тактические приемы, призванные помочь допрашиваемому в припоминании забытых обстоятельств. Здесь должна быть задействована эмоциональная память, а также ассоциации по смежности во времени и пространстве, по сходству или контрасту.

4) Патологические дефекты психики и нервной системы могут влиять на процесс формирования свидетельских показаний весьма существенно. В сложных случаях рекомендуется назначить судебно-психиатрическую или комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, но только с согласия свидетеля (ч. 5 ст. 56 УПК РФ).

5) Обстановка восприятия: удаленность от наблюдаемого события, условия видимости, наличие или отсутствие препятствий, которые могут поглощать звуки, состояние погоды и др.

6) Промежуток времени, прошедшего со дня восприятия до момента дачи показаний. Чем он больше, тем выше вероятность искажения, полной или частичной утраты воспринятой свидетелем информации. Поэтому медлить с производством допроса свидетеля крайне нежелательно.

7) Склонность к фантазированию (восполнение пробелов восприятия и запоминания вымыслом). Основная сложность получения показаний здесь состоит в том, чтобы отличить заведомую ложь от фантазии свидетеля, отделить достоверные показания от вымышленных. В этой ситуации от следователя требуется умение формулировать и задавать допрашиваемому контрольные и уточняющие вопросы.

8) Обстановка допроса свидетеля должна быть спокойной и деловой, не нарушаемой внешними раздражителями. Если свидетель отказывается от дачи показаний либо дает заведомо ложные показания, необходимо выяснить причины, по которым это делается. Ими могут быть:

а) страх перед возможн

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Тактические и психологические приемы допроса свидетелей и потерпевших". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 407

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>