Дипломная работа на тему "Суд присяжных: особенности судопроизводства"

ГлавнаяГосударство и право → Суд присяжных: особенности судопроизводства




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Суд присяжных: особенности судопроизводства":


АКАДЕМИЯ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Юридический факультет

Кафедра уголовного права и процесса

Допущен к защите

зав. кафедрой

уголовного права и процесса

_________Старожильцева О. В.

___ _____________ 2010 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

НА ТЕМУ

«СУД ПРИСЯЖНЫХ: ОСОБЕННОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА»

Научный руководитель, Старожильцева Оксана

доцент кафедры уголовного Владимировна

< b>права и процесса

Исполнитель Николаева Любовь

Константиновна

Ярославль 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по желаемой вами теме. Грамотное выполнение дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Иркутске и в других городах РФ.

Глава 1. Суд присяжных: мировой и исторический опыт

1.1Исторические аспекты развития суда присяжных в России

1.2 Англо-американская модель судопроизводства в суде присяжных

1.3 Континентальная (французская) модель судопроизводства в суде присяжных

Глава 2. Понятие присяжных заседателей в уголовном процессе

2.1 Требования, предъявляемые к присяжным заседателям

2.2 Составление списка и формирование коллегии присяжных заседателей

2.3 Права и обязанности присяжных заседателей

Глава 3. Особенности рассмотрения дел с участием присяжных заседателей

3.1 Судебное следствие в суде присяжных

3.2 Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями. Вердикт присяжных заседателей

3.3 Действия председательствующего после вынесения вердикта

Заключение

Список источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы обусловлена следующими причинами: во-первых, возрождение в России суда с участием коллегии присяжных заседателей - одно из направлений российской судебной реформы, призванной обеспечить гарантированное Конституцией Российской Федерации[1] право граждан на рассмотрение дел по этой прогрессивной форме судопроизводства; во-вторых, суд присяжных по сравнению с обычной формой судопроизводства обладает большей коллегиальностью и независимостью от узковедомственных соображений, стимулирует состязательность уголовного процесса и имеет другие преимущества, уменьшающие риск судебных ошибок и злоупотреблений при осуществлении правосудия. Вышеназванные аспекты и определяют интерес к исследованию судопроизводства с участием присяжных заседателей не только со стороны юристов-правоведов, но и деятелей искусства и культуры. Так, например, большую известность и общественный резонанс получил вышедший на экраны страны в 2007 году и удостоившийся ряда престижных премий и наград фильм Никиты Михалкова «Двенадцать».

Традиционно основную роль суда присяжных в уголовном судопроизводстве видят в обеспечении прав человека быть признанным виновным в преступлении не иначе как по решению равных обвиняемому людей - представителей народа. Важным моментом закрепления прав является статья 20 Конституции[2], гарантирующая право каждого обвиняемого на рассмотрение дела судом присяжных в случаях, предусмотренных федеральным законом. Конституционный статус института суда присяжных заседателей является важнейшей гарантией, защищающей от возможности конъюнктурного отказа от него в интересах очередного руководства страны в целом или отдельной ветви власти, т. к. не может быть изменен обычным законом, а только конституционным, принимаемым в порядке усложненной процедуры.

Институт суда присяжных основывается на принципах и постулатах, которые до последнего времени либо считались чуждыми нашему уголовному процессу (определение функции суда как арбитра, а не активного участника процесса доказывания, обязанного осуществлять собирание доказательств по своей инициативе) либо трактовались в несколько ином свете (принцип состязательности). Новизна проявляется в отходе от роли суда как правоохранительного органа, вменения ему обязанности борьбы с преступностью, появлении институтов разграничения функции вынесения решения, функций обвинения, защиты. Особенности проявляются и в оценке доказательств, в напутственном слове, в формировании вопросного листа и др. Сказанное предопределяет теоретическую и чисто практическую значимость вопросов, затронутых в исследовании.

Целью дипломной работы является исследование особенностей уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи:

• рассмотреть историю возникновения и становления института присяжных в России;

• проанализировать понятие и определить место суда присяжных в российском уголовном судопроизводстве;

• провести сравнительно-правовой анализ института присяжных в России и за рубежом;

• изучение правовых основ осуществления правосудия с привлечением присяжных заседателей;

• исследование правового статуса присяжных заседателей в Российской Федерации;

• определить особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей.

Объектом исследования являются общественные отношения, связанные с правовым регулированием, организацией и деятельностью института суда присяжных заседателей в России.

Предмет дипломного исследования составляют нормы уголовно-процессуального права, а также нормы законодательства о судебной системе и судоустройстве, с помощью которых определяются правовой механизм и особенности организации деятельности института суда присяжных заседателей в России.

Научно-методическая база исследования включает в себя: учебные пособия, монографии, статьи таких известных специалистов в области уголовного права, как Зарудный С. И.[3], Фойницкий И. Я.[4], Ильюхов А. А.[5], Радченко В. И.[6], Лупинская П. А.[7], Яровая М. В.[8], Золотых В. В.[9] и др.

Нормативно-правовая база исследования - Конституция РФ[10], Уголовный кодекс РФ[11], Уголовно-процессуальный кодекс РФ[12], ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[13], ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»[14], Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации»[15] и др.

В качестве методов исследования применялись метод научного анализа, сравнительно-правовой метод, историко-правовой и формально-логический методы.

Структура работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

Во введении обозначены актуальность темы, цели, задачи, объект и предмет исследования.

Первая глава посвящена изучению возникновения и развития суда присяжных в России и за рубежом

Во второй главе изложены требования, предъявляемые к присяжным заседателям, порядок формирования коллегии присяжных заседателей, а также права и обязанности присяжных заседателей.

В третьей главе раскрываются особенности рассмотрения дел с участием присяжных заседателей.

В заключении изложены выводы по исследуемой теме.

ГЛАВА 1. СУД ПРИСЯЖНЫХ: МИРОВОЙ И ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ

1.1 Исторические аспекты развития суда присяжных в России

Как самостоятельный правовой институт суды присяжных в России впервые были введены судебной реформой 1864 г. Были созданы всесословные суды с участием представителей народа, коими и были присяжные заседатели. Теоретическое обоснование необходимости введения суда присяжных было дано главным его идеологом С. И. Зарудным: «Цель судоустройства в учреждении судебных мест на таком основании, чтобы судебные решения пользовались общим доверием. Доверие обеспечит спокойствие в государстве: стабильность решений судов»[16].

Современник той эпохи, выдающийся юрист И. Я. Фойницкий, писал по поводу судов присяжных в свойственной для того времени манере изъясняться с читателями: «Палладиум личной свободы и политической независимости народной, ревностный страж общественной безопасности и строгий судья злодеяний, это установление более и более делается для культурного мира судом естественным по преимуществу, от ведения которого, в интересах народной экономии, устраняются лишь дела наименее важные: Оно стало центральным узлом новой судебной системы, ее лучшим украшением и самой твердой ее опорой»[17].

Однако этот институт попал на неподготовленную почву. Ведь он был учрежден в стране, где 9/10 населения составляли крестьяне, только что получившие личную свободу, в экономике сохранялись пережитки крепостничества, существовал сословный слой с его привилегиями и ограничениями, формой правления являлась абсолютная монархия, граждане были лишены политических прав и свобод.

С этого момента начинается поэтапное создание и развитие института присяжных заседателей. Первый этап создания и деятельности суда присяжных охватывает период с 1864 по 1889 г.

Разбирательство дел в данный период производилось судом в составе двух коллегий - коронной и народной. Коронную составляли члены окружного суда, народную - присяжные в количестве двенадцати человек. Присяжными заседателями могли быть только мужчины в возрасте от 25 до 70 лет, русские подданные. Для них были установлены ценз оседлости (два года) и имущественный ценз. Не могли быть присяжными заседателями лица, состоявшие под судом и следствием, слепые, глухие, бедняки. Также в списки присяжных не включались священнослужители, лица, занимавшие судебные должности, работники нотариата, прокуратуры, чиновники полиции, военнослужащие, таможенники, железнодорожники, учителя и некоторые другие. Из вышесказанного следует, что не все сословия могли быть представлены в списках присяжных заседателей, т. е. отбор присяжных был достаточно жестким. Тем самым законодатель исключал любое возможное участие представителей того или иного заинтересованного сословия в судебном разбирательстве в качестве присяжных. При вынесении вердикта присяжные решали вопрос о виновности или невиновности подсудимого.

Следует отметить, что данный институт в России имел смешанную модель судопроизводства, сочетающего в себе признаки как англо-американской, так и континентальной моделей. Англо-американская система правосудия основывалась на принципе состязательности - сторонам предоставлялись равные возможности, тогда как в континентальной модели присутствовала инквизиционная система правосудия. Так, положения действовавшего в России Устава уголовного судопроизводства при решении вопроса исследования сведений, характеризующих личность подсудимого, соответствовали континентальной модели суда присяжных. Например, составители судебных уставов в тематическом комментарии к ним писали: «Судом всегда судится не отдельный поступок подсудимого, но вся его личность»[18]. Однако Устав совместил необходимость исследования данных сведений с принципом состязательности, несколько ослабив при этом силу предубеждения в отношении подсудимого, возникавшего у присяжных. Так, в соответствии с сенатским толкованием ст. 687 Устава в ходе судебного следствия по требованию прокурора оглашались справки о прежней судимости подсудимого или справки об обвинении его в иных преступлениях. Но при этом устанавливалось обязательное и немедленное обращение председательствующего к присяжным, в котором он должен был разъяснить значение этих фактов для дела. Кроме того, подсудимый и его защитник имели право представлять свои объяснения по оглашенным справкам о судимости.

Следует отметить, что российская модель судопроизводства допускала установление и исследование сведений, характеризующих личность подсудимого, значительно уменьшая степень предубеждения, возникавшего у присяжных, предоставлением защитнику равной возможности изложения перед присяжными положительных сведений о нем.

Необходимо также указать на то, что в России судебное следствие в суде присяжных имело менее широкие и четко очерченные пределы, что можно объяснить, во-первых, более последовательной реализацией в судебном следствии доктрины разделения компетенции судейских коллегий, и, во-вторых, более четким определением относимости доказательств и выработанными наукой и практикой критериями относимости.

Существенной особенностью российского судебного следствия являлась возможность изменения его пределов в зависимости от позиции сторон: признание подсудимым вины сокращало судебное следствие. Вместе с тем в отличие от англо-американской модели отказ обвинителя не влек изменения пределов судебного следствия, что связано с особенностями реализации принципа состязательности[19].

Следует отметить, что с самого начала создания данного правового института в России законодатель стремился к тому, чтобы присяжные заседатели, судя по совести, были единодушны в своих выводах. «Так, в Уставе уголовного судопроизводства 1864 г. в ст. 813 указывалось, что присяжные заседатели должны склонять свои мнения к единогласному решению, но временного минимума не устанавливалось»[20].

Исторический анализ показывает, что данный институт права довольно быстро прижился в России того времени. В судах высокой инстанции с начала реализации судебной реформы 1864 г. на долю присяжных заседателей приходилось 3/4 дел, разбиравшихся окружными судами[21]. Ежегодно в масштабах Российской империи в 70-80-е гг. XIX в. судами присяжных разрешалось 15-20 тысяч дел.

По закону присяжным заседателям был подсуден довольно широкий спектр преступлений, однако на практике они в основном занимались разбором преступлений против собственности частных лиц, которые составляли 70-80% всех дел, рассматриваемых присяжными. При этом первое место среди указанных преступлений занимали кражи - около 60%[22].

Второе место после имущественных занимали преступления против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц. Например, в Нижегородской и Костромской губерниях такого рода преступления составляли 11-15%, в Московской и Владимирской - 6-10%. В этой категории преступлений первое место занимали убийства - 4-10%[23].

Третье место по количеству дел, рассматриваемых судами присяжных, принадлежало служебным преступлениям. Они составляли от 4 до 8%. Далее следовали преступления против порядка управления и общественного благоустройства и благочиния (1,5-2,5%), религиозные (1,0-1,5%), против имущества и доходов казны (0,5-1%). Реже всего присяжными рассматривались дела, связанные с нарушением законов о состоянии, уставов казенных управлений и преступления против прав семейственных[24].

В судах без участия присяжных рассматривались дела совершенно иного характера. Здесь первое место среди разбираемых дел занимали преступления против общественного благоустройства и благочиния. Например, в Московской и Нижегородской губерниях таких дел было 35-40%, во Владимирской и Костромской - 18-25%. Второе место принадлежало преступлениям против порядка управления - 15-35% во всех этих губерниях, третье - служебным (10-20%). Далее следовали преступления против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц (10-15%) и нарушения различных уставов казенных управлений (вместе с преступлениями против имущества и доходов казны - 6-10%)[25].

В отличие от суда присяжных окружные суды без их участия разбирали очень мало дел, связанных с нарушением прав собственности граждан - всего от 1,5 до 5%. Остальные преступления (религиозные, против прав семейственных и др.) из-за своей малочисленности составляли по отдельности примерно по 1%[26].

В итоге по категориям преступлений дела в окружных судах без участия присяжных заседателей распределялись более равномерно. Пять категорий (преступления против общественного благоустройства и благочиния, против порядка управления, служебные, против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц и нарушения уставов казенных управлений) составляли 80-90% всех разбираемых дел. В то же время в судах присяжных всего две категории (преступления против собственности граждан и их жизни, здоровья, свободы и чести) составляли те же 80-90%. Это означало, что, имея по закону возможность, разбирать широкий круг преступлений, присяжные заседатели в силу сложившейся практики концентрировали свои усилия на защите прав личности, а коронный суд в основном занимался преступлениями, затрагивавшими государственные и общественные интересы[27].

В период кризиса в судебной системе в 1878-1889 гг., который был вызван совокупностью юридических и политических причин, из компетенции судов присяжных заседателей изымается ряд категорий дел, что на 10-15% сокращает объем их юрисдикции. При этом качественно меняется состав подсудных суду присяжных преступлений - в ведении общественных судей остаются только чисто уголовные дела без какого-либо политического оттенка. Анализ официальной статистики Министерства юстиции показывает, что в конце XIX-начале XX в. тенденция к сокращению объема юрисдикции присяжных заседателей получает дальнейшее развитие. В целом по России присяжные заседатели рассматривали в окружных судах только чуть более 40% всех дел. Однако такие цифры объясняются тем, что во многих российских окружных судах суд присяжных просто не был введен, и все дела там рассматривались коронными судьями. В тех же губерниях, где были суды присяжных, на их долю приходилось примерно 60% всех поступавших в окружные суды уголовных дел. Фактически этот период характеризуется контрреформой судебной системы, что в конечном итоге свело на нет всю реформу, так как она перестала функционировать на 90% территории всей страны[28].

Второй период развития суда присяжных (1890-1917 гг.) характеризуется качественными отличиями от суда присяжных образца 1864 г. Эти отличия выражались в изменении состава заседателей, компетенции судов, объема их юрисдикции. В середине 90-х гг. XIX в. пришло осознание того, что суд присяжных в его новом варианте является для России «лучшей формой суда», отвечающей ее потребностям.

С началом I мировой войны изменился состав заседателей суда присяжных, увеличилось количество выносимых им обвинительных вердиктов. Но в целом российский суд присяжных функционировал в это время так же, как и суды присяжных других стран в условиях войны.

Следующий этап относится к периоду деятельности Временного правительства, пришедшего к власти в марте 1917 г. В этот период развитие российского суда присяжных вступило в стадию кризиса. За короткий промежуток времени законодательство о суде присяжных подвергается значительным качественным изменениям. Временное правительство пошло по пути демократизации судебной сферы: расширилась компетенция суда присяжных, были отменены национальные и прочие ограничения для заседателей, был создан военный суд присяжных[29].

Особенностью кризиса данного периода времени является незавершенность указанных изменений - некоторые из законодательных мер Временного правительства не были реализованы на практике, а последствия реализации других проявились не в полную силу. Для этого не хватило времени. Если первый кризис 1878-1889 гг., как было сказано выше, был вызван совокупностью юридических и политических причин, т. е. в основном причинами внутреннего характера, то причины второго кризиса оказались преимущественно внешними: Первая мировая война, Февральская революция, смена государственного строя, стремление Временного правительства завоевать доверие народа[30].

В период деятельности Временного правительства произошли серьезные изменения в юрисдикции суда присяжных. Так, 4 марта 1917 г. указом Временного правительства упразднялись особые суды (верховный уголовный суд, особые присутствия Сената, судебных палат и окружных судов с участием сословных представителей), ограничивавшие подсудность присяжным заседателям[31]. Постановлением Временного правительства от 30 марта 1917 г. дела, подсудные особым судам, передавались судам присяжных заседателей. Также был упразднен не оправдавший себя институт сословных представителей, во всех судебных органах он был заменен на институт присяжных заседателей. «Судьи общественной совести», как и до кризиса 1878-1889 гг., стали участвовать не только в судопроизводстве окружных судов, но и судебных палат и даже Уголовно-кассационного департамента Сената[32]. В ведение присяжных заседателей были возвращены преступления против порядка управления, должностные преступления, преступления против общественного благоустройства и благочиния и некоторые другие. Также на рассмотрение суда присяжных были переданы государственные преступления, которые никогда ранее ему не были подсудны. Таким образом, компетенция суда присяжных в 1917 г. оказалась наиболее широкой за всю свою историю, и это не могло не отразиться на практике судопроизводства.

История российского суда присяжных без какого-либо сопротивления со стороны населения была прервана 22 ноября (5 декабря) 1917 г. Декретом Совнаркома «О суде» N 1, упразднившим окружные суды, судебные палаты, кассационные департаменты Сената. Соответственно упразднялся и институт присяжных заседателей. Однако из-за длившегося несколько месяцев процесса создания новых, советских судебных органов, суд присяжных прекратил свое фактическое существование только в начале 1918 г.

После ликвидации суда присяжных в советский период право граждан России на рассмотрение дела этим судом было провозглашено лишь 13 ноября 1989 г. - с момента принятия Верховным Советом СССР Основ Союза ССР и республик о судоустройстве, ст. 11 которых гласила: «В порядке, установленном законодательством союзных республик, по делам о преступлениях, за совершение которых законом предусмотрена смертная казнь либо лишение свободы на срок свыше 10 лет, вопрос о виновности подсудимого может решаться судом присяжных (расширенной коллегией народных заседателей)».

Однако приведенное положение Основ не отражало сущности суда присяжных, его кардинальные отличия от суда с участием народных заседателей (по сути, суд присяжных понимался только как «расширенная коллегия» народных заседателей).

Радикальным шагом по возвращению в Россию суда присяжных стала разработка Концепции судебной реформы, в которой суду присяжных было отведено центральное место в демократизации уголовной юстиции.

В Концепции отмечалось, что к достоинствам суда присяжных относятся: «...привнесение в атмосферу казенной юстиции житейского здравого смысла и народного правосознания; ...стимулирование состязательности процесса; ...способность испытывать правоту законов применительно к конкретному случаю». Суд присяжных рассматривался Концепцией как средство «разрешения нестандартных ситуаций, где из-за тяжести возможных последствий опаснее погрешить против справедливости, нежели против веления абстрактной правовой нормы»[33].

24 октября 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял Постановление «О концепции судебной реформы в РСФСР», в п. 3 которого отмечалось, что в качестве важнейшего направления судебной реформы в России следует рассматривать «признание права каждого лица на разбирательство его дела судом присяжных в случаях, установленных законом»[34].

16 июля 1993 г. Закон РФ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях»[35] возродил в России суд присяжных. Рассмотрение дел присяжными вводилось лишь в областных (краевых) судах, к подсудности которых по первой инстанции относятся дела о наиболее тяжких преступлениях (квалифицированные убийство и изнасилование, хищения в особо крупных размерах, преступления против безопасности государства и др.) и только в девяти регионах, которые выразили согласие на введение новой формы судопроизводства (Московской, Рязанской, Саратовской, Ивановской, Ульяновской и Ростовской областях, Ставропольском, Алтайском и Краснодарском краях)[36].

В Конституции РФ[37], принятой 12 декабря 1993 г., суду присяжных отведено место важнейшей гарантии прав и свобод человека, в том числе и права на жизнь, так как именно возможность выбора этой формы судопроизводства законодатель называет обязательным условием применения самой жесткой меры наказания - смертной казни. Так же как и ранее действовавшая конституционная норма, ст. 20 Конституции РФ[38] гарантирует право каждого обвиняемого на рассмотрение дела судом присяжных в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Подход Конституции РФ[39] к производству в суде присяжных как объекту права обвиняемого не мог не вызвать вопроса о конституционности положений федерального законодательства о постепенности введения этой формы судопроизводства.

В тех регионах, где суд присяжных не был введен, суды продолжали рассматривать дела о тяжких и особо тяжких преступлениях в обычных составах, не предоставляя подсудимому права на рассмотрение дела в суде присяжных. Нередко такие разбирательства заканчивались вынесением смертных приговоров. Вскоре несколько осужденных к смертной казни, лишенных права на рассмотрение дела с участием присяжных, обратились в Конституционный Суд РФ с просьбой проверить конституционность Постановления Верховного Совета от 16 июля 1993 г.

С такой же просьбой обратился и Московский городской суд.

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 2 февраля 1999 г. прежде всего отметил, что «право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных статьей 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации[40], должно быть обеспечено на равных основаниях и в равной степени всем обвиняемым независимо от места совершения преступления, установленной федеральным законом территориальной и иной подсудности таких дел и прочих подобного рода обстоятельств»[41].

На этом основании Конституционный Суд постановил, что положение п. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. далее не может служить основанием для отказа обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлено наказание в виде смертной казни, в удовлетворении ходатайства о рассмотрении его дела судом с участием присяжных заседателей. В связи с этим Федеральному Собранию надлежит незамедлительно внести в законодательство изменения, обеспечивающие на всей территории РФ каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, возможность реализации права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей[42].

Федеральный закон «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[43] установил постепенное введение суда присяжных на всей территории России.

20 августа 2004 г. принят Федеральный закон «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[44]. В нем указаны суды, рассматривающие дела с участием присяжных заседателей, и требования, предъявляемые к присяжным заседателям, порядок составления списков кандидатов в присяжные заседатели, порядок и сроки исполнения гражданами обязанностей присяжных заседателей, гарантии независимости и неприкосновенности присяжных заседателей.

Таким образом, предоставленное Конституцией РФ[45] и законом право обвиняемым на рассмотрение их дел судом с участием присяжных заседателей явилось достаточно востребованным. В период действия вышеуказанного Закона в девяти регионах России более 30% обвиняемых воспользовались данным им правом.

Одной из проблем суда с участием присяжных заседателей явилось затянувшееся его поэтапное введение на всей территории Российской Федерации, что создавало конституционное неравенство граждан, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений против жизни, за которые возможно назначение исключительной меры наказания - смертной казни. Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. № 20-П признано недопустимым назначение наказания в виде смертной казни до введения соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории России каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом предусмотрена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом присяжных[46]. Одновременно было предложено Федеральному Собранию незамедлительно внести в законодательство соответствующие изменения.

Эти положения нашли отражение при принятии нового УПК РФ[47], с введением которого суд с участием присяжных заседателей должен был начать действовать на всей территории Российской Федерации с 1 января 2003 г. Однако Федеральным законом от 27 декабря 2002 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»[48] было установлено поэтапное введение в действие ч. 2 п. 2 ст. 30 УПК РФ[49] о рассмотрении уголовных дел судом в составе судьи и коллегии из 12 присяжных заседателей - с 1 января 2003 г. в перечисленных в этом Законе 70 регионах, с 1 июля 2003 г. - еще в 14 регионах, с 1 января 2004 г. - в 4 регионах и с 1 января 2007 г. в последнем регионе - в Чеченской Республике[50].

Редакция раздела ХII УПК РФ[51], определяющего особенности производства в суде с участием присяжных заседателей, составлена с учетом раздела Х УПК РСФСР[52], а также судебной практики[53].

1.2 Англо-американская модель судопроизводства в суде присяжных

Суды присяжных (jury) возникли в Англии в средние века. Позднее рецепция английских правовых институтов перенесла данную модель судопроизводства в Америку, где она приобрела определенные самобытные черты, отличающие ее от английского оригинала. Вместе с тем наличие множества сходных признаков, характерных как для английского, так и для американского судопроизводства, позволяет говорить о существовании англо-американской модели судопроизводства в суде присяжных.

Первоначально присяжными становились свидетели преступления, обычно соседи. К XV веку суды присяжных стали основной формой осуществления правосудия. В качестве присяжных стали приглашать посторонних людей, которые должны были принимать решения на основании показаний в суде, а не собственных наблюдений.

Суд состоит из двух коллегий: коронных судей и присяжных заседателей (от 6 до 12 человек). Согласно англосаксонской доктрине первые решают вопросы права, а вторые – вопросы факта[54].

Вопрос о количественном составе коллегии присяжных заседателей вызывает особый интерес применительно к тем системам уголовного процесса, где число «народных вершителей правосудия» отклоняется от традиционных 12.

В настоящее время в США такой количественный состав сохраняется для рассмотрения уголовных дел в федеральных судах, что является требованием Конституции.

Однако в судах штатов количество присяжных заседателей в каждом конкретном деле регулируется уголовно-процессуальным законодательством того или иного штата. Представляется, что основанием для уменьшения количественного состава жюри, рассматривающего уголовные дела в судах штатов, послужило решение, принятое по делу «Williams v. Florida» (1970), в котором Верховный суд США признал соответствующим конституции закон штата Флорида, предусматривающий состав коллегии из шести присяжных заседателей по делам о преступлениях, не наказуемых смертной казнью, заключив при этом, что состав жюри из двенадцати человек - это не более, чем «историческая случайность»[55].

Следует отметить, что анализ статистики выносимых судами штата Флорида вердиктов показал, что они в целом не отличаются от вердиктов, выносимых судами других штатов (в составе 12 присяжных).

Однако как показывают результаты некоторых социально-психологических исследований, маленькая группа более «эффективна» в вынесении как обвинительных, так и оправдательных вердиктов. Так, в США в 70-х гг. XX века Аланом Джелфаном и Гербертом Соломоном было проведено исследование, основанное на эмпирическом обобщении с использованием сложных моделей вероятности. Результаты исследования показали, что «сокращение количественного состава коллегии от 12 до 6 присяжных увеличивает вероятность того, что состав жюри «ошибочно» оправдает виновного, более чем вдвое: от 6,15% до 13,95%; вероятность осуждения невиновного также увеличивается почти наполовину: от 2,21% до 3,25%». Наоборот, коллегия, состоящая из двенадцати присяжных заседателей, действует менее решительно, затрачивает больше времени на принятие решения, так как часто колеблется даже в очевидных случаях[56].

Итак, в США коллегии присяжных заседателей в судах штатов различаются по количественному составу.

Так, в соответствии с Конституцией штата Висконсин, а также параграфом 972.02 Свода законов штата Висконсин дела как о тяжких, так и незначительных преступлениях рассматриваются коллегией из двенадцати присяжных заседателей[57].

Тот же количественный состав жюри предусмотрен в Правилах уголовного судопроизводства штата Теннесси (24е) и Правилах уголовного судопроизводства штата Вермонт (23в)[58].

Но в некоторых американских судах в составе коллегии может быть шесть или восемь человек. В уголовных судах штата Вайоминг, например, коллегию обычно образуют шесть присяжных заседателей. По данным 1996 года, в 33 штатах коллегии численностью менее 12 присяжных заседателей рассматривали некоторые категории уголовных дел[59].

Судебное разбирательство построено на основе состязательности[60]. В числе его особенностей в островной системе уголовно-процессуального права следует отметить следующие черты:

1.  Судебное следствие и прения сторон не выделяются. Стороны выдвигают свой тезис (вступительная речь), затем представляют и исследуют доказательства для его подтверждения перед судом. На защиту возлагается бремя доказывания, если она что-либо утверждает, например, состояние необходимой обороны. После исследования доказательств обвинитель и защитник произносят заключительную речь перед присяжными.

2.  Подсудимый имеет право на очную ставку (конфронтацию) со свидетелем обвинения.

3.  Присяжные, как правило, должны вынести приговор единогласно. В противном случае их коллегия распускается, а дело слушается вновь.

4.  Председательствующий коронный судья обладает большими полномочиями в части назначения наказания, так как он не связан уголовно-правовыми нормами в такой степени, как судья в континентальной системе. Наказания назначаются за каждое преступление и суммируются, причем верхний предел не ограничен. Наказание может быть определено также путем указания низшего и высшего предела.

5.  Для получения сведений о личности осужденного этап назначения наказания может длиться неделю или даже больший срок. Информация, необходимая для назначения наказания, истребуется от специальных должностных лиц исправительных учреждений или представляется обвинителем и защитником. Данная процедура не входит в слушание дела по существу и регулируется иными правилами. Например, свидетели в суд не вызываются, и судья может признать любые сведения недопустимыми[61].

Формирование жюри присяжных, которые будут рассматривать дело по существу, происходит после того, как обвиняемый не признал свою вину. После подготовительных процедур (ознакомления с доказательствами противной стороны (discovery) или опровержения обвинения: заявление ходатайств о признании недопустимыми отдельных доказательств или необоснованным всего обвинения) начинается слушание дела. Подсудимые в американском процессе имеют право на суд присяжных по всем делам, за которые они могут получить наказание свыше шести месяцев лишения свободы.

Прежде чем привести их к присяге, выясняется, не заявляют ли стороны отвод присяжным. Отводы могут быть заявлены мотивированные и безмотивные, то есть без указания причин, на основании которых тот или иной присяжный, по мнению сторон, не должен принимать участия в рассмотрении дела.

Присяжные, не подвергнутые отводу, приводятся к присяге и с этого момента считаются приступившими к исполнению своих обязанностей. Во время судебного разбирательства они могут покидать зал заседания суда только с согласия председательствующего.

Судебное разбирательство в суде с участием присяжных заседателей состоит из следующих этапов: подготовительная часть; обвинительная часть; защитительная часть; судебные прения; напутственное слово судьи присяжным; вынесение вердикта присяжными; принятие вердикта судьей; исследование личности обвиняемого; вынесение приговора. В роли обвинителя выступают представители службы государственных обвинителей, специальные офицеры полиции, в некоторых случаях - адвокаты по поручению полиции или частные лица (по более мелким делам). Сторона защиты - это представители двух корпораций английских правозащитников: барристеры или солиситоры.

Особенности процедуры вытекают из состязательности процесса. Процесс начинается со вступительной речи представителя обвинения, который в общих чертах излагает присяжным, что именно намерен доказать в процессе и какими доказательствами он располагает. После этого он вызывает свидетелей обвинения и осуществляет их прямой допрос, после чего они подвергаются перекрестному допросу со стороны защитника. Свидетели допрашиваются и передопрашиваются обвинителем в порядке очередности, установленной по его желанию[62].

Вслед за этим выступает со вступительной речью защитник и таким же образом представляет свои доказательства. Далее каждой стороне предоставляется право вызвать дополнительных свидетелей для дачи показаний, но только по поводу вопросов, затронутых в предшествующих показаниях свидетелей. После того, как допрошены все свидетели, представлены все доказательства, стороны вступают в судебное состязание[63].

Состязательность проявляется именно в этой поочередности представления и исследования доказательств, что придает процессу соответствующий ритм и симметрию, а сторонам позволяет оказывать равное воздействие на присяжных. Четкое деление процесса на обвинительную и защитительную части, напоминающее средневековый поединок, не допускает смешения функций обвинения, защиты и правосудия.

Принцип поочередности и равноправия сторон характеризует и каждое следственное действие в отдельности, проводимое с участием присяжных. Прежде всего, это видно на примере главнейшего следственного действия - допроса свидетеля. Допрос свидетеля в англо-американском судебном следствии строится на трех этапах[64]:

- прямой допрос (direct examination);

- перекрестный допрос (cross examination);

- повторный допрос (redirect examination).

Эта система предопределена жестким делением всех свидетелей (а в их число входят и эксперты) на свидетелей защиты и свидетелей обвинения. В число свидетелей защиты входит подсудимый, если он желает давать показания.

Начинается допрос свидетеля с «прямого допроса» с целью получить показание, поддерживающее данную версию. При производстве прямого допроса запрещается задавать наводящие вопросы, а также «дискредитировать» свидетеля, то есть задавать ему вопросы о фактах, порочащих его репутацию. По форме прямой допрос представляет собой серию ответов свидетеля на вопросы вызвавшей его стороны. По окончании прямого допроса другая сторона приступает к допросу перекрестному. Этот допрос - лучшее средство проверки свидетельских показаний[65].

Перекрестный допрос, таким образом, - единственное средство, которым сторона ослабляет воздействие, оказанное свидетелем противника на присяжных. При производстве перекрестного допроса дозволяется предлагать свидетелю наводящие вопросы. Это правило основывается на предположении, что лицо, дающее показания, предрасположено в пользу той стороны, которая вызвала его в качестве свидетеля. При производстве этого допроса разрешается дискредитация не только показаний свидетеля, но и самого свидетеля.

По окончании перекрестного допроса сторонам предоставляется право перейти к повторному допросу. Задача повторного допроса состоит в том, чтобы объяснить, растолковать или изменить новые факты, о которых свидетель показал при перекрестном допросе. При повторном допросе свидетелю могут быть заданы вопросы лишь в отношении противоречий и несоответствий в его показаниях, которые выявились в перекрестном допросе.

Стороны при допросе свидетелей, исследовании других доказательств поставлены в абсолютно равное положение и могут оказать равное влияние на присяжных. Права сторон при допросе показывают, что именно стороны - главные действующие лица судебного следствия состязательного процесса. Именно поэтому их равноправие - залог справедливого вердикта присяжных[66].

Абсолютизация состязательности в англо-американском судебном следствии ставит в особое положение профессионального судью. С одной стороны, это нейтральный арбитр, лишь поддерживающий состязательную процедуру в суде, а с другой - участник процесса, наделенный полномочиями и не ограниченный никакими рамками. Эти полномочия используются судьей в исключительных случаях, когда судебное следствие усилиями сторон заходит в тупик. Так, судья может задавать свидетелю вопросы по окончании допроса сторонами, причем может использовать наводящие вопросы, так как предполагается, что судья выступает только как незаинтересованный арбитр. Он может вызвать свидетеля, не указанного ни обвинением, ни защитой, если он найдет это нужным в интересах правосудия. Судья может назначить любую экспертизу по своему усмотрению, дать сторонам право расширить объем перекрестного допроса, представить новые доказательства. Но самым значимым правом судьи является право давать присяжным заключение об обязательном вынесении оправдательного вердикта (to direct an acquittal)[67]. Такое заключение дается судьей лишь после представления всех доказательств обвинением и заявления защиты, что «обвинение не стоит ответа»[68].

В дискреционных полномочиях судьи можно усмотреть компромисс между идеей состязательности и поиском истины в процессе. Судья имеет право применять дискреционную власть там, где нарушение правил состязания сторон может ввергнуть присяжных в заблуждение, увести их от истины, и делает он это не в интересах защитника или обвинителя, а в интересах правосудия. В то же время активная деятельность сторон по представлению и исследованию доказательств дает возможность судьям практически никогда не применять своих дискреционных полномочий.

Таким образом, англо-американская модель судебного следствия в этом аспекте наиболее соответствует сущности суда присяжных.

Обеспечение познавательной доступности судебного следствия для присяжных заседателей гарантируется многовековыми традициями процесса. Во вступительной речи стороны четко обозначают свои цели и средства к их достижению. Прямой и перекрестный допросы с разных сторон детально освещают все факты и доказательства, а повторный допрос устраняет возникающие при этом противоречия.

Четкому уяснению обстоятельств дела служат и дискреционные полномочия председательствующего. В случае если стороны не освещают отдельные обстоятельства дела, заводя судебное следствие в тупик, он может вызвать свидетелей, назначить экспертизу, а поскольку делает он это в интересах правосудия, это не считается нарушением состязательности. Однако данные полномочия судьи используют крайне редко, что объясняется активной деятельностью сторон.

Более четкому уяснению позиций сторон, обстоятельств дела, служит соединение судебного следствия и прений сторон в этой модели в единую стадию судебного разбирательства. Поэтому представление и исследование доказательств сочетается с их оценкой, что позволяет присяжным лучше понять значимость доказательств для дела. Сами присяжные имеют право задавать свидетелям вопросы в письменном виде и через председательствующего, но они обычно пассивны, ибо, все судебное разбирательство построено так, чтобы не допустить вопросов со стороны присяжных, поскольку они должны оставаться арбитрами сторон.

Англо-американская модель не предусматривает возобновления судебного следствия, так как присяжные могут вернуться из совещательной комнаты только с вердиктом, но в США правилом, компенсирующим этот недостаток, является возможность передачи в совещательную комнату некоторых доказательств, представленных сторонами[69]. Процессуальные условия обеспечивают разъяснение присяжным обстоятельств дела и доказательств в достаточной степени, но главным условием все-таки остается активнейшая деятельность сторон[70].

Присяжные, как правило, должны вынести приговор единогласно. В противном случае их коллегия распускается, а дело слушается вновь. Ранее закон о правосудии по уголовным делам 1967г. (статья 13) отменял принцип единогласия, установив, что при числе присяжных не менее 11 решение должно приниматься 10 голосами, а при 10 присяжных – 9 голосами. Старшина присяжных в открытом заседании должен сообщить, сколько человек «за» и сколько «против» вердикта. Вердикт, вынесенный не единогласно, а большинством голосов может быть принят судьей только в том случае, если присяжные совещались не менее двух часов[71].

Вынесение приговора складывается из двух этапов: 1) вердикт присяжных (виновен или нет); 2) определение судьей наказания. Процедура определения наказания складывается из: анализа личности обвиняемого; определения наказания; коррекции приговора. Судья в течение 6 месяцев может изменить приговор, как в лучшую, так и в худшую сторону для обвиняемого.

Итак, англо-американская модель судопроизводства основана на таких процессуальных правилах, которые максимально соответствуют сущности суда присяжных. Представляется, что именно поэтому многие особенности англо-американской модели судопроизводства, с учетом определенной переработки, вполне могут быть восприняты и действующей российской моделью судопроизводства в суде присяжных.

1.3 Континентальная (французская) модель судопроизводства в суде присяжных

Как альтернатива классической английской модели суда присяжных в конце XVI века в Европе была создана особая модель суда присяжных. Исторически первая форма континентального суда присяжных возникла во Франции, где она впервые была закреплена в годы революции декретом 1790 г. и в окончательном варианте - в УПК (Кодексе уголовного следствия) 1808 г.[72] Хотя первоосновой для континентальной модели стала английская модель, она была существенно переработана, что позволяет говорить о возникновении новой модели суда присяжных.

Возникшая первой, французская модель стала основным, «классическим» вариантом континентальной модели суда присяжных. Обусловлено это тем, что именно французская модель суда присяжных была введена на территориях завоеванных Наполеоном государств. С восстановлением своего суверенитета эти государства после некоторого периода отказа от насильственно введенных инноваций вновь закрепили в своем уголовно-процессуальном законодательстве французскую модель.

Так, начиная с первой половины XIX века, суд присяжных (французская модель) был вновь введен в Бельгии, в Швейцарии (1842-1863 гг.), Италии (1859 г.), Испании. С 1842 г. по 1852 г. французская модель суда присяжных была введена во многих государствах Германского союза (Пруссии, Баварии и т. д.). После объединения Германии в 1871 году французская модель суда присяжных была закреплена в УПК Германии 1877 г. Континентальная модель судопроизводства просуществовала в своем «классическом» варианте более века. В 1924 году в Веймарской Германии, вследствие объединения судебных коллегий, суд присяжных был фактически упразднен. В 1940 г. ордонансом Петена был таким же способом ликвидирован суд присяжных во Франции. Такая же судьба постигла суд присяжных в Италии (1931 г.), Испании (1939 г.) и в других европейских странах[73].

С 1945 года суды присяжных во Франции действуют единой коллегией в составе трех магистратов и 9 присяжных и рассматривают дела о тяжких преступлениях. Их приговоры апелляционному обжалованию не подлежат. Отсутствие разделения коллегий и полномочий присяжных и коронных судей лишает французский суд присяжных его важнейшего признака и, по существу, приравнивает его к шеффенскому суду (народных заседателей).

Характерной чертой континентальной модели суда присяжных, отмечаемой большинством ученых, являлось то, что в отличие от англо-американской модели ей не было присуще достаточно четкое деление обстоятельств на исследуемые с участием и без участия присяжных. По этой причине судебное следствие данной модели приобрело следующие особенности предмета и пределов[74]:

1) в предмет судебного следствия здесь входят обстоятельства заявленного гражданского иска, т. к. континентальной модели присущ так называемый «соединенный процесс». Хотя присяжные и не наделялись правом разрешения гражданского иска (этот вопрос решался коронным судом после вердикта), обстоятельства причинения ущерба, доказательства, подтверждающие исковые требования, исследовались до вынесения вердикта, с участием присяжных. Гражданский истец наделялся полномочиями «присоединенной» стороны (partie jointe) и имел право в ходе судебного следствия представлять доказательства, с разрешения председательствующего участвовать в допросах;

2) более широкие, чем в англо-американской модели, пределы судебного следствия (первой его части, проводимой с участием присяжных).

Эта отличительная особенность судебного следствия обусловлена двумя обстоятельствами: а) сильное влияние доктрины относимости доказательств (решение по относимости принимается по каждому отдельному делу, поэтому нет жестких правил); б) на расширение пределов судебного следствия сильное воздействие оказало розыскное начало, выражавшееся в дискреционных полномочиях председательствующего использовать все средства для отыскания истины. Это также позволяло неограниченно расширять границы судебного следствия.

Данные особенности предмета и пределов судебного следствия континентальной модели обусловили максимально широкое, не ограниченное никакими процессуальными рамками исследование (с участием присяжных) данных о личности подсудимого. Во Франции судьи считали своим долгом подвергать нравственной цензуре всякого, кто попал под суд[75].

Данные о личности подсудимого становились известны присяжным прежде всего из оглашавшегося в их присутствии обвинительного акта, затем - в ходе его допроса, а также в ходе допроса свидетелей, среди которых была даже особая категория – «свидетели репутации подсудимого». Эти свидетели, показания которых посвящались исключительно оценке нравственных качеств подсудимого, не давали присяги, что, по мнению законодателей, должно было несколько ослабить возможность негативного воздействия их на присяжных. Сомнительна ценность этой «процессуальной гарантии» (как и самого допроса таких свидетелей)[76].

Излишне широкие предмет и пределы континентальной модели судебного следствия не совсем соотносятся с сущностью суда присяжных, поскольку эта особенность порождает объективную опасность возникновения предубеждения у присяжных, затрудняет вынесение ими справедливого вердикта.

В отличие от англо-американской модели, допускающей изменение (сокращение) пределов судебного следствия в зависимости от позиции сторон, континентальная модель, базирующаяся на принципе достижения материальной истины, не приемлет такого правила. Поэтому и признание подсудимым своей вины, и отказ прокурора от обвинения не влекут сокращения судебного следствия, т. е. изменения его пределов.

Судебное следствие континентального типа начиналось с оглашения секретарем суда или председательствующим обвинительного акта (позиция публичного обвинения), затем следовала вступительная речь прокурора (expose). При этом прокурору разрешалось приводить в своей речи свидетельские показания, данные на предварительном следствии, что позволяло выставить поведение подсудимого в невыгодном свете. Так, уже в самом начале процесса происходило нарушение равенства прав сторон, оказывалось давление на позиции присяжных по делу[77].

После вступительного слова прокурора и обращения судьи начиналось исследование доказательств, и судья приступал к допросу подсудимого, обладая при этом правом задавать ему дискредитирующие и уличающие вопросы.

В отличие от правил дачи показаний в англо-американской модели, свидетель после сообщения суду своих анкетных данных был обязан перед ответом на вопросы изложить в форме «свободного рассказа» свои сведения об обстоятельствах дела, причем во время «свободного рассказа» свидетеля запрещалось прерывать. Свободный рассказ излагался суду, и именно суд (в лице председательствующего) первым приступал к допросу свидетеля[78].

После председательствующего судьи подсудимого допрашивали асессоры (assesseurs - члены суда), присяжные и прокурор. Защитник всегда приступал к допросу последним и мог задавать вопросы только с разрешения председательствующего. В отличие от прокурора, защитник мог задавать вопросы подсудимому и свидетелям только через судью (ст. 312 УПК Франции 1958 г.)[79].

Отказ законодателя от более широкой реализации состязательных начал в судебном следствии поставил стороны в неравноправное положение. Одним из важнейших признаков континентальной модели судебного следствия являлось неравное положение защитника по сравнению с прокурором, которому принадлежал статус «главной стороны» («partie principale») в уголовном деле. Такое положение прокурора объяснялось во французской процессуальной науке тем, что прокурор являлся одновременно и обвинителем, и органом надзора за законностью[80].

Процедуру судебного следствия континентальной модели, можно считать доступной и понятной присяжным. В отличие от англо-американской модели процедура судебного следствия континентального типа не предусматривала сложной регламентации порядка и последовательности допросов, исследования других доказательств в отсутствие присяжных.

Ориентация на поиск истины предопределила активную разъяснительную деятельность председательствующего в судебном следствии, который, первым допрашивая свидетеля и экспертов, стремился с максимальной полнотой довести до присяжных содержание их показаний. Таким образом, континентальная модель судебного следствия обеспечивала достаточно высокий уровень познавательной доступности исследуемых доказательств для присяжных. Однако процессуальное неравноправие сторон и обвинительный уклон председательствующих нередко делали разъяснения обстоятельств дела односторонними.

Второй особенностью континентальной модели судебного следствия, оказавшей воздействие на уровень его познавательной доступности для присяжных, является отделение этапа представления и проверки доказательств (собственно судебного следствия) от этапа их оценки сторонами (прений сторон). Это объясняется тем, что судебное следствие ведется здесь не сторонами, а судом, поэтому его нужно было поставить раньше речей сторон по делу и отделить от них. Разделение судебного следствия и прений сторон объективно предопределило запрещение сторонам допускать оценочные суждения по поводу исследованных доказательств в ходе судебного следствия.

Присяжные при этом обладали широкими правами на участие в исследовании доказательств. Так, согласно ст. 311 УПК Франции 1808 г. присяжные наделялись правом непосредственно допрашивать свидетелей, участвующих в осмотрах. В соответствии с п. 309 УПК Австрии, помимо перечисленных прав, присяжные могли требовать дополнения судебного следствия, проведения очных ставок, повторного допроса свидетелей. В отличие от англо-американской модели континентальное судебное следствие не предусматривало особых процедур исследования каких-либо доказательств по делу. Все доказательства исследовались с участием присяжных, председательствующий мог только отстранить присяжных de jure (без удаления их из зала заседания)[81].

Такой подход континентальной модели, с одной стороны, обеспечивает непрерывность судебного следствия и целостность восприятия присяжными всех доказательств. Но, с другой стороны, такой порядок создает серьезную угрозу возникновения предубеждения у присяжных и вынесения ими неправомерного вердикта. В этом видится недостаток континентальной модели.

Вердикт о виновности лица присяжные заседатели обсуждают и выносят совместно с профессиональным судьей[82].

Обобщая все вышесказанное о континентальной модели судебного следствия в суде присяжных, следует отметить целый ряд присущих ей свойств, не соответствующих сущности традиционного суда присяжных (в состязательном процессе), поэтому только некоторые из рассмотренных признаков (после соответствующей адаптации) могут быть использованы в российском судебном следствии. Пример континентальной модели, ликвидированной практически во всех странах, где она была закреплена в процессуальном законодательстве, должен обратить на себя должное внимание российских законодателей.

ГЛАВА 2. ПОНЯТИЕ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

2.1 Требования, предъявляемые к присяжным заседателям

Способность коллегии присяжных заседателей правильно и справедливо решать сложные и ответственные вопросы о виновности зависит, прежде всего, от ее качественного состава, наличия в составе коллегии присяжных заседателей людей, способных быстро и эффективно включиться в деятельность по исполнению обязанностей присяжного заседателя. Социально-психологическое понятие «включенность» означает степень вхождения человека в систему требований, норм, ролей, прав, обязанностей, ожиданий, которые предъявляет к нему сфера его деятельности[83]. Формированию качественного состава коллегии присяжных заседателей способствуют, прежде всего, предусмотренные законом требования к кандидатам в присяжные заседатели, которые позволяют:

1) включать в состав коллегии присяжных заседателей только лиц, обладающих достаточной социальной, нравственной и интеллектуальной зрелостью и эмоционально-волевой устойчивостью, способных быстро и эффективно включиться в исполнение обязанностей присяжного заседателя;

2) не включать в состав коллегии присяжных заседателей: а) лиц, не способных быстро и эффективно включиться в исполнение обязанностей присяжного заседателя из-за преклонного возраста, состояния здоровья, физических и психических недостатков; б) лиц, которые не могут отключиться от исполнения своих функциональных обязанностей на государственной службе или в других важных сферах деятельности.

Требования к гражданам, участвующим в осуществлении правосудия, устанавливаются Федеральным законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[84].

В деятельности суда присяжных вправе принимать участие граждане России независимо от социального, имущественного положения, национальности, принадлежности к общественным объединениям и движениям, пола и вероисповедания.

Исключение лица из списков либо освобождение его от участия в суде может быть осуществлено в одних случаях по его волеизъявлению, в других по требованию закона.

Так, согласно статье 3 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[85], в списки присяжных не включаются лица:

1.  не достигшие к моменту составления списков присяжных заседателей возраста 25 лет;

2.  имеющие не снятую или не погашенную судимость;

3.  признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности;

4.  состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств.

К участию в рассмотрении судом конкретного уголовного дела в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации[86], в качестве присяжных заседателей не допускаются также лица:

1.  подозреваемые или обвиняемые в совершении преступлений;

2.  не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство;

3.  имеющие физические или психические недостатки, препятствующие полноценному участию в рассмотрении судом уголовного дела.

Ранее в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994г. № 9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных»[87] был рассмотрен вопрос об освобождении от обязанностей присяжных заседателей руководителей и заместителей руководителей органов представительной и исполнительной власти, военнослужащих, судей, прокуроров, следователей, адвокатов и других работников правоохранительных органов, в связи, с чем освобождать указанных лиц от обязанностей присяжных заседателей следует «по их просьбе, заявленной до окончания их отбора … по конкретному делу. Если такой просьбы не последовало, эти лица наряду с другими присяжными заседателями освобождаются от участия в рассмотрении дела лишь при наличии у председательствующего судьи обоснованных сомнений в их объективности вследствие оказанного на них незаконного воздействия, наличия у них предвзятого мнения, их осведомленности о деле, подлежащем рассмотрению, а также по другим причинам»[88] В настоящее время Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 г. N 23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»[89] Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994г. № 9 «О некоторых вопросах применения судами уголовно-процессуальных норм, регламентирующих производство в суде присяжных»[90] признано утратившим силу.

Аналогичной позиции придерживается и законодатель в статье 7 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»[91], согласно которой от обязанностей присяжных заседателей на основании письменного заявления о наличии обстоятельств, препятствующих исполнению этих обязанностей освобождаются:

1.  лица, замещающие государственные должности или выборные должности в органах местного самоуправления;

2.  военнослужащие;

3.  судьи, прокуроры, следователи, дознаватели, адвокаты, нотариусы, имеющие специальное звание сотрудники органов внутренних дел, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, службы судебных приставов, таможенных органов, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, а также лица, осуществляющие частную детективную деятельность на основе специального разрешения (лицензии).

При отсутствии соответствующего письменного заявления от лиц указанных категорий, решение об их освобождении от обязанностей присяжных принимается председательствующим судьей по своему усмотрению.

Применяемые при этом оценочные критерии неизбежно сложны и субъективны. Поэтому для того, чтобы исключить саму возможность проявления обвинительного уклона, а также профессиональных стереотипов в принятии решений, коллегию присяжных необходимо формировать из лиц, не являющихся юристами (тем более, судьями, прокурорами, следователями) и не принадлежащих ни к одной из других указанных категорий. Этот важный принцип должен быть закреплен законодателем в качестве императива.

По письменному заявлению лица могут быть также освобождены[92]:

1.  лица, не владеющие языком, на котором ведется судопроизводство;

2.  лица, не способные исполнять обязанности присяжного заседателя по состоянию здоровья, подтвержденному медицинскими документами;

3.  лица, достигшие возраста 65 лет;

4.  женщины, имеющие ребенка в возрасте до трех лет;

5.  лица, которые в силу религиозных убеждений считают для себя невозможным участие в осуществлении правосудия;

6.  лица, отвлечение которых от исполнения служебных обязанностей может нанести существенный вред общественным или государственным интересам;

7.  иные лица, имеющие уважительные причины для неучастия в судебном заседании.

К сожалению, в новом законе о присяжных заседателях и в УПК РФ[93] отсутствует предусматривавшееся статьей 80 Закона "О судоустройстве РСФСР"[94] важное положение о том, что от исполнения обязанностей присяжного заседателя по конкретному делу председательствующий судья освобождает всякого, чья объективность вызывает обоснованные сомнения вследствие оказанного на это лицо незаконного воздействия, наличия у него предвзятого мнения, знания им обстоятельств дела из непроцессуальных источников, а также по другим причинам.

К другим причинам, вызывающим обоснованные сомнения объективности кандидата в присяжные заседатели, могут быть отнесены любые обстоятельства, которые могут являться источником произвола присяжных заседателей, препятствовать честному и беспристрастному исполнению ими своих обязанностей присяжного заседателя, правильному и справедливому разрешению дела.

Для формирования качественного состава коллегии присяжных заседателей, обеспечения ее способности правильно и справедливо решать вопросы о виновности особенно важное значение имеют разнородный личный состав коллегии присяжных заседателей и ее возрастной состав (от 25 до 65 лет). Такой возрастной состав обеспечивает формирование коллегии присяжных заседателей из числа лиц, обладающих достаточной социал

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Суд присяжных: особенности судопроизводства". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1159

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>