Дипломная работа на тему "Совершение преступления в состоянии опьянения"

ГлавнаяГосударство и право → Совершение преступления в состоянии опьянения




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Совершение преступления в состоянии опьянения":


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

"ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ"

Кафедра уголовного права

Совершение преступления в состоянии опьянения

Дипломная (квалификационная) работа

студента гр. Юза-031

Т. В. Самойленко

Научный руководитель: к. ю.н.,

ст. преподаватель Н. В. Висков

Рецензент: Поляков П. А. к. ю.н.,

генеральный директор ООО "Юридическая фирма "Эталон"

"Допущено к защите"

зав. кафедрой уголовного права, д. ю.н,

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые работы по нужной вам теме. Профессиональное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Ростове-на-Дону и в других городах России.

профессор Л. В. Лобанова

Волгоград 2009

Содержание

Введение

Глава 1. Ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, в истории уголовного права России, характеристика состояния опьянения

§1. Уголовная ответственность лиц, за деяния, совершенные в состоянии опьянения, в истории России

§2. Характеристика алкоголизма и наркомании на современном этапе их развития

Глава 2. Понятие "опьянения", влияние состояние опьянения в современном уголовном праве

§1. Определение понятия "опьянения" в уголовном праве

§ 2. Влияние состояния опьянения на вину и ответственность в современном уголовном праве (сравнительно-правовой анализ)

Глава 3. Ответственность и профилактика преступлений совершенных состоянии опьянения

§ 1. Ответственность за преступления совершенные в состоянии опьянения

§ 2. Профилактика преступлений совершенных в состоянии опьянения

Заключение

Список использованной литературы


Введение

Актуальность темы исследования. На протяжении последних лет в России сохраняется сложная криминогенная обстановка, не удалось приостановить процесс криминализации общества, преступность стремится распространить своё влияние и на те общественные и экономические институты, которые до недавнего времени считались надёжно защищенными от неё. Среди негативных явлений, присущих современной цивилизации, алкоголизм и наркомания занимает особое место, обусловленное масштабностью и разнообразием возможного и фактически причиняемого ими социуму вреда.

Алкоголизм и наркомания влияют буквально на все сферы жизни общества: физическое и духовное здоровье нации, её культуру, общественное производство и экономику в целом, обороноспособность, процесс воспроизводства населения и т. д. Особая система взаимоотношений складывается между алкоголизмом, наркоманией и преступностью. Они оказывают ощутимое влияние на её состояние, структуру и динамику.

Ежегодно около 65% убийств (или покушений на убийство), 71% случаев причинения вреда здоровью различной степени тяжести, 90% хулиганств, 45% автотранспортных преступлений в России совершаются в состоянии опьянения. Негативная динамика этих преступлений обусловливает необходимость их эффективного предупреждения, успех которого во многом зависит от правильной оценки алкогольной или наркотической интоксикации в генезисе преступного поведения. [1] Всё более ярко выраженный криминальный характер приобретает наркомания. В Концепции национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что серьёзную угрозу физическому здоровью нации представляет, наряду с некоторыми иными факторами, рост потребления наркотических веществ. [2] По официальным данным, в России в настоящее время насчитывается около 3 миллионов наркоманов.

По мнению специалистов, их реальное количество достигает 11 миллионов, что составляет 7,6% населения страны, т. е. превышает критический показатель в 7%, установленный Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) ООН. Усугубляет ситуацию то обстоятельство, что основную долю наркоманов образуют подростки и молодёжь в возрасте от 13 до 25 лет. [3] В этих условиях особую актуальность обретает всестороннее и глубокое исследование всех тесно взаимосвязанных между собой аспектов наркомании и алкоголизма как сложного негативного социального феномена.

Только на основе такого изучения может быть разработан действенный механизм влияния на данные социальные явления. Не вызывает сомнений то, что немаловажную роль в процессе преодоления наркомании и алкоголизма призваны сыграть меры уголовно-правового характера.

Объект исследования. Объектом настоящего исследования являются алкоголизм и наркомания как негативные социальные явления, отрицательно влияющие на сознание и волю личности и стимулирующие совершение преступлений.

Предметом исследования выступают соответствующие положения теории уголовного права, криминологии, уголовное законодательство СССР, РСФСР, России, отдельных иностранных государств.

Цель работы - явилось получение новых научных знаний о преступлениях совершенных в состоянии опьянения как актуальной социальной и криминологической проблеме и разработка на этой основе эффективных, научно обоснованных и социально восприимчивых предложений и рекомендаций теоретического характера и практический направленности.

Достижение указанной цели невозможно без рассмотрения ряда задач:

анализ алкоголизма и наркомании во всех аспектах и проявлениях и терминологического аппарата, связанного с данными явлениями;

анализ уголовной ответственности лиц за деяния, совершённые в состоянии опьянения, в истории России

анализ определения понятия "опьянения" в уголовном праве

анализ влияние состояния опьянения на вину и ответственность в современном уголовном праве

анализ профилактики преступлений совершенных в состоянии опьянения

Несправедливо утверждать, что вышеназванные вопросы мало затрагивались в правовой науке. Большой вклад в изучение преступления в состоянии опьянения был внесенроссийскими, так и зарубежными авторами, которые внесли и вносят немалый вклад в развитии теории предупреждения преступности. Так, отдельные вопросы данной тему освещались в работах Ю. М. Антоняна, М. М. Бабаева, СВ. Бородина, В. А. Владимирова, A. A. Габиани, М. Н. Гернета, A. A. Герцензона, С. С. Гаскина, Э. Г. Гасанова, П. С. Дагеля, А. И. Долговой, Б. В. Здравомыслова, И. И. Карпеца, В. Н. Кудрявцева, Н. Ф. Кузнецовой, H. A. Лопашенко, Н. С. Лейкиной, Г. М. Миньковского

Теоретическая значимость работы. Анализ и изучение признаков рассматриваемого преступления позволяют, прежде всего, сформировать полное представление об алкоголизме и наркомании, как о негативном явлении в обществе, дать полное представление о преступлении совершенном в состоянии опьянения, разработать на этой основе теоретические предложения для совершенствования применения данной нормы в правоприменительной деятельности.

Структура работы. Дипломный проект состоит из введения, трех глав и шести параграфов выполненных в системной взаимосвязи, заключения и списка литературы. Работа выполнена на 72 страницах.


Глава 1. Ответственность лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения, в истории уголовного права России, характеристика состояния опьянения §1. Уголовная ответственность лиц, за деяния, совершенные в состоянии опьянения, в истории России

Употребление человеком одурманивающих веществ началось с образования человеческого общества, когда поиски пищи сталкивали его с ядовитыми свойствами растений, когда он научился изготавливать опьяняющие напитки. Вплоть до начала XIX века одурманивающие вещества, и напитки назывались на Руси "зельем". Их отрицательное воздействие на поведение людей вызывало понимание необходимости установления контроля за потреблением.

В Древней Руси, задолго до установления христианства, языческие жрецы, как волхвы или ведуны, обеспечивали потребление сильнодействующих веществ в лечебных целях, затрудняя злоупотребление этими средствами. С приходом христианства урегулирование этой проблемы взяли на себя церковные власти в лице митрополитов. Уже в Уставе князя Владимира Мономаха "О десятинах, судах и людях церковных" в XI-XII в. в. лица, нарушающие правила обращения с зельем, подвергались жестокому преследованию, вплоть до лишения жизни. [4] Постепенно на Руси распространяются такие одурманивающие напитки как хмельной квас, пиво, медовое вино, называемое "мёдом", хлебное вино или "водка".

В данном параграфе мы рассмотрим дореволюционный период российского уголовного законодательства, его подходы к оценке деяний, совершавшихся в состоянии опьянения, а также уголовно-правовую ответственность лиц за преступления, совершённые в состоянии опьянения. [5] Характеризуя Русь XVI века известный дипломат, принадлежащий к древнему австрийскому дворянскому роду Сигизмунд Герберштейн (1486 - 1566 г. г), дважды (в 1517 и 1526 г. г) находившийся с посреднической миссией в России для установления мира между Польшей и Московским государством, в "Записках" рассказывает, что улицы Москвы перегораживались решётками, и с наступлением темноты никто не мог пройти через них. Если загулявший житель "под хмельком" опаздывал домой, его сажали в караульную избу до утра, а по утру давали "горячих" палками или плетьми. Посольство С. Герберштейна в Москве наблюдало сцены экзекуций над пьяными священниками, всенародно подвергавшимися бичеванию за этот грех. Они воспринимали наказание как должное и жаловались лишь на то, что экзекуция осуществлялась лицами низкого звания. Плеть и палка в борьбе с этим пороком играли и в дальнейшем значительную роль. Позднее к ним присоединились и штрафы.

При Иване IV (Грозном) подобранных пьяных облагают штрафом в 10 алтын - пишет опричник Генрих Штаден. Получив согласие на "опричное" понимание закона Иван IV добился изменения действовавшей на Руси системы права. Два десятилетия террора (1565-1584г. г) Ивана IV способствовали беззаконию, репрессиям, произволу. Так исследуя историю уголовного права в Русском государстве, современный правовед В. А. Рогов приводит пример, когда "во время карательной экспедиции в Новгород опричные дьяки запретили лодочникам перевозить людей через Волхов. Была запрещена торговля вином. Переходить реку стало возможным только через большой мост, на котором был установлен контрольный пункт с решётками. Если попадался торговец вином или просто пьяный человек, его били кнутом и топили в реке". Это один из примеров ответственности за нарушение запретов в период правления Ивана IV.

Беззаконие и отсутствие твёрдой власти в начале XVII века, а также подъем русского самодержавия и его переход к абсолютизму во многом определили принятие первого в истории России систематизированного закона - Соборного уложения 1649 г., действовавшего почти 200 лет и представлявшего собой тщательно разработанный свод права крепостнической России.

Соборное уложение (далее Уложение) состояние опьянения не признавало обстоятельством, освобождающим от ответственности за совершённое преступление.

В главу XXI "О разбойных и о татиных делах" Уложения 1649 года были включены статьи 69, 71, 73 об уголовной ответственности за убийство, совершённое в том числе и в состоянии опьянения:

"69. А где в городех, и на посадех, и по слободам, и в уездах, в волостях, в селех и в деревнях учинится убойство смертное, а убьёт до смерти боярский человек боярского же человека, и того убойцу пытати которым обычаем убойство учинилося, умышлением ли или пьяным делом, а не умышлением. И будет убойца учнет говорити с пытки, что убил не умышлением, в драке пьяным делом, и того убойцу бив кнутом, и дати на чистую поруку з записью, что ему впредь так не воровати, и взяв по нем порука выдати тому, у кого он человека убил, и з женою и з детьми в холопи, а жены и детей убитого человека у того боярина, у которого человека убили, не отимати. А будет истец станет бити челом о долгу убитого, что он был должен, и в долгу отказати.

71. А убьет сын боярской, или сын его, // или племянник, или прикащик чьего крестьянина, а с пытки тот убойца в том убийстве учнет говорить, что он убил в драке, а не умышлением или пьяным делом, и у того сына боярского из его поместья взять лутчего крестьянина з женою и з детьми, которые дети с ним живут вместе, а не в розделе, и со всеми животы и отдать во крестьяны тому помещику, у которого крестьянина убили, а жену убитого крестьянина и з детьми и з животы у того помещика, у которого крестьянина убили, не отимати. Да на таких же убойцах таких побитых крестьян править кабал ные долги и сажати их в тюрьму до государева указу, а смертию их не казнити, а в бескабалных долгех отказати.

73. А убьет чей ни буди крестьянин чьего крестьянина до смерти, а с пытки тот убойца на себя учнет говорить, что его убил пьяным делом, а не умышлением, // ив того убитого крестьянина место того убойцу бить кнутом, и дав на чистую поруку выдати тому помещику, у которого крестьянина убили, з женою и з детми и з животы, а убитого крестьянина жены и детей з животами у прежнего помещика по тому же не отимати. А будет истец учнет бить челом, что убойца ведомой вор, и во крестьяны его взять не хочет, и станет бить челом того же помещика или вотчинника об ыном крестьянине имянно, и ему то дати на волю, и в того убойцы место исцу дати того крестьянина, о котором он бьет челом, з женою и з детми и со всеми животы и с хлебом стоячим, и которой сеян в земле, а убойцу бив кнутом отдати тому, чей он крестьянин". [6] Правовая квалификация убийства и объема ответственности за него ставятся Уложением в зависимости от наличия или отсутствия умысла и социальной принадлежности убийцы и убитого. Во всех случаях опьянённое состояние убийцы не освобождало его от наказания, и преступление признавалось совершённым неумышленно. Отсутствие умысла служило смягчающим вину обстоятельством. При наличии умысла социальный аспект не принимался во внимание и во всех случаях убийца подлежал смертной казни на основании ст.72, в которой указывалось: "А кто кого убьёт с умышлением. И сыщется про то допряма, что с умышлением убил, и такова убойцу самого казнить смертию" Убийство в состоянии опьянения каралось в зависимости от социальной принадлежности виновного и убитого. Холоп при убийстве холопа или боярский человек - боярского человека подвергался битью кнутом, отдавался на поруку с письменным обязательством поручителей предотвратить рецидивы и передавался в холопы с женой и детьми тому, у кого он убил холопа. Закон устанавливал двойное наказание: для убийцы - батоги и перемена владельца, для господина убийцы - потеря рабочих рук.

То же наказание нёс крестьянин при убийстве в состоянии опьянения крестьянина другого помещика или вотчинника. Особенностью в данном случае являлось требование передачи крестьянина не только с семьёй, но и с имуществом (животом), поскольку закон исходил из признания неразрывной связи крестьянина с его имуществом, чего не могло быть у холопа.

По иному даётся оценка состоянию опьянения в ст.17 глава XXII, которая называется "Указ за какие вины кому чинить смертную казнь и за какие вины смертию не казнить, а чинить наказанье". В статье говорится: "А будет кто с похвалы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит, и беременная будет жена от того его // бою дитя родит мертво, а сама будет жива, а с суда сыщется про то допряма, и тому, кто так учинит, за такое дело учинить жестокое наказание, велеть его бить кнутом нещадно, да на нём же доправить той жене бесчестье и увечье вдвое, да его же вкинуть в тюрьму на три месяца. / А будет от того его бою та жена и сама умрёт, и его за такое его дело самого казнить смертию". [7] В историко-правовой литературе конца XIX начала XX веков русскими правоведами обращалось внимание на содержание данной статьи. Так М. В. Владимирский-Буданов видел в ней смешение умышленного деяния с неумышленным, а неумышленного - со случайным. По мнению А. Богдановского в данной статье смешивается неосторожность со случайностью

Развитие понятий о преступлении и наказании в русском праве до Петра Великого предусматривалось тюремное заключение или наказание кнутом. А за убийство с умыслом - смертная казнь. В отличие от этого в статье 17 Уложения состояние опьянения поставлено наряду с умыслом. В ней говорится о наезде с похвальбы, в чём нельзя не увидеть умысла. Опьянение приводится как обстоятельство, которое сопутствовало исполнению замысла. Преступление, совершённое при таком опьянении, Уложение приравнивает к умыслу, отличая тем самым условия, при которых человек напился, и карает в зависимости от исхода покушения.

Наряду с уголовной ответственностью лиц, совершивших преступления в пьяном виде, Уложение в главе XXV "указ о корчмах", а именно в ст.1 - 10 предусматривало и ответственность за корчемство, т. е. за производство и продажу алкогольных напитков частными лицами в связи с их государственной монополией. Потребители корчемного вина (питухи) подвергались штрафу и телесному наказанию, а при рецидиве - штрафу и битью кнутом.

Питухи, уличённые и сознавшиеся в употреблении корчемного вина, указавшие на его продавцов и подтвердившие своё признание на пытке, освобождались от дальнейшего наказания. В данном случае под словом "вино" понимались все алкогольные напитки: водка, спирт, мёд, пиво, брага хмельная.

Дальнейшее развитие уголовного права связано с выходом в 1715 году Артикула воинского. В Артикуле воинском впервые вместо понятий "тать", "воровство" появляются термины "преступление", "преступник". Воинские артикулы состоят из двадцати четырех глав и двухсот девяти статей и включены в качестве части второй в Воинский устав. Воинский артикул включал в себя перечисление преступлений и наказаний за них. Воинский артикул содержит главным образом нормы уголовного права. Кроме того, в нем имеется много сугубо военных правил и норм государственного права. Спорным в литературе является вопрос о пределах действия Воинского артикула. Последний не заменил Соборное уложение 1649 г., а действовал параллельно с ним вплоть до создания Свода законов Российской империи. [8]

Артикул воинский более определённо ставит вопрос об ответственности за преступления совершенные в состоянии опьянения. Характерно, что к отягчающим обстоятельствам закон впервые стал относить состояние опьянения, прежде всегда бывшее обстоятельством, смягчающим вину.

Согласно ст.43 Воинского Устава Петра I "когда кто пьян напьется и в пьянстве своем зло решит, тогда тот не токмо чтобы в том извинения получил, но по вине вящею жестоко наказуем имеет быть"[9]. В Уставе благочиния или полицейском не просто говорилось о борьбе с пьянством, а были заложены элементы социальной реабилитации хронических алкоголиков. Так, в ст.256 этого Устава записано: "Буди же кто злобычен в пьянстве, беспрерывно пьян или более времени в году пьян, нежели трезв, того отдать на воздержание и в смирительный дом, он деже исправится"[10]

Далее в уголовном праве России проводилась политика по ужесточению уголовной ответственности за преступления совершенные в состоянии опьянения. Так, например, Свод законов 1834 года (ст.113) гласит: "Всякий совершивший деяние в состоянии опьянения признается виновным". Причем уже в этом Своде проводилось различие между деянием, неумышленно совершенным в пьяном состоянии, когда опьянение, хотя и не служило оправданием подсудимому, но не влияло на смягчение наказания, и деянием умышленным, совершенным в пьяном виде, когда опьянение, наоборот, усиливало ответственность - опьянение само по себе, хотя и приведшее в состояние беспамятства, не только не может быть основанием невменяемости, но и не может служить причиной для смягчения наказания;

опьянение, не доведшее до совершенного беспамятства, не доказывает само по себе отсутствия преступного намерения, а потому суд не может признать деяние неосторожным только потому, что оно совершено в пьяном виде;

понятие "опьянение" и "легкомыслие" не только не тождественны, но противоположны как по этимологическому, так и по юридическому их значению;

общее правило о том, что пьянство не должно быть принимаемо в уважение при смягчении наказания, допускает исключение в тех случаях, в которых по роду совершенного преступления, сам закон смягчает наказание ввиду этого обстоятельства.

Под намеренным опьянением в данной статье подразумевались случаи, когда лицо привело себя в состояние опьянения с намерением совершить преступление. Совершение деяния в состоянии намеренного опьянения влекло за собой высшую меру наказания, предусмотренную за это деяние.

В самой этой статье ничего не говорилось о степени опьянения. Однако Сенат в своих решениях указал, что опьянение, приведшее даже в состояние беспамятства, не только не устраняет вменяемость, но и не может быть признано основанием к смягчению наказания.

В отношении ненамеренного опьянения в ч.2 ст.106 Уложения только указывалось, что мера наказания назначается по другим сопровождающим преступление обстоятельствам. Следовательно, в преступлениях, совершенных в состоянии ненамеренного опьянения, факт опьянения не может ни усилить наказания, ни уменьшить его. Однако в Особенной части Уложения этот принцип не раз нарушается, и в целом ряде ее норм опьянение признается обстоятельством, смягчающим ответственность. При этом смягчение допускается не только в степени, но даже в виде и роде наказания. Это имеет место в главах: "О богохулении и порицании веры" (ст.180 и 182), "Об оскорблении святыни и нарушении церковного благочиния" (ст.211, 215 и 217), "О святотатстве, раскрытии могил и ограблении мертвых тел" (ст.234), "О преступлениях против священной Особы Государя Императора и Членов Императорского Дома" (ст.246, 248) и "О оскорблении и явном неуважении к присутственным членам и чиновникам при отправлении должности" (ст. ст.276, 282 и 286).

Устав о наказаниях совсем не упоминал об опьянении. Мировые судьи в этих случаях должны были руководствоваться Уложением. Воинский уголовный устав также не содержал специальных нор об опьянении.

И хотя в конце XIX века преобладала установка, что "наказание, понесенное действительным преступником, должно иметь в виду преступников будущих, возможных... ", судебная снисходительность к лицам, совершившим преступления в состоянии опьянения, все же сохранилась.

Такой подход к вопросу об уголовной ответственности за преступление, совершенное в состоянии опьянения, обусловлен все той же заинтересованностью царского правительства в алкоголизации населения по соображениям политического и экономического характера и стремлением завуалировать эту заинтересованность видимостью борьбы с алкоголизмом. Интересам правящего класса не отвечали лишь некоторые последствия, вытекающие из пьянства, связанные с посягательствами на благополучие и установленный государством порядок управления. [11]

После революции в первом УК РСФСР 1922 г. в примечании к ст.17 не предусматривал состояние опьянения обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, если лицо привело себя в такое состояние для совершения преступления. В свою очередь, Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г., как и Руководящие начала 1919г., не решали вопроса об ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения.

Вместе с тем принципиально важные положения данного вопроса, нашедшие отражение в УК РСФСР 1922 г., получили свое дальнейшее развитие в ст.11 УК РСФСР 1926 г., в которой отмечалось, что лица, совершившие преступления в состоянии невменяемости, освобождаются от уголовной ответственности. При этом в примечании к данной статье особо указывалось, что действие настоящей нормы не распространяется на лиц, совершивших преступное деяние в состоянии опьянения. [12]

Тем не менее, проблема обоснования ответственности за преступления, совершенные в состоянии алкогольного опьянения, получила свое более конкретное выражение и закрепление в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г., а в дальнейшем - в уголовных кодексах соответствующих субъектов советского государства.

Согласно ст.12 Основ и ст.12 УК РСФСР 1960 г. лица, которые совершили преступление в состоянии опьянения, не освобождались от уголовной ответственности. В данном случае речь шла об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии алкогольного опьянения. Согласно п.10 ст.39 УК 1960г. совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, с учетом всех обстоятельств дела и характера самого преступного деяния могло быть по усмотрению суда признано как отягчающее обстоятельство. Однако это не предусмотрено в действующем УК РФ 1996 г.

§2. Характеристика алкоголизма и наркомании на современном этапе их развития

В настоящее время к числу наиболее распространенных негативных социальных явлений общества относятся пьянство, алкоголизм и наркомания. Это сложные явления, имеющие различные аспекты: экономические, социальные, психологические, медицинские, демографические и др. Так, психиатрами и наркологами алкоголизм рассматривается как психическое заболевание, психологами - как патология личности, социологами - как социальный негативный фактор, медиками - как алкогольная болезнь и т. д.

Пьянство представляет собой более или менее систематическое употребление алкоголя и его суррогатов, приводящее независимо от дозы потребления к отклонениям в поведении лица, нарушению правил общежития и общественного порядка. Алкоголизм, как хроническое заболевание, представляет собой неумеренное употребление спиртных напитков, приводящее к психологической и физиологической зависимости от них, а затем и к социально-психологической деградации личности. Как показывают криминологические исследования, в среднем каждый шестнадцатый пьяница из числа взрослых лиц становится алкоголиком.

В настоящее время алкогольная ситуация в нашей стране характеризуется повсеместным распространением пьянства и алкоголизма, увеличением потребления алкогольной продукции, наращиванием объема выпуска крепких алкогольных напитков, реализацией их в неограниченном количестве, широкой доступностью (продажа в непредназначенных для этого местах; фактическое отсутствие ограничений продажи в связи с возрастом покупателей и т. п.).

Пьянство и алкоголизм рассматриваются в ряду основных причин совершения многих конкретных преступлений. О непосредственной связи употребления спиртных напитков и совершения преступления свидетельствует то, что 70% лиц, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, находились в состоянии опьянения. Около 90% убийств совершается виновными в нетрезвом состоянии; среди лиц, причиняющих вред здоровью разной степени тяжести, свыше 70% тех, кто находился в состоянии опьянения; почти 11% изнасилований совершается в результате употребления алкоголя. Даже среди потерпевших от убийств и причинения тяжкого вреда здоровью более 5% во время совершения в отношении них указанных преступлений находились в состоянии опьянения. Аналогичные данные можно привести и по корыстно-насильственным преступлениям (грабежам, разбоям). О тесной взаимосвязи алкоголизма с преступным поведением говорит также то, что 65-70% осужденных рецидивистов встали на путь совершения преступлений вследствие потребления алкоголя, а 22-24% стали алкоголиками в результате преступного образа жизни.

В настоящее время в России существует целый ряд социальных явлений, порождающих употребление алкоголя, превращающих пьянство для некоторых граждан в образ жизни. Причем следует заметить, что алкоголизм "молодеет" и уверенно распространяется среди женского населения страны. В свою очередь, причины пьянства и алкоголизма, как и сама преступность, обусловлены совокупностью многочисленных объективных и субъективных факторов.

Далеко не всегда угрозу нападения или само нападение, а также шантаж осуществляет человек без признаков алкогольного или наркотического опьянения. Алкоголь и наркотики приводят психику нападающего или угрожающего в состояние повышенной возбудимости, резко снижают уровень самоконтроля. Именно поэтому в экстремальных ситуациях иногда бывает важно определить, что и сколько "принял" нападающий и чего от него можно ожидать.

Признаки алкогольного опьянения так хорошо известны в нашем обществе, что нет нужды подробно на них останавливаться. В экстремальной ситуации, скорее, важно определить стадию опьянения и характер изменений в поведении человека под воздействием алкоголя.

Наиболее опасны легкая и средняя стадии алкогольного опьянения, вызывающие повышение агрессивности. Некоторые принимают алкоголь "для храбрости", преодолевая тем самым чувство страха, признаки которого вы тем не менее сможете зафиксировать. При алкогольном опьянении снижается критичность восприятия происходящего. Такой человек с трудом воспринимает или вообще не воспринимает какую бы то ни было аргументацию, исходящую от другого человека. Движения активизируются и довольно быстро могут перейти в агрессивные. Как правило, физическому нападению сначала предшествует вербальная агрессия, когда угрожающий вам человек начинает браниться, он как бы "заводит" сам себя, а затем переходит к прямому физическому нападению.

Вместе с алкоголизмом в нашей стране процветает и наркомания, которая приобрела характер эпидемии.

Проблема наркомании - одно из наиболее серьезных девиантных явлений, с которым человечество вступило в XXI в.

Наркотические средства - это вещества (средства) растительного и синтетического происхождения, лекарственные препараты, их содержащие. Наркотические средства вызывают специфическое (стимулирующее, возбуждающее, угнетающее, галлюцинирующее) воздействие на центральную нервную систему. Законом “О наркотических средствах и психотропных веществах" запрещено потребление наркотических средств и психотропных веществ в немедицинских целях на территории России.

К концу 80-х годов прошлого столетия наркомания стала все активнее проникать в страну с западной рок-, панк - и иной культурой, наиболее широко распространяясь в неформальных движениях и группах молодежи.

После распада СССР в России произошел второй за минувшее столетие мощный взрыв распространения наркомании, принявший к началу XXI в. угрожающие размеры. Если в 1990 г. из 35000 поставленных на учет наркобольных 28,3 тысячи были наркоманами и 6,7 тысячи - токсикоманами, то в 2001 г. из 329100 наркобольных наркоманами являлись 317,2 тысячи, а токсикоманами - 12 тысяч человек.

Численность больных, состоявших на учете в российских лечебно-профилактических учреждениях с диагнозом "Наркомания и токсикомания" в 1970 - 2001 годах

--------------------------------------------------
Численность наркобольных | Годы |
---------------------------------------------------------
1970 | 1975 | 1980 | 1985 | 1990 | 1995 | 1996 | 1997 | 1998 | 1999 | 2000 | 2001 |
---------------------------------------------------------
Всего, тыс. человек | 10,4 | 14,8 | 17,3 | 16,4 | 35,0 | 72,6 | 97,3 | 132,0 | 174,0 | 221,9 | 281,2 | 329,1 |
---------------------------------------------------------
На 10000 населения | 7,9 | 11,0 | 12,5 | 11,4 | 23,5 | 49,2 | 66,5 | 90,4 | 118,9 | 153,3 | 195,0 | 229,1 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Знаковым событием, стимулировавшим процесс наркотизации российского населения, стали решения об отмене уголовной ответственности за потребление наркотиков в немедицинских целях, упразднении ЛТП и практики принудительного лечения наркоманов, в том числе представлявших опасность для окружающих. Фактически на смену антинаркотической пропаганде пришла пропаганда наркотической субкультуры как неотъемлемого элемента рыночных трансформаций и идеалов западной свободы и демократии, призванных заменить прежнюю систему "тоталитарных" ценностей и весь уклад жизни российских людей. В рамках программ защиты прав человека, в том числе на потребление наркотических веществ, стал подниматься вопрос о полной легализации "легких" наркотиков.

После распада СССР на всем постсоветском пространстве резко расширились нелегальные посевы наркосодержащих растений. Кроме того, через "полупрозрачную" границу с Казахстаном протяженностью почти в 7500 километров в Россию буквально хлынул поток наркотиков (в основном героина) из Афганистана.

Социальная политика XX в. трансформировала традиционные взаимоотношения человека с психоактивными веществами в новое социальное явление с беспрецедентным в истории уровнем злоупотребления ими и связанной с этим преступности. До XX в. наркотики никогда не приобретали такой общественной значимости, и никогда реакция общества на них не была болезненной настолько, что некоторые исследователи определяют ее как "моральную панику".

Нынешний этап теоретического развития политики в отношении наркотиков связан с поиском ее научно-методического обоснования, планирования и оценки. Первые подобные попытки были связаны с так называемым гуманистическим подходом в превенции, который направлен прежде всего на развитие мер первичной профилактики, в частности образовательных программ. Наиболее важными составляющими системы контроля над наркотиками стали признаваться общественный порядок и общественное здоровье, защита детей как основной группы "риска" и выработка максимально эффективных способов использования общественных ресурсов. Однако критики этого подхода неизменно подчеркивали, что он игнорирует остальные не менее важные стороны проблемы - медицинскую, экономическую, криминологическую и юридическую. В результате проблема контроля над наркотиками была сформулирована в терминах оценки и планирования в двух основных аспектах:

а) полицейский контроль, который включает в себя реализацию уголовной политики по отношению к спросу и предложению на рынке наркотиков. Здесь в качестве промежуточных переменных могут рассматриваться: количество лиц, задержанных за незаконные действия с наркотиками; показатели криминального поведения, связанного с наркотиками; количество соответствующих судебных дел и их исходы; уровень незаконной экономической деятельности, связанной с наркобизнесом; транзит наркотиков через границы; нелегальное производство наркотиков и т. д.;

б) управление здоровьем, которое понимается как совокупность всех явлений, с которыми сталкивается система здравоохранения: лечение наркомании, а также ассоциированных с ней состояний - гепатита, интоксикаций, СПИДа и пр., реабилитация наркозависимых, подростковая смертность, связанная с наркоманией, вследствие передозировок наркотиков, СПИДа и других заболеваний.

В соответствии с этими двумя аспектами контроля можно выделить две политические стратегии, направленные на разрешение проблем наркомании, - политику общественной безопасности и политику общественного здоровья. Первая из них воплощена в существующем ныне запретительном режиме, базируется на определении наркоманов как преступников, реализуется органами юстиции и правоохранительной системой, в основном с помощью репрессивных мер. Вторая является элементом общей политики, проводимой государством в сфере здоровья. Она направлена на пропаганду здорового образа жизни, первичную профилактику наркомании, осуществляемую методами воспитания, обучения, информирования, пропаганды, а также раннего выявления наркозависимых и возвращение их в общество, т. е. использует принципы вторичной и третичной профилактики.

За последние несколько лет в современной России произошли серьезные изменения в причинно-следственных связях, характерных для процесса наркотизации, поставивших перед обществом ряд новых проблем. В настоящее время среди негативных социальных явлений в обществе все более значимое место занимает наркомания, т. е. злоупотребление частью населения наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и другими токсичными веществами. На сегодняшний день в России постоянно либо эпизодически употребляют наркотики около 4 млн. человек, причем больше половины из них несовершеннолетние.

Наркотики имеют в сегодняшнем мире свои закономерные пути распространения, отличные от того, что было в прошлом. Причина этого - в изменившихся мотивах потребления и более доступных связях между странами. Главный мотив сегодня - поиск эйфории. Характер эйфории определяется культурно-социальными факторами.

Меняется схема распространения наркотиков: от бедных к богатым или преступным элементам, затем от более обеспеченных к менее обеспеченным, что обостряет криминальную ситуацию. В настоящее время социальная опасность наркомании заключается в выходе наркотизации за пределы традиционно поражаемых групп. Примером может служить распространение наркотиков среди "новых русских" в качестве средства отдыха.

Меняются способ наркотизации, структура наркотиков, выявляется спрос на новые наркотические вещества, что означает обострение проблемы, подъем наркотизма.

Изучение соотношения мужского и женского наркотизма в его различных формах (седативный, стимулирующий, психоделический) свидетельствует об усиливающейся наркотизации женщин.

Фиксируется уменьшение возраста приобщения к наркотикам. Наркотизация поражает молодых, в своем росте распространяется в первую очередь в направлении подростковых, детских групп, а также и старших молодежных групп. Особенностью ситуации в настоящее время является негативная динамика распространения молодежного наркотизма, придающая наркотикам статус социально-культурного явления с формированием особой субкультуры. Главная особенность современной наркотизации - снижение возрастной границы начала наркотизации до 11 - 13 лет.

Основная тенденция настоящего времени - значительное расширение возрастных границ приобщения к наркотикам. Возраст начала употребления так называемых тяжелых наркотиков сдвигается в группы 25 - 30 лет, а приобщение к гашишу, наоборот, наблюдается в 11 - 14 лет. В чем причина столь неблагоприятного изменения наркоситуации в подростково-молодежной среде, приобщения к наркотикам лиц среднего возраста и возникновения аддитивного поведения, связанного с наркотиками, у лиц пожилого возраста (наркомания в возрасте "обратного развития")? Исследователи обычно указывают на ряд факторов общесоциального характера - экономические трудности, крах идеологии и болезненные процессы в духовной сфере, пренебрежение общества к интересам и потребностям молодежи и иные. Другой комплекс причин условно называют индивидуальным - это особенности личности, роль семьи, физическое, психическое здоровье, близкое окружение и т. д.

Термин “наркомания" происходит от греческих слов narke - оцепенение и mania - безумие, страсть. Этим термином обозначается заболевание, возникающее в связи с потреблением наркотиков в немедицинских целях и характеризующееся непреодолимым влечением к наркотическим средствам и психотропным веществам, вызывающим особое субъективно-положительное психическое состояние. Систематическое употребление наркотиков вызывает потребность в увеличении доз их приема. При наркомании поражаются внутренние органы, возникают неврологические и психические расстройства, развивается социальная деградация. Главными признаками наркомании являются:

психическая зависимость (неодолимое влечение к приему наркотика и достижение психического комфорта лишь при наличии интоксикации наркотиком);

физическая зависимость, которую называют абстинентным синдромом, или просто “ломкой" (неприятные болевые ощущения, длящиеся 5-7 дней: в первые сутки озноб, потливость, жар; затем - боли в мышцах, суставах; на третьи сутки возможное наступление судорожных припадков, психозов, сумеречного помрачения сознания).

Близко к наркомании и такое негативное явление, как токсикомания (отравление и влечение к отравлению), под которым в криминологии понимают болезненное стремление к получению желаемых ощущений путем применения нетрадиционных видов наркотических и психотропных веществ, изготовляемых, как правило, самостоятельно, кустарным способом из клея, обувного крема, лакокрасочных изделий, растворителей и т. п.

Употребление наркотических веществ негативно сказывается на психике человека и может привести к неадекватному поведению. Человек, находящийся в стадии наркотического опьянения, внешне выглядит практически, как любой нормальный человек, и тот, кто ни разу не видел людей в состоянии наркотическим опьянением, может этого и не заметить.

Наркотическое опьянение характеризуется, как правило, повышенной активностью в движениях. Он говорит быстро и чрезмерно живо, не совсем адекватно реагирует на вопросы, имеет своеобразный "блеск" в глазах, иногда разражается беспричинным смехом, в целом его состояние характеризуется эйфорией. У некоторых людей в этом состоянии уменьшается чувствительность к боли, практически не наблюдается сознание ответственности за свои действия, отсутствует чувство сопереживания к другим. В данном случае речь идет о легком наркотическом опьянении, которое действует возбуждающе.

У хронического наркомана можно заметить следы уколов, характерные мешки под глазами. Кстати, следует иметь в виду, что действие наркотика может быть достаточно кратковременным, а окончание его действия в экстремальной для наркомана обстановке может вызвать у него абстиненцию, следствием которой будет резкое ухудшение состояния этого человека: он может стать подавленным, злобным, еще более возбужденным и агрессивным. У него может возникнуть непреодолимое желание как можно скорее устранить препятствие на пути к получению очередной дозы наркотика. У некоторых наркоманов этот период "активизации" длится непродолжительное время, после которого может наступить период резкой депрессии вплоть до эпилептических припадков, когда он становится неопасным и практически беспомощным. Но до наступления этого состояния он весьма и весьма опасен. В социальном плане наркомания - это специфический образ жизни, пусковым механизмом которого является напряженность потребностей и влечений, сочетающихся с невозможностью социально-приемлемых и эффективных способов их удовлетворения. Для потребителей наркотиков характерна рассогласованность между направленностью личности и способами ее реализации. В основе причинной обусловленности наркотизма находится отчуждение как социальное противоречие, характеризующее состояние современного общества, которое постоянно воспроизводит отчужденную личность, готовую к использованию любых средств и способов ухода от действительности.

В настоящее время в целях профилактики и пресечения роста преступности, связанной с наркоманией и наркотизмом, учеными и практическими работниками правоохранительных органов и органов здравоохранения высказываются предложения о криминализации потребления наркотиков в немедицинских целях, установления наказания виновным в таком потреблении в виде принудительных мер медицинского характера. Однако главным направлением профилактики и преодоления наркотизма остается совершенствование материальных и социальных условий жизни людей. Поэтому комплексное использование экономических, социально-культурных, воспитательных и правовых мер является основным условием эффективного предупреждения наркотизма. Все эти меры должны найти закрепление в государственной программе и реализовываться в российской антинаркотической политике.


Глава 2. Понятие "опьянения", влияние состояние опьянения в современном уголовном праве §1. Определение понятия "опьянения" в уголовном праве

Согласно ст.23 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК) лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности. Воздействуя на центральную нервную систему человека, перечисленные вещества поражают его сознание и волю. Вследствие нарушения мышления и ослабления самоконтроля поведение пьяного человека заметно отличается от его же поведения в трезвом состоянии. Совершенно очевидно, что многие преступления не были бы совершены, если бы преступник не находился под влиянием алкоголя или наркотиков. Опьянение способствует проявлению антиобщественных взглядов и привычек, имеющихся хронических психических расстройств, слабоумия, иных болезненных расстройств психики, предусмотренных ст.21 УК "Невменяемость".

К сожалению, в правоприменительной практике существуют различия в правопонимании основных терминов, используемых в диспозиции этой статьи. В связи с этим, по нашему мнению, первоначально следует определить собственно понятие "опьянение" в уголовном праве. Особо отметим, что большая часть фундаментальных руководств по уголовному праву умалчивает о данном определении.

Многие юристы задаются вопросом о том, является ли опьянение психическим расстройством. Особенно это важно уяснить в свете того непреложного факта, что даже однократный прием большого количества алкоголя, наркотиков может привести к острой интоксикации, являющейся, безусловно, временным психическим расстройством, а их систематический прием приводит к развитию алкоголизма, наркомании и токсикомании - хронических психических расстройств, являющихся медицинскими критериями невменяемости.

В юридической литературе приводится следующее определение опьянения: "Под опьянением понимается такое состояние, которое возникает вследствие интоксикации алкоголем или иными нейротропными средствами и характеризуется комплексом психических, вегетативных и соматоневрологических расстройств". [13] По нашему мнению, юристы не знакомы с терминами "вегетативные и соматоневрологические расстройства", что выводит это определение за рамки науки уголовного права. При этом следует поддержать саму попытку осознать смысл патогенеза (механизма) опьянения, девиаций поведения, возникающих под влиянием опьянения. С автором мы солидарны в главном: опьянение сопровождается определенными нарушениями психической деятельности, осознанно-волевого поведения, которые вызваны интоксикацией. В этой же работе автор указывает, что при опьянении "субъект в силу одурманивающего воздействия алкоголя или других веществ не может в полной мере осознавать социальную значимость своего поведения или руководить им", т. е. автор по существу приводит формулировку ст.22 УК "Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости". Тем самым он ставит знак равенства между опьянением и психическим расстройством.

Н. Г. Иванов определяет опьянение следующим образом: "Состояние опьянения есть разновидность аномального состояния субъекта, при котором процессы возбуждения и торможения приведены в дисгармонию". [14]"Дисгармония" двух основных физиологических "процессов возбуждения и торможения", непрерывно протекающих в нервной системе, приводит к нарушению высшей нервной деятельности. Если комплексно учесть другие работы этого же автора,[15] то можно предположить, что и он расценивает опьянение как психическое расстройство, не исключающее вменяемости.

Напротив, А. В. Рагулина указывает: "... алкогольное опьянение... не является психическим расстройством". [16] Л. Л. Кругликов также полагает, что опьянение характеризуется отсутствием психического расстройства. [17] Аналогичную позицию занимает и ряд других авторов. [18] При этом они не приводят аргументации своей позиции, тем самым отказываясь признать психическим расстройством "острую алкогольную интоксикацию", "острую наркотическую интоксикацию", безусловно, являющиеся психическим расстройством. Мнение этих авторов сопряжено с другим: "Не будь этой нормы, некоторых пьяных нельзя было бы привлечь к уголовной ответственности за содеянное ими, так как в связи с опьянением они нередко фактически невменяемы". [19] Мы полагаем, что привлечение к уголовной ответственности "фактически невменяемого" - разновидность объективного вменения, в то время как уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается.

Л. Ю. Перемолотова указывает, что влияние опьянения на состояние психической деятельности, на способность осознавать значение общественно опасных действий и руководить ими следственными и судебными органами практически не подвергается специальному исследованию. Существует презумпция вменяемости субъекта, действовавшего в состоянии опьянения. [20]Вместе с тем экспертная практика показывает, что хотя при опьянении нет тех изменений, которые имеют место при психотических расстройствах (например, при патологическом опьянении), способность сознательной регуляции поведения может быть затруднена. Известный отечественный специалист в области судебной психиатрии Б. В. Шостакович признает, что такие затруднения осознанно-волевого поведения являются реальностью и служат основанием для постановки проблемы в целом. [21]

Нам представляется обоснованным сделать следующее заключение. Само "простое" опьянение не является психическим расстройством, но оно может сопровождаться психическим расстройством, возникшим в результате приема алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ. Основание для такого заключения мы находим в Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра, используемой и в России. [22]

С. И. Никулин пишет, что "обычное алкогольное опьянение (в любой степени)... не связано с таким расстройством психической деятельности, которое свойственно психическому заболеванию. То же самое относится и к состоянию наркотического опьянения, и к состоянию, возникающему под влиянием употребления одурманивающих (токсических) веществ". [23] Обратим внимание на то, что в действующем уголовном законодательстве не используется понятие "психическое заболевание". В нем говорится лишь о психическом расстройстве. Интересен и тот факт, что "патологическое опьянение" также не является самостоятельным психическим заболеванием.

Иной подход находим в труде А. В. Наумова: "Обычное опьянение даже в том случае, если оно влечет за собой утрату лицом способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, не может рассматриваться в рамках невменяемости, поскольку в этом случае отсутствует медицинский критерий, т. е. наличие у лица психического расстройства, парализующего или существенно ограничивающего способности его сознания и воли. Обычное опьянение (в том числе и наиболее распространенная его форма - алкогольное опьянение), как правило, возникает в результате произвольного употребления алкоголя и наркотических средств, дозы которых в значительной степени и определяют поведение виновного в состоянии опьянения. Последнее обуславливается также и другими факторами, связанными с воспитанием лица, его культурным уровнем, привычками и т. д. Все это и не позволяет отождествлять опьянение с разновидностью психического заболевания". [24] Обратим внимание на то безусловное обстоятельство, что "утрата лицом способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими" - это и есть свидетельство нарушения высших психических функций. Собственно, психическое расстройство есть "медицинский критерий невменяемости".

Отметим и то, что мнение автора противоречит положениям труда, изданного позже под его редакцией. [25] Автор коснулся и иной проблемы, говоря о том, что "поведение виновного в состоянии опьянения обуславливается также и другими факторами". С этим следует согласиться, особенно с учетом того, что под другими факторами могут пониматься имеющиеся хронические психические расстройства, слабоумие, иные болезненные расстройства психики, предусмотренные ст.21 УК, которые "кристаллизуются" под влиянием алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

С. В. Бородин пишет, что "опьянение хотя и отрицательно сказывается на нормальном течении психических процессов, дезорганизует важнейший для поведения человека процесс возбуждения и торможения, ослабляет сознание и волю, а также способность адекватно реагировать на события, но не ведет к утрате связи с внешним миром и осознанности своих действий". [26] Нам трудно согласиться с тем, что лицо, находящееся в крайней степени алкогольного опьянения - алкогольной коме (бессознательном состоянии, вызванном употреблением больших доз алкоголя), способно "адекватно реагировать на события", а также не утрачивает "связи с внешним миром и осознанности своих действий". Но главное заключается в том, что ученый признает факт "ослабления сознания и воли" у лица, находящегося в состоянии опьянения. Это означает, что лицо в состоянии опьянения не в полной мере осознает фактический характер своих действий и не в полной мере руководит ими вследствие "отрицательного" воздействия алкоголя и наркотиков "на нормальное течение психических процессов, дезорганизацию важнейшего для поведения человека процесса возбуждения и торможения". Тем самым автор вольно или невольно подводит нас к мысли о том, что на фоне опьянения могут возникать психические расстройства.

Далее автор приводит интересную практику Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, свидетельствующую о том, что в практике достаточно много случаев, когда лицо, готовясь к преступлению, приводит себя в состояние невменяемости, принимая "для храбрости" большую дозу наркотиков, алкоголя. Тем самым С. В. Бородин вновь косвенно признает, что опьянение может сопровождаться психическим расстройством, способным выступать в качестве медицинского критерия невменяемости. По нашему мнению, следует полностью согласиться с такой позицией.

А. Н. Игнатов указывает: "Специальный вопрос, связанный с определением вменяемости, заключается в оценке психических возможностей и способностей лица контролировать свое поведение в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения... Данные судебной психиатрии свидетельствуют о том, что у опьяневших не бывает галлюцинаторно-бредовых переживаний, немотивированного психомоторного возбуждения. При физиологическом опьянении ослабляется функционирование тормозных процессов нервной деятельности и самоконтроль. Однако у пьяного сохраняется контакт с окружающей средой, и его действия носят мотивированный характер. Обычное физиологическое опьянение наступает постепенно. Лицо сознает, что алкоголь одурманивает его, нарушает нормальное состояние психики, координацию движений, быстроту реакции и т. д. Продолжая употреблять алкоголь, лицо по своей воле приводит себя в состояние сильного опьянения, которое хотя и нарушает психические процессы, но не является болезненным состоянием, возникающим помимо воли лица". [27]

Нам трудно согласиться с этим мнением, так как у лиц, много лет злоупотреблявших спиртными напитками, может развиться временное психическое расстройство (алкогольный психоз) с галлюцинациями и бредом (например, алкогольный галлюциноз, алкогольный бредовой психоз и др.). [28] Кроме того, у "опьяневшего" человека, страдающего самостоятельным хроническим психическим расстройством с "галлюцинаторно-бредовыми переживаниями", они (переживания) могут иметь место до, во время и после состояния опьянения. Что же касается немотивированного возбуждения, то, как показывает судебная практика, иные лица могут одинаково часто "немотивированно возбуждаться" как в трезвом, так и в "опьяневшем состоянии". [29] Нам трудно признать состояние опьянения и физиологическим состоянием. Наоборот, после того, как человек произвольно приведет себя в состояние опьянения, физиологические механизмы пытаются за счет сложных биохимических рычагов "вывести" организм из него в нормальное, трезвое состояние. Что же касается "ослабления функционирования тормозных процессов", то судебная практика убеждает нас в обратном при оценке преступлений, совершаемых пьяными водителями, заснувшими за рулем. Но мы солидарны с утверждением об ослаблении самоконтроля у пьяного, если при этом сниженный самоконтроль понимается как расстройство психической деятельности, в силу которого лицо не могло в полной мере осознавать фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия) либо в полной мере руководить ими. О "физиологии" опьянения мы указали выше, остается особо подчеркнуть, что если нарушаются нормальное состояние психики, координация движений, быстрота реакции, то речь идет не о "физиологическом" состоянии, а расстройстве психической деятельности. Опьянение не является болезнью, но оно нарушает психические процессы,[30] как справедливо указывает этот же автор в другой работе, следовательно, сопровождается (может сопровождаться) психическим расстройством.

Весьма интересное положение высказывает Г. Н. Борзенков: "От болезненных состояний психики, обуславливающих невменяемость, состояние обычного алкогольного опьянения отличается двумя существенными особенностями: во-первых, в состояние опьянения человек приводит себя сознательно, намеренно и, во-вторых, обычное алкогольное опьянение не связано с галлюцинациями, обманом слуха, зрения и ложными восприятиями окружающего". [31] В этой связи необходимо отметить, что слабоумие и иные болезненные состояния психики, предусмотренные ст.21 УК "Невменяемость", также не связаны с галлюцинациями, обманом слуха, зрения и ложным восприятием окружающего, но они определяют невменяемость. Поэтому один из приведенных Г. Н. Борзенковым аргументов является весьма спорным.

Но важно обратить внимание на то, что в состояние, при котором у виновного возникло нарушение осознанно-волевой регуляции поведения в момент совершения деяния, предусмотренного Особенной частью УК, виновный вводит себя действительно сознательно, а подчас со специальной целью дополнительного устрашения жертвы своим опьянением. Но лица, больные эпилепсией, зачастую сознательно, намеренно провоцируют приступ потери сознания, дабы вновь и вновь ощутить чувственную прелесть первой его стадии - ауры. Однако, как свидетельствует судебная практика, это не исключает невменяемость лица, бездействовавшего в состоянии эпилептического припадка и (или) действовавшего в состоянии "сумеречного" (послеприступного) состояния. Поэтому и второй из приведенных Г. Н. Борзенковым аргументов также является спорным.

Аналогичная позиция может быть спроецирована и на следующее спорное положение Г. Н. Борзенкова: "В основе восприятия ситуации пьяным человеком всегда лежат подлинные факты реальной действительности, а не болезненные, бредовые переживания, как у психически больного. В той стадии опьянения, когда субъект еще в состоянии двигаться, совершать поступки, он ориентируется в пространстве и времени, осознает свою личность, сохраняет речевой контакт с окружающими". Подчеркнем еще раз, что лицо, страдающее слабоумием, иным болезненным расстройством психики, предусмотренным ст.21 УК "Невменяемость", также в состоянии двигаться, совершать поступки, оно ориентируется в пространстве и времени, осознает свою личность, сохраняет речевой контакт с окружающими, что не мешает в судебной практике признавать этих лиц невменяемыми. Вместе с тем подчеркнем, что большая часть лиц, совершающих преступления в состоянии опьянения, действительно обладает способностью к осознанно-волевому поведению, хотя эта способность у них произвольно снижена.

Представляется справедливым следующее мнение А. В. Рагулиной: "В некоторых случаях обычное (простое) опьянение может усугубить имеющиеся у лица психические отклонения. Если психическое здоровье лица, совершившего преступление в состоянии обычного опьянения, вызывает сомнение, необходимо проводить комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу". [32]

Вышесказанное позволяет нам заключить, что на фоне приема алкоголя, наркотиков или иных одурманивающих веществ могут возникать те или иные нарушения психической деятельности, выраженность которых зависит от количества алкоголя, наркотиков или иных одурманивающих веществ. Опьянение представляет собой развернутый результат воздействия алкоголя, наркотиков либо иных одурманивающих веществ на организм. Его возникновение свидетельствует о нарушении способности лица контролировать свое поведение в обычных условиях, что может быть связано как с количеством принятых алкоголя, наркотических средств либо других одурманивающих веществ, так и с индивидуальной чувствительностью к ним.

Полагаем, что дискуссия о наличии-отсутствии психических расстройств на фоне опьянения неконструктивна, а зачастую бессмысленна, ибо эта проблема давно решена мировой и отечественной медицинской наукой. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра выделяет психические и поведенческие расстройства, вызванные употреблением алкоголя, опиоидов, седативных или снотворных средств, кокаина, галлюциногенов, одновременным употреблением нескольких наркотических средств и использованием других психоактивных веществ. Отрицать этот непреложный факт бессмысленно. Однако эти психические расстройства возникают в результате осознанно-волевого приема алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, что определяет умышленную форму вины.

Таким образом, мы полагаем, что под опьянением в уголовном праве понимается состояние, при котором вменяемое лицо не в полной мере осознает фактический характер и (или) общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководит ими в результате осознанно-волевого употребления алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ.

§ 2. Влияние состояния опьянения на вину и ответственность в современном уголовном праве (сравнительно-правовой анализ)

Среди широкого круга нерешенных проблем уголовного права следует выделить проблему уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения, которое находит весьма неоднозначное решение в уголовном законодательстве различных государств.

Речь в данном случае идет об обычном (простом физиологическом) опьянении алкоголем, наркотиками и иными средствами как разновидности аномального состояния субъекта, при котором процессы возбуждения и торможения приведены в дисгармонию, от которого следует отличать опьянение патологическое, признаваемое в психиатрии видом психического расстройства, влекущего за собой стойкое изменение психики человека. В настоящее время уголовные кодексы большинства стран мира, включая все страны СНГ содержат общие нормы о влиянии состоянии опьянения на вину и ответственность (чаще всего в разделах о субъекте преступления, общих условиях уголовной ответственности). Вместе с тем в уголовном законодательстве ряда иностранных государств подобные нормы отсутствуют. В такую группу стран входят Болгария, Боливия, Венгрия, Грузия, Дания, Колумбия, Нидерланды, Парагвай, Перу, Франция, Чили, Япония. В уголовном законодательстве Латвии, Кубы, Никарагуа состояние опьянения в общей части их уголовных кодексах упоминается только как смягчающее или отягчающее обстоятельство. На конец, в УК Болгарии, Грузии, Колумбии и ряда других стран совершение деяния в состоянии опьянения является квалифицирующим признаком отдельных составов преступлений (как правило, при убийстве).

Что касается оценки уголовно-правового значения опьянения, то в современном законодательстве преобладает подход в соответствии с которым уголовная ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения наступает на общих основания, если лицо привело себя в это состояние добровольно (умышленно или по неосторожности). Однако выше указанный подход является не единственным в мире, и даже в тех странах, где уголовно-правовая доктрина отдает ему предпочтение, он находит весьма не одинаковое отражение и понимание.

В большинстве государств СНГ уголовные кодексы содержат лаконичную формулировку, устанавливающие только общий принцип уголовной ответственности: лицо совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств и других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности (ст.23 УК РФ, ст.23 УК Азербайджана, ст.30 УК Белоруссии, ст.18 УК Казахстана, ст.21 УК Украины). Аналогичная формулировка содержится в УК КНР (ст.18). Очевидно, что при таком подходе законодателя остается открытым ряд вопросов, в частности, как быть в случае недобровольного опьянения. Соответствующие проблемы приходится восполнять уголовно - правовой доктриной и судебной практике.

УК Молдавии (ст.24) и Туркменистане (ст.25) наряду с установлением вышеуказанного общего правила закрепили следующую дополнительную норму причины опьянения, его степень и влияние на совершение преступления принимаются во внимание при назначении наказания.

В УК Бразилии (ст.28), Норвегии (параграф 45), Эстонии (ст.36), содержатся более точные формулировки, согласно которым вину (ответственность) не исключает состояние опьянения, вызванное добровольно (умышленно или по неосторожности). Добровольное и недобровольное опьянение различают также уголовное законодательство Великобритании и ряда других стран английского общего права (Бруней, Вануату, Замбия, Индия, Кения, Кирибати, Мальта, Нигерия, Фиджи и т. д.), а также УК Италии, Литвы, Панамы, Румынии, Судана, Уругвая. В развитии этих тенденций

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Совершение преступления в состоянии опьянения". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 563

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>