Дипломная работа на тему "Смертная казнь в России"

ГлавнаяГосударство и право → Смертная казнь в России




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Смертная казнь в России":


Министерство общего и профессионального образования Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова Кафедра уголовного права и процесса

_______________________

“____” __________ 2003 г.

Дипломная работа

«Смертная казнь в Российской Федерации»

Научный руководитель

Кандидат юридических наук,

Доцент кафедры уголовного права и процесса

Е. В. Благов

_____________________

«__»_______________2003 г.

Допущено к защите

Зав. кафедрой уголовного права и процесса, профессор,

Доктор юридических наук

Л. Л. Кругликов

___________________

«__»______________2003 г

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Высококлассное выполнение дипломных проектов под заказ в Санкт-Петербурге и в других городах России.

.

Ярославль 2003


Работа выполнена на кафедре уголовного права и процесса

Требования ГОСТ по оформлению дипломной работы соблюдены

Нормоконтролер­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­ ­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­________________________________________

­­­­­­­­­­­­­­­­­­

Рецензент работы­­­­­__________________________________________________________

_________________________________________________________ _________________________________________________________ Решение ГАК о защите________________________________________ _________________________________________________________

_____________________________________________________________________________

Секретарь ГАК_______________________________________________

«__»_______________2003 г.

­
Содержание.

Введение.............................................................................................................................................. 3

1. Смертная казнь в истории права России............................................................................. 5

1.1. Зарождение и узаконение смертной казни. Ее виды........................................................ 5

1.2. Смертная казнь и ее вымирание в законодательстве и практике............................... 8

2. Смертная казнь по современному уголовному праву Российской Федерации........... 10

2.1. Актуальность рассматриваемой проблемы.................................................................... 11

2.2. Смертная казнь: за и против.............................................................................................. 13

2.3. Пожизненное лишение свободы как альтернатива смертной казни.......................... 17

3. Международный аспект проблемы смертной казни......................................................... 22

3.1. Россия и Совет Европы. Коллизия взглядов.................................................................. 22

3.2. Смертная казнь в уголовном законодательстве зарубежных стран.......................... 24

Заключение....................................................................................................................................... 26

Список использованной литературы.......................................................................................... 29

  Justitia sine misericordia Justitia non est,

Sed crudelitas; misericordia

Sinejustitia

misericordianonest

sedfatuitas

Введение

Право на жизнь представляет собой абсолютную ценность мировой цивилизации, образует первооснову всех других прав и свобод, складывающихся в этой сфере, ибо все остальные права утрачивают смысл в случае гибели человека.

К сожалению, в истории новой России человеческая жизнь перестала быть высшей ценностью. В результате убийства превратились в обычные преступления, и их количество стало расти в геометрической прогрессии. Если их в 1988 году было в России немногим более десяти тысяч, то через десять лет их число перешагнуло за тридцать тысяч. По числу убийств, как в абсолютном, так и в относительном исчислении (на сто тысяч населения), Россия вышла на первое место в мире.[1] В этой связи немалую роль играет уголовное наказание за особо тяжкие преступления и самым радикальным, дискуссионным и противоречивым видом системы показаний, который лишает человека не только право на жизнь, но и самой жизни является смертная казнь.

Именно такой субъект, как государство, осуществляя смертную казнь, и выступает в качестве «вершителя судеб и жизней». Государство, лишая жизни человека, вдруг само становится «преступником», но «преступником в законе», совершающим так называемое «комфортабельное юридическое убийство» [2] (В. Соловьев). Тогда возникает вопрос: а может ли государство выступать в качестве палача, имеет ли право стоять на одной ступени с преступником, играть его же роль именно тогда, когда жертвой становится сам преступник, а преступником (убийцей) – само государство?

В связи с этим дискуссии об отмене или сохранении смертной казни, ее целесообразности ведутся в России еще с восемнадцатого века. Однако единого мнения – где же поставить запятую в сакраментальной фразе «казнить нельзя помиловать» так и недостигнуто.

Смертная казнь – высшая, исключительная мера наказания. Добро это или зло? Справедливое возмездие или неоправданная жестокость раздираемого противоречиями, далеко не идеального общества, не справляющегося со своей же преступностью? Поможет ли она избавиться от преступлений? Проблема «за» и «против» смертной казни возникла в умах человечества еще задолго до новой эры. До нас дошли свидетельства того, что этот вопрос впервые активно дебатировался в Древней Греции во времена Пелонесской войны.

Проблема смертной казни является сложной и многогранной. Она затрагивает политико-правовые, социально-экономические, нравственно-религиозные, культурно-психологические и другие сферы нашей жизнедеятельности. Из всего комплекса вышеперечисленных аспектов рассмотрим прежде всего политико-правовые, ибо они на сегодняшний день приобретают особую актуальность.

Не случайно в такой переломный момент развития российского общества обострились дебаты именно вокруг политико-правовых (в том числе и международно-правовых) проблем смертной казни, вновь «возгорелась» интересная дискуссия по поводу ее отмены.

Является ли смертная казнь сдерживающим фактором преступности, или нет, нарушает ли права человека, или выступает средством из арсенала правопорядка, применять ли ее в современный период, или отказаться?

На эти и многие другие вопросы по-разному отвечают ученые, юристы-практики, общественные и политические деятели, писатели, журналисты, граждане. И хотя практически все из них высказываются за отмену смертной казни (против самой идеи никто прямо не выступает), основные расхождения наметились в сроках осуществления данного гуманного акта. Некоторые авторы предлагают уже сегодня отказаться от подобного вида наказания в нашей стране, закрепив это законодательно

Сегодня проблема смертной казни является проблемой мирового масштаба, которая преследует глобальные гуманистические цели. Только с 1989 года по 1995 год высшую меру наказания отменили двадцать пять стран, и к концу 1995 года она была полностью отменена в семидесяти двух странах, в тридцати странах отменена де-факто и в девяноста странах сохранена[3]. Причем, печальное и недосягаемое лидерство по применению высшей меры наказания принадлежит Китаю, где по разным данным ежегодно казнят от трех с половиной до десяти тысяч осужденных. Таким образом, на долю Китая всего приходится семьдесят процентов всех казненных в мире[4]. Наша же задача состоит в том, чтобы разобраться с этим вопросом, но применительно к Российской Федерации и в рамках отечественного законодательства. Необходимо оценить на одних весах аргументацию сторонников и противников смертной казни. Начать же рассматривать и исследовать этот карательный институт нужно в историческом русле.

1.  Смертная казнь в истории права России 1.1. Зарождение и узаконение смертной казни. Ее виды.

Рассматривая исторический аспект этого вопроса, нужно заметить, что начало применения смертной казни невозможно уследить, ибо в своем зачатке она имела образ «народной расправы». Если же говорить о ее законодательном оформлении, то в памятниках нашего законодательства то, в летописях мы встречаем прямые указания относительно применения смертной казни. Эволюция смертной казни в Древнерусском государстве во многом связана с введением христианства на Руси Великим князем Владимиром (988 г.) и организацией церкви, призванной выполнять важные для государства идеологическую и морально-этическую функции. В этой связи развитие правоотношений в древнерусском обществе во многом зависело от того, насколько глубоко христианство посредством церковных институтов проникало в его духовную жизнь.

Отношение церкви к смертной казни имело двойственный характер. С одной стороны, церковь как носительница христианского вероучения должна была бороться за ограничение и отмену обычая кровной мести (древнейшей формы смертной казни) у славян-язычников и смертной казни вообще, а с другой — она сама становилась инициатором введения карательных мер в законодательство Древнерусского государства.

Владимир, мечтавший об усилении своей власти, предпочел услуги константинопольского патриарха, исходя из того, что в системе византийской государственности духовная власть занимала подчиненное положение и всецело зависела от императора.

Поначалу принятие христианства мало изменило языческий быт древнерусского общества. Но не потому, что «христианские миссионеры, шедшие к славянам или германцам», не приносили с собой ничего нового и их мировоззрение «не отличалось от мировоззрения языческих жрецов, колдунов и знахарей», а потому, что христианство и язычество — это два разных мировоззрения, не связанных между собой преемственно. Поэтому сложилось «двоеверие — мировоззрение раздвоенного сознания средневековых русичей»[5]. Церковь стремилась изменить языческие обычаи, особенно обычай кровной мести, посредством проповеди. Русская Кормчая указывает на то, что в Древней Руси церковь пользовалась правом убежища, а если кто «покупается нужею отъ извести прибегшаго, кто либо будеть, таковъ же да прииметь сто сорокъ ранъ, и тогда, яко подобаетъ, да испытается обида прибегшаго»[6].

Однако задача оказалась гораздо сложнее. Только проповедью искоренить обычаи славян оказалось невозможно. Закон выживаемости рода был основан на праве силы, праве сильнейшего. Культ силы, господствовавший у славян (вспомним былинных героев Илью Муромца, Добрыню Никитича, Алешу Поповича), в условиях разложения родовых отношений приводил к тому, что сын шел на отца, брат на брата, поэтому князь Владимир по совету епископов и старцев в 996 г. вводит смертную казнь. Это место в летописи вызвало многочисленные споры среди ученых.

То, что Владимир ввел смертную казнь по совету епископов, не вызывает сомнения, причем смертная казнь назначалась за разбой. Разбойник — это человек, убивавший не по мотивам кровной мести, а из корыстных побуждений.

О сметной казни говорится и в уставной Двинской грамоте 1397 года, в статье пятой которой было указано: «а уличать (татя) в третьи, ино повесити»[7], но несомненно, что в действительности лишение жизни, как вид общественной расправы над преступниками, появился несравненно раньше (это вытекало из института частной и родовой мести, выдвигавшего начало отплаты кровью за кровь, смертью за смерть; к этому же приводило и влияние византийского права, допускавшего смертную казнь в широких размерах).

В дальнейшем в судебниках число случаев применения смертной казни значительно увеличилось. Но наибольший объем применения получает смертная казнь в семнадцатом и в первой половине восемнадцатого веков. В Уложении царя Алексея Михайловича число случаев, обложенных смертной казнью доходило до пятидесяти четырех, а по исчислению профессора Сергиевского – до шестидесяти случаев, в Воинском же уставе Петра Великого смертной казнью угрожается в двухстах артикулах[8]. После стрелецких бунтов при Петре Великом казненных считали не десятками, а сотнями. В законодательных памятниках семнадцатого века смертная казнь являлась в двух видах: простая и квалифицированная. В Уложении 1649 года упоминается только один вид простой смертной казни – повешение. На практике же столь же часто употреблялось и обезглавливание, а где приходилось казнить сравнительно большое число преступников – и утопление. В Воинском уставе Петра Великого к этим наказаниям добавился и расстрел. Что касается квалифицированной смертной казни, то, по Уложению, она является в трех видах, а именно:

1)  сожжение (назначавшееся за богохулие, отвлечение от православия и поджог);

2)  залитие горла расплавленным металлом, оловом или свинцом (назначавшееся воровским золотых и серебряных дел мастерам);

3)  окопание живою в землю (назначавшееся женам за убийства мужей)[9].

Кроме того, из исторических указаний видно, что употреблялось четвертование, посажение на кол, колесование и др. виды, назначавшиеся как в особых, так и чрезвычайных случаях (причем, число видов смертной казни в России историки и исследователи насчитывают более двадцати).

Существенное изменение начинается только со времени царствования императрицы Елизаветы. Смертная казнь была заменена на биение плетьми, а также физические увечья (отсечение руки, вырывание ноздрей) и ссылку на рудокопные работы. В царствование императрицы Екатерины 2 по отношению к общим преступлениям смертная казнь признавалась отмененной. По отношению к так называемым общегосударственным преступлениям императрица Екатерина не признавала возможным признать смертную казнь отмененной. В царствование императора Павла отмена смертной казни была распространена на те губернии, которым было предоставлено иметь суд и расправу на основании их древних прав и привилегий. В царствование Александра 1 отмена смертной казни была распространена на присоединенные к России: в 1801 г. – Грузию, в 1804 г. – Мингрелию и в 1811 г. – Гурию. В 1826 году манифестом 21 апреля отмена смертной казни произошла за общие преступления в Финляндии, но при издании в период правления Николая 1 Карантинного устава смертная казнь была определена за ряд преступлений, учиненных во время чумы. По Уложению 1845 года смертная казнь назначалась за государственные преступления. Все же отмена смертной казни в истории русского уголовного права была фиктивной, пока у нас существовали страшные телесные наказания, нередко приводившие к засечению до смерти. Таким образом, был отменен легкий вид смертной казни, состоящий в повешении или обезглавливании, а самый тяжкий засечение – оставлен. И хотя этот крайний вид наказания продолжал применяться, уже существовали предпосылки для его вымирания.

Исследуя историю исключительной меры уголовного наказания – смертную казнь – попадаем уже в двадцатый век. Сразу же после свершения Октябрьской революции смертная казнь в России была отменена. Однако уже в сентябре 1918 года она была восстановлена вновь[10].

21 февраля 1918 года СНК РСФСР в обстановке угрожающей неопределенности в вопросе о перемирии с наступающей Германией принимает декрет "Социалистическое отечество в опасности”[11]. Пункт 8 декрета предусматривал, что «неприятельские агенты, спекулянты, громилы, хулиганы, контрреволюционные агитаторы, германские шпионы расстреливаются на месте преступления». Строго говоря, речь не шла о смертной казни - расстрел рассматривался не как способ её исполнения, а как общепревентивная мера пресечения опасной деятельности. После Брестского мира декрет практически утратил свою актуальность. Многие авторы считают, что «расстрел на месте преступления» производился почему-то ВЧК. ВЧК действительно 23 февраля отреагировала на этот декрет, но не вышла в полном составе во главе с Ф. Дзержинским на улицы, чтобы расстреливать спекулянтов, а стала применять смертную казнь по своим делам, чего, в общем-то, декрет не предусматривал.

Но даже в то время руководители государства считали это наказание временной и исключительной мерой. Например, Ф. Э. Дзержинский трижды вносил предложения в СНК об отмене смертной казни. Однако эта мера продолжала сохраняться, и была включена в перечень наказаний всех Уголовных кодексов России и бывших союзных республик. Так, в УК РСФСР 1922 года шесть процентов статей предусматривали возможность применения расстрела.

В 20-е – 40-е годы ХХ века смертная казнь (если её можно считать таковой) проявляет себя в несколько новом качестве. Во-первых, существовал весьма расплывчатый и широкий круг наказуемых ей деяний – это, как правило, государственные а также воинские преступления, - что нехарактерно для современного понимания смертной казни. Во-вторых, увеличился масштаб её применения, и, в-третьих, функции по назначению смертной казни получили несудебные и чрезвычайные государственные органы. Для настоящего исследования смертная казнь тех времен не представляет особого интереса, но учитывая многочисленные попытки спекулировать на исторических событиях а также экстраполировать проблемы, связанные с массовыми казнями, на сегодняшнюю действительность, необходимо кратко остановиться на некоторых узловых моментах. Сперва требуется определиться со сферой применения смертной казни и числом казненных лиц. Данные по этому поводу несколько разнятся, но незначительно, если не брать в расчет безответственные заявления о десятках миллионах зверски убитых или даже «95 миллионах расстрелянных»[12]. Часто называется цифра 799 455 осужденных к смертной казни, причем не только за контрреволюционные преступления[13]. Сколько из этого числа было фактически расстреляно, сказать затруднительно, но их заведомо меньше, учитывая «условные» расстрелы, амнистии 20-х годов и пересмотры дел конца 30-х (а еще некоторые люди приговаривались к расстрелу дважды) .

Как бы там ни было, все упирается в год «пика репрессий», т. е. август 1937- середина 1938 гг.

По законодательству РСФСР 1926-1960 годов «судьба» смертной казни решалась неоднозначно. УК РСФСР 1926 года сократил число преступлений, за которые предусматривалась смертная казнь, почти наполовину[14]. 5 мая 1961 года был принят указ Президиумом Верховного Совета СССР «Об усилении борьбы с особо опасными преступлениями», в соответствии, с которым применение смертной казни было расширено[15].

Завершая рассматривать отношение в России к смертной казни на протяжении веков, необходимо отметить следующее. 3 июня 1999 года был помилован последний из почти 800 человек приговоренных к смертной казни. Мы сделали еще один шаг на пути становления России как правового государства. Мораторий на исполнение смертных приговоров действует с 1996 года, сами приговоры к высшей мере наказания не выносятся с зимы 1999 года.

Если же анализировать исследования по практике применения наказания в виде смертной казни, то мы придем к твердому убеждению, что точных данных об этом наказании установить невозможно, так как уголовная статистика прошлых лет была засекречена. К тому же смертную казнь нередко применяли не только судебные, но и внесудебные органы, которые входили в различные государственные структуры, а поэтому их отчетность в единый статистический документ не объединялась, подвергалась корректировке и уничтожалась. Об этом говорят данные различных авторов.

Так, мы подошли к данному вопросу в современный период, в эпоху новой России с новой экономикой, жизненным укладом, политической ситуацией и, соответственно, с новым законодательством и судебной практикой. Сталкивая полярные точки зрения на смертную казнь в современной правовой мысли России в рамках данной работы, прежде всего, необходимо изучить доводы сторонников и противников исключительной меры наказания, которые приводились еще в дореволюционной правовой мысли.

  1.2. Смертная казнь и ее вымирание в законодательстве и практике

«Имеет ли государство право отнимать у преступника высшее благо, данное ему провидением? Может ли государство оправдать или доказать необходимость подобной карательной меры для поддержания и охраны правопорядка?»[16]. Подобными вопросами задавались еще в девятнадцатом веке видные юристы, мыслители, гуманисты и просто прогрессивные умы России. Еще тогда, налицо был тот факт, что в законодательстве и на практике очевидно вымирание смертной казни. Уже тогда было ясно, как замирают голоса сторонников этого вида наказания, уменьшается текучая литература, поэтому предмету, указывая, что вопрос потерял свою жгучесть, что противники смертной казни не встречают серьезной оппозиции, что она уже более опирается на силу предания, чем на силу убеждения. Попытка итальянской антропологической школы вступить в защиту необходимости применения смертной казни к преступникам прирожденным, была последней вспышкой, лишенной практического значения. Даже из защитников смертной казни многие все-таки не дают однозначного ответа. Так, Лист (Германия) находит, что смертная казнь не удовлетворяет требованиям наказания (ибо уже не может исправить преступника), но она должна быть сохранена, пока лишение свободы не имеет устрашающего и обесчестивающего значения; он, таким образом, не высказывается ни за, ни против смертной казни[17].

Последние годы ХХ столетия внесли серьезные изменения в глобальные тенденции применения смертной казни. В самом общем плане можно констатировать, что на пороге ХХI века человечество последовательно идет к ее заметному ограничению. 1998-2000 годы в известной мере стали переломными в мировом аболиционистском движении. Оно не только серьезно изменило масштабы и географию применения смертной казни, но и оказало мощное по силе воздействие на умонастроения политических лидеров, миллионов людей на всех континентах, заставило переосмыслить отношение к этой варварской мере наказания, консолидировало усилия национальных и международных политических и общественных организаций, аккумулировало инициативы церкви, правозащитного движения, всех прогрессивных сил, существенным образом пополнило мировое информационное пространство гуманистическими идеями ценности человеческой жизни.

Это были годы, когда по инициативе ООН мир отмечал 50-летие Всеобщей декларации прав человека; когда впервые в истории католической церкви ее глава призвал покончить с казнями, защитить право на жизнь и объявить всемирный мораторий на исполнение смертных приговоров; когда человечество готовилось праздновать Миллениум; когда Европа отмечала 50-летие Европейской конвенции по защите прав и фундаментальных свобод человека; когда США, содрогнулись от ставших достоянием гласности масштабов судебных ошибок; когда впервые за всю историю этой страны церемония инаугурации президента сопровождалась массовыми протестами против применения смертной казни; когда на путь ее последовательного ограничения встали Китай и другие страны, где еще несколько лет назад смертная казнь применялась наиболее интенсивно; когда по всему миру прокатилась волна мораториев на вынесение и исполнение смертных приговоров. В конечном итоге, инициативы ООН, Совета Европы, усилия руководства католической церкви, “Международной Амнистии” и других правозащитных организаций привели к изменениям глобального характера, к значительному сокращению сферы и масштабов применения смертной казни во всем мире.

К апрелю 1999 года число стран, отказавшихся от смертной казни, впервые в истории заметно превысило число стран, где практика применения этой меры еще сохранилась: 108 стран юридически (83) или де-факто (25) отказались от смертной казни; 87 стран сохранили эту меру наказания, хотя в большинстве из них налицо тенденция к ее ограничению. Симптоматично, что с конца 1998 года мораторий на исполнение смертных приговоров объявили, а затем пролонгировали его даже те страны, которые еще накануне намеревались установить (Кыргызстан) или еще больше расширить применение смертной казни в борьбе с наркобизнесом. В Туркменистане, например, за такого рода преступления только в 1996 году были казнены 132 осужденных; в 1994-1997 гг. Туркменистан занимал первое место в мире по уровню смертных казней в расчете на 1 млн. населения[18].

Практически завершила процесс интеграции в сообщество государств, отказавшихся от смертной казни, Европа; заметно сократили сферу ее применения целый ряд стран Азии и Африки; в 2000 году резко обозначилось аболиционистское движение в ряде крупнейших штатов США. Однако не все так просто и было бы наивно оценивать такого рода тенденции упрощенно и однозначно.

Динамику применения смертной казни, глобального изменения ее масштабов и географии можно идентифицировать как многовекторный процесс, характеризующийся разными по своим величинам направлениями и интенсивностью, где те или иные количественные изменения не всегда являются определяющими. Оценка любых изменений в рамках этого процесса требует их увязки с положением дел в регионах и странах, определяющих общую картину явления, и кроме того, привлечения ряда качественных параметров, важнейшим из которых является состояние общественного мнения.

Любопытно исследовать доводы pro и contra смертной казни, которые приводились еще в царской России.

Доводы противников и сторонников исключительной меры наказания сообразно главным группам карательных теорий сводятся к двум главным пунктам – справедливости и целесообразности этого наказания. Противники его задаются вопросами: имеет ли государство право отнимать высшее благо, дарованное человеку; может ли лишение жизни быть справедливым воздаянием за совершенное преступление? Жизнь не составляет блага, даруемого человеку государством, а потому оно и не имеет права отнимать эту жизнь, самовластно ее, прекращая и присваивая себе не принадлежащее ему законного права. Сторонники отмены смертной казни называют ее юридическим убийством. Очевидно, что «кровь родит кровь». Вред, причиняемый обществу самым страшным злодеянием, бледнеет и стушевывается перед тем нравственным растлением, которое систематически вносило в общественные нравы государство своими кровавыми расправами.

Рассматривая доводы с точки зрения целесообразности этого наказания, сторонники смертной казни оправдывают ее тем, что прежде всего она служит вернейшим средством обеспечения «общественного спокойствия» (от лишенного жизни уже нельзя ожидать новых посягательств; общество защищено от преступника его могилой). Так, антропологическая школа признает существование прирожденных преступников, очевидных выродков человечества, которые от рождения носят на себе клеймо, (печать) Каина, распознаются по их психическим, физиологическим и анатомическим признакам[19]. (всевозможные маньяки или равнодушные киллеры).

Еще большее значение придают защитники смертной казни ее устрашительности. Угроза смертью якобы может, остановит лицо, уже готовящееся совершить злодеяние; она (эта угроза) будто бы может поселить спасительный страх в лицах, склонных к пороку и преступлению. Вычеркнуть смертную казнь из списка наказаний – значит, лишить карательную власть своего наиболее верного и надежного средства. Если даже смертная казнь и не будет исполняться, то одна угроза закона, одна возможность ее исполнения послужат достаточной охраной правовому порядку. Забегая вперед, скажем, что проведенные многочисленные исследования полностью опровергают эту точку зрения. «Несомненно, смерть есть величайшее зло, которым только можно грозить человеку; страх смерти для огромного процента людей будет сильнее всякого другого страха, всякого ожидания»[20], - продолжают сторонники данного вида наказания. Для приговоренного, в особенности после того, как отвергнута просьба о помиловании, ожидание исполнения – это страшные минуты длящейся агонии, тем более ужаснее, чем сильнее в приговоренном любовь к жизни и самочувствие жизненности. Даже не публичность казни для многих усиливает страх перед смертью, парализуя его тщеславие, желание показаться перед толпой героем, спокойно встречающим смерть.

Не следует, далее, забывать, что 2000 год применительно к проблеме смертной казни имеет свою специфику. Как известно, в 1998-1999 гг. ООН и Католическая церковь обратились с призывом сделать 2000 год годом без казней, установить мораторий на вынесение и исполнение смертных приговоров и эти обращения в целом ряде стран нашли понимание. Отсюда и минимальные показатели применения рассматриваемой меры в последний год ХХ века. Ближайшие годы покажут, в каком направлении будет развиваться мировая практика, а пока нельзя не признать, что в самое последнее время определенные позитивные изменения налицо. Заметный рост числа стран, отказавшихся от смертной казни, и сокращение числа стран, в которых выносились и, главное, исполнялись смертные приговоры, и, наконец, снижение абсолютных показателей казней и смертных приговоров — все это, как только что отмечалось, несомненные успехи аболиционистского движения. Однако эволюция в указанном направлении еще не является повсеместной и, главное, не носит системный характер; более того, одновременно действуют контрфакторы, заметно снижающие градус оптимистических оценок.

Речь идет о том, что в ряде стран действуют противоположные тенденции — либо восстановление смертной казни, либо заметное расширение сферы ее применения. Так, в последние годы в ряде стран эта мера наказания установлена за перевозку наркотиков, импорт запрещенных товаров, вооруженное ограбление (Куба, Оман, ОАЭ), за коррупцию (КНР) и другие преступления. Заметно возросло число казней в странах Ближнего Востока (особенно там, где действует система шариатских судов) и Юго-Восточной Азии (Сингапур, Малазия, Вьетнам, КРДР, Таиланд, Тайвань, Филиппины). В Иране, например, за последние два года число казней увеличилось в 2,5 раза; в Саудовской Аравии в 1998 году казнили 29 осужденных, в 1999 — 103, а в 2000 году — 123[21]. В ряде стран в последние годы к применению смертной казни возвращаются спустя много лет после отказа от этой меры. В 1999 году Филиппины возобновили казни спустя 23 года; в том же году, спустя почти 40 лет, эта мера наказания была впервые применена в штате Огайо (США).

Последние 8 лет резкими темпами наращивала обороты смертельная машина уголовной юстиции США. Только на 1997-2000 годы приходится почти половина всех казней в стране за последние 24 года, когда Верховный Суд США возобновил применение этой меры наказания.

Приведенные данные существенно дополняют глобальную статистическую картину, меняют расстановку акцентов, заставляют обратиться к качественно иным процессам, протекающим в сфере применения смертной казни и во многом нивелирующим отмеченные успехи аболиционистского движения. Кроме того, оценивая масштабы и глобальные тенденции применения смертной казни, следует учитывать не только динамику абсолютных показателей и, тем более, не суммарный перевес числа стран, отказавшихся от этой меры, но и численность населения в тех странах, где она еще сохранилась и в разной мере широко применяется. И тогда надо будет признать, что несмотря на отмеченные успехи аболиционистского движения, почти 70% населения планеты еще живет под угрозой применения смертной казни.

Попробуем объективно рассмотреть все составляющие данного вопроса, который будоражит не только внутреннюю жизнь нашего государства, но и вне его, составляя жаркую полемику на международном уровне. Итак, перейдем собственно к существу вопроса.


2.  Смертная казнь по современному уголовному праву Российской Федерации

Конституция РФ (ст. 20) предусматривает, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. Эта мера наказания не применяется к женщинам, несовершеннолетним, мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65 лет.

Законом от 5 декабря 1991 года это наказание было исключено из санкций состава преступлений в виде хищения в особо крупных размерах, нарушения правил овалютных операциях, взяточничества. В 1994 году отменена смертная казнь за фальшивомонетничество.

В России число правонарушений, наказуемых смертной казнью, было уменьшено с 27 до 5 в соответствии с новым Уголовным кодексом, вступившим в силу и январе 1997 года:

статья 105, часть 2 - убийство при отягчающих обстоятельствах;

статья 277 - посягательство на жизнь государственного и общественного деятеля:

статья 295 - посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или

предварительное расследование;

статья 317 - посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа:

статья 357 - геноцид.

Во всех выше названных санкциях смертная казнь содержится в альтернативе с пожизненным лишением свободы, а оба эти вида наказания, в свою очередь, и в альтернативе с лишением свободы на срок двадцать пять лет (ч. 1 ст. 57 УК). Смертная казнь не может быть применена против женщин, лиц, совершивших преступления в возрасте до восемнадцати лет, и мужчин, достигших к моменту постановления приговора возраста шестидесяти пяти лет (ч. 2 ст. 59 УК). В порядке помилования смертная казнь может быть заменена пожизненным лишением свободы на срок двадцать пять лет. Вопросы исполнения данного вида наказания регламентированы в статьях 184 – 186 УИК, которые говорят, что смертная казнь исполняется непублично путем расстрела (ч. 1 ст. 186 УИК 1997г.).

Практика вынесения российскими судами смертных приговоров на протяжении последних лет имела устойчивую тенденцию к сокращению. В начале 60-х годов к смертной казни приговаривались тысячи осужденных. В 1961 году к смертной казни было приговорено 2159 человек, в 1981 году - 415, в 1985 году - 407, в 1989 - 100, u 1992 году - 159, в 1993 году - 157, в 1994 году - 160, в 1995 году - 141. С августа 1996 года смертные приговоры в России в исполнение не приводятся. В начале 90-х годов широко действовал институт помилования осужденных к высшей мере наказания. В 1993 году помиловано 149 человек, в 1994 году - 134 человека, в 1995 году -5 человек.

Согласно опросу населения об отношении к смертной казни, проведенному А. Михлиным в восьми регионах страны, 90% опрошенных не считают возможным отказаться в настоящее время от исключительной меры наказания. Михлин считает, что правосознание и психология уже нескольких поколений людей в России несут на себе печать насилия и жестокости классовой борьбы, разрушительных войн и тоталитарной идеологии. Видные отечественные психологи (М. Коченов, Г. Ратинов, В. Ефремова)

связывают современное психологическое состояние российского общества прежде всего с категориями депрессии и страдания. По мнению Михлина, в ближайшие годы высокий уровень ригоризма в российском обществе не снизится и, следовательно, ни в психологическом, ни в культурном отношении российское общество к отмене смертной казни не готово[22] . С другой стороны, высказывается и противоположная точка зрения, что отмена смертной казни в России политически предрешена (В. Квашис).

В Указе от 16.05.1996 "О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы" правительству было поручено в месячный срок подготовить для внесения и Государственную Думу проект федерального закона о присоединении России к Протоколу№ 6. Однако, несмотря на это, мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров объявлен не был. Соответствующий проект закона не прошел первого чтения в ГосДуме.

29 января 1997 года последовало предупреждение Совета Европы по возможном неутверждении полномочий российской парламентской делегации ни своей следующей сессии. Он рекомендует России отменить смертную казнь в мирное время в течение года и ратифицировать Протокол 6 в течение трех лет.

27 февраля 1997 года издается Распоряжение Президента "О подписании Протокола 6 к ЕКПЧ"[23]. Согласно распоряжению президент принял предложение Правительства РФ, согласованное с Верховным Судом РФ, о подписании протокола. Он поручил МИДу России подписать от имени Российской Федерации этот протокол. Президент также поручил Минюсту РФ совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, иными федеральными органами государственной власти разработать комплекс мер но поэтапному решению проблем, связанных с ратификацией Протокола № 6. Он иступит в силу лишь в случае его ратификации ГосДумой, одобрения Советом Федерации и подписания Президентом. Но ГосДума отказалась принять проект закона о введении в России моратория на исполнение смертной казни (Постановление от 14.03.1997). Государственная Дума считает, что положения, содержащиеся в и. 10 Заключения Парламентской Ассамблеи (1996 г.) по этому вопросу, не являются обязательным условием для вступления России в Совет Европы, а имеют рекомендательный характер.
  2.1. Актуальность рассматриваемой проблемы

Таким образом, юридически смертная казнь существует в российском законодательстве, но фактически она не применяется на сегодняшний день. Как известно в России смертная казнь отменялась трижды – в 1917, 1920 и 1947-1950гг. Однако правосознание народа не было готово к этим либеральным мерам. Восстановлению смертной казни способствовали рост преступности, применение все более жестких, варварских способов совершения преступлений (особенно убийств на сексуальной почве), появление организованной преступности, низкая раскрываемость преступлений. Но в конце восьмидесятых годов наметилась тенденция к сокращению применения смертной казни.

Попытаемся понять чем вызван возросший в последнее время интерес к проблеме смертной казни в России. Прежде всего, это выступление сразу нескольких политических сил, причем самых разных, и левых, и правых, на одну и ту же тему - восстановление в РОССИИ смертной казни. Сегодня в первой половине дня в Государственную Думу было привезено около миллиона подписей граждан России, собранных по инициативе СОЮЗА ПРАВЫХ СИЛ. И сегодня же за восстановление смертной казни в нашей стране выступил и лидер Коммунистической деятельности Геннадий Зюганов. Вообще, в последнее время, наверное, вы тоже заметили, выступления в пользу смертной казни звучат в нашей стране все чаще и чаще. Возможно, по мнению некоторых политиков и общественных деятелей, это одна из попыток уйти от решения чеченской проблемы. Некоторым представляется, что если ввести смертную казнь за терроризм, то в Чечне наступит мир и благополучие. Это абсолютно ошибочная позиция.

Итак, смертная казнь не назначается и не применяется сегодня в РФ, но по-прежнему этот вид наказания существует в законодательстве нашего государства. Поэтому дискуссии ведутся до сих пор: признать ли смертную казнь российскому уголовному праву или избавиться, как от пережитка прошлого?

Сегодня Россия переживает «смутное время», и в чем-то она схожа с той, когда разгул преступности достигал невероятных размеров. Однако на данный момент в России действуют два моратория: как на назначение, так и на исполнение смертной казни. Конституционный суд Российской Федерации своим постановлением от 2 февраля 1999 года № 3-П объявил мораторий на исполнение смертной казни: смертные приговоры не должны выноситься до тех пор, пока не будет обеспечена реализация конституционного права обвиняемого в преступлении, за совершение которого возможно назначение смертной казни, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей[24]. Однако суд присяжных вводиться поэтапно. Пока он введен на территории только девяти субъектов России. Здесь возникает коллизия, связанная с тем, что в тех регионах, где суд присяжных еще не введен, обвиняемый не может быть приговорен к смертной казни, если он настаивает на рассмотрении его дела судом присяжных. Следовательно, подсудимые, которые могут быть приговорены к смертной казни, имеют право на суд присяжных лишь в девяти регионах РФ. Этим нарушается принцип равенства граждан перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). Поэтому Конституционный суд РФ признал, что впредь до создания судов присяжных во всех регионах России смертная казнь не может назначаться ни одним судом РФ. Таким образом, смертная казнь в настоящее время в России не может не только исполняться, но и назначаться судами. Это совершенно логично и справедливо.

Попытаемся приблизиться к истине в этом вопросе, проанализируем аргументацию обеих сторон: противников и сторонников этого вида наказания.

  2.2. Смертная казнь: за и против

Считается, что основным вопросом смертной казни является спор её противников и сторонников по поводу самого существования смертной казни. В связи с этим оформились и действуют два общественных «лагеря» - аболиционистов («против») и ретенционистов («за»), формирующие общественное сознание по этому предмету.

Несмотря на якобы четкое разделение позиций, при внимательном рассмотрении оказывается, что противоречий у них гораздо меньше, чем они сами считают.

Проблема смертной казни была искусственно создана, грубо говоря, высосана из пальца, для политических манипуляций в обществе. Захламление теории неизбежно сказалось и на практике: смертная казнь потеряла свой смысл (к некоторым государствам это не относится) и социальное предназначение. Однако, явно или неявно системы воззрения на смертную казнь все же существуют, но заключаются они вовсе не в абстрактных отношениях «за-против», а в различиях понимания сущности смертной казни. А поддержка или отрицание смертной казни является следствием, вытекающим из той или иной системы воззрения, и имеет вторичный характер. Условно эти системы взглядов можно обозначить как две основные парадигмы : инструментальную и ретрибутивистскую.

Ретрибутивистская парадигма.

Эта парадигма включает в себя несколько направлений.

1) Смертная казнь – есть месть (общества, государства, класса, социальной

группы).

По сути это теоретический анахронизм, но он широко распространен и несмотря на всем известную свою несостоятельность, используется противниками смертной казни и частью особо циничных сторонников. Государство не может быть орудием мести частного лица по факту публичного характера своей деятельности и не может быть самостоятельным «мстителем», являясь третьей стороной.

2) Смертная казнь – возмездие.

Идеи возмездия весьма привлекательны: данной системы взглядов придерживается около половины сторонников смертной казни и столько же её противников. В отличии от мести, субъектом возмездия является государство, которое актом смертной казни пытается участвовать в поддержании социальной справедливости. Как таковое, возмездие всегда предполагает определенную соизмеримость с деянием преступника, но в отличии от кары оно является моментом преступного деяния, как бы составляя с ним одно целое, распределенное лишь во времени.

Смертная казнь как акт возмездия резко противоречива в моральном аспекте : с одной стороны – это категорический императив нравственного воздаяния (основывается на свободе воли), с другой – это кощунственное посягательство государства на преступника, который сам в немалой степени является продуктом общества и косвенно деятельности государства (основывается на внешнем детерминизме).

Концепция возмездия является ложной с точки зрения современного права, её нельзя возвести в принцип общественной жизни, которая гораздо сложнее, чем доступные для возмездия сферы.

3) Смертная казнь – кара.

Это, как известно, концепция, отраженная в действующем законодательстве (и, возможно, в праве), поэтому она характерна для юристов и представителей гуманитарного знания. Кара – это целеобусловленное причинение страдания преступнику путем праволишений или правоограничений. Такое понимание кары справедливо для любого уголовного наказания, но только не для смертной казни. Дело в том, что смертная казнь не вписывается в рамки современной уголовно-правовой теории наказания и удерживается в системе наказаний с помощью юридической фикции. Лишение жизни как внешнее содержание смертной казни не

является ни воздействием на субъекта, ни причинением ему страданий, ни лишением его права (права на жизнь и сопутствующих ему прав). Карательная теория смертной казни представляет собой наиболее разработанное направление.

Инструментальная парадигма.

Основным моментом инструментальной парадигмы является понимание смертной казни

как инструмента, средства для решения различных задач, стоящих перед государством в области уголовной политики. Вне сферы уголовной политики смертной казни не существует.

1) Элиминация.

В западной теории называется incapacitation. Преступник рассматривается как носитель социального зла, проявление опасного заболевания общества, а смертная казнь как «лекарство». Цель элиминации – обезвреживание (радикальное) источника опасности. Наиболее яркий пример элиминации – смертная казнь серийных маньяков.

2) Мера социальной защиты.

Отношение к преступнику нейтральное, абстрактное. В этой концепции предполагается цель профилактического характера – общее предупреждение преступности, сдерживание. Для обеспечения эффективности общего предупреждения, смертная казнь может рассматриваться как необходимость – стремление стать детерминирующим фактором предпреступной и преступной деятельности, отказа от такой деятельности.

3) Смертная казнь как средство обеспечения крупных реформ, связанных с преступным противодействием (в том числе как временная угроза) либо как чрезвычайная мера поддержания порядка (военное время, чрезвычайные ситуации). По сути это взгляды на смертную казнь как крайнюю меру в экстремальных ситуациях. В относительно спокойное время смертная казнь не должна использоваться.

Каждое из перечисленных направлений имеет и противников, и сторонников (в зависимости от мнения насчет достижимости поставленных целей).

Рассмотрим более подробно аргументы всех сторон в защиту или против смертной казни.

Основные положения, выносимые на защиту смертной казни[25].

1.  Смертная казнь в наибольшей степени достигает цели частной и общей превенции в отношении преступлений, за совершение которых она применяется.

2. Смертную казнь надо сохранить только за особо тяжкие преступления против жизни.

  1. Смертная казнь не противоречит религиозным учениям.
  2. Смертную казнь в настоящее время нечем заменить.
  3. В странах, в которых применяется смертная казнь, коэффициент убийств на сто тысяч населения ниже, чем в странах, где она отменена.
  4. Процедура контроля за законностью вынесения и исполнения смертных приговоров в РФ в настоящее время не только практически, но и теоретически исключает судебные ошибки.
  5. Наказание в виде смертной казни не противоречит Конституции РФ 1993 года, а это значит, что ее одобряет народ России.
  6. Поскольку абсолютное большинство населения России выступает за сохранение

смертной казни, законодатель не имеет право пренебрегать его мнением.

Примечательно, что в кампании по восстановлению смертной казни приняли участие не только руководство почти всех силовых органов и популистское лобби в Думе, но и такой неожиданный апологет, как один из высших иерархов РПЦ - глава Отдела внешних церковных сношений митрополит Кирилл. Кирилл, согласно "Эху Москвы", заявил 6 июля на парламентских слушаниях, что "Писание не запрещает смертную казнь", а "наше общество пока не готово к ее отмене". По сообщениям агентств, даже сам Дмитрий Козак, заместитель руководителя администрации президента России, заявил, что введение суда присяжных позволило бы России отменить мораторий на смертную казнь. В разговорах о смертной казни в первую очередь фигурируют чеченские бандиты-убийцы и наркоторговцы. С этой точкой зрения солидарен и Известный русский писатель, лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын, который считает, что Россия может покончить с терроризмом, только отменив мораторий на смертную казнь. Об этом он заявил в интервью "Интерфаксу". "Бывают времена, когда для спасения общества, государства смертная казнь нужна. А в России сейчас вопрос стоит именно так", - сказал Солженицын. По его словам, Чечня продолжает оставаться "неоконченной главой российской истории, ее тяжелой политической проблемой". Чеченские боевики, которых удается схватить, "смеются над российским судом", потому что знают: смертной казни не будет. Он подчеркнул, что волна террора в нашей стране нарастает, в то время как в Европе, которая "диктует нам отмену смертной казни, не знали таких суровых испытаний, какие прошла Россия".

Характерной, воспитанной историей чертой нашего общества стало привычное отношение к насилию, которое считается допустимым во имя «великой цели». Поколения советских людей воспитывались на идеях: «кто не с нами - тот против нас», «цель оправдывает средства», «нравственно все, что помогает делу борьбы пролетариата». Такое, весьма своеобразное, представление о человеческой нравственности, в частности, высказывал В. И.Ленин, обращаясь к молодежи в 1920 году, обещая при этом, что она будет жить при коммунизме.

В условиях наступившего после 1917 года периода гражданского противостояния в виде войны, глубочайших социальных конфликтов, необъявленных постоянных войн со своим народом, так называемой классовой борьбы, якобы все обостряющейся из-за происков классовых врагов, общество приучалось к простой мысли, что главное - обнаружить виновных, найти врагов и наказать, а лучше всего уничтожить.

Все это не могло пройти бесследно для формирования общественного сознания народа, к мнению которого ныне и прибегают противники отмены смертной казни. Смертная казнь как уголовное наказание выступает в качестве правового ограничения, юридического средства, сдерживающего преступников, что вытекает из ее природы, и является объективным свойством, несмотря ни на какие субъективные оценки и общественное мнение. Иначе говоря, можно спорить о том, эффективна или неэффективна смертная казнь, нужна она или не нужна на данном этапе общественного развития, отменить ее или нет, но то, что смертная казнь — сдерживающий фактор, правовое ограничение, по-моему, несомненно. Собственно, именно поэтому она служит средством защиты общества от тяжких преступлений. Известный исследователь наказания С. В. Познышев[26] считал, что наказание имеет только одну цель — предупреждение преступлений, которое возможно в форме физического удержания (для преступников) или в форме психологического противодействия преступлению (для других членов общества).3 Разумеется, сдерживающую роль смертной казни как правового ограничения нельзя переоценивать. Ведь далеко не во всех случаях она бывает эффективной. Есть люди (а точнее — нелюди, типа Чикатило, которого мы уже упоминали,, на совести которого более 50 жертв), для которых вообще нет никаких социальных преград, которые зациклены на стремлении убивать (так называемые серийные убийцы), и никакая сила их не остановит. Кроме расстрела. В отношении же другой категории людей она вполне оказывает сдерживающее воздействие посредством страха своего наступления. «Часть исследований утверждает, — пишут У. Эвекич и Т. Кубо, — что смертная казнь имеет некоторое сдерживающее воздействие, основывающееся на устрашении...»[27]. Таким образом, к смертной казни как к наказанию важно подходить не столь однозначно. Ведь предельные возможности эффективности характерны не только для смертной казни, но и для других видов наказания, что не всегда учитывается. Нельзя не видеть, что многие зачастую абсолютизируют роль смертной казни в сдерживании преступности, требуя от нее больше, чем она может дать по своей природе, возводя ее в некое универсальное средство, панацею, делая соответствующие выводы. Это заметно, в частности, в статье З. М. Черниловского[28], где автор, аргументируя свою позицию, указывает на главный довод Беккариа[29], заключающийся в том, что «смертная казнь была бы терпима, если бы она представляла собой единственное средство, способное удержать других от совершения преступления»

Что касается сторонников немедленной отмены смертной казни, то они приводят свои аргументы.

Основные из них были сформулированы организацией Международная амнистия[30].

Смертная казнь - это полное отрицание прав человека. Она нарушает право на жизнь, которое заложено во Всеобщей декларации прав человека. Она представляет собой крайне жестокий, бесчеловечный и унижающий достоинство вид наказания.

Смертная казнь не в состоянии сократить число преступлений или снизить

уровень политического насилия. Никогда и никто еще не доказал, что ее применение более эффективно предотвращает преступность, чем другие виды наказания.

Применение смертной казни носит дискриминационный характер. Ее часто применяют преимущественно в отношении малоимущих, несовершеннолетних и членов этнических и религиозных общин.

Смертная казнь - это инструмент политического подавления. Ее применяли люди, находящиеся у власти, с целью уничтожения своих политических оппонентов.

Смертная казнь необратима. Неизбежно она будет настигать невинные жертвы. До тех пор пока человеческое правосудие остается способным совершать ошибки, невозможно предотвратить риск казни невиновного.

Смертная казнь ожесточает всех ее участников. Казнь - это акт насилия, а насилие склонно порождать другое насилие.

Смертная казнь отличается от других нарушений прав человека (например, пыток) тем, что ее обычно не скрывают и не отрицают - она является частью правовой системы той или иной страны. Несмотря на то, что все больше и больше стран отменяют смертную казнь, этот вид наказания все еще имеется в законодательстве более половины стран мира. В этих странах государство может казнить мужчин и женщин, а согласно некоторым законам, даже детей.

Правительства используют различные способы казни: повешение, расстрел, электрический стул, инъекцию яда, газ, забрасывание камнями или отрубание головы.

Не только такие преступления, как убийство, изнасилование и вооруженный грабеж, могут повлечь за собой смертную казнь, но и такие не связанные с применением насилия действия, как например, махинации на черном рынке, взяточничество и проституция.

Но смертная казнь, кроме того, основана на произволе. Вынесение смертного приговора часто зависит не только от характера преступления, но также от этнического и социального происхождения, финансового положения или политических убеждений подсудимого.

Неважно, на какую причину ссылается правительство или какой метод используется при приведении смертного приговора в исполнение, смертную казнь нельзя считать проблемой только уголовного правосудия. Смертная казнь - это проблема, касающаяся прав человека.

Мысль о том, что наказание смертью может быть оправдано властями, сама по себе противоречит истинным представлениям о правах человека. Значение прав человека как раз и заключается в том, что некоторые средства никогда нельзя использовать для защиты общества, так как их применение нарушает как раз те ценности, которые общество намерено защищать. Смертная казнь - это ошибка во всех случаях[31].

Смертная казнь не имеет предупредительного значения;

-  ибо часть преступлений совершается с внезапно возникшим умыслом, ситуативно

-  другая часть – в состоянии сильного опьянения

-  другие преступники рассчитывают на безнаказанность

-  иные надеются на слабую работу органов правопорядка[32].

Ни одно серьезное криминологическое исследование не подтверждает, что смертная казнь (или введение более строгих наказаний) приводит к снижению преступности, и, естественно, не может подтвердить то, чего нет. Усиление карательных мер и рост преступности обычно идут параллельно. Известно, что в странах, где существуют строгие наказания, высок уровень преступности, и, напротив, нередко там, где повышается уровень преступности, появляются более жестокие наказания, расширяются масштабы их применения. Если предположить, что здесь есть зависимость, то необходимо решить: что от чего зависит - рост преступности ведет к более строгим наказаниям, расширению их применения или, наоборот, чем больше людей наказывают, чем больше их проходит «тюремные университеты», тем больше криминогенный потенциал общества.

В действительности и жестокие наказания, и огромные масштабы их применения, и высокий уровень преступности вызываются определенными социальными причинами: традициями, обычаями, уровнем общественной нравственности и правовой культуры, всем складом социального бытия.

Механизм изменений характеристик преступности достаточно известен, и среди факторов преступности, как подтверждают криминологические исследования, такого реально действующего фактора как усиление кары или даже применение смертной казни, нет. Об этом свидетельствует и история.

Имеющиеся факты, однако, не подкрепляют справедливость утверждения, что смертная казнь является более эффективным средством сдерживания преступности, чем другие меры. Неправильно было бы думать, что все, совершающие убийства, делают это после спокойной оценки всех возможных последствий. Убийства часто совершаются в состоянии гнева или под влиянием алкоголя и наркотиков. Некоторые убийцы страдают психическими заболеваниями. Ни в одном из этих случаев нельзя ожидать, чтобы страх смертной казни мог остановить преступника.

В 1955-57 гг. японский тюремный психиатр Садатака Коги исследовал 145 осужденных убийц. Среди них он не смог найти ни одного, кто бы в момент убийства думал, что за это он может быть приговорен к смерти. Хотя они знали о существовании смертной казни, из-за их импульсивности и неспособности думать ни о чем, кроме настоящего момента, мысль о смертной казни не могла послужить сдерживающим фактором.

Люди, планирующие серьезные преступления, несмотря на риск смертной казни, все равно могут решиться на задуманное преступление, рассчитывая, что их не поймают. Специалисты-криминологи уже давно настаивают на том, что для предотвращения преступности необходимо повышать вероятность разоблачения, а не увеличивать жестокость наказания.

Смертная казнь может даже привести к прямо противоположным результатам, чем полагали сторонники ее введения. Преступник, знающий, что он рискует быть приговоренным к смерти, может убить свидетелей и других людей, которые могут узнать и изобличить его.

Если бы смертная казнь действительно являлась фактором, способным останавливать потенциальных преступников эффективнее, чем другие наказания, то следовало бы ожидать резкого возрастания преступности по тем категориям, за которые ранее предусматривалась смертная казнь, но была отменена, и наоборот, резкого снижения преступности после введения смертной казни.

Однако последние статистические данные по преступности в тех странах, где смертная казнь была отменена, не отмечают ее роста. В Канаде число убийств за год на 100.000 населения упало со своего максимального значения 3,09 в 1975 году, за год до отмены смертной казни за убийство, до 2,74 в 1983, а в 1986 г. опустилось до самого низкого уровня за 15 лет.

Таким образом, противники смертной казни выдвигают тезис о низком общем предупредительном воздействии исключительной мере наказания. Однако предупредительное воздействие того или иного вида наказания можно выявить только в сравнении с другими его видами. Так, А. И. Марцев писал, что обще предупредительное воздействие на наказание определяется его суровостью и неотвратимостью.[33]

Перейдем к факторам субъективного характера. Вне всяких сомнений, что чем больше запущен субъект в социально – нравственном отношении, а значит, менее социализирован, тем сложнее на него воздействовать, угрожая наказанием. Таких лиц удержать от совершения преступления может только суровое наказание. Подобной точки зрения придерживается А. С. Михлин[34]. Общеизвестно, что убийства, а тем более тяжкие, совершаются именно субъектами, которые в наименьшей степени социализированы. Поэтому по отношению к ним можно говорить о превентивном воздействии только самых суровых наказаний, к числу которых относится смертная казнь. Во всяком случае, ее предупредительное воздействие может быть максимальным. Вот, что говорит по этому вопросу рецидивист С. Абдираимов из Чимкента: « Мне кажется, отмена смертной казни может способствовать увеличению преступлений дерзостных и жестоких. Признаюсь, что в последний раз, находясь на свободе, я хотел осуществить ограбление и, кажется, имел для этой цели все возможности. Но осознание того, что в случае провала меня расстреляют за это преступление, удержало меня от подобного умысла. В этом смысле существование угрозы смертной казни с точки зрения профилактики является сдерживающим фактором. Поверьте, это говорю вам я, преступник»[35].

Но обще предупредительное значение применительно только к преступлениям с заранее обдуманным умыслом. Если преступление совершается спонтанно, то нельзя говорить об обще предупредительной роли смертной казни (равно как и любого другого наказания). Необходимо также рассмотреть факторы, оказывающие влияние на обще предупредительное воздействие наказания.

Первый из них связан с вероятностью разоблачения. Преступник надеется, что преступление не будет раскрыто, и не боится наказания. Но тогда при отмене смертной казни надежда на благополучный исход сменяется основанной на законе уверенностью.

Второй предопределяется важностью того интереса, ради которого совершается преступление. Самый распространенный мотив убийств – корысть. Серийные же убийства совершаются чаще всего сексуальными маньяками.

Третий фактор связан с наказанием, которое может быть назначено в случае разоблачения. Бесспорно, что смертная казнь содержит максимальный заряд. Жизнь – самое главное и ценное благо, которое есть у человека. Страх смерти – серьезный барьер для преступника.

Четвертым фактором является соотносимость всех перечисленных выше факторов[36].

В одном из исследований о проблемах смертной казни говорилось, что само существование смертной казни «заставляет граждан проникнуться квазирелигиозным чувством благоговейного страха и уважения к правопорядку»[37]. Более четко этот тезис выразил один из крупнейших русских поэтов В. А. Жуковский, который писал: «Казнь – не что иное, как представитель старой правды, преследующей зло и спасающей от него порядок общественный, установленный самим Богом. Смертная казнь, как угрожающая вдали своим мечом Немезида, как страх возможной погибели, как приведение, преследующее преступника, ужасна своим невидимым присутствием, и мысль о ней воздерживает многих от злодейства»[38].

В этой связи, можно привести два показательных примера, первый из которых касается осужденных к длительному сроку или пожизненному лишению свободы. От убийства сотрудника колонии осужденного может удержать возможность назначения смертной казни; при отсутствии этого наказания осужденный практически ничем не рискует, ибо добавить срок к пожизненному лишению свободы уже нельзя. Правда, осужденный в этом случае, теряет возможность условно-досрочного освобождения, но него можно рассчитывать не раньше, чем через двадцать пять лет. Более чем туманная перспектива. Второй пример еще более убедителен. Так, в мировой практике известны случаи, когда преступники специально захватывают заложников, чтобы добиться освобождения главарей мафии, радикальных, фанатично-религиозных течений, ранее осужденных к длительным срокам лишения свободы за тягчайшие преступления (против мира и человечности; терроризм), в том числе и за убийства. Если бы эти лица были расстреляны, захват заложников был бы бессмысленным (так как не на кого обменивать). Таким образом, можно утверждать, что предупредительное воздействие смертной казни больше, чем других наказаний.

Один из аргументов, выдвигаемых сторонниками отмены смертной казни, связан с возможностью осуждения лица в результате судебной ошибки. Естественно, что ошибки допускаются во всех сферах человеческой деятельности. Допускаются врачебные ошибки, которые случаются значительно чаще, чем судебные. Они приводят к смерти больного, но отсюда не делается вывод о необходимости запрета врачебной деятельности. Гибнут люди в результате строительных ошибок, в результате падений самолетов, кораблекрушений и т. д. Если бояться ошибок, то жить вообще невозможно. Причем сегодня судебные ошибки при действующем уголовном, уголовно-процессуальном и уголовно-исполнительном законодательстве исключены. Время, которое проходит между постановлением приговора и его исполнением (расстрелом), составляет не менее двух лет. Значит, можно провести стопроцентную проверку правильности и обоснованности приговора, согласно которому человек приговорен к смертной казни. Можно думать о дальнейшем совершенствовании соответствующих процессуальных норм, но считать абстрактную возможность ошибки основанием для отказа от смертной казни, вряд ли правильно.

Кроме криминологических, рацион

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Смертная казнь в России". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 737

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>