Дипломная работа на тему "Следы применения холодного оружия"

ГлавнаяГосударство и право → Следы применения холодного оружия




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Следы применения холодного оружия":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………….. 3

ГЛАВА 1. Основы криминалистического учения о следах ………….. 6

1.1.  Понятие следов преступления ……………………………………… 6

1.2.  Классификация следов в криминалистике ……………………….. 10

1.3.  Механизм образования следов от колюще-режущих предметов на одежде и теле человека ……………………………………………… 17

ГЛАВА 2. Исследование и использование след ов применения холодного оружия на одежде и теле человека в раскрытии и расследовании преступлений ………………………………………………………………… 25

2.1. Криминалистические и судебно-медицинские исследования след ов применения холодного оружия на одежде и теле человека (экспертные методики, их возможности) …………………………………………………. 26

2.2. Использования розыскной и доказательственной информации по следам применения холодного оружия в раскрытии и расследовании преступлений ………………………………………………………………… 62

ГЛАВА 3. Проблемные вопросы и значение информации по следам применения холодного оружия в уголовном судопроизводстве ………. 70

3.1. Проблемные вопросы исследования и использования информации по следам применения холодного оружия в уголовном

судопроизводстве ……………………………………………………………. 70

3.2. Значение информации о следах применения холодного оружия в судебной практике ………………………………………………………….. 79

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………... 85

Список использованной литературы ……………………………………… 90

ВВЕДЕНИЕ

При расследовании преступлений выявление и исследование следов всегда занимали центральное место, поскольку последние являлись и являются основным источником доказательственной информации. Раскрытие преступления, успех расследования во многом зависят от того, насколько полно удается выявить, закрепить, исследовать и эффективно использовать следы, отражающие различные обстоятельства совершенного преступления.

В водоворот преступного события часто вовлекаются многие люди (лицо или лица, совершившие преступление, потерпевшие, свидетели-очевидцы, иные свидетели), которые вольным или невольным участием в происходящем вносят различные изменения в материальную обстановку места происшествия, оставляя в ней, а также на различных объектах и лицах разнообразные следы (рук, ног, одежды, орудий и средств, использованных при совершении преступного посягательства, защите от него, при задержании преступника и т. д.). При совершении преступления изменяется положение объектов материальной обстановки, их взаимное расположение, похищаются вещи, документы. На месте события могут появиться какие-то иные предметы. Все эти изменения являются своеобразными следами совершенного преступления.

Криминалистическое исследование следов позволяет установить конкретный объект, оставивший след либо отнести его к определенному классу, виду. С помощью следов можно установить анатомо-физиологические, функционально-динамические особенности лица. При этом могут быть решены и неидентификационные диагностические задачи. Например по следам можно определить время, в течение которого происходило расследуемое событие, количество причастных к нему лиц, способа взлома преграды, направление движения транспорта и т. п.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов под заказ в Иркутске и в других городах РФ.

Являясь источником информации о происшедшем событии, следы позволяют разобраться в его сути, установить достаточно точно отдельные обстоятельства, степень вины и ответственности каждого причастного к нему лица.

Изучением материальных следов, условий, обстоятельств, механизма их образования и связи занимается криминалистическое учение о следах - следоведение. В развитии этого учения и отрасли криминалистики большую роль сыграли работы И. Н. Якимова, С. М. Потапова, Б. И.. Шевченко, И. Ф. Крылова, Г. Л. Грановского, Н. П. Майлис, С. Д. Кустановича, А. С. Подшибякина, П. С. Кузнецова, Е. Р. Россинской и других криминалистов.

Трасология - основная подсистема криминалистического исследования материальных следов - изучает главным образом следы отображения внешнего строения оставивших их объектов с целью их индивидуальной и групповой идентификации и решения различного рода диагностических задач.

Развитие криминалистики привело к обособлению от трасологии ряда следов и соответственно разделов. Так, следы, возникающие при применении огнестрельного оружия, стали изучаться судебной баллистикой, следы подделок и подлогов в документах рассматриваются в разделе, посвященном технико-криминалистическому исследованию документов.

Целью дипломной работы является полное всестороннее изучение следов холодного оружия, оставленных на одежде и теле человека. При этом перед автором работы ставятся следующие задачи:

1.  Исследовать понятие и классификацию следов преступления в криминалистики

2.  Определить механизм следообразования от колюще-режущих предметов на одежде и теле человека

3.  Выявить особенности криминалистического и судебно-медицинского исследования применения холодного оружия.

4.  Установить проблемные вопросы информации по следам применения холодного оружия в уголовном судопроизводстве.

Поставленные перед автором задачи дипломного исследования определяют структуру дипломной работы.

Объектом исследования предлагаемой работы является обще криминалистическое учение о следах.

Предметом исследования дипломной работы выступают методики обнаружения, выявления, фиксации и исследования след ов применения холодного оружия на одежде и теле человека, а также особенности проведения соответствующих экспертиз и их значение при расследовании и раскрытии преступлений.

Методологическую базу предлагаемой работы составляют диалектический метод научного познания, общенаучные и частнонаучные методы теоретического анализа, такие как логический, исторический, сравнительно-правовой, статистический, социологический, системно-структурный.

ГЛАВА 1. Основы криминалистического учения о следах 1.1. Понятие следов преступления

Понятие след в криминалистике является ключевым. В широком смысле "под следами понимаются любые изменения в материальной среде, возникающие в ней в результате совершенного преступления"[1] В свете понимания следов в широком смысле теоретические положения криминалистического учения о следах (о связи следов, связи следов и объектов следообразования, механизме образования следов и др.) относятся ко многим разделам криминалистической техники, изучающим различного рода материальные следы.

Под следами в узком, трасологическом значении понимаются "материальные отображения на каких-то предметах признаков внешнего строения других материальных объектов, контактно взаимодействовавших с первыми".[2]

Необходимо отметить, что в криминалистическом следоведении существует множество определений следов и самое оптимальное звучит следующим образом: "след - любое материальное отображение свойств вещей и процесса следообразования (явлений), позволяющее судить об этих свойствах и использовать их отражение для идентификации и диагностики".[3] Это понятие, должно увязываться с событием преступления, если его применять в экспертной практике.

В непосредственном формировании следа участвуют обязательно два объекта: образующий и воспринимающий; в ряде случаев и третий - вещество следа.

Формирование следа зависит от условий следового контакта. Особенностью таких условий является и сама следообразующая поверхность, и следовоспринимающая (ее твердость, структура), и вещество следа. Последнее играет порой немаловажную роль в передаче признаков, их искажении за счет пористости, хрупкой структуры и ряда других факторов (например, на глинистой почве в следе протектора транспортного средства хорошо отобразятся частные признаки, а в таком же следе на песке их сложно будет различить).

Изложенное свидетельствует о том, что "понятие следа в трасологии нельзя рассматривать без понятия "механизма следообразования". От природы и интенсивности взаимодействия (химическое, физическое и т. п.), его механизма зависит и появление следов".[4]

В криминалистической литературе общепринято считать, что следы преступления образуются при совершении преступления. Вызывает недоумение позиция некоторых авторов, которые ограничивают сферу применения следов только трасологией. Так, ГЛ. Грановский пишет, что "нет оснований называть следами сами по себе материальные изменения, отдельные предметы или вещества несмотря на то, что они связаны с событием преступления".[5] Такое узкое понимание материальных следов справедливо было подвергнуто критике.

Более сложно обстоит дело с отображениями, не связанными непосредственно с совершением преступления. В литературе высказываются мнения, что это следы не преступления, а события, находящегося с ним в причинно-следственной связи, " или "случайные" следы.[6] По нашему мнению, если следы каким-либо образом связаны с преступным событием и могут пролить свет на отдельные его стороны, то нет оснований их отбрасывать.

По нашему мнению, к основным следам преступления, указывающим на время, место, способ и другие обстоятельства совершенного деяния, постепенно присоединяются все новые и новые отображения, способные каким-либо образом помочь познанию происшедшего. Это могут быть действия, совершенные задолго до преступления, после него, поведение на предварительном следствии и другие.

Следы преступления - категория правовая, а не физическая, химическая, трасологическая и др. Материальная природа берется за основу, подвергается логическому анализу и выдвигается (на основе знаний юриспруденции.) обоснованное предположение - "след преступления", а это означает, что он причинно чем-либо связан с преступным деянием и способствует установлению существенных обстоятельств дела. Таким образом, "следы преступления - это любые отображения материальной и личностной среды, на основе которых устанавливаются существенные обстоятельства по уголовным делам".[7]

След возникает в результате взаимодействия следообразующего и следовоспринимающего (объекта-носителя) объектов, а в формировании его участвует еще и вещество следа. В процессе формирования следа оба взаимодействующих объекта приобретают соответствующие изменения (следы). При этом ввиду различия физических и иных свойств, проявившихся в конкретных условиях следообразования, воздействие одного объекта на другой оказывается более значительным.

При изучении следов учитывают свойства следообразующего объекта и объекта носителя и в первую очередь: 1) твердость, т. е. сопротивление твердого тела изменению формы (деформированию или разрушению) в поверхностном слое при местных силовых контактных воздействиях; 2) пластичность - свойство твердых тел необратимо изменять свою форму и размеры под действием достаточно больших внешних сил; 3) упругую деформацию, т. е. деформацию, исчезающую после устранения вызвавших ее сил.[8]

На характер следа влияют не только свойства следообразующего объекта, но и всех участвующих в его образовании объектов.

Взаимодействие свойств следообразующего объекта и объекта-носителя формирует след. Это взаимодействие зависит от условий следового контакта. Например, форма и размер трасс на компактном веществе трубчатой или плоской кости, совокупность которых составляет след от лезвия топора, во многом будет отличаться от их отображения на хряще, так как на отображение трасс влияют твердость и структура объекта-носителя.

Криминалистическое познание следов преступления должно опираться на целостный охват всех факторов. Единый методологический подход позволяет выделить три этапа: поиск, обработка и отождествление следов.

При поиске следов необходимо отыскивать не просто разнообразные отображения, а именно следы преступления, т. е. причинно связанные с противоправным деянием. Это возможно, конечно, только в форме предположения или версии. Итак, отбор следов и выдвижение версии составляют первый этап работы.

Второй этап. След преступления чаще всего содержит мало информации, следовательно, должен быть обработан по более совершенным, может быть, долгим и дорогостоящим методикам: глубокий вакуум, лазерная техника, ЭВМ, термическая обработка и др. - с тем, чтобы выявить большую информацию из малого объема следового материала.

Третий этап. При отождествлении применяются методики, учитывающие мельчайшие особенности следа - типа пороскопии и эджеоскопии.

"Только при таком комплексном подходе к следу в рамках единой теории можно достичь реальных результатов в расследовании преступлений".[9]

1.2. Классификация следов в криминалистике

В предлагаемой работе мы остановиться только на классификации следов одной группы - следов-наложений, образующихся за счет попадания и закрепления на различных объектах небольших и мельчайших частиц материалов, веществ, волокон и следов-отображений - следов виде материально фиксированных отображений.

Следы-наложения животного или иного происхождения можно сгруппировать следующим образом. 1. Наложения органические: а) животного происхождения (клетки тканей и органов, частицы ногтей, волосы, кровь, слюна и др.); б) растительного происхождения (частицы древесины, растений, хлопковых и льняных тканей и т. д.); в) искусственного и синтетического происхождения (частицы синтетических веществ и тканей, волокна, следы синтетических лаков, масел и т. п.). 2. Наложения неорганические: песок, глина, гипс, металлы и т. д.

Следы-отображения и следы-наложения можно обнаружить на теле и одежде пострадавшего, на предметах обстановки на месте происшествия, на орудии преступления и преступнике.

В связи с тем, что установление факта применения холодного оружия представляет для органов правосудия особую значимость, рассматриваемые следы целесообразно разделить на:

1. Следы применения холодного оружия;

2. Следы владения и пользования холодным оружием.

Следы применения холодного оружия остаются в виде: а) повреждений на одежде и теле пострадавшего, на предметах обстановки места происшествия; б) следов крови, выделений и частиц организма пострадавшего на одежде, теле пострадавшего и предметах на месте происшествия; в) следов металлизации и вещества, образовавшихся на теле и одежде пострадавшего от металла оружия и веществ на нем; г) крови, частиц тканей, органов, волос, волокон одежды на оружии; д) крови, выделений и частиц организма пострадавшего на одежде и теле преступника.

Следы владения и пользования холодным оружием остаются на деталях оружия, на одежде лица, пользовавшегося им. К ним относятся:

1. Следы, отражающие принадлежность предмета определенному лицу (инициалы, фамилия, имя, монограмма и другие знаки на оружии);

2. Следы, оставшиеся на оружии в результате его заточки; дефекты клинка (зазубренное лезвие, выщербины на нем, затупленное острие), зависящие от его применения и, в том числе, связанные с профессией владельца;

3. Следы пальцев рук на оружии;

4. Частицы веществ и волокон, попавшие на оружие с места хранения и ношения оружия;

5. Следы металлизации на одежде преступника от соприкосновения с металлом оружия;

6. Случайные повреждения одежды преступника оружием, которое он носил.[10]

Взаимодействие объекта-носителя и следообразующего объекта называется следовым контактом. Такое взаимодействие может быть двояким: локальным и периферическим.

Локальные следы возникают за счет изменений объекта-носителя в тех пределах его поверхности, в каких на него воздействовал следообразующий объект. Таков, например, след протектора шины автомобиля на кожных покровах, если кожные покровы претерпевают изменения в пределах соприкосновения с ним выступающих элементов рельефа протектора.

Периферические следы образуются за счет изменений за пределами площади его контакта со следообразующим объектом. Так, например, некоторые предметы одежды, плотно прилегающие к поверхности кожи (пояс - лиф), защищают кожные покровы от воздействия высокой температуры, и они не изменяются. Неприкрытая же поверхность кожи изменяется (возникает ожог), в результате чего и образуется периферический след. Периферические следы образуют отображение лишь контуров следообразующего объекта и не позволяют судить о рельефе его поверхностей. Поэтому трасологическое значение периферических следов меньшее, чем локальных.

Если какой-нибудь объект способен отображать все свойства другого объекта, которые были вовлечены в следовой контакт в связи с тем, что свойства первого объекта оказались устойчивее соответствующих свойств второго объекта, то этот второй объект становится носителем отображений свойств первого объекта. При формировании следа взаимодействие объектов может происходить в одной точке (например, контакт острия иглы и поверхности любой формы), по линии (например, лезвие ножа и плоскость) и по плоскости (например, площадка обуха топора и кости черепа).

Механическое воздействие может происходить путем давления, трения, отделения и качения. При этом сам процесс образования следа может сопровождаться деформацией или же явлениями прилипания (адгезии): наслоениями и отслоениями вещества следа.[11] В результате следового контакта соответствующий участок объекта-носителя может приобретать ряд изменений по форме, структуре поверхности и др.

В трасологии различают разъединение объекта и отделение частей объекта. Под разъединением понимают процесс разделения целого объекта на части и образование следов под действием внутренних сил.

Отделение происходит путем отчленения одной или нескольких частей от объекта под воздействием другого объекта, который внедряется в вещество первого.

Различия в механизме образования следов разъединения и отделения имеют большое практическое значение в трасологии.

Только в случае разъединения возможно полное совмещение всех микроскопических деталей разъединенного объекта. Отделение исключает полное совмещение в связи с тем, что особенности микрорельефа каждой плоскости отделения являются лишь отражением той стороны орудия, вызвавшего отделение, которая вступила в контакт с этой плоскостью в момент следообразования. При этом внедрении орудия в толщу разделяемого объекта всегда происходит хотя бы незначительная потеря вещества этого объекта. Эти особенности следообразования исключают полное совмещение. Следы орудия на плоскостях отделения могут быть использованы и для идентификации этого орудия, что будет являться одной из стадий восстановления целого по частям. Наличие следов трения на исследуемых плоскостях является основным признаком, по которому отделение можно отличить от разъединения.

Классификация следов по образовавшим их объектам традиционна для криминалистики: следы рук, ног, орудий взлома, транспортных средств, огнестрельного оружия, и т. д. Непосредственное соотнесение отображения и следообразующего объекта сразу же делает предметным механизм следообразования, придает ему ясную наглядно-образную форму.

В криминалистической литературе существует множество классификаций следов. Некоторые авторы предлагают выделить специальную отрасль трасологии, изучающую следы транспорта Б. И. Шевченко), некоторые подробно исследует следообразующие участки кожного покрова лба, носа, губ, подбородка, шеи и ушных раковин (С. И.Ненашев). Однако, это не значит, что открыт новый вид следов. Расширение видов следообразующих объектов не должно быть чем-то исключительным в криминалистике. Важно выработать общие принципиальные положения, которые подходили бы для многих ситуаций. А если основные методические разработки оставались при отождествлении неизменными, а лишь учитывалась некоторая специфика объектов, то вряд ли будет уместно называть это новыми видами следов. Такое расширение криминалистических знаний по горизонтали мало продвигает нас в познании следов, должно стать правилом использование в расследовании новых вещественных доказательств, что расширит наши возможности в борьбе с преступностью.

В литературе высказано предположение о выделении особой группы следов и раздела науки "микротрасологии" в том случае, если пространственные границы, признаки и частные элементы внешнего строения четко не различаются невооруженным глазом. Но если принять эту точку зрения, то окажется, что эксперт-баллист, исследующий следы на пуле, давно уже работает в микротрасологии, не зная об этом.

Обращение к меньшему количеству следового материала является естественным результатом развития инструментальной базы. В этом направлении получены хорошие результаты при исследовании микроколичеств крови, почвы и др. Однако, "вряд ли будет целесообразно выделять в особую группу следы, работа с которыми стала возможна при новых технологиях. В тоже время надо поддержать идею о выделении особых видов следов в тех случаях, когда работа с ними отличается по своей сущности".[12] Мы имеем в виду разрабатываемые в последние годы звуковые следы, отображения, возникающие при подделке произведений искусства, а также при манипуляциях с вычислительной техникой и иных кражах интеллектуальной собственности. Методы обнаружения, фиксации и, особенно, исследования такого рода следов резко отличаются от обычных методик и требуют особых технических средств и приемов исследования.

По механизму следообразования наиболее часто в экспертной практике встречаются следующие виды следов.

Объемные следы - образуются при воздействии следообразующего объекта на меньшую по твердости, способную к деформации следовоспринимающую поверхность. Характерной особенностью таких следов является возможность получить большую информацию об оставившем его объекте за счет отображения в трех измерениях (длина, ширина, высота). Эксперт, изучая объемные следы, должен учитывать возможные искажения, которые могут иметь место за счет следовоспринимающей поверхности. Характерным примером в данном случае является, например, след обуви на снегу или на песке. В зависимости от структуры (консистенции) снега размеры следа могут быть больше или меньше истинных. При низкой температуре воздуха снег имеет хрупкую поверхность, большую степень осыпаемости, в этом случае длина следа может быть несколько меньше, чем длина подошвы обуви, которой он образован. И, соответственно, при высокой температуре (например, от 0 до -5 градусов) поверхность снега влажная и размеры следа могут превышать размеры оставившей их обуви.[13]

Поверхностные следы образуются при непосредственном контактном взаимодействии объектов. В одних случаях обе поверхности (следообразующая и следовоспринимающая) близки по своей твердости (например, след зуба на металлической (пластмассовой) крышке, колпачке для укупорки, бутылок либо след рабочей поверхности отвертки на ригеле замка). В других случаях следообразующий объект удаляет часть вещества следовоспринимающей поверхности. Такие следы в свою очередь делятся на следы-наслоения и следы-отслоения.

Статические следы образуются в результате относительного покоя взаимодействующих объектов, например при нажиме орудия, следы обуви при стоянии человека и т. п.

Динамические следы образуются при движении контактирующих поверхностей (трение, скольжение, отделение). В таких следах рельефные точки следообразующего объекта отображаются в виде трасс (линий). Поэтому некоторые авторы называют такие следы линейными.[14]

Локальные следы образуются при непосредственном контакте объектов, например, отпечаток пальца руки человека. За границами следа измененной структуры следовоспринимающей поверхности не наблюдается.

Периферические следы образуются за пределами границ контактирующих поверхностей, т. е. следообразующий объект как бы закрывает (предохраняет) часть поверхности воспринимающего объекта. Четко видны лишь контуры следообразующего объекта (например, пыль на столе вокруг дна стоящей вазы; картина, висящая на стене и т. п.).

Внедрившиеся следы образуются в результате изменения каких-либо процессов, например химического воздействия воспринимающего объекта. Такие следы не отражаются на внешних признаках следа, его форме и размерах. Они образуются благодаря проникновению, внедрению того или иного вещества в следовоспринимающую поверхность (след горюче смазочного вещества, потожирового вещества, перешедшего с рук, ног на бумагу, дерево, ткань и т. п.). Эти следы могут быть видимыми, мало видимыми и невидимыми. Обнаружение и выявление последних осуществляется различными физико-химическими методами.

1.3. Механизм образования следов от колюще-режущих предметов на одежде и теле человека

Механизм следообразования - это результат воздействия одного объекта (следообразующего) на другой (следовоспринимающий). При этом взаимодействие этих двух объектов зависит от особенностей их внешнего и внутреннего строения, способа и интенсивности контактного воздействия. Следует отметить, что отображение в следе общих и частных признаков зависит от многих факторов.[15]

Известно, что по колото-резаной ране трудно судить о ширине примененного орудия. Это связано с тем обстоятельствам, что длина повреждения нередко увеличивается за счет режущего действия, которое проявляется в основном при извлечении клинка.

Возникающие при этом дополнительные разрезы часто отходят под углом от основного повреждения, или их еще образно называют ответвлениями. Появление их объясняют изменением плоскости извлечения клинка вследствие поворота его вокруг своей оси или перемены положения тела раненого.

Однако ни один из известных авторов не указывает на признаки отличия основной и дополнительной частей раны, хотя, только исходя из особенностей основного разреза, можно сделать выводы о характере ранящего предмета, его поверхности, ширине, профиле сечения и т. п.

Еще раньше отмечались некоторые отличительные особенности основного и дополнительного разрезов. При дальнейшем изучении удалось найти еще несколько дифференцирующих признаков. Прежде всего, необходимо отметить, что не в каждом колото-резаном ранении содержится отчетливый элемент резания. Если траектория движения руки, наносящей повреждение, во время введения и извлечения клинка одинакова, дополнительный разрез не возникает. Однако, если при извлечении клинка она изменяется, имеет место элемент резания. Возникающий тогда дополнительный разрез может оказаться прямым продолжением основного и составит вместе с ним одну прямую линию. Но если клинок при извлечении проворачивается вокруг своей оси или имеют место движения раненого в момент нанесения ему раны, основной и дополнительный разрезы часто располагаются один к другому под тупым углом.

Дополнительный разрез может отходить от конца основной части раны или несколько отступая от него, от одного из краев повреждения. В таких случаях некоторые исследователи соответствующей конец раны сравнивают с фигурой ласточкиного хвоста.

Какой-либо определенной связи между длинами основного и дополнительного повреждения не существует. В зависимости от силы удара, траектории движения руки, удерживающей клинок, глубины канала и сопротивления рассекаемых тканей дополнительная часть раны может быть больше или меньше основной.

В зависимости от заточки клинка соответствующий конец основного разреза на материалах одежды, кожи и других органах и тканях по ходу канала может быть углообразным и закругленным или П-образным.[16] При непосредственной микроскопии повреждения легко выявить надрывы и надрезы. При ударе с упором на обушок отмечается характерная скошенность этого конца. В окружности обнаруживается осаднение и иногда кровоизлияние.

Конец дополнительной части раны всегда углообразный, иногда с переходом в надрез или царапину.

Углообразная форма колото-резаных повреждений может образоваться от воздействия клинка, боковая поверхность которого располагается под острым углом к плоскости воздействия. Следует заметить, что в практической работе иногда встречаются случаи, когда механизм образования колото-разных повреждений углообразной формы характеризуется двухфазным введением клинка повреждающего предмета: в I фазу происходит частичное погружение клинка в одной плоскости, во II - дальнейшее введение под некоторым углом к ней. В такой ситуации высказаться о ширине клинка, исходя только из длины основного разреза, ошибочно, а для обнаружения идентификационных признаков необходимо исследовать одинаково тщательно оба разреза. Для этого исследовали указанные повреждения кожи, внутренних органов, костей, хрящевых частей ребер, одежды и находящихся в ней предметов при их экспериментальном двухфазном образовании. Были изучены повреждения кожи, печени, лопаток, грудины, ребер, одежды и картона. При этом производили стереомикроскопию и фотографирование повреждений, для установления особенностей отложения металла применяли контактно-диффузный метод, раневые каналы в печени окрашивали и заливали самоотвердевающий пластмассой.

Проведенными исследованиями установлено, что все особенности, которые отличают основной разрез от дополнительного, выявляются при изучении разреза, образующегося во II фазу изучаемого механизма образования углообразных повреждений.

Так, на кожных ранах и в повреждениях одежды отложения ржавчины примерно одинаково по интенсивности вокруг обоих разрезов; при полном погружении клинка признаки действия бородки и рукоятки выявляются у разреза, образующегося во II фазе. Кроме того, на стенках и краях обоих разрезов кожной раны можно обнаружить одинаково большое количество текстильных волокон поврежденной одежды.

В повреждениях одежды на протяжении обоих разрезов отмечается ровное пересечение нитей и некоторое погружение их в глубину, а при нескольких слоях одежды - одинаковая длина разрезов, образованных во II фазе на верхнем и нижнем слоях.

В повреждениях картона, образованных двухфазным механизмом, информативными признаками его являются втянутость внутрь краев разрезов, образованных во II фазе, не обращенной к клинку поверхности картона и отгибание наружу - на противоположной поверхности.

В повреждениях лопаток признаком двухфазного механизма образования их является отгибание отломков внутрь с признаками растяжения костной ткани снаружи и сжатия - изнутри, выявляемое у разреза, образованного во II фазе.

В повреждениях грудины при их двухфазном механизме образования на наружной костной пластинке по краям образованного во II фазе разреза отмечается погружение компактного вещества в губчатое, а на внутренней - отгибание краев наружу.

На поверхностях разрезов реберных хрящей соответственно разрезу, образованному во II фазе, трассы направлены спереди назад и сверху в низ.

В повреждениях печени глубина стенки, соответствующей разрезу, образованному в II фазе, значительно больше глубины стенки, соответствующей разрезу, образованному в I фазе. Аналогичные признаки обнаруживаются и в слепках, полученных путем заполнения раневого канала пластмассой.

Таким образом, проведенным исследованием показана доступность экспериментального нанесения колото-резаных повреждений двухфазным механизмом и установлены признаки этого механизма.[17]

В окружности ровных и гладких краев основного повреждения могут быть осаднения. При наклонном положении клинка в момент удара соответствующий край может быть скошенным, пологим, в то время как противоположный - обрывистым, нависшим над первым. Эти признаки не замечаются по ходу дополнительного разреза.

При полном погружении клинка, имеющего выступ в сторону лезвия, от удара последней часто появляется своеобразный округлый участок осаднения размером не больше 2*2 мм и 2*3 мм по ходу одного из краев раны на границе основной и дополнительной частей. На верхних слоях одежды ему иногда соответствует точечный разрыв или вдавление и примятость поверхностных нитей.

На одежде отличие основного разреза от дополнительного можно установить, в частности, по состоянию концов пересеченных нитей. Ровным, несколько погруженным в глубину повреждения концам по ходу основной части соответствует разволокнение, выступающее кнаружи конца нитей дополнительного разреза. Наиболее отчетливо этот признак заметен у конца дополнительного повреждения и меньше - в его начальной части. Пропитывание кровью в значительной степени может стереть разницу в состоянии концов пересеченных нитей основного и дополнительного разрезов, но полностью ее обычно не уничтожает.

В момент введения клинок довольно плотно охватывается рассекаемыми частями одежды, кожей и другими тканями, Поэтому по всей своей длине до уровня погружения он обтирается о них, оставляя на краях основного разреза ржавчину. При извлечении лезвие рассекает ткани, размеры повреждения увеличиваются, однако плотного охватывания клинка и отложения ржавчины не происходит. Видимо, имеет значение также смачивание кровью и обволакивание жиром погруженного в тело клинка, что может препятствовать отложению ржавчины при его извлечении. Ржавчину по краям повреждения легко выявить химическим, электрографическим и контактно-диффузионным методами. Интенсивность и характер отложения ржавчины зависят от особенностей поверхности клинка, его формы, заточки и механизма действия. Часто значительные наслоения ее отмечаются вокруг конца, соответствующего обушку ножа, и в противоположной концевой части повреждения, т. е. в месте перехода в дополнительный разрез.

При ранениях брюшной полости с повреждением кишечника иногда наблюдается на внутренней поверхности одежды, особенно ее нижних слоев, по ходу дополнительного кровяного пропитывания отложение кишечного содержимого. Оно возникало вследствие обтирания извлекаемого ножа о края дополнительного разреза и, разумеется, не могла располагаться по ходу основной части повреждения.

В отдельных случаях на тканях одежды на некотором расстоянии от основного разреза располагаются одно или несколько незначительных по размерам обособленных повреждений, Чаще они наблюдаются только на верхнем слое одежды, но иногда, уменьшаясь в размерах, встречаются и на последующих слоях. В ряде случаев, наоборот, на верхнем слое они отсутствуют и обнаруживаются только на одном из самых нижних слоев.

Ранее были проведены специальные эксперименты и выяснено, что такие повреждения, названные побочными, возникают в связи с режущим действием лезвия только в момент погружения клинка. Одежда при этом втягивается и собирается в складки. На вершине одной или ряда таких складок лезвие разрезает ткань. По извлечении клинка и расправлении складок оказывается, что возникшие побочные разрезы располагаются вблизи от того угла повреждения, который образован лезвием, однако на некотором расстоянии от него. По-видимому это можно объяснить ее эластичностью.

В ряде случаев наряду с побочными повреждениями на тканях одежды был выраженный дополнительный разрез, возникший при извлечении клинка. При этом побочные повреждения располагались, как обычно, вблизи конца основного разреза и оказывались, таким образом, на границе с дополнительным.

Побочные повреждения имеют экспертное значение. Их локализация и направление указывают на расположение лезвия в момент удара. В связи с этим в ранениях с выраженным элементом резания побочные повреждения могут быть использованы для отличия основного разреза от дополнительного.

Отсюда можно сделать следующие выводы:

Во-первых, в колото-резаном ранении, кроме основного повреждения, возникающего при погружении клинка, иногда наблюдаются:

- дополнительный разрез, который возникает вследствие режущего действия лезвия при извлечении; он непосредственно соединен с основным повреждением, в ряде случаев отходя от него под углом;

- побочные разрезы, располагающиеся на некотором расстоянии от основного повреждения; механизм их образования тоже связан с разрезом, однако не при извлечении клинка из раны, а при его введении.

Во-вторых, дополнительные разрезы могут возникать как на одежде, так и на коже и других тканях тела по ходу раневого канала, побочные - только на одежде и в тех случаях, когда ткани ее втягиваются клинком по ходу его введения, собираются в складки и на верхушках их разрезаются.

В-третьих, заключение о характере использованного для ранения клинка базируется на особенностях основной части повреждения, для отличия которой от дополнительной рекомендуется принять во внимание следующие признаки.

1. У основного разреза: а) при действии ножа с обушком – закругленный или П-образный соответствующий конец раны, иногда с надрывами и надрезами гранями, с осаднением и кровоизлиянием в окружности; б) осаднение кожи по ходу одного или обоих краев (в зависимости от положения ножа в момент удара), иногда скошенность одного края; в) при погружении клинка на полную длину - характерное локальное осаднение кожи бородкой вблизи концевой части разреза (на границе с дополнительным), точечные разрывы, вдавление и примятость поверхностей нитей на тканях одежды; г) ровные концы, обращенные внутрь раны, концы перерезанных волокон одежды; д) отложение ржавчины с поверхности клинка (на краях и концах); е) побочные повреждения на одежде, располагающиеся на границе с дополнительным разрезом.

2. У дополнительного разреза: а) всегда остроугольный конец, соответственно действию лезвия, часто переходящий в надрез или царапину; б) отсутствие осаднения вокруг конца и по ходу одежды и направление их к наружи от повреждения, особенно в его концевой части; г) отсутствие отложения ржавчины; д) при ранениях кишечника - загрязнение его содержимым краев разрезов одежды (на ее внутренней поверхности, особенно на ближайших к телу слоях).

3. Для выявления особенностей основного и дополнительного разреза, отличающих их друг от друга, и суждения о свойствах клинка по характеру основной части требуется детальное изучение всех повреждений тела и одежды по ходу раневого канала с использованием непосредственной микроскопии и других методик.

Вообще, колото-резаные ранения, как уже было сказано выше, составляют значительный объем судебно-медицинских исследований. Однако до настоящего времени детально не изучены и не систематизированы морфологические признаки действия острия в колото-резаных ранах. В ряде работ показано, что затупленное или закругленное острие оставляет небольшой след осаднения в краях колото-резаной раны, разрежение и деформацию краевых нитей и колото-резаных повреждениях одежды у обушкового конца.[18] Известно также, что деформированный или сломанный в области клинок нередко оставляет следы на месте вкол, причем чаще они встречаются в повреждениях одежды, чем в колото-резаных ранах кожи. Затупленность острия приводит к утрате им как режущих, так и колющих свойств, а иногда острие действует как острорубящее орудие.

При гистологическом исследовании в поперечных срезах колото - резаных ран кожи В. Я. Карякин отмечал отсутствие рогового слоя эпидермиса на узком участке по краю раны. Максимально выраженное осаднение располагалось у обушкового конца или в центре, если применяли обоюдоострый клинок. Входные отверстия осадненных краев не имели.

ГЛАВА 2. Исследование и использование след ов применения холодного оружия на одежде и теле человека в раскрытии и расследовании преступлений 2.1. Криминалистические и судебно-медицинские исследования след ов применения холодного оружия на одежде и теле человека (экспертные методики, их возможности)

Обнаруженные следы и отобразившиеся в них признаки должны быть сохранены для дальнейшего исследования. Между тем на трупе и у живых лиц многие из них подвержены быстро наступающим изменениям (высыханию, гниению, воспалительным изменениям) и могут быть легко повреждены. Фиксация их заключается в применении специальных средств, под действием которых следы превращаются в практически устойчивые объекты.

Легко исчезающие следы иногда можно защитить с помощью предохранительного покрытия.

В тех случаях, когда вещество следа или объект-носитель имеют свойства, при которых след может быстро исчезнуть, применяют два способа фиксации следов: фотографирование и моделирование.

Для трасологического исследования могут быть направлены:

1) кожа трупов, фасции, плевральные листки, твердая мозговая оболочка, стенки полых органов со следами-повреждениями, мягкие ткани и паренхиматозные органы с колото-резаными каналами;

2) кости и хрящи при наличии повреждений тупыми и острыми предметами;

3) кусочки тканей и фрагменты костей, обнаруженные на месте происшествия, отдельно от трупа;

4) предметы, которыми, исходя из обстоятельств дела, могли быть причинены следы-повреждения, подлежащие трасологическому исследованию;

5) одежда трупов и живых лиц для исследования следов-повреждений.[19]

Материал для трасологического исследования изымают в процессе исследования трупа или немедленно после его окончания. Предварительно труп подробно осматривают на месте визуально или с помощью лупы и описывают в протокольной части составляемого экспертом заключения. Все следы-повреждения и особенно кожных покровов до изъятия необходимо фотографировать на месте по правилам масштабной фотографии.

Недопустимо производить непосредственное сопоставление каких бы то ни было предполагаемых предметов преступления с повреждениями на исследуемом трупе. Ко всем изъятым объектам нитками прикрепляют бирки с надписями простым графитным карандашом, в которых указывают номер заключения эксперта, фамилию погибшего, наименование объекта, его поверхность, край и другие необходимые, по мнению эксперта, в данном случае сведения (см. приложение).

При изъятии кожи с колото-резаными повреждениями необходимо вначале измерять и отмечать в заключении эксперта их размеры по длине в миллиметрах в том виде, в каком они были обнаружены на трупе, а также и со сведенными краями. Измерения допустимо производить только жесткими измерительными приборами: штангенциркулем, измерительным циркулем или пластмассовой линейкой. Затем подлежащий исследованию участок иссекают, отступя на 5-6 см от границ повреждения.

А. Н. Ратневский разработал надежную методику фиксации кожных препаратов. Пользуясь этой методикой, можно восстановить первоначальную форму ран, как правило, измененную в результате ретракции эластической системы кожи, подлежащих мышц и фасций. Это удается даже, если труп находится в состоянии мумификации или резкого гнилостного разложения.

Рану с окружающей кожей иссекают, отступя от краев раны не менее 1 -1,5 см, и удаляют подкожно жировой слой. Затем кожный препарат высушивают в течение 1-2 суток, обезвоживают эфиром, сменяя его 2-3 раза через 4-6 ч, и снова высушивают. После этого препарат можно длительное время хранить в бумажном пакете. При необходимости исследования восстановление первоначальной формы раны достигается путем помещения препарата в раствор следующего состава (модификации жидкости Дитриха):

уксусная кислота ледяная ……………………………..10 мл

спирт этиловый 96° …………………………………….20 мл

вода дистиллированная ……………………………до 100 мл

После просушивания при комнатной температуре препарат готов для исследования. Под воздействием раствора коллагеновые волокна набухают и края раны расправляются, соприкасаясь друг с другом. Вследствие равномерного увеличения объема всей кожи рана принимает ту форму, которую она имела в момент возникновения, но размеры ее обычно на 10-16% меньше.

При обработке кожных препаратов с выраженными гнилостными изменениями до помещения их в раствор в течение 2-3 часов промывают в проточной воде для частичного удаления продуктов гниения. В раствор добавляют пергидроль (10-20 мл на 100 мл раствора), так как без наличия его препараты приобретают темно-серую или черноватую окраску. Обесцвечивание длится до 7-12 суток. Хранят такие препараты в растворе, в котором не содержится пергидроль, так как в присутствии его препараты разрушаются. Препарат можно сохранить в фиксирующем растворе неограниченно долгое время. Для хранения или пересылки препарат можно высушить. При повторной обработке раствором препарат снова приобретает свои первоначальные свойства. Фасция и твердая мозговая оболочка, а иногда и плевра обладают способностью отображать некоторые признаки формы клинка колюще-режущего оружия. Фасцию и твердую мозговую оболочку иссекают и получают участки с такими повреждениями. Участки закрепляют нитками на кусках целлулоида. На прикрепленной картонной бирке указывают поверхность (наружная, внутренняя) и края иссеченного участка.

Колото-резаные каналы в мягких тканях и паренхиматозных органах по возможности иссекают в массе окружающих тканей или орган берут целиком. Хрящи с колото-резаными повреждениями иссекают в пределах неповрежденной части так, чтобы не повредить подлежащего исследованию участка. Бирку с пояснительной надписью прикрепляют к тому концу хряща, который был перерезан при изъятии его из трупа.

Участки костей со следами-повреждениями выпиливают в пределах неповрежденной части кости, а если это возможно, то поврежденную кость берут целиком. Мягкие ткани удаляют таким образом, чтобы не повредить имеющиеся следы-повреждения на кости или не нанести дополнительные. Для этого мягкие ткани удаляют маленькими кусочками при помощи ножниц. Соскабливание мягких тканей с кости каким-либо инструментом не разрешается. Особое внимание следует обращать на мелкие осколки костей, стараясь собрать их целиком.

Для пересылки объекты завертывают в марлю или вату слоем толщиной до 2-3 см, который пропитывают консервантом, и помещают в полиэтиленовые мешочки или пленку. Их запечатывают путем нагревания, используя для этой цели нагретый утюг или открытое пламя (горелки, спиртовки). В последнем случае полиэтиленовый край пленки шириной в 1-2 мм зажимают между двумя металлическими пластинками или предметными стеклами и заваривают на пламени. При аккуратной упаковке объектов в два слоя полиэтиленовой пленки допустима пересылка их в фанерных ящиках. Мелкие объекты обычно помещают в стеклянную банку соответствующей емкости и заливают консервантом.

К объектам, направляемым на исследование, прилагают сопроводительный документ с указанием особенностей объектов и конкретного дела, с кратким изложением обстоятельств дела. Также приводят подлежащие разрешению конкретные вопросы из постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы трупа и указывают цель необходимого исследования, как, например, для идентификации того или иного предмета, определения целого по его частям.

Осмотр (поступивших на исследование вещественных доказательств (трупного материала и других объектов) начинают с упаковки. Отмечают характер ее, наличие печатей, соответствие содержимого банок и другой упаковки указанному в сопроводительных документах, сохранность (в том числе степень выраженности гнилостных явлений). Перед исследованием трупный материал, если он находится в консервирующей жидкости, обмывают физиологическим раствором, удаляют кровяные сгустки. Излишнюю влагу удаляют полосками фильтровальной бумаги или ватными тампонами.

Предварительный осмотр и исследование производят на лабораторном столе, оборудованном специальными приборами и приспособлениями. К ним, во-первых, относятся оптические приборы, позволяющие осматривать объекты с необходимым увеличением и сравнивать их между собой, во-вторых, приспособления, в которых в случае необходимости закрепляют исследуемый объект и, в-третьих, осветители, обеспечивающие направленный свет.

Осмотр следообразующего объекта начинают с изучения общего вида предмета, его назначения, материала, из которого он сделан, его формы и цвета. Затем осматривают все следообразующие поверхности предмета для выявления участков, от которых могли образоваться следы, и определяют наличие на них посторонних наложений. Данные общего осмотра предмета должны помочь выполнить основную задачу осмотра: выявить следообразующие поверхности, зафиксировать их и подвергнуть анализу имеющиеся на них признаки.

При производстве трасологических экспертиз используют различные измерительные инструменты, оптические приборы, разнообразные фотографические аппараты и фотооборудование, источники ультрафиолетового и инфракрасного излучения (ЭОП). Исследовательская фотография является темой специальных работ. В практике трасологических экспертиз широко используются микроскопы МБС-1 и МБС-2 и микроскоп сравнения МС-61. Преимуществом стереоскопических микроскопов является возможность наблюдать следообразующий объект двумя глазами, воспринимать его объемность, сравнительно большое поле зрения и длинное рабочее расстояние объекта (т. е. расстояние от исследуемого следообразующего объекта предмета до фронтальной линзы объектива).

Для получения экспериментальных следов-повреждений и для моделирования (копирования) вдавленных следов-повреждений применяют различные слепочные материалы, обладающие разнообразными свойствами. В связи с этим эксперт получает возможность целесообразного выбора следокопировального материала с учетом особенностей самого следа-повреждения и свойств предмета-носителя.

Моделирование заключается в изготовлении плоских копий поверхностных следов-повреждений и слепков объемных следов-повреждений. Слово "моделирование" весьма точно отражает сущность процесса получения слепка. Модель как бы выравнивает ту зеркальность, которую приобретают признаки следообразующего объекта в следе-повреждении. В связи с этим методика сравнения моделей с проверяемым следообразующим объектом отличается от методики сравнения последнего непосредственно со следом-повреждением. Она значительно проще.

Для изготовления моделей применяют ряд материалов. Избранный способ изготовления модели должен отвечать требованиям адекватности и неизменяемости. В. С. Сорокин подразделяет слепочные материалы в зависимости от исходных свойств и способа подготовки для использования на термопластичные и компаунды. Компаунды - это взвеси, которые приготовляют из порошков или паст, смешивая их с различными жидкими компонентами.

Термопластичными материалами являются пластилин, стене, восковая композиция и др. Для получения необходимой пластичности эти материалы предварительно нагревают или плавят.

В зависимости от примененного материала слепки по своим физико-механическим свойствам можно разделить на следующие группы:

а) пластичные (слепки из пластилина, восковой композиции);

б) твердые (слепки из гипса, стенса, легкоплавкого металла, стилакрила);

в) эластичные (слепки из силиконовых компаундов "У-4-21", сиэласта).

К слепочным материалам предъявляются следующие требования:

1. Максимальная точность передачи микрорельефа копируемой поверхности и, следовательно, весьма тонкая собственная структура. 2. Отсутствие усадки (практически не выше 0,2-0,6% после затвердения) и способность не изменять своих свойств при температуре от -40 до +40°С. 3. Химическая устойчивость. 4. Отсутствие прилипания к поверхности, на которую его наносят. 5. Процесс приготовления слепков должен быть максимально простым и непродолжительным[20] (см. приложение).

Острые предметы могут быть подразделены на предметы однозначного и комбинированного (двойного) действия. К предметам однозначного действия относятся следующие три группы предметов: 1) колющие, 2) режущие, 3) рубящие. Предметы комбинированного действия сочетают в себе признаки каких-либо предметов однозначного действия. К ним относятся: 1) колюще-рубящие (стамеска, долото), 2) колюще-режущие (ножи, кинжалы), 3) рубяще-режущие (например, шашки, сабли).[21]

Каждый экземпляр клинка имеет ряд общих признаков, которые могут быть присущи не только ему, но и другим экземплярам клинков. Выявление по особенностям следа-повреждения общих признаков клинка позволяет исключить ряд других клинков с иными общими признаками, которые не могли нанести данный след-повреждение. Если клинок представлен судебно-медицинскому эксперту, то становится возможным сделать вывод в форме допущения события, т. е. о том, что данным клинком можно было нанести исследуемый след-повреждение или же исключить такую возможность. При этом, естественно, имеется в виду, что установить, нанесен ли данный след-повреждение данным экземпляром клинка, невозможно. Следовательно, такое исследование, как и многие другие, относится к так называемым экспертизам исключения. Определение групповой принадлежности клинка является на первый взгляд ограниченным заключением, тем не менее оно представляет большой интерес для судебно-следственных органов. Выявленный экспертом комплекс признаков клинка, хотя и может встретиться не у одного, а у нескольких клинков, позволяет во время следствия сузить круг "подозреваемых" клинков.

Морфологические особенности раневого канала, образованного колюще-режущим клинком, в той или иной степени могут отображать признаки колюще-режущей части клинка, а также некоторые особенности его основания и рукоятки.

К таким признакам клинка относятся: число лезвий (односторонняя или двусторонняя заточка), длина, ширина и форма клинка, толщина и форма обуха клинка, особенности основания клинка и его рукоятки, наложения на следообразующих поверхностях (ржавчина и др.).

Наличие односторонней или двусторонней заточки у клинка, которым был образован данный раневой канал, определяют путем выявления характерных признаков действия обуха и лезвия. Если оба конца колото-резаного следа-повреждения имеют признаки действия лезвия, то, следовательно, такой след-повреждение был нанесен клинком с двусторонней заточкой (кинжал), а если одна сторона следа-повреждения имеет признаки лезвия, а другая - обуха, то, следовательно, клинок имел одностороннюю заточку. Однако существуют клинки с обухом, у которых вместе с тем концевая часть имеет двустороннюю заточку. Такой клинок при небольшой глубине погружения образует рану с типичными признаками действия обоюдоострого клинка. Таким образом, для ран небольшой глубины следует обязательно оговаривать, что они образованы клинком с двусторонней заточкой на уровне погружения.

Для определения числа лезвий необходимо изучить особенности концов следа-повреждения, а также наличие в нем надрезов и дополнительных разрезов. Признаки действия обуха особенно четко выражены при утолщенных обухах и выявляются невооруженным глазом.

Действие обуха клинка на кожных покровах в основном вызывает образование закругленного или П-образного конца раны. В некоторых случаях здесь образуется один или два незначительных надрыва. При одном надрыве конец раны приобретает Г-образную форму, при двух - Т-образную или У-образную форму.

По краям этого конца следа-повреждения можно найти полоску осаднения. В глубине раневого канала в мягких тканях по ребру его, соответствующему обуху клинка, наблюдаются перемычки между стенками раневого канала. В тех случаях, когда клинок, которым нанесен след-повреждение, имел тонкий обух, особенно с закругленными ребрами, то при осмотре невооруженным глазом исследуемый конец, раны имеет вид острого, т. е. такой же, как и от действия лезвия. Более четкая картина выявляется при изучении такого конца раны под стереомикроскопом. При этом хорошо заметна его закругленность. Надежные результаты могут быть получены путем изучения эластической системы кожи на гистологических препаратах, изготовленных по специальной методике.

Подлежащие исследованию лоскуты кожи с колото-резаным следом-повреждением непосредственно после изъятия из трупа слегка растягивают и закрепляют на стеклянных пластинках с целью восстановления первоначального вида раны. Препараты кожи консервируют в жидкости Ратневского. Затем из них изготавливают серийные, параллельные поверхности кожи, срезы толщиной в 20-30 микрон (при меньшей и большей толщине срезов затрудняется исследование могут быть искажены его результаты). Заливку препаратов производят в целлоидин. При этом в каждом кусочке должен оказаться один из концов следа-повреждения с прилежащей к нему частью краев, но если размер колотой раны мал, то ее заливают в целлоидин целиком. Для окраски эластических волокон кожи применяется орсеин (метод Унна - Тенцера) и резорцин-фуксин (фуксилин Вейгерта).[22] На таких препаратах в окружности раны соответственно действию обуха наблюдается сдвигание эластических волокон, которые здесь тесно прилегают одно к другому, образуя характерное полукольцо. Однако такая типичная картина бывает лишь в тех случаях, когда обух клинка был довольно толстым, и если удар клинком был нанесен с упором на обух. От клинков с тонким обухом (толщина 1-2 мм) не всегда бывает такая четкая картина. В этих случаях данные гистологического исследования могут иметь лишь дополнительное значение к исследованию путем непосредственной микроскопии. Если у конца раны под действием обуха клинка образовались надрывы, то сгущения эластических волокон около них не образуется. В результате этого кольцо сгущения прерывается.

Наиболее четко выявить следы действия обуха можно при исследовании сквозных следов-повреждений плоских костей (череп, лопатка, грудина, ребра), так как костная ткань более пластична, чем кожа. Такой сквозной след-повреждение при ударе клинка в кость под прямым или близким к нему углом повторяет форму поперечного сечения клинка. Просвет раны приобретает форму узкого равнобедренного треугольника (клинок с односторонней заточкой) или веретенообразную форму, если клинок имел двустороннюю заточку (кинжалы). След-повреждение очень тонких костей с их растрескиванием и обламыванием краев может вообще не отображать признаков орудий и напоминать действие тупого предмета.

Конец раны, образованный лезвием, имеет ряд характерных признаков. К ним относится наличие дополнительных разреза и надреза, а также острая его форма. Дополнительный разрез образуется вследствие того, что извлечение клинка происходит с поворотом под тем или иным углом вокруг его продольной оси и с давлением на лезвие. Надрезы кожи (иногда в виде царапин) также наблюдаются при извлечении клинка из раны.

Хотя острый конец раны, как правило, является результатом действия лезвия, возможны также исключения. Так, например, острая форма конца раны может быть образована острием клинка при его соскальзывании. Однако ее происхождение не от действия лезвия легко прослеживается по следам действия обуха соответственно этому концу раны в тканях по ходу раневого канала. При следе-повреждении клинком некоторых образцов действие лезвия на кожных покровах может маскироваться воздействием бородки или пятки клинка. Однако и в этих случаях в более глубоких тканях по ходу раневого канала сохраняется действие лезвия.

Дополнительным признаком, который можно использовать для отличия конца раны, нанесенной лезвием, от конца ее, образованного обухом, может служить кровоизлияние. Оно более четкое у того конца раны, который соответствует лезвию клинка.

Определение длины клинка, по нанесенному им раневому каналу не всегда возможно. Объясняется это рядом причин, из которых основной является малая пластичность тканей тела. Другая трудность состоит в том, что наиболее часто раневой канал образуется не всей длиной клинка, а только ее частью и, таким образом, эксперт может судить только о длине клинка лишь на уровне его погружения. При следе-повреждении частей тела, сжимаемостью которых практически можно пренебречь (например, свод черепа взрослого человека), глубина раневого канала соответствует длине клинка на уровне его введения в ткани тела. В то же время значительная сжимаемость мягких тканей тела может приводить к тому, что длина раневого канала оказывается значительно больше длины клинка. Особенно четко это выражено при ранении живота. При ударе ножом брюшная стенка способна вдавливаться на 3-5 см и больше, а мышечная ткань на бедре - до 2 см. Не является исключением и грудная клетка, на которой раневые каналы могут быть на 1 - 4 см длиннее клинка ножа, которым нанесена рана. Указанный размер вдавлений может считаться лишь ориентировочным, так как он находится в зависимости от степени развития подкожно жировой клетчатки, толщины мышц, а для грудной клетки и от эластичности костей и хрящей ребер, что связано с возрастом пострадавших. Общее представление о глубине следа-повреждения может быть получено путем суммирования данных, которые получаются при измерении раневых каналов в некоторых поврежденных тканях и органах. При этом учитывают также толщину одежды, ее сжимаемость и степень эластичности тканей в данной части тела.

Методика определения длины раневого канала разработана В. Я. Корякиным. При раневых каналах, идущих неглубоко параллельно коже, путем осторожного зондирования ориентировочно определяют его длину, а затем поперечными по ходу канала разрезами устанавливают его конец и в конечном счете замеряют всю длину. При проникающих ранениях грудной клетки с сегментарным расположением канала в периферических частях легких, если раневой канал проникает почти через все легкое, измеряют, кроме длины раневого канала в легком, также и толщину оставшейся неповрежденной части легкого в направлении раневого канала. После этого необходимо измерить величину расстояния от раны пристеночной плевры до противоположной стенки грудной клетки по ходу раневого канала. Сумма этих двух величин и является длиной раневого канала в легком. Таким образом, определение длины клинка может быть только ориентировочным. Не всегда обоснованным является вывод о том, что длина клинка была не меньше определенной величины. Не меняет существа дела и наличие признаков полного погружения клинка. Следует иметь в виду, что, кроме эластичности повреждаемых тканей, при этом приходится принимать во внимание и другие факторы, которые могут влиять на длину раневого канала, например изменения его размеров для грудной клетки при вдохе и выдохе, а для многих других областей необходимо учитывать позу пострадавшего во время нанесения ему ранения.

Определение ширины клинка по колото-резаному следу-повреждению основано на том, что имеется определенное соответствие между шириной и длиной причиняемых им следов-повреждений на кожных покровах, мягких тканях, хрящах и костях.

Для определения ширины клинка может быть использован только основной разрез, поэтому следует установить, какая часть колото-резаного следа-повреждения является основным разрезом, который образуется при погружении клинка, а какая - дополнительным разрезом, возникающим при извлечении клинка из раны за счет разрезающего действия лезвия. Как правило, клинок при извлечении его из раны на больший или меньший угол поворачивается вокруг своей оси. В связи с этим дополнительный разрез оказывается отходящим от основного под определенным углом. Дополнительный разрез может и отсутствовать. Это бывает в тех редко встречающихся случаях, когда клинок при извлечении не имел поворота относительно поврежденной области тела или его извлечение происходило без давления на лезвие.

Когда клинок не поворачивается вокруг своей оси относительно повреждаемой области тела, но давление на лезвие имеется, образуется дополнительный разрез, который полностью совпадает по направлению с основным разрезом и является его прямым продолжением. В результате возникает один прямолинейный расширенный след-повреждение.

Различия в механизме образования основного и дополнительного разрезов проявляются в состоянии краев и концов следов-повреждений. Их можно обнаружить на кожной ране и во всех других тканях тела на протяжении раневого канала.

Основной разрез имеет признаки колото-резаной раны, форма одного из концов которого зависит от формы клинка. Так, например, для односторонних клинков один конец раны образуется обухом. В связи с этим форма этого конца бывает П-образной или закругленной с наличием на коже вокруг его следов травматизации в виде осаднения и кровоизлияния. В случае наклонного введения клинка с упором на одну из сторон образуются скошенность одного края раны и нависание над ним второго, а также признаки погружения клинка с упором на обух в виде сдвигания эластических волокон.

Признаком основного разреза является и отложение ржавчины по его краям. Если клинок заржавлен, то при введении клинка он плотно охватывается рассекаемыми тканями и на всем протяжении раневого канала обтирается об них, оставляя наложение ржавчины. При извлечении клинка на нем ржавчины уже почти нет и поэтому ее нет у дополнительного разреза. Ржавчина легко может быть выявлена методом цветных отпечатков.

К признакам основного разреза относится и наличие волокон одежды по его краям. В краях дополнительного разреза они тоже могут быть обнаружены, но в очень незначительном количестве (единичные). Обычно их нет вообще.

Дополнительный разрез всегда имеет остроугольный свободный конец, который может переходить в надрез или царапину. Всегда отсутствует характерная для основного разреза травматизация кожи по краям этого конца и по краям разреза. При посмертном высыхании образуется лишь узкая и ровная кайма, в то время как для краев основного разреза характерна значительно более широкая и нередко неровная полоса. В дополнител

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Следы применения холодного оружия". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 573

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>