Дипломная работа на тему "Реорганизация юридических лиц"

ГлавнаяГосударство и право → Реорганизация юридических лиц




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Реорганизация юридических лиц":


Содержание

Введение

Глава 1. Судьба гражданско-правовых обязательств при реорганизации юридического лица

1.1 Реорганизация как форма прекращения юридического лица

1.2 Правопреемство по обязательствам реорганизуемого юридического лица

Глава 2. Права кредиторов реорганизуемого юридического лица

2.1 Уведомление кредиторов

2.2 Согласие кредитора на "переход долга"

Глава 3. Защита прав кредиторов реорганизуемого юридического лица

3.1 О бщегражданские способы защиты

3.2 Специальные способы защиты

3.3 Солидарная ответственность юридических лиц, созданных в результате реорганизации

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по требуемой вам теме. Грамотное выполнение дипломных проектов под заказ в Нижнем Новгороде и в других городах России.

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. Жизнь современного общества немыслима без объединения людей в группы, союзы разных видов, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей. В сфере имущественного оборота объединение лиц и капиталов осуществляется в основном в форме юридических лиц.

Конструкция юридического лица была известна еще римскому праву. Форма юридического лица оказалась в одинаковой мере пригодной для самых разнородных образований. Все они получили благодаря ей возможность принимать участие в о бщегражданском обороте. При этом характерными чертами юридического лица являлись известная организация и обособленное имущество, служащее целям этой организации[1].

Во-первых, реорганизация юридических лиц, наряду с их ликвидацией рассматривалась исключительно как способ прекращения юридического лица. Исходя из этого, законодатель формулировал общие обязательные правила, не уделяя внимания особенностям, присущим именно реорганизации. Практически отсутствовало дифференцированное регулирование реорганизации отдельных видов юридических лиц, несмотря на очевидность их специфики.

Во-вторых, законодателем игнорировались права и интересы кредиторов по обязательствам юридического лица, подвергшегося реорганизации. Решение всех вопросов зависело от воли собственника имущества либо уполномоченного им органа. Кредиторы же ставились перед фактом, в результате чего автоматически ущербным делалось их волеизъявление, выраженное при заключении договора. Они оказывались в ситуации, когда в роли должника по обязательствам, независимо от их воли, оказывался новый субъект или субъекты, появившиеся в ходе реорганизации юридического лица, с которым был заключен договор. Все попытки кредиторов обнаружить правопреемников реорганизованного должника нередко были обречены на неудачу. Между тем имущественный оборот - это и учет интересов третьих лиц, то есть кредиторов по гражданско-правовым обязательствам[2].

Реорганизация - одна из наиболее применяемых в последнее время процедур в процессе деятельности юридических лиц любой организационно-правовой формы. Объясняется это условиями экономической системы, построенной на началах конкуренции, а также социальными и правовыми условиями, в которых существуют юридические лица. При этом на первый план выходит защита прав и законных интересов кредиторов. Поэтому Гражданский кодекс Российской Федерации (ст.60) закрепил основные гарантии прав кредиторов юридического лица при его реорганизации. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о его реорганизации, обязаны в письменной форме оповестить кредиторов о предстоящей реорганизации юридического лица. Статья предоставляет право кредитору до реорганизации юридического лица предъявить ему требование о прекращении или досрочном исполнении обязательства и возмещении всех убытков. В случае невозможности определения правопреемника реорганизованного юридического лица по разделительному балансу, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами.

Вопросы защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, действующих в различных организационно-правовых формах, нашли отражение и в специальных нормативных актах: Федеральном законе "Об акционерных обществах"[3]. Федеральном законе "Об обществах с ограниченной ответственностью"[4]. Федеральном законе "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях"[5].

Степень разработанности проблемы. Вопросы реорганизации рассматриваются, как правило, в совокупности с другими положениями о юридических лицах (работы С. Н. Братуся, А. В. Бенедиктова, В. П. Грибанова, В. Б. Ельяшевича, О. С. Иоффе, М. И. Кулагина, Д. И. Мейера, В. С. Мартемьянова, В. П. Мозолина, Л. И. Петражицкого, Б. И. Пугинского, В. А. Рахмиловича, Н. С. Суворова, Ю. К. Толстого, Е. Б. Хохлова, А. Ф. Шершеневича), либо через призму одного из признаков реорганизации (Б. Б. Черепахин исследовал вопросы правопреемства при реорганизации). Несмотря на всю очевидность существующих проблем, связанных с защитой прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, нельзя сказать, что в трудах современных ученых они получили необходимое отражение. Вопросы защиты прав кредиторов в разной степени затрагиваются в работах: В. А. Белова, М. И. Брагинского, В. В. Витрянского, Е. Н. Дивера, В. В. Долинской, Д. В. Жданова, Т. В. Кашаниной, Н. В. Козловой, В. В. Лаптева, Д. В. Ломакина, С. Д. Могилевского, М. Г. Нановой, Е. А. Суханова, Ю. А. Тарасенко, М. В. Телюкиной, М. Ю. Тихомирова, С. А. Чубарова и других. Публикации иных авторов по вопросам защиты прав кредиторов в основном представляют собой комментарии действующего законодательства.

Цель исследования. Целями настоящей работы является исследование теоретических и практических проблем защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, а именно:

анализ реорганизации как формы прекращения юридических лиц; рассмотрение института правопреемства как обязательного условия при реорганизации юридических лиц;

определение содержания прав кредиторов реорганизуемых юридических лиц, таких как уведомление о реорганизации, согласие на переход долга;

выделение о бщегражданских и специальных способов защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц, таких как требование о прекращении или досрочном исполнении обязательств, возмещение убытков;

рассмотрение солидарной ответственности юридических лиц, созданных в результате реорганизации, как особого способа защиты прав кредиторов;

проведение анализа гражданского законодательства и правоприменительной практики в сфере защиты прав кредиторов при реорганизации юридических лиц для разработки на этой основе рекомендаций по совершенствованию законодательства.

Объект исследования. Объектом настоящего исследования является комплекс отношений, возникающих между юридическими лицами, находящимися в процессе реорганизации, и их кредиторами.

Предмет исследования. Предметом исследования являются нормы гражданского законодательства, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации, Федеральных законах "Об акционерных обществах, "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О производственных кооперативах", "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях" и иных федеральных законах, которые относятся к защите прав кредиторов при реорганизации юридических лиц.

Методы исследования. Теоретической основой исследования являются положения и выводы, содержащиеся в работах ведущих отечественных цивилистов. В работе автором использовались исторический, логический, сравнительно-правовой методы, а также комплексный и системный анализ исследуемых отношений.

Структура и содержание работы. Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.


Глава 1. Судьба гражданско-правовых обязательств при реорганизации юридического лица 1.1 Реорганизация как форма прекращения юридического лица

В юридической литературе применительно к реорганизации речь идет об универсальном правопреемстве. В гражданском праве выделяют два случая, когда имеет место универсальное правопреемство при изменении субъектного состава в гражданских правоотношениях в связи с прекращением существования субъекта права:

1) реорганизация - в отношении юридических лиц и 2) наследование - в отношении физических лиц. При этом наследование рассматривается как переход имущества умершего (наследодателя) к другим лицам (наследникам).

По мнению М. И. Брагинского, поскольку очевидно, что прекращение юридических лиц может происходить только путем ликвидации или реорганизации и, соответственно, речь идет о дихотомии, для определения понятия "реорганизация" можно легально использовать определение ликвидации. Если сутью ликвидации признается "прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам", то отсюда, от противного, можно сделать вывод о том, что реорганизацией является прекращение юридического лица с переходом прав и обязанностей к другим лицам[6].

Многие авторы (Е. А. Суханов, М. В. Телюкина), исследуя правовую природу реорганизации, также отождествляют данный процесс с прекращением юридического лица[7].

Проблема прекращения деятельности юридического лица при его реорганизации заслуживает рассмотрения в силу того, что вследствие указанного события такое лицо выбывает из числа субъектов гражданского права, и приходится решать вопрос о судьбе обязательств, участником которых было прекращающее существование юридическое лицо. При этом передача прав и обязанностей происходит в порядке универсального правопреемства.

В соответствии со статьей 57 ГК РФ реорганизация юридического лица проводится в форме слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. При этом прекращение деятельности юридического лица происходит во всех случаях за исключением выделения из его состава другого или других юридических лиц. При выделении образуется новое юридическое лицо, являющееся правопреемником реорганизовавшегося юридического лица, деятельность которого не прекращается. В этой связи существует мнение ряда исследователей, что сущность реорганизации не ограничивается только прекращением юридического лица.

С. В. Мартышкин понимает под реорганизацией особый процесс, в ходе которого происходит прекращение и (или) создание юридического лица, сопровождающееся переходом прав и обязанностей реорганизованного юридического лица (правопредшественника) в порядке правопреемства к другому юридическому лицу (правопреемнику) [8].

В связи с изложенным можно предложить следующее определение реорганизации. Реорганизация - прекращение либо изменение организационно-правовой формы юридического лица с переходом в порядке правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

Примечательно, что понятие и сущность реорганизации в российском законодательстве во многом схожи с понятием и сущностью реорганизации в законодательстве зарубежных стран.

В целях совершенствования законодательства о реорганизации юридических лиц Министерством экономического развития и торговли РФ был подготовлен проект федерального закона "О реорганизации и ликвидации коммерческих организаций"[9]. Предпосылкой к его появлению послужило следующее. Российское корпоративное законодательство строилось по принципу "отдельная организационно-правовая форма - особый федеральный закон". Такой принцип, по мнению авторов законопроекта, пагубно отразился на регулировании реорганизационных процедур, а также процессах реструктуризации компаний: при существующем положении сфера действия специального закона определяется конкретной организационно-правовой формой, которой и посвящается закон. В таком случае вопросы, связанные с реорганизацией коммерческих организаций, в результате которой создается организация той или иной (по отношению к регулируемой данным законом) форме, не находят правовой базы. Законодательство, посвященное отдельным организационно-правовым формам юридических лиц, также не отвечает реальным запросам. В итоге в реформировании нуждается уже не только специальное законодательство, но и Гражданский кодекс Российской Федерации в части, касающейся реорганизации и ликвидации юридических лиц[10].

Пункт 1 ст.57 ГК РФ устанавливает, что реорганизация юридического лица может быть осуществлена по решению его учредителей (участников) либо органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. Согласно Федеральному закону "Об акционерных обществах" вопрос о реорганизации акционерного общества выносится на решение общего собрания акционеров советом директоров (наблюдательным советом) общества. Принятие решения о реорганизации в соответствии с Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" относится к исключительной компетенции общего собрания участников общества. Федеральный закон "О производственных кооперативах" предусматривает, что реорганизация кооператива в форме слияния, присоединения, разделения, выделения или преобразования также может быть осуществлена добровольно по решению общего собрания членов кооператива.

Поскольку для проведения реорганизации необходимо добровольное волеизъявление участников юридического лица, выраженное в соответствии с правилами принятия решений, то реорганизацию можно определить как трансформацию волеизъявления учредителей юридического лица, связанную с их участием в реорганизации.

В соответствии с п.2 ст.57 ГК РФ принудительная реорганизация юридического лица в форме его разделения или выделения из его состава одного или нескольких юридических лиц осуществляется по решению уполномоченных государственных органов или по решению суда.

По общему правилу реорганизация юридического лица проводится им добровольно, по решению его учредителей либо уполномоченного учредительными документами органа. Особый порядок принятия решения о реорганизации предусмотрен Федеральным законом "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях". В соответствии с п.5 ст.20 названного Федерального закона решение о реорганизации унитарного предприятия принимает его собственник[11]. Права собственника имущества унитарного предприятия осуществляют органы государственной власти РФ, органы государственной власти субъекта РФ, органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов. Согласно Постановлению Правительства РФ от 3 декабря 2004 года № 739 "О полномочиях федеральных органов исполнительной власти по осуществлению прав собственника имущества федерального государственного унитарного предприятия"[12] решение о реорганизации федеральных государственных унитарных предприятий, основанных на праве хозяйственного ведения, принимается Правительством РФ. Проект указанного решения вносится в Правительство Российской Федерации федеральным министерством, федеральным агентством или федеральной службой, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации или Правительство Российской Федерации, по согласованию с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации.

Подготовка принятия решения о реорганизации заключается в предоставлении для ознакомления участников соответствующей информации и материалов. При этом российское законодательство не устанавливает определенных требований к подготовке принятия решения о реорганизации. Так, например, п.1 ст.52 Федерального закона "Об акционерных обществах" регламентирован порядок сообщения о проведении общего собрания акционеров, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации - не позднее, чем за 30 дней до даты его проведения; п.3 этой же статьи закрепляется перечень информации (материалов), подлежащей предоставлению лицам, имеющим право на участие в общем собрании акционеров. Однако в названном перечне не упоминаются ни договор о слиянии (присоединении), ни передаточный акт, ни разделительный баланс[13].

Согласно Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2003 года № 19[14] при рассмотрении исков о признании недействительным решения общего собрания акционеров следует учитывать, что к нарушениям Федерального закона "Об акционерных обществах", которые могут служить основаниями для удовлетворения таких исков, относятся: несвоевременное извещение (не извещение) акционера о дате проведения общего собрания (пункт 1 статьи 52 Закона); не предоставление акционеру возможности ознакомиться с необходимой информацией (материалами) по вопросам, включенным в повестку дня собрания (пункт 3 статьи 52 Закона); несвоевременное предоставление бюллетеней для голосования (пункт 2 статьи 60 Закона) и другие.

Так, например, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа оставил без изменения решение суда первой инстанции, признавшего недействительной регистрацию общества с ограниченной ответственностью, созданного путем выделения из акционерного общества, поскольку решение о реорганизации акционерного общества принято единолично лицом, не являющимся акционером этого общества[15].

Закрытое акционерное общество "Норд-Вест Ойл 2000" (далее - ЗАО "Норд-Вест Ойл 2000") обратилось в арбитражный суд с иском к Регистрационной палате Администрации Самары (далее - регистрационная палата) о признании недействительной государственной регистрации в качестве юридического лица общества с ограниченной ответственностью "Норд-Вест Ойл" (далее - ООО "Норд-Вест Ойл").

В качестве третьих лиц к участию в деле были привлечены закрытое акционерное общество "Норд-Вест Ойл" (далее - ЗАО "Норд-Вест Ойл") и ООО "Норд-Вест Ойл".

Решением от 04.09.07 признана недействительной регистрация 000 "Норд-Вест Ойл" - свидетельство регистрационной палаты от 20.06.07 (запись в Едином городском реестре юридических лиц и в журнале регистрации N 197980). Постановлением апелляционной инстанции от 30.10.07 решение от 04.09.02 оставлено без изменения. В кассационной жалобе ООО "Норд-Вест Ойл" попросил отменить решение и постановление, в иске отказать. Податель жалобы ссылался на то, что судом неправильно применены нормы материального права, применен закон, не подлежащий применению, и выводы суда не соответствуют имеющимся в деле доказательствам. По мнению подателя жалобы, истец не доказал, что решение о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" принято лицом, не являвшимся его акционером.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, кассационная инстанция не нашла оснований для их отмены.

В соответствии со статьей 28 Федерального закона "О рынке ценных бумаг" права владельцев на эмиссионные ценные бумаги бездокументарной формы выпуска удостоверяются в системе ведения реестра записями на лицевых счетах у держателя реестра. Согласно статье 29 названного Закона право на именную бездокументарную ценную бумагу переходит к приобретателю в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра с момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя. Судом первой инстанции были исследованы доказательства перехода прав на акции ЗАО "Норд-Вест Ойл": анкеты зарегистрированных лиц на Старовойтова А. Н. от 31.05.02 и Старовойтова Н. А. от 11.06.07; выписка из регистрационного журнала эмитента, осуществлявшего ведение реестра акционеров в спорный период времени. В регистрационном журнале отражены записи с 27.05.07 по 08.07.07, свидетельствующие о переходе к названным лицам прав на все акции ЗАО "Норд-Вест Ойл". Представленной ЗАО "Единый регистратор" (последующим держателем реестра ЗАО "Норд-Вест Ойл") выпиской из реестра подтверждено, что все акции ЗАО "Норд-Вест Ойл" в количестве 90 штук распределены между пятью физическими лицами: Старовойтовым А. Н., Старовойтовым Н. А., Солодовниковым В. А., Солодовниковой Е. А. и Шихалевой Н. Н. Решение от 17.06.07 о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" в форме выделения из него ООО "Норд-Вест Ойл" было принято Ивановым С. В. в качестве единственного акционера ЗАО "Норд-Вест Ойл". Однако вышеприведенные доказательства, оцененные судом первой инстанции, свидетельствуют о том, что на день принятия решения о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" Иванов С. В. не являлся его акционером. В материалах дела отсутствуют какие-либо данные о том, что на 17.06.07 Иванов С. В. являлся акционером ЗАО "Норд-Вест Ойл".

В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 48 Федерального закона "Об акционерных обществах" решение о реорганизации общества принимает общее собрание акционеров.

Поскольку решение от 17.06.07 о реорганизации ЗАО "Норд-Вест Ойл" принято единолично лицом, не являющимся акционером этого общества, суд правомерно признал недействительной регистрацию ООО "Норд-Вест Ойл", созданного путем выделения из ЗАО "Норд-Вест Ойл" на основании названного решения.

Договоры, заключаемые в ходе реорганизации, обычно называются реорганизационными. Реорганизационный договор является консенсуальным и взаимным. Взаимный характер этого договора вытекает из того, что все стороны договора имеют права и обязанности по отношению к другим участникам. Что касается консенсуальности, то передача имущества сливающимися обществами производится в соответствии с условиями передаточного акта, которые являются существенными условиями реорганизационного договора. Таким образом, стороны будут иметь возможность исполнить реорганизационный договор в части передачи имущества только при том условии, что реорганизационный договор и передаточный акт вступят в силу к моменту передачи. Поэтому, по мнению Б. П. Архипова, нельзя связывать момент вступления договора в силу с передачей каких-либо вещей или совершения каких-либо иных фактических действий, поскольку вопрос о реорганизации отнесен к исключительной компетенции общего собрания акционеров и волеизъявление общества относительно реорганизации содержится именно в решении общего собрания, в то время как любые действия по передаче имущества от имени общества совершаются его исполнительным органом, с фактическими действиями которого нельзя связывать вступление в силу соглашений по вопросам, отнесенным к исключительной компетенции общего собрания[16].

Существенные условия реорганизационных договоров требуют обязательного согласования сторонами. В существенных условиях фиксируются права и обязанности контрагентов, составляющие основное содержание соответствующего правоотношения. Необходимо, чтобы все существенные условия договора о реорганизации были утверждены в рамках единого решения общего собрания. Иной подход к правовой природе решения общего собрания позволил бы разбить общий вопрос о реорганизации на множество мелких (об условиях договора, о порядке конвертации акций, о передаче имущества), утверждаемых разными решениями общего собрания. В этом случае увеличивается вероятность злоупотреблений, связанных, например, с манипуляцией составом участников разных общих собраний[17].

Действующее гражданское законодательство предусматривает заключение договоров при осуществлении реорганизации в форме слияния и присоединения. ГК РФ не только не регламентирует условия указанных договоров, порядок их заключения, изменения, расторжения, но даже не упоминает о них. В соответствии со ст.58 ГК РФ при слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему лицу в соответствии с передаточным актом. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Термины "договор о слиянии" и "договор о присоединении" используются в специальных Федеральных законах "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью".

Еще одно отличие реорганизационных договоров от учредительных договоров и договоров о совместной деятельности состоит в том, что последние имеют своей целью организацию продолжительной деятельности без создания или с созданием юридического лица, в то время как реорганизационные договоры преследуют лишь цели создания и прекращения юридических лиц и не затрагивают их текущую деятельность.

B. C. Eм и Н. В. Козлова приводят ряд убедительных аргументов в пользу того, что при учредительном договоре "после передачи учредителями в уставный капитал юридического лица определенных видов имущества, у этого лица возникает особое право на использование такого имущества"[18], не совпадающее с правами учредителей на это имущество. Пределы владения таким имуществом и его использование определяются учредительным договором и уставом общества. В случае реорганизационного договора объем передаваемых прав на имущество, подлежащее передаче поглощаемому (новому) обществу, тождествен объему прав передающего общества. В этом также заключается отличие реорганизационных договоров от учредительных.

Д. В. Жданов отмечает, что по своей природе договор о слиянии (присоединении) является договором простого товарищества, общая цель участников в этом случае состоит в образовании нового юридического лица (при слиянии), передаче активов и пассивов правопреемнику реорганизуемых юридических лиц[19].

На основании изложенного представляется, что реорганизационные сделки являются самостоятельным правовым институтом в российском гражданском праве.

На практике к договорам о слиянии или присоединении предъявляется ряд основных требований. В договоре о слиянии или присоединении должны быть отражены условия осуществления сторонами всех предусмотренных действующим законодательством, а также их уставами действий, необходимых для осуществления реорганизации в форме слияния или присоединения, в том числе:

обязанности сторон по подготовке реорганизации: подготовке проектов решений органов управления обществ, передаточных актов, документов для предоставления в антимонопольный орган для получения в случае необходимости предварительного согласия на реорганизацию, по привлечению независимого оценщика для определения рыночной стоимости акций реорганизуемых обществ и иных необходимых документов;

порядок действия сторон при проведении процедуры реорганизации;

сроки проведения общих собраний реорганизуемых обществ;

дата, место и время поведения совместного общего собрания;

дата и порядок составления списка акционеров реорганизуемых обществ, имеющих право на участие в совместном общем собрании;

порядок формирования органов совместного общего собрания;

порядок голосования на совместном общем собрании;

порядок определения кворума совместного общего собрания;

порядок принятия решений по вопросам повестки дня этим собранием;

порядок и условия конвертации;

права владельцев всех типов размещаемых при реорганизации акций создаваемого или продолжающего существовать акционерного общества;

условия, гарантирующие соблюдение прав владельцев голосующих акций всех реорганизуемых обществ, а также иных акций этих обществ, подлежащих обмену на голосующие акции создаваемого или продолжающего существовать акционерного общества;

обязанности сторон по выявлению и уведомлению кредиторов;

обязанности сторон по совершению сделок по отчуждению имущества и иных активов обществ, участвующих в реорганизации, с момента заключения договора и до завершения процесса реорганизации;

основания и порядок изменения и расторжения договора;

ответственность сторон при нарушении его условий;

иные существенные условия, определенные сторонами[20]. Необходимо отметить, что в целом порядок вынесения вопроса о реорганизации и процедура принятия решения о ее проведении на общем собрании одинаковы для слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. Исключение составляют государственные и муниципальные унитарные предприятия, наделенные законом особым правовым статусом. В отличие от юридических лиц корпоративного типа, у которых реорганизация (слияние, присоединение) осуществляется на основе договора, заключаемого между реорганизуемыми обществами, унитарные предприятия осуществляют реорганизацию на основании решения собственника его имущества. Решением собственника имущества унитарного предприятия также утверждается передаточный акт, устав унитарного предприятия и назначается его руководитель.

Реорганизация в форме разделения и выделения является наиболее распространенной в российской предпринимательской практике. В зарубежной системе корпоративного права, наоборот, популярна процедура реструктуризации бизнеса, направленная на концентрацию капитала[21].

Е. А. Суханов отметил, что процесс реорганизации таит в себе значительные опасности для кредиторов реорганизуемых юридических лиц. Они могут столкнуться с ситуацией, когда имеющиеся перед ними у юридического лица обязательства после разделения или выделения окажутся переданными наиболее слабым в имущественном отношении преемникам[22].

Первоначально в российском законодательстве преобразование использовалось в процессе приватизации государственного и муниципального имущества для юридического оформления смены собственника. Государственное или муниципальное предприятие выбывало из гражданского оборота, и его место занимало акционерное общество. Таким образом, приватизированным юридическим лицам придавался новый правовой статус.

После принятия первой части ГК РФ необходимо было привести существующие организационно-правовые формы юридических лиц в соответствие с новыми нормами гражданского законодательства. Федеральным законом "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[23] предусматривалось, что к товариществам с ограниченной ответственностью, акционерным обществам закрытого типа, акционерным обществам открытого типа, смешанным товариществам, государственным и муниципальным предприятиям, основанным на праве полного хозяйственного ведения, федеральным казенным предприятиям с момента введения в действие первой части ГК РФ применяются нормы гражданского законодательства соответственно об обществах с ограниченной ответственностью, акционерных обществах, товариществах на вере, об унитарных предприятиях, основанных на праве хозяйственного ведения, и унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления. При этом учредительные документы данных организаций продолжали действовать в части, не противоречащей ГК РФ, и в установленные сроки должны были быть приведены в соответствие с нормами закона. Кроме того отличительным признаком такого преобразования явилось отсутствие требований о составлении передаточного акта и оформления иной документации, необходимой при реорганизации.

Учеными неоднократно высказывалось мнение о том, что преобразование предприятий в иную организационно-правовую форму, отличается от реорганизации по двум признакам:

1) субъектный состав остается неизменным;

2) отсутствует правопреемство. При преобразовании не происходит замены одного юридического лица другим, а видоизменяется лишь организационно-правовая форма предприятия. Поскольку в обороте продолжает действовать прежний субъект с прежним объемом прав и обязанностей, отпадает и проблема правопреемства[24].

По мнению В. В. Залесского "преобразование стоит несколько особняком: по сути, здесь отсутствует правопреемство, остается существовать один и тот же субъект гражданского оборота, изменивший лишь внутреннюю структуру"[25].

Действительно, в смысле теоретических положений, рассматриваемых в настоящей главе, при преобразовании не происходит изменения субъектного состава в правоотношении. Как следствие - не происходит перехода прав и обязанностей от одного субъекта к другому.

При преобразовании отсутствует отличительная особенность, характерная для реорганизации, а именно: не прекращаются прежние и не создаются новые юридические лица. Преобразование является способом изменения организационно-правовой формы одного и того же юридического лица.

В соответствии с п.1 ст.68 ГК РФ хозяйственные товарищества и общества одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида. При этом не исключается возможность преобразования обществ, относящихся к одной организационно-правовой форме юридического лица (акционерных обществ): закрытых в открытые и открытых в закрытые.

На основании изложенного необходимо отметить следующее.

1. До настоящего времени в законодательстве нет четкого определения понятия "реорганизация", равно как и единого подхода к определению существа этого понятия.

Представляется недостаточным говорить о реорганизации лишь как о способе прекращения юридического лица. Скорее, с правовой точки зрения, реорганизация юридического лица представляет собой сложный юридический состав и может быть направлена не только на прекращение действующих, но и на создание новых юридических лиц.

И, наконец, принимая во внимание правопреемство как принципиальное отличие реорганизации юридического лица от его ликвидации, можно сказать, что реорганизация - это прекращение либо изменение организационно-правовой формы юридического лица с переходом в порядке правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

2. Российское законодательство развивается по модели правового регулирования реорганизации, предполагающей наличие основного закона, регламентирующего общие признаки реорганизации (ГК РФ), а также специальных законов, развивающих и адаптирующих базовые положения к отдельным формам юридических лиц (Федеральные законы "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью", "О государственных муниципальных и унитарных предприятиях"). Поэтому представляется необходимым закрепить в ГК РФ определение понятия "реорганизация", общее для всех видов юридических лиц, а также основные правила, касающиеся порядка ее проведения.

Особое внимание требуется уделять реорганизационным договорам. Действующее гражданское законодательство (Федеральные законы "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью") предусматривает заключение договоров при осуществлении реорганизации в форме слияния и присоединения. ГК РФ не только не регламентирует условия указанных договоров, порядок их заключения, изменения, расторжения, но даже не упоминает о них. В ст.58 ГК РФ указывается лишь, что при слиянии и присоединении юридических лиц переход прав и обязанностей осуществляется на основании передаточного акта. Необходимо говорить о реорганизационных договорах как о самостоятельном правовом институте, являющемся основанием для проведения реорганизации. В ГК РФ следует включить не только определение понятия "реорганизационный договор", но и его существенные условия, фиксирующие права и обязанности контрагентов, составляющие основное содержание соответствующего правоотношения. При этом реорганизационный договор можно рассматривать как договор, опосредующий переход всего комплекса прав и обязанностей от одного юридического лица к другому.

3. Представляется обоснованным рассматривать преобразование как самостоятельный правовой институт, не являющийся реорганизацией и заключающийся в изменении организационно-правовой формы одного и того же юридического лица.

При преобразовании не происходит изменения субъектного состава в правоотношении. Как следствие - не происходит перехода прав и обязанностей от одного субъекта к другому. Отсутствует также отличительная особенность, характерная для реорганизации, а именно: не прекращаются прежние и не создаются новые юридические лица.

Вместе с тем, у юридического лица не происходит прекращения прежних или возникновения новых правоотношений с кредиторами, которые, в свою очередь, не вправе требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств. В данном случае не следует говорить о правопреемстве как о результате прекращения правопредшественника и появлении на его месте во всех правоотношениях правопреемника. Можно говорить только о порядке и юридических последствиях перехода к иной организационно-правовой форме. Поскольку при преобразовании субъекты занимают свои прежние места в правоотношении, это значительно упрощает защиту прав кредиторов.

4. Существует объективная необходимость в совершенствовании специальных нормативно-правовых актов, касающихся порядка проведения реорганизации. Так, по общему правилу, подготовка принятия решения о реорганизации заключается в предоставлении для ознакомления участников общего собрания соответствующей информации (материалов). При этом Федеральными законами "Об акционерных обществах", "Об обществах с ограниченной ответственностью" среди требований, установленных для подготовки решения о реорганизации среди перечня информации (материалов) не содержится информации о реорганизации (реорганизационный договор, передаточный акт, разделительный баланс). На основании изложенного, требуется внести изменения в п.1 ст.52 Федерального закона "Об акционерных обществах" и в п.3 ст.36 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", закрепив среди перечня информации (материалов), предоставляемых для ознакомления участников общего собрания, реорганизационный договор, передаточный акт, разделительный баланс.

1.2 Правопреемство по обязательствам реорганизуемого юридического лица

Понятие правопреемства не является новым в теории права. Под правопреемством понимают переход прав и обязанностей от одного лица (правопредшественника) к другому лицу (правопреемнику), заменяющему его в правоотношении.

М. М. Агарков трактовал правопреемство как процесс передачи прав и обязанностей[26].

Б. Б. Черепахин определял правопреемство как "переход субъективного права (в широком смысле также правовой обязанности) от одного лица (праводателя) к другому лицу (правопреемнику) в порядке произвольного правоприобретения (в соответствующих случаях - производного приобретения правовой обязанности) [27].

Традиционно правопреемство понимается как способ приобретения права, которое, в зависимости от объема передаваемых прав и обязанностей, может быть двух видов: универсальным или сингулярным. При универсальном (общем) правопреемстве правопреемник в результате одного юридического акта занимает место предшественника во всех правоотношениях. При сингулярном (частном) правопреемстве - в одном или нескольких правоотношениях.

В юридической литературе имеются и другие точки зрения на природу правопреемства. Так, например, В. А. Белов предлагает заменить концепцию перехода прав и обязанностей на концепцию прекращения прав и обязанностей у одного лица (правопредшественника) и возникновения прав и обязанностей у другого лица (правопреемника). В. А. Белов, основываясь на зависимости права правопреемника от права правопредшественника, которая укладывается в понятия преемства содержания права и преемства места в правоотношении, видит результат правопреемства не в переходе первоначального права, а в его прекращении, которое сопровождается возникновением нового права, составляющего содержание нового правоотношения[28].

Ученый считает, что передача прав предполагает наличие хотя бы бесконечно малого по продолжительности промежутка времени, когда одно лицо (правопредшественник) право уже передало, а другое (правопреемник) его еще не приняло. Поскольку правоотношение без субъекта существовать не может, то правопреемство понимается как прекращение одних правоотношений и возникновение новых с иным субъектным составом.

Точка зрения В. А. Белова представляется не вполне обоснованной, поскольку реорганизация предполагает одномоментную замену одного из участников правоотношения реорганизуемого юридического лица на юридическое лицо, которое возникнет в ее результате. При этом правоотношение при правопреемстве сохраняется.

Д. В. Жданов считает, что при решении данного вопроса необходимо также учитывать структуру Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором глава о перемене лиц в обязательстве, регулирующая, в том числе и правопреемство при реорганизации, предшествует главе, посвященной прекращению обязательств. В главе 26 Гражданского кодекса Российской Федерации (прекращение обязательств) не содержится такого основания прекращения обязательства, как реорганизация юридического лица. Обязательства могут прекращаться ликвидацией юридического лица, но Кодекс различает ликвидацию и реорганизацию юридического лица, из чего можно заключить, что реорганизация не является основанием для прекращения обязательств. И хотя основания для прекращения обязательств могут быть предусмотрены в других статьях Гражданского кодекса, других законах, иных правовых актах или договорах, подобного указания на случай реорганизации нет. Более того, в определении всех форм реорганизации законодатель включил положения о передаче прав и обязанностей, А значит, действующее гражданское законодательство не рассматривает переход прав и обязанностей при реорганизации как прекращение прежних правоотношений и возникновение новых[29].

Универсальное правопреемство как результат реорганизации юридического лица находит законодательное закрепление в п.1 ст.129 ГК РФ. Так, в названной статье, устанавливается, что объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота.

Согласно статье 57 Гражданского кодекса Российской Федерации реорганизация юридического лица может осуществляться в формах слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования. По смыслу действующего законодательства реорганизация представляет собой специфический способ прекращения действующих и образования новых юридических лиц (кроме случаев реорганизации в формах присоединения и выделения), влекущий переход прав и обязанностей от ранее действовавших юридических лиц к вновь возникшим.

Поскольку реорганизация всегда связана с имущественным правопреемством между юридическими лицами, при ее проведении существенное значение имеет вопрос об объеме прав и обязанностей, переходящих к правопреемнику. В результате реорганизации права и обязанности реорганизованных юридических лиц могут переходить:

в полном объеме только одному правопреемнику (при слиянии, присоединении и преобразовании);

в полном объеме, но к нескольким правопреемникам в соответствующих частях (при разделении);

3) частично как к одному, так и к нескольким правопреемникам (при выделении) [30].

При этом при реорганизации в формах разделения и выделения, как уже отмечалось, возникает некоторая неопределенность в вопросах правопреемства. При других формах (слияние, присоединение и преобразование) определить правопреемника по тем или иным обязательствам реорганизованного юридического лица не составляет труда - правопреемником в этих случаях в отношении всех прав и обязанностей, прекращающих существование юридических лиц, всегда является одно юридическое лицо.

При разделении и выделении правопреемник может быть неочевиден. Объясняется это тем, что к вновь образованным юридическим лицам переходят лишь отдельные права и обязанности реорганизованных юридических лиц. Так, при разделении все права и обязанности прекращающего существование юридического лица в определенных пропорциях распределяются среди нескольких вновь образованных юридических лиц. В случае же выделения к правопреемнику переходит только часть имущественных прав и обязанностей реорганизованного юридического лица. Именно поэтому применительно к реорганизации в формах разделения и выделения законодательство устанавливает дополнительные гарантии для кредиторов[31].

Особое значение при реорганизации приобретает вопрос о времени возникновения правопреемства.

В. А. Егиазаров, приравнивая передаточный акт и разделительный баланс по их юридической природе и значению к положению или уставу предприятия, считает, что моментом перехода прав и обязанностей в отношении имущества к вновь возникшему в результате реорганизации юридическому лицу является дата подписания и утверждения передаточного акта и разделительного баланса учредителем или органом, принявшим решение о реорганизации[32]. Такая позиция не вполне соответствует положениям действующего законодательства. В момент утверждения передаточного акта и разделительного баланса чаще всего субъект правопреемства, к которому в соответствии со статьей 58 Гражданского кодекса Российской Федерации переходят права и обязанности, отсутствует. Юридическое лицо (правопреемник) считается созданным с момента государственной регистрации. В соответствии с пунктом 2 статьи 59 Гражданского кодекса Российской Федерации передаточный акт и разделительный баланс представляются вместе с учредительными документами для государственной регистрации вновь возникших юридических лиц или внесения изменений в учредительные документы существующих юридических лиц. Таким образом, передаточный акт и разделительный баланс при всех формах реорганизации, за исключением присоединения, появляются до возникновения правопреемника.

Согласно пункту 4 статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается реорганизованным, за исключением случаев реорганизации в форме присоединения, с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица. В период после утверждения передаточного акта или разделительного баланса и до наступления соответствующего момента, свидетельствующего об окончании реорганизации, могут иметь место обстоятельства, которые не позволят завершить процесс реорганизации. Это может быть изменение или отмена учредителем решения о реорганизации, а также отказ регистрирующего органа в государственной регистрации вновь возникшего юридического лица. Позиция В. А. Елизарова позволяет сделать вывод о наличии правопреемства при незаконченной реорганизации, что представляется неправильным.

Относительно момента возникновения правопреемства при реорганизации А. В. Коровайко было высказано мнение, что можно говорить о реорганизации и правопреемстве как о понятиях неразрывно связанных во времени и по содержанию[33]. С таким подходом согласиться нельзя. Содержанием реорганизации выступают определенные действия, совершаемые при ее проведении (принятие решения о реорганизации, заключение реорганизационного договора, составление и утверждение передаточного акта или разделительного баланса, уведомление кредиторов и т. д.). Правопреемство имеет своим содержанием переход прав и обязанностей от правопредшественника к правопреемнику. Определение момента, с которого юридическое лицо считается реорганизованным, не свидетельствует о возникновении правопреемства. Правила статьи 57 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяют говорить лишь о времени завершения реорганизации и о появлении или прекращении в результате реорганизации одного или нескольких юридических лиц. Кроме того, реорганизация представляет собой длительный процесс, который не сводится к моменту государственной регистрации вновь возникших юридических лиц либо к моменту внесения в единый государственный реестр записи о прекращении деятельности юридического лица. Поэтому речь может идти только о совпадении во времени в ряде случаев момента завершения реорганизации и возникновения правопреемства.

Рассмотренные положения о правопреемстве при реорганизации юридического лица позволяют сделать следующие выводы.

Общепризнанным в юридической литературе является определение правопреемства как перехода прав и обязанностей от правопредшественника к правопреемнику. При этом не всегда уделяется внимание вопросу об изменении субъектного состава в правоотношении[34]. Правопреемство отражает изменение субъектного состава, происходящее на основании определенного юридического факта или юридического состава (принятие решения о реорганизации, утверждение передаточного акта или разделительного баланса). Именно изменение субъектного состава в правоотношении влечет за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей. Поэтому правопреемство следует определять как перемену лиц в правоотношении (изменение субъектного состава), влекущее за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей.


Глава 2. Права кредиторов реорганизуемого юридического лица 2.1 Уведомление кредиторов

Одним из наиболее значимых вопросов при реорганизации юридических лиц является защита прав кредиторов. При этом цель правового регулирования состоит в недопущении ущемления их прав, поскольку на практике нередки случаи, когда руководство юридического лица проводит реорганизацию для того, чтобы одному из вновь образованных юридических лиц передать большую часть обязательств, а другому - основную часть имущества. В этой связи важно рассмотреть такие способы обеспечения прав кредиторов, как уведомление, согласие на переход долга, а также невозможность государственной регистрации при отсутствии сведений о правопреемстве.

Согласно пункту 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов юридического лица. Не уведомление кредитора о принятом решении провести реорганизацию является грубым нарушением порядка реорганизации юридического лица, нарушает права кредиторов и влечет за собой признание недействительным решения о регистрации вновь созданного юридического лица. Так, Федеральный арбитражный суд Центрального округа в своем постановлении от 1 февраля 2002 года по делу A48-3611/00-13K указал следующее. Истец как кредитор ответчика не был письменно уведомлен о реорганизации юридического лица в нарушение п.1 ст.60 ГК. Это лишило его права, предусмотренного п.2 ст.60 ГК, потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства и возмещения убытков. Указанный факт подтвержден имеющимися в деле документами и оценен судом с учетом действующего законодательства. Таким образом, суд пришел к обоснованному выводу о том, что права истца были нарушены и требуют судебной защиты. То обстоятельство, что акт местной администрации принят при отсутствии данных о письменном уведомлении всех кредиторов должника и, в частности, истца по делу в нарушение п.1 ст.60 ГК, что нарушило охраняемые законом права кредитора, является основанием для признания недействительным ненормативного акта по ст.13 ГК.

Вопрос о порядке и сроках уведомления кредиторов юридического лица при его реорганизации не раз затрагивался в различных законопроектах. При этом проекты федеральных законов не всегда были направлены на укрепление защиты прав кредиторов.

По мнению Г. С. Шапкиной, особенно важно применение этого правила, когда речь идет о реорганизации в форме разделения или выделения. По не исключено, что в других случаях положение кредитора может ухудшиться, например, из-за слияния финансово благополучного общества с обществом, находящимся на грани банкротства. При этом могут быть ущемлены интересы кредиторов первого общества. Им следовало бы предоставить возможность в первую очередь заявлять требования о прекращении или досрочном исполнении обязательств, а также о возмещении убытков[35].

Аналогичные Федеральному закону "Об акционерных обществах" требования о сроках уведомления кредиторов закреплены в статье 51 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", а также статье 29 Федерального закона "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".

Для некоторых видов юридических лиц процесс реорганизации специальным законодательством не регламентирован. Так, например Федеральный закон "О производственных кооперативах" в статье 26 (Реорганизация кооператива) фактически воспроизводит нормы Гражданского кодекса Российской Федерации. Пункт 6 названной статьи представляет собой отсылочную норму и закрепляет положение о том, что правопреемство при реорганизации кооператива осуществляется в соответствии с частью первой Гражданского кодекса Российской Федерации.

В связи с изложенным, представляется необходимым законодательное закрепление требований о сроках уведомления кредиторов юридических лиц любой организационно-правовой формы.

В-четвертых, защита интересов кредиторов реорганизуемых обществ обеспечивается правилом, согласно которому внесение соответствующих записей в государственный реестр возможно только при предоставлении доказательств о своевременном извещении кредиторов о проводимой реорганизации.

Примером применения такого правила на практике может служить Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 октября 2007 года по делу № 1796/07, в котором указано, что при реорганизации юридического лица его кредиторы вправе потребовать досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Так, открытое акционерное общество "Акционерный коммерческий банк "СБС-Агро" обратилось в Арбитражный суд Астраханской области с иском к открытому акционерному обществу "Молочный комбинат "Астраханский", Регистрационной палате при администрации города Астрахани и обществу с ограниченной ответственностью "Производственно-коммерческая фирма "Астрахань-молоко" о признании недействительными реорганизации акционерного общества в форме выделения и государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью "ПКФ "Астрахань-молоко".

Решением от 2 сентября 2006 года исковые требования были удовлетворены. Суд признал, что реорганизация открытого акционерного общества "Молочный комбинат "Астраханский" проведена с нарушением прав кредиторов, в частности истца, гарантированных статьей 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 15 Федерального закона "Об акционерных обществах". Оценив имеющиеся в деле документы о рыночной стоимости имущества, переданного акционерным обществом, но разделительному балансу, и сопоставив ее с размером переданной кредиторской задолженности, суд пришел к выводу о том, что действия реорганизованного общества направлены на уклонение от погашения долгов и их следует квалифицировать как злоупотребление правом.

Постановлением апелляционной инстанции от 14 октября 2006 года решение суда оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 28 декабря 2006 года названные решения и постановление отменил, в иске отказал, считая, что реорганизация акционерного общества проведена с соблюдением законодательства и прав кредиторов. На решение кассационной инстанции был внесен протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, которым предложено постановление кассационной инстанции отменить, решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации установил, что вывод суда кассационной инстанции о том, что права кредиторов в результате реорганизации открытого акционерного общества "Молочный комбинат "Астраханский" не нарушены, неправомерен.

Согласно статье 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 15 Федерального закона "Об акционерных обществах" кредитор реорганизуемого в форме выделения общества вправе потребовать от общества прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков. Открытое акционерное общество "АКБ "СБС-Агро" письмом от 31 марта 2006 года Х2Т-7-1-29/267 обратилось к открытому акционерному обществу "Молочный комбинат "Астраханский" с требованием о погашении долга, но акционерное общество указанное требование оставило без удовлетворения, а задолженность передало вновь созданному обществу в нарушение требования статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой перевод должником своего долга на другое лицо допускается лишь с согласия кредитора. Такого согласия банк акционерному обществу не давал. При указанных обстоятельствах выводы первой и апелляционной инстанций суда об обоснованности исковых требований в связи с допущенными нарушениями законодательства и прав кредиторов являются правильными. Следовательно, Постановление кассационной инстанции подлежит отмене[36].

В этой связи целесообразно было бы предусмотреть внесение в реестр юридических лиц записи о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации по аналогии с пунктом 1 статьи 62 Гражданского кодекса Российской Федерации, Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации. Таким образом, заинтересованные субъекты, в том числе и кредиторы юридического лица, смогут получить необходимую информацию о нем от регистрирующего органа.

В-пятых, гражданское законодательство не содержит санкций за невыполнение требований пункта 1 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации об уведомлении кредиторов реорганизуемого юридического лица. Однако, авторы комментария к Гражданскому кодексу Российской Федерации под редакцией Т. Е. Абовой, А. Ю. Кабалкина, В. П. Мозолина полагают, что не уведомление кредитора следует считать грубым нарушением порядка реорганизации, дающим кредитору право обратиться в суд с иском о признании реорганизации, а также регистрации вновь возникших юридических лиц недействительными[37]. Представляется целесообразным установить в Гражданском кодексе Российской Федерации и федеральных законах об отдельных видах юридических лиц ответственность за неисполнение обязанности по уведомлению кредиторов о предстоящей реорганизации.

При рассмотрении вопроса об уведомлении кредиторов о реорганизации юридического лица заслуживает внимания точка зрения М. В. Телюкиной на проблему, касающуюся возможности достижения соглашения между реорганизуемым юридическим лицом и его кредиторами. Данная точка зрения основывается на том, что Гражданский кодекс Российской Федерации, поставив цель защитить интересы кредиторов реорганизуемого юридического лица, оставил открытым вопрос о защите реорганизуемого должника от недобросовестных действий кредиторов. Кредиторам дается право потребовать прекращения либо досрочного исполнения обязательств должника с возмещением всех убытков, в связи, с чем возможности сторон, по мнению автора, нельзя считать сбалансированными. Очевидно, что ни одно даже самое благополучное и платежеспособное юридическое лицо не в состоянии сразу исполнить предъявленные одновременно требования по обязательствам, срок исполнения которых не наступил и будет наступать в разные периоды времени. Одновременное предъявление всех требований в большинстве случаев может означать банкротство юридического лица. В качестве выхода из сложившейся ситуации предлагается достижение соответствующих договоренностей реорганизуемого юридического лица с кредиторами. Такое предложение основывается на том, что на практике нередко заключается соглашение, в соответствии с которым кредитор обязуется не предъявлять реорганизуемому юридическому лицу никаких требований, так как не сомневается в том, что реорганизация не нарушит его прав. Таким образом, реорганизуемое юридическое лицо получает возможность спокойно завершать реорганизацию и вести хозяйственную деятельность, не опасаясь неприятных неожиданностей. Однако в завершении М. В. Телюкина совершенно справедливо приходит к выводу о несостоятельности вышесказанного. Заключение, какого бы то ни было соглашения не лишает кредитора права предъявить требования, поскольку пункт 2 статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации сформулирован императивно: "кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков"[38].

Гарантией обеспечения прав кредиторов является невозможность государственной регистрации вновь возникшего юридического лица при отсутствии сведений об уведомлении кредиторов, а также сведений о правопреемстве.

В п.1 ст.14 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"[39] в перечне документов, представляемых при регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации, документы, которые являются доказательством уведомления кредиторов, отсутствуют. В п.4 ст.9 названного Федерального закона закреплено положение о том, что регистрирующим органам запрещено требовать предоставления иных документов, нежели предусмотренных Федеральным законом. Данный недостаток законодательной техники был устранен Федеральной налоговой службой, издавшей приказ от 1 ноября 2004 года № САЭ-3-09/16@[40] о том, что юридические лица обязаны представлять регистрирующему органу доказательства уведомления кредиторов. При этом, доказательства уведомления кредиторов могут быть представлены в регистрирующий орган в виде копий писем юридического лица, направленных в адрес его кредиторов, копии публикации в органе печати (в журнале "Вестник государственной регистрации"), в виде сведений, содержащихся в передаточном акте, разделительном балансе. При отсутствии указанных доказательств регистрирующий орган принимает решение об отказе в государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации, в соответствии с пунктом 1 статьи 23 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

Согласно статье 58 ГК РФ правопреемство при реорганизации юридических лиц оформляется соответствующими правоустанавливающими документами: передаточным актом или разделительным балансом. При этом передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами. Передаточный акт (разделительный баланс) представляется в регистрирующий орган вместе с документами вновь образованных в ходе реорганизации юридических лиц. Невыполнение этого требования либо отсутствие в одном из документов положений о правопреемстве по всем или некоторым обязательствам реорганизованного юридического лица считается безусловным основанием к отказу в государственной регистрации вновь возникших юридических лиц[41].

Па сегодняшний день существует объективная необходимость внесения дополнений в статьи Гражданского кодекса Российской Федерации, касающихся процедуры уведомления кредиторов, согласно выдвинутым теоретическим положениям. А именно необходимо:

1. Дополнить статью 57 ГК РФ пунктом 4 следующего содержания:

Учредители (участники) юридического лица либо орган юридического лица, уполномоченный на то учредительными документами, обязаны незамедлительно письменно сообщить об этом органу, осуществляющему регистрацию юридических лиц, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц сведения о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации.

2. Дополнить пункт 1 статьи 60 ГК РФ частями второй и третьей следующего содержания:

Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации юридического лица, а при реорганизации юридического лица в форме слияния или присоединения - с даты принятия решения об этом последним из юридических лиц, участвующих в слиянии или присоединении, необходимо письменно уведомить об этом кредиторов юридического лица и опубликовать в печатном издании, предназначенном для публикации данных о государственной регистрации юридических лиц, сообщение о принятом решении.

В уведомлении, направляемом кредиторам реорганизуемого юридического лица указывается: кем и когда было принято решение о реорганизации юридического лица; форма проводимой реорганизации, порядок и сроки ее проведения; предполагаемые правопреемники юридического лица, пропорция раздела активов и пассивов между ними; адрес для направления кредитором ответа и требований к реорганизуемому юридическому лицу.

Возможно также дополнение пункта 1 названной статьи частью третьей, предусматривающей ответственность за не уведомление кредиторов.

3. Изменить пункт 2 статьи 60 ГК РФ, изложив его в следующей редакции:

Кредиторы реорганизуемого юридического лица в течение 30 дней с даты направления им уведомления или в течение 30 дней с даты опубликования сообщения о принятом решении вправе письменно потребовать досрочного прекращения или исполнения обязательства должником, по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.

2.2 Согласие кредитора на "переход долга"

Важной гарантией прав кредиторов при реорганизации юридических лиц является согласие на переход долга.

Как уже отмечалось, определяющим признаком реорганизации юридического лица является правопреемство, которое, в свою очередь, представляет собой перемену лиц в обязательстве, влекущее за собой переход к новому субъекту прав и обязанностей.

При реорганизации юридическое лицо, являющееся должником в конкретных обяз

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Реорганизация юридических лиц". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 681

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>