Дипломная работа на тему "Пути совершенствования уголовно-процессуальной деятельности специализированных подразделений дознания органов внутренних дел"

ГлавнаяГосударство и право → Пути совершенствования уголовно-процессуальной деятельности специализированных подразделений дознания органов внутренних дел




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Пути совершенствования уголовно-процессуальной деятельности специализированных подразделений дознания органов внутренних дел":


Содержание

Введение

Глава 1. История образования дознания

§ 1. Дознание в зарубежных странах

§ 2. Дознание в дореволюционной России

§ 3. Дознание в советский период

Глава 2. Уголовно-процессуальная и организованная деятельность специализированных подразделений дознания органов внутренних дел

§ 1. Понятие, виды и процессуальный статус органов дознания в системе МВД России

§ 2. Дознаватель и его процессуальный статус

§ 3. Нач альник органа дознания как участник уголовного судопроизводства

§ 4. Дознание как форма предварительного расследования. Понятие и назначение дознания как самостоятельной формы предварительного расследования

Глава 3. Пути совершенствования уголовно-процессуальной деятельности специализированных подразделений дознания органов внутренних дел

§ 1. Организация, управление и пути совершенствования работы подразделений дознания

§ 2. Совершенствование уголовно-процессуальной деятельности специализированных подразделений дознания органов внутренних дел

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Органы дознания системы МВД России занимают особое место в системе органов, осуществляющих правоохранительную деятельность. Основное назначение органов дознания заключается в их участии в борьбе с преступностью на досудебных стадиях уголовного судопроизводства.

На специализированные подразделения дознания ОВД возлагается обязанность производства предварительного расследования в форме дознания, содержанием которого является деятельность дознавателя по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления и подготовке материалов уголовного дела для судебного разбирательства.

С принятием нового Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации[1], предварительное расследование и, особенно институт дознания, подверглись существенным изменениям и получили заметное развитие. Вместе с тем, практика применения УПК РФ показала несовершенство его отдельных положений, выявила противоречия, негативно сказывающиеся на результатах расследования.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по требуемой вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Иркутске и в других городах РФ.

Приказом МВД России от 3 августа 2006 года №606[2] определены основные направления совершенствования деятельности подразделений дознания органов внутренних дел Российской Федерации.

В числе направлений в области организации и управления определены выработка управленческих решений по организации предварительного расследования в форме дознания; внедрение передового опыта и научных рекомендаций в деятельность органов дознания; направления совершенствования в области нормативно-правового регулирования. Одной из приоритетных задач является подготовка высококвалифицированных кадров для подразделений дознания, способных решать поставленные перед ними задачи.

Эффективная работа дознавателей, имеющих опыт практической работы в специализированных подразделениях дознания системы МВД России, невозможна без повышения своих знаний и умений, регулярного изучения изменений законодательства и овладения современными достижениями криминалистической техники, тактики и методики расследования отдельных видов преступлений.

Актуальность темыв одном из обращений Президента РФ к Федеральному собранию был сделан акцент на необходимости совершенствования системы государственных органов, оптимизации и конкретизации их полномочий, а также обеспечения действенной защиты прав и интересов граждан. Эти слова Д. А. Медведева в полной мере касаются деятельности правоохранительных органов и, в том числе, деятельности органов дознания.

Основу компетенции данных органов составляет осуществление оперативно-розыскных мероприятий. Именно исходя из этого, в качестве критерия отнесения органов исполнительной власти к органам дознания, выделяется наличие у них полномочий по выполнению оперативно-розыскной деятельности.

Вместе с тем существенное место в компетенции органов дознания занимает осуществление процессуальной деятельности, которая складывается из расследования преступлений, по которым необязательно предварительное следствие, из производства неотложных следственных действий по делам, по которым предварительное следствие обязательно, а также выполнения органами дознания поручений следователя по уголовным делам, находящимся в его производстве.

Несмотря на традиционность данных видов процессуальной деятельности органов дознания и на то, что они многократно являлись предметом исследований различного уровня в теории уголовного судопроизводства, до настоящего времени в законодательстве и правоприменительной практике существует целый ряд проблем, связанных с их осуществлением.

Последние два десятилетия были для России временем правовых реформ, сопровождавшихся постоянным обновлением нормативного материала, переосмыслением многих теоретических понятий и положений законодательства. В теории уголовного судопроизводства, как правило, рассматривались вопросы регламентации и осуществления процессуальной деятельности органов дознания. Работ же, в которых бы анализировалась взаимосвязь проблем организации и управления деятельностью органов дознания и совершенствования процессуальной деятельности данных органов, фактически не было. Между тем именно от эффективной организации и управления системой органов дознания зависит качество расследования в форме дознания и иных видов процессуальной деятельности тех органов, которых УПК РФ включает в систему органов дознания.

Внесение в УПК РФ, начиная с 2007 г., изменений и дополнений, касающихся производства дознания, делают изучение указанные проблем как никогда актуальным. Именно это и обусловило выбор темы настоящей дипломной работы.

Глава 1. История образования дознания

§ 1. Дознание в зарубежных странах

Поскольку родоначальницей континентального уголовного процесса является Франция, приступить к анализу зарубежного дознания логичнее всего именно с нее.

По кодексу 1808 г., стадия дознания начиналась с момента установления факта совершения преступления и оканчивалась передачей дела следственному судье. На этой стадии регистрировались жалобы и заявления о совершении преступления, собирались доказательства в случае очевидных преступлений.

Действующий уголовно-процессуальный кодекс Франции 1958 г. посвящает дознанию ч. 2, которая в нынешней редакции носит название «Дознание и проверка личности». Судебная полиция в настоящее время наделена гораздо большими процессуальными полномочиями, что связано с увеличением форм дознания.

Среди французских процессуалистов существует две точки зрения по вопросу о формах дознания. Большинство выделяют две формы, которые можно назвать классическими: первоначальное дознание и дознание очевидных преступлений. Профессор Парижского университета М. Расса выделяет четыре формы дознания: первоначальное дознание; дознание очевидных преступлений; проверку личности и дознание сомнительной смерти.

До недавнего времени некоторые ученые наряду с названными выделяли еще одну форму дознания – дознание по делам о посягательстве на безопасность государства. Однако Закон от 4 января 1993 г. отменил ст. 30 УПК, регламентировавшую эту форму дознания, поэтому рассматривать ее не имеет смысла.

Две основных формы дознания – первоначальное дознание и дознание очевидных преступлений отличаются друг от друга по целям и средствам их производства. Роль предварительного (доследственного) этапа в нашем понимании в определенной степени выполняет так называемое первоначальное (или предварительное) дознание, а дознание очевидных преступлений является чаще всего сокращенной формой досудебного производства.

Проверка личности производится в соответствии с гл. 3 УПК и является институтом не административного, а уголовно-процессуального права. Различается проверка личности без применения мер процессуального принуждения и с применением такового. Полиция может потребовать от любого лица представить о себе сведения, если имеются основания предполагать, что данное лицо совершило или пыталось совершить преступление либо ему что-то известно о совершенном преступлении, либо оно разыскивается судебной властью. В случае если гражданин отказывается или не может представить о себе сведения, полиция вправе его задержать сроком на четыре часа. За это время необходимо принять все меры к тому, чтобы установить личность задержанного, а если это невозможно, он фотографируется и дактилоскопируется, после чего составляется протокол и направляется прокурору для принятия решения.

После окончания проверки личности могут быть произведены первоначальное дознание или предварительное следствие либо задержанный должен быть освобожден.

Дознание сомнительной смерти осуществляется в соответствии со ст. 74 УПК: «В случае обнаружения трупа, независимо от того, идет речь о насильственной смерти, или нет, но причины которой неизвестны или подозрительны», полиция обязана сообщить об этом прокурору, который либо лично участвует в установлении обстоятельств смерти, либо поручает это офицеру судебной полиции. По окончании данной формы дознания дело может быть прекращено либо произведены первоначальное дознание; дознание очевидных преступлений; предварительное следствие.

Дознание в любой форме не ограничено никакими процессуальными сроками. Тем не менее его продолжительность, как правило, невелика: от нескольких часов до нескольких дней. При этом полиция наделена практически теми же полномочиями, что и следственный судья, осуществляющий предварительное следствие. Она имеет право производить обыск, выемку, допрос (однако без присяги, поскольку среди допрашиваемых может быть подозреваемый), очную ставку и т. д. Несмотря на то, что производство экспертизы возможно лишь во время предварительного следствия, ряд норм УПК, относящихся к дознанию, позволяют проводить экспертизу и в этой стадии. Тем не менее детальная регламентация производства процессуальных действий в стадии дознания отсутствует. Процедура того или иного действия чаще всего складывается на практике и не является строго формальной. Лицо, ведущее дознание, настолько пользуется свободой в своих действиях, насколько считает необходимым, дабы установить истину по делу. В процессе первоначального дознания и дознания очевидных преступлений может быть произведено задержание на срок не свыше 24 часов.

Французский уголовный процесс не разграничивает оперативно-розыскную и уголовно-процессуальную деятельность, поэтому при производстве дознания они осуществляются параллельно.

По окончании дознания судебная полиция составляет рапорт с изложением доказательств и вывода по делу. Рапорт направляется прокурору, который может принять решение о возбуждении уголовного преследования либо о прекращении уголовного дела.

Дознание в уголовном процессе Франции занимает очень важное место. В большинстве случаев предварительное расследование с самого начала и до конца проводится в форме полицейского дознания. По некоторым уголовным делам, составляющим незначительную часть от общего количества преступлений (около 0,5%), дознание предшествует предварительному следствию.

В связи с этим трудно согласиться с мнением Л. В. Головко, что французское дознание соответствует в российском уголовном процессе только «доследственной проверке», но не отечественному дознанию, поскольку «такой формы предварительного расследования во Франции просто не существует». Однако, несмотря на то, что дознание во Франции действительно предшествует возбуждению уголовного преследования, оно существенно отличается от предварительной проверки, так как его задачами является установление не только признаков совершенного преступления, но и розыск виновного, а зачастую – и расследование в полном объеме.

В Австрии, так же как и в Российском уголовном процессе, предварительное расследование осуществляется в форме предварительного следствия, дознания и смешанной форме (в виде первоначального дознания с последующим предварительным следствием).

Дознание подразделяется на обычное и судебное. Обычное дознание, как правило, проводится прокурором, но может быть проведено по его поручению полицией, жандармерией, районным судом и следственным судьей суда первой инстанции. Судебное дознание проводится следственным судьей или по его поручению – районным судом. Главные различия между дознанием и предварительным следствием заключаются в следующем: предварительное следствие производится только судом (судьей), дознание – также прокурором и органами общественной безопасности; предварительное следствие осуществляется только в отношении известных преступников, дознание – и в отношении неизвестных лиц.

В Нидерландах уголовный процесс начинается с досудебного расследования, проводимого уголовно-следственной полицией, как только ей станет известно об уголовном правонарушении. Цель досудебного расследования заключается в сборе информации о правонарушении и о подозреваемом. Полиция вправе допрашивать любое лицо по поводу совершенного преступления, принимать принудительные меры (арест, личный досмотр, обыск в помещениях).

Досудебное расследование считается законченным, когда полиция направляет прокурору письменные протоколы для решения вопроса о судебном преследовании. Изучив материалы, прокурор возбуждает судебное преследование и, если считает необходимым, вправе просить судью по следствию начать предварительное расследование.

В ФРГ предварительное расследование от начала до конца производится в форме дознания. Полиция, как уже указывалось, получив сообщение о совершении преступления, вправе произвести не терпящие отлагательства следственные действия, а затем обязана передать все материалы прокурору для дальнейшего дознания. Однако на практике полиция, как правило, не ограничивается выполнением неотложных следственных действий, а производит дознание по делу до конца (т. е. до установления лица, совершившего преступление) и лишь после этого представляет материалы в прокуратуру для решения вопроса о возбуждении уголовного преследования. По сложным делам полиция осуществляет дознание и после передачи материалов прокурору, выявляя другие эпизоды преступной деятельности и лиц, их совершивших.

При производстве дознания как полиция, так и прокурор осуществляют так называемое свободное доказывание, которое не связано процессуальной формой и не регулируется законом. Для установления обстоятельств совершенного преступления орган дознания может проводить любые следственные и оперативно-розыскные действия. Во многих случаях достаточно вероятного вывода.

В производстве дознания может участвовать по поручению прокурора следственный судья. Обычно прокурор просит судей допросить обвиняемых, признавших свою вину на допросе в полиции или в прокуратуре, важных свидетелей.

Окончание дознания производится в двух формах: либо путем возбуждения публичного обвинения, либо прекращения дела.

Приняв решение о возбуждении публичного обвинения, прокурор составляет обвинительный акт. В нем приводятся данные об обвиняемом, о месте, времени преступления, закон, подлежащий применению, доказательства. Обвинительный акт вместе с материалами дела направляется в соответствующий суд.

Основными задачами полицейского расследования (дознания) в США являются: 1) сбор сведений для обоснования ордера на обыск или арест; 2) сбор сведений о преступлении и лице, его совершившем. Полиция в своих действиях не связана какими-либо формальными требованиями. Как правило, полиция для этого осуществляет негласные, оперативные мероприятия, а также получает объяснения, необходимые материалы (предметы и документы), составляет протоколы и заключения, в которых формулирует свои выводы.

Таким образом, анализ зарубежного законодательства показывает, что дознание является важной частью досудебного производства и присутствует в уголовном процессе любого государства независимо от формы судопроизводства, хотя и имеет в разных странах определенные особенности.

§ 2. Дознание в дореволюционной России

Первый уголовно-процессуальный кодекс России «О судопроизводстве по преступлениям», содержащийся в т. 15 Свода законов Российской Империи 1835 г., различал две формы расследования – предварительное следствие и формальное следствие.

В большинстве своем расследование осуществлялось квартальными надзирателями, полицией, приставами. Отличие состояло в том, что задачей предварительного следствия было установление признаков преступления и виновного. К предварительному следствию, например, относилось расследование «по горячим следам», розыск подозрительных лиц и наблюдение за ними, установление поличного с проведением для этого обысков и выемок и т. д. Формальное же следствие производилось только в отношении известного лица и представляло собой комплекс следственных действий по выяснению всех обстоятельств совершенного преступления (допрос обвиняемого, собирание доказательств его вины, принятие мер к обеспечению различного рода взысканий с обвиняемого). Впоследствии эти формы трансформировались в дознание и предварительное следствие.

В качестве приложения к Указу Александра II от 8 июня 1860 г. о введении судебных следователей был издан «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок». Этими документами, впервые «де юре» предварительное расследование было разделено на дознание и следствие.

В соответствии с Судебными уставами 1864 г. право производства следствия передавалось органам юстиции. В отличие от терминологии Свода законов Российской Империи 1835 г. формальное следствие стало именоваться предварительным следствием, а то, что именовалось предварительным следствием, получило термин «дознание». Согласно ст. 269 УУС судебный следователь мог проверять, дополнять, отменять действия чинов полиции по производству дознания, сам исправлял недостатки дознания.

В юридической науке того времени дознание определялось по-разному. Так, В. К. Случевский считал, что целью дознания является обнаружение только признаков преступления, а розыск и изобличение виновного должен осуществлять следователь. Характерно, что примерно такое же определение содержалось в своеобразном комментарии к Судебным уставам: дознание – это «первоначальные изыскания, производимые полицией для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до нее слухов и сведений о преступлении или о таких происшествиях, о которых без разысканий нельзя определить, заключается или не заключается в них преступление».

Однако большинство авторов признавали неразрывную связь дознания с установлением лица, совершившего преступление. Например, А. А. Квачевский различал дознание в широком и узком смысле слова. В широком смысле – это все первоначальное производство, включая розыск. В узком – «собирание признаков одного преступления без указания преступника». При этом он отмечал, что отождествление дознания с розыском неточно, поскольку собственно «розыск составляет часть дознания, в обширном смысле – один из способов его производства, направленный к обнаружению и указанию скрытного, тайного, преимущественно виновника преступления». Н. Н. Розин определял дознание как «меры, принимаемые указанными в законе органами для установления по горячим следам события преступного деяния, его намечающихся юридических черт и предполагаемого его виновника». И. Я. Фойницкий утверждал, что дознание направлено на установление преступления и виновного в его совершении.

Считалось, что существование дознания оказывает положительное влияние на качество следственной работы: во-первых, «полиция, дабы не сообщать следователю неверных сведений, по необходимости должна будет сперва сама удостовериться в справедливости того, о чем доносит, а через то число неосновательных следствий значительно уменьшится», а во-вторых, «судебный следователь, не участвуя в первоначальных разысканиях и посему не увлекаемый первыми, иногда ошибочными заключениями, догадками, предполагаемым виновным, может беспристрастно, без всяких предубеждений судить о вероятности возводимых на кого-либо подозрений».

Анализ положений Устава уголовного судопроизводства приводит к выводу, что в нем существовало три вида дознания: дознание как способ проверки заявлений и сообщений о преступлениях и проступках, дознание по делам местных установлений и дознание по делам, подсудным окружным судам.

Первый вид дознания полиция осуществляла в тех случаях, когда уголовно-правовые признаки происшествия сомнительны или о происшествии стало известно из источника, не вполне достоверного (ст. 253 УУС).

Второй вид дознания представлял собой установление в полном объеме всех обстоятельств совершенного преступления по делам, подсудным мировым судьям (ст. 47, 48, 52 Устава).

Третий вид дознания производился, когда полиция обнаруживала только что совершившееся или совершающееся преступление, а также когда следы обнаруженного преступления могли быть утрачены до прибытия на место происшествия следователя (ст. 238, 252–258 УУС). В этих случаях полиция заменяла следователя и имела право провести дознание. При этом производились следственные действия, не терпящее отлагательства – осмотр, освидетельствование, обыск, выемка и др. Основными же способами производства дознания были осмотр местности, обход притонов, преследование по горячим следам, использование данных криминалистических учетов, словесные расспросы. Срок дознания не ограничивался, за исключением случаев, когда обвиняемый задерживался полицией. Если следователь не имел возможности допросить задержанного в течение суток, то полиция составляла протокол, в котором отражался факт объявления этому лицу о причинах его задержания (ст. 400 УУС). Таким образом, при производстве дознания производились как следственные, так и розыскные действия, а также применялись разнообразные меры процессуального принуждения.

Вместе с тем детальная регламентация производства дознания в Уставе уголовного судопроизводства отсутствовала. Однако, по утверждению И. Я. Фойницкого, это не являлось недостатком или пробелом в законодательстве, поскольку установление формальных требований в этой стадии было бы не только бесполезно, но даже вредно для интересов уголовного правосудия: «Порядок и образ действий полиции по производству дознания закон избегает регламентировать с точностью …для того именно, чтобы не стеснить полицию в этой деятельности, по существу своему требующей быстроты и целесообразности соответственно изменяющимся обстоятельствам».

Таким образом, по российскому дореволюционному законодательству суть дознания состояла в обнаружении признаков преступления, производстве первоначальных следственных действий и розыске преступника, а также в исследовании всех обстоятельств совершения преступлений небольшой тяжести, подсудных мировым судьям.

§ 3. Дознание в советский период

В первых нормативных актах, изданных после октябрьского переворота, термин «дознание» не использовался: все действия по установлению признаков преступления и обстоятельств совершенного преступления именовались равнозначными понятиями «расследование» и «следствие», которое возлагалось на следственные комиссии или на постоянных местных народных судей. Впервые термин «дознание» появляется в п. 16 Постановления Народного Комиссариата Юстиции от 23 июля 1918 г. «Об организации и действии местных народных судов». Дознание осуществлялось милицией, Красной Гвардией или исполнительными органами республики и представляло собой расследование в полном объеме преступлений любой категории тяжести. По результатам дознания составлялся протокол, который направлялся в суд. «По поступлению в местный народный суд протокола дознания о совершении какого-либо преступления местный народный судья, основательно ознакомившись с протоколом, составляет обвинение, если находит достаточными данные дознания. Затем местный народный судья определяет меру пресечения способов уклонения от суда и назначает день слушания дела». Таким образом, материалы дознания были достаточными для рассмотрения дела в суде. Следственные комиссии осуществляли расследование только по тем делам, которые рассматривались судом с участием шести заседателей. По остальным же делам форма расследования зависела от усмотрения народного суда: он мог ограничиться произведенным милицией дознанием либо передать дело для производства предварительного следствия в следственную комиссию или народному судье. Вместе с тем действия органов дознания и следствия детально не регламентировались и различий между ними не проводилось.

Некоторые правила производства дознания содержались в совместной Инструкции НКВД и НКЮ 1918 г. «Об организации рабоче-крестьянской милиции». В соответствии с этим документом, помимо охраны общественного порядка, на милицию возлагалась обязанность проводить дознание по уголовным делам. При этом в случае неотложности работники милиции могли по своей инициативе производить осмотры, выемки и обыски, поставив об этом в известность ближайший суд или следственную комиссию.

Однако на практике деятельность милиции этим далеко не ограничивалась: она расследовала в полном объеме большинство уголовных дел.

Декрет ВЦИК «О революционных трибуналах» от 5 апреля 1920 г. предоставлял право производить дознание в полном объеме чрезвычайным комиссиям; наркомату юстиции и внутренних дел; рабоче-крестьянской инспекции; местным губернским исполнительным комитетам; президиуму местных советов народных судей.

В Уголовно-процессуальном кодексе 1922 г. была сделана попытка разграничить дознание и следствие, как это было в Судебных уставах 1864 г. В соответствии со ст. 103 УПК дознание представляло собой первоначальный этап расследования, на котором органы дознания обязаны были лишь принять меры к сохранению следов преступления и предотвратить возможность скрыться подозреваемому. Эти задачи выполнялись путем производства неотложных следственных действий: опроса подозреваемого и свидетелей, осмотра, выемки, обыска, освидетельствования. Кодекс не предусматривал возможность расследования органами дознания уголовных дел в полном объеме. Однако следственные органы не справлялись с огромным потоком преступлений, поэтому на практике ничего не менялось: органы дознания по-прежнему расследовали подавляющее большинство уголовных дел, руководствуясь правилами производства предварительного следствия.

В связи с этим в следующем Уголовно-процессуальном кодексе 1923 г. законодатель был вынужден более детально регламентировать дознание, предусмотрев возможность его производства по делам, по которым предварительное следствие было не обязательно, и по делам, по которым предварительное следствие являлось обязательным. В свою очередь первый вид дознания подразделялся на подвиды: по делам о преступлениях, за которые наказание не превышало одного года лишения свободы, акты дознания направлялись непосредственно в суд и служили основанием для предания обвиняемого суду (п. 2 ст. 105 УПК), а материалы дел о преступлениях, за которые наказание превышало один год лишения свободы, орган дознания направлял прокурору, который принимал решение о дальнейшей их судьбе. Срок дознания составлял один месяц. Дела о преступлениях, по которым предварительное следствие было обязательным, орган дознания должен был передать следователю, не дожидаясь окончания месячного срока.

Независимо от вида дознания оно производилось по правилам, установленным для предварительного следствия. По любому делу орган дознания без ограничений мог осуществлять любые следственные действия. Более того, в соответствии со ст. 109 УПК следователь имел право не производить предварительное следствие, если признает поступившие к нему материалы дознания достаточно полными. Таким образом, предварительное расследование, как и прежде, осуществлялось в основном органами дознания и каких-либо существенных отличий между дознанием и предварительным следствием не было.

К этому следует добавить, что по УПК 1923 г. функции дознания осуществлял неограниченный круг административных органов: помимо милиции, уголовного розыска, органов политического управления, правом производства дознания были наделены органы податной, санитарной, технической, торговой инспекций; инспекции труда; многие правительственные учреждения и их должностные лица.

На V Всероссийском съезде деятелей юстиции было официально признано, что никакой органической особенностью предварительное следствие не отличается от дознания, эти формы расследования равнозначны и их нельзя противопоставлять друг другу. Предварительное следствие устанавливалось лишь для дел, рассматриваемых губернскими судами и трибуналами, а по другим делам оно могло проводиться лишь по особому постановлению народного судьи или по предложению прокурора. В дальнейшем органы дознания получили право приостанавливать и прекращать уголовные дела, находящиеся в их производстве. Надзор за проведением дознания по каждому конкретному уголовному делу возлагался на следователя, на участке которого действовал данный орган дознания. Следователь, кроме того, был наделен правом с разрешения прокурора передать расследование подследственного ему дела в орган дознания.

Анализируя практику тех лет, процессуалист В. Громов отмечал: «В условиях недостаточности следственного аппарата почти все преступления проходят через органы дознания. Это, однако, не есть результат случайных причин. Согласно общему духу нашего УПК нет принципиальной разницы между органами дознания и органами следствия, представляющими собой лишь две ступени одного и того же процесса расследования».

Таким образом, институт дознания в советском уголовно-процессуальном законодательстве занял иное место по сравнению с дореволюционным, став формой расследования уголовных дел, практически не отличающейся от предварительного следствия. Полномочия органов дознания практически были уравнены с полномочиями следователя, и дознание перестало выполнять свое предназначение – раскрывать преступления.

В 50-х гг. при обсуждении проекта уголовно-процессуального кодекса развернулась дискуссия о целесообразности существования полного дознания. Многие ученые предлагали ликвидировать данную форму расследования преступлений, но она была сохранена как в Основах уголовного судопроизводства 1958 г., так и в Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР 1960 г. Вместе с тем в 60-е и 70-е гг. перечень преступлений, по которым расследование проводилось в форме дознания, был сокращен до 19 составов.

Однако организационные и кадровые проблемы следственного аппарата привели к тому, что этот перечень вновь был расширен, и к 2001 г. дознание в полном объеме осуществлялось по 84 составам преступлений. Назначение этой параллельной, искусственно созданной формы расследования состояло в том, чтобы «разгрузить» следствие.

Глава 2. Уголовно-процессуальная и организованная деятельность

специализированных подразделений дознания органов внутренних

дел

§ 1. Понятие, виды и процессуальный статус органов дознания в

системе МВД России

Существующим органам дознания в системе МВД России, в особенности милиции, принадлежит главенствующая роль в решении задач по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений. Органы милиции проводят большую часть мероприятий по проверке, рассмотрению разрешению заявлений и сообщений граждан и организаций о преступлениях. В расследовании уголовных дел, по которым производство предварительного следствия не обязательно органы милиции также занимают первостепенное место. Так по статистическим данным в 2005 году органами дознания в системе МВД России расследовано 2176898 преступлений что составляет 61,2% от общего числа зарегистрированных. Прогнозы развития криминогенной обстановки в стране и тенденции изменения уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего подследственность органов дознания в системе МВД России, свидетельствует о том, что количество уголовных дел, расследуемых органами милиции года будет только возрастать.

Не менее важную роль органы дознания играют в расследовании уголовных дел, по которым производство предварительного следствия обязательно. Дела подследственные следователям различных ведомств своем большинстве более сложны, чем производства, отнесенные к компетенции дознания, поэтому помощь милиции в производстве от следственных действий и оперативном сопровождении расследования в некоторых случаях является неоценимой.

Вместе с тем полномочия, которыми обладают органы дознания, их начальники и дознаватели являются гарантией осуществления органами дознания возложенных на них задач и функций. В связи с этим из вопросов, связанных с процессуальными полномочиями указанных органовявляется весьма актуальным не только для сотрудников органов дознания, но и для иных работников правоохранительных органов.

Прежде чем перейти к понятию и рассмотреть процессуальный статус органов дознания в системе МВД России необходимо разобраться в том, что же представляет собой такая категория как «дознание».

Согласно толковому словарю русского языка под редакцией С. И. Ожегова «Дознание – это предварительное административное расследование»[3]. Подобное уяснение этого слова в толковом словаре обусловлено зарождением дознания. В дореволюционной России деятельность органов дознания (как правило, полиции) связывалась с проведением первоначальных действий по обнаружению признаков преступления и розыска, в том числе и негласного, лиц, причастных к преступлению[4]. Разрушение имперского уголовно-процессуального законодательства изменило характер дознания, переведя его из разряда, по большей части, административных деятельности в разряд уголовно-процессуальной. Поэтому, начиная с принятия УПК РСФСР 1922 г.[5], дознание представляет особую форму расследования уголовных дел.

В ходе реформирования уголовно-процессуального законодательства законодатель остался верен заложенным ранее традициям и определил дознание как самостоятельную форму расследования уголовных дел. Так п. 8 ст. 5 УПК РФ говорит о том, что «дознание – это форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем), по уголовному делу, по которому производство предварительного следствия не обязательно».

В отличие от ранее действовавших законодательных актов, регламентирующих уголовно-процессуальную деятельность, нынешний УПК РФ 2001 г. в п. 24 ст. 5 УПК РФ раскрывает и понятие органов дознания, подразумевая под ними «государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с настоящим Кодексом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия». Перечисляя органы дознания в п. 1 ч. 1 ст. 40 УПК РФ называет в качестве такового органы внутренних дел Российской Федерации. Помимо ОВД в системе МВД России к органам дознания следует отнести командиров воинских частей и соединений внутренних войск МВД России (п. 3 ч. 1 ст. 40 УПК РФ, Федеральный закон от 06.02.1997 №27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации»[6]). Однако применительно к данной теме, хотелось бы отметить, что предметом рассмотрения будут органы дознания ОВД, т. к. именно для них функция проведения дознания является если не основной, то одной из основных. Согласно Положению о службе в ОВД МВД России сотрудниками ОВД России являются граждане РФ, состоящие в должностях рядового и начальствующего состава органов внутренних дел или в кадрах МВД России, имеющие специальные звания милиции, юстиции или внутренней службы. Таким образом, органы внутренних дел представляют собой весьма широкий спектр различных служб и подразделений, которые выполняют различные функции в соответствии направлениями деятельности МВД России. Однако неверно говорить о том, что каждый сотрудник ОВД может и должен осуществлять функцию проведения дознания. Так, например, сложно представить, что сотрудник вещевой службы, кадрового аппарата или финансово-экономического подразделения будет расследовать уголовные дела в форме дознания. Проведенный анализ действующих ведомственных актов МВД России позволяет сделать вывод, что к органам дознания в системе МВД можно отвести только те службы, которым в одну из первостепенных задач ставится раскрытие и расследование преступлений, т. е. исключительно отдельные службы милиции общественной безопасности (МОБ) и криминальной милицию (КМ).

Более того, в соответствии со ст. 8, 9 Закона РФ «О милиции», криминальная милиция и милиция общественной безопасности являются самостоятельными органами дознания. Создание в милиции двух органов, наделенных полномочиями органа дознания, на протяжении всего периода их существования вызывало и вызывает вопросы о разграничении их полномочий, в том числе уголовно-процессуальной компетенции. Требовали своего разрешения и вопросы о разграничении процессуальных полномочий между начальником органа внутренних дел и начальниками криминальной милиции и милиции общественной безопасности. С принятием нового уголовно-процессуального закона разрешение указанных вопросов носит еще более острый характер[7].

На КМ возложены задачи по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, по делам, о которых обязательно производство предварительного следствия (ст. 8 Закона РФ «О милиции»). Криминальная милиция является самостоятельным органом дознания, она вправе производить неотложные следственные действия по закреплению следов преступления. Изучение практики показывает, что КМ являясь оперативно-розыскным органом, реализует свои полномочия с целью выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, по делам по которым обязательно производство предварительного следствия, и осуществляет расследование по делу лишь в форме проведения неотложных следственных действий, когда возникает необходимость в незамедлительном закреплении следов преступления. При получении сведений о совершении очевидных преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно, подразделения уголовного розыска, по борьбе с экономическими преступлениями передают собранные материалы через начальника органа внутренних дел в специализированные подразделения дознания милиции общественной безопасности.

Задачами милиции общественной безопасности являются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, по которым производство предварительного следствия не обязательно. В соответствии с Законом РФ «О милиции» милиция общественной безопасности также является самостоятельным органом дознания и осуществляет расследование преступлений, по которым предварительное следствие не обязательно, в форме дознания, а также при необходимости производства неотложных следственных действий по закреплению следов преступления по делам, по которым обязательно предварительное следствие, производит их.

Исходя из этого можно классифицировать органы дознания ОВД.

Итак, к службам МОБ, наделенными полномочиями по проведению дознания следует отнести:

• отделы (отделения) дознания при РОВД и ЛОВДТ;

• отделы (отделения) дознания при ГИБДД;

• отделы (отделения) участковых уполномоченных милиции;

• отделы (отделения) по предупреждению правонарушений несовершеннолетних.

• К службам КМ, наделенными полномочиями по проведению дознания следует отнести:

• отделы (отделения) уголовного розыска;

• отделы (отделения) по экономическим преступлениям;

• подразделения по борьбе с организованной преступностью;

• отделы (отделения) по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Приведенный перечень органов дознания ОВД свидетельствует о том, что по большей части для данных подразделений проведение дознания является факультативной функцией. Исключение из данной категории служб ОВД составляют лишь подразделения дознания РОВД, ЛОВДТ и ГИБДД, для которых функция проведения дознания является основной.

В Большом юридическом словаре под словосочетанием «процессуальный статус» понимается установленное нормами процессуального право положение его субъектов, совокупность их прав и обязанностей[8]. В силу этого процессуальный статус органов дознания ОВД определяет совокупность возложенных на них уголовно-процессуальным законодательством обязанностей по проведению расследования и предоставленных для их успешного выполнения прав. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 40 УПК РФ на органы дознания возлагается расследование дел в форме дознания, а также проведение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. Рассмотрев ранее понятие дознания, как особой формы предварительного расследования, представляется, необходимым немного остановится на исследовании такой категории как «неотложные следственные действия. В соответствии с п. 19 ст. 5 УПК РФ «неотложные следственные действия – действия, осуществляемые органом дознания после возбуждения уголовного дела, по которому производство предварительного следствия обязательно, в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также доказательств, требующих незамедлительного закрепления, изъятия и исследования». Неотложные следственные действия проводятся в срок не более 10 дней со дня возбуждения уголовного дела (. 3 ст. 157 УПК РФ). Исходя из приведенных положений уголовно-процессуального законодательства, можно сделать вывод, что неотложные следственные действия не относятся к такой форме расследования уголовных дел как дознание. По отношении к предварительному следствию они носят вспомогательный характер. Исходя из этого, неотложные следственные действия представляют собой особый порядок расследования уголовных дел, являющийся частью предварительного следствия, а не дознания.

Анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод, что круг обязанностей органов дознания несколько шире, чем тот, что очерчен ч. 2 ст. 40 УПК РФ. Поэтому помимо проведения неотложных следственных действий и дознания, органы дознания должны выполнять и иные виды деятельности в частности:

• принимать, рассматривать и разрешать заявления и сообщения о преступлениях (ст. 140-145 УПК РФ);

• производство отдельных следственных и процессуальных действий, а также оперативно-розыскных мероприятий по письменному поручению следователя, начальника следственного отдела, прокурора (п. 11 ч. 2 ст. 37, п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39, ст. 157 УПК РФ);

• оказывать содействия следователям в проведении ими отдельных следственных и процессуальных действий (ст. 38, 157, 163 УПК РФ);

• проводить розыскные и оперативно-розыскные лиц мероприятия по дела, находящихся в производстве следователя, по которым неустановленно лицо, подлежащие привлечению в качестве обвиняемого (ч. 4 ст. 157 УПК РФ) и по поручению следователя розыск подозреваемого и обвиняемого (ст. 210 УПК РФ).

При этом хотелось быть отметить, что проведение розыскных и оперативно-розыскных мероприятий может быть поручено не всем органам дознания, а лишь тем из них, которые обладают соответствующими полномочиями по курирующим направлениям деятельности. Среди приведенного ранее перечня органов дознания ОВД полномочия на осуществление оперативно-розыскной деятельности не обладают лишь подразделения дознания РОВД, ЛОВДТ и ГИБДД и поэтому им прокурором и следователем может быть поручено лишь проведение мероприятий, носящих процессуальный характер.

Таким образом, обобщая вышеизложенное органы дознания ОВД можно определить как службы КМ И МОЕ, уполномоченные в соответствии уголовно-процессуальным законодательством и ведомственными актами МВД России, осуществлять расследование уголовных дел, по которым производство предварительного следствия не обязательно и производство неотложных следственных действий по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно, а также выполнение иных действий способствуют и в расследовании дел следователем.

§ 2. Дознаватель и его процессуальный статус

В уголовно процессуальном законе России дознаватель назван в качестве самостоятельного участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения. При этом законодатель впервые закрепил понятие дознавателя, определив его как должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК России (п. 7 ст. 5 УПК РФ).

Подобная конструкция позволяет утверждать, что дознаватель может быть допущен для участия в производстве по уголовному делу в силу двух обстоятельств. Во-первых, дознаватель может быть изначально правомочен осуществлять расследование, а во-вторых, данный участник может быть уполномочен начальником органа дознания. Об этом свидетельствуют приведенные в приложениях №13 и 14 к ст. 476 УПК РФ бланки постановления о возбуждении уголовного дела и постановления о принятии дела к своему производству, которые в зависимости от должностного положения дознавателя предусматривают необходимость их утверждения начальником органа дознания и тем самым наделения дознавателя правами на производство расследования (приложение №14), либо наличие таких прав имеется изначально (приложение №13) и отсутствует необходимость получения положительной визы начальника. Поэтому среди сотрудников органов дознания ОВД полномочиями на самостоятельное принятие решений о начале производства по уголовному делу вправе принимать только лица, состоящие на должности дознавателя РОВД, ЛОВД или ГИБДЦ. Это исключило существовавшую ранее в период действия УПК РСФСР 1960 г. практику, когда дознаватель выносил постановление о возбуждении уголовного дела на «дежурных сутках» в ночное время, проводил необходимые следственные действия, а по приходу начальника «задним числом» получал резолюцию на постановлении о возбуждении уголовного дела.

Говоря об иных лицах, то они могут приступить к производству расследования в форме дознания после получения соответствующей резолюции начальника органа дознания. Данная резолюция носит характер поручения на производство уголовно-процессуальной деятельности тому должностному лицу, которому она адресована. Поэтому лишь после получения резолюции начальника органа дознания должностное лицо органа дознания, не являющиеся дознавателем по должности, становится обладателем процессуального статуса дознавателя. При этом следует отметить, что подобная резолюция может быть получена только у того лица, которое является непосредственным или вышестоящим начальником сотрудника, вынесшего данное постановление.

Круг процессуальных полномочий по проведению дознания очерчен ч. 3 ст. 41 УПК РФ. Так в соответствии с данной нормой дознаватель уполномочен:

«1) самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с настоящим Кодексом на это требуются согласие начальника органа дознания, санкция прокурора и (или) судебное решение;

2) осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом».

Анализ этого положения законодательства позволяет утверждать, что дознаватель является относительно самостоятельным участником уголовного судопроизводства. Однако в отличие от следователя ряд решений дознавателя (например, обвинительный акт) подлежат утверждению начальником органа дознания и без получения которого эти решения не обладают юридической силой. Часть 3 ст. 31 носит по большей части отсылочный характер, говоря о том, что дознаватель осуществляет иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством. Проанализируем УПК РФ и определим, что это за нормы и как они распространяются на деятельность дознавателя.

Основной массив процессуальных правил деятельности дознавателя содержится в гл. 32 УПК РФ, именуемой «Дознание». Первая статья данной гл. 32 (ст. 223 УПК РФ), как это характерно для всего процессуального закона, носит отсылочный характер, при этом констатирует, что производство дознания допустимо в отношении конкретных лиц, а порядок производства по таким делам аналогичен предварительному следствию, за рядом исключений. Среди которых законодатель приводит сроки дознания, недопустимость предъявления обвинения и окончания расследования составлением обвинительного акта.

Вместе с тем анализ положений УПК РФ, относящихся к производству предварительного следствия, позволяет утверждать, что законодатель в ч. 1 ст. 223 УПК РФ допустил неточность. Так нельзя признать допустимым применение при производстве дознания применение положений ст. 163 УПК РФ, регламентирующей основания и порядок создания и функционирования следственной группы, т. к. решение о производстве следственный группы, во-первых, вправе принять только начальник следственного отдела либо прокурор, а во-вторых, в состав следственной группы входят только следователи, а должностные лица, органов дознания только привлекаются к работе (ч. 2 ст. 163 УПК РФ). Весьма ограничено при производстве дознания действуют правила, предусмотренные гл. 28 УПК РФ, именуемой «Приостановление и возобновление предварительного следствия». В силу специфики дознания, а именно допустимости его проведения в отношении конкретных лиц (ч. 2 ст. 223 УПК РФ) представляется невозможным приостановление предварительного дознания в случае, когда лицо, подлежащие привлечению в качестве обвиняемого не установлено (п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). Приостановление дознания по уголовному делу в случаях, когда лицо в отношении, которого ведется уголовное преследование, скрылось либо его место нахождения не установлено по иным причинам, не возможно (п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ), т. к. приостановление уголовно-процессуальной допустимо лишь по окончании срока расследования, а при наличии подобного обстоятельства дело подлежит передаче для производства расследования в следствие.

В остальном процессуальные полномочия дознавателя по производству дознания аналогичны процессуальному статусу следователя, производящего расследование по уголовному делу. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 41 УПК РФ указания прокурора и начальника органа дознания обязательны для дознавателя. Оговорка законодателя в указанной норму о том, что указания дознавателю должны быть даны в пределах полномочий начальника органа дознания и прокурора служит гарантией соблюдения требования законности соответствующих распоряжений. По этому, исходя из посылок соблюдения законности, УПК РФ предоставляет дознавателю право обжаловать указания прокурора или начальника органа дознания. Указания начальника органа дознания могут быть обжалованы прокурору, а указания прокурора – вышестоящему прокурору. При этом дознаватель руководствуется общим порядком обжалования решений прокурора и начальника органа дознания дознавателем, установленный правилами норм 16 УПК РФ «Обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство». Обжалование указаний прокурора и начальника органа дознания не приостанавливает их исполнения (ч. 4 ст. 41 УПК РФ). Поэтому указание начальника органа дознания или прокурора должно быть выполнено дознавателем, не смотря на то, что подобное указание, по мнению дознавателя, может противоречить нормам уголовно-процессуального закона. Подобная конструкция правой нормы может привести к весьма абсурдной ситуации, когда прокурор или вышестоящий прокурор, к которому обратился с жалобой дознаватель, может отказать в рассмотрении жалобы на том основании, что обжалуемое указание не исполнено.

В отношении дознавателя несколько расширен перечень обстоятельств, исключающих их участие в производстве по уголовному делу. Помимо обстоятельств, связанных с наличием родственных отношений с участниками уголовного судопроизводства, наличием иного процессуального статуса в деле или иных обстоятельств, свидетельствующих о заинтересованности в исходе дела (ст. 61 УПК РФ), дознаватель так же не может проводить дознание, если он ранее по нему проводил оперативно-розыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41 УПК РФ).

Итак, дознаватель наделен следующими основными полномочиями:

1) принимает, проверят сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении (ст. 144 УПК РФ) и в установленный законом срок по результатам проверки выносит постановление:

• о возбуждении уголовного дела при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 УПК РФ (ч. 1 ст. 146 УПК РФ);

• об отказе в возбуждении уголовного дела, если из собранных материалов усматривается отсутствие оснований для его возбуждения, а равно при наличии, обстоятельств, исключающих производство по делу (ч. 1 ст. 148 УПК РФ);

• передавать заявления и сообщения по подследственности о преступлениям по которым предварительное следствие обязательно или по подсудности по делам частного обвинения (п. 3 ч. 1 ст. 145 УПК РФ)

2) при проверке сообщения о преступлении вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

3) ходатайствует о продлении срока проверки сообщения о преступлении до 10 суток (в отдельных случаях – до 30 суток) (ч. 3 ст. 144 УПК РФ);

4) уведомляет заявителя о принятом решении по результатам проверки сообщения о преступлении (ст. 145 УПК РФ);

5) осуществляет производство дознания, а именно вправе производить следственные и иные процессуальные действия и принимает процессуальные решения, предусмотренные УПК РФ (ч. 3 ст. 41 УПК РФ);

6) вправе применить меры процессуального принуждения (гл. 12-14 УПКРФ);

7) осуществляет производство неотложных следственных действий (ст. 40, 157 УПКРФ);

8) вправе обжаловать указания начальника органа дознания прокурору, а указание прокурора – вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 41 УПК РФ);

9) рассматривает каждое заявленное по уголовному делу ходатайство в порядке, установленном главой 15 УПК РФ (ст. 159 УПК РФ);

10) принимает меры попечения о детях, об иждивенцах подозреваемого или обвиняемого и меры по обеспечению сохранности его имущества (ст. 160 УПК РФ);

11) устраняется от участия в производстве по уголовному делу при наличии оснований для отвода, предусмотренных гл. 9 (ст. 62);

12) выясняет все обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ (ст. 86 УПК РФ);

13) выявляет все причины и условия, способствовавшие совершению преступления, и вносит соответствующее представление по их устранению (ч. 2 ст. 73 и ч. 2 ст. 158 УПК РФ);

14) осуществляет иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законом (ч. 3 ст. 41 УПК РФ)[9].

§ 3. Нач альник органа дознания как участник уголовного

судопроизводства

Общее руководство деятельностью дознавателя и соответствующих органов дознания осуществляет нач альник органа дознания. В соответствии с п. 17 ст. 5 УПК РФ 2001 г. «нач альник органа дознания – должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ».

Закрепив в определении ряд полномочий начальника органа дознания, законодатель не предусмотрел специальной нормы в редакции УПК РФ, регламентирующей его процессуальный статус.

Однако анализ положений УПК РФ позволяет утверждать, что нач альник органа дознания наделен следующими процессуальными полномочиями:

- поручать производство дознания (п. 17 ст. 5, ч. 1 ст. 41 УПК РФ);

- поручать производство неотложных следственных действий подчиненным сотрудникам (ст. 157 УПК РФ);

- давать указания, которые обязательны для дознавателя (ч. 4 ст. 41 УПК);

- по ходатайству дознавателя продлевать до 10 суток срок проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении (ч. 3 ст. 144 УПК РФ);

- утверждать либо нет выносимые дознавателем постановления:

- о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству (приложение №14 к ст. 476 УПК РФ),

- об отказе в возбуждении уголовного дела (приложение №21 к ст. 476 УПК РФ);

- утверждать или нет обвинительный акт, завершающий дознание (ч. 4 ст. 225 УПК РФ приложение №163 к ст. 476 УПК РФ)

- самостоятельно выполнять функции дознавателя.

На практике зачастую начальники органов дознания требуют от подчиненных им сотрудников получения визы на все решения, облеченные в форму постановлений. Однако стоит отметь, что подобная практика не основана на положениях уголовно-процессуального закона.

Наиболее проблемным является вопрос о том, кто в системе органов внутренних дел является начальником органа дознания и соответственно обладателем его процессуальных полномочий? Согласно совместному письму Генеральной прокуратуры РФ и Министерства внутренних дел РФ «О процессуальных полномочиях руководителей органов внутренних дел» от 9 сентября 1993 г. №25/15-1-19-93 и №1/3986 «процессуальными полномочиями органа дознания обладают начальники криминальной милиции и милиции общественной безопасности, а также территориальных и линейных отделов (отделений) милиции и их заместители». Таким образом, начальниками органов дознания являются не только непосредственный руководитель, но и соответствующие заместители начальников территориальный и линейных ОВД по КМ и МОБ. Данное положение вполне согласуется с действующими правительственными и ведомственными актами, которые наделяют начальников ОВД весьма широким спектром прав и обязанностей, в связи, с чем исполнение ими еще и процессуальных полномочий начальника органа дознания лишило бы их возможности осуществления общего руководства ОВД[10]. Судебная практика также засвидетельствовала правомерность исполнения начальниками КМ и МОБ обязанностей начальника органа дознания[11].

Представляется целесообразным в рамках данного вопроса рассмотреть случаи, когда сам нач альник органа дознания проводит предварительное расследование в форме дознания. На практике такая ситуация может возникнуть тогда, когда остальные работники дознания загружены иной работой либо по иным причинам не в состоянии преступить к производству дознания (болезнь, командировки и т. д.). Уголовно-процессуальный закон умалчивает о возможности исполнения начальником органа дознания выполнения функций дознавателя. Однако в силу строгой вертикальной структуры подчиненности органов внутренних дел, когда один нач альник органа дознания подчинен другому начальнику вышестоящего органа дознания, представляется допустимым исполнение нижестоящим начальником функций дознавателя. Для наглядности можно привести следующий пример: начальник МОБ УВД Калининского округа г. Тюмени по отношению к начальнику МОБ ГУВД Тюменской области соотносятся как подчиненный и начальник.

В связи с этим выводом возникает ряд вопросов. Во-первых, необходимо ли вышестоящему начальнику поручать производство дознания нижестоящему начальнику? Во-вторых, нужно ли утверждать обвинительный акт нижестоящего начальника у вышестоящего руководства? Попытаемся ответить на эти вопросы.

Отвечая на первый вопрос, следует ответить, что любой нач альник органа дознания, как отмечалось выше, обладает полномочиями на поручение подчиненным его сотрудника проведения дознания или неотложных следственных действий. Поэтому начальник дознания обладает правом на решение вопроса о начале производства расследования аналогичным тому, что у дознавателя по должности. Вследствие этого нач альник органа дознания вправе решить вопрос о начале дознания и при отсутствии соответствующего поручения данного вышестоящим руководителем.

Применительно к обвинительному акту следует заметить, что его составление означает принятие ряда важных процессуальных решений, имеющих самостоятельный характер в ходе производства предварительного следствия: вынесение постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, составление итогового процессуального документа, в котором отражается результат исследования обстоятельств совершенного преступления, определяется степень вины лица, в отношении которого составлен обвинительный акт, и др. Последний утверждается начальником органа дознания. Кроме того, составление обвинительного акта имеет правовым следствием изменение уголовно-процессуального статуса лица, подозреваемого в совершении преступления. Данное лицо становится обвиняемым, приобретая при этом определенную отличительную совокупность прав и обязанностей в уголовном судопроизводстве.

Логичным явилось бы и составление в данном случае начальником органа дознания итогового процессуального документа – обвинительного акта. Но такое право у данного должностного лица отсутствует, поскольку ст. 225 УПК РФ регламентирует, что обвинительный акт составляется дознавателем. Получается, что нач альник органа дознания не может в полном объеме проводить расследование преступления в форме дознания, а обвинительный акт по результатам расследования должен будет составлять дознаватель данного органа дознания с последующим утверждением его у начальника этого же органа дознания, или же выступая в роли дознавателя, и как следствие, обладая соответствующим процессуальным статусом, нижестоящий нач альник органа дознания, самостоятельной проводивший расследование, обязан, утвердить составленный им обвинительный акт у соответствующего вышестоящего начальника органа дознания (ч. 4 ст. 225 ст. 476 приложения №163 УПК РФ).

§ 4. Дознание как форма предварительного расследования.

Понятие и назначение дознания как самостоятельной формы

предварительного расследования

В период реформирования судебной системы и уголовно-процессуального законодательства остается важной проблемой концептуальная модель построения досудебного производства, особое место в которой занимает предварительное расследование.

В соответствии со ст. 150 УПК РФ предварительное расследование производится в форме предварительного следствия либо в форме дознания.

С принятием нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации[12], предварительное расследование и, особенно институт дознания, подверглись существенным изменением и получили заметное развитие[13]. Органы дознания получили возможность расследовать преступления, отнесенные к своей компетенции, в режиме процессуальной экономии, без ущемления конституционных прав граждан, с составлением обвинительного акта. Завершение дознания имеет теперь специфическую форму и осуществляется в упрощенном режиме. Законодатель в отдельных нормах сформулировал правовой статус дознавателя и органа дознания, определил их компетенцию. Все эти новеллы безусловно следует считать прогрессивными.

Несмотря на сложность обстановки подразделения дознания органов внутренних дел Российской Федерации за 2005 год, улучшили основные показатели оперативно-служебной деятельности. Число уголовных дел, находившихся в их производстве в 2005 году, возросло по сравнению с 2001 годом на 17,9% и превысило 1 мил. В этот же период возросло число направленных в суд уголовных дел, сократилось количество оконченных в сроки свыше установленных УПК РФ. Меньше допущено нарушений законности[14].

Вместе с тем С. И. Гирько отмечает, что как в период до принятия УПК РФ, так и в настоящее время одной из острейших проблем является вопрос о процессуальной регламентации дознания. Практика применения уголовно-процессуального законодательства убедительно показывает, что на фоне общих проблем правового регулирования уголовного судопроизводства особое значение приобрели вопросы обеспечения надлежащей законодательной регламентации дознания, производства органами дознания неотложных следственных действий, выполнение различными службами милиции уголовно-процессуальных функций, связанных с рассмотрением заявлений и сообщений о преступлениях, оказания содействия следователем при расследовании ими уголовных дел, поддержание дознавателями от имени государства обвинения в суде[15]. Все это, безусловно, свидетельствует об актуальности обозначенной темы и ряд вопросов является предметом рассмотрения настоящей главы.

Как уже отмечалось в соответствии со ст. 150 УПК РФ предварительное расследование производится в форме предварительного следствия либо в форме дознания, причем, как и ранее, производство предварительного следствия является обязательным по всем уголовным делам, за исключением тех, по которым проводится дознание.

Формы предварительного расследования различаются между собой по категориям тяжести расследуемых преступлений, по органам, осуществляющим указанную деятельность, срокам расследования и процессуальным правилам его осуществления. Предварительное расследование, в какой бы форме оно не проводилось, является стадией уголовного процесса, предназначенной для установления обстоятельств, подлежащих

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Пути совершенствования уголовно-процессуальной деятельности специализированных подразделений дознания органов внутренних дел". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 642

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>