Дипломная работа на тему "Прокурорский надзор и ведомственный контроль за законностью отказа в возбуждении уголовного дела"

ГлавнаяГосударство и право → Прокурорский надзор и ведомственный контроль за законностью отказа в возбуждении уголовного дела




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Прокурорский надзор и ведомственный контроль за законностью отказа в возбуждении уголовного дела":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА 1. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ОТКАЗА В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.. 6

1.1. Основания для отказа в возбуждении уголовного дела. 6

1.2. Порядок отказа в возбуждении уголовного дела. 19

1.3. Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела – грубое нарушение законности в уголовном судопроизводстве. 37

ГЛАВА 2. ПРОКУРОРСКИЙ НАДЗОР И ВЕДОМСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ ЗА ЗАКОННОСТЬ ОТКАЗА В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА.. 45

2. 1. Роль прокурорского надзора как средства противодействия незаконному отказу в возбуждении уголовного дела. 45

2.2. Значение ведомственного контроля при предотвращении и пресечении незаконного отказа в возбуждении уголовного дела. 58

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 66

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. 69

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Мастерское выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Уфе и в других городах России.


ВВЕДЕНИЕ

Охрана прав и законных интересов личности является сквозной задачей всего уголовного судопроизводства Российской Федерации. Согласно ст. 2 УПК Российской Федерации уголовное судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению и искоренению преступлений, охране интересов общества, прав и свобод граждан.

Каждая стадия уголовного процесса кроме, выполнения общих задач судопроизводства имеет свои специфические задачи, на каждой из них действуют определенные субъекты.

Анализ действующего законодательства и практики разрешения информации о преступлениях позволяет сделать вывод о том, что на этом этапе к участию в уголовно-процессуальной деятельности привлекается довольно широкий круг лиц, выполняющих различные функции и отстаивающих различные интересы. Таким образом, при разрешении информации о преступлениях в процессуальную деятельность, как правило, кроме заявителя вовлекаются другие лица.

Актуальность темы обусловлена тем, что предусмотренные УПК РФ нормы об отказе в возбуждении уголовного дела входят в систему норм о возбуждении уголовного дела. Несмотря на кратковременный характер, стадия возбуждения уголовного дела является важным этапом в уголовно-процессуальной деятельности органов дознания, следователя, прокурора и суда. Законные и обоснованные решения в стадии возбуждения уголовного дела способствуют эффективному выполнению задач уголовного судопроизводства и являются ключом к раскрытию преступлений, установлению лиц их совершивших, а также обеспечению прав и законных интересов граждан. Таким образом, стадия возбуждения уголовного дела является существенной правовой гарантией от необоснованного вовлечения личности в орбиту уголовного судопроизводства. Зачастую цели заявителя совпадают с общественными и государственными и заключаются в привлечении обвиняемого именно к уголовной ответственности.

Поэтому цель данной работы – изучение института отказа в возбуждении уголовного дела и выявление недостатков его правового регулирования. Автор ставит перед работой следующие задачи:

1. Провести анализ норм действующего законодательства, регулирующих вопросы рассмотрения заявлений потерпевших и порядок отказа в возбуждении уголовного дела, а также значение и роль прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью отказа в возбуждении уголовного дела.

2. Провести анализ положений Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ, а также судебной практики по указанному вопросу, выявить позицию судебной практики по рассматриваемой проблеме.

3. Выявить проблемы современного правового регулирования рассматриваемого института и предложить пути их решения.

В рамках данных направлений предполагается решить следующие задачи:

– выявить тенденции развития норм российского законодательства об отказе в возбуждении уголовного дела;

– определить основания и порядок отказа в возбуждении уголовного дела;

– проанализировать законодательство Российской Федерации о прокурорском надзоре и ведомственном контроле в данной сфере уголовно-процессуальных правоотношений, судебную практику.

Методами исследования, применяемые для исследования указанных задач, являются современные положения теории научного познания общественных процессов и правовых явлений. Представляется целесообразным воспользоваться следующими частнонаучными методами: сравнительно-правовым, социально-правовым, системно-структурным.

Степень научной разработанности проблемы. Понятие отказа в возбуждении уголовного дела широко используется в юридической науке и правоприменительной практике.

Освещение отдельных проблем заявления о преступлении в уголовном судопроизводстве имеет место в работах таких ученых, как Рыжаков А. П., Багаутдинов Ф., Калиновский К. Б., Москалькова Т. Н., и многих других, в комментариях уголовно-процессуального законодательства и учебниках уголовного процесса. Однако решение поставленных перед работой задач осложняется тем, что в настоящее время отсутствуют систематизированные научные разработки, позволяющие установить правовую природу, основополагающие теоретические характеристики прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью отказа в возбуждении уголовного дела в уголовном судопроизводстве.

Объект и предмет исследования определяются тематикой работы, ее целью и задачами.

Объектом научного анализа настоящей работы являются прокурорский надзор и ведомственный контроль за законностью отказа в возбуждении уголовного дела как теоретические категории и как правовое явление социальной действительности.

Предметная направленность определяется выделением и изучением, в рамках заявленной темы, нормативно-правовых источников, а также судебной практики.

Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет собой одну из попыток комплексного теоретико-правового анализа прокурорского надзора и ведомственного контроля за законностью отказа в возбуждении уголовного дела как правового явления, института, присутствующего в УПК РФ.


ГЛАВА 1. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ И ПОРЯДОК ОТКАЗА В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА 1.1. Основания для отказа в возбуждении уголовного дела

Закрепленный в ст. 148 УПК РФ[1] порядок осуществления действий, связанных с вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, дополнен целым рядом положений, которые отсутствовали в ст. 113 УПК РСФСР, регулировавшей ранее порядок принятия рассматриваемого процессуального решения. Данные положения требуют внимательного изучения и формулирования разъяснений, которые могли бы способствовать единообразному их применению на практике.

В соответствии с требованиями ч. 1 статьи 148 УПК РФ постановление об отказе в возбуждении уголовного дела выносится «при отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела». Использованное в настоящей статье понятие «основания возбуждения уголовного дела» неидентично тому, о котором говорится в ч. 2 ст. 140 и в ч. 1 ст. 146 УПК РФ. Это более широкое понятие. Отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, о которых идет речь в статье 148 УПК РФ, может проявиться не только собственно в отсутствии достаточных данных, указывающих на уголовно процессуально значимые признаки объективной стороны состава преступления,[2] но и (или) в наличии оснований отказа в возбуждении уголовного дела.

Иначе говоря, если и применительно к статье 148 УПК РФ понятие «основания для возбуждения уголовного дела» употреблять в истинном его значении (значении, предусмотренном ч. 2 ст. 140 УПК РФ), то следует признать, что в ст. 148 УПК РФ указаны не все основания принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела.

Анализ положений УПК РФ указывает на то, что решение (постановление) об отказе в возбуждении уголовного дела может быть вынесено в связи с наличием оснований отказа в возбуждении уголовного дела (ст. 24 УПК РФ) или в связи с отсутствием оснований возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 145, ч. 1 ст. 146 УПК РФ и ч. 1 статьи 148 УПК РФ).

Основания отказа в возбуждении уголовного дела некоторые ученые именуют обстоятельствами, исключающими «производство по уголовному делу» (ст. 24),[3] другие «обстоятельствами, исключающими движение уголовного дела».[4] Особой проблемы переименование данного уголовно-процессуального института не порождает. Однако хотелось бы отметить, что в УПК РФ обстоятельством, исключающим производство по уголовному делу, именуется лишь осуществленный в порядке ч. 4 ст. 448 УПК РФ отказ Совета Федерации или Государственной Думы в даче согласия на лишение члена Совета Федерации или соответственно депутата Государственной Думы неприкосновенности. А термин «обстоятельства, исключающие движение уголовного дела» вообще не употреблен.

Исходя из наименования ст. 24 УПК РФ в ней закреплены основания отказа в возбуждении уголовного дела.[5] Именно поэтому при характеристике процесса принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела нами и употреблен термин «основания отказа в возбуждении уголовного дела» наряду с тем понятием, которое применено самим законодателем в ст. 148 УПК РФ.

Принято говорить о юридических и фактических основаниях принятия решения (осуществления действия). Юридическим основанием отказа в возбуждении уголовного дела является постановление компетентного органа. Фактическим – установленное доказательствами определенного рода обстоятельство. В исследуемый период времени (когда еще не принято ни решение о возбуждении, ни решение об отказе в возбуждении уголовного дела) юридического основания отказа в возбуждении уголовного дела нет, могут иметься лишь фактические основания отказа в возбуждении уголовного дела.

Данные обстоятельства (за исключением собственно отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела) перечислены в ст. 24 УПК РФ. Первым основанием отказа в возбуждении уголовного дела здесь названо отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Событие преступления отсутствует лишь тогда, когда не было самого факта, о котором сообщалось в компетентный возбуждать уголовное дело государственный орган. Такой позиции придерживаются многие ученые.[6]

Между тем в литературе высказано и иное мнение – отсутствие события преступления предполагает, что определенное событие было ошибочно воспринято как преступное.[7] Приверженцы данного подхода к толкованию п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ к отсутствию события преступления также относят случаи, когда «причинение вреда было вызвано неуправляемыми силами природы или животными либо потерпевший сам причинил себе вред».[8]

Эти мнения (автор солидарен с первым из них) отличаются друг от друга принципиально. Нами под событием понимается деяние, о котором сообщено в поводе к возбуждению уголовного дела, а приверженцами второй точки зрения – преступление. Соответственно мы считаем: если было сообщено, к примеру, о смерти человека, то событие будет отсутствовать, только если выяснится, что человек жив или же данного человека вообще не существовало. Если человек был убит животным, невменяемым, лицом, не достигшим возраста, с наступлением которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, и т. п. – налицо отсутствие состава, а не события преступления (общественно опасное событие имело место). Придерживаясь же второго из высказанных суждений, затруднительно отграничить п. 1 от п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, отсутствие события преступления – от отсутствия состава преступления. При отсутствии состава преступления всегда будет отсутствовать преступление, а значит, по мнению наших оппонентов, и событие преступления.

В рассуждениях приверженцев второй из приведенных здесь точек зрения всегда присутствуют взаимоисключающие суждения, такие, к примеру, как «факт противоправного деяния установлен», хотя «действия этого лица носили правомерный характер».[9] Не может деяние быть одновременно противоправным и правомерным. Оно либо противоправное, либо правомерное.

Разновидностью отсутствия события преступления являются ситуации, когда по поводу существования соответствующего деяния, фигурировавшего в заявлении (сообщении) о преступлении, остались неразрешимые сомнения. В силу принципа презумпции невиновности они должны толковаться в пользу обвиняемого.[10]

В п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ предусмотрено такое основание отказа в возбуждении уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления. Так же как и предыдущее, оно было предусмотрено УПК РСФСР. Ранее это было наиболее распространенное основание отказа в возбуждении уголовного дела. Отсутствие в деянии состава преступления означает, что событие, пусть даже общественно опасное, имело место, однако за его совершение лицо не может подлежать уголовной ответственности.

Разновидностями проявления указанного основания на практике могут являться следующие ситуации:

1) отсутствие общественно опасного деяния.

Данная форма отсутствия состава преступления выражается в следующих ситуациях.

А. Общественно опасные последствия налицо, но они наступили не в связи с совершением преступления, так как не явились результатом чьих-либо действий (бездействия), то есть нет одного из признаков объективной стороны состава преступления – не только общественно опасного, но вообще какого-либо деяния. Так, к примеру, нет деяния, когда ущерб причинен ударом молнии в открытом поле.

Б. Деяние имело место, но оно малозначительное, не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ[11]). Примером может служить умышленное уничтожение не представляющих для кого-либо ценности материалов (к примеру, мусора).[12]

В. Добровольный отказ от доведения преступления до конца, если фактически совершенное деяние не содержит состава иного преступления (ст. 31 УК РФ).

Г. Имело место общественно полезное, а не общественно опасное деяние, необходимая оборона, крайняя необходимость или причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление ст. ст. 37 – 39 УК РФ).[13]

Д. Законодателем признается отсутствие общественной опасности также в случае причинения вреда при обоснованном риске, преследующем достижение общественно полезной цели. При этом риск может быть признан обоснованным, если данная цель не могла быть достигнута иными, не связанными с риском действиями (бездействием), а лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения наступившего вреда (ст. 41 УК РФ);

2) отсутствие какого-либо иного обязательного признака состава преступления;

3) событие произошло, но не является противоправным.

Отсутствие противоправности имеет место при следующих обстоятельствах.

А. За искомые действия (бездействия) продолжительный период времени (никогда) не было предусмотрено уголовной ответственности. Примером может служить самоубийство. В результате самоубийства наступает смерть человека, однако оно не является противоправным.

Б. Расследуемое происшествие полностью декриминализировано. Речь идет, к примеру, о недонесении о преступлении. С 1 января 1997 года декриминализированы все виды недонесения о преступлении.

В. Укрывательство преступлений небольшой и средней тяжести, за исключением случаев приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, уголовная ответственность за которые предусмотрена ст. 175 УК РФ.

Г. Отказ лиц, перечисленных в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, от дачи показаний. Это деяние должно быть признано правомерной деятельностью как исходя из положений УПК РФ, так и других законов. Например, право члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ отказаться от дачи показаний по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с выполнением им своих служебных обязанностей, закреплено в ст. 21 Федерального закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации».[14]

Следующее основание отказа в возбуждении уголовного дела – истечение срока давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). Рассматриваемые сроки давности закреплены в ст. 78 УК РФ. Согласно указанной норме лицо освобождается от уголовной ответственности, если истекло:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления.

По данному основанию не может быть отказано в возбуждении уголовного дела, если за совершение преступления, признаки которого обнаружены, возможно назначение наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы.

Применительно к анализируемому основанию отказа в возбуждении уголовного дела необходимо отметить также то, что к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. ст. 353, 356, 357 и 358 УК РФ, сроки давности вообще никогда не применяются.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению высчитываются самостоятельно. Течение сроков давности приостанавливается в период уклонения лица, совершившего преступление, от органов предварительного расследования или суда. Течение сроков давности в этом случае возобновляется с момента его задержания или явки с повинной.

В п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ приведено такое основание отказа в возбуждении уголовного дела, как «смерть подозреваемого или обвиняемого», за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Прежде чем констатировать наличие данного основания отказа в возбуждении уголовного дела, следует собрать доказательства совершения преступления умершим, а равно отсутствия у него живых, подлежащих уголовной ответственности соучастников.

Факт смерти подтверждается копией соответствующего свидетельства, которая с подлинника может быть снята самим следователем (дознавателем и др.) и заверена его подписью, а также печатью учреждения, где следователь (дознаватель и др.) работает.

На стадии возбуждения уголовного дела подозреваемого и (или) обвиняемого нет. В этот период времени в возбуждении уголовного дела может быть отказано и в связи со смертью лица, в отношении которого собраны достаточные данные, указывающие на признаки объективной стороны состава преступления.[15]

Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, – основание отказа в возбуждении уголовного дела, предусмотренное п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.[16]

Отсутствие жалобы пострадавшего[17] по делам частного и частно – публичного обвинения – это, если так можно сказать, обстоятельство (основание), исключающее начало уголовного процесса.[18] Оно не может быть вероятно установленным. Заявление пострадавшего или есть, или его нет. Если заявления пострадавшего нет, а основания возбуждения уголовного процесса имели место, значит, была вероятность совершения лицом преступления, возбуждение уголовного дела возможно и без жалобы пострадавшего.

Близким к указанному в п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ основанию отказа в возбуждении уголовного дела является еще одно основание. Речь идет об отсутствии заявления (согласия) руководителя организации, интересам которой причинен вред преступлением, предусмотренным главой 23 УК РФ, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (с его согласия).

Отсутствие заявления (согласия) руководителя организации, интересам которой причинен вред преступлением, предусмотренным главой 23 УК РФ, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (с его согласия), является основанием отказа в возбуждении уголовного дела при одновременном стечении следующих условий:

1) органу, осуществляющему уголовное преследование от имени государства, стало известно о совершении деяния, содержащего признаки объективной стороны лишь того состава преступления (тех составов преступлений), уголовная ответственность за которые предусмотрена в главе 23 УК РФ;

2) установлено, что вред причинен интересам только той организации, от руководителя которой необходимо получить заявление (согласие);

3) доказано, что организация, интересам которой причинен вред, не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (предприятием);

4) бесспорно, что помимо вреда, причиненного данной организации, иного вреда никому и ничему не причинено.[19]

Данное основание отказа в возбуждении уголовного дела закреплено в ст. 23 УПК РФ.

Следующее основание отказа в возбуждении уголовного дела предлагается именовать «отсутствие согласия (заключения суда о наличии признаков преступления) указанного в законе (международно-правовом акте) органа (должностного лица) на возбуждение уголовного дела». В указанной формулировке данного основания отказа в возбуждении уголовного дела в действующем УПК РФ нет. В п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ упоминается лишь об одной из его разновидностей – об отсутствии заключения суда о наличии признаков преступления в действиях члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, следователя, адвоката и прокурора либо об отсутствии согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы и судьи.

В отношении указанной категории лиц уголовное дело может быть возбуждено лишь при четком соблюдении предусмотренного ст. 448 УПК РФ порядка. В этой связи обращаем внимание на то, что авторами некоторых комментариев к УПК РФ данный порядок существенно искажен. Разъясняя процедуру возбуждения уголовного дела в отношении отдельной категории лиц, о которых идет речь в п. п. 1 – 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, они пишут, что в отношении указанных лиц согласие «на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого дает суд».[20] Данное утверждение не соответствует закону. В их комментариях подменяется понятие «на основании заключения о наличии в действиях лица признаков преступления» термином «с согласия». Это совершенно разнообъемные понятия. В законе речь идет об основании принятия решения – о «заключении», и поэтому недопустимо данное правовое явление переводить в разряд условий «с согласия». Более того, характеризуя порядок возбуждения уголовных дел в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, Качалова О. В. совершенно забывает о необходимости получения согласия соответственно у Совета Федерации и у Государственной Думы (п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), говоря о порядке возбуждения уголовных дел в отношении судьи Конституционного Суда РФ, ничего не говорит о требовании получения на то согласия Конституционного Суда РФ (п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

Аналогичным образом она поступает и с судьями. К тому же, использовав более широкое понятие «судьи федерального суда общей юрисдикции», взамен словосочетания «судьи верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа», Качалова О. В. еще больше исказила порядок возбуждения уголовных дел в отношении судей районных, городских (не федерального подчинения) судов. В отношении указанной категории судей уголовное дело возбуждается на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей, а не с согласия «коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда Российской Федерации», как указано в «Комментарии к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации», подготовленном под редакцией Н. А. Петухова и Г. И. Загорского.[21]

И это еще не все, на что необходимо обратить внимание правоприменителя. В сделанных Качаловой О. В. комментариях к ст. 24 УПК РФ ничего не сказано[22] о том, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя, так же как и адвоката, принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

Анализируемое основание отказа в возбуждении уголовного дела не ограничивается содержанием п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Порядок возбуждения уголовного дела, заключающийся в необходимости получения специального согласия, урегулирован не только УПК РФ, но и другими нормативно – правовыми актами РФ.

Так, Кондратов П. Е. пишет, что в случае совершения преступления лицом, обладающим в силу ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях[23] и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях[24] дипломатическим иммунитетом, в возбуждении уголовного дела отказывается со ссылкой на ст. 3 УПК РФ.[25] В данном случае, действительно, налицо еще одно основание отказа в возбуждении уголовного дела. Между тем полностью с высказанным Кондратовым П. Е. мнением трудно согласиться.

В ст. 3 УПК РФ ничего не говорится об отказе в возбуждении уголовного дела (о прекращении уголовного дела), соответственно в ней не закреплено ни оснований, ни порядка принятия рассматриваемого решения. Также в ней отсутствуют положения, отсылающие к какому-либо иному, в нашем случае к международно-правовому, нормативному акту, в котором бы содержались основания принятия процессуального решения. Именно поэтому в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела целесообразно ссылаться не на ст. 3 УПК РФ, а на ч. 3 ст. 1 УПК РФ, где закреплено правило высшей юридической силы международных договоров Российской Федерации по отношению к нормам УПК РФ. Само же основание отказа в возбуждении уголовного дела содержится в ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях, поэтому в соответствующем постановлении необходимо сослаться и на данные нормы права.

При наличии хотя бы одного из обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК РФ, принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Несмотря на бесспорность данного утверждения, несовершенство использованных некоторыми процессуалистами формулировок может привести правоприменителей, ознакомившихся с их комментариями уголовно-процессуальных положений, к суждению о возможности и иного подхода.

Так, авторы «Комментария к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации», подготовленного под общей редакцией В. В. Мозякова, пишут о необходимости отсутствия «сведений о наличии какого-либо из обстоятельств»[26] для принятия решения о возбуждении уголовного дела.[27] Приведенное словосочетание можно истолковать так, что в ситуации, когда отсутствуют сведения о наличии одного какого-либо обстоятельства, перечисленного в ст. 24 УПК РФ, и одновременно установлено присутствие другого аналогичного обстоятельства, при наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела должно быть принято решение о возбуждении, а не об отказе в возбуждении уголовного дела.

Однако уголовное дело может быть возбуждено, когда отсутствуют все (а не «какое-либо») основания отказа в возбуждении уголовного дела. Сведения о наличии одного обстоятельства, перечисленного в ст. 24 УПК РФ, могут поступить в орган предварительного расследования. Но если его наличие не подтвердилось (не установлено на момент возбуждения уголовного дела и истечения срока предварительно, а в случае, если таковая была, то и дополнительной проверки), по данному основанию не может быть отказано в возбуждении уголовное дела.

Самостоятельной разновидностью основания принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела признается отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела. Данное основание имеет место в случае, когда в течение предоставленных законодателем десяти суток рассмотрения и разрешения заявления (сообщения) о преступлении невозможно собрать достаточные данные о наличии либо об отсутствии признаков объективной стороны состава преступления. В такой ситуации даже при отсутствии обстоятельств, перечисленных в ст. 24 УПК РФ, должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Примером такого основания может служить следующая ситуация. Г. освободился из мест лишения свободы и приехал к родителям. Прожив у них неделю, вышел из дома и ночевать не вернулся. Родители боятся, что их сына убили. Однако в результате тщательной проверки поступившего от них заявления не обнаружено данных, свидетельствующих о совершенном в отношении Г. преступлении. Г. так и не вернулся домой, поэтому нет оснований отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления или наличием иного обстоятельства, перечисленного в ч. 1 ст. 24 УПК РФ. По окончании десятидневного срока предварительной проверки заявления о преступлении должно быть вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 148 УПК РФ, без ссылки на какой-либо пункт ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

1.2. Порядок отказа в возбуждении уголовного дела

В статье 148 УПК РФ говорится о четырех субъектах вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела: о прокуроре, следователе, органе дознания и дознавателе. Каждый из них уполномочен выносить соответствующее постановление без истребования у кого-либо на то разрешения или согласия.

Но эти органы, на наш взгляд, не завершают список должностных лиц (учреждений), наделенных правом вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. С соблюдением требований статьи 148 УПК РФ отказывать в возбуждении уголовного дела вправе не только орган дознания, дознаватель, следователь или прокурор, но и некоторые иные субъекты уголовного процесса (руководитель следственной группы и начальник следственного отдела).

Помимо лиц, перечисленных в статье 148 УПК РФ, при определенных условиях вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела могут (а в большинстве случаев и обязаны) также руководитель следственной группы (ст. 163 УПК РФ) и начальник следственного отдела. О наличии у начальника следственного отдела указанного полномочия говорит то обстоятельство, что статус начальника следственного отдела позволяет ему обладать всеми предусмотренными ст. 38 УПК РФ правами следователя (ч. 2 ст. 39 УПК РФ), а значит, и предусмотренным п. 5 ч. 2 ст. 38 УПК РФ правом «осуществлять иные полномочия следователя», предусмотренные УПК РФ.

Руководитель следственной группы наделен правом выделения уголовных дел в отдельное производство в порядке, установленном ст. ст. 153 – 155 УПК РФ. А это значит, что он уполномочен и на выделение в отдельное производство уголовного дела для производства предварительного расследования нового преступления, а также в отношении нового лица. Данное же решение согласно требованиям ч. 3 ст. 154 УПК РФ не может быть принято без одновременного возбуждения уголовного дела. Если руководитель следственной группы уполномочен на возбуждение уголовного дела, то последовательно заключить, что он также обладает правом отказа в возбуждении уголовного дела.

В ч. 1 статьи 148 УПК РФ речь идет о постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. В данном процессуальном документе фиксируется одноименное процессуальное решение. Рассматриваемое решение может быть принято (вынесено постановление) лишь на досудебных стадиях.

Суд и судья не вправе отказывать в возбуждении уголовного дела. Не уполномочен принимать данное решение даже судья, проверяющий законность и обоснованность решения о возбуждении уголовного дела. Признав решения о возбуждении уголовного дела незаконным или необоснованным, судья своим постановлением не отказывает в возбуждении уголовного дела, а возлагает на должностное лицо, незаконно (необоснованно) возбудившее уголовное дело, обязанность устранить допущенное нарушение.

Согласно ч. 1 статьи 148 УПК РФ отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления допускается лишь в отношении конкретного лица. С понятием «отсутствие в деянии состава преступления» мы разобрались выше. Осталось выяснить, что подразумевает законодатель под термином «конкретное лицо».

Понятие «конкретное лицо», о котором идет речь в статье 148 УПК РФ, отличается от одноименного понятия, которым оперируют процессуалисты применительно к процедуре принятия решения о возбуждении уголовного дела. Если после возбуждения уголовного дела будет еще проведено как минимум предварительное расследование, то отказом в возбуждении уголовного дела уголовный процесс завершается. А это значит, что у лица, в отношении которого вынесено данное постановление, не будет возможности в дальнейшем в рамках последующих стадий уголовного процесса доказать свою непричастность к совершению вмененного ему в вину деяния.

Отсутствие в совершенном лицом деянии состава преступления исключает уголовную, но не иную ответственность данного лица. Соответственно после вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела может остаться открытым вопрос о гражданско-правовой имущественной ответственности за причиненный деянием вред.[28]

В этой связи применительно к институту отказа в возбуждении уголовного дела конкретным может быть любое лицо вне зависимости от того, может ли оно быть субъектом преступления или нет. Главное – доказанность совершения этим лицом деяния, о котором шла речь в поводе для возбуждения уголовного дела (события, в отношении которого начался уголовный процесс).

То, что отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) допускается лишь в отношении конкретного лица, не означает, что по этому же основанию невозможно затем будет принять решение о прекращении уголовного дела, если лицо, совершившее данное деяние, так и не будет установлено. Подобного требования закон не содержит.

Правило, позволяющее правоприменителю отказывать в возбуждении уголовного дела лишь в отношении конкретного лица, во-первых, усложняет процесс укрытия преступлений путем незаконного отказа в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, когда лицо, совершившее данное деяние (а значит, его возраст, вменяемость, мотивы, цели и т. п.), не установлено. Во-вторых, требует в такой ситуации приступить к предварительному расследованию и принять меры к установлению лица, совершившего данное деяние, путем применения более действенных средств – путем производства следственных действий, которые на стадии возбуждения уголовного дела дознаватель (следователь и др.) производить не вправе.

Некоторые ученые считают, что и «решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления должно приниматься прокурором, следователем, дознавателем лишь в отношении конкретного лица».[29] Идея автора понятна. Действительно, на практике еще нередки случаи, когда необходимо установить лицо, совершившее деяние, и только после этого можно с уверенностью констатировать наличие или отсутствие состава преступления. Иногда в такой ситуации сотрудниками принимается поспешное, а в ряде случаев и незаконное решение о прекращении уголовного дела.

Между тем нельзя исключать возможность существования уголовного дела, возбужденного (в данном случае не имеет значения, законно или незаконно возбужденного) по факту настолько малозначительному, что действия по установлению лица, «совершившего это деяние»,[30] совершенно неоправданны. Думается, все же могут иметь место случаи, когда прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления является правомерным и при неустановлении лица, как минимум совершившего малозначительное деяние, не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

Однако буквальное толкование ч. 1 статьи 148 УПК РФ не позволяет аналогичный вывод сделать и применительно к вынесению решения об отказе в возбуждении уголовного дела. Когда невозможно средствами стадии возбуждения уголовного дела установить конкретное лицо, совершившее общественно опасное деяние, отказывать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в данном деянии состава преступления законодатель запрещает. Хотя некоторые процессуалисты оправданно считают это правило «чрезмерным».[31]

Без установления конкретного лица, совершившего общественно опасное деяние, нельзя отказывать в возбуждении уголовного дела и по основаниям, предусмотренным п. п. 3 (истечение сроков давности уголовного преследования), 4 (смерть подозреваемого или обвиняемого, когда нет необходимости реабилитации умершего) и 6 (отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 1, 3 – 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 – 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ) ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Более того, исходя из закрепленного в ч. 2 ст. 27 УПК РФ запрета прекращать уголовное дело по основаниям, указанным в п. 3 и 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, когда подозреваемый или обвиняемый против этого возражает, недопустимо также отказывать в возбуждении уголовного дела, если лицо, в отношении действий (бездействия) которого принимается рассматриваемое решение, не согласно с основаниями его вынесения.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела состоит из трех частей: вводной, описательно – мотивировочной и резолютивной. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела должны быть указаны день, месяц, год, населенный пункт его составления, должность, звание (классный чин), фамилия и инициалы должностного лица, кем оно вынесено, повод и основание к началу уголовного процесса, фабула происшествия (когда, где, что произошло), признаки какого преступления предполагались и мотивировка наличия одного из оснований вынесения решения об отказе в возбуждении уголовного дела, ссылка на ст. 148 УПК РФ и в случае необходимости на конкретный пункт ч. 1 ст. 24 УПК РФ (ст. 23 УПК РФ, ч. 2 ст. 14 УК РФ или ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях), а также собственно решение об отказе в возбуждении уголовного дела, о направлении заявителю и прокурору копий данного постановления и о разъяснении заявителю права обжаловать данное постановление и порядок обжалования.

В конце постановления рекомендуется отражать наименование органа прокуратуры, классный чин, фамилию, инициалы прокурора, а также фамилию и инициалы заявителя, которым направлены копии постановления, дату и время направления каждой из копий.

В ч. ч. 2 и 3 статьи 148 УПК РФ говорится о результатах проверки сообщения о преступлении. Исходя из содержания п. 43 ст. 5 УПК РФ под сообщением о преступлении в указанной норме понимается любой предусмотренный ст. 140 УПК РФ повод для возбуждения уголовного дела. Поэтому неправильно было бы буквально толковать наименование указанного понятия. Нельзя ограничивать круг имеющих значение для процедуры отказа в возбуждении уголовного дела результатов проверки лишь теми, которые собраны при рассмотрении сообщений о совершенном или готовящемся преступлении, полученных из иных источников, то есть в процессе исследования предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ повода для возбуждения уголовного дела.

Под результатами проверок, о которых идет речь в ч. ч. 2 и 3 статьи 148 УПК РФ, понимаются полученные в ходе применения средств стадии возбуждения уголовного дела предметы и документы.

Соответственно результатами проверки сообщения о преступлении могут быть:

а) заявление о преступлении или протокол принятия устного заявления о преступлении (ст. 141 УПК РФ и приложение № 2 к УПК РФ);

б) протокол явки с повинной (ст. 142 УПК РФ и приложение № 3 к УПК РФ);

в) рапорт об обнаружении признаков преступления (ст. 143 УПК РФ и приложение № 1 к УПК РФ);

г) объяснения;

д) запросы (ч. 2 ст. 144 УПК РФ);

е) справки о собирании доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК РФ);

ж) протоколы собирания доказательств (ч. 1 ст. 86 УПК РФ);

з) постановления о назначении исследования;

и) протоколы осмотра места происшествия (ч. 2 ст. 176 УПК РФ), а также собранные и представленные в порядке ст. 86 УПК РФ другие письменные документы и предметы.[32]

В ст. 146 УПК РФ упоминается о возможности производства освидетельствования, назначения экспертизы до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела. Данное обстоятельство порождает вопрос: являются ли постановление о производстве освидетельствования, протокол освидетельствования, постановление о назначении судебной экспертизы и заключение эксперта результатами проверки сообщения о преступлении? На этот вопрос следует ответить отрицательно.

Постановление о производстве освидетельствования, протокол освидетельствования, постановление о назначении судебной экспертизы и заключение эксперта являются частью предварительного расследования, а не предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. Поэтому они не могут признаваться частью (разновидностью) результатов проверки сообщения о преступлении.

Если до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела были произведены эти следственные действия, в возбуждении уголовного дела не отказывается. При наличии к тому оснований уголовное дело подлежит прекращению.

В ч. 2 статьи 148 УПК РФ законодатель употребил понятие «подозрение в совершении преступления конкретного лица или лиц». Что оно означает?

На стадии возбуждения уголовного дела нет подозреваемых.[33] Но есть целый ряд преступлений, признаки которых могут быть обнаружены только вместе с лицом, их совершившим (незаконное усыновление, злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей и др.), а также ряд деяний, совершенных лицом, о котором якобы было известно с самого начала уголовного процесса или причастность которого к совершению преступления была установлена на определенном этапе предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении. Во всех этих случаях есть лицо (лица), в отношении которого решался вопрос о возбуждении уголовного дела. В каждой из указанных ситуаций при вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель, руководитель следственной группы или начальник следственного отдела обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос в отношении лица, заявившего или распространившего ложное заявление (сообщение) о преступлении.

Указанные должностные лица (органы) обязаны рассмотреть вопрос о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ. На них не возлагается обязанности возбуждать уголовные дела в каждом случае вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица или лиц.

Рассмотрение вопроса о возбуждении уголовного дела предполагает производство предусмотренной ст. 144 УПК РФ проверки. Данная проверка может быть завершена отказом в возбуждении уголовного дела по заведомо ложному доносу.

Уголовная ответственность за заведомо ложный донос о совершении преступления предусмотрена ст. 306 УК РФ.

Факт того, что заявитель желал наступления общественно опасных последствий, подтверждается его подписью под текстом, где заявителю разъяснялась уголовная ответственность за заведомо ложный донос. Заявитель должен точно знать, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности. Если ложные сведения он сообщил по неосторожности, преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ, не будет.

Заведомо ложный донос имеет место вне зависимости от того, какие цели преследовал заявитель и какими мотивами руководствовался.

При заведомо ложном доносе осуществляется общественно опасное действие, которое обычно состоит из нескольких частей:

– подтверждение своей подписью правильности изложенной в заявлении заведомо ложной информации;

– передача заявления в орган, компетентный возбудить уголовное дело;

– подтверждение своей подписью факта разъяснения ему уголовной ответственности за заведомо ложный донос.[34]

Заведомо ложный донос может быть как в письменной, так и в устной форме. В последнем случае общественно опасное действие считается совершенным после того, как заявитель подписал протокол принятия устного заявления о преступлении (несомненно, только если в этом протоколе отражены заведомо ложные сведения о якобы имевшем место преступлении) и расписался в той части протокола, где ему разъяснена уголовная ответственность за заведомо ложный донос.

Уголовная ответственность за совершение данного преступления может наступить вне зависимости от того, осуществлял ли орган предварительного расследования по заявлению следственные или иные процессуальные действия (осматривал ли место происшествия, получал ли объяснения, истребовал материалы).

Квалифицирующими, то есть отягчающими ответственность, признаками заведомо ложного доноса признаются:

– донос, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, то есть умышленного деяния, за совершение которого максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, превышает пять лет лишения свободы;

– донос с искусственным созданием доказательств обвинения.

В ч. 2 статьи 148 УПК РФ идет речь о «лице, заявившем или распространившем ложное сообщение о преступлении». Это более широкое понятие, чем субъект предусмотренного ст. 306 УК РФ преступления. Круг рассматриваемых лиц нельзя ограничивать лишь заявителями, как это делает Халиулин А. Г.[35]

При вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки заявления (сообщения) о преступлении, связанного с подозрением в его совершении конкретного лица (лиц), вопрос о возбуждении уголовного дела за заведомо ложный донос рассматривается не только в отношении заявителя (в уголовно-процессуальном смысле этого слова),[36] но и в отношении любого другого лица, чье сообщение о совершении конкретным человеком преступления послужило тем «иным источником», о котором говорится в п. 3 ч. 1 ст. 140 и ст. 143 УПК РФ.

Если лицо обратилось с заявлением о преступлении не в орган, компетентный возбуждать уголовное дело, но именно из-за его сообщения органам предварительного расследования стало известно о якобы совершенном (совершаемом, подготавливаемом) конкретным человеком (людьми) преступлении, в отношении таких «заявителей» не может быть возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 306 УК РФ.

В их действиях могут быть усмотрены лишь признаки клеветы (ст. 130 УК РФ). Уголовное же дело о клевете считается делом частного обвинения. Соответственно оно может быть возбуждено лишь по заявлению лица, в отношении которого распространялась клеветническая информация, а при отсутствии такого заявления – лишь прокурором (следователем, дознавателем или др. с согласия прокурора), если данное преступление совершено в отношении лица, не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

В ч. 3 статьи 148 УПК РФ говорится об опубликовании информации об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации. Какой объем информации должен в такой ситуации быть опубликован, законодателем не определяется. Поэтому законным следует признать и опубликование минимально значимого объема сведений. В средстве массовой информации достаточно указать наименование заметки, в которой сообщалось о преступлении, номер и дату выпуска периодического печатного издания (радио-, теле-, видеопрограммы, кинохроникальной программы, иной формы периодического распространения массовой информации), в котором она была опубликована, и собственно решение по результатам проверки этого сообщения – решение об отказе в возбуждении уголовного дела.

Увеличение объема публикуемой в порядке ч. 2 ст. 148 УПК РФ информации, как-то: указание на ход проверки, на дату отказа в возбуждении уголовного дела и на другие сведения – необязательно. Между тем оно не может быть расценено как нарушение требований статьи 148 УПК РФ.

Законодатель не указал и сроков опубликования рассматриваемой информации. Между тем последовательным было заключить, что на данный вид публикации распространимы требования ст. 35 Закона РФ «О средствах массовой информации».[37] Информацию об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, редакция обязана опубликовать бесплатно и в предписанный органом предварительного расследования срок.

Причем не только редакция средства массовой информации, в котором ранее было опубликовано сообщение о преступлении,[38] должна опубликовать информацию об отказе в возбуждении уголовного дела. Но и следователь (дознаватель и др.) обязан в случае принятия решения об отказе в возбуждении уголовного дела по результатам проверки сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации, предоставить данной редакции информацию, необходимую для опубликования.[39]

Некоторые процессуалисты не исключают возможности опубликования информации об отказе в возбуждении уголовного дела и в других, помимо тех, которые сообщили о преступлении, средствах массовой информации.[40] Полностью исключать такую возможность нельзя. На момент вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела опубликовавшее сообщение о преступлении средство массовой информации может быть ликвидировано, реорганизовано или его деятельность приостановлена. Как минимум в такой ситуации требования закона об опубликовании рассматриваемой информации могут быть реализованы путем ее помещения в иное средство массовой информации. Более того, законодатель прямо не возлагает на должностное лицо, вынесшее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, обязанности публиковать опровержение сообщению о преступлении только лишь в тех изданиях и передачах, в которых ранее оно было распространено.

Все это правильно. Но все же следователям (дознавателям и др.) следует рекомендовать стремиться к опубликованию информации об отказе в возбуждении уголовного дела именно в том средстве массовой информации, в котором впервые было сообщено о преступлении, и лишь при невозможности это сделать принимать меры к ее опубликованию в другом средстве массовой информации.

Часть 3 статьи 148 УПК РФ сформулирована так, что не может быть расценена иначе как указание на необходимость проведения «проверки» неизвестного ранее и выявленного органами предварительного расследования «сообщения о преступлении, распространенного средством массовой информации». Буквальное толкование закрепленного здесь положения, с одной стороны, возлагает на компетентные органы обязанность опубликовать информацию об отказе в возбуждении уголовного дела по распространенному средством массовой информации сообщению о преступлении, с другой – требует такое решение об отказе в возбуждении уголовного дела принимать «по результатам проверки сообщения о преступлении».

Точно уяснить содержание ч. 3 статьи 148 УПК РФ невозможно, не разобравшись с понятием «средство массовой информации» и, как следствие, с терминами «массовая информация», «периодическое печатное издание», «радио-, теле-, видео-, кинохроникальная программа» и др. Согласно ст. 2 Закона РФ «О средствах массовой информации» под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации, а, в свою очередь, под массовой информацией – предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы.

Периодическое печатное издание – это газета, журнал, альманах, бюллетень, иное издание, имеющее постоянное название, текущий номер и выходящее в свет не реже одного раза в год. Радио-, теле-, видео-, кинохроникальная программа – это совокупность периодических аудио-, аудиовизуальных сообщений и материалов (передач), имеющая постоянное название и выходящая в свет (в эфир) не реже одного раза в год. Под распространением продукции средства массовой информации понимается продажа (подписка, доставка, раздача) периодических печатных изданий, аудио– или видеозаписей программ, трансляция радио-, телепрограмм (вещание), демонстрация кинохроникальных программ.

В части 4 статьи 148 УПК РФ закреплено требование направления копий постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела прокурору и заявителю. О правах других лиц на ознакомление с данным документом здесь ничего не сказано. Между тем в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 23 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»[41] с материалами, по которым отказано в возбуждении уголовного дела, вправе также знакомиться Уполномоченный по правам человека в РФ.

В обычных условиях на следователя (дознавателя и др.) не возлагается обязанности направления Уполномоченному по правам человека в РФ копии соответствующего постановления или уведомления о принятом решении. Однако Уполномоченный по правам человека в РФ может запросить соответствующие сведения. Согласно же ст. 34 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» должностные лица бесплатно и беспрепятственно обязаны предоставлять Уполномоченному по правам человека в РФ запрошенные материалы, документы и любую иную информацию, необходимую ему для осуществления своих должностных полномочий. Запрошенные материалы и документы и иная информация должны быть направлены Уполномоченному по правам человека в РФ не позднее 15 дней со дня получения запроса, если в самом запросе не установлен иной срок.

И прокурору, и заявителю направляются копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Недостаточно лишь уведомить (ознакомить) указанных лиц о принятом решении.

Законодатель не закрепил обязательных требований к копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому законным следует признать направление прокурору и заявителю любой письменной, а в некоторых случаях и электронной копии данного документа. Рекомендуется копию данного постановления заверять подписью вынесшего его лица.

Заявителю и прокурору копия постановления должна быть направлена в течение 24 часов с момента его вынесения. Причем моментом вынесения постановления признается тот час, когда следователь (дознаватель и др.) подписал постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Законодатель возложил на следователя (дознавателя и др.) обязанность направить (а не передать, не вручить и т. п.) прокурору и заявителю копию рассматриваемого постановления. Соответственно требования закона будут выполнены и в том случае, когда в течение 24 часов с момента вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела у прокурора и (или) у заявителя не будет копии данного документа. Главное, чтобы в указанные сроки копии постановления им были направлены.

В литературе высказано мнение, согласно которому «прокурору следует направлять не только копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, но и все материалы проверки сообщения о преступлении».[42] Может быть, исполнение данной рекомендации в какой-то мере и может соответствовать полномочиям прокурора проверять исполнение требований закона о разрешении сообщений о преступлении. Тем не менее законодатель не возлагал на должностное лицо, вынесшее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, обязанности направлять прокурору материалы проверки заявления (сообщения) о преступлении. Такие материалы должны быть переданы (направлены) прокурору только в случае поступления от него соответствующего требования.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 18 февраля 2000 года № 3-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 5 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Б. А. Кехмана»[43] признан неконституционным отказ в предоставлении гражданину для ознакомления материалов проверки, непосредственно затрагивающих его права и свободы, без предусмотренных законом надлежащих оснований, связанных с содержанием указанных материалов. Данное положение может быть распространено и на отказ в представлении заявителю или иному лицу, чьи интересы затронуты вынесением постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, материалов проверки заявления (сообщения) о преступлении.

Поэтому мы полностью согласны с точкой зрения Т. Н. Москальковой, которая считает, что «лица, чьи права и свободы затрагиваются решением об отказе в возбуждении уголовного дела, имеют право на ознакомление с материалами проверки, проведенной по заявлению или сообщению о преступлении, на основании которых было вынесено решение».[44] Заслуживает одобрения и позиция К. Б. Калиновского, который полагает, что копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела «должна быть направлена пострадавшему, даже если он не является заявителем (п. 13 ч. 2 ст. 42 УПК); лицу, в отношении которого было подано заявление; лицу, в отношении которого в постановлении сделаны неблагоприятные для него выводы (например, виновность в административном правонарушении)».[45]

Часть 4 статьи 148 УПК РФ наделяет заявителя правом получить копию вынесенного по его заявлению постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и узнать о предоставленной ему возможности обжаловать данное постановление, а также порядок обжалования.

Заявитель имеется не в каждом уголовном процессе. Если заявителя нет, то орган предварительного расследования (соответствующее должностное лицо) может направить копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела только прокурору. Пока еще прямо законодателем на него не возлагается обязанности уведомлять кого-либо еще о принятом в порядке ст. 148 УПК РФ решении. В этой связи необходимо определиться с понятием «заявитель».

Законодатель не разъясняет содержания понятия «заявитель». Наверное, поэтому Калиновский К. Б. к числу таковых относит также лицо, явившееся с повинной.[46] Думается, что такое широкое толкование рассматриваемого понятия не вполне оправданно. Законодатель нигде в УПК РФ лицо, обратившееся в компетентный орган или к должностному лицу с явкой с повинной, не называет заявителем. Напротив, данным термином постоянно именуется лицо, обратившееся в орган предварительного расследования или к мировому судье с заявлением о преступлении. Поэтому представляется более последовательным использование понятия «заявитель» применительно к пострадавшему (очевидцу и т. п.), от которого поступило заявление о преступлении, и соответственно неупотребление понятия «заявитель» применительно к лицу, явившемуся с повинной.

Правом получить копию постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (узнать о своем праве и порядок обжалования) обладает любой заявитель. Это право предоставлено как заявителю, который обратился в орган дознания, к дознавателю, следователю, руководителю или члену следственной группы, начальнику следственного отдела или прокурору непосредственно, так и лицу, отправившему заявление о преступлении по почте, нарочным и т. п.

1.3. Незаконный отказ в возбуждении уголовного дела – грубое нарушение законности в уголовном судопроизводстве

Незаконные отказы в возбуждении уголовного дела являются грубыми нарушениями прав граждан.

Именно поэтому совместный Приказ Генерального прокурора и Министра внутренних дел Российской Федерации № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16 мая 2005 г.,[47] чрезвычайный по своей сути, без преувеличения произвел революцию в надзоре за рассмотрением сообщений о преступлениях, а эффект значительно вышел за рамки установленной им новеллы.

Процедура утверждения прокурорами решений об отказе в возбуждении уголовного дела органично вписалась в уголовно-процессуальную деятельность. В этом смысле характерно, что не только граждане, но и некоторые адвокаты в своих жалобах отсутствие подписи прокурора на «старых» решениях об отказе в возбуждении уголовного дела стали воспринимать как «нарушение требований УПК».

Тем не менее юридическое значение акта утверждения прокурором такого постановления остается не вполне ясным: решение лица, проводившего проверку, к этому времени уже действует в полной мере. В частности, перестали течь сроки, отведенные законом для проверки, уведомлен заявитель, а преступление (если оно имело место) перешло в разряд укрытых. Но и следователь (дознаватель), и начальник органа внутренних дел теперь, хоть и несут персональную ответственность за свои решения, подразумевают некоторую их неокончательность: есть еще прокурор, который может не согласиться с их оценкой собранных материалов.

В первое время исполнения Приказа доходило до того, что милицейский начальник, испытывая сомнения, утверждал постановления «на карандаш» и отправлял исполнителя в прокуратуру, чтобы решение утвердил прокурор, а после этого свою резолюцию обводил чернилами. Это, конечно, быстро и без усилий исправленный курьез, но он отчетливо характеризует растерянность некоторых руководителей органов внутренних дел. Принципиальное же значение этот вопрос приобретает при расследовании преступлений должностных лиц, укрывших преступления от учета, когда на первое место выходит доказывание субъективной стороны деяния.

Однако гораздо более глубокие изменения коснулись не теории уголовного процесса и даже не спроса с сотрудников милиции и прокуроров, а самой методологии подходов к распутыванию гордиева узла правоохранительной работы – полноты учета преступлений. Обеспечить исполнение Приказа № 18/350 «О мерах по укреплению законности при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела» от 16 мая 2005 г. старыми средствами оказалось невозможно.

Сейчас уже уверенно можно говорить, что реализация новых полномочий прокурора способствует укреплению законности, а укрытие преступлений сотрудниками милиции перестало существовать как массовое явление.

Наиболее очевидно это отразилось на динамике преступности. В предыдущие годы организации надзора за рассмотрением сообщений о преступлениях уделялось особое внимание, что сказывалось на постоянном росте числа регистрируемых преступлений, в основном – небольшой и средней тяжести.

Основной рост показывают преступления небольшой и средней тяжести – кражи, мошенничества и грабежи без квалифицирующих признаков, при этом наименее латентные из них – квартирные – остались на прежнем уровне. Вдвое больше выявлено преступлений «двойной превенции» и в сфере незаконного оборота наркотиков.

Барометром, чутко реагирующим на реальное состояние законности в данной сфере, часто оказывается количество и характер жалоб на незаконный отказ в возбуждении уголовного дела, отказ в регистрации или в принятии заявления о преступлении. Анализ поступивших в органы прокуратуры подобных обращений граждан показал, что во многих крупных районах снижение составило от 20 до 50%, а в некоторых районах жалоб нет по два месяца и более.[48] При этом число преступлений, поставленных на учет прокурором, из месяца в месяц сокращается до уровня единичных фактов.

Основной причиной изменения ситуации, естественно, стало не само по себе изменение порядка утверждения решений органа дознания. Ведь закон предусматривал такое же направление постановлений прокурору в суточный срок, те же полномочия отменить решения, а ведомственные нормативные акты – обязанность проверять законность постановлений органа дознания. Гораздо важнее оказались меры, которыми прокурор обеспечивает соблюдение законности на всех стадиях рассмотрения сообщений о преступлениях до момента, когда он будет обязан дать оценку принятому решению. Именно в этом и реализуется механизм персональной ответственности за принятые решения.

Для решения задач, поставленных Генеральным прокурором России, потребовалось внести значительные коррективы в организацию работы. Постоянное отслеживание ситуации во всех городах и районах страны стало возможным благодаря ежемесячному мониторингу. Практически все статистические сведения, имеющие значение для работников прокуратуры, помещаются в ежемесячный бюллетень и доступны всем прокурорским работникам в обобщенном виде с разбивкой по районам. Сведения, полученные в ходе мониторинга, становятся поводом для заслу

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Прокурорский надзор и ведомственный контроль за законностью отказа в возбуждении уголовного дела". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 527

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>