Дипломная работа на тему "Профилактика правонарушений среди осужденных"

ГлавнаяГосударство и право → Профилактика правонарушений среди осужденных




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Профилактика правонарушений среди осужденных":


Московский государственный университет экономики статистики и информатики

(МЭСИ)

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

«Профилактика правонарушений среди осужденных»

Выполнил:

Научный руководитель:

Рецензент:

Допущено к защите

Зав. кафедрой__________

«___»___________2004г.

ПЛАН

Введение 3

Глава . Обеспечение правопорядка в местах лишения

свободы как основа уголовно- исполнительной

политики государства 6

Глава II. Структура правонарушений в местах

лишения свободы 29

а) Нарушение и злостное нарушение требований

режима в местах лишения свободы 29

б) Состояние преступности в местах лишения свободы 34

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по требуемой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Челябинске и в других городах РФ.

Глава III. Меры по предупреждению правонарушений

в местах лишения свободы 42

Заключение 68

Библиографический список 70

ВВЕДЕНИЕ

Лишение свободы занимает значительное место в системе уголовных наказаний и заключается в изоляции осужденного от общества путем направления его в колонию - поселение или помещения в исправительную колонию общего, строгого или особого режима либо в тюрьму. Лица, осужденные к лишению свободы, не достигшие к моменту вынесения судом приговора восемнадцатилетнего возраста, помещаются в воспитательные колонии общего или усиленного режима (ч.1 ст. 56 УК РФ).

Лишение свободы как и любое другое наказание, предусмотренное УК РФ применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений (ч.2 ст. 43 УК РФ). Таким образом лишение свободы направлено еще и на выполнение превентивных функций.

Восстановление социальной справедливости путем наказания осужденного осуществляется применительно к обществу в целом, так и к потерпевшему в частности. Социальная справедливость в обществе восстанавливается в возможных пределах: государство частично возмещает причиненный ущерб за счет штрафа, конфискации имущества, принудительных работ исполняемых осужденными во время отбывания наказания в виде лишения свободы и других видов наказания; граждане убеждаются в том, что государство способно обеспечить наказание преступника, и наказывает его в соответствии с законом, исходя из рациональных и социопсихологических соображений, то есть учитывая начала гуманизма, соразмерности, эффективности. По отношению к потерпевшему социальная справедливость восстанавливается путем защиты его законных интересов и прав, нарушенных преступлением. Реализуя эту цель, наказание (речь идет о лишении свободы) должно обеспечить возможность возмещения причиненного вреда и в возможных пределах - соразмерность лишения или ограничения прав и свобод осужденного страданиям потерпевшего, которые он вынужденно потерпел вследствие совершенного преступления. При том нужно учитывать, что наказание не ставит перед собой цель причинения страдания осужденным.

Исправление осужденного соответствует цели специального предупреждения преступлений. Она достигается, когда осужденный не совершает новых преступлений. По ст. 43 УК РФ цель исправления осужденного не направлена на достижение таких результатов, как перевоспитание осужденного в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам человеческого общежития, хотя и предполагает использование любых законных и разумных средств позитивного изменения личности и социальных связей осужденного.

Для достижения данной цели, то есть специального предупреждения преступлений, наказание должно действовать на осужденного наряду с иными правовыми и не правовыми средствами. Эффективность достижения данной цели выражается в соотношении общего и специального рецидива.

Существуют и другие понятия эффективности наказания, и в частности лишения свободы. Так А. М. Яковлев считал, что эффективность наказания - это степень реального обеспечения безопасности общества.

Кроме того, как указывал М. Д. Шаргородский на эффективность уголовного наказания влияют:

1) соответствие уголовного запрета объективным закономерностям, существующим в обществе;

2) соблюдение принципов уголовного права;

3) неотвратимость наказания, что определяется степенью раскрываемости преступления, обеспечением кратчайшего срока от совершения преступления до наказания за него;

4) стабильностью уголовной политики;

5) законностью и обоснованностью судебных приговоров.

Что же касается предупреждения совершения новых преступлений, то это относится к тем лицам, к которым наказание не применялось. То есть неотвратимость наказания должна удерживать социально-неустойчивых индивидов от попыток совершения преступлений.

Таким образом, эффективность процесса исполнения наказания является залогом достижения наказанием своих целей, значение чего нельзя переоценить.

Целью данного дипломного исследования явилось определение структуры и причинности правонарушений в местах лишения свободы. Достижение поставленной цели опосредовано решением следующих задач:

1)  исследование состояния правопорядка в местах лишения свободы;

2)  анализ существующих норм УК РФ и УИК РФ, регламентирующих содержание и порядок реализации данного вида наказания, а также норм, определяющих виды правонарушений в местах лишения свободы и меры правового воздействия на правонарушителей;

3)  исследование комплекса причин и условий, способствующих совершению правонарушений и преступлений;

4)  разработка комплекса рекомендаций и предложений по предупреждению правонарушений в местах лишения свободы.

Представленная работа состоит из введения, трех глав, двух параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

1 ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВОПОРЯДКА В МЕСТАХ ЛИШЕНИЯ

СВОБОДЫ КАК ОСНОВА УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ

ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА

Процессы демократических преобразований общества, утверждение принципов социальной справедливости побудили ускорить реформирование и серьезно заняться проблемами защиты гражданских прав, законных интересов и безопасности осужденных, созданием нормальных условий отбывания наказания в местах лишения свободы.

Уголовно-исполнительная система осуществляет свою деятельность в относительно нелегких условиях социально-политической и экономической обстановки, характеризующейся невысоким уровнем производства, низким благосостояния значительной части населения, безработицы.

Как следствие этого, объективно ухудшается и социально-правовая характеристика лиц, осужденных к лишению свободы, отличающихся повышенной криминогенностью.

Без определения понятия и сущности правового обеспечения реформирования УИС невозможно сформулировать его цель и задачи на перспективу, что в свою очередь не позволяет эффективно осуществлять реформу уголовно-исполнительной системы, рассчитывая на социально значимые результаты.

Для понимания сущности правового обеспечения принципиальным является общетеоретическое положение о том, что «право» выступает в форме 1) идей, представлений; 2) юридических предписаний (велений или установлений), исходящих от государства, и 3) действий или отношений, в которых реализуются идеи, принципы и предписания права"[1]. И если правовые идеи и представления имеют большее значение на этапе выработки концептуальных подходов к организации правового регулирования, то юридические предписания и действия субъектов правоотношений по их реализации оказывают непосредственное влияние на эффективность правового обеспечения, по сути, формируют его.

В юридической литературе, несмотря на довольно частое применение термина "правовое обеспечение", содержание данного понятия в достаточной степени не разработано[2]. Одним из наиболее значимых трудов, посвященных постановке и рассмотрению данной проблемы, является пособие В. А. Козбаненко[3]. Автор теоретически обосновал разграничение базовых юридических категорий "правовые основы", "правовое регулирование", "правовое обеспечение", выявил сущность и содержание этих терминов, показал особенности их использования в сфере государственного управления. При этом под правовым обеспечением В. А. Козбаненко предлагает понимать систему социально-правовых элементов и юридически значимых мер (средств, приемов и способов), влияющих на формирование и реализацию права. Эта система образуется из таких элементов, как: нормы права и его принципы, объективированные в законах, подзаконных нормативных и иных правовых актах; правовые отношения; акты применения норм права; акты реализации прав и обязанностей; государственно-правовые институты; оргструктуры; организационно-правовые меры, средства, приемы, методы, формы и другие элементы юридического опосредования социально значимых явлений, процессов и отношений[4]. В целом поддерживая высказанный автором подход к определению анализируемого понятия, некоторые его сущностные положения требуют уточнения и дальнейшего развития применительно к различным сферам общественных отношений. С нашей точки зрения, на современном этапе реформирования УИС особое значение приобретает формирование и развитие правового обеспечения в его узком (нормативном) смысле. Правовое обеспечение в таком понимании во многом совпадает с понятием правового регулирования, поэтому правомерно говорить о его нормативной подсистеме. Соответственно правовое обеспечение реформы уголовно-исполнительной системы в узком (нормативном) смысле составляют: международные правовые акты в области прав человека, борьбы с преступностью и обращения с правонарушителями; Конституция РФ; уголовно-исполнительное законодательство и другие федеральные законы, регулирующие отдельные направления деятельности УИС; нормативные правовые акты Президента и Правительства России; межведомственные нормативные правовые акты; ведомственные нормативные правовые акты; решения и разъяснения высших судебных инстанций по вопросам применения нормативных правовых актов в сфере исполнения уголовных наказаний. Нормативные правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации могут входить в рассматриваемую систему в случае заключения соответствующих договоров между ними и органами государственной власти Российской Федерации. Международные правовые акты в области прав человека, борьбы с преступностью и обращения с правонарушителями занимают особое место в системе правового обеспечения реформы УИС. Во-первых, они выступают одним из основных факторов, определивших реформирование уголовно-исполнительной системы на современном этапе. Во-вторых, в указанных документах содержатся основные права человека и международные стандарты обращения с различными категориями осужденных, а в соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права[5]. В-третьих, предписания международных договоров, о чем указывает ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, уже сегодня являются частью ее правовой системы и реально обеспечивают реформирование уголовно-исполнительной системы.

В настоящее время имеется достаточно много научной и учебной литературы, посвященной различным международным актам об обращении с осужденными, при этом авторы, как правило, основное внимание уделяют подробной характеристике универсальных или региональных специализированных стандартов и проблемам их реализации в России[6]. Такой подход, безусловно, оправдан, но для настоящего исследования интерес представляют прежде всего обязательные нормы международных правовых актов, определяющие естественные права человека, которые не могут нарушаться при исполнении уголовных наказаний. К таким "абсолютным" правам следует отнести право на жизнь, свободу и безопасность личности, запрет пыток, право на свободу мысли, совести и религии и др.

Правовое обеспечение реформы уголовно-исполнительной системы базируется на положениях международных правовых актов и Конституции Российской Федерации.

Укрепление правопорядка, обеспечение изоляции и дифференцированных ус­ловий содержания осужденных, гу­манизация исполнения наказаний - именно эти направления деятельно­сти являются важнейшими для служб безопасности учреждений и органов УИС.

Обеспечение безопасности и режима исполнения и отбывания наказания является основой деятельности исправительных учреждений России. Именно в этом направлении наиболее ярко проявляется содержание реформы УИС, осуществляемой в России, на принципах законности, гуманизма, строгом соблюдении прав человека, его интересов, гуманном отношении к осужденным.

Практически каждый восьмой из числа отбывающих уголовные наказания, осужден за убийство или умышленное причинение вреда здоровью потерпевшим различной тяжести, каждый десятый – за разбойное нападение или грабеж[7].

Из числа отбывающих наказание в виде лишения свободы более 64 тысяч и находятся на принудительном лечении от наркомании и алкоголизма. Около 50% осужденных судимы неоднократно.

Но несмотря на это, в основе выбранного курса в первую очередь лежит нацеленность на избавление уголовно-исполнительной системы от характерных черт прошлого и ее преобразование в современную пенитенциарную структуру демократического правового государства. Главный упор сделан на приведение условий отбывания наказания в соответствие с требованиями общепризнанных международно-правовых актов, снятие неоправданных ограничений и укрепление правопорядка.

Исправительные учреждения стали доступнее для общественности, раскрыта пенитенциарная статистика, растут связи с религиозными и иными организациями[8].

Реформа носит не косметический характер и, конечно же, не несет послабления законных требований, «заигрывания» с правонарушителями, а пересматривает принципиальные позиции взаимоотношения осужденного с государством, персоналом мест отбывания лишения свободы.

Уголовно-исполнительное законодательство России имеет своими целями и задачами исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений как самими осужденными, так и другими лицами (превенция), регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных, охрану их прав, свобод и законных интересов, оказание осужденным помощи в социальной адаптации.

Одним из главных средств достижения этих целей является режим в исправительных учреждениях. Конституция России устанавливает основные обязанности осужденных, в частности платить законно установленные налоги (ст. 57) и сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58).

Помимо норм Конституции, закрепляющих правовое положение осужденных, при определении системы правового обеспечения реформы УИС большое значение имеет конституционное положение (п. "о" ст. 71), согласно которому уголовно-исполнительное законодательство относится к исключительному ведению Российской Федерации. Это обусловлено как важностью регулируемых этим законодательством общественных отношений, их предназначением в деле обеспечения внутренней политики государства, так и заинтересованностью всех субъектов Федерации и самой Федерации в принципиально едином правовом пространстве в сфере уголовной политики, в едином порядке исполнения уголовных наказаний на всей территории страны. Из смысла данной статьи следует, что принятие и реализация законодательных актов в пенитенциарной сфере возлагаются только на федеральные органы государственной власти, перечисленные в ст. 11 Конституции, а именно на Президента Российской Федерации, Федеральное собрание (Совет Федерации и Государственную Думу), Правительство Российской Федерации в лице Министерства юстиции и его структурного подразделения - уголовно-исполнительной системы. Представляется оправданным вывод М. Г. Мойсеенко о том, что "конституционная формула в ведении Российской Федерации находятся" обозначает, таким образом, сферы, области, объекты, прерогативы и т. п., находящиеся под воздействием федеральной государственной власти[9]. Рассмотренные положения исключают возможность не только издания субъектами Федерации основополагающих законодательных актов по регулированию исполнения наказаний, но и "создания на местах" конкретных структур исполнительной власти, к которым относятся органы и учреждения, исполняющие уголовные наказания, в том числе наказания в виде лишения свободы. Соответствующими полномочиями субъектов Федерации, по мнению Г. А. Туманова и С. М. Петрова, наделяет статья 73 Конституции [10].

Особую значимость в новых условиях реформирования УИС приобретают нормативные правовые акты Правительства России. Целесообразно выделить две группы правительственных решений по вопросам исполнения уголовных наказаний. Одна из них включает постановления, направленные на обеспечение жизнеспособности уголовно-исполнительной системы, ее нормальное функционирование на современном этапе реформы. Другая группа состоит из нормативных актов, принятие которых делегировало Правительству уголовно-исполнительное законодательство.

Нормативные правовые акты первой группы принимаются по текущим вопросам деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, когда требуется решение проблемы на правительственном уровне. Много таких проблем возникло с передачей УИС в Министерство юстиции. Председатель Правительства России в выступлении на Всероссийском совещании руководителей органов юстиции в декабре 1997 года отмечал: "Мы обязаны сохранить кадровый потенциал УИС, а это 300 с лишним тыс. сотрудников, гарантировать им в будущем все льготы и привилегии, которыми они пользуются сегодня. Исключительно важно не растерять по дороге из МВД в Минюст материально-техническую базу системы"[11]. Для того чтобы этого не произошло, следовало найти наиболее эффективные решения, и об этом свидетельствует Постановление Правительства РФ от 30 октября 1998 г. N 1254 "Вопросы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ"[12], распространившее действие нормативных правовых актов Правительства России, регулирующих деятельность учреждений, органов, предприятий и подразделений уголовно-исполнительной системы МВД РФ, на УИС Минюста. Выполнение данного Постановления, безусловно, сыграло роль стабилизирующего фактора в сложный для системы исполнения уголовных наказаний период. В связи с возложением на учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, функции конвоирования осужденных и лиц, заключенных под стражу, Правительство РФ 5 апреля 1999 г. приняло соответствующее Постановление[13], которое определило порядок и условия выполнения этой новой для уголовно-исполнительной системы задачи.

29 августа 2001 г. Правительство РФ утвердило Федеральную целевую программу "Реформирование уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации на 2002 - 2006 годы". Выполнение этой программы должно дополнительно ввести 45,7 тыс. мест для подозреваемых и обвиняемых в следственных изоляторах, 1863 места в исправительных колониях, 215 тыс. кв. м жилой площади для сотрудников УИС, привлечь к труду не менее 40 тысяч неработающих осужденных[14].

Особое значение в период передачи УИС из МВД в Минюст России имели совместные нормативные правовые акты этих министерств. Общий Приказ N 495/90 от 30 июля 1998 г. обязывал руководителей всех уровней на этапе передачи обеспечить надлежащий правопорядок, не допустить массовых беспорядков, групповых эксцессов, роста тяжких преступлений в местах лишения свободы. С этой целью была разработана и введена в действие инструкция МВД и Минюста об организации взаимодействия в сфере оперативно-розыскной деятельности. Утверждены приказы о порядке использования систем связи, автоматизированной обработки и передачи информации МВД и уголовно-исполнительной системы Минюста, о совместном использовании архивов и о реорганизации деятельности уголовно-исполнительных инспекций.

В связи с ухудшением санитарно-эпидемиологической обстановки в исправительных учреждениях, необходимостью принятия более эффективных мер по охране здоровья осужденных принят ряд совместных нормативных правовых актов Министерства здравоохранения РФ и Министерства юстиции РФ. Среди них: Приказ об утверждении перечня медицинских противопоказаний к отбыванию наказания в виде лишения свободы в отдельных местностях Российской Федерации осужденными к лишению свободы[15] и очень важный с точки зрения гуманности и целесообразности исполнения лишения свободы в отношении больных осужденных Приказ об их освобождении от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью[16]. Последний нормативный акт в качестве приложений содержит Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, и Порядок медицинского освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью. Учитывая важность указанных документов для соблюдения прав осужденных, для преодоления ведомственных интересов в вопросах освобождения осужденных от отбывания наказания в виде лишения свободы в связи с тяжелой болезнью в соответствии с ч. 8 ст. 175 УИК РФ[17] предусмотрено их утверждение Правительством Российской Федерации.

По сравнению с ранее действовавшим Исправительно-трудовым кодексом РСФСР новый Уголовно-исполнительный кодекс РФ внес весьма существенные изменения в режим исполнения и отбывания наказания в виде лишения свободы.

Что же представляет из себя режим в современных исправительных учреждениях России и каковы его основные требования?

Ответ на этот вопрос находится в ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, где говорится, что режим в исправительных учреждениях, установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами, – это порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказаний[18].

Закон возлагает на осужденных строго определенные обязанности, органически вытекающие из требований режима.

Неисполнение осужденными возложенных на них обязанностей, а также невыполнение законных требований администрации исправительных учреждений влекут установленную законом ответственность. Перечень мер взыскания, которые в этом случае могут применяться к нарушителям, четко определен законом.

Наряду с этим уголовно-исполнительный закон наделяет осужденных довольно широким спектром прав.

Сегодня можно констатировать, что в основном исполняется такое требование уголовно-исполнительного законодательства, как отбывание наказания осужденными в пределах территории субъекта Российской Федерации, где они проживали до осуждения или были осуждены, что в значительной мере позволяет регулярному, в рамках закона, общению лиц, отбывающих лишение свободы, со своими родственниками.

Выработалась и закрепляется на практике тактика дифференцированного подхода к исправлению различных категорий осужденных, при которой правонарушители, пытающиеся противостоять администрации, сохранить паразитический образ жизни в колонии, отрицательно влияющие на основную массу осужденных, максимально изолируются от нее и в отношении них значительно сужается круг льгот, предусмотренных законом. Для изоляции таких лиц используются возможности запираемых помещений, штрафных изоляторов, помещений камерного типа, одиночных камер и т. д. Для тех же, кто осознал несостоятельность этой линии поведения, предоставляются все предусмотренные законом льготы, обеспечивается защита от отрицательного влияния нарушителей установленного законом порядка исполнения и отбывания наказания.

Принимаются меры по созданию необходимых условий для осужденных, которым в целях успешной социальной адаптации, за шесть месяцев до освобождения может быть предоставлено право проживать и работать под надзором администрации за пределами исправительной колонии.

Широко практикуется предоставление осужденным выездов за пределы исправительных учреждений, а осужденным, отбывающим наказание в колониях-поселениях, – проведение вне этих учреждений выходных и праздничных дней.

Аналогичное положение отмечается и в выполнении других нововведений уголовно-исполнительного законодательства России.

Следует отметить, что введение и правильное применение прогрессивных норм в значительной мере оздоровило обстановку в исправительных учреждениях, положительно повлияло на состояние социально-психологического климата среди осужденных, на взаимоотношения последних с персоналом пенитенциарных учреждений.

Четкие перспективы, обозначенные в законе, его демократичность дают понять каждому осужденному, что условия, в которых он будет отбывать наказание, и в конечном итоге срок его пребывания в исправительном учреждении во многом зависят от него самого, от его правопослушности и степени исправления.

Следует отметить, что в течение последних лет не снижается активность уголовно-преступного элемента по противодействию персоналу пенитенциарных учреждений в обеспечении установленного порядка исполнения наказаний. Попытки подкупа, шантажа и запугивания нередко перерастают в угрозы и акты физического воздействия на сотрудниковИУ, активно участвующих в обеспечении правопорядка, и членов их семей. В отношении персонала уголовно-исполнительной системы продолжают совершаться дерзкие преступления. Только в исправительных колониях за 2001 год совершено 52 нападения на сотрудников[19].

При явном неповиновении осуж­денных сотрудники ИУ в соответствии с Законом РФ[20] «Об учреждени­ях и органах, исполняющих уголов­ные наказания в виде лишения сво­боды» 10573 раза применяли спец­средства против нарушителей. Од­нако количество таких случаев со­кратилось на 11,2%, в том числе при­менение средств типа «Сирень» - на 20,1%.

Вместе с тем, несмотря на наме­тившиеся положительные тенден­ции, в деятельности отдельных тер­риториальных органов УИС имеют­ся существенные недостатки в час­ти комплектования служб безопас­ности, обеспечения правопорядка и организации надлежащего режима. Прежде всего следует иметь в виду, что различаются, хотя и тесно взаимосвязаны, особенные общесоциальные причины и условия наказательной преступности в целом; факторы, влияю­щие на территориальные и временные различия преступности в ИУ, и причины, условия преступного поведения в местах лише­ния свободы, действующие, как уже отмечалось, на личностно-микросредовом уровне.

Государство, проводя свою уголовно-исполнительную политику и стремящееся к обеспечению правопорядка в местах лишения свободы, прежде всего должно выявлять причины и условия способствующие совершению преступлений. В целом причины и условия преступлений можно разделить на внутренние и внешние. Поэтому факторы, воздействующие на состояние преступ­ности в местах лишения свободы, в ряде случаев могут быть отне­сены к внешним условиям преступного поведения. Сюда же отно­сятся факторы, влияющие на различия, порой весьма существен­ные, в структуре и динамике преступности в зависимости от вида колонии, содержания производства, места ее расположения и др.

Причины и условия преступного поведения в местах лише­ния свободы можно разделить, как известно, на внутренние и внешние. Подобное деление означает: внутреннее - это внутри личности преступника, внешнее - значит вне его, т. е. все формы воздействия на преступника извне.

Внутренней причиной преступного поведенияявляется криминогенная мотивация, прежде всего поддержание престижа и завоевание авторитета среди осужденных, переходящая в ряде случаев в насильственную, корыстную и т. п. мотивацию типа преступного поведения.

В местах лишения свободы и при исполнении других видов уголовных наказаний основное значение имеет стремление ук­лониться от их исполнения. Кроме того, выделяется мотивация желания завоевать лидерство, проявляющееся в стремлении про­демонстрировать силу, навязать свою волю другим, используя прежде всего свои организаторские способности (что может при­вести к совершению насильственных преступлений, хулиганству, организации групповых эксцессов и т. п.).

В ценностной ориентации, приводящей к совершению пре­ступлений в ИУ, особую специфику имеет отношение к ряду ценностей. Это:

1)  отрицательный настрой на соблюдение режима (около 2/3 привлеченных к уголовной ответственности - нарушители режима, причем большинство из них - злостные);

2)  негативное отношение к труду, выражающееся или в откры­том отказе от работы, или в скрытом, когда осужденный выходит на работу, но фактически ничего не делает (напри­мер, 69,6% осужденных за убийство недобросовестно относи­лись к труду)[21]. Это связано с вынужденностью труда в местах лишения свободы, с отсутствием в его содержании творчес­кого начала и т. п.;

3)  отрицательное отношение к общеобразовательному и про­фессионально-техническому обучению, поскольку эти ценности связаны прежде всего со свободой, а нереальность ее получения в ближайшее время приводит к обесцениванию учебы, кроме того, учеба воспринимается как вынужденная;

4)  неприятие любых форм воспитательной работы, связанное главным образом с их формальным и неумелым проведением; в частности, любой воспитатель, в особенности в ИУ, должен обладать ораторских искусством;

5)  лояльное отношение к осужденным, вновь совершающим пре­ступления в местах лишения свободы, если этот тип преступ­ного поведения соответствует обычаям, традициям преступ­ной среды;

6)  принятие и соблюдение преступной субкультуры.

Таково отношение рецидивистов к основным ценностям в местах лишения свободы.

Кроме того, в основе процесса мотивации лежат потребности, у преступников извращенные. В условиях лишения свободы у лица продолжает действовать потребность в половом общении, но по­скольку ее удовлетворение ограничено условиями изоляции, однополовым составом осужденных, предоставлением определенного количества длительных свиданий, что, кстати, является внешними условиями половых извращений в ИУ, то на основе негативной ценностно-ориентационной направленности, крайнего примити­визма, цинизма и бездуховности осужденного эта естественная половая потребность может трансформироваться в аномальную и привести к совершению ряда половых эксцессов в ИУ.

В местах лишения свободы большое значение имеет также отношение осужденных к таким ценностям, как свобода, спра­ведливость, наказание, нормы уголовного права и т. п.

Внутренними условиями преступного поведения, как мы по­лагаем, являются особенности психофизиологической и психо­логической среды осужденных, вновь совершающих преступле­ния в ИУ, воздействующие на: а) скорость протекания кримино­генной мотивации; б) тождественность восприятия криминоген­ной ситуации, самого себя; в) адекватность отреагирования на ситуацию.

К внутренним условиям, чаще всего способствовавшим со­вершению преступлений осужденными в условиях изоляции, сле­дует отнести следующие:

1)  наличие у значительного количества осужденных тех или иных невротических отклонении (в большей степени истерии, неврозы) и психических аномалий (это и психические болезни, и те или иные психопатии у несовершеннолетних, содержащихся в ВК, акцентуации характера и т. п.). По разным данным, 10 - 80% осужденных за совершенные преступления в ИУ имеют психические аномалии. Эти отклонения затрудняют осужденному возможность в полной мере осознавать значение своих действий, руководить ими и зачастую именно поэтому способствуют совершению ими преступлений.

2)  примерно половина всех привлеченных за совершенные преступления в ИУ - это лица до 25-летнего возраста, имеющие уже, с одной стороны, определенный жизненный опыт, сформированные негативные ценностные ориентации, наличие двух или трех судимостей и т. д., но вместе с тем со­храняющие еще элементы инфантилизма, противоречивость и двойственность психики, отражающиеся в характере совер­шаемых ими преступлений.

3)  эти лица в большинстве случаев имеют невысокий образовательный уровень (убийцы, например, 5-7 классов, в среднем) и соответственно примитивную структуру потреб­ностей. Недостаточное их интеллектуальное развитие, неспо­собность к абстрактному мышлению, установленные, например, в результате криминологических исследований у всех лиц, и совершивших побеги и убийства в ИУ, сказываются на преобладании у них эмотивных побуждений, т. е. прежде всего эмоций. При совершении же насильственных преступлений (а их в ИУ - не менее одной трети) в мотивации преоблада­ет сложившаяся в течение довольно длительного времени отрицательно-эмоциональная установка к потерпевшему, ссужающая до предела возможности сознания.

4)  эмоциональная неустойчивость, несдержанность лица, ограниченные возможности самоуправления в экстремальных условиях, преобладание возбуждения над торможением, эмо­ций над разумом характерны для большинства осужденных, совершающих преступления в ИУ.

5)  конформность, зависимость от других осужденных, обус­ловленная ограниченным кругом общения, невозможностью лица сменить по желанию эту среду по своему усмотрению в случае возникновения конфликтов и т. п., вызывает тем не менее подсознательно естественное стремление вырваться иззамкнутого круга; отсюда побеги и иные проявления уклоне­ния от наказания.

6)  интровертированность осужденных, т. е. погружение в свои мысли, в свое «я». Как следствие - склонность к самоанализу, необщительность, пессимизм, скрытность и другие свойства, которые способны при отсутствии длительной разрядки раз­решиться в эмоциональном взрыве: хулиганстве, насилии, побеге или просто в злостном нарушении режима.

7)  повышенная тревожность, выражающаяся в страхах, осторожности, стремлении к минимальности в контактах, в постоянной погруженности в раздумья, вызывает в конечном счете невротическое или психическое заболевание, если не находит своей разрядки, в том числе и путем совершения преступления, особенно связанного с активными телодвижения­ми, т. е. чаще всего с насилием, половыми эксцессами.

8)  повышенное самомнение, упрямство, а у особо опасных пре­ступников в колонии или тюрьме - повышенный самоконт­роль, которые, наряду с организаторскими способностями, со­действуют формированию лидерства, организации и совершению тщательно подготовленных, как правило, тяжких пре­ступлений в условиях изоляции, а потому труднораскрывае­мых. Кроме того, особую роль играют различные психические состояния, как специфические для осужденных (тоска, уны­ние, угнетенность и т. п.), так и общие, типичные, например стрессовые, фрустрационные, аффективные, а также состоя­ние опьянения и другие, кратковременно протекающие, про­являющиеся непосредственно в момент совершения преступ­ления, обычно усиливающие проявление относительно устой­чивых свойств.

Внешней причиной преступного поведения является, по нашему мнению, криминогенная ситуация, под которой понимается относительно длительное состояние отношений, по меньшей мере между двумя сторонами, направленное на всё возрастающее причинение вреда общественным отношениям и действие которой в большей степени как конфликтной проявляется при совершении большинства преступлений в ИУ, причем не только при совершении насильственных (т. е. связанных так или иначе с причинением физического вреда лицам), но и корыстных, при совершении побегов и др.

Под конфликтом обычно понимается одноразовое столкно­вение между субъектами в форме ссоры, драки, скандала и т. п.

Под конфликтной криминогенной ситуацией в местах лишения свободы следует понимать относительно длительное, напряжен­ное состояние обостряющихся отношений между субъектами, вы­ражающееся в возрастании степени тяжести, повторяющихся и окончательно, одноактно, неразрешаемых конфликтов и в фор­мировании негативно-эмоциональной установки друг к другу.

Структуру всякой криминогенной ситуации обычно образуют субъекты, объекты, содержание, методы, стадии.

Субъектами данной конфликтной криминогенной ситуации чаще всего являются: а) с одной стороны - группа осужденных, с другой - администрация ИУ, с третьей - враждебная ей иная группа осужденных, т. е. различные виды межгрупповых ситуа­ций; б) с обеих сторон по одному осужденному, т. е. диадические межличностные ситуации. Сюда также следует отнести конф­ликтную ситуацию между осужденным и сотрудником ИУ; в) с одной стороны - осужденный, а с другой - их группа.

Для деятельности ИУ наиболее опасны диадические меж­групповые конфликтные криминогенные ситуации, так как они приводят к массовым эксцессам с участием большого количе­ства осужденных. Кстати, это могут быть и эксцессы между враж­дующими группировками осужденных.

Объектом криминогенной ситуации является какая-либо цен­ность, из-за которой вообще происходят одноразовые конфлик­ты, возникают проблемы, стрессы и т. п. (общие объекты), вокруг которых концентрируется напряженность отношений, усложня­ется проблема, обостряется стресс и т. д. (концентрирующие объек­ты) и из-за которых в конце концов совершается преступление (предельные объекты).

Объектами конфликтных криминогенных ситуации в местах лишения свободы, причем концентрирующими, чаще всего явля­ются: а) в межгрупповых ситуациях: злоупотребления и произ­вол со стороны сотрудников и активистов - осужденных, права осужденных и т. п.; б) в диадических межличностных ситуациях среди осужденных: проигрыш в азартной игре и необходимость уплаты долга, принуждение к гомосексуальному акту, использо­вание в отношении друг друга оскорбительных выражений и т. д.

Содержание криминогенной ситуации - это характер отноше­ний между субъектами, т. е. какие они по существу, по смыслу, а также тенденции развития связей между ними, иначе говоря, в каком направлении они развиваются, в какую сторону и к како­му результату могут привести.

Содержание конфликтной криминогенной ситуации в ИУ заключается, с одной стороны, в возникновении и поддержании напряженных отношений между субъектами, с другой - в неук­лонном обострении отношений между субъектами, что может протекать и резко, когда отношения между ними только обо­стряются без всяких улучшений, с каждой встречей или цикли­чески, когда контакт между ними то улучшается - отношения «теплеют», то снова ухудшается - отношения обостряются и с каждой встречей становятся все хуже.

Методы данной ситуации - это способы, средства воздействия, направленные на управление отношениями со стороны каждого из субъектов в отношении друг друга.

Методы по характеру, направленности воздействия можно раз­делить на: активно-негативные (например, агрессия вербальная - угрозы, оскорбление, клевета и т. п. или физическая - истязание, мучение, пытки и т. п.), шантаж, взятка и т. п. со стороны одного из субъектов; активно-позитивные, например: обращение за по­мощью к администрации, оказание сопротивления агрессии (не­обходимая оборона), явка с повинной их. п.; пассивные, т. е. бездеятельность, безразличие к развитию конфликтных отноше­ний со стороны субъектов, осужденных или администрации, ког­да не предпринимается никаких мер со стороны одного из субъек­тов, что обычно приводит к отягощению ситуации.

Стадии конфликтной криминогенной ситуации выражаются: 1) в возникновении предкриминогенной ситуации, например про­блемной, стрессовой, конфликтной; 2) в перерастании предкри­миногенной ситуации в криминогенную вследствие постепен­ного обострения отношений между субъектами; 3) в исходе кон­фликтной криминогенной ситуации в совершении преступле­ния в ИУ.

При этом в результате исследований было установлено, что конфликтные криминогенные ситуации, образуемые двумя и более конфликтами, в ИУ составляют 67% из всех случаев совершения преступлений[22]. Кроме того, вторая стадия ситуации до ее завершения в преступлении в 3% случаев длится до 1 часа, в 8% - до 1 суток, в 14% - до 10 суток, в 9% - от 10 до 30 суток, зато в 27% - до 6 месяцев, а в 6% - свыше 6 месяцев.

Таким образом, конфликтная криминогенная ситуация более чем в половине случаев длится свыше 10 суток, т. е. имеет отно­сительно длительный характер, позволяющий позитивно вмешать­ся в ход ее развития.

Такова структура конфликтной криминогенной ситуации в местах лишения свободы.

Внешние условия преступного поведения в местах лишения сво­боды заключаются в особенностях микросреды, содействующих или препятствующих развитию конфликтной криминогенной ситуации, а также непосредственному совершению там преступ­лений. Фактически они отражаются в различных недостатках деятельности ИУ. Вопрос о внешних условиях наиболее полно исследован в криминологической литературе и находит свое от­ражение чуть ли не в любом приказе, обзоре, справке и иных нормативных актах МВД, прокуратуры, так или иначе касающихся деятельности ИУ, борьбы с рецидивной преступностью. Здесь следует выделить прежде всего технические и организационно-управленческие условия:

1)  технические условия заключаются в техническом Несовершенстве охранно-тревожной сигнализации, инженер­но-технического оборудования, противобросовых устройств, системы круглосуточного наблюдения за осужденными, в от­сутствии соответствующей аппаратуры для проверки содер­жания посылок и передач, осмотра автомашин, проведения как личных обысков, так и соответствующих обысков и ос­мотров в жилой и производственной зонах мест лишения свободы и т. п.

2)  организационно-управленческие недостатки:

а) значительное превышение фактического контингента осужденных над лимитом насыщения некоторых коло­ний, что приводит как к неполной трудовой занятости, к трудностям их бытового устройства, так и к невозможно­сти охватить всех осужденных воспитательной и иной работой по их исправлению и перевоспитанию;

б) неукомплектованность некоторых частей и служб ИУ вы­сококвалифицированными кадрами (в том числе и опе­ративной, безопасности, оперативными дежурными, на­чальниками отрядов и др.), а также упущения в подборе, расстановке, повышении квалификации кадров, их про­фессионального мастерства;

в) низкая исполнительская дисциплина отдельных работ­ников, в том числе руководителей частей, служб, колоний, отделов и управлений по исполнению уголовных наказаний в части организации контроля по выполне­нию приказов, указаний, директив МВД РФ, касающихся безопасности, совершенствования оперативно-розыскной и предупредительной работы;

г) отсутствие постоянной и качественной информации у ад­министрации о негативных явлениях и процессах, проис­ходящих в среде осужденных, а главное - о конфликтных криминогенных ситуациях или неполнота этой информа­ции, а также ненадлежащий ее учет и особенно оценка, проистекающие в основном из незнания должностными лицами показателей криминализации ситуаций, мер, необходимых к принятию в типичных ситуациях на данный момент, и из недостатков организации работы по обеспеч­ению безопасности и оперативной работы;

д) непринятие своевременных мер по выявлению лидеров среди отрицательной части осужденных, авторитетов пре­ступного мира, «воров в законе», враждующих группиро­вок и по разложению их изнутри с целью предупрежде­ния групповых и массовых эксцессов, насильственных преступлений и т. п.

Кроме того, в криминологической литературе внешние усло­вия в зависимости от непосредственных задач частей и служб ИУ, объекта их деятельности делятся тоже на две группы[23]:

1)  условия, создающие физическую возможность для совершения преступлений в местах лишения свободы, которые заклю­чаются в основном в недостатках охраны и надзора за осуж­денными как в жилой, так и производственной зонах, что на­ходит проявление в совершении ряда нарушений режима, приводящих в конечном счете к преступному поведению (раз­личные виды обращения с запрещенными веществами и пред­метами, особенно проникновение наркотиков, спиртного, колюще-режущих предметов, оружия, кроме того, пьянство, игра карты и другие азартные игры, установление нелегальных связей с вольнонаемными служащими, администрацией и др.). Эта группа условий, как понятно, проистекает в основном из упущений в деятельности службы охраны, оперативной части, службы безопасности колоний и тюрем.

2)  условия, являющиеся следствием недостатков процесса по исправлению и перевоспитанию осужденных, т. е. по искорене­нию у них криминогенных мотиваций (извращенных потреб­ностей, негативных ценностных ориентации, отрицательно-эмоциональных установок и т. п.). В свое время они привели к совершению преступления и осуждению к наказанию в виде лишения свободы, т. е. такие обстоятельства, которые связаны прежде всего с целевым назначением колоний и тюрем. В свою очередь эта группа условий является следствием недостатков деятельности отделов по воспитательной работе.

Таким образом, внутренние причины преступного поведе­ния в ИУ заключаются в криминогенной мотивации поддер­жания престижа в среде осужденных, внутренние условия - в особенностях психической и психофизиологической среды осужденных, прежде всего в их тревожности, интровертированности, эмоциональной нестабильности и т. п., внешние причи­ны - в конфликтной криминогенной ситуации между осуж­денными, администрацией и другими субъектами, а внешние ус­ловия - в особенностях микросреды исполнения наказания при изоляции.

Изучение причин и условий побегов из-под надзора свидетельству­ет о том, что они совершаются, как правило, в результате отсутствия контроля за деятельностью подчи­ненных учреждений со стороны аппаратов территориальных органов УИС, формального или халатного отношения некоторых руководите­лей и их подчиненных к выполнению своих служебных обязанностей, иг­норирования требований нормативных актов, низкого уровня организа­ции и несения службы сотрудника­ми отделов безопасности, отсут­ствия комплексного подхода к осу­ществлению постоянного контроля за осужденными, упущений в орга­низации их трудовой занятости и неудовлетворительного коммуналь­но-бытового обеспечения спецкон­тингента.

Служебные расследования по фактам побегов иногда проводятся на крайне низком профессиональ­ном уровне. В заключениях не дает­ся полная и объективная информа­ция о личностных характеристиках осужденных, их совершивших, не называются конкретные причины, способствующие побегу. Все объяс­нения сводятся к стандартным фра­зам о плохом надзоре и контроле за осужденными и об отсутствии опе­ративной информации. В итоге, как правило, предлагается наказать со­трудников, виновных в их допуще­нии. Меры по устранению причин и условий, способствующих соверше­нию побега, не принимаются.

Отрицательно влияет на эффек­тивность работы оперативно-ре­жимных служб их низкая техничес­кая оснащенность. В свою очередь, это осложняет принятие своевре­менных мер по обнаружению отсут­ствия осужденных и организации их розыска. Обеспеченность носимы­ми радиостанциями составляет 60%, изделиями ПР-73 - 62,2%, спе­циальными средствами типа «Си­рень» - 54,6%. При этом более тре­ти имеющейся техники подлежит списанию. Менее чем на четверть укомплектованы отделы безопасно­сти ИК ручными металлообнаружителями типа «Гамма». Наиболее сложная ситуация с технической ос­нащенностью отмечается в ИК Ныробского, Красноярского, Усольского УЛИУ. Почти во всех колониях нет аудиовизуальных средств надзора, из-за чего значительно снижается эффективность профилактических мероприятий[24].

В целях дальнейшего укрепления правопорядка в ИУ и совершенство­вания оперативно-служебной дея­тельности службы безопасности не­обходимо осуществить комплекс мер, направленных на неуклонное исполнение уголовно-исполнительного законодательства, ведом­ственных нормативных правовых ак­тов, регламентирующих вопросы режима и надзора.

В первую очередь это:

1)  приведение порядка и условий отбывания наказаний осужденными в ИУ в строгое соответствие с дей­ствующим законодательством;

2)  обеспечение надежной профи­лактики преступлений и иных право­нарушений со стороны осужденных;

3)  изоляция лидеров преступной среды от основной массы спецкон­тингента, дифференцированный подход к осужденным в зависимос­ти от их поведения и социально-нравственной запущенности;

4)  комплектование и оснащение службы безопасности, совершен­ствование системы первоначально­го обучения и профессиональной подготовки личного состава;

5)  усиление требований к организа­ции службы по надзору и дальней­шее совершенствование взаимо­действия всех служб ИУ по предотв­ращению побегов и других правона­рушений;

6)  принятие мер по организации ЕПКТ в каждом территориальном органе УИС;

7)  обеспечение выполнения режим­ных требований на территориях, прилегающих к ИК.

Особое внимание с учетом реаль­но складывающейся оперативной обстановки следует уделить реали­зации Федерального закона от 9 марта 2001 г. № 25-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголов­ный кодекс Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации и другие законодательные акты Рос­сийской Федерации» и в первую очередь обеспечению постоянного наблюдения и контроля за осужден­ными за счет правильного перерас­пределения имеющейся численнос­ти персонала надзора в исправи­тельных учреждениях[25].

Хотелось бы отметить что, несмотря на возникающие трудности, такие общеевропейские принципы деятельности пенитенциарных учреждений, как нормализация, открытость, ответственность, безопасность, адекватное реагирование и оптимальное использование ресурсов, все больше и больше находят свое применение в работе исправительных учреждений России.

2 СТРУКТУРА ПРАВОНАРУШЕНИЙ В МЕСТАХ

ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ

2.1 Нарушение и злостное нарушение требований режима в местах лишения свободы

В принятом в декабре 1996 г. Уголовно-исполнительном кодексе РФ перечислены нарушения порядка отбывания наказания (режима), относящиеся к кате­гории злостных. В соответствии с ч. 1 ст. 116 УИК к ним относятся: употребление наркотиков; мелкое ху­лиганство; угроза, неповиновение представителям ад­министрации исправительного учреждения или их ос­корбление; мужеложство; лесбиянство; организация забастовок или, иных групповых неповиновений, а равно активное участие в них; организация группиро­вок осужденных, направленных на совершение ука­занных нарушений или активное участие в них[26].

Употребление осужденным наркотиков – является нарушением только в том случае, если данный факт имел место без назначения врача. Следует обратить внимание практических работников на необходимость медицинского освидетельство­вания осужденного, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что он находится в состоянии наркотического опьянения. К обследованию целесообразно привлекать специалиста-нарко­лога. В случае невозможности провести освидетельст­вование при доставлении (обнаружении) нарушителя (например, ночное время) его необходимо провести в самое ближайшее время. Полученные результаты приобщаются к материалам проверки по факту нарушения.

Если действия осужденного содержат признаки мелкого хулиганства, необходимо иметь в виду диспо­зицию ст. 20.1 КоАП РФ, определяющую указан­ное правонарушение как нецензурную брань в обще­ственных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок, и спокойствие граждан. На первый взгляд складывается впечатление об отсутст­вии в исправительных учреждениях такого объекта посягательства мелкого хулиганства, как общественный порядок. Однако его анализ как системы общест­венных отношений, урегулированных правовыми и моральными нормами, позволяет сделать вывод о на­личии указанного объекта правонарушения в учреж­дениях, исполняющих уголовные наказания. По об­щему правилу, каждая из указанных форм объективной стороны мелкого хулиганства образует самостоятельный состав правонарушения. Если вопрос, свя­занный с квалификацией нецензурной брани, пред­ставляется ясным, то квалификация иных форм мел­кого хулиганства нуждается в пояснениях.

Принимая во внимание специфику взаимоотноше­ний между, осужденными (деление на "касты" и т. п.), отмечу, что оскорбительное приставание может, например, выражаться в требовании одного заключенного к другому совершить акт мужеложства, лесбиянства, оказать различного рода услуги (как правило, не­законные) вопреки желанию осужденного, к которому обращено требование, совершить те или иные действия в пользу другого осужденного. Внешними прояв­лениями, "других подобных действий" являются азартные игре в камерах во время отдыха других осужденных, просмотра телепередач и т. д.

При квалификации указанных действий как хули­ганства следует иметь в виду, что отдых может иметь место не только в ночное, но и в дневное время, если бригада работала в ночную смену. Здесь необходимо принять во внимание требования распорядка дня, ко­торый составляется в каждом исправительном учреж­дении исходя из местных условий, продолжительнос­ти светового дня, времени года[27].

Игра в карты и другие азартные игры образуют самостоятельное нарушение. Картежная игра во время, отведенное для отдыха, должна квалифициро­ваться, во-первых, как самостоятельное нарушение, не относящееся к категории злостных, во-вторых, как мелкое хулиганство, т. е. злостное нарушение режима. Соответственно, за каждое нарушение на осужденно­го налагается отдельное дисциплинарное взыскание (например, выговор за картежную игру и штраф за мелкое хулиганство); принцип поглощения или сло­жения здесь не применяется.

Анализ нарушения, связанного с угрозой предста­вителям администрации учреждения, позволяет вести речь о конкуренции ч. 1 ст. 116 УИК со ст. 321 УК, устанавливающей уголовную ответственность за дез­организацию нормальной деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.

Данный вывод основан, во-первых, на граммати­ческом толковании ч. 1 ст. 321 УК, предусматриваю­щей ответственность, за угрозу применения насилия в отношении сотрудника места лишения свободы, во-вторых, на, изучении судебной практики. Так, из оп­ределений Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делам о преступлениях, свя­занных с угрозами по поводу осуществления правосу­дия, усматривается, что целью угрозы является месть за правоприменительную деятельность или оказание психологического давления с целью воздействия на принятие решений, «…в которых заинтересовано дан­ное лицо». При этом необходимо, чтобы должностное лицо, в отношении которого имела место угроза, вос­принимало ее как реальную[28].

Возникает вопрос отграничения угрозы, наказуемой в дисциплинарном порядке, от уголовно наказуемой. Вновь обратимся к материалам судебной практики. В определений Судебной коллегии по уголовным делам верховного Суда РФ от 30 сентября 1998г. от­мечается: «…высказывание осужденного во время совершения хулиганства, что он всех порежет, в том числе и себя, не свидетельствует о прямом умысле на убийство, поскольку кому-либо убийством он не уг­рожал»[29]. Приведенная выдержка из судебного решения дает основание для вывода, о том, что если угроза представителям администрации исправительного учр­еждения носила абстрактный характер, то за ее вы­сказывание наступает дисциплинарная ответствен­ность в соответствии с положениями уголовно-ис­полнительного законодательства. Угроза, высказанная адрес конкретного сотрудника уголовно-исправительной системы, подлежит квалификаций по ст. 321 УК.

Аналогично, на наш взгляд, должен решаться во­прос и об ответственности за оскорбление представи­теля администрации. Умышленное унижение чести и достоинства, выраженное публично в отношении кон­кретного представителя администрации, подпадает под признаки преступления, предусмотренного ст. 319 УК. Отсутствие конкретики при оскорблении расце­нивается как дисциплинарный проступок и наказыва­ется в соответствии со ст. 116 УИК.

Под неповиновением представителям администра­ции (по аналогии с неповиновением сотруднику ми­лиции) следует понимать открытый отказ от выполне­ния законных требований указанных лиц. Если же неповиновение вызвано неправомерными действиями сотрудников исправительного учреждения, то осуж­денный не несет дисциплинарную ответственность.

В колониях-поселениях осужденными в 2002 году совершено 10 684 злостных нарушений, т. е. каждое третье (33,8%) - злостное нарушение, хотя количество лиц, содержащихся в этих учреждениях, составило лишь 5,7% от общей численности осужденных в местах лишения свободы. Уровень злостных нарушений на 1000 человек в колониях-поселениях составил 337,9 и превысил средний по России в 7,2 раза.

Уровень злостных нарушений среди лиц, которым предоставлено право передвижения без конвоя, в расчете на 1000 человек превышает средний по России в 1,7 раза и составляет 80,9. Доля употребления спиртных напитков в структуре злостных нарушений, допущенных данной категорией осужденных, сократилась по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 19%, но осталась еще высокой и составляет 78%.

В соответствии с Федеральным Законом "О порядке разрешения коллективных трудовых споров" под за­бастовкой понимается временный добровольный отказ работников от выполнения трудовых обязан­ностей (полностью или частично) в целях разрешения коллективного трудового спора[30]. Принимая во внима­ние, что ч. I ст. 103 и ч. 1 ст. 106 УИК обязывают осужденных трудиться, можно сделать вывод, что осужденные лишены права на забастовку. Поэтому организация или активное участие в забастовках на­казываются в дисциплинарном порядке.

Под организацией забастовки или иного группового неповиновения следует понимать выработку проти­воправных решений, подбор соучастников, распреде­ление ролей и т. д. Активное участие в совершении указанных нарушений может выражаться в подстре­кательстве осужденных, поддержании связи между организатором и другими участниками, сборе инфор­мации для "лидеров" и иных подобных действиях, на­правленных на доведение правонарушения до логи­ческого конца. Аналогично следует решать вопрос о квалификации организации группировок осужденных, направленных на совершение указанных нарушений или активное участие в таких группировках.

В перечне злостных нарушений режима отсутству­ют такие правонарушения, как употребление осуж­денными спиртных напитков, а также веществ, обла­дающих одурманивающим действием, тогда как ст. 166 УПК РФ относит эти нарушения к категории злостных. Принимая во внимание опасность соверше­ния осужденными такого рода действий, считаю не­обходимым внести в ныне действующий перечень злостных нарушений режима соответствующие до­полнения.

Осужденные, не достигшие шестнадцати лет, под­лежащие дисциплинарной ответственности за мелкое хулиганство, а также за оказание неповиновения, т. е. по существу за административные правонарушения, поставлены в несправедливое положение по сравне­нию с их сверстниками, находящимися на свободе. Последние в соответствии со ст. 2.3 КоАП РФ не несут ответственности за административные проступ­ки. Нe настаивая на исключении этих проступков из числа злостных нарушений в отношении указанной категории осужденных, представляется целесообраз­ным сделать в УИК специальную оговорку относи­тельно исключения мелкого хулиганства и оказания неповиновения осужденными, не достигшими шест­надцати лет, из категории злостных нарушений.

2.2 Состояние преступности в местах лишения свободы

Примерно 12 лет назад лишение свободы назнача­лось за 2/3 преступлений, сейчас немногим более чем за каждое 3-е (в 1999г., например, 39,5%, в 2003 - 36,4%). На втором месте по частоте назначения после лишения свободы стоят не ограничение свободы, как логически должно было бы быть, а отсрочка исполнения приговора и условное осуж­дение, назначаемые практически за каждое пятое преступле­ние (в 1999 г., например, 17,9 и 17,7%, а в 2003 - 19,2 и 22,6%).

Особенность лишения свободы состоит в том, что при его исполнении должна достигаться двоякая цель: предупреж­дение совершения нового преступления как в период его реализации, так и после освобождения. Подобные цели пре­следуют и другие наказания, особенно срочные, т. е. назнача­емые на определенный срок.

На основе анализа материалов переписи осужденных 2003 г. можно заключить, что лишение свободы почти в каждом 2-м случае отбывается за совершение насильственных преступ­лений, в каждом 3-м — корыстных, в каждом 9-м — корыс­тно-насильственных и в каждом 20-м — неосторожных. По­этому при исполнении лишения свободы можно было ожи­дать совершения прежде всего насильственных преступле­ний, во всяком случае, до половины из всех преступлений, что на самом деле и происходило.

Чтобы получить представление о состоянии преступности в местах лишения свободы необходимо рассмотреть структуру пенитенциарной системы РФ (данные на 01.01.2003г.):

1)  Всего СИЗО, ИК, ВК, тюрем и колоний-поселений - 945, из них:

2)  СИЗО - 185;

3)  тюрем - 12;

4)  ИК общего режима для мужчин - 189 (257 047 человек);

5)  ИК общего режима для женщин - 38 (34 154 человек);

6)  ИК строгого режима для мужчин - 220 (298 927 человек);

7)  ИК строгого режима для женщин - 2 (3 667 человек);

8)  ИК особого режима - 43;

9)  ИК для содержания лиц, осужденных к пожизненному лишению свободы - 4 (1 245 человек);

10) ИК-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности - 11 (1 499 человек);

11) ИК-поселения для лиц, совершивших умышленные преступления - 38 (8 590 человек);

12) ИК-поселения для лиц, положительно характеризующихся - 106 (23 775 человек);

13) ИК для больных туберкулезом - 56 (50 856 человек);

14) ИК для содержания наркоманов - 11 (8 678 человек);

15) больницы и ТПП - 35 (26 050 человек);

16) ВК - 64.

Кроме того, в УИС имеется 157 ПФРСИ (подразделения, функционирующие в режиме следственных изоляторов, специальные участки, созданные при колониях, в которых находятся осужденные, приговор в отношении которых не вступил в законную силу).

Численность персонала УИС – 331 343 человека, из них:

  • средний и старший начсостав – 123 192 человека;
  • рядовой и младший начсостав – 136 783 человека;
  • гражданский персонал – 71 368 человек;
  • Некомплект – 17 823 человека или 5,1 %.

В системе работают 110,5 тыс. сотрудников молодежного возраста (42,4 % от списочной численности).

Количество осужденных по характеру составов преступлений представим в виде таблицы:

Таб. №1. Характеристика осужденных по составам преступлений

--------------------------------------------------
На 01.01.02 | % | На 01.01.03 | % |
---------------------------------------------------------
Убийство | 99 867 | 13,3 | 103 767 | 14,4 |
---------------------------------------------------------
Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью | 75 139 | 10,0 | 78 350 | 10,9 |
---------------------------------------------------------
Изнасилование | 24 580 | 3,3 | 22 573 | 3,1 |
---------------------------------------------------------
Разбой | 82 905 | 11,1 | 87 041 | 12,1 |
---------------------------------------------------------
Грабеж | 66 432 | 8,8 | 64 072 | 8,9 |
---------------------------------------------------------
Кража | 262 007 | 35,0 | 226 250 | 31,4 |
---------------------------------------------------------
Вымогательство | 8 296 | 1,1 | 7 185 | 1,0 |
---------------------------------------------------------
Преступления в сфере экономической деятельности | 1 781 | 0,2 | 1 551 | 0,2 |
---------------------------------------------------------
Хулиганство | 19 260 | 2,6 | 17 947 | 2,5 |
---------------------------------------------------------
Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков | 68 634 | 9,2 | 69 874 | 9,7 |
---------------------------------------------------------
Воинские преступления | 2 023 | 0,3 | 1 896 | 0,3 |
---------------------------------------------------------
Бандитизм | 1 131 | 0,1 | 1 295 | 0,2 |
---------------------------------------------------------
Другие преступления | 37 433 | 5,0 | 39 255 | 5,4 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

По состоянию на 01.01.2003 г. н

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Профилактика правонарушений среди осужденных". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 500

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>