Дипломная работа на тему "Профилактика правонарушений несовершеннолетних"

ГлавнаяГосударство и право → Профилактика правонарушений несовершеннолетних




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Профилактика правонарушений несовершеннолетних":


Содержание

Введение

1. Правонарушения несовершеннолетних как объект профилактического воздействия

1.1 Причины и тенденции правонарушений несовершеннолетних

1.2 Анализ оснований и пределов ответственности несовершеннолетних за причиненный ими вред. Особенности правовой защиты несовершеннолетних

1.3 Развитие отечественного законодательства в рамках профилактики преступлений несовершеннолетних

2. Особенности социализации несовершеннолетних правонарушител ей в учреждениях закрытого типа

2.1 Структура и содержание индивидуальной профилактической программы работы социальных педагогов с несовершеннолетним правонарушителем, значимые составляющие индивидуального профилактического воздействия

2.2 Пути и средства воспитательно-профилактического воздействия на личность несовершеннолетнего правонарушителя в учреждениях закрытого типа

2.3 Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области и ее распространение в регионах России

3. Социализация несовершеннолетних правонарушителей в государственных учреждениях закрытого типа с применением психолого-коррекционных программ в Брянской области

3.1 Профилактика преступности несовершеннолетних в Брянской области

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по желаемой вами теме. Качественное выполнение дипломных проектов под заказ в Саратове и в других городах РФ.

3.2 Программа психологического исследования несовершеннолетних правонарушителей и их психологической коррекции

Заключение

Приложение 1. Методика диагностики уровня школьной тревожности Филлипса

Приложение 2. Опросник Басса-Дарки

Приложение 3. Модифицированный вариант анкеты школьной мотивации Н. Г. Лускановой

Приложение 4. Методика: «Шкала социально-психологической адаптированности»

Приложение 5. Коррекционно-развивающая программа работы по развитию адаптационных возможностей воспитанников школы-интерната 8-го вида

Введение

Подростковая преступность была и остается одной из самых существенных социально-правовых проблем российского общества. Несмотря на предпринимаемые государством усилия по предупреждению преступного поведения детей и подростков, значительных успехов в данной сфере добиться не удается. Уголовная статистика последних лет фиксирует рост числа тяжких и особо тяжких преступлений несовершеннолетних, отмечает увеличение доли насильственных преступлений в структуре подростковой преступности, выявляет тенденцию к возрастанию степени организованности преступных групп несовершеннолетних, свидетельствует об определенных изменениях мотивации преступного поведения подростков.

При этом главное, что ставит преступность несовершеннолетних в ряд актуальных проблем, – это характер ее социальных последствий: преступность морально уродует и подвергает социальной деградации молодежь, которая является активным субъектом общественного воспроизводства, важным резервом и гарантом национальной безопасности, экономического благосостояния и духовного становления России.

К числу факторов, влияющих повышение преступности школьников, российские ученые Ш. А. Амонашвили, К. Д. Ушинский, В. Т. Лихачев и др. относят перегрузку детей учебными занятиями, авторитарный стиль взаимоотношений педагога и учеников, недостаточный учет возрастных и индивидуальных особенностей детей в обучении и воспитании, гиподинамию и др. В современных условиях развития отечественной школы становится очевидным, что успешное решение проблемы снижения уровня делинквентности учащихся во многом зависит от совместных усилий психологов и учителей. Возникла потребность обоснования путей и средств решения этой проблемы в рамках педагогической науки.

Особую актуальность для педагогики представляет проблема делинквентности старшеклассников. От уровня делинквентности выпускников средней школы зависит благополучие молодой семьи, производственный потенциал и обороноспособность страны. Данные статистики свидетельствуют о том, что по состоянию на 1 июля 2008 года уровень алкоголизации среди юношей в одиннадцати регионах России колеблется 72-92%, а среди девушек - 80-94%. Отсутствие знаний по культуре здоровья, пренебрежение здоровьем являются одной из причин того, что 40% из них не имеют представления о здоровом образе жизни; около 50% старшеклассников пробовали наркотики, 70% вступали в половые отношения. Заболеваемость сифилисом среди подростков, юношей и девушек возросла за последние годы в 45 раз. Эти данные говорят, что снижение уровня делинквентности старших школьников - это прежде всего нравственная и педагогическая проблема. В подобных условиях особую значимость приобретают вопросы адекватности социально-педагогической работы с несовершеннолетними и уголовного законодательства России криминологическим реалиям современности.

Актуальность темы исследования обусловливается необходимостью совершенствования социально-педагогических средств социализации несовершеннолетних правонарушителей и предупреждения преступности несовершеннолетних.

Проблема исследования состоит в определении и изучении особенностей социализации несовершеннолетних правонарушител ей в учреждениях закрытого типа. Решение данной проблемы является целью исследования. Задачи выпускной квалификационной работы:

1. Рассмотреть правонарушения несовершеннолетних как объект профилактического воздействия и изучить нормативно-правовые основы профилактики преступлений несовершеннолетних.

2. Раскрыть особенности социально-педагогической деятельности с несовершеннолетними правонарушителями в учреждениях закрытого типа.

3. Рассмотреть психологические аспекты социализации несовершеннолетних.

Теоретическую основу исследования составили идеи и концепции, в которых раскрыты:

- гуманизация образования (Ш. А. Амонашвили, М. Н. Берулава, В. А. Караковский, И. Б. Котова, Е. А. Ямбург, Е. Н. Шиянов);

- личностно-ориентированный подход к образованию (Н. А. Алексеев, Е. В. Бондаревская, А. В. Зеленцова, В. В. Сериков, И. С. Якиманская);

- сущность педагогического процесса (Ю. К. Бабанский, В. С. Ильин, В. В. Макаев, А. С. Макаренко, В. А. Сластенин, В. А. Сухомлинский);

- психологические основы теории формирования личности (В. В. Белоус, Л. И. Божович, А Н. Леонтьев, Р. С. Немов, А. В. Петровский).

Использованы следующие методы исследования:

- анализ государственных документов об образовании и об уровне делинквентности подростков РФ, учебных планов, программ и учебников;

- изучение психологической, медицинской, педагогической литературы;

- систематизация и обобщение научных данных;

- педагогическое наблюдение;

- беседа, интервьюирование, анкетирование (несовершеннолетних);

- обобщение педагогического опыта;

Теоретическая значимость исследования состоит в определении научно-педагогических основ воспитательной работы с делинквентными и социально запущеными детьми. Практическая значимость исследования характеризуется тем, что основные научные выводы и результаты могут использоваться в школьной практике в целях воспитательной работы с делинквентными и социально запущеными детьми.

Источники исследования: изучение и анализ психологической, педагогической, криминалистической литературы по теме исследования; наблюдение и беседы с девиантными учащимися, консультации с работниками отдела внутренних дел г. Брянска по работе с несовершеннолетними правонарушителями.

1. Правонарушения несовершеннолетних как объект профилактического воздействия

1.1 Причины и тенденции правонарушений несовершеннолетних

Проблемы борьбы с правонарушениями несовершеннолетних всегда отличались особой остротой и актуальностью. Это обусловлено прежде всего традиционно высокой преступной активностью подростков. Несовершеннолетние быстрее реагируют на позитивные и негативные изменения, происходящие в обществе, что находит отражение в динамике преступности. Не случайно в динамике преступлений несовершеннолетних наблюдаются определенные колебания - «волнообразные движения». Так, за годы реформ «пик» в ее динамике пришелся на наиболее сложный в социально-экономическом плане период - на 1993 год. В течение последующих четырех лет (1994 -1997 гг.) в России отмечалось снижение и некоторая стабилизация преступности несовершеннолетних. Однако в 1998-1999 гг. количество зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними или при их соучастии, вновь стало расти, а в 2000-2002 гг. снова снизилось.

Обратимся к данным таблицы (1). На основании приведенных данных напрашивается вывод о положительных результатах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних. За рассматриваемый период только в 2004 и 2005 гг. отмечен рост выявленных преступлений, совершенных несовершеннолетними. Удельный вес раскрываемых ежегодно преступлений с участием несовершеннолетних сократился с 14 до 9,1%. Коэффициент преступлений несовершеннолетних также значительно сократился.

На самом деле вывод об улучшении криминальной ситуации представляется необоснованным. Количественные показатели преступности несовершеннолетних находятся в прямой зависимости от уголовной политики, карательной практики, изменений уголовного, уголовно-процессуального, административно-правового законодательства. Неслучайно самое значительное снижение преступности несовершеннолетних отмечено в 2000 г. (первый год действия нового УК РФ) и в 2005 г. (начало периода действия УПК России).

Таблица 1 - Динамика и коэффициент преступности несовершеннолетних в России за 2000 - 2008 гг.

--------------------------------------------------
Год | Количество выявленных преступлений несовершеннолетних | Рост/ снижение, % | Удельный вес от общего числа раскрытых преступлений, % | Коэффициент преступлений несовершеннолетних в расчете на 100 тыс. населения в возрасте 14-17 лет |
---------------------------------------------------------
2000 | 221649 | -1,8 | 14,0 | 2563,1 |
---------------------------------------------------------
2001 | 209777 | -5,4 | 12,0 | 2402,2 |
---------------------------------------------------------
2002 | 202935 | -3,3 | 11,0 | 2295,5 |
---------------------------------------------------------
2003 | 182798 | -9,9 | 10,9 | 2030,2 |
---------------------------------------------------------
2004 | 189293 | +3,6 | 10,3 | 2029,4 |
---------------------------------------------------------
2005 | 208313 | +10,0 | 9,6 | 2183,2 |
---------------------------------------------------------
2006 | 195426 | -6,2 | 8,9 | 2012,1 |
---------------------------------------------------------
2007 | 185379 | -5,1 | 9,0 | 1877,5 |
---------------------------------------------------------
2008 | 139681 | -24,7 | 9,1 | 1414,3 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Существенные изменения произошли в условиях жизнедеятельности молодого поколения страны. Как показывают исследования, подрастающее поколение с наибольшими потерями адаптируется к происходящим в настоящее время в стране сложным и противоречивым социально-экономическим изменениям, находясь на острие этих противоречий со своими потребностями в получении образования, жилья и в обустройстве своей дальнейшей жизни. В переходный, кризисный период все большее влияние на преступность оказывают такие факторы, как имущественное расслоение общества, заметное снижение жизненного уровня широких слоев населения, явная и скрытая безработица, массовая миграция, а также порожденный экономическими трудностями и нерешенными социальными проблемами неблагоприятный психологический фон.

Социально-экономические явления и процессы, происходящие на макроуровне, отражаются на сознании и поведении несовершеннолетних, преломляясь через среду ближайшего социального окружения: семью, школу, трудовые коллективы, неформальные группы молодежи по месту жительства. Эти социальные институты испытывают в настоящее время большие трудности в выполнении своих задач и функций. Антикриминогенный, профилактический их потенциал за годы проводимых в стране реформ значительно снизился.

Коренные причины роста преступности несовершеннолетних, как и преступности в целом, связаны с противоречиями общественного развития. Системный кризис, переживаемый в стране с начала радикальных преобразований в экономике и продолжающийся в определенной мере и в настоящее время, сопровождается возникновением новых и обострением ранее имевшихся противоречий. Изменение форм собственности и связанный с этим интенсивный процесс первоначального накопления капитала привели к резкому имущественному расслоению общества. Большинство населения обнищало. По данным выборочных социологических исследований 42,4% населения составляют сейчас слой неимущих, находящихся за чертой возможностей физиологически допустимого минимума потребления, а еще 37,1% - слой малообеспеченных, которым доступно только поддержание жизни. С переходом экономики страны на рельсы рыночного хозяйства произошел развал многих отраслей промышленности и сельского хозяйства. Возникла безработица, реальный уровень которой по оценкам специалистов составляет около 12%. Спад производства ограничил возможности материальной поддержки учреждений культуры, образования, здравоохранения. Услуги этих учреждений для многих слоев населения стали труднодоступными. Глубокие преобразования в сфере экономики отразились на идеологии общества и нравственном сознании населения. Произошла переоценка этических норм и ценностей, общепринятой картины истории и культуры. Объявленная в стране широкая демократия и плюрализм идей привели к возникновению многочисленных общественно-политических и религиозных течений, в том числе анархистского, нигилистического и шовинистического толков. На фоне социально-экономической неудовлетворенности у различных этнических и национальных групп населения возникло мнимое ощущение ущемленности в правах.

В ряде регионов укрепилась националистическая идеология. Стали происходить межэтнические и межнациональные конфликты. Появились потоки беженцев и вынужденных переселенцев.

Все эти процессы привели к росту социальной напряженности. Как показывают результаты опросов общественного мнения, у большинства населения появились чувства неопределенности, неуверенности в будущем, тревожности, потери ориентиров. Усиление социального неравенства и напряженности в обществе вызвало резкий рост преступности, которая стала оказывать обратное негативное влияние на общественное сознание и психологию. В условиях экономической и политической нестабильности и нарастания общей социальной напряженности в числе наименее защищенных социальных групп населения оказалась молодежь: значительно сузились возможности самореализации, приобщения к социально-полезной деятельности, удовлетворения ее потребностей и интересов посредством институционных форм. Официальные институты социализации: семья, школа, трудовые коллективы, досуговые учреждения - переживают кризис и не в состоянии полноценно выполнить свои социальные функции.

Федеральный закон 1999г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних определил так называемую неблагополучную семью как «находящуюся в социально опасном положении, имеющую детей, находящихся в социально опасном положении, а также где родители или законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и содержанию и отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними».

По многолетним данным по стране только 55-56% осужденных несовершеннолетних воспитывались в полной семье. Распад семьи ударяет не только по благополучию детей и других членов семьи, но и оказывает неизгладимое воздействие на психологию несовершеннолетних. Они сами себя мысленно причисляют к категории «ущербных».

В США проведены уникальные исследования: через 20 лет после расторжения брака между супругами их повзрослевших детей с целью выяснить, хотели бы они, чтобы их родители вновь соединились. Абсолютное число ответов было утвердительным. Эти данные американских ученых подтверждаются и нашими исследованиями. Дети, даже находясь в местах лишения свободы, готовы простить «взрослые шалости» родителей и сами хотели бы этому способствовать. По материалам профессора В. А. Лелекова о структуре, материально-бытовом положении, нравственно-правовой характеристике семей, где проживали несовершеннолетние преступники:

- всего 6% несовершеннолетних преступников имели с братьями и сестрами отдельные комнаты (в контрольной группе - 29%);

- треть - выходцы из многодетных семей;

- доходы 78% семей находятся на уровне ниже прожиточного минимума;

- из близких родственников 36,5% были судимы, а 60% семей родственники злоупотребляют спиртными напитками.

Для многих семей характерна атмосфера жестокости, насилия, эмоционального голода. Это побуждает тысячи детей совершать побеги из дома (в год 50 тыс. уходят из дома, 2 тыс. - кончают жизнь самоубийством).

В России насчитывается около 4 миллионов беспризорных детей. Вместе с тем любопытен такой факт: какими бы родители не были, со временем обида проходит и дети стремятся к семье. На вопрос о том, что сыграло бы решающую роль в предотвращении преступления, 83,2% юношей и 75,6% девушек из воспитанников колоний ответили - усиление контроля со стороны родителей. Несовершеннолетние рассчитывают и имеют право на помощь коллектива учебного заведения, предприятия. К сожалению, она не всегда приходит вовремя. Неблагоприятная социальная, среда воздействует, прежде всего на личность, не способную по своим свойствам ей противостоять. Среди преступников значительный процент двоечников, эмоционально неудовлетворенных, обладающих многими акцентуациями характера. По данным И. И. Карпеца, преступность среди второгодников в 11-14 раз выше, чем среди других школьников. Согласно данным ИАС «Подросток» около половины несовершеннолетних преступников в школе учились плохо. Половина несовершеннолетних, совершивших преступление, считают, что в школе имелись несправедливые, грубые, невнимательные и даже непригодные для работы с детьми учителя. Осуждая репрессивные меры за нарушение дисциплины и слабую учебу, подростки считают их бесполезным или вовсе несправедливыми (приглашение родителей в школу, обсуждение в классе, на педсовете и т. д.).

Что касается действенных профилактических мероприятий со стороны педагогического коллектива, то они были недостаточными. Неслучайно на нашу просьбу посоветовать, что предпринять в борьбе с преступностью, 40% воспитанников колоний предлагают увеличить в учебных заведениях количество бесплатных кружков, спортивных секций, около половины родителей рассчитывают на помощь школы в воспитании детей.

Главным воспитателем детей, оказавшихся вне семьи, школьного коллектива, становится «улица» в негативном понимании этого слова. Доля несовершеннолетних без постоянного источника дохода по официальной статистике составила третью часть, среди всех участников преступлений - превысила 55%. По данным этого исследования свыше половины несовершеннолетних, попавших в колонию, не работали и не учились. До 70% различного рода респондентов (взрослых и несовершеннолетних) одним из условий преступной деятельности считают слабую организацию досуга по месту жительства. Это уже стало аксиомой. За последние годы и без того скудная база по месту жительства в загородных лагерях сворачивается.

Социологами зафиксированы падение престижа образования, снижение ориентации учащейся молодежи на профессии, связанные с материальным производством, увеличение доли тех, кто не работает и не учится. Незанятость как определенное состояние, интегрирующее многие негативные стороны действительности, заключает в себе сильный криминогенный заряд. С незанятостью в значительной степени связан наблюдаемый рост правонарушающего поведения среди несовершеннолетних. По данным криминологов незанятость как одна из форм изолированности от общества выполняет для определенной части подростков и молодежи функции объединяющего начала.

Связанные с возрастом психологические особенности не позволяют подросткам, попавшим в отвергнутое положение, находиться в изоляции, вызывают стремление найти равных по социальному статусу лиц и объединиться с ними. На вредные последствия пустого препровождения времени указывал еще великий русский педагог К. Д. Ушинский, который писал: «Более всего необходимо, чтобы для воспитанника сделалось невозможным то лакейское препровождение времени, когда человек остается без работы в руках, без мысли в голове, потому что в эти самые минуты портится голова, сердце и нравственность».

Анализ учетно-профилактических дел осужденных подростков, состоящих на учёте в подразделениях по делам несовершеннолетних ОВД, показал, что 31,7% девушек и 30,4% юношей до совершения преступления уже употребляли наркотики. Тревожит то обстоятельство, что из опрошенных считают недопустимым для несовершеннолетних употребление наркотиков только 9-12%, а спиртных напитков - лишь 2-4%.

При новых социальных условиях в ситуации изоляции и неблагоприятно складывающихся взаимоотношений в формальной среде, на положении аутсайдеров (неудачников) в основных сферах позитивной жизнедеятельности оказалась значительная часть несовершеннолетних и молодежи. Об этом, в частности, свидетельствует резкий рост бродяжничества и беспризорности среди несовершеннолетних. Только в 1996г. в целом по России было зарегистрировано 39 тыс. случаев побегов детей из семей, детских домов и интернатов. Особая середа - воспитательная колония. Крайняя, вынужденная мера - направление преступников в места заключения - пока рассчитываемой эффективности не дает. Всеобъемлющий кризис не позволяет реформировать в необходимом объеме пенитенциарную систему. И она пробуксовывает. В колониях верховодят авторитеты, прививаются новые вредные привычки, портятся характер и здоровье.

Неспособность государственных и общественных структур удовлетворить возросшие материальные и духовные запросы молодежи в сочетании с высоким уровнем криминализации общества, падением нравов и другими негативными факторами среды порождают у определенной части несовершеннолетних и молодежи разочарование, психологический дискомфорт, ощущение ущербности и ненужности, правовой и моральный нигилизм и, соответственно, потребность в самоорганизации в целях противостояния противоречивым микро - и макросреде.

Анализ данных о социально - демографических и личностных характеристиках несовершеннолетних, совершивших преступления, свидетельствует о том, что большинство из них - выходцы из неблагополучных семей, отстающие в учебе, не сумевшие трудоустроиться или продолжить обучение. Отсутствие в обществе полноценной среды социализации, отчужденность подростков от основных сфер позитивной жизнедеятельности: семьи, учебного заведения, труда, досуговых учреждений - являются, таким образом, факторами, детерминирующими процесс выбора несовершеннолетними пути совершения преступлений. Этот процесс во многих своих аспектах остается еще не до конца познанным.

Система профилактики правонарушений несовершеннолетних, существовавшая в России в прежние годы, практически распалась, а новая находится на стадии формирования и является пока несовершенной и малоэффективной. Все указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о научной и практической актуальности и значимости дальнейших исследований проблем преступности и совершенствования системы профилактики правонарушений несовершеннолетних.

1.2 Анализ оснований и пределов ответственности несовершеннолетних за причиненный ими вред. Особенности правовой защиты несовершеннолетних

Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет, лежит на их законных представителях (родителях, усыновителях, опекунах). Ответственность в данном случае строится на началах вины, которая заключается либо в ненадлежащем надзоре за несовершеннолетними, либо в их недостаточном воспитании.

Кроме того, ответственность по возмещению вреда может быть возложена на образовательные, воспитательные, лечебные и иные учреждения, в которых находится малолетний, а также на лиц, осуществляющих надзор за малолетними по договору. Вина указанных лиц заключается в ненадлежащем надзоре за малолетними. Эти лица и учреждения обязаны возмещать вред и после достижения малолетним совершеннолетия, за исключением тех случаев, когда упомянутые лица умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда. В таких случаях суд вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда (п. 4 ст. 1073 ГК).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет несут ответственность за причиненный вред самостоятельно, и только в тех случаях, когда у них нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, дополнительная обязанность по возмещению вреда может быть возложена на их родителей (усыновителей) или попечителей (ст. 1074 ГК).

Обязанность возместить вред, причиненный несовершеннолетними в этом возрасте, может быть возложена и на воспитательное или лечебное учреждение, в котором он находился при причинении вреда.

Обязанность родителей (усыновителей), попечителей и соответствующего учреждения по возмещению вреда прекращается по достижении причинителем вреда совершеннолетия, а также в случае, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел трудоспособность.

На родителя, лишенного родительских прав, суд может возложить ответственность за вред, причиненный его несовершеннолетним ребенком, в течение трех лет после лишения родительских прав (ст. 1075 ГК).

При рассмотрении дел по искам о возмещении вреда, причинного несовершеннолетними, необходимо учитывать следующее:

1. Под виной родителей или опекунов и попечителей, влекущей ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, следует понимать как неосуществление должного надзора за несовершеннолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощрение озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсутствие к ним внимания и т. п.). Под виной учебных, воспитательных и лечебных учреждений понимается неосуществление ими должного надзора за несовершеннолетними в момент причинения вреда.

2. Если будет доказано, что причинение несовершеннолетними вреда имело место как по вине родителей или опекунов и попечителей, так и по вине учебных, воспитательных или лечебных учреждений, то вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

3. Родители, проживающие отдельно от детей, несут ответственность за вред, причиненный детьми, на общих основаниях.

Родитель может быть освобожден от ответственности, если по вине другого родителя был лишен возможности принимать участие в воспитании ребенка. Поскольку в соответствии с п.3 ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте 14-18 лет самостоятельно несут имущественную ответственность не только по сделкам, которые они вправе совершать самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя (п.2 ст. 26 ГК), но и по сделкам, совершенными с письменного согласия родителей, усыновителей, попечителя, либо без такого согласия, но с последующим письменным одобрением сделки этими лицами (п.1 ст. 26 ГК), наличие письменного согласия родителя, усыновителя или попечителя на заключение несовершеннолетним договора возмездного оказания услуг (например, бытового проката) не является основанием для возложения на этих лиц имущественной ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение договора несовершеннолетним, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 361 ГК РФ был заключен договор поручительства.

Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести имущественную ответственность за неисполнение или надлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда. При рассмотрении дел о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, суды должны исходить из того, что вред подлежит возмещению самим причинителем. При отсутствии у него имущества или заработка, достаточных для возмещения, соответствующая обязанность возлагается на его родителей (усыновителей) или попечителей при условии их виновного поведения. Эта их обязанность прекращается по достижении причинителем вреда совершеннолетия либо при появлении у него имущества или заработка, достаточных для возмещения вреда. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным, возлагается на опекуна или организацию, осуществляющую за ним надзор.

В случае причинения вреда несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет надлежащими ответчиками, по общему правилу, являются непосредственно они. Если же возникнет необходимость по основаниям, предусмотренным ст. 1074 ГК РФ, в дополнительной ответственности родителей, то соответчиками в суде выступают причинитель вреда и его законный представитель

В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях. В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью или в недостающей части его родителями (усыновителями) или попечителем, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Обязанность родителей по возмещению вреда, причиненного несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в случаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились доходы или иное имущество, достаточное для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспособность.

Дети в любом государстве находятся в особом привилегированном положении. Не является исключением и наше государство: забота о подрастающем поколении проявляется в самых различных областях его деятельности. Среди этих направлений охрана прав и законных интересов несовершеннолетних должна быть главенствующей. Несовершеннолетние наряду с престарелыми, инвалидами, беременными женщинами, душевнобольными относятся к числу лиц, которые значительно чаще подвергаются негативному воздействию со стороны общества, а потому нуждаются в особой защите своих прав и законных интересов.

Необходимость усиленной заботы о несовершеннолетнем определена рядом характерных для него специфических особенностей: беззащитностью, беспомощностью, недостаточностью жизненного опыта, податливостью и склонностью к подражанию, повышенной эмоциональностью, неуравновешенностью, импульсивностью. Подросток стремится привлечь к себе внимание, выделиться; в то же время им руководит страх прослыть несамостоятельным, трусом, "слабым". Несовершеннолетний отличается развитым чувством личной дружбы и групповой солидарности. С точки зрения особенностей психических процессов подростка его отличает также способность к неадекватному восприятию, запоминанию и воспроизведению некоторых фактических данных о наблюдаемых событиях. По сравнению со взрослым несовершеннолетний обладает ограниченной дееспособностью, меньшей свободой в передвижении, в хранении и распоряжении своим имуществом.

Прежде чем рассматривать вопросы правовой защиты несовершеннолетних, следует остановиться собственно на определении понятия данной категории лиц, тем более что оно не относится к числу однозначных и неоспоримых.

В доктрине российского права несовершеннолетним признается человек, не достигший определенного возраста, с достижением которого закон связывает его полную дееспособность, т. е. реализацию в полном объеме субъективных прав и юридических обязанностей, провозглашенных Конституцией и другими законами страны.

Отечественное законодательство, как и международные акты, широко использует термин "несовершеннолетний" (малолетний, ребенок, молодежь). Дополнительные сложности создает тот факт, что законодатель, как правило, не считает нужным сформулировать четкое определение этого понятия для каждой отрасли права, вероятно, относя его к очевидным. Такую ситуацию можно наблюдать на примере источников гражданского, административного, трудового и ряда других отраслей законодательства. В то же время в российском праве существуют отрасли законодательства, где дается трактовка указанного термина (например, в уголовном, семейном). Общим ориентиром для понимания несовершеннолетия в отечественном праве могли бы стать соответствующие положения Конституции, однако в главном законе страны они отсутствуют. Конвенция ООН о правах ребенка 1989 г. в ст. 1 говорит о несовершеннолетнем как о человеческом существе до достижения им 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достиг совершеннолетия ранее.

Правила ООН, принятые в 1990 г. и затрагивающие вопросы защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, не содержат никаких уточнений относительно возрастного порога несовершеннолетия. Минимальные стандартные правила ООН, принятые в 1985 г., касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), не устанавливая их конкретный возраст, тем не менее указывают, что несовершеннолетним является ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой ко взрослому (Правило 2.2.а). Текст Руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (приняты в Эр-Рияде в 1990 г.) также не содержит конкретного определения возраста несовершеннолетнего.

Представляется, что если в международных документах отсутствует указание на возраст, с достижением которого наступает совершеннолетие, то выбор (из имеющихся в международной практике стандартов) при его определении должен быть сделан в пользу верхней возрастной границы. В большинстве случаев, несомненно, основанием для определения возрастных рамок несовершеннолетия должны стать положения Конвенции ООН 1989 г.

Анализируя основные отрасли отечественного права, мы приходим к выводу, что верхнюю возрастную границу несовершеннолетия следует установить на уровне 18 лет поскольку начиная именно с этого возраста физическое лицо практически становится полноправным членом общества. Это вовсе не означает отсутствия исключений из этого правила.

В силу наличия у несовершеннолетнего определенных возрастных особенностей он не в состоянии самостоятельно защитить свои права так же эффективно, как взрослый, что является главной причиной создания и действия в РФ специальных правовых средств по защите ребенка.

Под правовой защитой несовершеннолетних следует понимать систему нормативных правовых актов, устанавливающих правовой статус несовершеннолетних как участников общественных правоотношений (права, обязанности, гарантии соблюдения прав и обязанностей) и закрепляющих основы организации деятельности системы органов по работе с несовершеннолетними и защите их прав и законных интересов.

Правовая защита охватывает все сферы жизнедеятельности несовершеннолетнего: воспитание, образование, медицинское обслуживание, трудовую занятость, социальное обеспечение, досуг и др.

В соответствии с Конвенцией ООН о правах ребенка, Всемирной декларацией об обеспечении выживания, защиты и развития детей 1990 г. наиболее важными стратегическими задачами российского государства и общества в сфере улучшения положения детей являются следующие:

- максимально возможное в рамках имеющихся ресурсов сохранение базовых гарантий обеспечения жизнедеятельности и развития детей и минимизация их потерь в уровне жизни; обеспечение беспрепятственного доступа детей к системам образования и здравоохранения, развитие различных форм материальной поддержки семей с детьми;

- приоритетное внимание проблемам детей, находящихся в особо трудных условиях, - детей-сирот и детей-инвалидов, расширение форм помощи этим категориям детей, основанных на новой для России доктрине - гуманизации обращения с такими детьми на основе уважения прав ребенка и максимально возможной интеграции их в семью и общество в результате принятых мер;

- создание механизмов профилактики и социальной реабилитации детей в условиях возникновения новых рисков - беспризорности, расширения насилия по отношению к детям, роста наркомании и преступности, вынужденного перемещения;

- законодательное обеспечение прав детей и мер политики по отношению к детям, создание административных, организационных и финансовых механизмов обеспечения прав детей, подготовка необходимых кадров.

Во исполнение указанных задач за последнее десятилетие в России практически заново создана целостная система правовой защиты интересов детей применительно к новым социально-экономическими условиям.

Так, начиная с 1992 г. принято более 200 нормативных правовых актов, затрагивающих все сферы жизнедеятельности семьи и детей и нацеленных на усиление мер их социальной защиты, включая федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ и др.

Особенно важное значение имеет принятие 24 июля 1998 г. Федерального закона №124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", который установил основные гарантии прав и законных интересов детей, определил направления обеспечения и организационные основы гарантий прав детей в РФ. Пользуясь предоставленными им правами, субъекты РФ также принимают законы по различным аспектам регулирования прав и законных интересов детей.

К сожалению, в большинстве случаев принимаемые нормативные правовые акты остаются лишь декларативными, поскольку отсутствуют механизмы их реализации как на федеральном, так и региональном уровнях.

Президентом Российской Федерации и правительством страны в последние годы ведется целенаправленная работа по гуманизации уголовно-исполнительной политики и практики исполнения уголовных наказаний, сокращения законодательными методами численности граждан в местах лишения свободы, улучшению условий их содержания.

Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации были приняты федеральные законы от 8 декабря 2003 г. № 161 "О приведении Уголовно-процессуального кодекса РФ и других законодательных актов в соответствие с ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ" и № 162 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ", которыми укреплены гарантии прав граждан, совершивших преступления и временно изолированных от общества, а также расширены права осужденных, в том числе в вопросах досрочного освобождения из мест лишения свободы

1.3 Развитие отечественного законодательства в рамках профилактики преступлений несовершеннолетних

Несовершеннолетний, отбывший часть срока в исправительном учреждении, может быть освобожден от дальнейшего претерпевания карательно-воспитательного воздействия условно-досрочно если суд придет к выводу о достижении им определенного уровня исправления. В этом случае контроль за его поведением на постпенитенциарной стадии осуществляет специализированный государственный орган - уголовно-исполнительная инспекция. В настоящее время лица, досрочно освобожденные от отбывания наказания под условием, обязаны не реже одного раза в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для отчета о своем поведении, исполнении возложенных на них судом обязанностей. В свою очередь, инспекции правомочны вызывать таких субъектов для проведения, к примеру, профилактических бесед, дачи разъяснений по различным вопросам.

В целях повышения эффективности контроля за условно-досрочно освобожденными Т. Ф. Минязева предлагает активно использовать положительный опыт ряда зарубежных государств в этой области (Англии, Бельгии, Франции). В частности, автор видит целесообразным внедрение в практику работы уголовно-исполнительных инспекций электронных браслетов, по типу радиопередатчиков, которые обязаны носить условно-досрочно освобожденные на протяжении всего срока неотбытой части наказания. Данные устройства смонтированы таким образом, что позволяют определять местонахождение лица в любое время суток, а в программу, обеспечивающую их системное функционирование, закладывается допустимые маршруты передвижения условно-досрочно освобожденного (на работу, в магазин или школу).

Отклонение лица от заданных маршрутов, равно, как и попытка избавления от этого браслета фиксируется на пульте дежурного.

По нашему мнению, использование подобного рода изобретений не способно в полной мере выявить реальные мотивы поведения условно-досрочного освобожденного в процессе осуществления над ним контроля. Дело в том, что применение рассматриваемых приборов изначально моделирует именно правомерное поведение лица, причем правомерное на безальтернативной основе. У осужденного с электронным браслетом по существу нет возможности сделать выбор на основании нескольких альтернатив поведения, а, следовательно, с его стороны будет отсутствовать и такой важный показатель поступка, как борьба мотивов.

Одна ситуация, когда освобожденный не покидает местожительства в вечернее время, заведомо зная, что о его поведении тут же станет известно контролирующему органу. Думается, исправительный индикатор при подобном положении вещей незначителен: вряд ли субъект вообще отважится на нарушение обязанности, поскольку весьма высока вероятность отмены условно-досрочного освобождения и он не может этого не понимать. И совсем другой случай, если лицо не нарушает вышеуказанный запрет, не находясь под постоянным надзором. Имея определенную альтернативу поведения, субъект сталкивается с гораздо более сложной дилеммой (рисковать или нет), и, если при данных обстоятельствах он все-таки исполняет наложенную судом обязанность, то это свидетельствует о формировании у него положительных поведенческих установок. Поэтому вывод об окончательном исправлении условно-досрочно освобожденных, думается, будет верным, лишь при условии наличия у них свободы выбора в поведении. Обеспечение же повышения качества контроля возможно, например, путем сбора информации о поведении лица (на работе, в школе, по месту жительства) представителями уголовно-исполнительной инспекции.

В соответствии с действующим уголовным законодательством суд, применяя условно-досрочное освобождение, не может устанавливать какой-либо испытательный срок, как, например, при условном осуждении, поскольку таковым является неотбытая осужденным часть срока наказания. Вместе с тем некоторые специалисты фактически не проводят никакой разницы между неотбытой частью срока наказания и испытательным сроком.

Чем обусловлена подобная позиция? Видимо тем, что между указанными юридическими категориями, выступающими в качестве своеобразных "периодов надежности", наличествует определенное сходство. Так, в течение испытательного срока и неотбытой части наказания проверяется целесообразность применения институтов условного осуждения и условно-досрочного освобождения; осуществляются цели общей и частной превенции, восстановления социальной справедливости; существует угроза возврата к исполнению наказания, в случае неисполнения осужденным определенных требований.

Однако констатировать тождество их социальной и юридической природы вряд ли оправданно. Между оставшейся частью наказания и испытательным сроком имеются и существенные различия.

Во-первых, испытательный срок назначается лицу, не отбывавшему наказание. В отношении же условно-досрочно освобожденного субъекта имеет место именно оставшаяся часть срока от того наказания, реальные правоограничения которого лицо уже претерпело.

Во-вторых, различны способы ресоциализации лица в данные периоды: в течение испытательного срока условно осужденный доложен доказать факт исправления за счет собственного инициативного поведения, без обязательного исправительного воздействия, оказываемого государством; на протяжении же неотбытой части срока наказания продолжается закрепление результатов начавшегося процесса исправления осужденных, достигнутых при исполнении / отбывании наказания.

В-третьих, при условном осуждении продолжительность испытательного срока устанавливается в зависимости от вида и размера наказания (ч. 3 ст. 73 УК). Временной интервал "режима испытания" при условно-досрочном освобождении определяется автоматически: им является та часть срока наказания, от отбывания которой осужденный был освобожден.

Определенные затруднения в правоприменительной практике вызывает вопрос о погашении судимости условно-досрочно освобожденных несовершеннолетних. В соответствии с ч. 4 ст. 86 УК при досрочном освобождении лица срок погашения судимости исчисляется с момента фактического освобождения от отбывания основного и дополнительного видов наказаний. При этом необходимо иметь в виду, что сроки погашения судимости у несовершеннолетних сокращены вдвое.

Стало быть, вполне возможно такое развитие событий, при котором состояние судимости как специфическое социально-правовое последствие назначения меры государственного принуждения может закончиться у освобожденных несовершеннолетних значительно раньше истечения срока неотбытой части наказания.

Например, при совершении несовершеннолетним преступления средней тяжести судимость погашается по истечении одного года с момента условно-досрочного освобождения (п. "а" ст. 95, ч. 4 ст. 86 УК). Допустим, З. был осужден по ч. 2 ст. 158 УК к лишению свободы сроком на три года шесть месяцев. Через один год и два месяца осужденный освобожден условно-досрочно. Продолжительность неотбытой части срока наказания составит два года четыре месяца. Однако, в этой ситуации, придется констатировать, что срок погашения судимости истечет раньше времени окончания неотбытой части срока наказания на один год и четыре месяца. Аналогичная ситуация возникает и при совершении несовершеннолетним тяжкого либо особо тяжкого преступлений.

Подобное положение вещей, как нам кажется, противоречит как самой сущности института судимости, так и здравому смыслу. Полагаем, что, если продолжительность неотбытой части наказания больше срока, необходимого для погашения судимости, то судимость может погашаться лишь по истечении неотбытой части наказания. Исходя из сказанного целесообразно п. "а" ч. 3 ст. 86 УК дополнить правилом, согласно которому у лиц, освобожденных условно-досрочно, судимость погашается по истечении неотбытого срока наказания.

При применении условно-досрочного освобождения, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК, которые должны им исполняться в течение оставшейся неотбытой части срока наказания. Суд имеет право заставить осужденного исполнять и другие поведенческие акты, способствующие его исправлению, например, не посещать определенные места (бары, дискотеки), находиться в ночное время дома, особенно, если преступление было совершено ночью.

Предписанные условно-досрочно освобожденному варианты позитивного поведения должны быть конкретными и исполняемыми. Поэтому нельзя, например, обязать лицо повысить свой культурный уровень, так как неопределенность и, вытекающая из нее неисполнимость данной обязанности, очевидны.

Трудно также согласиться и с мнением П. М. Малина о необходимости возложения на условно-досрочно освобожденных такой обязанности, как пройти курс лечения от ВИЧ-инфекции. Учитывая высокую стоимость курсов лечения от ВИЧ-инфекции, которые, кстати, больные должны проходить регулярно и материальное положение условно-досрочно освобожденных, реализация указанной обязанности весьма затруднительна, а, если точнее - вообще неисполнима. Автор также предлагает закрепить исследуемые обязанности в нормах об условно-досрочном освобождении. При этом, с одной стороны, отвергается целесообразность существования отсылочных норм права, с другой, произойдет дублирование нормативного материала, поскольку обязанности, возлагаемые на условно осужденных и условно-досрочно освобожденных во многом схожи: они преследуют, в конечном счете, одну и ту же цель - исправление лиц, совершивших преступления.

В юридической литературе не нашел однозначного решения вопрос о способах закрепления в уголовном законодательстве обязанностей, возлагаемых на условно осужденных и условно-досрочно освобожденных. Так, В. Ф. Щепельков считает, что отсутствие исчерпывающего перечня обязанностей в ч. 5 ст. 73 УК противоречит принципу законности, следовательно, это может влечь ущемление правового статуса условно-досрочно освобожденных в течении неотбытой части срока наказания.

Противоположной позиции придерживается А. А. Ашин. Он предлагает отдать решение вопроса о возложении обязанностей на условно-досрочно освобожденных на усмотрение правоприменительного органа - уголовно-исполнительной инспекции, а в уголовном законодательстве закрепить лишь общую для всех осужденных обязанность: подчиняться порядку осуществления контроля. Уголовно-исполнительная инспекция в отношении каждого конкретного субъекта будет самостоятельно определять перечень обязательных к исполнению заданий, необходимых для закрепления результатов его исправления.

Изменение же, дополнение и конкретизация этих правоограничений не должны иметь уголовно-правового значения. В развитие своей позиции он, в частности, предлагает исключить из ч. 5 ст. 73 УК такую обязанность, как извещение условно-досрочно освобожденным уголовно-исполнительной инспекции о смене своего места жительства учебы, работы, и закрепить ее в ч. 4 ст. 188 УИК, начав ч. 6 ст. 73 УК со слов "условно осужденный обязан подчиняться порядку осуществления контроля за его поведением, установленному органом, исполняющим приговор об условном осуждении".

Исходя из того, что обязанности, предусмотренные ч. 5 ст. 73 УК являются по своей сути правоограничениями, и их регламентация относится к области материального (уголовного) права, указанная точка зрения представляется не совсем обоснованной. Кроме того, уголовно-исполнительная инспекция, являясь правоприменительным органом, не должна подменять собой законодателя и, как следствие, самостоятельно определять перечень обязанностей, возлагаемых на условно-досрочно освобожденного в период неотбытой части срока наказания.

На наш взгляд, обязанность в виде извещения уголовно-исполнительной инспекции о смене лицом своего места жительства, работы, учебы, в силу того, что она обеспечивает осуществление беспрепятственного контроля, необходимо налагать без исключения на всех условно-досрочно освобожденных.

В этой связи более последовательным видится мнение В. Ф. Щепелькова, однако и с ним в полной мере нельзя согласиться. Противоправная деятельность лица (в том числе на постпенитенциарной стадии) может приобретать самые различные формы выражения, в результате чего не всегда возможно предусмотреть в рамках законодательства исчерпывающий перечень обязанностей, которые содействовали бы закреплению результатов исправления, достигнутых в процессе отбывания наказания в отношении отдельно взятого осужденного.

Полагаем, решение проблемы должно быть следующим: ч. 5 ст. 73 УК необходимо дополнить наиболее универсальными и, как следствие, часто назначаемыми судами обязанностями (например, ограничение пребывания вне дома в определенное время суток; принятие мер к трудоустройству либо к продолжению учебы), оставив при этом без изменения указание о возможности наложения других обязанностей, способствующих исправлению освобождаемого лица.

Подобный прием позволит ориентировать правоприменителя на использование наиболее типичных правоограничений, оставляя, вместе с тем, определенный задел для тех ситуаций, когда личностные характеристики субъекта требуют воздействия, которого невозможно достичь за счет указанных в законе рестриктивных мер.

Анализ определений об условно-досрочном освобождении позволяет заключить, что к большинству условно-досрочно освобожденных несовершеннолетних обязанности не применялись (59,9%). Прослеживается также значительное расхождение в практике возложения на условно-досрочно освобожденных тех или иных обязанностей по регионам.

Так, на условно-досрочно освобожденных из Жигулевской воспитательной колонии возлагаются обязанности в виде: ограничения пребывания вне дома (с двадцати до шести часов); запрета посещения ресторанов, баров, пивных; явки на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию, а также предупреждения указанного органа о смене своего места жительства. На лиц, освобожденных условно-досрочно из Димитровградской воспитательной колонии, суд ограничивается наложением только двух обязанностей: не менять постоянного места жительства без предварительного уведомления уголовно-исполнительной инспекции и принять меры к трудоустройству либо к продолжению учебы.

Прав в этом отношении П. М. Малин, замечающий, что при таких обстоятельствах можно судить о низких требованиях со стороны государства к поведению условно-досрочно освобожденных, возвратившимся в общество ранее окончания срока наказания, назначенного в приговоре, а отсутствие возлагаемых обязанностей, безусловно, снижает условность данного вида освобождения от отбывания наказания.

В соответствии с п. "а" ч. 7 ст. 79 УК злостное уклонение осужденного от исполнения обязанностей, возложенных на него судом, может служить основанием для отмены условно-досрочного освобождения. Однако понятие "злостности" в исследуемом контексте ни в уголовном, ни в уголовно-исполнительном законодательстве не раскрывается. В ч. 5 ст. 190 УИК дается лишь определение понятия "систематическое неисполнение обязанностей", под которым понимается совершение запрещенных или невыполнение предписанных условно осужденному действий более двух раз в течение года либо продолжительное (более 30 дней) неисполнение обязанностей, возложенных на него судом. Видимо злостность здесь рассматривается законодателем как синоним систематичности.

По нашему мнению, следовало бы раскрыть в УИК и понятие "злостное неисполнение обязанностей". Под ним, в частности, можно понимать повторное неисполнение лицом обязанностей, возложенных на него судом, в течение 30 дней после письменного предупреждения специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного либо условно-досрочно освобожденного.

Неисполнение осужденным той или иной обязанности, очевидно, не должно автоматически влечь отмены условно-досрочного освобождения. Главенствующим в этой ситуации является выяснение обстоятельств, которые повлекли невыполнение лицом обязанности (обязанностей). Верной видится позиция С. Г. Барсуковой, согласно которой при отмене условно-досрочного освобождения судья должен выяснить, имелась ли у условно-досрочно освобожденного реальная возможность исполнить возложенные на него судом обязанности. Если условно-досрочно освобожденный не выполнил их по каким-либо уважительным причинам, оснований для отмены условно-досрочного освобождения не имеется.

Одним из оснований возможной отмены условно-досрочного освобождения является совершение условно-досрочно освобожденным в период неотбытой части срока наказания нарушения общественного порядка, за которое на него наложено административное взыскание (п. "а" ч. 7 ст. 79 УК). Однако далеко не у всех исследователей данное законодательное положение находит поддержку.

В. А. Авдеев, надо сказать, вообще отвергает возможность отмены условно-досрочного освобождения ввиду совершения лицом административного правонарушения, так как, по его мнению, нарушаются базовые положения ст. 8 УК, останавливающей основание привлечения лица к уголовной ответственности. Между тем, указанное утверждение противоречит юридической природе условно-досрочного освобождения. При отмене исследуемой меры не происходит какого-либо привлечения лица к уголовной ответственности. Оно уже было привлечено к уголовной ответственности, вынесением обвинительного приговора с назначением наказания за совершенное преступление. Нарушение же требований, предъявляемых к условно-досрочно освобожденному на период неотбытой части срока наказания свидетельствует лишь об ошибочности вывода суда о возможности его исправления без полного отбывания срока наказания, в силу чего условно-досрочное освобождение и отменяется, но никак не о привлечении осужденного к уголовной ответственности.

Более последовательна здесь позиция В. Ф. Щепелькова. Анализ нормативного материала в части отмены условно-досрочного освобождения, отмечает автор, позволяет заключить, что общественный порядок охраняется в большей степени, нежели другие объекты. При отмене условно-досрочного освобождения по причине злостного уклонения осужденного от исполнения возложенных судом обязанностей или совершения им административного правонарушения неотбытая часть срока наказания подлежит исполнению.

В случае совершения лицом в период неотбытой части срока наказания преступления по неосторожности, вопрос о сохранении либо об отмене условно-досрочного освобождения решается судом. Совершение же лицом умышленного преступления обязательно влечет отмену условно-досрочного освобождения, при этом суд назначает наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК. Аналогичным образом назначается наказание при отмене УДО за совершение преступления по неосторожности. В ситуации, когда совершение преступления (умышленного либо по неосторожности) не повлекло назначение конкретного срока лишения свободы, осужденный должен полностью отбыть только оставшуюся неотбытой часть срока наказания по первому приговору суда.

Результаты проведенного исследования показывают, что отмена условно-досрочного освобождения имела место быть в отношении лиц, совершивших в период неотбытой части срока наказания умышленные преступления. По другим основаниям условно-досрочное освобождение не отменялось.

2. Особенности социализации несовершеннолетних правонарушител ей в учреждениях закрытого типа

2.1 Структура и содержание индивидуальной профилактической программы работы социальных педагогов с несовершеннолетним правонарушителем, значимые составляющие индивидуального профилактического воздействия

Одной из самых актуальных и социально значимых задач, стоящих перед нашим обществом сегодня, безусловно, является поиск путей снижения роста преступлений среди молодежи и повышения эффективности их профилактики. Необходимость скорейшего решения этой задачи обусловлена не только тем, что в стране продолжает сохраняться достаточно сложная криминогенная обстановка, но прежде всего тем, что в сферы организованной преступности втягивается все больше и больше несовершеннолетних, криминальными группировками, созданными подростками, совершаются опасные преступления, и число их неуклонно растет. Преступность молодеет и принимает устойчивый рецидивный характер. А такая криминализация молодежной среды лишает общество перспектив установления в скором будущем социального равновесия и благополучия.

Главная роль в решении этой острейшей проблемы отводится социальной педагогике, хотя, конечно, решить ее можно только комплексно, с привлечением всех сил общества. Однако интеграция усилий общества может осуществиться лишь в рамках научно обоснованной, обеспеченной эффективными технологиями социально-педагогической системы перевоспитания личности несовершеннолетнего посредством последовательных педагогических и воспитательно-профилактических воздействий, обеспечивающих формирование личности с твердыми и правильными жизненными установками.

Социально-педагогическая концепция профилактики позволяет успешно преодолевать преобладавший на протяжении многих лет односторонний подход, рассматривавший личность только как продукт «воспитательного воздействия», а поэтому не учитывавший другие объективные факторы, например, социальные условия, оказывающие воздействие на личность.

Бесспорно, что процесс перевоспитания, как и в целом профилактика правонарушений, выступает, с одной стороны, как процесс приобщения личности к культуре — материальной, интеллектуальной и нравственной, а с другой — как процесс индивидуального развития, коррекции поведения личности. Научно-техническая революция и последствия ее в сфере социальной жизни привели к тому, что появилась возможность более эффективно управлять процессом перевоспитания личности. Это расширение сферы управляемого осуществляется:

- во-первых, за счет качественных изменений субъекта перевоспитания, так как воспитательно-профилактическое воздействие в настоящее время осуществляют не только педагоги, социальные педагоги, специалисты по социальной работе, ной силы общественности, производственные коллективы, учреждения культуры, печать, радио, кино, телевидение;

- во-вторых, это происходит за счет углубления и расширения воспитательных и профилактических задач, поскольку общественное производство, социально-политическая и культурная жизнь активно способствуют эффективной организации всей системы профилактики правонарушений, в частности среди несовершеннолетних, с учетом изменяющихся условий, особенностей различных возрастных групп, их занятости.

Многие издержки, упущения в воспитании являются следствием того, что нет должной системы в области индивидуальной работы, организации воспитательно-профилактического процесса с конкретными правонарушителями. Важно при этом преодолеть ограниченное понимание самого индивидуального подхода, который нередко сводится к учету частных особенностей юношей и девушек, имеющих отклонения в поведении. «Индивидуальный подход, — писал А. С. Макаренко, — не означает возню с уединенной капризничающей личностью. Под флагом индивидуального подхода не следует протаскивать мещанское индивидуалистическое воспитание. Беспомощен тот педагог, который потворствует недостаткам ученика, слепо следует его капризу, подыгрывается и сюсюкает вместо того, чтобы воспитывать и переделывать его характер... Индивидуальный подход в том и заключается, чтобы применительно к его индивидуальным способностям и склонностям сообщить ему качество личности, определяемое общественным характером воспитания».

В практике индивидуального подхода, по мнению А. С. Макаренко, встречаются наиболее часто две ошибки: первая заключается в стремлении «остричь всех под одну гребенку», втиснуть человека в стандартный шаблон, воспитать узкую серию человеческих типов. Вторая — пассивное следование за каждым индивидуумом, безнадежная попытка справиться сразу со всеми при помощи разрозненной возни с каждым человеком в отдельности. Это — гипертрофия «индивидуального подхода».

Индивидуальная профилактика правонарушений включает в себя исправительно-корректирующее воздействие в качестве одного из элементов, но не сводится только к нему. Это целенаправленный процесс управления перевоспитанием личности, который заключается в том, что правонарушители под воздействием воспитателей, общественности и коллективов вырабатывают у себя правильные взгляды и убеждения, овладевают навыками и привычками социально-позитивного поведения, развивают свои чувства и волю, изменяют таким образом интересы, стремления и наклонности. С другой стороны, индивидуальная профилактика направлена на устранение неблагоприятных влияний на конкретную личность окружающей среды. Чтобы эффективно управлять данным процессом, необходимо выбирать профилактические методы, обеспечивающие:

- выработку нравственного сознания,

- формирование навыков и привычек позитивного поведения,

- воспитание волевых усилий, позволяющих противостоять антиобщественным влияниям,

- социальное оздоровление микросреды.

Однако надо иметь в виду, что перевоспитание личности правонарушителя несовершеннолетнего возраста, выработка положительных навыков и привычек, волевых усилий связаны с различными, особыми сферами психологической деятельности, опираются на определенные физиологические факторы, специфика которых не может не учитываться при выборе методов профилактики.

В структуре индивидуальной профилактики правонарушений можно выделить следующие основные задачи:

- своевременное выявление лиц с социально-отклоняющимся поведением и склонных к совершению правонарушений, а также родителей и других лиц, отрицательно влияющих на них;

- изучение возрастных и психологических особенностей личности несовершеннолетних правонарушителей с целью не допущения конфликта подростка с обществом, устранения способствующих ему причин и условий;

- разработка программы индивидуального воспитательно-профилактического воздействия на правонарушителя и окружающую его среду с учетом имеющихся форм и методов, результативности их применения;

- организация взаимодействия и преемственности в воспитательно-профилактической работе всех субъектов социально-педагогической деятельности, повседневного и непрерывного контроля за образом жизни подростков с девиантным поведением, реагирование на «срывы» и поощрение позит

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Профилактика правонарушений несовершеннолетних". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 694

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>