Дипломная работа на тему "Проблемы защиты прав потребителей в сфере оказания услуг"

ГлавнаяГосударство и право → Проблемы защиты прав потребителей в сфере оказания услуг




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Проблемы защиты прав потребителей в сфере оказания услуг":


Проблемы защиты прав потребителей в сфере оказания услуг

Введение

Глава 1. Нормативно-правовое регулирование защиты прав потребителей.

§1. Правовое регулирование защиты прав потребителей в сфере оказания услуг.

§2. Понятие услуги в гражданском законодательстве.

Глава 2. Защита прав потребителей.

§1. Гражданско-правовая ответственность за нарушение прав потребителей в сфере услуг.

§2. Иные виды защиты.

Заключение >

Введение.

В гражданском обороте, основанном на рыночных отношениях, защита прав потребителей в сфере оказания услуг занимает особое место. Правовые нормы, посвященные защите прав потребителей являются важной правовой гарантией охраны их интересов.

В данной работе анализируется обязательство по оказанию услуг потребителю и проблемы защиты прав потребителя при его нарушении. Данная тематика в цивилистической литературе затрагивалась многими авторами. Вместе с тем в науке гражданского права специальных работ монографического характера, посвященных исследованию проблемным вопросам защиты прав потребителя при оказании услуг не так много, большинство существующих современных работ носят скорее информативный характер, а не научный.

Однако данная проблема требует сегодня всестороннего изучения с учетом практики применения новейшего законодательства о защите прав потребителя, а также с учетом того, что многие аспекты все еще не получили надлежащего законодательного урегулирования. Что же касается имеющихся правовых решений, то они в ряде случаев нуждаются в развитии и совершенствовании. Сказанное дает основание для утверждения, что тематика данной работы должна быть отнесена к числу актуальных проблем науки гражданского права, представляющая несомненный научный и практический интерес.

Важнейшие по своей содержательной глубине и перспективному значению разработки в области защиты прав потребителей в сфере оказания услуг разрабатывались целой плеядой известных ученых. Следует выделить работы О. С. Иоффе, М. И. Брагинского, А. Ю. Кабалкина, Ю. Х. Колмыкова, Е. Д. Шешенина, А. Е. Шерстобитова, Я. Е.Парций и многих других. Труды этих авторов являются теоретической базой данного исследования.

Практическая значимость и недостаточная разработанность проблем защиты прав потребителей в сфере оказания услуг обусловили выбор ее в качестве предмета данного исследования.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по требуемой вам теме. Грамотное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Перми и в других городах РФ.

Безусловно предлагаемая работа не претендует на исчерпывающее изучение всего комплекса проблемных вопросов защиты прав потребителей в сфере оказания услуг. Такая задача по силам, пожалуй, только коллективу ученых и юристов – практиков. В ней лишь предпринимается попытка анализа современного законодательства, правоприменительной практики и литературы исследовать основные на сегодняшний теоретические проблемы этого правового института и высказать некоторые предложения относительно совершенствования составляющих его правовых норм.

Правовая реформа в Российской Федерации осуществляется одновременно с экономическими преобразованиями. При этом становление российского потребительского права происходит в сложных условиях, отягощенных кризисными явлениями, негативными последствиями ее монополизации, правовым нигилизмом, массовой хронической задержкой выплат заработной платы, пенсий, пособий и других выплат. В этих условиях особенно возрастает роль потребительского законодательства в реализации фундаментальных прав граждан-потребителей - на образование, на информацию, на безопасность и качество продукции, на судебную защиту, на возмещение понесенного ущерба, на представление своих интересов через соответствующие государственные и общественные организации.

По-нашему мнению, можно смело утверждать, что законодательство о защите прав потребителей является центром гражданского (предпринимательского) права любого государства, законода­тельная, судебная и исполнительная власти которого проводят целена­правленную политику по формированию и поддержанию цивилизован­ных традиций делового оборота. Поэтому с развитием в России рыноч­ных отношений институт защиты прав потребителей неизбежно займет в нашей экономической жизни такое же место, какое он занял во всем мире.

Глава 1. Нормативно – правовое регулирование защиты прав потребителей.

§1. Правовая характеристика законодательства о защите прав потребителей.

Конституция РФ 1993 г. закрепила основы правового статуса гражданина (человека), провозглашая и закрепляя основные права и обязанности, которые наиболее конкретно и полно регламентируются иными правовыми актами, прежде всего законами. Конституция должна не только закрепить максимально возможные права и свободы. Поскольку люди, свободно осуществляя свои права и свободы, взаимодействуют друг с другом, интересы, права, действия одних людей могут прийти и приходят в противоречие с интересами, правами и поступками других. Перед культурным обществом стоит задача согласовать эти интересы, способствовать достижению компромиссов даже несовпадающих целей и действий. Прежде всего надо противодействовать разрушающим общество и государство попыткам осуществлять свои права и свободы за счет прав и свобод других лиц, обуздывая проявления эгоизма, своеволия, анархии, обеспечивая общественное согласие, социальное партнерство*.

Ст. 2 Конституции устанавливает важный принцип, обеспечивающий одну из сторон жизни и деятельности цивилизованного общества, каждого человека и гражданина. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Особое значение для потребителя услуг имеют положения ст.20, 41 – 43, 45, 46 Конституции РФ. В соответствии с которыми каждый имеет право на жизнь, на охрану здоровья, имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, имеет право на образование (в том числе и негосударственное), каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, гарантируется судебная защита прав и свобод.

Основы правового статуса гражданина как потребителя, кроме Конституции РФ (где соответствующие права носят обобщенный характер) находят свое выражение в федеральных законах, и иных нормативно-правовых актах.

Гражданский кодекс РФ (ч.1 и 2, далее ГК)1 является основополагающим кодифицированным законодательным актом, регулирующем сферу гражданско – правовых отношений. В данную сферу общественных отношений входят и отношения по оказанию услуг потребителю.

Так, ГК регулирует вопросы связанные с защитой гражданских прав (ст. 11 и 12, 14 ГК ), определяет право(дее-)способность граждан, содержит положения о сделках (их формах, последствия их недействительности – глава 9 ГК), об ответственности за нарушения обязательств (глава 25 ГК) , а также общие положения о договоре ( подраздел 2 ГК).

Особое место в правовом регулировании отношений потребителя в сфере оказания услуг имеют §2 главы 30 (Розничная купля-продажа) и главы 37 (Подряд) и 39 (Возмездное оказание услуг).

На первое место среди отдельных видов договора купли-продажи в ГК поставлена розничная купля-продажа (§ 2 гл. 30, ст. 492 - 505). Предусмотренные здесь правила носят в основном обязательный характер и направлены в первую очередь на обес­печение интересов потребителей. Розничная купля-продажа опреде­лена в ГК как публичный договор, что означает обязанность розничных предприятий продавать товары любому, кто к ним обратится, не делая между покупателями различий в цене на продаваемые товары и в других условиях продажи.

Многое в ГК обобщенно отражает то, что уже закреплено рос­сийским законодательством о защите прав потребителей. Есть в ГК нормы, восполняющие пробелы в регулировании столь важ­ных правоотношений.

Договор розничной купли-продажи представляет собой дого­вор купли-продажи товара, по которому “продавец, осуществ­ляющий предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, обязуется передать покупателю товар, предназначенный для личного, семейного, домашнего или иного использования, не связанного с предпринимательской деятельностью” (п. 1 cт. 492 ГК).

По-нашему мнению, анализируя данный договорной тип, необходимо указать на специфику продавцакак субъекта договора розничной купли-продажи. В качестве продав­ца здесь может выступать только такая коммерческая организация, которая осуществляет предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу (торговое предприятие). Покупателем по договору розничной купли-продажи признается всякое физическое или юридическое лицо, приобретающее товар у розничной торговой организации или индивидуального предприятия для личного семейного, домашнего или, иного использования, не связанного с предпринима­тельской деятельностью. Поэтому, например, отношения, свя­занные с приобретением организацией (юридическим лицом) офисной мебели в мебельном магазине, охватываются догово­ром розничной купли-продажи. А значит, можно сделать вывод, что сфера применения норм ГК о розничной купле-продаже (по субъектам) шире, нежели действие норм, содержащихся в Зако­не Российской Федерации “О защите прав потребителей”.

Тем не менее, ГК учитывает различия в правовом положении и фактических возможностях по защите нарушенных прав и за­конных интересов, которые имеют соответственно граждане и организации (юридические лица), но путем предоставления до­полнительных прав не всем покупателям товаров, а исключи­тельно тем из них, в качестве которых выступают граждане. В соответствии с п. 3 ст. 492 ГК к отношениям по договору рознич­ной купли-продажи с участием покупателя-гражданина, не уре­гулированным данным Кодексом, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответст­вии с ними. Кроме того, при введении в действие части второй ГК, в том числе норм о розничной купле-продаже, было предусмотрено, что в тех случаях, когда одной из сторон в обязатель­стве является гражданин, использующий, приобретающий, зака­зывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) для личных бытовых нужд, такой граж­данин пользуется правами стороны в обязательстве в соответст­вии с ГК, а также правами, предоставленными потребителю За­коном Российской Федерации “О защите прав потребителей” и изданными в соответствии с ним иными правовыми актами.

Большое значение в деле защиты прав и законных интересов покупателей-граждан по договору розничной купли-продажи (потребителей в смысле законодательства о защите прав потребителей) имеют акты официального судебного толкования соответствующего законодательства, призванные обеспечить единство судебной практики разрешения споров. В настоящее время судебная практика основывается на разъяснениях, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 сентября 1994 г. № 7 “О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей” (с изменениями и дополнениями, внесенными постановлениями Пленума от 25 апреля 1995 г. № 6, от 25 октября 1996 г. № 10, от 17 января 1997 г. № 2)1.

Отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договоров розничной купли-продажи; аренды, включая прокат; найма жилого помещения, в том числе социального найма, в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение, по предоставлению или обеспечению предоставления нанимателю необходимых коммунальных услуг, проведению текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг (п. 2 ст. 676 ГК РФ); подряда (бытового, строительного, подряда на выполнение проектных и изыскательских работ, на техническое обслуживание приватизированного, а также другого жилого помещения, находящегося в собственности граждан); перевозки граждан, их багажа и грузов; комиссии; хранения; из договоров на оказание финансовых услуг, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя - гражданина, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, в том числе предоставление кредитов, открытие и ведение счетов клиентов - граждан, осуществление расчетов по их поручению, услуги по приему от граждан и хранению ценных бумаг и других ценностей, оказание им консультационных услуг; и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Кроме того с 20 декабря 1999 года (времени опубликования Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" от 17 ноября 1999 года) отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать из договора банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, и других договоров, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Закон РФ "О защите прав потребителей"1 (далее - Закон) является основополагающим законодательным актом в области защиты прав потребителей. Вместе с тем многие вопросы, связанные с применением Закона, регулируются Гражданским кодексом РФ, а также другими федеральными законами РФ.

Поскольку значительная часть норм Закона направлена на обеспечение защиты прав потребителей в области качества и безопасности услуг, важнейшее и непосредственное значение для правильного понимания и применения указанных норм и имеют законы, регулирующие порядок установления требований к качеству и безопасности услуг и подтверждения их соответствия упомянутым требованиям: Закон РФ "О стандартизации"1 и Закон РФ "О сертификации продукции и услуг"2.

Первый закон устанавливает правовые основы стандартизации в Российской Федерации, обязательные для всех государственных органов управления, а также предприятий и предпринимателей, общественных объединений, и определяет меры государственной защиты интересов потребителей и государства посредством разработки и применения нормативных документов по стандартизации.

Второй Закон устанавливает правовые основы обязательной и добровольной сертификации продукции, услуг и иных объектов (далее - продукция) в Российской Федерации, а также права, обязанности и ответственность участников сертификации.

В указанных законах содержатся указания об их направленности на защиту интересов потребителей в области качества и безопасности услуг.

Общим для всех видов возмездного оказания услуг источни­ком является прежде всего Закон “О защите прав потребителей”. Этот Закон, рассчитанный исключительно на отношения, в кото­рых на стороне потребителей выступают граждане, практически не проводит разграничения договоров работ и договоров услуг, указывая всюду в соответствующих случаях - “работы (услуги)”. Едва ли не единственное исключение составляет ст. 39, посвя­щенная отдельным видам услуг. Она сводится к указанию на то, что последствия нарушения условий об отдельных видах услуг, не подпадающих под действие соответствующей статьи одного Закона, определяются иными законами.

Изданные в развитие Закона “О защите прав потребителей” Правила бытового обслуживания населения в Российской Феде­рации1 также обеспечивают единое регулирование договоров на выполнение работ и на оказание услуг. Большая часть его статей посвящена одновременно и работам, и услугам, хотя есть и такие, в которых выделены специально или работы, или услуги. Ука­занный акт охватывает весьма широкий круг вопросов, возни­кающих при оформлении заказов потребителя. Наряду с импера­тивными нормами, составляющими основу этого акта, в него включено немалое число диспозитивных норм.

При решении вопроса о том, подпадает ли данная услуга, оказанная гражданину, под действие Закона, характер правового регулирования (вид договора) значения не имеет. Определяющим является оказание услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Суды рассматривают немало дел по искам граждан к предприятиям и организациям, оказывающим бытовые услуги населению. Все увеличивающееся количество дел этой категории объясняется прежде всего тем, что Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" существенно расширил права граждан и конкретизировал ответственность организаций в области бытового обслуживания населения. В Законе решены многие вопросы при регулировании отношений, вытекающих из договора подряда (бытового заказа), купли-продажи и иных договоров по оказанию услуг гражданам.

Сложность таких споров заключается в том, что указанные отношения наряду с Законом о защите прав потребителей регулируют Гражданский кодекс и различного рода правила.

В некоторых случаях в нормативных актах содержится прямое указание, что отношения по оказанию услуг населению регулируются только Законом о защите прав потребителей.

Определением народного судьи Ж. отказано в принятии искового заявления к производственному объединению "Международный почтамт" о безвозмездном устранении недостатков в оказанной услуге на основании п. 7 ст. 129 ГПК в связи с неподсудностью и рекомендовано обратиться в народный суд по месту нахождения организации ответчика.

Отменяя определение суда, кассационная инстанция отметила, что согласно п. 11 Временного положения о связи в Российской Федерации1 защита прав пользователей по предоставлению услуг электрической и почтовой связи надлежащего качества регулируется Законом о защите прав потребителей, ст. 16 которого устанавливает, что иски предъявляются в суд по месту жительства истца, либо по месту причинения вреда.

В соответствии со ст. 118 ГПК выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Поэтому под действие Закона подпадают находящиеся в разных перечнях услуги, регулируемые различными договорами, такие, например, как медицинские и перевозка пассажиров (багажа), туристические, хранение и т. д. В то же время такая распространенная среди граждан услуга, как банковский вклад, не подпадает под действие Закона, поскольку, согласно ст. 834 ГК, непременным условием договора банковского вклада является выплата вкладчику процентов по внесенному вкладу, т. е. извлечение гражданином прибыли*.

Распространение Закона на тот или иной вид услуг, оказываемых гражданам, является существенным вопросом, который необходимо решить в случае спора. От ответа на него зависят важные права потребителя, такие, как уплата или неуплата государственной пошлины при обращении в суд, альтернативная подсудность.

В целом Закон о защите прав потребителей направлен на усиление гарантий защиты прав потребителей и на урегулирование отношений между потребителями и предпринимателями в рыночных условиях.

Объединение в гл. 39 ГК всех договоров возмездного оказания услуг, кроме выделенных в самостоятельные типы, отнюдь не ис­ключает присущих отдельным договорам услуг особенностей. От­меченное обстоятельство потребовало обеспечить, не выходя за рамки гл. 39, также и специальное регулирование определенных не поименованных в ГК видов договоров услуг. Отвечая указанной потребности, появились акты, посвященные отдельным из них.

Примерами могут служить утвержденные в разное время Пра­вительством РФ Правила предоставления гостиничных услуг1, Правила предоставления услуг по вывозу твердых и жидких бы­товых отходов2, Правила оказания услуг телефонной связи3, Пра­вила оказания услуг проводного вещания (радиофикации)4, Пра­вила оказания услуг почтовой связи5, Правила оказания платных ветеринарных услуг6, Правила оказания услуг телеграфной свя­зи7. Акты о некоторых видах услуг приняты на более высоком уровне.

В Правилах, посвященных отдельным видам услуг, указаны порядок заключения соответствующих договоров, права потреби­теля услуг (заказчика) и исполнителя, обязанности сторон, а так­же их ответственность за нарушение договора. Правила детали­зируют порядок приема и оформления заказов на услуги, оказа­ния услуг, порядок и форму их оплаты. В частности, заслужива­ют внимания положения, относящиеся к обязательному объему информации, предоставляемой предпринимателем, выдаче доку­ментов, которые служат формой договора (квитанция, талон, кас­совый чек и т. п.), набору обязательных условий договора, ответ­ственности потребителя за переданный им материал, исчислению срока и последствиям его нарушения, правам потребителя при обнаружении недостатков в исполненном заказе. Здесь же содер­жится перечень услуг, по которым расчеты производятся полно­стью при заключении договора (покупка, доставка или пересылка подарков, доставка грузов, посреднические услуги и др.), услуг, которые предполагают оплату при заказе в объеме 50 %, и др.

Нормы перечисленных Правил являются обязательными для предпринимателей, кроме тех, которые носят диспозитивный ха­рактер и, как в них прямо указано, допускающих в договоре иное.

Важную роль в применении законодательства, регулирующего отношения по оказанию услуг потребителю играет судебная практика3 и нормативные акты Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.

Так п. 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" содержит важное положение о том, что при разрешении споров по искам потребителей о понуждении коммерческой организации к заключению публичного договора (статья 426) необходимо учитывать, что бремя доказывания отсутствия возможности предоставить потребителю соответствующие услуги, возложено на коммерческую организацию.

Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства также дает разъяснения в правоприменительной форме соответствующих нормативных актах (Приказах, Инструкциях и т. д.). Например, Приказ ГАК РФ от 20 мая 1998 г. N 160 (Текст приказа опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 11 января 1999 г., N 2). Приказом МАП РФ от 11 марта 1999 г. N 71 в данный приказ были внесены изменения (в основном, связанные с переименованием ведомства).

Таким образом, рассмотрев некоторые аспекты нормативно – правового регулирования защиты прав потребителей в сфере оказания услуг можно сделать определенные выводы:

1.  Система современных норм, регулирующих защиту прав потребителей в сфере оказания услуг - это сложная комплексная правовая система с разнооб­разными технологическими звеньями по уровню правового регулирования (конституционное, законодательное и иное (ведомственное, различного рода Правила) регулирование).

2.  Гражданский кодекс РФ (ч.1 и 2) является основополагающим кодифицированным законодательным актом, регулирующем сферу гражданско – правовых отношений. В данную сферу общественных отношений входят и отношения по оказанию услуг потребителю. Многое в ГК обобщенно отражает то, что уже закреплено рос­сийским законодательством о защите прав потребителей. Есть в ГК нормы, восполняющие пробелы в регулировании столь важ­ных правоотношений.

3.  Общим для всех видов возмездного оказания услуг источни­ком является прежде всего Закон “О защите прав потребителей”. Этот Закон, рассчитанный исключительно на отношения, в кото­рых на стороне потребителей выступают граждане, практически не проводит разграничения договоров работ и договоров услуг, указывая всюду в соответствующих случаях - “работы (услуги)”. Едва ли не единственное исключение составляет ст. 39, посвя­щенная отдельным видам услуг. Она сводится к указанию на то, что последствия нарушения условий об отдельных видах услуг, не подпадающих под действие соответствующей статьи одного Закона, определяются иными законами. В целом Закон о защите прав потребителей направлен на усиление гарантий защиты прав потребителей и на урегулирование отношений между потребителями и предпринимателями в рыночных условиях.

4.  Объединение в гл. 39 ГК всех договоров возмездного оказания услуг, кроме выделенных в самостоятельные типы, отнюдь не ис­ключает присущих отдельным договорам услуг особенностей. От­меченное обстоятельство потребовало обеспечить, не выходя за рамки гл. 39, также и специальное регулирование определенных не поименованных в ГК видов договоров услуг. Отвечая указанной потребности, появились акты, посвященные отдельным из них (различного рода Правила).

5.  В целом, по-нашему мнению, особенностью современного законодательства о защите прав потребителей в сфере оказания услуг заключается в том, что это одна из самых динамичных областей правового регулирования.

§2. Понятие услуги в гражданском законодательстве

Статья 779 (п. 1) ГК называет возмездным оказанием услуг договор, по кото­рому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определен­ную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Из приведенного определения следует, что договор, которому посвящена гл. 39 ГК, относится к числу консенсуальных, двусто­ронних и возмездных. Придавая особое значение последнему “признаку и имея в виду распространение во взаимоотношениях участников гражданского оборота именно возмездного оказания услуг, ГК включил признак “возмездности” в самое определение договора”1.

В последнее время в гражданском законодательстве появились новые виды договоров об оказании услуг, ранее неизвестные отечественной правовой системе. Аналогичная тенденция прослеживается и в зарубежных государствах, где стремительно растет доля услуг в имущественном обороте, вытесняя торговлю материальными вещами и технологией. Вместе с тем понятие "услуга" в российском праве имеет довольно размытые границы, толкуется учеными и практиками по-разному и обладает множеством смысловых оттенков.

Статья 128 ГК РФ закрепляет услуги в качестве объекта гражданских прав. Исходя из лексического толкования статьи, можно прийти к заключению, что работы и услуги составляют самостоятельную группу объектов гражданских прав наравне с имуществом, включающим в себя деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, и другими группами объектов. Таким образом, понятие "имущество" не охватывает собой работы и услуги, хотя договоры на оказание услуг относят к имущественным договорам.

В большинстве статей ГК услуга фигурирует в качестве объекта правоотношений, а точнее - как объект обязательства.

Согласно классическому определению обязательство есть правовая связь (правоотношение), в силу которой одно лицо (кредитор) имеет право требования, а другое лицо (должник) обязано совершить определенное действие или воздержаться от определенного поведения. Таким образом, обязательство сводится к правам и обязанностям сторон (содержание) и к тому, на что направлены эти права и обязанности (объект).

Как видно из определения, объект обязательства может выступать в двух формах: активной (собственно действие) и пассивной (воздержание от действий). Услуги относятся только к первой. Однако сказать, что услуга - это действие, значит сказать очень мало. Очевидно, она является специфическим действием. Следовательно, чтобы определить ее сущность, необходимо указать признаки этого действия, отделить его от действий другого вида.

Действие, понимаемое как определенный уровень поведения, есть "серия телодвижений, направленных на один объект"1. Является ли услуга действием в этом смысле? Конечно нет, поскольку она представляет собой более сложное явление, в ней есть некая цель и определенный эффект.

Более высокий уровень поведения по отношению к действию - это операция. "Операция представляет собой комплекс действий, ориентированных на решение определенной задачи"2. Совокупность действий, последовательно сменяющих или дополняющих друг друга, - вот поведенческая характеристика услуги.

В то же время "действие", составляющее объект любого обязательства, совершаемого в активной форме, - операция, исполнения которой вправе требовать кредитор. Процесс систематического выполнения сходных услуг лицом, их оказывающим, образует деятельность исполнителя. Цель - систематическое получение доходов или иного личного удовлетворения. В отдельных случаях услугой может являться не только операция, но и деятельность. Подобная характеристика присуща долговременным и однообразным по содержанию услугам. Однако, по общему правилу, они выступают в имущественном обороте в качестве обособленных во временном отношении операций. Услуга характеризуется также рядом других свойств. Она, будучи объектом гражданских прав, гражданско - правовых сделок, должна отвечать требованиям фактической и юридической осуществимости.

По общему правилу услуга не имеет вещественного результата, как операция обладает свойством неосязаемости и этим кардинально отличается от наиболее распространенных объектов гражданских прав - вещей. Услуга проявляется в ее эффекте, который воспринимается зачастую на уровне чувств. Тут же проявляется другое ее свойство - трудность обособления и неотделимость от источника. Товар же, вещь может существовать отдельно от своего источника, т. е. производителя.

Любая услуга оказывается человеком. Когда определенная часть деятельности выполняется машиной, можно, казалось бы, говорить, что эффект услуги исходит от машины. Однако и в этом случае услуга неотделима от источника, она - определенный этап функционирования механизма, а как можно обособить деятельность от исполнителя? Раз услуга всегда выступает в "привязке" к конкретному человеку, а совершенно похожих людей не бывает, то свойство неотделимости порождает специфическую черту услуг - их эксклюзивность. Нормы права, регулирующие договоры на оказание тех или иных услуг, содержат обобщенные модели отдельных типов (видов) договоров. Услуга, оказываемая конкретным человеком или сообществом, индивидуализируется, становится в известной мере уникальной, эксклюзивной, хотя и продолжает относиться к конкретному виду деятельности.

Еще одно свойство услуги - синхронность оказания и получения. Получение (принятие) ее заказчиком и процесс оказания услуги исполнителем идут одновременно. При этом только эффект услуги может сохраняться какое-то, возможно непродолжительное, время. Трудно представить ситуацию, при которой услуга будет оказываться в одно время, а приниматься - в другое. Принять услугу до того момента, пока не начат процесс ее оказания, невозможно. Принять услугу после того, как она оказана, также не представляется возможным. Допустимо получение в отдельных случаях эффекта от услуги по истечении некоторого периода времени с момента завершения процесса ее оказания. Из указанного вытекает свойство несохраняемости услуг.

Свойство синхронности оказания и получения услуги в соединении с ее несохраняемостью можно объединить термином "моментальная потребляемость услуг". Такое свойство известно законодателю, иначе как можно объяснить включение в п. 2 ст. 167 ГК, посвященной последствиям недействительности сделок, правила, по которому при двусторонней реституции сторона, которой была оказана услуга по недействительной сделке, обязана возместить другой стороне ее стоимость в деньгах.

Все отмеченное приводит к выявлению одного из главных свойств услуги - неустойчивости ее качества. Качество - это то, что нельзя исчислить. Оно проявляется в особенностях, специфических чертах явления, и уровень качества есть ряд свойств, делающих явление ценным, значимым. Следовательно, уровень качества должен определяться набором признаков выполняемой операции. Здесь возникает сложность - как определить те признаки и требования, которым должна отвечать операция, чтобы быть доброкачественной услугой? Чаще всего определение происходит через сроки, соотношение себестоимости и конечной цены, количество обслуженных предметов, т. е. через количественные показатели.

Качество отдельных видов услуг можно определять методами экспертной и социологической оценки. Приемлема также оценка мастерства исполнителя, технологической дисциплины (соблюдение последовательности), завершенности операции (достигнута ли ее цель), качества обслуживания для потребительских услуг (этика общения, создание комфортной обстановки для потребителей, заказчиков услуг, учет их запросов).

Сложность определения критериев качества связана также с тем, что качество услуг неустойчиво, а потому в гражданском праве обычно устанавливаются нормы о том, что не должен совершать исполнитель услуг, в связи с чем в подзаконных актах закрепляются либо формальные критерии определения качества, либо употребляются юридические конструкции, в основе которых лежит негативное обязывание.

Выделение отдельных типов договоров, это было видно на примере уже рассмотренных ранее, связано в конечном счете с тем, что для соответствующей модели договора возникает необ­ходимость установить специальный правовой режим. Он должен быть особым, а значит, при отсутствии прямых отсылок к ним допускать применение норм, рассчитанных на иную договорную модель, только в порядке аналогии закона (ст. 6 ГК).

Общие положения о подряде (ст. 702-729) и положения о бытовом подряде (ст. 730 – 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит ст. 779-782 ГК, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Правовое значение гл. 39 ГК состоит в том, что она рассчита­на на те гражданско-правовые отношения, которые еще не выде­лились в самостоятельный тип договоров о возмездном оказании услуг. Что же касается договоров поименованных, то по отноше­нию к ним соответствующая глава носит характер своеобразной общей части. По этой причине ее нормы вступают в действие, только субсидиарно восполняя при необходимости пробелы, ко­торые могут быть обнаружены в этих главах.

ГК в п. 2 ст. 779 перечисляет те из выделенных в отдельные главы договоров, которые обладают признаками договоров воз­мездного оказания услуг. Соответствующий перечень носит - это подчеркивается содержащимися применительно к нему словами “за исключением” - исчерпывающий характер. Однако следует отметить, что указанный перечень обладает опреде­ленными недостатками двоякого рода: он, во-первых, неполный и, во-вторых, включает такие договоры, которые не обладают признаками договора возмездного оказания услуг.

Пункт 2 ст. 779 ГК относит к договорам услуг, т. е. к подпа­дающим тем самым под признаки, указанные в п. 1 ст. 779 ГК до­говоры, предусмотренные в 11 главах кодекса. Имеются в виду договоры, выделенные в гл. 37 (“Подряд”), 38 (“Выполнение на­учно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологиче­ских работ”), 40 (“Перевозка”), 41 (“Транспортная экспедиция”), 44 (“Банковский вклад”), 45 (“Банковский счет”), 46 (“Расчеты”), 47 (“Хранение”), 49 (“Поручение”), 51 (“Комиссия”), 53 (“Довери­тельное управление имуществом”).

При оценке приведенного перечня следует согласиться с теми, кто полагает необоснованным включение в него подряда, а также договоров на выполнение научно-исследовательских, опытно - конструкторских и технологических работ. Выделив договоры поручения, комиссии и иные, прямо упомянутые в ГК договоры, обладающие признаками возмездного оказания услуг, законода­тель тем самым заведомо противопоставил их любому другому указанному в ГК типу договоров. В данном случае он, в частно­сти, исходил из того, что договоры, обладающие иными, чем пре­дусмотренные в гл. 39, признаками, к договорам на возмездное оказание услуг именно по этой причине относиться не могут. По­этому упоминание в указанном перечне договоров, которым по­священы гл. 37 и 38, вступает в противоречие с основными прин­ципами гл. 39 ГК.

В самом ГК существует и другой, но уже примерный пере­чень, куда включены не поименованные в нем отношения, отве­чающие признакам, предусмотренным в ст. 779 ГК. Речь идет об отношениях связи, отношениях по поводу медицинских, ветери­нарных, аудиторских, консультационных, информационных ус­лугах, услугах по обучению и туристическому обслуживанию. Если этот перечень и расширить за счет включения указанных выше поименованных в ГК договоров, это все равно будет лишь малая толика уже используемых в гражданском обороте догово­ров услуг. Так, не попали в этот перечень банковские и биржевые услуги, направленные на информационно-справочное обслужи­вание, услуги по рекламе, самые разнообразные бытовые услуги и др.

Есть все основания утверждать, что набор используемых практически в любой экономической сфере договоров услуг не­прерывно расширяется.

При этом отдельные виды услуг нередко отличаются друг от друга весьма существенным образом. Это и вынудило законода­теля посвятить отдельным из них, главным образом традиционно выделяемым в кодифицированных актах, специальные главы в ГК. Однако за их пределами остались многие уже сложившиеся виды услуг, а также те, потребность в которых может возникнуть в будущем. В этой связи и появилась в кодексе гл. 39, посвящен­ная договорам услуг как таковым.

Нормы гл. 39 ГК включают специ­альное регулирование трех вопросов: кто может совершать дей­ствия, составляющие обязанности исполнителя, каким образом должна производиться оплата услуг, а также каковы последствия одностороннего отказа от договора.

Сторонами данного договора выступают услугодатель, имену­емый исполнителем, и услугополучатель, именуемый заказчиком. В ГК не содержится каких-либо ограничений относительно субъект­ного состава по договору возмездного оказания услуг, поэтому необходимо ориентироваться на общие правила участия граждан и юридических лиц в гражданском обороте.

Согласно ст. 783 ГК в отношении договора возмездного оказания услуг могут применяться нормы об общих положениях о подряде (ст. 702—729 ГК) и о бытовом подряде (ст. 730—739 ГК), если это не противоречит особенностям, отраженным в ст. 779—782 ГК, а также специфике предмета договора возмездного оказания услуг.

В связи с этим следует подчеркнуть, что в соответствии со ст. 780 ГК, поскольку иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг, исполнитель обязан оказать услуги лично. Следо­вательно, по общему правилу в данном договоре, если стороны прямо не согласовали в нем обратное, не применяется принцип генерального подряда. Такой подход, как уже отмечалось ранее, связан с существованием неразрывной связи нематериальных ус­луг с личностью оказывающего их лица.

Вместе с тем специальная норма, которая регулирует вопрос об участии в исполнении работы нескольких лиц (ст. 707 ГК), в полной мере может распространяться на отношения сторон по договору возмездного оказания услуг. Так, если на стороне испол­нителя выступают одновременно два или более лица, то при не­делимости предмета обязательства они должны признаваться по отношению к заказчику солидарными должниками в отношении обязанности оказать ему соответствующую услугу и соответствен­но солидарными кредиторами в отношении права требовать при­нятия исполнения и его оплаты. Однако при делимости предмета обязательства, а также в других случаях, предусмотренных зако­ном, иными правовыми актами или договором, каждое из этих лиц приобретает права и несет обязанности по отношению к заказчи­ку лишь в пределах своей доли.

Так же, как и в отношении подавляющего большинства возмездных гражданско-правовых договоров, единственным существен­ным условием договора возмездного оказания услуг является его предмет. При отсутствии в договоре возмездного оказания услуг условия о предмете или при недостижении сторонами соглашения о его предмете договор считается незаключенным1.

Предметом договора возмездного оказания услуг является либо совершение исполнителем определенных действий (например, от­правка и доставка корреспонденции, предоставление телефонных и других каналов при оказании услуг связи, выполнение опера­ций и различных лечебно-профилактических процедур при оказа­нии медицинских услуг и т. д.) либо осуществление им определен­ной деятельности (как-то: по анализу бухгалтерской и иной доку­ментации юридических лиц и составлению заключений в рамках оказания аудиторских услуг, по предоставлению специальных зна­ний и сведений при оказании соответственно консультационных, информационных услуг, а также услуг по обучению, по обеспече­нию проезда, проживания, питания, осуществлению экскурсий, походов и организации иных видов отдыха при туристическом об­служивании и т. д.). Таким образом, в качестве предмета исполне­ния по рассматриваемому договору выступает полученный заказ­чиком полезный эффект от совершения исполнителем определен­ных действий либо осуществления им определенной деятельности. Полезный эффект, полученный заказчиком по договору, носит нематериальный характер и в противоположность договору подряда никогда не выражается в появлении новой вещи или изменении (улуч­шении) потребительских свойств уже существующей.

В связи с тем, что предметом договора возмездного оказания услуг всегда выступает либо совершение исполнителем определен­ных действий, либо осуществление им определенной деятельнос­ти в отношении определенного заказчика, важнейшей его харак­теристикой является качество оказываемых услуг.

Требования к качеству предмета исполнения по договору воз­мездного оказания услуг определяются по тем же правилам, что и в договоре подряда. Согласно ст. 721 ГК качество оказанной испол­нителем услуги, т. е. достигнутого им результата, должно соответ­ствовать условиям договора возмездного оказания услуг, а при отсутствии или неполноте условий договора требованиям, обыч­но предъявляемым к услугам соответствующего рода. Следователь­но, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, результат оказанной услуги должен в момент ее завершения в отношении заказчика обладать свойствами, ука­занными в самом договоре или определенными обычно предъяв­ляемыми требованиями.

Правила определения цены оказанных по договору услуг уста­навливаются п. 1 ст. 709 ГК. В договоре должна быть указана цена подлежащих оказанию услуг или способы ее определения. Однако при отсутствии в договоре возмездного оказания услуг таких ука­заний цена определяется в соответствии с п. 3 ст. 424 ГК. Если объем и виды услуг, оказываемых заказчику, велики, то цена может быть определена путем составления сметы.

Еще одним важным условием договора возмездного оказания услуг является срок. Согласно ст. 708 ГК в договоре возмездного оказания услуг долж­ны указываться начальный и конечный сроки оказания услуги, а по соглашению сторон могут предусматриваться также и сроки завершения отдельных видов (этапов) услуг, т. е. промежуточные сроки. Изменение указанных в договоре возмездного оказания ус­луг начального, конечного и промежуточных сроков оказания ус­луг возможно в случаях и порядке, предусмотренных договором. Исполнитель по договору возмездного оказания услуг несет ответ­ственность за нарушение как начального и конечного, так и про­межуточных сроков оказания услуг, если иное не установлено за­коном, иными правовыми актами или не предусмотрено догово­ром. При этом последствия просрочки исполнения, установленные п. 2 ст. 405 ГК, наступают при нарушении как конечного срока ока­зания услуги, так и иных установленных сроков1.

В соответствии со ст. 779 ГК основной обязанностью исполни­теля является оказание по заданию заказчика услуги (услуг). В от­личие от подрядчика исполнитель оказывает услуги заказчику не за свой риск. В связи с этим положения ст. 705 ГК не могут приме­няться к договору возмездного оказания услуг. Это объясняется спецификой результата услуги, который носит нематериальный характер. Риск невозможности исполнения договора возмездного оказания услуг согласно п. 3 ст. 781 ГК, т. е. невозможность исполнения, возникшая по обстоятельствам, за которые ни одна из сторон не отвечает, по общему правилу несет заказчик. Он обязан в этом случае возместить исполнителю фактически понесенные им расходы, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

Учитывая особенности результата услуги, отсутствует необхо­димость специального регулирования вопроса о риске в отноше­нии имущества, использовавшегося для ее оказания. Риск его слу­чайной гибели или повреждения в соответствии со ст. 211 ГК не­сет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

Качество оказываемой услуги представляет собой важнейшую характеристику предмета договора возмездного оказания услуг. Поэтому в случаях, когда услуга оказана с отступлениями от ус­ловий договора или с иными недостатками, которые делают ре­зультат ее оказания непригодным для предусмотренного в догово­ре использования либо при отсутствии в договоре соответствую предоставляется ряд возможностей, обеспечивающих надле­жащее качество оказываемых услуг.

С учетом специфики услуг в случае некачественного их оказа­ния могут применяться некоторые последствия, указанные в ст. 723 ГК. Заказчик вправе, если иное не установлено законом или до­говором, по своему выбору потребовать от исполнителя:

• либо соразмерного уменьшения установленной за оказание услуги цены;

• либо безвозмездного оказания услуги заново с возмещением за­казчику причиненных просрочкой исполнения убытков.

Что касается требований безвозмездного устранения недостатков в разумный срок либо возмещения расходов заказчика на устра­нение недостатков, когда его право устранять их предусмотрено в договоре, то они могут применяться только в отдельных случаях. Это связано с существованием возможности устранить отступле­ния от условий договора в ходе оказания услуги. В связи с этим представляется возможным, например, требовать переселения туриста в отель того класса, который указан в договоре, если ту­ристическое агентство предоставило ему проживание в отеле бо­лее низкого класса. Однако предоставление заказчику ошибочной консультации или искаженной, недостоверной информации не позволяет, в силу того что заказчик получает представление об этом только после завершения оказания услуги, применить к этим ви­дам услуг рассматриваемые последствия.

Если отступления от условий договора возмездного оказания услуг или иные недостатки результата оказанной услуги в установ­ленный заказчиком разумный срок не были устранены либо явля­ются существенными', заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Таким образом, точно так же, как и по договору подряда, по­следствия ненадлежащего качества результата оказанных услуг в договоре возмездного оказания услуг различаются в зависимости от характера обнаруженных недостатков. В том случае, когда недо­статки не являются существенными (простые недостатки), закон предоставляет заказчику право воспользоваться одной из мер опе­ративного воздействия, перечисленных в п. 1 ст. 723 ГК. Однако если заказчик обнаруживает существенные недостатки, наличие которых не позволяет достигнуть цели договора возмездного оказания ус­луг, ему предоставляется право на возмещение причиненных убыт­ков, т. е. возможность применения к подрядчику мер имуществен­ной ответственности.

Учитывая особенности предмета исполнения по договору воз­мездного оказания услуг, следует признать, что согласно ст. 725 ГК срок исковой давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством результата любой услуги, всегда состав­ляет один год, т. е. является сокращенным. Что же касается особен­ностей порядка исчисления срока давности по искам о ненадле­жащем качестве результата услуги, то они ничем не отличаются от установленных п. 2 и 3 ст. 725 ГК.

Так же как и по договору подряда, исполнитель по договору возмездного оказания услуг согласно ст. 726 ГК наряду с предо­ставлением заказчику самого результата услуги обязан также пе­редать ему информацию, касающуюся эксплуатации или иного использования предмета исполнения, если это предусмотрено договором либо характер информации таков, что без нее невоз­можно использование результата услуги для целей, указанных в договоре. В соответствии со ст. 727 ГК сторона, получившая от другой благодаря исполнению своего обязательства по договору возмездного оказания услуг информацию о новых решениях и тех­нических знаниях, в том числе не защищаемых законом, а также сведения, которые могут рассматриваться как коммерческая тай­на (ст. 139 ГК), не вправе сообщать ее третьим лицам без согласия другой стороны. Порядок и условия пользования такой информа­цией определяются соглашением сторон.

Как в отношении договора подряда, так и в отношении договора возмезд­ного оказания услуг закон признает возможность согласования сторонами усло­вий об освобождении исполнителя от ответственности за определенные недо­статки. Поэтому действие п. 4 ст. 723 ГК полностью распространяется на отноше­ния между исполнителем и заказчиком по договору возмездного оказания услуг.

Основной обязанностью заказчика, как это вытекает из ст. 779 ГК, является необходимость оплаты оказанной услуги. Оплата ус­луг исполнителя согласно ст. 781 ГК осуществляется заказчиком в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного ока­зания услуг.

Поскольку услуги оказываются исполнителем в соответствии с заданием заказчика, последнему предоставляется право во всякое время проверять ход и качество оказываемых услуг, не вмешиваясь, однако, в оперативно-хозяйственную деятельность исполнителя (ст. 715 ГК). Следовательно, заказчик по договору возмездного ока­зания услуг, так же как и по договору подряда, имеет возможность влиять на ход оказания услуг и, соответственно, на полученный результат.

В том случае, если исполнитель не приступает своевременно к исполнению договора возмездного оказания услуг или оказывает услуги настолько медленно, что исполнение их к сроку становит­ся явно невозможным, заказчик приобретает право отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных ему убытков.

Если в процессе оказания услуг исполнителем заказчику ста­нет очевидным, что они не будут выполнены надлежащим обра­зом, заказчик вправе назначить исполнителю разумный срок для устранения недостатков. При невыполнении исполнителем в назна­ченный срок этого требования заказчику также предоставляется право отказаться от договора возмездного оказания услуг и потре­бовать возмещения убытков либо поручить оказание услуг друго­му лицу за счет исполнителя.

Заказчик обязан в случаях, в объеме и в порядке, предусмот­ренных договором возмездного оказания услуг, оказывать испол­нителю содействие в оказании услуг. При неисполнении им дан­ной обязанности исполнитель вправе требовать возмещения при­чиненных убытков, включая дополнительные издержки, вызванные простоем, либо перенесения сроков оказания услуг, либо увели­чения указанной в договоре цены услуг (ст. 718 ГК). При этом со­гласно п. 2 ст. 781 ГК в случаях, когда невозможность исполнения возникла по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором воз­мездного оказания услуг.

Договор возмездного оказания услуг является двусторонним, поэтому к нему применяются последствия неисполнения заказчиком встречных обязанностей по договору (ст. 719 ГК). Исполнитель вправе не приступать к оказанию услуг, а начатые действия приостановить в случаях, когда нарушение за­казчиком своих обязанностей по договору возмездного оказания услуг препятствует надлежащему исполнению им договора, а так­же при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок. Кроме того, при наличии указанных обстоя­тельств исполнитель вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков, если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

Согласно ст. 782 ГК заказчику предоставляется право на одно­сторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания ус­луг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов. В отличие от этого исполнитель имеет право отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг только при условии полного возмещения заказчику убытков.

В связи с тем, что исполнитель оказывает услуги, совершая определенные действия или осуществляя определенную деятель­ность, которая неотделима от его личности, завершение таких действий или соответствующей деятельности означает исполнение по договору. Поэтому в ст. 779 ГК не указывается на обязанность заказчика по принятию результата услуги. Нет указаний в законе также относительно обязанности исполнителя сдать заказчику результат услуги. Из этого можно сделать вывод, что порядок при­емки, подробно урегулированный п. 1, 6, 7 ст. 720 ГК, не при­меняется к отношениям сторон договора возмездного оказания услуг, поскольку противоречит особенностям предмета этого до­говора.

Вместе с тем заказчик по завершении оказания услуг должен оценивать полученный исполнителем результат. При обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат оказания услу­ги, или иных недостатков он должен немедленно заявить об этом исполнителю. Заказчик, обнаруживший недостатки в полученном от исполнителя результате услуги в момент ее окончания, имеет право ссылаться на них только в тех случаях, когда они были ого­ворены им либо стороны пришли к соглашению о возможности последующего предъявления требования об их устранении. Заказ­чик, не выполнивший этих требований, лишается права ссылать­ся на недостатки исполнения, которые могли быть установлены при обычном способе использования результата услуги (явные недостатки), если иное не предусмотрено договором возмездного оказания услуг.

При обнаружении после окончания оказания услуги отступле­ний от договора возмездного оказания услуг или иных недостат­ков, которые не могли быть установлены в момент окончания ее оказания при обычном способе использования результата услуги (скрытые недостатки), в том числе таких, которые были умышленно скрыты исполнителем, заказчик обязан известить об этом испол­нителя в разумный срок после их обнаружения.

В случае возникновения между заказчиком и исполнителем спора по поводу недостатков или их причин по требованию любой из сторон договора должна быть назначена экспертиза. Расходы по проведению экспертизы несет исполнитель, за исключением слу­чаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений испол­нителем договора возмездного оказания услуг или причинной связи между его действиями и обнаруженными недостатками. В этих слу­чаях расходы по проведению экспертизы несет сторона, потребовав­шая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению сторон, то расходы возлагаются на обе стороны в равных долях.

Вопрос о выделении эффективной, результативной деятельности затрагивает такую проблему: как отделить результат, получаемый от услуги, от результата работы. Вообще как разграничить услуги и работы? Различие между ними зафиксировано еще в римском праве.

Римское право в составе договоров найма различало, в частности, “наем работ” и “наем услуг”. А уже в XIX в. во Французский гражданский кодекс была включена глава III титула VIII “О найме работы и услуг”, в кото­рой выделены разделы “О найме услуг и рабочих”, “О перевозке на земле и по воде”, а также “Подряд”.

В Германском Гражданском Уложении в составе раздела “Отдельные виды обязательств” наряду с договором подряда были урегулированы трудовой договор и ряд иных договоров традиционно относимых к договорам услуг (маклерский дого­вор, договоры поручения, хранения и др.). При этом глава “Подряд” включила наряду с изготовлением или изменением вещи также иной результат, достигнутый путем “выполнения работы или оказания услуги”. Впоследствии главу разделили на две части: “Договоры подряда” и “Туристического обслужива­ния”. Соответственно сочли целесообразным изменить прежнее ее название на “Подряд и подобные договоры” (“Werkvertag und aniiche Vertrage”). Тем самым было совершенно очевидно под­черкнуто появление отличных от подряда договоров, предметом которых служит один из видов услуг как таковых. В одном из последних по времени принятия Гражданском кодексе Квебека (1991) в разделе, посвященном поименным договорам, содер­жатся, среди прочих, глава “Договор личного найма” (“Nominate Contracts”), под которым подразумевается то, что обычно именуется “Трудовым договором”, а также “Договор на предприятие или услугу” (“Contract of Enterprise or for Service”). В последнем выделены как общие предписания, применяемые одновременно к работам и услугам, так и особые относительно работ (“General Provisions aplicable to Both Services and Works” и “Special Provisions respecting Works”). Последняя глава имеет в виду договор, по которому одной из сторон выступает под­рядчик или исполнитель1.

В дореволюционной и советской юридической науке и практике особый правовой режим обязательств по оказанию услуг сложился не сразу. ГК 1922 и ГК 1964 гг. вообще не выделяли договора услуг как такового. При этом часть авторов была вполне удовлетворена та­ким решением. Например, Б. Л. Патушинский, признавая, что под­ряд охватывает “любой результат труда, хотя бы этот результат и не выражался в материальной форме”, одновременно подчеркивал, что “здесь нет надобности входить в теоретические различения возможных на практике многообразных мелких случаев промежу­точного типа, как, например, договора с артистом на концертное выступление, соглашения с врачом об операции и т. п. Подобные рассуждения нередко сводятся к схоластическим разграничениям всякого рода “казусов”, не имеющих решающего значения для ха­рактеристики основного типа подрядного договора”2

Эту же точку зрения, по сути, разделял и И. Л. Брауде, когда утверждал, что в договоре подряда “работа может состоять в изготовлении какой-либо вещи или в предоставлении услуги”2.

Особую позицию занимал в течение определенного времени А. Ю. Кабалкин. Будучи сторонником классификации договоров, исходя из критериев, включающих в совокупности не только юри­дические, но и экономические признаки, он предлагал объединить все типы заключаемых в обороте договоров в 12 групп. Автор счел необходимым специально подчеркнуть, что в этой классификации не должно быть места самостоятельному договору услуг. Те дого­воры, которые обычно относят к указанной группе договоров (по­ручение, комиссия, экспедиция, хранение и др.), были названы до­говорами “о совершении юридических или фактических дейст­вий”.1

И все таки господствующая в литерату­ре точка зрения отделяла договор услуг от договора подряда2. Среди тех, кто придерживался таких взглядов, можно на­звать, в частности, О. С. Иоффе, Н. А. Баринова, Я. Ф. Фартхутдинова, Ю. Х. Калмыкова, Е. Д. Шешенина, В. Ф. Яковлева, А. А. Пушкина, Б. И. Пугинского, Е. А. Суханова. Содержав­шийся в этих трудах вывод не вступал в противоречие с действо­вавшим в то время кодексом, поскольку в нем хотя и не выделялся особо договор на оказание услуг как таковой, но вместе с тем не исключалась возможность отграничения таких договоров от подря­да. Это подтверждалось уже тем, что легальное определение под­ряда содержало указания на выполнение подрядчиком только “ра­боты”, но не “услуг”.

Н. А. Баринов “Права граждан по договору бытового заказа” (Саратов, 1979. с. 25) подчеркивал, что договоры, имеющие результа­том непроизводственные услуги, находятся за пределами подряда3. Он же выступал за особое регулирование договора услуг и в сборнике ста­тей, посвященных бытовым услугам1.

Е. Д Шешенин считал, что предметом договора услуг служат отноше­ния, которые не носят вещественного характера. Соответственно он приходил к выводу, что сферы обслуживания и услуг не совпадают2.

Е. А. Суханов писал, что “к обязательствам по производству работ в известной мере (подчеркнуто автором) примыкают и многие обязательства по оказанию услуг (например, транспортных, культурно-зрелищных и да­же комплексных, типа туристско-экскурсионного обслуживания граж­дан), поскольку они также оформляют предоставление услугополучателю-заказчику результата определенной деятельности исполнителя. Исторически большинство из них действительно сложилось и развива­лось в рамках подрядных отношений.

Однако все они существенно отличаются от обычных обязательствпо производству работ, ибо результат работы в таких случаях всегда имеет нематериальный (неовеществленный) характер. Здесь речь идет о не­материальных услугах, результат которых хотя и имеет товарную фор­му, но не существует отдельно от исполнителя, а сама услуга по сути потребляется заказчиком одновременно с ее оказанием исполнителем. Такое положение исключает возможность возникновения для заказчика (услугополучателя) каких-либо вещных прав на результат услуги и тем самым препятствует распространению на данные отношения действия большинства норм о подрядном договоре”3.

Соответственно В. Г. Вердников примени­тельно к отношениям по поводу оказания услуг и одноименного договора отмечал: “Последний (т. е. договор оказания услуг) нашим законодательством как тип договоров не урегулирован, и к соответствующим отношениям все же приходится приме­нять правила о договоре подряда, но уже не прямо, а по аналогии”1.

Немаловажное значение имело то, что советские гражданские кодексы осуществляли специальное регулирование, наряду с подрядом, также договоров поручения комиссии и страхования (ГК 1922 г.) и перевозки, стра­хования, поручения комиссии, хранения (ГК 1964 г.), т. е. именно тех договоров, которые были прямо предназначены для того, что­бы опосредствовать предоставление определенных услуг.

Что касается современного российского гражданского законодательства, то следует прежде всего отметить, что “услуги” как возможный объект правового регулирования упоминаются в обеих принятых частях Гражданского кодекса в нескольких де­сятках статей. При этом в “начальных” и вместе с тем “команд­ных” статьях ГК (имеются в виду ст. 1 и 2) “услуги” противопос­тавляются “товарам и финансовым средствам” (п. 3 ст. 1 ГК), а также “имуществу”, “товарам” и “работам” (п. 1 ст. 2 ГК). В ст. 128 ГК коррелятами “услуг” служат “вещи”, “работы”, “ин­формация”, “результаты интеллектуальной деятельности” и “не­материальные блага”. В остальных статьях ГК использованы и иные варианты соотношения “услуг” с другими правовыми кате­гориями. Это стало возможным только потому, что в самом ГК определение “услуги” как таковой отсутствует. К этому следует добавить, что содержавшиеся в ряде законодательных актах, принятых после ГК, легальные разъяснения соответствующей правовой категории существенно различаются между собой. Так, услугами именовалась “предпринимательская деятельность, направ­ленная на удовлетворение потребностей других лиц, за исключением деятельности, осуществляемой на основе трудовых правоотношений” (ст. 2 Закона “О государственном регулировании внешнеторговой дея­тельности” // СЗ РФ. 1995. № 42. Ст. 3923), “деятельность профессио­нально подготовленного физического лица, по ознакомлению туриста с туристическими ресурсами в стране временного пребывания (ст. 1 Закона “Об основах туристической деятельности в Российской Федерации” // СЗ РФ. 1996. № 29. Ст. 5491), продукт деятельности по приему, обработ­ке, перевозке и доставке почтовых отправлений, почтовых и телеграф­ных переводов денежных средств” (ст. 1 Закона “О почтовой связи” // СЗ РФ. 1995. № 33). Таким образом, в то время как в одних случаях услуга - это “деятельность”, в других - “результат деятельности”. Попытку разграничить работы (труд) и услуги предпринял в свое время Я. Ф. Фартхутдинов. Он полагал, что услуга - тот же труд, но выражаю­щийся в особой форме: деятельности, имеющей полезный эффект. Ре­зультатом деятельности может быть создание новой вещи, восстановле­ние прежних свойств уже имеющегося предмета, но деятельность может выражаться и в совершении таких действий, которые не создают матери­альных ценностей, не приобретают в объективной форме самостоятель­ного бытия, но имеют полезные свойства. И далее: “Услуги, не состав­ляющие осязаемых результатов по экономическим причинам, также не однообразны. Первую группу можно было бы рассматривать как про­должение или часть производства (перемещение грузов). Другая группа состоит из услуг, непосредственно не участвующих в создании матери­альных благ, но косвенно влияющих на их производство путем подго­товки человека к труду (повышение квалификации, медицинский осмотр и т. д.). В третью включают нематериальные услуги, которые являются общественно необходимыми, но относятся к непроизводительному труду (управление оборотом и т. д.)”1. Так же подробно излагаются соображения относительно соотношения об­служивания и услуг. Нетрудно заметить, что за основу разграничения принимается в основ­ном признак, не имеющий сам по себе юридического значения, - сфера, в которой услуги (работы) используются.

Нередко, определению понятий оказывает помощь уяснение сущности cooтв

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Проблемы защиты прав потребителей в сфере оказания услуг". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 630

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>