Дипломная работа на тему "Принципы и задачи уголовного права"

ГлавнаяГосударство и право → Принципы и задачи уголовного права




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Принципы и задачи уголовного права":


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

по курсу "Уголовное право"

по теме: "Принципы и задачи уголовного права"

Содержание

Введение

1. Соотношение принципов и задач уголовного права и уголовного законодательства

1.1 Определение предмета и выявление задач уголовного права

1.2 Сопоставление принципов уголовного права и уголовного законодательства

2. Анализ принципов и задач уголовного законодательства

2.1 Задачи уголовного законодательства

2.2 Осн овные принципы уголовного законодательства

Заключение

Список использованных источников


Введение

Действительная реализация прав и свобод человека как высшей социальной ценности (ст.2 Конституции РФ) возможна лишь при разрешении "важнейшей задачи − научиться использовать инструменты государства для обеспечения свободы − свободы личности, свободы предпринимательства, свободы развития институтов гражданского общества", построении сильного государства, которое "немыслимо без уважения к правам и свободам человека", при "единственной диктатуре − диктатуре Закона"[1].

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по требуемой вам теме. Высококлассное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Краснодаре и в других городах России.

Общеизвестно значение, которое имеет уголовное право в деле охраны свободы личности и прав человека, охраны свободы предпринимательства и институтов гражданского общества, обеспечения диктатуры Закона. Вместе с тем, чтобы в полной мере оправдать ожидания общества, уголовное право должно адекватно отражать его социально-экономические реалии, быть максимально справедливым, ибо только тогда оно может выполнить свое предназначение − защитить общество, государство и его граждан от преступных посягательств, прибегая лишь к мерам, достойным гуманистических направлений развития человечества в XXI в. А для этого необходимым является выделение непосредственных принципов и задач уголовного права. Без установления принципов и задач уголовного права невозможно сформулировать эффективную правотворческую и правоприменительную политику в сфере уголовного права. Точно так же, не определившись с порядком реализации задач, вряд ли возможно установить действительную ценность уголовного права в обществе и государстве, направлять деятельность правоприменительных органов в русло удержания граждан от совершения преступлений.

Теме принципов и задач уголовного права посвящено достаточное количество исследований в отечественной уголовно-правовой литературе. Тема данного исследования затрагивалась в частности, в трудах: В. А. Азарова, К. Ф. Амирова, М. О. Баева, В. М. Бозрова, А. Д. Бойкова, А. В. Борбата, Л. М. Володиной, О. В. Волколуп, А. П. Гуськовой, В. Н. Галузо, И. Ф. Демидова, В. П. Кашепова, Н. Н. Ковтун, А. В. Кудрявцева, В. А. Лазарева, В. М. Лебедева, С. Х. Нафиева, М. В. Немытина, К. В. Питулько, А. Д. Прошлякова, А. В. Солодилова, А. В. Смирнова, В. М. Сырых, Л. Г. Татьяниной, М. А. Устимова, А. П. Фокова, Р. С. Хисматуллина, О. И. Цоколова, Л. Д. Чулюкина и многих других современных ученых. Однако комплексного исследования данного понятия не проводилось, что и определяет актуальность темы данной работы.

Объектом исследования данной дипломной работы является задачи и принципы уголовного права. Предмет исследования - применение этих понятий в российском уголовном законодательстве.

Цель исследования - всестороннее исследование и анализ теоретических и практических аспектов понятий "принципы уголовного права" и "задачи уголовного права".

В соответствии с целью исследования в работе поставлены следующие задачи:

1) Изучить соотношение между уголовным правом и уголовным законодательством.

2) Проанализировать взаимосвязи между задачами и принципами уголовного права и задачами и принципами уголовного законодательства.

3) Выявить внутреннее содержание принципов и задач уголовного права.

В целях получения достоверных результатов, их научного обоснования комплексно использовались методы системного и сравнительного анализа. Юридической базой исследования явились Конституция РФ, Уголовный Кодекс РФ, подзаконные нормативно-правовые акты.

Научная новизна данной работы заключается в систематизации отечественного опыта исследования принципов и задач уголовного права и выдачи рекомендаций по их правильному определению.

Структура работы определяется логикой исследования и, отражая последовательность решения поставленных задач, включает: введение, две главы, заключение и список литературы.


1. Соотношение принципов и задач уголовного права и уголовного законодательства 1.1 Определение предмета и выявление задач уголовного права

Уголовное право как отрасль, подсистема системы права - понятие более широкое, нежели уголовное законодательство. Л. В. Иногамова-Хегай отмечает, что под словосочетанием "Уголовное право", во-первых, понимается отрасль уголовного законодательства, представляющая собой систему норм, которые принимаются Государственной Думой Федерального Собрания РФ и, согласно ч.1 ст.1 УК, состоят из УК. Отдельные уголовно-правовые нормативные акты, принимаемые Государственной Думой, подлежат обязательному включению в УК. Во-вторых, под уголовным правом понимается отрасль права, включающая не только нормы уголовного законодательства, но и возникающие на их основе уголовные правоотношения, а также правотворческую и правоприменительную деятельность. В-третьих, под уголовным правом понимается наука, изучающая эту отрасль права, и учебная дисциплина, изучаемая в высших юридических учебных заведениях[2].

Уголовное право представляет собой самостоятельную отрасль права, т. е. совокупность уголовно-правовых норм как общеобязательных правил поведения, установленных государством, адресованных неопределенному кругу лиц, рассчитанных на неоднократное применение и обеспечиваемых в случае необходимости принудительной силой государства.

В тоже время уголовное право как отрасль российского законодательства исчерпывается Уголовным кодексом РФ. Этот принцип закреплен в ч.1 ст.1 УК РФ 1996 г. Никакие уголовные законы, устанавливающие уголовную ответственность, не могут действовать вне рамок УК, параллельно с ним и подлежат обязательному включению в его текст.

Существование норм, отсылающих к нормам других отраслей права (о преступлениях в сфере экономической деятельности, об экологических преступлениях, о нарушениях специальных правил безопасности и т. п.), не колеблет этого принципа. Нормы других отраслей права, будучи включенными в уголовно-правовую норму, становятся ее составной частью.

Уголовное законодательство закрепляет основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, устанавливает наказания, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступление.

Уголовному праву как самостоятельной отрасли права присущи собственные предмет и метод правового регулирования. Вопрос о предмете уголовно-правового регулирования является дискуссионным. Ряд российских авторов высказали мнение о том, что уголовное право не имеет собственного предмета правового регулирования (А. А. Пионтковский, В. Г. Смирнов), а лишь охраняет те отношения (семейные, трудовые, гражданско-правовые и прочие), которые регулируются другими отраслями права. Например, в Семейном кодексе РФ регламентирован порядок взыскания алиментов на содержание несовершеннолетних детей. Нормам, регулирующим алиментные отношения, соответствует норма, закрепленная в УК РФ, согласно которой злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей образует преступление, влекущее уголовную ответственность.

Другие авторы высказали иную точку зрения. Они полагают, что уголовное право регулирует такие общественные отношения, которые не составляют предмет регулирования ни одной из других отраслей права (Н. С. Таганцев, Н. Д. Дурманов, А. В. Наумов). В подтверждение этой точки зрения обычно приводят пример с регламентацией уголовной ответственности за посягательства на личность, государственные интересы и т. п. Запрет таких действий, как шпионаж, захват заложника, бандитизм, изнасилование является сугубо уголовно-правовым и не содержится в других отраслях права.

Как представляется, функции уголовного права нельзя сводить лишь к охране отношений, получивших регламентацию в других отраслях права. Уголовное право имеет собственный, достаточно специфичный предмет регулирования. Исходя из вышеизложенного, Крылова Н. В. отмечает, что предмет уголовного права как отрасли права - это общественные отношения, во-первых, направленные на защиту личности, общества и государства от преступных посягательств, во-вторых, связанные с освобождением от уголовной ответственности и наказания и, в-третьих, связанные с профилактической и стимулирующей функцией уголовного закона[3].

Уголовное право обладает специфическим методом правового регулирования. В отличие от других норм права, устанавливающих дозволения, предписания и запреты, уголовно-правовые устанавливают почти исключительно запреты, а суть предписаний сводится к неукоснительному соблюдению этих запретов. В силу этого уголовно-правовому регулированию присущ императивно-запретительный метод.

Помимо метода правового регулирования уголовное право характеризуется и особыми методами охраны общественных отношений: применение уголовно-правовых санкций, т. е. различных видов уголовного наказания; освобождение от уголовной ответственности; применение принудительных мер медицинского характера.

Предмет уголовного права в значительной степени определяет и задачи уголовного права. Кроме непосредственного выражения социального назначения уголовного права в содержании норм уголовного закона, законодатель счел необходимым специально в ст.2 УК сформулировать и закрепить задачи Уголовного кодекса, что, безусловно, не только помогает правоприменителям и гражданам четче уяснить социальный смысл и предназначение уголовного закона, но и позволяет им эффективнее его применять и точнее сообразовывать свои поступки с его требованиями. В ч.1 ст.2 УК РФ ("Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации") указано: "Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений". По сравнению с аналогичной нормой УК 1960 г. (ч.1 ст.1 - "Задачи Уголовного кодекса РСФСР": "Уголовный кодекс РСФСР имеет задачей охрану общественного строя СССР, его политической и экономической систем, личности, прав и свобод граждан, всех форм собственности и всего социалистического правопорядка от преступных посягательств") в норме, предусмотренной ч.1 ст.2 УК, по-другому в соответствии с Конституцией 1993 г. и порядком построения разделов Особенной части УК изложена система охраняемых Кодексом социальных ценностей, прямо закреплена задача предупреждения преступлений (что даже внешне сразу же устранило несогласованность, имевшуюся между названием ст.1 УК 1960 г. и содержанием ее части первой) применительно к такому объекту уголовно-правовой охраны, как мир и безопасность человечества, впервые использован термин "обеспечение".

Таким образом, на основании вышеизложенного, можно отметить что, в первую очередь, в формулировке ч.1 ст.2 УК РФ выделена охранительная задача (охрана различных объектов уголовных посягательств). В юридической литературе отмечается, что "охранительная задача уголовного права и есть его основная историческая задача, не зависимая от политического строя соответствующего государства либо особенностей его экономики". "Текст статьи дает основания заключить, - пишет А. И. Бойко, - что на первое место ставится охранительная функция уголовного права. Собственные ценности и регуляторы уголовного закона отставлены на второй план. Уголовное право как бы имеет двойное служебное назначение: консервировать, защищать от посягательств существующий миропорядок (1) и обеспечивать исполнение регламентов так называемых созидательных отраслей - гражданского, земельного, экологического, налогового и т. п. права (2)". "Социальная ценность уголовного права, - подчеркивает И. Я. Козаченко, - состоит, прежде всего, в охране общественных отношений, а именно: мира и безопасности человечества, личности, ее прав и свобод, собственности, природной среды, общественных и государственных интересов и всего правопорядка от преступных посягательств".

Наиболее глубокое в теории уголовного права исследование содержания охранительной задачи проведено Б. Т. Разгильдиевым, в результате чего он пришел к заключению, что "уголовно-правовое понятие "охрана" - более широкое[4]. Оно включает в себя охрану существующих, еще не уничтоженных совершенным преступлением общественных отношений. И осуществляется эта охрана посредством удержания лиц от совершения преступлений. Удержание включает в себя и случаи привлечения виновных в совершенном преступлении к уголовной ответственности. Однако в этой ситуации охраняются не те общественные отношения, которые уничтожены совершенным преступлением, - их нет, потому и нечего охранять. Охраняются другие, еще не уничтоженные общественные отношения. Когда совершено преступление и лицо привлекается к уголовной ответственности, то имеет место защита общественных отношений, что, как представляется, является частью охраны общественных отношений". "В последнем случае речь идет о защите еще не уничтоженных общественных отношений, о самозащите общества против нарушений условий его существования. Таким образом, защита выступает органической частью охраны". Б. Т. Разгильдиевым правильно выделены два аспекта охранительной задачи: первый связан с удержанием лиц от совершения преступлений посредством воздействия на них охранительных и регулятивных уголовно-правовых отношений; второй - после совершения преступления и разрыва виновными этих отношений - обусловлен содержанием возникшего уголовно-правового отношения ответственности, реализация которого также тесно связана с охраной существующих общественных отношений как от лица, совершившего преступление и обычно уже причинившего ущерб объекту уголовно-правовой охраны, так и от других лиц[5].

"Охрана общественных отношений от преступных посягательств, - пишет далее Б. Т. Разгильдиев, - как задача уголовного права имеет свои границы, то есть имеет начало и конец. Она (охрана) определена рамками: от удержания лиц от совершения общественно опасного деяния (начало) до их привлечения к уголовной ответственности в случаях совершения преступления (конец). Такое понимание роли уголовного права подчеркивает действительные его возможности, в то же время исключает несвойственные ему задачи - регулирование общественных отношений. Подводя итог сказанному о задачах уголовного законодательства, можно дать их следующее определение. Задачи уголовного законодательства - это уголовно-правовое обеспечение целостности строго определенных общественных отношений путем удержания лиц от посягательств на них"[6].

Применительно к охранительной задаче уголовного законодательства в целом можно согласиться и с приведенным выше определением. Итак, охранительная задача - это обеспечение охраны наиболее важных общественных отношений средствами уголовного права.

Отдельные авторы, однако, отмечают, что охранительная задача уголовного права не полностью отражает содержание объектов, охраняемых нормами соответствующих разделов Особенной части УК, а упоминание об объекте преступлений, предусмотренных статьями раздела XI ("Преступления против военной службы"), в ч.2. ст.2 УК вообще отсутствует. Так, если словосочетания "общественный порядок и общественная безопасность", "мир и безопасность человечества" в части объектов охраны текстуально и по содержанию совпадают с наименованиями раздела IX ("Преступления против общественной безопасности и общественного порядка") и раздела XII ("Преступления против мира и безопасности человечества"), а конституционное выражение "права и свободы человека и гражданина" по значению совпадает с его уголовно-правовым аналогом "личность" (раздел VII "Преступления против личности"), то выражения "собственность", "конституционный строй Российской Федерации" отражают лишь содержание объектов охраны норм главы 21 ("Преступления против собственности") раздела VII ("Преступления в сфере экономики") и главы 29 ("Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства") раздела X ("Преступления против государственной власти"). Вместе с тем использование в ч.1 ст.2 УК словосочетания "окружающая среда", напротив, оказалось терминологически не согласованным и, может быть, избыточным. Если законодатель тем самым хотел специально сделать акцент на охране окружающей среды (право каждого на "благоприятную окружающую среду" закреплено в ст.42 Конституции), выделив в перечне соответствующий объект из отношений общественной безопасности, то и тогда логичнее было бы употребить слово "экология" по наименованию главы 26 ("Экологические преступления") раздела IX. Ведь, несмотря на конституционное происхождение использованного выражения, законодатель, тем не менее, не счел возможным назвать указанную главу "Преступления против окружающей среды".

Далее в ч.1 ст.2 УК выделена регулятивная функция - предупреждение преступлений. Регулятивная задача уголовного права состоит в обеспечении граждан системой таких правил поведения, соблюдение которых исключает их привлечение к уголовной ответственности; а нарушение порождает возникновение строго определенных уголовно-правовых отношений ответственности между лицами, совершившими преступления, с одной стороны, и государством - с другой. Действительно, следует приветствовать "постановку перед уголовным законом превентивных задач" и согласиться с тем, что "предупреждение преступлений в обществе (после экономических, социальных и организационных мероприятий) нужно, надежнее всего увязывать со справедливостью и строгостью закона и неотвратимостью его применения, а не с тяжестью наказаний отдельных лиц". Как отмечает И. Я. Козаченко, благодаря "охранительной и регулятивной роли уголовное право (в комплексе с другими факторами духовного, экономического, политического и идеологического характера) выполняет также задачу предупреждения (превенции) преступлений, ликвидации причин, порождающих преступность. Превенцию преступлений уголовно-правовыми средствами следует рассматривать в двух аспектах: во-первых, с точки зрения общей профилактики под воздействием уголовно-правового механизма и, во-вторых, с точки зрения частной профилактики путем уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших преступления, отсюда очевидно, что превенция - это оборотная сторона охранительной задачи".

Итак, в ч.1 ст.2 УК, казалось бы, закреплены лишь две его задачи: охраны общественных отношений от преступных посягательств и предупреждения преступлений. Можно ли на этом основании сделать вывод о том, что другие задачи указанная норма перед УК не ставит? Мальцевым В. В. отмечено, что такой вывод был бы поспешным. Все дело в том (как уже подчеркивалось), что и охрана уголовно-правовых объектов, и предупреждение преступлений неотрывны от непосредственно необозначенной в ч.1 ст.2 УК задачи - обеспечения справедливости. Задача обеспечения справедливости в уголовном праве связана с сохранением соответствия, поддержанием адекватности уголовного права системе социальной справедливости существующего общества.

В условиях кардинальных социальных преобразований, проводимых государством диктатуры пролетариата, общечеловеческим проблемам справедливости и права какого-либо заметного внимания в послереволюционной философско-социологической и юридической литературе не уделялось. Применительно к уголовному праву такое положение стало меняться только после его реформы конца 50-х - начала 60-х годов прошедшего столетия.

В современной юридической литературе признается большое уголовно-правовое значение социальной справедливости. Об этом пишет, в частности, М. А. Яковлев: "Без принуждения уголовное правосудие было бы бессильным, без воспитания - бесчеловечным. Однако без справедливости правосудие вообще перестало бы существовать".

Как "неотъемлемые элементы социальной справедливости" рассматривают С. Г. Келина и В. Н. Кудрявцев принципы "равенства, гуманизма, законности, ответственности каждого перед обществом". "Справедливость в уголовном праве, - обращает внимание А. В. Наумов, - аккумулирует в себе другие важнейшие его принципы, и в первую очередь принципы законности, демократизма (равенства граждан перед уголовным законом), индивидуализации ответственности и наказания, неотвратимости ответственности, гуманизма"[7].

Именно поэтому задачу предупреждения преступлений "надежнее всего увязать со справедливостью" закона, а охранительная задача по существу является лишь "оборотной стороной" обеспечения справедливости в уголовном законодательстве. В этом аспекте не только очень показательно, но и для уяснения смысла ч.1 ст.2 УК исключительно важно то обстоятельство, что в ч.2 ст.43 УК ("Понятие и цели наказания") прямо записано: "Наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений". Восстановление справедливости, таким образом, поставлено законодателем в ч.2 ст.43 УК перед частной и общей превенцией преступлений. И это правильно, ибо "восстановление справедливости" как понятие не только гораздо шире по объему понятий "исправление осужденного" и "предупреждение совершения новых преступлений", но и во многом обусловливает их содержание. Точно так же и задача обеспечения справедливости по содержанию шире охранительной и предупредительной задач и в немалой мере предопределяет содержание последних.

Таким образом, для выполнения трех вышеупомянутых задач уголовного права необходимо применение всей его системы, что и закреплено в ч.2 ст.2 УК, в которой определяются основные способы реализации задач УК. Это - установление в нем основания и принципов уголовной ответственности; определение того, какие опасные деяния признаются преступлениями; установление видов наказаний и иных мер уголовно-правового характера за совершение преступлений. К числу последних, например, следует отнести принудительные меры воспитательного воздействия, применяемые к несовершеннолетним.

1.2 Сопоставление принципов уголовного права и уголовного законодательства

Задачи, стоящие перед уголовным правом, решаются на основе его принципов, т. е. основных, исходных начал, в соответствии с которыми строится как его система, так и в целом уголовно-правовое регулирование. В юридической науке правовые принципы обычно увязываются с идеями, фиксирующими представление о том, каким право должно быть, об идеале как цели права.

Анализируя систему принципов уголовного права, в первую очередь нужно разграничить разновидности этих принципов, сгруппировав их в отдельные принципы. Это особенно важно в связи с тем, что в уголовно-правовой науке не выработана единая позиция по поводу того, как соотносятся принципы уголовного права и принципы уголовной ответственности.

Уголовная ответственность относится к числу фундаментальных категорий уголовного права. Вместе с тем, следует отметить, что далеко не все аспекты уголовной ответственности в настоящий момент исследованы в полной мере. Как отмечается в литературе, "не только частные вопросы теории уголовной ответственности, но и само это понятие остаются дискуссионными"[8].

Уголовная ответственность является одним из наиболее значительных институтов уголовного права. Понятие уголовной ответственности тесно связано, прежде всего, с понятием уголовного закона, что проявляется, в частности, в многочисленном ее упоминании в УК РФ. Так, только в Общей части термин "уголовная ответственность" указывается свыше шестидесяти раз, а в Особенной - свыше двадцати раз. Уголовная ответственность как правовое понятие используется в уголовном законе в различных смысловых сочетаниях, неоднократно употребляется при формулировании уголовно-правовых норм. Однако само определение данного института в Уголовном кодексе РФ отсутствует, что, как представляется, затрудняет уяснение его места в уголовном законодательстве и может служить основанием для продолжения дискуссии о значимости одного из самых важных уголовно-правовых институтов. Лишь в статье 8 раздела I УК РФ, озаглавленного "Уголовный закон", указываются основания уголовной ответственности. Кроме того, в ч.1 ст.5 УК определяется, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Возможно, что указанное обстоятельство объясняется тем, что, во-первых, проблема определения уголовной ответственности требует более тщательного, полного исследования, а во-вторых, - тем, что институт уголовной ответственности взаимосвязан не только с уголовным, но и с иными отраслями права (уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным). При этом очевидно, что именно уголовный закон должен содержать все основные концептуально значимые признаки, относящиеся к определению и содержанию уголовной ответственности как одного из наиболее важных уголовно-правовых понятий.

Уголовная ответственность, по существу, представляет собой самостоятельный уголовно-правовой институт, который наделен своим специфическим содержанием, чем и отличается от других институтов уголовного права. Он включает в себя как основные правовые понятия (предмет, задачи, цели, принципы), так и дополнительные, связанные в основном с применением уголовной ответственности (функции, стадии).

Кошаева Т. О. отмечает, что было бы целесообразным в Общей части Уголовного кодекса РФ дать определения наиболее важных институтов уголовного права, а именно уголовной ответственности и ее основания - состава преступления[9]. При этом указанное следует четко отграничить от совокупности принципов уголовного закона.

В зависимости от того, что понимается под уголовной ответственностью, можно выделить следующие основные точки зрения:

уголовная ответственность как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, заключающееся в лишениях личного или имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление;

уголовная ответственность как предусмотренное уголовным законом государственно-принудительное воздействие, которое применяется по приговору суда к лицу, совершившему преступление[10];

уголовная ответственность как публичное государственное осуждение (порицание) общественно опасного деяния и лица, его совершившего[11];

понимание уголовной ответственности как правоотношения является сейчас наиболее распространенным в уголовно-правовой науке.

По поводу соотношения принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности также ведутся споры.

При определении соотношения этих категорий В. Д. Филимонов исходит из того, что понятие "принципы уголовного права "является родовым для понятия "принципы уголовной ответственности"[12]. По мнению В. П. Малкова, данные категории не являются синонимами. В то же время он полагает, что отнесение принципов уголовного права к понятию родовому для понятия "принципы уголовной ответственности" представляется неприемлемым, "поскольку порождает новую проблему уяснения существа категории родовых принципов уголовного права - какие из них относить к родовым и неродовым"[13].

В. П. Ревин и Г. М. Миньковский полагают, что "различие терминологии - "принципы уголовного права" и "принципы уголовной ответственности" - не является принципиальным"[14]. Близкую к высказанной позицию по данному вопросу высказывает И. Г. Набиев, указывающий, что "принципы уголовной ответственности фактически пронизывают и задают содержание большинства норм и институтов уголовного права". Поэтому конституирование их в качестве принципов уголовного права представляется вполне обоснованным. Данный вывод вытекает и из систематического анализа положений главы первой УК РФ. Если в ее наименовании употреблено понятие "принципы Уголовного кодекса", то в ч.2 ст.2, расположенной в этой главе, - понятие "принципы уголовной ответственности". Если бы законодатель проводил между ними различие, то, скорее всего, он обозначил бы и те, и другие"[15].

По мнению Бурганова Р. С. решение данного спора можно найти, анализируя соотношение понятий "уголовное право" и "уголовная ответственность"[16]. Так, С. М. Кочои рассматривает уголовную ответственность в качестве одного из фундаментальных понятий в уголовном праве[17]. Как категорию уголовного права рассматривают уголовную ответственность другие исследователи[18]. Как уже отмечалось, распространена точка зрения, рассматривающая уголовную ответственность как правоотношение. Ряд исследователей относит уголовную ответственность к институтам уголовного права[19]. Последняя точка зрения, определяющая соотношение двух рассматриваемых категорий, наиболее убедительна.

Безусловно, по сути уголовную ответственность можно рассмотреть как правоотношение, обязанность претерпевать неблагоприятные последствия за совершенные преступления и принудительное воздействие государства на лицо, совершившее преступление. Однако с точки зрения системы уголовного права уголовная ответственность является группой правовых норм, входящих в отрасль уголовного права. Таким образом, говорить о тождественности принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности нельзя из-за разнородности явлений, сущность которых выражают эти основополагающие понятия.

Соответственно этому, можно сделать вывод, что принципы уголовной ответственности входят в систему принципов уголовного права. В связи с этим нельзя утверждать, что принципы уголовной ответственности не являются принципами уголовного права, как нельзя утверждать, что принципы уголовного права не являются принципами права.

В то же время уголовная ответственность является важнейшим институтом уголовного права, но отнюдь не единственным. Поэтому принципы уголовной ответственности являются наиболее важной частью системы принципов уголовного права, но не исчерпывают всей широты принципов уголовного права. Как справедливо подчеркивает В. А. Якушин, "отождествление принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности недопустимо"[20].

Взаимоотношения принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности строятся по следующей схеме. Принципы уголовного права, имея более общий характер, распространяются в полной мере на институт уголовной ответственности. В последнем же имеют место и другие специфичные принципы, не относящиеся к принципам уголовного права и присущие только этому институту. Данную позицию занимает Н. А. Лопашенко, отмечающая, что "уголовная ответственность может иметь свои, только ей присущие принципы, не распространяющиеся на все остальные компоненты уголовного права, например, принцип неотвратимости ответственности или принцип личной ответственности"[21].

Не является решенным и вопрос о том, какие же принципы - уголовного права или уголовной ответственности - закреплены в статьях 3-7 УК РФ. В УК РФ законодательно сформулированы следующие принципы уголовного права: законности (ст.3), равенства граждан перед законом (ст.4), вины (ст.5), справедливости (ст.6), гуманизма (ст.7).

Условно позиции авторов по данной проблеме можно разделить на две группы.

Ряд авторов считает, что принципы гуманизма, демократизма, равенства всех перед законом являются принципами уголовной ответственности[22]. К таковым относится В. Д. Филимонов считающий, что принципы, закрепленные в статьях 3-7 УК РФ, относятся к принципам уголовной ответственности[23]. Далее он рассуждает: "Разграничивает понятие принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности и действующий УК РФ. Так, в названии главы 1 УК говорится о принципах Уголовного кодекса, а в тексте ч.2 ст.2 УК РФ - о принципах уголовной ответственности".

Указанная точка зрения высказывалась также И. В. Коршиковым, писавшим, что "в УК РФ изложены не принципы уголовного законодательства, а принципы уголовной ответственности, что следует из содержания части 2 ст.2 УК, а это, на наш взгляд, не одно и то же". И далее: "Нормы-принципы, зафиксированные в статьях 3-7 УК РФ, на наш взгляд, изложены неудачно, так как характеризуют только институт уголовной ответственности и поэтому являются не принципами уголовного права в целом, а принципами указанного института".

По мнению Р. С. Бурганова ссылка на содержание УК РФ здесь не совсем обоснована, так как регламентированные в статьях 3-7 УК РФ принципы законодатель, помимо ч.2 ст.2, упоминает в названии главы 1 УК, именуя их принципами Уголовного кодекса Российской Федерации. Довод о том, что закрепленные в УК РФ принципы характеризуют только институт уголовной ответственности, также не выдерживает критики, хотя бы исходя из содержания ч.1 ст.7 УК РФ, установившей, что "уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека". Несомненно, данное требование относится не только к институту уголовной ответственности[24].

Другая группа ученых исходит из того, что принципы, специально закрепленные в главе 1 УК РФ, являются принципами уголовного права. К этой группе относится, в частности, И. Э. Звечаровский, который отмечает: "Нормативный материал Кодекса не исчерпывается тем, который касается собственно ответственности… Увязка принципов, закрепленных в ст.3-7 УК РФ, только с уголовной ответственностью означает, например, что о справедливости в уголовном праве следует говорить лишь в связи с оценкой соотношения содеянного с мерой ответственности за него, в то время как справедливость должна проявлять себя уже на стадии решения вопроса о криминализации того или иного общественно опасного деяния… Поэтому в данном случае более обоснованно говорить о принципах именно Уголовного кодекса в целом. Они, в свою очередь, будучи нормативно определенными в тексте закона, являются по своей сути отражением принципов уголовного права"[25].

Н. А. Лопашенко придерживается аналогичного мнения, указывая, что "нельзя расценивать принципы, указанные в ст.3-7 УК только как принципы уголовной ответственности; они одновременно являются и принципами других институтов и категорий уголовного права (например, преступления)"[26].

Последние точки зрения представляются более обоснованными. Действительно, значение принципов, закрепленных в главе 1 УК РФ, распространяется далеко за пределы института уголовной ответственности. Их необходимо отнести к принципам уголовного права. Уголовная ответственность является важнейшим институтом уголовного права, но отнюдь не единственным. Поэтому принципы уголовной ответственности являются наиболее важной частью системы принципов уголовного права. Последние поглощают своим содержанием принципы уголовной ответственности, так как представляют собой более общую категорию. Рассматриваемые категории соотносятся как разнопорядковые явления, поэтому их отождествление представляется ошибочным. Принципы уголовного права охватывают собой принципы уголовной ответственности. Требования законности, гуманизма, равенства перед законом и других принципов уголовного права распространяются в полной мере на институт уголовной ответственности и обязательны при применении норм, регламентирующих уголовную ответственность. Принципы же собственно уголовной ответственности носят более специфичный характер, и их действие не должно распространяться на институты, не входящие в ее содержание (например, на принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости).

В уголовно-правовой науке выделяются такие категории, как "принципы уголовного права", "принципы уголовного законодательства" и "принципы уголовного закона", их разграничение имеет важное значение. Необходимость разграничения обуславливается и тем, что уголовный закон также не избежал разночтений в трактовке принципов. Глава 1 УК РФ называется "Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации", а в части 2 статьи 2 УК РФ указано, что для осуществления задач настоящий кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности… Бурганов Р. С. считает, что налицо противоречие, которое необходимо разрешить, исходя из следующего[27].

Данные категории соотносятся следующим образом. На первом месте по широте и многообразию входящих в него явлений стоит категория принципов уголовного права. Принципы уголовного законодательства - это по существу принципы уголовного права, закрепленные в его нормах. Тем самым принципы уголовного права приобретают легальную форму, становясь принципами уголовного законодательства.

Эти понятия соотносятся по типу "содержание" и "форма". Соотношение принципов уголовного права и принципов уголовного законодательства близко к соотношению системы права и системы законодательства. Данный тезис высказывает В. В. Мальцев, однако, развивая его, он приходит к выводу, что "принципы уголовного права - это и есть принципы правосознания"[28]. Такой подход не соответствует самому понятию принципов права, которые одним из своих обязательных свойств имеют свойство нормативной закрепленности. Последний не обязателен для принципов правосознания.

На основании этих положений, по мнению Р. С. Бурганова, необходимо внести изменение в часть 2 статьи 2 УК РФ, изложив ее в следующей редакции: "Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает принципы уголовного законодательства, основание уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений". Кроме того, для полного исключения разночтений УК следует изменить и наименование главы 1 УК РФ и назвать ее "Задачи и принципы уголовного законодательства Российской Федерации"[29].

Принципы уголовной ответственности, таким образом, обосабливаются среди принципов уголовного права по следующим параметрам: по сфере действия - принципы уголовной ответственности распространяются на отношения уголовной ответственности; по содержанию - принципы уголовной ответственности содержат требования, касающиеся уголовной ответственности.

Подводя итог, необходимо выстроить систему принципов уголовного права, разместив в ней принципы уголовной ответственности. Так по мнению Р. С. Бурганова система принципов уголовного права включает в себя[30]:

Универсальные принципы уголовного права, распространяющиеся на всю данную отрасль права. К таковым относятся общеправовые принципы, нашедшие свое отражение в уголовном праве (законность, равенство, справедливость, гуманизм, вина), межотраслевые принципы, которые распространяются на уголовное право и на другие отрасли права (принципы индивидуализации и дифференциации ответственности), принципы уголовного права, которые свойственны только этой отрасли права (принцип экономии мер уголовной репрессии, принцип неотвратимости уголовной ответственности и иных мер уголовно-правового характера, принцип стимулирования отказа от продолжения преступной деятельности и позитивного посткриминального поведения).

Принципы уголовной ответственности как основного, генерального института уголовного права.

Принципы отдельных институтов уголовного права (принципы построения системы наказаний, принципы назначения наказания и др.).

Мальцев В. В. отмечает, что принципы уголовного права как его основные, исходные положения отражаются в законодательстве в трех основных, формах, в нормах Особенной части УК; через посредство понятий и институтов, закрепленных в нормах Общей части УК; через нормы, специально им посвященные[31].

Первая форма их отражения в уголовном праве как раз и связана со всей множественностью установленных законодателем разновидностей конкретных преступлений. Через правосознание законодателя уравнивающая и распределяющая стороны справедливости оказывают существенное влияние на формирование содержания диспозиций и санкций всякой нормы Особенной части Уголовного кодекса применительно к каждому виду общественно опасного и уголовно-наказуемого поведения человека. Эту форму (как и соответствующую ей форму отражения общественно опасного поведения в уголовном праве) можно условно назвать конкретно-юридической и охарактеризовать в качестве основной, имея в виду не только ее историческое первородство, но и фундаментальное значение для реализации других форм отражения принципов уголовного права.

Отражение принципов уголовного права в нормах Особенной части уголовного законодательства четко прослеживается на всех этапах развития российского государства и права. В целом же значение этих принципов в разные эпохи возрастало тем более, чем более крепкий социальный мир и спокойствие царили в обществе, и, наоборот, их значение падало в периоды обострения социальных противоречий и конфликтов.

Вторая форма отражения уголовно-правовых принципов (абстрактно-юридическая) через посредство норм Общей части начала складываться еще до того, как уголовное законодательство было разделено на две части. Это было обусловлено в первую очередь потребностями практики в отграничении виновных и невиновных (а, следовательно, несправедливых и справедливых) поступков людей, в связи с чем некоторые нормы, определявшие составы конкретных преступлений, дополнялись указаниями общего характера либо для этого создавались отдельные нормы.

Понятно, что с развитием уголовного законодательства, появлением его Общей части эта форма отражения приобретала все более адекватное и точное выражение.

Необходимость третьей формы отражения принципов уголовного права, связанной с непосредственным выражением их содержания в нормах уголовного законодательства, обусловлена, прежде всего, возрастанием значения общечеловеческих ценностей в социуме, а следовательно, и обязанностью государства в предоставлении максимальных уголовно-правовых гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Поскольку эта форма отражения принципов уголовного права предполагает самый высокий уровень абстрагирования и влияния соответствующих норм на содержание уголовного законодательства в целом, она обладает несомненным социально-методологическим значением и потому может быть охарактеризована как абстрактно-социолого-правовая.

В заключение отметим, что некоторые правоведы выделяют такой принцип уголовного права как принцип целесообразности[32].

Целесообразность является категорией, не получившей должной теоретической разработки не только в теории уголовного права, но и во всей отечественной юридической науке. Между тем термин "целесообразность" в уголовном праве наполняется собственным содержанием. Его существование обусловливается, прежде всего, целесообразностью всех положений уголовного законодательства и их практической реализации.

Несмотря на то, что структура уголовного законодательства, его норм и институтов, а также деятельность правоохранительных органов государства во все исторические периоды развития общества строилась на началах целесообразности, последняя официального закрепления в правовых документах никогда не получала. Не исключение и ныне действующий УК РФ. Основанный на идеях законности, справедливости, гуманизма и других общеправовых принципах, уголовный закон не содержит даже упоминания о целесообразности. Вместе с тем многие положения УК РФ сформулированы таким образом, что их применение невозможно без определенных элементов толкования и усмотрения. Реальное же существование толкования и усмотрения в современной практической деятельности органов, осуществляющих применение норм уголовного законодательства, отрицать довольно сложно. Закон предоставляет право выбора одного решения из нескольких возможных за правоприменителем. В одних нормах такой выбор оставляется специально, в других - он существует вследствие недоработки отдельных норм УК РФ. Но ни в том, ни в другом случае законодатель не указывает на то, из чего же необходимо исходить правоприменителю при осуществлении выбора одного решения из нескольких возможных.

Не отражаясь в конкретных нормах, целесообразность является тем основополагающим началом, которым пронизана вся правотворческая и правоприменительная деятельность. Однако начало это пока не урегулировано официально, что обусловлено, прежде всего, отсутствием должной теоретической обоснованности данной категории.

В теории права целесообразность определяется как "учет конкретных условий применения того или иного нормативно-правового акта, принятие во внимание специфики сложившейся ситуации в момент вынесения решения, выбор наиболее оптимального варианта реализации правовых требований в тех или иных конкретных обстоятельствах". По мнению В. С. Афанасьева, под целесообразностью следует понимать "необходимость выбора строго в рамках закона наиболее оптимальных, отвечающих целям и задачам общества вариантов осуществления правотворческой и правореализующей деятельности (поведения)". Целесообразность как общеправовая категория имеет место также и в других отраслях права.

В праве целесообразность - это всегда нечто оптимальное, соответствующее каким-то конкретным условиям, обстоятельствам, без учета которых норма не будет достигать цели, изначально в нее заложенной. Ее применение должно строиться на основе целесообразности, как на одном из основных требований, предъявляемых непосредственно к самому нормативному документу. Применение закона без его толкования, основанное исключительно на его букве, невозможно в силу, прежде всего, несовершенства самого закона, а также отсутствия у законодателя реальной возможности предусмотреть все многообразие жизненных условий, которые будут сопутствовать его практической реализации. Соответствие целесообразности означает соответствие общему духу, идее закона.

В основе целесообразности, в ее уголовно-правовом понимании должно лежать определенное соответствие принципам как общеправовой, так и отраслевой направленности. Это всегда подконтрольное, но в то же время разумное применение положений уголовного закона, где средства, в нем предусмотренные, всегда должны соответствовать тем целям, которые ставятся законодателем изначально перед уголовным законом. Таким образом, в основе уголовно-правовой целесообразности должно лежать разумное начало и наиболее рациональный подход при применении отдельных его норм и положений.

Вместе с тем необходимо признать, что целесообразность должна соответствовать определенным критериям. Бавсун М. В., Марцев А. И. выделяют следующие[33].

Во-первых, она не должна выходить за рамки законности, т. е. соблюдение закона должно оставаться приоритетным, и выход за его пределы при осуществлении правотворческой и правоприменительной деятельности является недопустимым.

Во-вторых, целесообразность должна быть обоснованной, т. е. она должна вытекать из фактических условий конкретного случая. Обоснованное применение положений уголовного закона означает практически целесообразное их использование в данных конкретных условиях места и времени.

В-третьих, целесообразность должна применяться в строго установленных законодателем пределах. Отдельные статьи УК РФ, применение которых возможно с учетом положений целесообразности, должны содержать строго установленный, принятый на законодательном уровне и не подлежащий произвольному изменению перечень альтернативных действий, которые могут быть использованы правоприменителем при принятии им конкретных решений по уголовным делам.

В-четвертых, целесообразность должна соответствовать целям и задачам, которые предусмотрены уголовным законом. Она должна вытекать из тех потребностей, которые стоят перед государством, и тех целей, которые законодатель преследует и закладывает изначально при формировании как отдельных норм, так и всего уголовного закона в целом. Соответствие целесообразности целям и задачам уголовной политики государства должно находить свое выражение и при осуществлении правоохранительными органами государства правоприменительной деятельности, где решения, принимаемые должностными лицами, должны основываться на тех целях, которые заложены в уголовном законе.

Оказывая определенное влияние на всю уголовно-правовую политику государства, целесообразность также находит свое выражение в отдельных положениях действующего УК РФ. К таковым можно отнести нормы, предусматривающие возможность условного осуждения (ст.73 УК РФ), условно-досрочного освобождения от наказания (ст.79 УК РФ), назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст.64 УК РФ). О началах целесообразности также можно говорить и в разделе освобождения от уголовной ответственности, а именно применительно к ст.75 УК РФ - деятельное раскаяние, ст.76 УК РФ - освобождение от ответственности в связи с примирением с потерпевшим и ст.77 УК РФ - освобождение от ответственности в связи с изменением обстановки. Во всех перечисленных нормах законодатель предусмотрел возможность для выбора правоприменителем наиболее необходимого, верного и целесообразного решения при их применении. Так, в ст.75-77 УК РФ говорится лишь о возможности освобождения лица от уголовной ответственности при наличии определенных условий, а не об обязанности следователя поступить именно таким образом. С этой целью законодателем во всех трех статьях используется термин "может быть освобождено от уголовной ответственности", и, таким образом, конечное решение оставляется на усмотрение следователя. То же мы видим и в положениях УК РФ, предусматривающих возможность освобождения лица от наказания, его условного осуждения, и в некоторых других нормах, тем или иным образом смягчающих положение осужденного. В каждой из них говорится о возможном, а не обязательном применении подобных мер. А ст.73 УК РФ вообще имеет следующее содержание: если "суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, он постановляет считать назначенное наказание условным". В УК РФ ни в ст.73, ни в ст.79 законодатель не указывает четких критериев применения данных положений, оставляя это право за судами. Решение, принимаемое ими, должно быть целесообразным, отвечая при этом требованиям законности и обоснованности. Это положение вытекает из содержания самого закона, хотя нигде не оговаривается им прямо.

Следовательно, существование целесообразности в качестве принципа уголовного законодательства вполне возможно, однако с условием наличия определенных ограничений, касающихся возможности его применения. Установление таких критериев вполне реально и, более того, просто необходимо. Соответствие принципа целесообразности идеям законности, справедливости и гуманизма сделает его практическую реализацию более упорядоченной и обоснованной. Учитывая сказанное, включение целесообразности в систему принципов уголовного закона будет оправданным и логичным. При этом может быть использован и зарубежный опыт. Например, в уголовном законодательстве США непосредственно о самой целесообразности не говорится, однако в примерном УК США устанавливается право на толкование при реализации его предписаний, которое в соответствии с ч.3 ст.1.02 должно осуществляться "в интересах общих целей, сформулированных в настоящей статье, и специальных целей толкуемого положения". Кроме того, в нем устанавливаются критерии и пределы такого толкования[34].

Таким образом, подводя итоги первого раздела можно отметить следующее. Поскольку категории "уголовное право" и "уголовное законодательство" не синонимичны, соответственно не могут полностью совпадать по содержанию и понятия "принципы, задачи уголовного права" и "принципы, задачи уголовного законодательства (Уголовного кодекса)". В следующем разделе будет проведен анализ принципов и задач непосредственно уголовного законодательства.


2. Анализ принципов и задач уголовного законодательства 2.1 Задачи уголовного законодательства

Как уже отмечалось выше, УК РФ ставит перед собой две задачи: охранительную и предупредительную (регулятивную). По сравнению с УК РСФСР 1960 г. их число удвоено: вместо одной охранительной (защитительной) названы две. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. называли три задачи: охранительную, предупредительную и воспитательную.

Общественная опасность отличает преступления от непреступных правонарушений. Основным составляющим криминообразующим элементом общественной опасности служат характер и величина причиненного ущерба (вреда). Далее, криминообразующими компонентами общественной опасности выступают: групповой характер совершения преступления, изощренность способов достижения криминального результата, низменность мотивов и целей деяния, использование служебного положения. Новый УК сделал немало для того, чтобы ввести в составы преступлений признаки перечисленных элементов и тем самым облегчить непростую задачу разграничения преступлений и проступков. Размеры прямого материального ущерба во всех возможных случаях определены в примечаниях к соответствующим статьям Кодекса.

Новый УК правильно отказался от административной юрисдикции в статьях, по которым прежний Кодекс наказывал деяния лишь после повторного в течение года его совершения после вынесения за него административной санкции. Законодатель при определении того, какой отрасли права отдать предпочтение в регулировании тех или иных видов ответственности, стремился соблюдать следующее правило: в пограничных случаях приоритет имеют не уголовные, а иные отрасли права: гражданское, административное, дисциплинарное, налоговое и проч. Последние более оперативны и гуманны.

Охранительная задача, как видим, раскрывается как охрана личности, ее прав и свобод, природной среды, иных интересов общества и государства от преступных посягательств, а также обеспечение охраны мира и безопасности человечества.

В УК РСФСР на первое место была поставлена задача охраны государственных интересов, затем общественных и только потом - личности. В связи с реформированием нашего общества - признанием приоритета общечеловеческих ценностей - в УК изменена последовательность указанных интересов (человек - общество - государство).

Отдельными последователями ранжирование объектов охранительной задачи ставится под сомнение. Мальцев В. В. выражает мнение, что общество, не охраняющее свои фундаментальные интересы от посягательств его членов, если и не обречено на вымирание, то, во всяком случае, не может считаться ни демократическим, ни цивилизованным, ни уж точно правовым и социальным, обеспечивающим достойную жизнь законопослушным гражданам. Важен еще один аспект. Государство обеспечивает свои интересы, а, следовательно, интересы общества и личности (здесь можно говорить о частичном совпадении содержания выражений "государственные интересы", "интересы общества" и "интересы личности" в широком плане) посредством деятельности людей. Между тем личные интересы этих людей в связи с такой деятельностью нередко подвергаются опасности нарушения или нарушаются. Посягательства на личность, таким образом, весьма часто являются лишь способом совершения преступлений против государственных интересов, что опять-таки диктует настоятельную потребность в четком уголовно-правовом закреплении приоритета наиболее важных государственных интересов над личными. Иначе структурная органичность Особенной части УК ставится под угрозу нарушения.

Далее Мальцев В. В. утверждает, что изменение порядка размещения в ч.1 ст.2 УК объектов охраны предполагает и изменение структуры разделов Особенной части УК, и более взвешенную их компоновку (в самом деле, не каждое же преступление против государственной власти опаснее любого преступления против личности). В идеале это так, однако, изменение структуры разделов Особенной части по существу означает принятие нового УК. Но, хотя уже и появились публикации, где обосновывается необходимость этого, при всей важности проблемы сбалансированности объектов охраны в уголовном праве ее разрешение не требует столь радикальных средств. Можно вполне ограничиться уточнением содержания ч.1 ст.2 УК, и выявлением и устранением случаев несбалансированности объектов охраны как по "вертикали" (непосредственных, специальных (групповых) и родовых объектов), так и по "горизонтали" (и непосредственных объектов между собой, и основных, дополнительных, факультативных объектов внутри непосредственного).

С приведенным выше мнением нельзя согласиться. В статье 2 Конституции РФ четко и ясно определено, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью". Характерно, что в таких терминах не определяется никакой другой правовой институт, входящий в основы конституционного строя.

Поскольку Конституция РФ является Основным Законом, то отсюда следует безусловная приоритетность прав и свобод человека и в отраслевом законодательстве, в том числе и в уголовном. К тому же следует отметить что говорить о приоритете общественных интересов над личными некорректно, поскольку общество состоит из отдельных индивидов - личностей. Поэтому, если защищаются интересы каждой входящей в социум личности, то, таким образом, защищаются и общественные интересы. Если же общественные интересы ставятся выше личных, то, как правило, это может свидетельствовать только об одном: в данном обществе существует группа лиц, интересы и права которых ставятся выше всех остальных граждан. При этом интересы данной группы лиц считаются общественными интересами.

Средства решения охранительной задачи это:

а) закрепление оснований и принципов уголовной ответственности;

б) определение круга деяний, объявляемых преступными, иными словами, пределы криминализации деяний;

в) установление наказания за них, т. е. пенализации преступлений и иных мер уголовно-правового характера[35].

Положение об уголовном законе, основании уголовной ответственности и принципах таковой, понятии преступления и его видах, наказании и его целях, индивидуализации наказания и освобождении от него составляют компетенцию Общей части УК РФ. Криминализация деяний в виде определения конкретных преступлений производится нормами Особенной части УК РФ. Они же определяют виды и размеры наказаний за преступления.

Проблема криминализации деяний принадлежит к числу наиболее сложных и одновременно ответственных. Она особенно актуальна применительно к преступлениям небольшой тяжести, часто стоящим на грани административных, дисциплинарных, гражданских проступков и, как правило, носящим массовый характер. Уголовно-правовой запрет должен быть социально и криминологически обусловлен и юридически обоснован таким образом, чтобы закон работал, был более эффективным в борьбе с соответствующими общественно опасными деяниями, нежели другие правовые нормы.

Правильная пенализация преступлений определяется, прежде всего, взвешенностью соотношения вида и размера наказания с характером и степенью общественной опасности преступления. Например, конфискация имущества эффективна и справедлива как санкция за тяжкие корыстные преступления, а лишение права заниматься профессиональной деятельностью - за преступления по службе. Тяжесть преступлений, рецидивоопасность лица непосредственно влияют на размеры и виды наказаний. Наказание всегда должно отвечать требованиям справедливости, гуманизма, личной и виновной ответственности.

Вместе с тем, нужно иметь в виду, что возможности охраны указанных благ уголовно-правовыми средствами весьма ограничены. Большая часть уголовно-правовых отношений возникает в связи с совершением преступлений, т. е. тогда, когда правоохраняемым ценностям уже нанесен определенный вред. Восстановить нарушенные отношения подчас не представляется возможным, например, при наступлении смерти человека, потере зрения, слуха, прерывании беременности и т. п. Поэтому об охране общественных отношений уголовно-правовыми средствами можно говорить лишь с определенной долей условности. В связи с этим важное значение приобретает вторая задача уголовного права - предупреждение преступлений.

Предупредительная (профилактическая) задача уголовного законодательства выражается в недопущении совершения преступлений. Она решается следующими основными средствами:

а) общей превенцией уголовного закона;

б) общей и специальной превенцией наказания;

в) нормами о добровольном отказе от преступления;

г) нормами о деятельном раскаянии;

д) нормами об обстоятельствах, исключающих преступность деяния;

е) нормами с двойной предупредительной направленностью[36].

Объявив то или иное деяние преступным и установив в санкциях норм наказание, уголовный закон оказывает сдерживающее психическое воздействие самой угрозой наказания. Правильная криминализация и пенализация преступлений весьма способствует общепредупредительному воздействию уголовного закона.

Мировая и отечественная практика стабильно свидетельствует, что нарушение принципа неотвратимости ответственности за реально совершаемые преступления блокирует общепревентивное воздействие уголовного закона. В литературе описан случай 250-часового затемнения в Нью-Йорке в результате аварии на электростанции, когда город подвергся массированному разграблению. Чеченская Республика стала регионом наивысшего в России криминального напряжения прежде всего потому, что с самого начала насильственного захвата власти и подделки результатов референдума в 1994 г. генералом Дудаевым к виновным не применялся действовавший тогда УК РСФСР, в частности, статьи о терроризме, незаконном обороте оружия, создании незаконных формирований и т. д. и т. п.

Действенным средством профилактики уголовного законодательства служат нормы о добровольном отказе от преступления и деятельном раскаянии. Добровольный отказ полностью исключает ответственность лица за начатое им преступление, если он окончательно отказался от него, сознавая возможность беспрепятственного завершения преступления. По образному выражению, законодатель строит "золотой мост" для отступления лицу, уже начавшему преступную деятельность, но добровольно ее прекратившему до наступления преступного ущерба. Тем самым закон стимулирует непричинение вреда лицом, уже начавшим преступление[37].

Деятельное раскаяние заключается в добровольном возмещении уже причиненного преступного ущерба. УК РСФСР 1960 г. предусматривал четыре случая освобождения лица от ответственности вследствие деятельного раскаяния. В УК 1996 г. их значительно больше: деятельное раскаяние лица, совершившего измену государству, давшего взятку, незаконно хранившего или носившего оружие, изготовлявшего наркотические средства и др. Количество примечаний к статьям УК, в которых предусматривается освобождение от уголовной ответственности ввиду деятельного раскаяния, будет расти. Это усилит профилактическую функцию Кодекса[38].

УК РФ 1996 г. ввел новые виды освобождения от уголовной ответственности, способствующие заглаживанию причиненного вреда: в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК) и ввиду примирения с потерпевшим (ст.76 УК).

Среди смягчающих наказание обстоятельств российский УК называет явку с повинной, розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему. Такие нормы в теории уголовного права именуются "поощрительными".

С целью предупреждения совершения тяжких преступлений законодатель стремится криминализировать менее тяжкие преступления, которые стабильно создают криминогенные условия для совершения тяжких и особо тяжких деяний. Например, угрожая наказанием за скупку краденого, закон тем самым сокращает возможность сбыта похищенных вещей в будущем, ибо без информации о такой возможности многие кражи не совершаются. Или, наказывая угрозу лишения жизни и причинения вреда здоровью граждан, закон тем самым предупреждает убийства и телесные повреждения, ибо четвертая часть убийств предваряется систематическими угрозами. Такие нормы в теории уголовного права называются нормами с двойной превенцией.

Значительную профилактическую нагрузку несут нормы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Таковы нормы о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника, оправданном риске. Если в УК РСФСР 1960 г. таких обстоятельств было предусмотрено два, то в УК РФ 1996 г. - шесть. Например, с помощью нормы о необходимой обороне каждый гражданин правомочен причинить вред лицам, посягающим на интересы личности, общества, государства. Этой же цели служит причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Правомерна как устраняющая больший вред крайняя необходимость. Все это стимулирует социальную активность граждан в предупреждении вреда правоохраняемым ин

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Принципы и задачи уголовного права". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 670

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>