Дипломная работа на тему "Применение принудительных мер медицинского характера, связанных с изоляцией от общества"

ГлавнаяГосударство и право → Применение принудительных мер медицинского характера, связанных с изоляцией от общества




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Применение принудительных мер медицинского характера, связанных с изоляцией от общества":


Содержание

Введение

Глава 1. Правовая природа, понятие, цели, основания применения и прекращения принудительных мер медицинского характера и их виды

1.1 Правовая природа принудительных мер медицинского характера

1.2 Понятие, цели, основания применения и прекращения принудительных мер медицинского характера

1.3 Виды принудительных мер медицинского характера

1.4 Принудительные меры международного характера по законодательству зарубежных стран

Глава 2. Учреждения и органы, исполняющие принудительные меры медицинского характера и правовой статус лиц, изолированных по медицинским показаниям

2.1 Учреждения и органы, исполняющие меры медицинского характера

2.2 Правовой статус и обеспечение прав лиц, изолированных по медицинским показаниям

2.3 Режим (условия) изоляции

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Высококлассное написание дипломных проектов на заказ в Туле и в других городах России.

2.4 Средства обращения лиц изолированных по медицинским показаниям

Глава 3. Проблемы, противоречия, тенденции и перспективы исполнения мер медицинского принуждения, связанных с изоляцией от общества

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы обусловлена 1) необходимостью выработки научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства, выработки новых нормативных правовых актов, регулирующих принудительные меры медицинского характера; 2) необходимостью разработки научно обоснованных предложений по преодолению коллизий, возникших в результате вступления в силу нового УПК РФ, нормы которого о применении принудительных мер медицинского характера не корреспондируют нормам УК РФ.

В системе мер уголовно-правового воздействия центральное место занимают уголовная ответственность и наказание, основанием для реализации которых является факт совершения преступления, а целями — исправление виновного, общая и специальная превенция. Законодательство содержит и другие уголовно-правовые институты, которые применяются к лицам, совершившим преступления. Речь идет о принудительных мерах медицинского характера, юридическая природа которых исследована недостаточно полно.

Уголовное законодательство многих зарубежных стран построено по так называемому «двухколенному» принципу. В его рамках выделяются две группы относительно самостоятельных мер. С одной стороны, наказание, размеры которого определяют деяние и вина, с другой — иные меры (медицинские, воспитательные, профилактические и т. п.), характер которых зависит от общественной опасности личности преступника. Такой подход при всех его недостатках позволяет дифференцирование, подходить к правовому регулированию средств воздействия первой и второй группы и создавать с учетом их специфики различные системы гарантий соблюдения режима законности.

В российском уголовном законодательстве столь четкое разграничение не проводится, что влечет за собой весьма сомнительные с точки зрения соблюдения прав личности юридические решения. Статья 97 УК РФ озаглавлена "Основания применения принудительных мер медицинского характера". В ней закреплены категории лиц (ч.1), условия, при которых возможно применение принудительных мер медицинского характера (ч.2), содержатся положения о правовом регулировании порядка их исполнения (ч.3) и возможных последствиях при их неприменении судом (ч.4).

Принудительные меры медицинского характера есть меры государственного принуждения, назначаемые по определению или приговору суда страдающим психическими расстройствами лицам, совершившим общественно опасное деяние или преступление, и заключающиеся в психиатрическом лечении этих лиц.

Содержанием рассматриваемых мер является проведение комплекса диагностических, лечебных, восстановительных и иных медицинских мероприятий, направленных на излечение больного или улучшение его психического состояния.

Цели принудительных мер медицинского характера подразделяются на юридические и медицинские, что обусловлено двойственной их природой. Целью медицинского характера выступает излечение либо улучшение психического состояния психически больных лиц, совершивших общественно опасное деяние или преступление. Цель юридического характера - предупреждение совершения со стороны лиц новых деяний, предусмотренных Особенной частью УК РФ.

Основанием применения принудительных мер медицинского характера и выбора конкретной меры следует считать общественную опасность лица, обусловливаемую рядом критериев: опасностью и характером совершенного им деяния, социально-психологической характеристикой личности невменяемого, характером и степенью психического расстройства.

В современной литературе присутствует большой интерес к проблемам изоляции от общества по медицинским показаниям. Основными источниками, используемыми в работе, являются работы таких авторов, как: Ю. Н. Аргуновой; Н. Е. Крыловой; А. В. Ленского; В. В. Мальцева; А. В. Наумова; А. В. Смирнова; С. Я. Улицкого; Э. Т. Шакарова; С. Н. Шишкова.

Объект исследования: общественные отношения, возникающие в сфере исполнения мер медицинского характера, связанных с изоляцией от общества.

Предметом исследования являются принудительные меры медицинского характера, связанные с изоляцией от общества.

Цель работы – исследовать нормативно-правовую базу и организацию деятельности учреждений и органов, осуществляющих принудительные меры медицинского характера и на основе полученных данных внести предложения организационно-правового порядка по совершенствованию их исполнения.

Задачи работы:

1)  охарактеризовать правовую природу, понятие, цели, основания применения и прекращения принудительных мер медицинского характера и их виды;

2)  рассмотреть учреждения и органы, исполняющие принудительные меры медицинского характера и правовой статус лиц, изолированных по медицинским показаниям;

3)  изучить проблемы, противоречия, тенденции и перспективы исполнения мер медицинского принуждения, связанных с изоляцией от общества

Глава 1. Правовая природа, понятие, цели, основания применения и прекращения принудительных мер медицинского характера и их виды 1.1 Правовая природа принудительных мер медицинского характера

Вопрос о том, что включают в себя уголовно-правовые основания применения принудительных мер медицинского характера, в юридической литературе является дискуссионным. Одни авторы под ними понимают совокупность обстоятельств, которые определяют необходимость применения (либо неприменения) принудительных мер к душевнобольным, условия и порядок их применения[1]. Другие определяют их как совокупность обстоятельств, необходимых для назначения принудительных мер медицинского характера психически больным лицам, совершившим преступные или общественно опасные деяния[2]. Третьи говорят об этих основаниях как о единстве трех условий, обозначенных в ст. 97 УК РФ[3].

Некоторые ученые различают понятия, основания назначения и условия применения принудительных мер медицинского характера, понимая под основаниями назначения общественную опасность лица, страдающего психическими расстройствами, а под условиями применения - совершение лицом общественно опасного либо преступного деяния и наличие у него психического расстройства[4]. Фактически соглашаясь с вышеуказанным мнением, общественную опасность психически больного лица, совершившего уголовно-противоправное деяние, называют единственным основанием применения принудительных мер медицинского характера[5].

УК РСФСР 1960 г. не выделял единого основания назначения принудительных медицинских мер, но указывал, что необходимость в больничном содержании и лечении в принудительном порядке определяют психическое состояние и характер совершенного общественно опасного деяния.

Авторы Теоретической модели УК[6] говорят о комплексе факторов: 1) факт совершения лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, либо преступления; 2) наличие у лица, его совершившего, психического расстройства; 3) необходимость лечения такого лица вследствие его психического состояния, вызывающего опасность причинения вреда себе или окружающим.

Прежде всего, необходимо уяснить смысл понятий "применение" и "назначение", "основания" и "условия". С этой целью обратимся к толковому словарю русского языка. "Применить" - значит осуществить на деле, на практике, а "назначить" - наметить, установить, определить. В связи с этим представляется, что процесс применения принудительных мер медицинского характера осуществляется и на этапе предварительного расследования, а их назначение осуществляется только судом при наличии оснований, предусмотренных законом.

Смысловое значение термина "основание" - опора предмета, явления; причина, достаточный повод, оправдывающие что-нибудь; наиболее существенные обстоятельства, главное, на чем зиждется что-либо, а термин "условие" - обстоятельство, от которого что-нибудь зависит, которое способствует чему-нибудь, определяет возможность осуществления чего-либо[7]. Основание представляет собой явление (причину), с необходимостью порождающее другое (следствие), условие - явление, которое необходимо для наступления другого, но само по себе его не вызывает.

Условие есть то, от чего зависит реальная жизнь оснований, что сопутствует основаниям при решении вопроса о назначении принудительной меры медицинского характера и выборе конкретного вида, имеет вспомогательное значение в смысле обеспечения режима законности и гарантий прав личности при ее избрании. Основания делают необходимым применение принудительных мер медицинского характера. Если таких оснований нет, то независимо от наличия условий, принудительные меры медицинского характера применены быть не могут.

По нашему мнению, под основаниями применения принудительных мер медицинского характера следует понимать совокупность таких факторов, связанных с предусмотренными законом категориями лиц, которые в случае их установления судом с необходимостью влекут назначение им принудительных мер медицинского характера. Соглашаясь со сторонниками комплексного подхода,[8] полагаем, что основанием является совокупность факторов: 1) факт совершения лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, в состоянии невменяемости, либо преступления; 2) наличие у лица, совершившего преступление, психического расстройства, делающего невозможным назначение наказания либо его исполнение, наличие у лица, совершившего преступление, психического расстройства, не исключающего вменяемости; 3) наличие возможности причинения этим лицом иного существенного вреда, либо опасности этого лица для себя или других лиц.

Основания назначения принудительных мер медицинского характера определяются содержанием этих соединяющих в себе юридическое и медицинское начало мер, сочетание которых обеспечивает их законное и обоснованное применение.

Для назначения принудительного лечения необходимо установление совокупности указанных факторов, каждый из которых является необходимым.

В первом пункте (первый фактор) различаются преступления и общественно опасные деяния. Это связано с различием между категориями лиц, к которым применяются принудительные медицинские меры.

Невменяемость является обстоятельством, предусмотренным уголовным законом, исключающим вину и уголовную ответственность, поэтому и совершенное невменяемым общественно опасное действие (бездействие) не является преступлением. Общественная опасность совершенного выражается в причинении общественным отношениям вреда, запрещенного уголовным законом.

Ряд ученых полагают, что деяния невменяемого не могут быть объектом уголовно-правовой квалификации[9]. Другие предлагают рассматривать квалификацию в широком смысле (при необходимой обороне, крайней необходимости, деяния невменяемых и т. п.)[10].

Дело в том, что как следователю, так и суду предстоит ответить на вопрос, имело ли место деяние, запрещенное уголовным законом? Необходимость подобной оценки вытекает из норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства (ст. 21, ст. 97 УК РФ, ст. 434, 442 УПК РФ). Конечно, юридическая оценка общественно опасных деяний невменяемых отличается от квалификации преступлений.

Второй фактор (наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости либо психического расстройства, делающего невозможным назначение или исполнение наказания) определяется с помощью заключения судебно-психиатрической экспертизы, поскольку для этого необходимы специальные познания в области медицины. Под психическими расстройствами понимаются хронические или временные психические расстройства, слабоумие или иные болезненные состояния психики (ч. 1 ст. 21 УК РФ).

Необходимость установления третьего фактора (возможность причинения иного существенного вреда либо наличие опасности для себя или других лиц) следует из нормы о том, что принудительные меры медицинского характера всем перечисленным категориям назначаются лишь тогда, когда психические расстройства связаны с "возможностью причинения данными лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц" (ч. 2 ст. 97 УК РФ).

Под "иным существенным вредом" предлагают понимать, например, уничтожение имущества, поджог дома[11], лишение жизни[12]. Это оценочный признак, который никак не формализован в законе, что не способствует улучшению его применения в судебно-следственной практике. Указание на "иной существенный вред" предполагает, что суд в постановлении должен указать, какой именно.

С нашей точки зрения, причинение вреда в любом случае представляет опасность для окружающих лиц либо для себя и выделение этого признака законодателем является излишним.

В связи с формулировкой закона, что лицо представляет опасность именно "по своему психическому состоянию", "в силу психического расстройства", некоторые утверждают, что УК РФ "отошел от учета характера и тяжести совершенного деяния при выборе принудительной медицинской меры и сосредоточился лишь на характере психического расстройства лица и его психическом состоянии"[13], что "формула закона о потенциальной опасности (ч.2 ст. 97 УК) ориентирует правоприменителя на определение общественной опасности исходя из медицинских показателей…"[14].

Аналогичным образом и УПК РФ на разрешение суда ставит вопрос, "представляет ли психическое расстройство лица опасность для него или других лиц либо возможно ли причинение данным лицом иного существенного вреда" (п.5 ст. 442 УПК РФ).

Между тем, опасность лица, возможность причинения им иного существенного вреда зависит и от его психического состояния, течения заболевания, его прогноза, так называемых показателей клинического профиля, и от особенностей совершенных опасных действий, их повторности, то есть показателей социального порядка.

В нашем представлении такая норма закона, когда практика применения принудительных мер медицинского характера фактически базируется на психиатрических показателях, ориентирует судей на заключения судебно-психиатрических экспертиз без их критической оценки.

Назначение, изменение, продление принудительных мер - это прерогатива суда. Оценку опасности лица, страдающего психическим расстройством, также производит суд.

Пленум Верховного Суда СССР 13, от 30.11.90 г. подчеркивал, что по делам такой категории заключения экспертов подлежат тщательной проверке в совокупности со всеми материалами дела, поскольку "решение вопроса о невменяемости, применении принудительных мер медицинского характера, определение типа больницы … относится к компетенции судов"[15].

Наряду с уголовно-правовыми основаниями назначения принудительных мер медицинского характера существуют процессуальные, закрепленные в уголовно-процессуальном законе.

Статья 433 УПК РФ ("Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера") предусматривает категории лиц, в отношении которых ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера (ч.1), основания для назначения им принудительного лечения (ч.2). При этом ч.2 ст. 433 УПК РФ фактически повторяет положения ч. 2 ст. 97 УК РФ.

В ст. 434 УПК РФ содержится перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по этой категории дел. В него входят обстоятельства совершенного деяния (п. п. 1-3 ч. 2 ст. 434 УПК РФ), обстоятельства, связанные с наличием у лица психических расстройств в прошлом, характером психического расстройства во время совершения деяния и во время производства по делу (п. 4 ч. 2 ст. 434 УПК РФ). Установлены должны быть и обстоятельства, касающиеся прогнозирования (с учетом характера психического расстройства) опасности лица для него самого или других лиц (п. 5 ч. 2 ст. 434 УПК РФ). Доказанность последнего является определяющим при решении вопроса о применении принудительного лечения.

Уголовно-процессуальным основанием для назначения принудительных мер медицинского характера, на наш взгляд, является совокупность доказанных в ходе судебного разбирательства обстоятельств:

совершение общественно опасного деяния лицом в состоянии невменяемости, либо наступление у лица после совершения преступления психического расстройства;

лицо, в силу характера содеянного и своего психического расстройства, представляет опасность для себя или окружающих.

Особо необходимо отметить, что поскольку основания должны быть установлены и отражены в материалах дела и в постановлении о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера (п.2 ч.4 ст. 439 УПК РФ), здесь подразумевается и достаточная совокупность фактических данных (доказанность обстоятельств), свидетельствующих, что лицо может совершить действия, угрожающие причинением иного существенного вреда либо опасностью для самого себя или окружающих лиц, если не применить к нему принудительных мер медицинского характера. Когда таких данных нет, или их недостаточно, нет и оснований для применения принудительных мер медицинского характера.

Из указанной формулы видно, что уголовно-процессуальные основания принудительных мер медицинского характера в части установления опасности лица также носят прогностический характер (дают возможность сделать лишь предположение). Возможность эта должна вытекать из материалов уголовного дела (не только из заключения судебно-психиатрической экспертизы, но и из других доказательств).

По словам М. С. Строговича, "сами предположения должны опираться на доказательства, вытекать из них, а не быть простыми догадками"[16]. Лишь при этом условии может быть обеспечено законное и обоснованное применение принудительных мер медицинского характера и ограждение граждан от неправомерного ограничения их прав действием этих мер.

Итак, рассмотренные выше основания применения принудительных мер медицинского характера составляют уголовные и уголовно-процессуальные предпосылки данного правоприменительного процесса.

Далее, основания назначения и основания для отказа в назначении принудительных мер медицинского характера, предусмотренные ч. 1, 2 ст. 443 УПК РФ, противоречат основаниям, содержащимся в ч. 1, 2 ст. 97 УК РФ и продублированным в ч. 2 ст. 433 УПК РФ.

Так, законодатель дает право суду вынести постановление о применении принудительных мер медицинского характера к лицу, признав лишь доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение (ч. 1 ст. 443 УПК РФ), тогда как в соответствии с ч. 2 ст. 97 УК РФ эти меры назначаются в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

Более того, согласно ч.2 ст. 443 УПК РФ суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера, если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести.

Указание на отказ в применении принудительных мер медицинского характера в случае совершения деяния небольшой тяжести является новеллой уголовно-правового характера, введенной законодателем в УПК РФ.

При этом, в литературе по уголовному процессу авторами прямо указывается как на основание для отказа в применении принудительных мер медицинского характера, совершение лицом деяния небольшой тяжести[17]. Такое положение дезинформирует правоприменителей.

Введение подобного дополнительного основания для назначения принудительных мер медицинского характера (можно резюмировать, что согласно уголовно-процессуальному закону принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, совершившим деяния лишь средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие) не только противоречит нормам уголовного закона, но смыслу и содержанию самих принудительных мер медицинского характера.

Положение об опасности лица для себя или других лиц как необходимой составляющей основания применения принудительных мер медицинского характера, является результатом научных разработок ученых-правоведов и психиатров, соответствует целям применения принудительных мер медицинского характера.

Четкой и исчерпывающей квалификации понятия "опасность для себя или других лиц" не существует ни в одном законодательном акте. Вероятно, данное обстоятельство является следствием принципиальной невозможности дать единое толкование опасности, фактически абстрагируясь от конкретных проявлений той или иной формы психической патологии (носящей самый разнообразный характер).

Следует различать общественную опасность вообще и общественную опасность преступления. Категория общественной опасности выражает весь тот ущерб, который причиняется (или ставится под угрозу причинения) обществу, ущерб, не зависящий от социальных и нравственных качеств лица, его причинившего, и вины.

Общественная опасность деяния, совершенного субъектом с признаками психического отклонения, определяется характером деяния, способом его совершения, средствами, орудиями, которые были при этом использованы[18].

Вопрос об общественной опасности психически больного довольно детально разрабатывался в судебно-психиатрической литературе, где о потенциальной опасности больного предлагается судить по двум параметрам: по психическому состоянию и по характеру совершенного деяния[19]. Причем разрабатываются варианты их различных соотношений[20].

С. Н. Шишков считает, что общественную опасность в рассматриваемом случае можно определить, как "риск (высокую степень вероятности) совершения больным нового общественно опасного деяния… чем выше вероятность его совершения и чем тяжелее предполагаемый деликт, тем выше степень общественной опасности больного"[21].

Этому можно возразить, поскольку в одних случаях психически больной, даже совершивший тяжкое преступление, в силу заболевания не может совершить повторно общественно опасное деяние, а в других случаях, у больного, при незначительном по тяжести деянии, клинические проявления заболевания могут обусловить высокую общественную опасность и вероятность повторного совершения общественно опасного деяния[22]. Данное обстоятельство является еще одним аргументом необоснованности нововведений законодателя в УПК РФ, исключивших возможность применения принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим деяния небольшой тяжести.

Общественная опасность характеризуется юридическим и медицинским критерием. Юридический критерий охватывает тяжесть совершенного общественно опасного деяния, поведение больного до и после его совершения, социально-психологические установки лица и т. п. Медицинский критерий характеризуется клинической формой психического заболевания, его глубиной и сложностью, динамикой протекания болезни и т. п.[23]

При определении общественной опасности больного учитываются клинико-психопатологические признаки (в частности, бредовые идеи определенного содержания, направленные против конкретных лиц и сопровождающиеся аффективной напряженностью с идеями ревности, преследования сексуального воздействия, периодические психотические состояния, сопровождающиеся агрессивностью и др.) и социально-психологические признаки (признаки социальной дезадаптации, наличие криминального поведения до болезни, подверженность асоциальному влиянию).

На основе совокупности этих признаков можно сказать об опасности не только на момент освидетельствования, но и сделать прогнозирование на будущее. В связи с этим, мы убеждены в обоснованности применения принудительных мер медицинского характера к лицам, которые на момент освидетельствования в результате временного улучшения состояния не представляют опасности, но с учетом характера течения болезни и выработанных психиатрией критериев нельзя исключить возможность повторения общественно опасного деяния в будущем.

Для понимания патологических механизмов опасных действий, их болезненной мотивации, для определения степени опасности больных необходимо выяснять взаимосвязь психопатологической симптоматики с действиями психически больных. Так, например, такие состояния, как бредовые синдромы, импульсивные побуждения, галлюцинации обусловливают главным образом агрессивные действия психически больных (против жизни и здоровья личности, хулиганство). В ряде случаев, когда прямая причинно-следственная связь между симптомами болезни и опасными действиями отсутствует, решающее значение приобретают внешние отрицательно действующие условия[24].

Ряд авторов в связи с тем, что практически принудительные меры медицинского характера применяются по сравнительно неширокому кругу деяний, предусмотренных УК (посягательство на жизнь, здоровье, имущество, половую свободу, общественный порядок), предлагают в уголовном законе закрепить перечень таких деяний. В этой статье предлагается указать основные виды общественно опасных деяний, наиболее часто совершаемых психически больными лицами[25].

Представляется, что такой перечень в любом случае будет неполным, поскольку лица, страдающие психическими расстройствами, могут совершить многие из запрещенных уголовным законом деяний, поскольку это обусловлено болезненными проявлениями психики. И по данным судебных психиатров, в отношении большинства опасных действий какого-либо предпочтения и сродства между опасными деяниями и формами психических расстройств нет[26].

Таким образом, понятие опасности лица для себя или других лиц является также, как и понятие оснований назначения принудительных мер медицинского характера, комплексным, включает в себя ряд признаков, имеющих в своей совокупности правовое значение.

1.2 Понятие, цели, основания применения и прекращения принудительных мер медицинского характера

Принудительные меры медицинского характера выражаются в принудительном психиатрическом наблюдении и лечении. Они предусмотрены уголовным законодательством и применяются судом на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы к лицам, страдающим определенными психическими расстройствами и совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, а также к алкоголикам и наркоманам, совершившим преступления.

Действующее уголовное законодательство не содержит определения понятия принудительных мер медицинского характера. Поэтому в правовой литературе даются различные его определения, которые с разной степенью полноты раскрывают существенные признаки указанных мер, подчеркивая их юридическое и медицинское содержание.

Определение принудительных мер медицинского характера как социально-правовых и медико-реабилитационных мер безопасности имеет место и в монографии Р. И.Михеева, А. В.Беловодского и др[27].

Подобное определение весьма пространно и нечетко. "Меры безопасности" не являются уголовно-правовым понятием. Применение таких терминов противоречит ч. 2 ст. 2 УК РФ, где в качестве средств осуществления задач Уголовного кодекса РФ наряду с наказанием называются иные меры уголовно-правового характера. Принудительные меры медицинского характера именно к таким мерам и относятся.

Авторы указанной монографии не считают меры безопасности - принудительные меры медицинского характера - мерами государственного принуждения, полагая, что эти понятия принципиально отличаются. Это также нельзя признать правильным, поскольку данные меры применяются принудительно на основании определения суда.

Наконец, название принудительных мер медицинского характера мерами социальной безопасности приводит к расширению круга лиц, к которым возможно их применение, за счет ВИЧ-инфицированных, страдающих венерическими заболеваниями, больных открытой формой туберкулеза и т. д., к которым согласно ст. 18 УИК РФ применяется обязательное лечение. Эта позиция также противоречит уголовному законодательству.

УК РФ 1996 г. достаточно определенно сформулировал основания применения принудительных мер медицинского характера.

Согласно ст. 97 УК РФ такими основаниями являются: а) совершение деяния, предусмотренного Особенной частью УК, и б) определенная категория лиц. К числу таких лиц относятся, во-первых, те, которые признаны невменяемыми. Эти лица в силу болезненного состояния психики не способны осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 21 УК). Применение наказания к лицам, признанным невменяемыми, было бы несправедливым и нецелесообразным, так как своих целей - достижения социальной справедливости, исправления и специального предупреждения - наказание в данном случае не достигает. Судебная практика свидетельствует, что среди лиц, направляемых на принудительное лечение, невменяемые составляют подавляющее большинство.

Во-вторых, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, которые совершили преступление в состоянии вменяемости, а затем до суда, во время судебного разбирательства либо в период исполнения наказания заболели психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение в отношении них наказания.

Если у лица после совершения им преступления наступило хроническое (необратимое) расстройство психической деятельности, суд выносит определение о прекращении уголовного дела или освобождении этого лица от наказания и о применении к нему принудительной меры медицинского характера с указанием, какой именно. При этом после прекращения принудительного лечения вследствие изменения состояния здоровья вопрос о возобновлении производства по уголовному делу или исполнении неотбытой части наказания не ставится.

В том же случае, когда у лица после совершения им преступления наступило временное психическое расстройство, например, реактивное состояние в связи с расследованием уголовного дела и угрозой наказания, принудительная мера медицинского характера назначается до выхода лица из болезненного состояния, т. е. до восстановления способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. При выздоровлении лица, и прекращении применения принудительного лечения, суд возобновляет приостановленное уголовное дело или принимает решение о продолжении исполнения неотбытой части наказания, к которому лицо ранее было приговорено.

В соответствии со ст. 103 УК РФ время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в стационаре за один день лишения свободы. К сожалению, вопрос о зачете пребывания в психиатрическом стационаре в срок наказания, не связанного с лишением свободы, в уголовном законодательстве не регламентирован.

В-третьих, принудительные меры медицинского характера применяются к лицам, совершившим преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст. 22 УК РФ). Такие лица подлежат уголовной ответственности и наказанию, однако их психическое состояние учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Принудительное наблюдение и лечение применяется к указанным лицам наряду с уголовным наказанием. Осужденным к лишению свободы - в местах лишения свободы, а осужденным к иным видам наказания - в учреждениях органов здравоохранения, где им оказывается амбулаторная психиатрическая помощь.

Применение принудительных мер медицинского характера к лицам, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и учет психических аномалий при назначении наказания является новацией УК РФ 1996 г. Реализация этого положения на практике позволит существенно повлиять на эффективность уголовного наказания и возможность реабилитирующего воздействия на осужденного.

В-четвертых, категорией лиц, к которым применяются принудительные меры медицинского характера, являются лица, совершившие преступление во вменяемом состоянии, но нуждающиеся в принудительном лечении.

Поскольку токсические средства обладают всеми свойствами наркотиков и имеют общие с ними закономерности формирования зависимости*(358), следует подумать о целесообразности распространения принудительных мер медицинского характера и на токсикоманов, совершивших преступление и нуждающихся в лечении. Положение о применении наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера в случае совершения преступления лицом, больным токсикоманией, было предусмотрено в Основах уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г.

Принудительные меры медицинского характера четырем указанным категориям лиц назначаются только в случае, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц (ч. 2 ст. 97 УК РФ).
Применение принудительного лечения является правом суда, а не его безоговорочной обязанностью. Оно может применяться только в двух случаях: когда лицо, помимо совершения им общественно опасного деяния в связи с психическим расстройством, способно причинить еще и другой существенный вред (например, уничтожить имущество, поджечь дом, лишить жизни) или по своему состоянию и поведению представляет опасность для самого себя или других лиц (вспышки агрессивности, неуправляемость, бредовые состояния, расстройство влечений и т. п.). Таким образом, суды, решая вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, должны исходить не только из оценки психического состояния лица в момент совершения общественно опасного деяния, но и уметь прогнозировать его поведение с точки зрения потенциальной общественной опасности (или отсутствия таковой).

Если перечисленные выше лица по своему психическому состоянию не представляют опасности для себя или других лиц, суд может принять решение о нецелесообразности применения к ним принудительных мер медицинского характера и передать необходимые материалы о состоянии их здоровья в органы здравоохранения для решения вопроса о добровольном лечении таких лиц или помещении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения (интернаты) в порядке, установленном законодательством РФ о здравоохранении.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала правильным решение районного суда г. Рязани, который прекратил дело без применения принудительной меры медицинского характера в связи с тем, что лицо по характеру совершенного им общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 130 УК РСФСР (клевета, соединенная с обвинением в совершении тяжкого преступления), и своему болезненному состоянию (временное расстройство психической деятельности), не представляло опасности для общества и не нуждалось в принудительном лечении.

Принудительные меры медицинского характера содержат в себе два критерия - юридический и медицинский.

К юридическому относятся основания, цели, виды, порядок назначения, исполнения, продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера, которые регламентируются уголовным и уголовно-исполнительным законодательством.

Медицинский критерий определяется самим содержанием этих мер, задачами излечения нуждающихся в принудительном лечении лиц или улучшения их психического состояния, а также тем, что выводы о диагнозе психического расстройства, о наличии алкоголизма или наркомании, рекомендации по назначению и проведению лечения, профилактике психических расстройств и необходимых социально-реабилитационных мероприятий дают врачи-психиатры.

Таким образом, хотя юридический аспект в принудительных мерах медицинского характера преобладает, они по своей сути остаются медицинскими и целей уголовного наказания не преследуют.

Несмотря на то, что принудительные меры медицинского характера являются разновидностью мер государственного принуждения и назначаются судом, к мерам уголовного наказания они не относятся, поскольку применяются на основании определения суда, а не приговора, не содержат элемента кары, не выражают отрицательной оценки от имени государства общественно опасных действий лиц, страдающих психическими расстройствами, не направлены на исправление указанных лиц и восстановление социальной справедливости, длительность их применения зависит от состояния больного, они не влекут судимости.

В УК РФ 1996 г. (ст. 98) впервые в уголовном законодательстве нашей страны сформулированы цели применения принудительных мер медицинского характера. К ним относятся, во-первых, излечение лиц, совершивших общественно опасное деяние, или такое улучшение их психического состояния, при котором они перестают представлять общественную опасность; во-вторых, предупреждение совершения такими лицами новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК.

Следовательно, принудительные меры медицинского характера направлены на защиту как интересов лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших преступление или общественно опасное деяние, излечение таких лиц или как программу-минимум - улучшение их психического состояния и социальную адаптацию, так и интересов общества - предупреждение возможных общественно опасных действий с их стороны в будущем.

В отличие от наказания суд, назначив принудительные меры медицинского характера, не устанавливает их продолжительность, так как не в состоянии определить срок, необходимый для излечения или улучшения состояния здоровья лица.

В процессе исполнения принудительных мер медицинского характера возникает необходимость их продления, изменения и прекращения. Эти вопросы, согласно ст. 102 УК РФ, решает суд по представлению администрации учреждения, осуществляющего принудительное лечение. В УК подчеркивается ведущая роль судебного контроля не только при назначении принудительных мер, но и на протяжении всего процесса их осуществления.


1.3 Виды принудительных мер медицинского характера

Действующий уголовный закон (ст. 99 УК) называет следующие четыре вида принудительных мер медицинского характера:

1) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

2) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

3) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

4) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

По сравнению с УК РСФСР 1960 г. перечень видов принудительных мер медицинского характера более дифференцирован. Указанные меры различаются степенью ограничений, вводимых для больного в зависимости от его состояния, а также интенсивностью лечения и мерами безопасности.

Критерием выбора судом вида принудительной меры медицинского характера является психическое состояние больного, определяющее его опасность для себя или других лиц, возможность повторного совершения общественно опасных поступков.

Законность и обоснованность выбора судом вида принудительного лечения обеспечивается обязательностью проведения по делу предварительного следствия и судебного разбирательства с учетом предусмотренных УПК особенностей. Весьма важное значение имеет и заключение судебно-психиатрической экспертизы о психическом состоянии лица и прогнозе его поведения. Заключение эксперта оценивается судом в совокупности с другими доказательствами.

Верховный Суд РФ в определении по делу В. указал, что вопрос о назначении принудительных мер медицинского характера решается судом самостоятельно. Заключение судебно-медицинской экспертизы не является для суда обязательным и учитывается им при оценке всех собранных по делу доказательств. Суд может согласиться с выводами экспертов, но может на основании материалов судебного следствия принять любое другое решение в соответствии со ст. 97 УК РФ.

УК 1996 г. впервые предусматривает принудительную меру медицинского характера, не связанную с помещением лица в стационарное психиатрическое учреждение - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

Предложения о введении такой меры неоднократно высказывались в юридической и судебно-психиатрической литературе.

Определенный положительный опыт применения данной меры накоплен зарубежными странами (например, ФРГ), где эти меры обычно применяются в качестве заключительного этапа стационарного принудительного лечения.

В соответствии со ст. 100 УК РФ амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований для применения принудительных мер медицинского характера, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть применено, в частности, к лицам, способным относительно правильно оценивать свое психическое состояние, соблюдать назначенный режим, имеющим достаточно упорядоченное и организованное поведение, не требующим постоянного контроля со стороны медицинских работников. Этим требованиям в клиническом отношении соответствуют, например, лица, совершившие общественно опасное деяние в состоянии временного расстройства психической деятельности, которое закончилось ко времени производства по делу и не имеет отчетливой тенденции к повторению (например, острый психоз в результате соматического заболевания); лица, страдающие хроническими психическими расстройствами и слабоумием, прошедшие принудительное лечение в стационаре с положительным эффектом, однако нуждающиеся в течение некоторого времени во врачебном контроле с целью предупреждения рецидива заболевания.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра применяется также к лицам, совершившим преступление в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, но влияющего на характер их поведения (психопатии, легкие формы олигофрении, органические поражения мозга, невротические состояния и др.), а также к лицам, нуждающимся в лечении от алкоголизма и наркомании. Спецификой лечения данной категории лиц является возможность его соединения с наказанием.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра предполагает регулярное наблюдение лица врачом учреждения, осуществляющего амбулаторную психиатрическую помощь по месту жительства больного или по месту отбывания наказания.

Регулярное наблюдение осуществляется путем периодического осмотра лица врачом-психиатром, выполнения необходимых лечебных назначений и оказания социальной помощи. Если амбулаторное наблюдение не связано с исполнением наказания в виде лишения свободы, оно имеет несомненное преимущество по сравнению с принудительным лечением в стационаре, так как дает возможность сохранить привычный для больного образ жизни.

Согласно Методическому письму Министерства здравоохранения РФ от 23 июля 1999 г. в случае уклонения лица от прохождения назначенного амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра и совершения им действий, затрудняющих обследование (длительное отсутствие по месту жительства, оказание сопротивления и совершение других действий, угрожающих жизни и здоровью медицинских работников, попытки скрыться от них), медицинскому персоналу предоставлено право прибегать к помощи сотрудников милиции.

В случае изменения психического состояния лица, требующего его стационарного лечения, судом по представлению комиссии психиатров может быть изменен вид этой принудительной меры на принудительное лечение в стационаре.

Применение принудительных медицинских мер относится к исключительной компетенции суда (п. 2 ч. 2 ст. 29 УПК). Понятие «применение» охватывает назначение этих мер, их исполнение, продление, изменение их вида, прекращение (отмену).

Отметим, что необходимо различать применение принудительных мер по отношению к лицам, страдающим тяжелыми психическими расстройствами, и лицам с психическими расстройствами, не относящимися к разряду тяжелых. Тяжелое психическое расстройство исключает возможность назначения и отбывания наказания, тогда как к лицам с психическими расстройствами, которые не являются тяжелыми, принудительные медицинские меры применяются наряду с наказанием и по месту его отбывания.

Принудительное лечение лиц с тяжелыми психическими расстройствами.

К тяжелым относятся психические расстройства (болезненные нарушения психики), лишающие больного способности к осознанно-волевой регуляции поведения. В законе утрата указанной способности выражена формулировкой о невозможности лица «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими».

Наличие у лица тяжелого психического расстройства во время совершения им общественно-опасного деяния обусловливает невменяемость этого лица. Если такое психическое расстройство имеется у лица во время совершения общественно-опасного деяния, то это лицо признается невменяемым (ст. 21 УК) решением суда на основании заключения экспертов-психиатров. Невменяемые не подлежат уголовной ответственности и наказанию, поскольку в их деяниях отсутствует вина. Тяжелое психическое расстройство может наступить у человека и после того, как он совершил преступление во вменяемом состоянии, но до того, как суд вынес приговор. В этом случае субъект виновен в совершении преступления и подлежит уголовной ответственности. Однако, он не может быть подвергнут наказанию. Препятствием служит появившееся во время производства по делу тяжелое психическое расстройство. Поэтому заболевший освобождается судом от наказания и может быть направлен на принудительное лечение (ст. 81 УК). Если заболевание носит временный и обратимый характер, то по выздоровлении или, по меньшей мере, после такого улучшения психического состояния заболевшего, когда он вновь обретает способность осознавать свои действия и руководить ими он может подлежать наказанию при условии, что к тому моменту не истекли предусмотренные уголовным законом сроки давности.

Наконец, в ряде случаев тяжелое психическое расстройство наступает у осужденного во время отбывания наказания (ст. 81 УК). Если расстройство является хроническим и препятствует отбыванию наказания, то осужденный освобождается судом от дальнейшего отбывания наказания и к нему могут быть применены принудительные медицинские меры.

Основания назначения принудительных мер медицинского характера, их продления, изменения и отмены, виды принудительных медицинских мер, цели их применения, а также круг лиц, к которым они могут применяться, установлены главой 15 УК.

Повторим, что круг лиц с тяжелыми психическими расстройствами, к которым применяются эти меры, состоит из трех категорий субъектов общественно-опасного деяния: невменяемые; лица, заболевшие тяжелым психическим расстройством после совершения преступления, но до вынесения приговора; лица, заболевшие указанным расстройством во время отбывания наказания.

Действующий с 1 января 1997 г. российский УК несколько изменил систему видов принудительных мер медицинского характера по сравнению с предшествующим ему УК РСФСР 1960 г. Прежний уголовный Закон тоже предусматривал три типа психиатрических стационаров, предназначенных для принудительного лечения (хотя и под иными наименованиями). Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра — принципиально новый для России вид принудительного лечения лиц с тяжелыми психическими расстройствами. Он не был известен предыдущему УК. При подготовке действующего Уголовного кодекса РФ сторонники этого вида принудительного лечения особо подчеркивали, что его введение предоставит возможность направлять на амбулаторное лечение тех больных, которых ранее из-за отсутствия альтернативы приходилось помещать в стационар. Появление амбулаторного лечения позволяет тем самым сузить сферу принуждения в практике применения принудительных медицинских мер. Следовательно, новый вид принудительного лечения направлен на защиту прав и свобод психически больных. Причем делается это не за счет ослабления гарантий безопасности, ибо в случаях, когда амбулаторная мера оказывается неадекватной той степени опасности, которую представляет больной для себя или окружающих, вид принудительного лечения можно изменить на стационарный, не дожидаясь, пока больной совершит новое общественно-опасное деяние.

Целями принудительных мер медицинского характера согласно ст. 98 УК являются излечение больного или улучшение его психического состояния (поскольку не все психические расстройства полностью излечимы) и, кроме того, предупреждение совершения данным лицом новых общественно-опасных деяний (цель профилактики повторных опасных действий).

Применение, принудительных мер медицинского характера возможно лишь при наличии следующих обязательных условий:

1. Совершение деяния, запрещенного уголовным законом;

2. Совершение этого деяния данным лицом;

3. Наличие у этого лица во время совершения деяния и (или) после его совершения тяжелого психического расстройства (согласно терминологии закона, это такое расстройство, которое не позволяет лицу «осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими»);

4. Наличие обусловленной психическим расстройством опасности больного (его «опасности для себя или других лиц либо возможности причинения им иного существенного вреда» — по терминологии закона);

5. Отсутствие хотя бы одного из перечисленных обстоятельств исключает применение принудительных медицинских мер.

От принудительных мер медицинского характера следует отличать недобровольную психиатрическую госпитализацию лиц с тяжелыми психическими расстройствами, не совершавших общественно-опасное деяние. Основания и порядок недобровольной психиатрической госпитализации определены не УК и УПК, а Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (далее — Закон о психиатрической помощи).

Производство по применению принудительных мер медицинского характера к лицам с тяжелыми психическими расстройствами осуществляется в порядке, установленном главной 51 УПК. Данный раздел УК РФ учитывает специфику этой категории дел и, в частности, необходимость дополнительных правовых гарантий для защиты прав лиц, которые в силу имеющихся у них психических расстройств не в состоянии самостоятельно защищать свои права и интересы. Несмотря на наименование главы 51 «Производство о применении принудительных мер медицинского характера», ее нормы, касающиеся назначения этих мер, распространяются лишь на невменяемых и тех, у которых тяжелое психическое расстройство возникло после совершения преступления, но до вынесения приговора. В ином порядке назначается принудительное лечение осужденным с тяжелыми психическими расстройствами.

Порядок назначения принудительных мер медицинского характера по правилам главы 51 УПК РФ состоит в следующем. Обязательным является предварительное следствие. Оно считается оптимальным для всестороннего и полного установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию. Участие защитника является обязательным, также к участию в деле привлекается законный представитель лица, в отношении которого ведется производство (родители несовершеннолетнего, опекун недееспособного, близкие родственники и пр.). В ходе предварительного следствия могут производиться все следственные действия, которые необходимы для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию, а судебно-психиатрическая экспертиза обязательна (п. 3 ст. 196 УПК). Эксперты дают заключение о наличии или отсутствии тяжелого психического расстройства, а в случае его установления — формулируют свои рекомендации относительно принудительных медицинских мер (нуждается ли больной в применении этих мер, и если да, то в каких именно). Экспертное заключение не является обязательным для следователя (как и для суда), который вправе как согласиться, гак и не согласиться с экспертными выводами, отвергнуть их, назначить новую экспертизу и т. п. Однако несогласие следователя (суда) о экспертными выводами должно быть мотивированным и отражаться в процессуальных документах.

Судебное разбирательство в соответствии с главой 51 УПК ведется с обязательным участием прокурора и защитника. На заседании исследуются все собранные по делу доказательства, а также новые доказательства, если они были представлены участниками судебного разбирательства или истребованы по инициативе суда.

Суд выносит постановление о применении принудительного лечения конкретного вида либо о неприменении такого лечения. Если принудительные медицинские меры не применяются к лицу, страдающему психическим расстройством, например, из-за отсутствия; опасности больного или недоказанности совершения им инкриминируемого ему деяния, то суд, прекратив дело, обязан направить копию своего постановления в органы здравоохранения для принятия необходимых мер для «лечения на общих основаниях».

По-иному назначаются принудительные медицинские меры осужденным, заболевшим психическим расстройством во время отбывания наказания. Наличие тяжелого психического расстройства, лишающего больного способности к осознанно-волевой регуляции поведения, препятствует дальнейшему отбыванию наказания и должно быть удостоверено врачебной комиссией по месту отбывания наказания. Заключение врачебной комиссии передается в суд через администрацию учреждения, ведающего исполнением наказания. Суд рассматривает дело в порядке «исполнения приговора» (ст. 397 и 399 УПК) с участием представителя учреждения, ходатайствующего об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания и применении к нему принудительного лечения. Суд выносит решение только по этим двум вопросам, поскольку иные вопросы (прежде всего, касающиеся совершения данным лицом преступления) уже были решены вступившим в силу приговором, на основании которого осужденный отбывает наказание. В судебном заседании могут участвовать адвокат и прокурор. Принудительное лечение назначается судом лишь с одновременным освобождением больного от дальнейшего отбывания наказания и только при наличии всех условий, которые требуются для его назначения (см. выше). Появление во время отбывания наказания психического расстройства меньшей тяжести не освобождает осужденного от отбывания наказания и не может явиться основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Чрезвычайно важная роль при назначении принудительных медицинских мер принадлежит правильному выбору вида принудительного лечения. Наиболее общие положения по этому вопросу содержатся в законе. Вид принудительного лечения выбирается судом на основании экспертных рекомендаций.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (ст. 100 УК) назначается в случаях, когда больной по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар, а все лечебные и иные психиатрические меры, необходимые для достижения целей принудительного лечения, можно реализовать в амбулаторных условиях. Исполняется этот вид принудительного лечения по месту жительства или постоянного пребывания больного. Психиатрическое наблюдение осуществляется путем регулярных осмотров больного — на дому или в психиатрическом учреждении, оказывающем амбулаторную психиатрическую помощь. Больному оказывается также терапевтическая и иная помощь, рекомендуемая ему по состоянию здоровья. Решение об амбулаторном принудительном лечении принимается судом на основании экспертных рекомендаций.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа назначается лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения (ч. 2 ст. 101 УК). Стационары общего типа — это обычные стационары (больницы и стационарные отделения), оказывающие психиатрическую стационарную помощь населению. Принудительное лечение проводится в них наряду с лечением психически больных, не совершивших общественно-опасных деяний, в тех же условиях содержания и наблюдения.

Принудительному лечению в психиатрическом стационаре специализированного типа подлежат лица, которые по своему психическому состоянию требуют постоянного наблюдения (ч. 3 ст. 101 УК). «Специализированностъ» стационара означает, что он предназначен для содержания и лечения исключительно лиц, находящихся на принудительном лечении; пребывание в нем иного контингента психически больных не допускается. Характер наблюдения и ухода в специализированном стационаре ориентирован на особенности поступающих туда пациентов, которые по своему психическому состоянию представляют повышенную опасность. Стационар специализированного типа — это, как правило, специализированное отделение обычной психиатрической больницы.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением назначается лицам, которые по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя или других лиц и требуют постоянного и интенсивного наблюдения (ч. 4 ст. 101 УК). Под «особой опасностью», являющейся отличительной чертой данного контингента больных, в соответствии с научной доктриной (правовой и судебно-психиатрической), а также сложившейся практикой понимается высокая вероятность совершения особо опасных деяний — убийств, тяжких телесных повреждений и пр. Дополнительными признаками «особой опасности» могут служить также систематичность совершения больным опасных деяний, несмотря на применявшиеся в прошлом меры медицинского характера, а также невозможность содержания некоторых больных в иных условиях, кроме условий специально организованного постоянного и интенсивного наблюдения. Поэтому в стационарах специализированного типа обеспечение безопасности возложено помимо врачебного и медицинского персонала также на немедицинскую службу охраны. Она находится в оперативном управлении администрации стационара, но подчинена органам юстиции.

В настоящее время стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением — это самостоятельные психиатрические учреждения (больницы), хотя закон не запрещает создавать такие стационары и в виде специализированного отделения в структуре обычной психиатрической больницы. Всего насчитывается семь таких стационаров, каждый из которых обслуживает несколько регионов (краев, областей и пр.).

Таким образом, в качестве основного признака, положенного в основу выбора вида принудительных мер медицинского характера выступает степень опасности больного для себя и окружающих по принципу — чем выше опасность, тем строже должен быть вид принудительного лечения. Вместе с тем «опасность» является здесь категорией прогностической: опасность психически больного понимается как риск (высокая степень вероятности) совершения этим больным нового общественно-опасного деяния. Тяжесть самого деяния, в связи с которым ведется само производство по применению принудительных мер медицинского характера, должна оцениваться не изолированно, а в общем контексте психического состояния больного. Выбор строгой меры принудительного лечения лишь потому, что больным было совершено тяжкое деяние, неправомерен, ибо такой подход привносит в принудительное лечение элементы наказания, кары за содеянное.

Практике известны случаи, когда к лицу, совершившему тяжкое деяние в состоянии кратковременного психического расстройства, применялись не самые строгие принудительные медицинские меры, а при полном выздоровлении или очень значительном улучшении психического состояния больного ко времени судебного разбирательства, уголовное дело прекращалось без применения принудительного лечения.

Следующим важным моментом, в рамках рассматриваемой темы, является вопрос о правовом положении лиц «находящихся на принудительном лечении». Указанные лица получают те же виды лечебной и иной психиатрической помощи, что и прочие психически больные с аналогичными психопатологическими состояниями. Кроме того, законом предусмотрены дополнительные гарантии, направленные на защиту прав лиц, подвергаемых принудительным медицинским мерам — при их психиатрическом лечении (лечении психических расстройств) не могут применяться хирургические и другие методы, вызывающие необратимые последствия, а также проведение испытаний медицинских средств и методов (ч. 5 ст. 11 Закона о психиатрической помощи).

Лица, находящиеся на стационарном принудительном лечении, пользуются правами пациентов психиатрических стационаров, предусмотренными ст. 37 Закона о психиатрической помощи. На все время пребывания в стационаре они признаются нетрудоспособными и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях (ч. 2 ст. 13 Закона о психиатрической помощи).

Контроль и надзор за учреждениями, проводящими принудительное лечение, осуществляются так же (такими же органами и в том же порядке), как и контроль и надзор за прочими учреждениями, оказывающими гражданам психиатрическую помощь. Контроль осуществляется местными органами самоуправления, органами здравоохранения по подчиненности учреждения, надзор — органами прокуратуры (ст. 45 Закона о психиатрической помощи). Статьей 46 Закона о психиатрической помощи предусмотрена возможность контроля за соблюдением прав граждан при оказании психиатрической помощи со стороны тех общественных объединений, в уставных документах которых закреплен данный вид деятельности. Контроль общественных объединений распространяется на все психиатрические учреждения, осуществляющие принудительное лечение, включая стационары специализированного типа с интенсивным наблюдением.

В случае нарушения прав лиц, находящихся на принудительном лечении, действия, которыми были допущены эти нарушения (действия должностных лиц, врачей, иных работников психиатрических учреждений) могут быть обжалованы по выбору лица, приносящего жалобу, в суд, в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу) по подчиненности психиатрического учреждения или прокурору (ст. 47 Закона о психиатрической помощи). Жалоба может подаваться самим лицом, чьи права нарушены, его представителем, а также организацией, которой законом или ее уставом предоставлено право защищать права граждан (например, Уполномоченному по правам человека в РФ, уполномоченному по правам человека в субъекте РФ). Следует отметить, что до принятия Закона о психиатрической помощи подача рассматриваемой категории жалоб непосредственно в суд законодательством не предусматривалось.

Следующим важным звеном в системе применения принудительных мер медицинского характера является порядок продления этих мер, изменения их вида, а также прекращения (отмены).

В отличие от наказания, время исполнения принудительных мер медицинского характера заранее не устанавливается и не ограничивается каким-либо сроком. Прекращение (отмена) принудительных медицинских мер возможно лишь тогда, когда достигнуты цели их применения, предусмотренные ст. 98 УК РФ. Основания отмены и изменения вида рассматриваемых мер определены законом (ст. 102 УК РФ).

Не имея заранее определенного срока, принудительные медицинские меры должны вместе с тем периодически продлеваться. Согласно ст. 102 УК каждое лицо, находящееся на принудительном лечении, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для прекращения назначенной меры или изменения ее вида. При отсутствии необходимости в отмене или изменении вида принудительного лечения администрация учреждения, осуществляющего это лечение, представляет в суд врачебное заключение о его продлении. Первое продление производится судом по истечении шести месяцев, а последующие — ежегодно.

Судебная процедура продления призвана служить важной правовой гарантией от необоснованного затягивания сроков принудительного лечения. Судебный порядок продления принудительных мер медицинского характера был введен новым УК РФ. УК РСФСР, действовавший, как уже говорилось, до 1997 г., предусматривал судебный порядок лишь отмены принудительных медицинских мер или изменения их вида, но не продления, которое производилось врачебными комиссиями, регулярно освидетельствовавшими всех лиц,

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Применение принудительных мер медицинского характера, связанных с изоляцией от общества". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 535

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>