Дипломная работа на тему "Преступления, связанные с причинением вреда здоровью"

ГлавнаяГосударство и право → Преступления, связанные с причинением вреда здоровью




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Преступления, связанные с причинением вреда здоровью":


План

Введение

Глава 1. Понятие и виды умышленного причинения вреда здоровью

§ 1. Уголовно-правовой анализ понятия «вред здоровью»

§ 2. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

§ 3. Умышленное причинение средней тяжести и легкого вреда здоровью

Глава 2. Привилегированные виды причинения вреда здоровью

§1. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности

§2. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Заключение

Список использованной литературы

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые работы по требуемой вам теме. Правильное написание дипломных работ на заказ в Челябинске и в других городах РФ.

Введение

К преступлениям против здоровья прежде всего относятся причинение вреда здоровью человека той или иной тяжести. Причинение вреда здоровью – это противоправное, совершенное виновно причинение вреда здоровью другого человека, выразившееся в нарушении анатомической целостности его тела либо в нарушении функций органов человека или организма в целом.

В зависимости от тяжести вреда, причиненного здоровью в УК РФ установлена ответственность за причинение: тяжкого, средней тяжести, легкого вреда здоровью. Причинение вреда всегда должно быть результатом противоправного деяния.

Вред здоровью может состоять:

а) в причинении телесного повреждения, вызвавшего видимое нарушение анатомической целостности органов (тканей) организма человека или расстройство его физиологических функций;

б) в том или ином заболевании;

в) в особом патологическом состоянии (шок, кома, гнойно-септическое состояние).

Побои, мучения и истязания не составляют особого вида повреждений являются особым способом посягательства на здоровье человека. Субъективная сторона причинения вреда здоровью может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной виной.

Актуальность темы в настоящее время обусловлена тем, что посягательства на жизнь и здоровье граждан признаются наиболее тяжкими преступлениями, они относятся к числу тех преступных деяний, которые часто вызывают серьезные трудности при расследовании, юридической квалификации и назначении наказания. Эти трудности обусловлены многообразием различных ситуаций совершения таких преступлений, зачастую тщательной подготовкой к преступлению, сокрытием его следов, неясностью мотивов и целей, что нередко приводит к искажению действительных признаков преступления.

Практика свидетельствует, что квалификация деяний, сопряженных с причинением вреда здоровью, противоречива и объективно затруднительна, что требует комплексного исследования как уголовной практики, так и социально-экономических вопросов, оказывающих влияние на рассматриваемые преступления. В этом заключается необходимость дальнейшего углубленного исследования вопросов квалификации преступлений против личности, разработки научных рекомендаций, направленных на совершенствование законодательства и улучшение следственной и судебной практики.

Степень разработанность темы. Отдельные вопросы уголовно-правовой характеристики преступлений, связанных с причинением вреда здоровью подвергались изучению в диссертациях, монографиях, научных публикациях и учебной литературе.

Среди ученых, уделивших особое внимание различным аспектам уголовно-правового исследования сущности причинения вреда здоровью можно назвать: Авдееыв М. И., Бедрина А. М., Безручко Е. В., Быстрова С. А., Коновалова В. С., Мирзаметову А. М., Ситковскую О. Д., Тухбатуллина Р. Р., Шарапова Р. Д. и др.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступлений, связанных с причинением вреда здоровью.

Предмет исследования – Конституция РФ, уголовное и иное законодательство РФ, научная и учебная литература, судебно-следственная практика.

Целью настоящей дипломной работы является постановка и попытка рассмотрения наиболее значимых вопросов в этой области. Последовательно реализованный принцип соотношения теоретических знаний и правоприменительной практики, позволяет получить объективное представление о характере и основных видах преступлений, связанных с причинением вреда здоровью. Необходимо выявить понятие, сущность, отличительные черты и виды преступлений, связанных с причинением вреда здоровью.

Цель исследования поставила необходимость решения следующих задач:

1.  дать уголовно-правовой анализ понятия «вред здоровью»;

2.  рассмотреть сущность умышленного причинения тяжкого вреда здоровью;

3.  проанализировать особенности умышленного причинения средней тяжести и легкого вреда здоровью;

4.  раскрыть сущность причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта;

5.  выявить особенность причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Задачи исследования: более глубокое изучение и анализ причинения вреда здоровью и его видов.

Методология и методы исследования. Теоретико-методологическую основу дипломной работы составляет диалектический метод познания общественных процессов и явлений. При проведении исследования применялись такие частные и специальные методы научного познания, как методы статистического, логического, формально-юридического, функционального, сравнительно-правового и системно-структурного анализа, анкетирование, интервьюирование и обобщение следственной и судебной практики по расследованию и рассмотрению уголовных дел, связанных с преступлениями против личности, а именно с причинением вреда здоровью.

Структура дипломной работы: введение, основная часть, включающая в себя главы и параграфы, заключение, список использованной литературы.

Глава 1. Понятие и виды умышленного причинения вреда здоровью

§ 1. Уголовно-правовой анализ понятия «вред здоровью»

В уголовном законодательстве Российской Федерации предусмотрена ответственность за причинение вреда здоровью человека. Соответствующий термин законодатель ввел в 1996 г., и более чем за десять лет его существования вокруг него не утихают споры. На наш взгляд, понятие «вред здоровью» - одна из противоречивых дефиниций в уголовном праве. Прежде всего это связано с тем, что оно относится к числу междисциплинарных понятий. Им оперируют судебная медицина, а также ряд смежных медицинских наук.

Признак «вред здоровью», которым оперирует законодатель, неоднозначен в своем понимании. «Здоровье есть состояние нормального функционирования органов и систем организма человека, проявляющееся в его физическом и психическом благополучии и обеспечивающее ему жизнедеятельность и социальную активность»[1]. Данное определение демонстрирует единство социального и медицинского аспектов в понятии здоровья. Но строго говоря, насильственные действия причиняют вред не какому-то состоянию, а организму человека как биологической системе (органам, тканям, их физиологическим функциям). Однако употребление термина «здоровье» в тексте закона более предпочтительно. Во-первых, «здоровье» заключает положительную оценку работы организма и потому является противоположностью болезни (патологии), которая выражает как раз суть причиняемого вреда. Во-вторых, понятие «здоровье» способствует раскрытию объекта преступления, поскольку является благом, обеспечивающим нормальную жизнедеятельность человека.

Таким образом, признак «вред здоровью» несет двойную нагрузку. С юридической точки зрения он выражает собственно преступный вред объекту уголовно-правовой охраны (утрата здоровья как блага, условия социальной активности субъекта, в связи с которым существуют общественные отношения по его охране). С медицинской точки зрения он характеризует результат преступного деяния в виде патологических изменений в организме человека.

Вред здоровью имеет количественную и качественную характеристики[2]. Количественная характеристика предусмотрена УК РФ и представляет собой тяжкий вред здоровью, средней тяжести и легкий вред здоровью. Рассматривая качественную характеристику, т. е. характер причиненного вреда здоровью на основании действующего законодательства, мы можем выделить следующие формы причинения такого вреда: телесное повреждение, заболевание, патологическое состояние, физическая боль, физические страдания, психические страдания.

«Телесное повреждение – это вред здоровью другого человека, наступивший в результате нарушения анатомической целостности тела или нарушения нормального функционирования организма либо его органов»[3].

Исторически сложилось так, что термином «телесные повреждения» обозначаются «все виды насильственно причиненного вреда здоровью человека»[4]. Это положение было подвергнуто критике со стороны отдельных представителей судебно-медицинской и юридической науки[5]. Тем не менее ряд авторов до сих пор полагают, что понятия «телесное повреждение» и «вред, причиненный здоровью» являются идентичными[6].

М. И. Авдеев высказывал весьма интересную точку зрения о том, что «термин «телесные повреждения» относится к уголовно-правовым понятиям, так как в медицине такого понятия нет, а есть термины «повреждение», «травма», что не принципиально»[7]. На наш взгляд, термин «телесное повреждение» является синонимом термина «травма». «Травма - воздействие на организм внешних факторов, вызывающих анатомические или физиологические нарушения, общую и местную реакции»[8].

Современная судебная медицина все травмы классифицирует на следующие основные группы с учетом возрастающей интенсивности:

1) ссадины, т. е. нарушения целостности эпидермиса (верхнего слоя кожи);

2) кровоподтеки, т. е. различные по происхождению и интенсивности скопления крови в толще мягких тканей тела или в промежутках между ними;

3) раны, т. е. механические повреждения мягких тканей с нарушением целостности кожных покровов;

4) смещения, т. е. перемещения органов со своего обычного места (например, вывихи);

5) переломы, т. е. повреждение кости или хряща;

6) разрывы, т. е. повреждения мягких тканей, происходящие от внешнего насилия;

7) размозжение, т. е. полное уничтожение целостности органов[9].

По виду агента, вызвавшего повреждение, травмы делятся на механические, термические, химические, электрические, лучевые и т. д..

Травма является наиболее распространенной формой причинения вреда здоровью (83%). Изучение локализации травм позволило выявить, что из всей совокупности наиболее частыми являются: 1) черепно-мозговые травмы; 2) проникающие ранения в грудную и брюшную полость; 3) закрытые повреждения полостных органов; 4) травмы позвоночника; 5) повреждения крупных кровеносных сосудов. Травма жизненно важных органов встречается в 34%, прочих органов - в 66% случаев криминального травматизма.

В связи с вышеизложенным полагаем, что взамен юридического термина «телесные повреждения» следует употреблять термин «травма», широко использующийся в практической медицине. Термин «телесные повреждения» является устаревшей юридической дефиницией, употреблявшейся в УК РСФСР 1960 г. и не отражающей механизма возникающих нарушений. Мы допускаем употребление термина «повреждение» в юридической литературе и в судебной практике в тех случаях, когда употребление термина «травма» стилистически нецелесообразно (например, повреждение крупного кровеносного сосуда.

Заболевание – болезнь у отдельного человека, случай болезни; возникновение болезни[10]. Соотношение понятий «болезнь» и «заболевание» не является строго определенным, так как объем их содержания произвольно изменяется в разных контекстах. Применительно к познанию природы и сущности процессов и состояний, отличных от здоровья, обычно употребляется более широкое понятие «болезнь», приобретающее значение философской категории, которая определяет болезнь как биологически-социальное явление на основе синтеза знаний философии и естественных наук. В то же время понятия «болезнь» и «заболевание» в узком смысле употребляются как синонимы. Общие закономерности возникновения и развития какой-либо болезни конкретизированы в отдельных заболеваниях. Если с изучением болезней связана разработка самых общих принципов их классификации, диагностики, профилактики и лечения, то изучение заболеваний устанавливает роль конкретных условий, определяющих различия в частоте, проявлениях и исходах разных болезней либо одной болезни у лица.

Заболевания «наркомания», «токсикомания» указаны в уголовном законе. Мы полагаем, что перечень заболеваний, с которыми сталкивается судебно-медицинский эксперт при определении тяжести вреда здоровью, более широк и вряд ли подлежит исчерпывающему толкованию.

Патологическое состояние - стойкое отклонение от нормы, имеющее биологически отрицательное значение для организма[11]. В медицинской литературе термин «патологическое состояние» используется и в более широком смысле – для обозначения имеющихся временных, преходящих отклонений независимо от их продолжительности. Часто патологическое состояние является следствием ранее перенесенных травм или заболеваний.

Патологические состояния, обозначенные в п. 6 Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений 1978 г., не отвечают требованиям, предъявляемым Международной классификацией болезней 10-го пересмотра (МКБ-10)[12].

Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. в п. 35 давали перечень угрожающих жизни патологических состояний. Безусловно, данный перечень сложно было назвать исчерпывающим, что отмечалось в работах И. Г. Вермеля, П. П. Грицаенко[13], Л. М. Бедрина[14]. Тем не менее, в настоящее время судебно-медицинские эксперты не имеют правовой возможности применять даже его.

Термин «физическая боль» употребляется в диспозиции ст. 116 УК РФ. Между тем ни УК РФ, ни Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений 1978 г. не раскрывают содержание данного понятия. Наиболее часто в юридической литературе встречается следующее определение: «Боль - своеобразное психофизиологическое состояние человека, возникающее в результате сверхсильных или разрушительных раздражителей, вызывающих органические или функциональные нарушения в организме»[15]. Более корректное определение дает Международная ассоциация по изучению боли: «Боль - неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, сопровождающееся фактическим или возможным повреждением тканей, или состояние, словесное описание которого соответствует подобному повреждению»[16].

По мнению Р. Д. Шарапова, «возникновение болевых ощущений сопровождается рядом объективных изменений в организме, которые затрагивают самые различные функциональные системы (например, дыхательную, сердечно-сосудистую системы). С медицинской точки зрения причинение физической боли является незначительным, но ухудшением состояния здорового организма. Следовательно, физическая боль представляет собой вред здоровью человека, крайней степенью которого может явиться болевой шок»[17]. В связи с этим представляет интерес определение телесных повреждений, данное Обществом русских врачей еще в 1883 г. По их мнению, «телесным повреждением в юридическом смысле называется всякое нарушение физиологических функций или анатомической целостности данного живого человека, начиная от причинения ему незначительной боли до потери важных для жизни органов»[18]. Если в соответствии с современной терминологией заменить в приведенном выше определении Общества русских врачей выражение «телесное повреждение» выражением «вред здоровью», то можно сделать вывод, что даже незначительная боль причиняет здоровью определенный вред. П. А. Дубовец утверждал, что «физическая боль имеет свою материальную основу, что она свидетельствует о нарушении правильного функционирования тканей человеческого организма и о нанесении определенного, хотя иногда и совсем незначительного, ущерба здоровью человека»[19].

По нашему мнению, причинение боли означает причинение вреда здоровью человека. Следует отметить, что боль имеет четыре уровня:

-   ноципцепция (т. е. уровень, с которого начинается формирование болевых ощущений),

-   ощущение боли,

-   переживание боли (или страдание от боли),

-   болевое поведение.

Если буквально толковать уголовный закон, то причинение физической боли, соответствующей любому из вышеперечисленных уровней, является уголовно наказуемым деянием. Более того, объективная оценка физической боли представляет определенную трудность. Это связано со специфичностью болевых симптомов. Следует иметь в виду, что болевые процессы должны выражаться в неприятных ощущениях человека (а это сфера субъективных представлений самого потерпевшего), которые могут быть не всегда адекватны действительному результату деяния обидчика. Косвенным признаком того, что имело место причинение физической боли, может быть обнаружение судебно-медицинским экспертом у освидетельствуемого ссадин, кровоподтеков, небольших поверхностных ран (при условии что они не влекут за собой легкий вред здоровью).

На данный момент сложилась правовая ситуация, в которой лицо подлежит уголовной ответственности за совершение деяния, не имеющего четких границ и критериев его установления. В то же время нецелесообразно исключать уголовную ответственность за данное деяние, поскольку таким образом будет санкционировано причинение физической боли. Уголовное законодательство предусматривает ее причинение в ст. 116 УК РФ.

Учитывая особую природу преступления, ущемляющего не публичные, а частные интересы граждан в сфере особых общественных отношений (бытовых, семейных, дружеских), а также небольшую общественную опасность деяния, законодатель абсолютно верно отнес ст. 116 УК РФ к делам частного обвинения. Одним из оснований привлечения виновного к уголовной ответственности является жалоба (заявление) потерпевшего. Для установления наличия состава преступления имеет значение прежде всего мнение потерпевшего. Мы полагаем, что в данном случае остается полагаться на правильную оценку правоохранительными органами характера действия виновного на предмет установления их реальной способности причинять ощутимую физическую боль любому человеку.

В уголовно-правовой литературе под физическим страданием обычно понимают претерпевание потерпевшим особо мучительной (особенной) боли. Физическое страдание – это боль, которую человек испытывает постоянно в течение более или менее продолжительного времени. Насколько должна быть сильна боль, чтобы признать ее особо мучительной, авторы затрудняются ответить и полагают, что данное понятие в теории уголовного права является оценочным[20]. Выше мы приводили градацию интенсивности боли и полагаем, что она уже включает переживание «мучительной боли».

Р. Д. Шарапов полагает, что «к физическим страданиям относятся также психофизиологические нарушения, истощающие нервную систему человека, вызываемые многократным введением в его организм разного рода психостимуляторов, галлюциногенов, других средств и препаратов наркотического, токсического или психотропного свойства»[21]. На наш взгляд, психофизиологические нарушения – это общее понятие, которое в каждом конкретном случае может представлять собой либо заболевание, либо патологическое состояние.

Отсутствие единого подхода к определению физического страдания на практике нередко приводит к ошибкам в квалификации преступления. Физическое страдание не может иметь четких критериев определения, поскольку не является в отличие от травмы, заболевания, патологического состояния и боли медицинским термином, определяющим вред здоровью. Вследствие этого в компетенцию судебно-медицинского эксперта не входит установление факта причинения физических страданий. Этот факт должны определять правоохранительные органы. Мы полагаем, что если здоровью человека причинен вред, то в любом случае будет иметь место физическое страдание.

Ряд авторов полагают, что физические страдания могут выражаться не только собственно в виде боли, но и в изнурительном физическом недомогании вследствие голода, жажды, охлаждения тела и т. д.[22]. В данном случае, на наш взгляд, термин «физическое недомогание» является более конкретным, нежели термин «физические страдания». Общепринятым является понятие физического недомогания как совокупности субъективных ощущений нездоровья. В том случае, если состояние физического недомогания возникло в результате незаконного воздействия на организм потерпевшего, можно говорить о причинении вреда здоровью. Мы полагаем, что термин «физическое недомогание» следует использовать взамен термина «физическое страдание». Установление физического недомогания должно входить в компетенцию судебно-медицинского эксперта.

Термин «психическое страдание» используется в диспозиции ст. 117 УК РФ. Тем не менее, его определение отсутствует не только на законодательном уровне и в теории уголовного права, но и в судебно-психологической литературе.

Р. Д. Шарапов полагает, что «психические страдания представляют собой концентрированное выражение всех других видов психического вреда с отметкой проявления виновным особой жестокости»[23]. Однако нам представляется спорной его точка зрения, согласно которой «понятие психического страдания является юридическим»[24]. На наш взгляд, понятие «психическое страдание» не должно употребляться в уголовном праве. Совершение любого преступления сопровождается таким страданием для потерпевшего. Выделять таковое только как признак преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ, представляется нецелесообразным. Вполне достаточно, что в гражданском праве существует институт возмещения морального вреда.

Ряд авторов недостаточно четко определяют тот момент, когда вред здоровью возникает не изолированно под воздействием факторов окружающей среды, а только в результате использования данных факторов человеком[25]. В большинстве случаев вред здоровью человека причиняется путем совершения активных действий, однако не исключается возможность причинения вреда здоровью и путем бездействия. В теории уголовного права принято считать, что причинение вреда здоровью человека путем бездействия возможно только в тех случаях, когда лицо было обязано и могло совершить определенные действия, направленные на предотвращение причинения вреда здоровью человека, но не выполнило их. Подобная обязанность следует из предписаний закона или подзаконного акта, устанавливающих соответствующие служебные или профессиональные обязанности, либо из предшествующего поведения лица, создавшего угрозу для здоровья потерпевшего, а также из других оснований. Однако за подобные общественно опасные деяния виновные привлекаются к уголовной ответственности не по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью человека, а по другим нормам УК РФ: ст. 124 УК РФ - за неоказание помощи больному, ст. 125 УК РФ - за оставление в опасности. Поэтому, как показало проведенное нами изучение юридической литературы и материалов уголовных дел, случаи причинения вреда здоровью человека путем бездействия на практике почти не встречаются. Проведенное нами исследование также показало, что вред здоровью, причиненный действиями невменяемых лиц, составил 5%.

Многие указанные противоречия были устранены в Постановлении Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522, в котором дается определение вреда, причиненного здоровью, под которым понимается «нарушение анатомической целостности и физиологической функции органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды»[26]. Однако, считаем, что данное определение вреда здоровью является поверхностным и не раскрывает все стороны и аспекты рассматриваемого понятия.

Таким образом, делая вывод по рассмотренному вопросу отметим, что учитывая негативные тенденции роста насильственной преступности, проблема законодательного закрепления понятия «вред здоровью» с целью единообразного толкования уголовно-правовых норм, использующих медицинские категории, приобретает все большую остроту и значимость. Само понятие «вред здоровью» является комплексным и межотраслевым. Это обусловливает существование различных подходов к изучению данной проблемы. Большинство авторов сходятся во мнении, что в основе определения исследуемого термина должны лежать фундаментальные положения не только юридической, но и медицинской науки.

В связи с этим на основе комплексного анализа понятия «вред здоровью» предлагаем следующую его формулировку.

Вред здоровью – это травма, заболевание или патологическое состояние, физическая боль, физическое недомогание, возникшие в результате действия (бездействия) человека с использованием факторов окружающей среды (механических, физических, химических, биологических, психических и т. д.).

§ 2. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

В соответствии со ст. 41 Конституции РФ[27] здоровье человека как определенное физиологическое состояние организма, при котором его системы, части и органы нормально функционируют, является важнейшим социальным благом и охраняется государством.

В преамбуле Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан[28] здоровье провозглашается неотъемлемым условием жизни общества, а ст. 17 Основ закрепляет право граждан на охрану здоровья и устанавливает необходимые для этого гарантии. Учитывая, что жизнь и здоровье граждан являются высшей социальной ценностью нашего общества, охрана этих благ от преступных посягательств составляет одну из важнейших задач в нашем государстве. Преступное деяние является важнейшим элементом объективной стороны преступления. Теоретически умышленное причинение вреда здоровью может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Однако на практике трудно встретить причинение вреда здоровью в результате бездействия. В умышленных преступлениях начальным моментом преступного действия являются телодвижения, направленные на создание условий для совершения преступления либо непосредственно на причинение вреда субъекту социальной связи.

Конечным моментом преступного действия следует признать наступление вреда здоровью. Установление начального и конечного момента преступного действия необходимо для правильной квалификации содеянного, а следовательно - для дифференциации (особенно когда речь идет о неоконченной преступной деятельности) и индивидуализации ответственности для применения или неприменения уголовного закона, применения амнистии и давности уголовного преследования.

Диспозиция ч. 1 ст. 111 УК РФ относится к таким, которые описывают лишь запрещенные последствия, что позволяет сделать вывод: способ причинения тяжкого вреда здоровью, взятый вне связи с последствиями, не имеет юридического значения. Законодатель предусматривает лишь некоторые способы причинения тяжкого вреда здоровью в качестве квалифицирующих признаков данного преступления. Так, в п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего и в п. «в» - общеопасным способом - отнесено к квалифицирующим признакам, которые в совокупности с признаками основного вида преступления, описанного в ч. 1 ст. 111 УК, характеризуют повышенную опасность деяния сравнительно с основным видом преступления.

Одним из основных признаков тяжкого причинения вреда признается опасность его для жизни человека. Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. Анализ судебной практики свидетельствует, что большая часть причинения тяжкого вреда здоровью признается таковым по признаку его опасности для жизни человека. Опасность для жизни причинения тяжкого вреда здоровью должна определяться судебно-медицинской экспертизой.

Вред, опасный для жизни, может быть причинен человеку и без нарушения анатомической целостности организма. Такого рода случаи могут иметь место, когда для причинения вреда здоровью, например, используются радиоактивные вещества, спрятанные в рабочем или жилом помещении, разновидности биологического или токсинного оружия либо когда человек вводится в состояние длительного гипнотического или замещенного (зомбированного) сознания.

«Под потерей органа либо утратой им функций понимается:

а) потеря руки, ноги, т. е. отделение их от туловища или утрата ими функций (например, в результате паралича). К потере руки или ноги приравнивается утрата наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы). Кроме того, подобная потеря расценивается как тяжкий вред здоровью и потому, что влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети;

б) повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности (потерю способности к совокуплению, оплодотворению, вынашиванию и деторождению); в) потерю одного яичка, являющуюся утратой органа»[29].

Положения УК РФ, определяя понятие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, указывают на потерю речи, слуха или какого-либо другого органа или утрату органом его функций.

Под потерей зрения следует понимать как постоянную и полную слепоту на оба глаза, так и постоянную утрату способности различать очертание предметов на близком расстоянии при сохранении глаз, т. е. такое состояние, когда имеется снижение зрения до остроты 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения), потеря зрения на один глаз является утратой органом его функций и относится также к тяжкому вреду.

Под потерей речи следует понимать необратимую утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо необратимую потерю голоса. Под потерей слуха следует понимать постоянную полную глухоту на оба уха или необратимую утрату способности слышать разговорную речь даже на близком расстоянии (3-5 см от ушной раковины). Односторонняя полная глухота на одно ухо, как утрата органом его функций, относится к тяжкому вреду здоровью.

Ранее действовавшие Правила производства судебно-медицинских экспертиз[30] содержали исчерпывающий перечень органов, утрата которых либо их функции подпадают под признаки тяжкого вреда. Здесь следует отметить, что в силу того, что Департаментом регистрации и контроля за ведомственными нормативным актами Минюста России отказано в государственной регистрации указанных Правил производства судебных экспертиз в связи с их противоречием действующему законодательству. Образовался правовой вакуум. Тем не менее судебная практика по-прежнему ориентируется на положения указанных Правил. В связи с этим считаем необходимым предложить законодателю разработать новые правила производства судебных экспертиз.

Продолжая анализ тяжкого вреда здоровью, отметим, что утрата внутренних органов должна рассматриваться как причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Поэтому при причинении тяжкого вреда здоровью в связи с утратой тех или иных органов речь может идти о потере руки, ноги, половых органов, органов речи, слуха и зрения. Под потерей руки и ноги понимается как их полное отделение от туловища, так и утрата наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы).

Относя прерывание беременности к тяжким телесным повреждениям, законодатель исходил из опасности этого деяния, из важности охраны интересов матери, учитывал, что прерывание беременности лишает женщину возможности быть матерью, причиняет ей моральный и физический вред, а иногда влечет утрату способности к деторождению. Для того чтобы прерывание беременности можно было квалифицировать по ст. 111 УК РФ, необходимо установить, что оно было обусловлено насильственными действиями; ему могут предшествовать причинение вреда средней тяжести, легкого вреда здоровью, побои, истязание. Но это могут быть и иные действия, направленные на изгнание плода из чрева матери, которые сами по себе не содержат признаков какого-либо преступления. Необходимо установить, что беременность была прервана именно этими действиями, а не какими-либо индивидуальными особенностями организма потерпевшей.

Законодатель в ч. 1 ст. 111 УК РФ ничего не говорит о заведомости для виновного состояния беременности; он говорит лишь о прерывании беременности как об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Из этого также следует, что беременность потерпевшей осознается на основе тех же данных, что и в случае посягательства на жизнь женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Психическое расстройство может быть следствием физической травмы, психического потрясения, инфекции, отравления и т. д. К психическим расстройствам следует отнести любое душевное заболевание независимо от тяжести, продолжительности, излечимости или неизлечимости. Однако к тяжкому вреду, причиненному здоровью, нельзя отнести расстройство нервной деятельности (неврозы, психастения, истерия и т. п.). Психическое расстройство должно находиться в причинно-следственной связи с полученной травмой. Заболевание наркоманией либо токсикоманией. Наркомания - болезненное пристрастие к потреблению наркотических средств, а токсикомания - злоупотребление веществами, не признанными в качестве наркотических, с целью одурманивания. Впервые законодатель заболевания наркоманией либо токсикоманией как результат противоправных деяний отнес к признакам тяжкого вреда здоровью. Для установления диагноза наркомании либо токсикомании необходима судебно-наркологическая или судебно-токсикологическая экспертиза.

Отнесение неизгладимости обезображивания лица к тяжким телесным повреждениям обусловлено тем, что оно придает лицу потерпевшего отталкивающий вид. Такие повреждения выражаются в удалении носа, губ, ушей, в ожогах лица горячей водой, кислотами, щелочью и т. д. Данные повреждения порой не причиняют серьезного вреда здоровью, однако обрекают потерпевших на душевные переживания.

Как признак тяжкого телесного повреждения эти повреждения должны быть, во-первых, неизгладимыми и, во-вторых, обезображивать лицо. Под неизгладимостью следует понимать такое повреждение, которое неустранимо обычными методами лечения. Нарушение симметрии лица, глубокие шрамы и т. д. на основе общепринятых эстетических представлений о нормальной внешности человека также могут быть отнесены судом к обезображиванию лица. Приведем случай из практики: В сентябре 2007 года гр-н В. шел по улице, где его остановили трое подростков, которые без причин повалили его на землю и стаи наносить удары по всем частям тела, в том числе по лицу и голове, в результате чего у В. На лице остались глубокие шрамы. Была проведена судебно-медицинская экспертиза, по результатам которой было установлено, что гр-ну В. причинен тяжкий вред здоровью, на лице В. имеются неизгладимые шрамы[31].

Итак, вопрос об обезображивании лица - не медицинский. В основе его лежат эстетические моменты, его решают органы правосудия. Медики решают вопрос об изгладимости или неизгладимости данного повреждения.

Расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности. Утрата трудоспособности - наиболее распространенное последствие тяжкого вреда здоровью. Стойкая утрата общей трудоспособности устанавливается по официальной таблице Минздрава России, используемой для определения утраты трудоспособности в результате различных травм (приложение к Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью). Эти размеры устанавливаются при окончательно определившемся исходе повреждения, как правило, после заживления (окончания лечения).

Под общей трудоспособностью принято понимать совокупность врожденных и приобретенных способностей человека к деятельности, направленной на получение социально значимого результата в виде определенного продукта, изделия или услуги. Это способность лица выполнять различного рода трудовые операции, требующие как особой квалификации, так и неквалифицированного труда. Стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Наряду со стойкой утратой общей трудоспособности законодатель впервые к признакам тяжкого вреда здоровью относит полную утрату профессиональной трудоспособности.

Под профессиональной трудоспособностью следует понимать способность человека к выполнению определенного объема и качества работ по конкретной профессии. Полная утрата профессиональной трудоспособности является признаком тяжкого вреда здоровью. При полной утрате профессиональной трудоспособности лицо утрачивает возможность выполнять работу по избранной специальности, хотя оно может выполнять другую работу. Если лицо имеет несколько профессий, то в этом случае судебно-медицинская экспертиза исходит из факта утраты основной профессии (которую считает таковой сам потерпевший). Лицам, здоровью которых причинен вред в период обучения, степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается по той профессии, которой они обучались.

Наличие предумышленной направленности деяний на то, чтобы лишить человека профессиональной трудоспособности, - необходимое условие привлечения виновного по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной в виде прямого и косвенного умысла. Лицо осознает, что совершает деяние, опасное для здоровья другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает либо сознательно допускает причинение такого вреда или безразлично относится к факту его причинения.

При косвенном умысле ответственность наступает в зависимости от фактически причиненного вреда здоровью потерпевшего независимо от того, что виновный (при его совершении) допускал возможность наступления более тяжкого вреда здоровью. Аналогично следует решать вопрос о квалификации содеянного, если виновный действует с неконкретизированным умыслом. Если же умысел конкретизирован и направлен на причинение тяжкого вреда здоровью, но по не зависящим от него обстоятельствам был причинен средней тяжести или легкий вред, то содеянное должно квалифицироваться как покушение (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 111 УК РФ). Мотивы, цель данного преступления могут быть разнообразными.

Субъект преступления - любое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Законодатель в ч. 2, 3 и 4 ст. 111 УК РФ предусматривает квалифицирующие признаки, которые, дополняя основное преступление, дают основание повысить уровень ответственности.

К квалифицирующим признакам относятся:

Те же деяния, совершенные: а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии; в) общеопасным способом; г) по найму; д) из хулиганских побуждений; е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего. (ч. 2 ст. 111 УК РФ).

А также, деяния, предусмотренные частями первой или второй ст. 111 УК РФ, если они совершены: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении двух или более лиц (ч. 3 ст. 111 УК РФ).

В соответствии со ст. 4 ст. 111 УК РФ деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей ст. 111 УК РФ, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, также отнесены к квалифицирующим признакам.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга. (п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ). Действующее законодательство предусматривает повышенную ответственность за причинение вреда здоровью в случаях, когда это преступление связано с посягательством на потерпевших двух категорий: на гражданина, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, либо на его близких.

Под служебной деятельностью следует понимать основанные на законе действия лица, входящие в круг его служебных полномочий. При этом не имеет значения, где работал потерпевший - в государственных или иных организациях. Незаконная деятельность потерпевшего исключает возможность привлечения виновного по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК РФ.

Общественный долг – это и специально возложенные обязанности, и добровольные действия в интересах общества или отдельных лиц (охрана порядка в общественных местах, пресечение нарушений порядка или норм морали, деятельность депутатов, их помощников, присяжных заседателей, сообщение властным структурам региона или Федерации о готовящемся либо совершенном тяжком преступлении и т. п.).

Под близкими (вторая категория потерпевших) следует понимать не только родственников по восходящей и нисходящей линиям, но и других лиц, близких потерпевшему по каким-либо иным причинам (дружба, любовь, уважение и т. п.). Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении рекомендует к близким потерпевшему лицам, наряду с близкими родственниками, относить иных лиц, состоящих с ним в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых заведомо для виновного дороги потерпевшему в силу сложившихся личных отношений[32].

В отличие от ч. 2 ст. 108 УК РСФСР в п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ помимо мучения и истязания предусмотрено причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, издевательством, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Понятие «особая жестокость» - более точное, более широкое; оно является родовым по отношению к понятиям «издевательство» и «мучения». Очевидно, поэтому в п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ законодатель говорит лишь об особой жестокости убийства. Признак особой жестокости проявляется и в случаях умышленного причинения вреда здоровью путем мучений, когда в процессе совершения преступления виновный применяет пытки, истязания жертвы, причиняет ей страдания (например, в течение длительного времени лишает пищи, воды, тепла, оставляет во вредных для здоровья условиях).

К особой жестокости следует отнести и случаи, когда виновный совершает преступление в присутствии близких потерпевшему лиц.

Причинение тяжкого вреда здоровью, сопряженное с издевательством над потерпевшим, означает, что виновный глумится над жертвой, сопровождает свои деяния оскорблениями и т. п.

Роль судебно-медицинской экспертизы - выявить причины наступления тяжкого вреда здоровью, количество и локализацию ранений, характер и время их нанесения, если речь идет о глумлении над жертвой. Заключение экспертов суд должен оценить наряду с другими доказательствами по делу. Вывод суда о возможности квалификации содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 111 УК РФ должен базироваться на анализе всех объективных и субъективных признаках преступления. Необходимо установить умысел на особую жестокость, издевательство или мучения.

Совершение рассматриваемого преступления общеопасным способом (п. «в» ч. 2 ст. 111 УК РФ).

Под общеопасным способом следует понимать такой способ причинения тяжкого вреда здоровью, который «заведомо для виновного представляет опасность для жизни не только потерпевшего, но хотя бы еще одного лица (например, путем взрыва, поджога, производства выстрелов в местах скопления людей, отравления воды и пищи, которыми, помимо потерпевшего, пользуются другие люди)»[33].

Законодатель в п. «г» ч. 2 ст. 111 УК РФ предусматривает лишь совершение рассматриваемого преступления по найму, в то время как в п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ наряду с корыстными побуждениями к квалифицирующим признакам относится убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом. Дело в том, что в этих случаях причинение тяжкого вреда здоровью является отягчающим обстоятельством разбоя (п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ) и вымогательства (п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ), а бандитизм охватывает корыстные и некорыстные посягательства на здоровье, и содеянное квалифицируется лишь по ст. 209 УК РФ.

Пункты «д» и «е» УК РФ предусматривают уголовную ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью из хулиганских побуждений и по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Впервые законодатель отнес к квалифицирующим признакам умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК). Данное преступление совершается для того, чтобы подавить сопротивление или изъять у него (против воли) какой-либо орган или ткань.

По объективным признакам данное преступление может совпасть с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и повлекшего за собой утрату какого-либо органа (ч. 1 ст. 111 УК РФ). Отличие их состоит в субъективном признаке: специальная цель использования органов или тканей потерпевшего. Под использованием следует понимать трансплантацию органов или тканей, т. е. их пересадку.

Данное преступление следует отличать от принуждения к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, предусмотренного ст. 120 УК РФ, которое охватывает не более чем побои, причинение легкого либо средней тяжести вреда здоровью.

В положениях ч. 4 ст. 111 УК РФ выделено в особо квалифицирующий признак причинение тяжкого вреда здоровью, предусмотренное ч. 1-3 ст. 111 УК РФ, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. На практике далеко не просто решить вопрос квалификации содеянного по ч. 4 ст. 111 УК РФ и отграничить данное преступление от умышленного убийства и неосторожного причинения смерти.

Анализ этого преступления показывает, что законодатель, моделируя его, прибегает к объединению умышленного и неосторожного преступления, учитывая существующие устойчивые связи и зависимости. Эти преступления могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом они образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием.

Вину в рассматриваемом преступлении можно определить как качественно определенное сочетание в рамках единого психологического процесса умышленного отношения лица к причинению тяжкого вреда здоровью и неосторожного – к производному от него последствию – смерти потерпевшего.

«Преступления с двойной формой вины предполагают жесткую причинную связь между выполнением виновным действий, содержащих признаки основного преступления, и наступлением дополнительных, производных последствий»[34]. Эти последствия могут быть вменены в вину лицу лишь в случае, если они обусловлены совершением основного преступления. Если основное преступление - материальное (ч. 1 ст. 111 УК РФ), то причиной преступления является не само действие, а наступившие после его совершения последствия. В рассматриваемом преступлении причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, и является причиной смерти потерпевшего. Если эти последствия не укладываются в единую линию развития причинной связи, то содеянное следует квалифицировать по совокупности статей, а не по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью может рассматриваться в качестве оконченного преступления (при наличии признаков, описанных в ч. 1, 2, 3 ст. 111 УК РФ) при причинении реальных вредных последствий. Но в ряде случаев развитие причинной связи в этих преступлениях не ограничивается причинением тяжкого вреда здоровью, и тогда наступает производное последствие - смерть потерпевшего, не входящая в содержательную сферу умысла виновного. Здесь первое последствие и причинная связь между ним и противоправным деянием субъекта находятся в рамках основного умышленного преступления, а дополнительные последствия и причинная связь его с основным преступлением - за пределами умысла, а следовательно, и за пределами основного преступления, и охватываются неосторожной формой вины. Эта характерная особенность сложного составного преступления, предусмотренного ч. 4. ст. 111 УК РФ, отличает его от оценочных признаков, присущих идеальной совокупности преступлений.

Преступление с двумя формами вины (двойной формой вины) является умышленным, что предопределено умышленной формой вины в основном преступлении. В свою очередь, отнесение рассматриваемого преступления к умышленным обусловливает его характеристику как особо тяжкого, что меняет правовой статус лица. Двойная форма вины в рассматриваемом преступлении может проявиться в одном из четырех сочетаний: прямой умысел - преступное легкомыслие; прямой умысел - преступная небрежность; косвенный умысел - преступное легкомыслие; косвенный умысел - преступная небрежность. Из сказанного видно, что причинение тяжкого вреда здоровью может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Применительно к рассматриваемому преступлению предметом сознания как элемента умысла являются те фактические обстоятельства, из которых складывается общественно опасное деяние и его социальные свойства. Сознание виновного охватывает главный социальный признак преступного деяния - его общественную опасность. Общественно опасным будет такое деяние, которое по своим фактическим свойствам способно причинить противоправный тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего. Субъект данного преступления может лишь в общих чертах сознавать, что его деяния могут причинить такой вред. Разумеется, осознание лицом объекта преступления не равнозначно его юридической определенности, тем не менее важно, что оно понимает характер совершаемого деяния и хотя бы в общих чертах сознает, что посягает на здоровье и жизнь потерпевшего. Осознанию общественно опасного характера содеянного помогает и понимание социального значения всех фактических свойств совершаемого деяния (места, времени, способа, обстановки совершаемого преступления).

Вторым интеллектуальным признаком прямого умысла является предвидение причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Предвидение в этом случае - это мысленное представление о том вреде здоровью, который будет причинен его деянием, и осознание причинно - следственной зависимости между деянием и наступившими последствиями в виде тяжкого вреда здоровью. При совершении данного преступления с прямым умыслом виновный предвидит реальную, конкретную, а не абстрактную возможность причинения такого вреда. Так, если лицо советует другому лицу идти не через перевал, а опасной горной тропой, с надеждой, что этот человек упадет и покалечится, то в этом случае данные действия нельзя признать совершенными с прямым умыслом. Законодатель такое предвидение связывает с возможностью или неизбежностью наступления общественно опасных последствий.

Волевой элемент прямого умысла данного преступления - желание наступления вредных последствий для здоровья потерпевшего. Воля лица в этом случае выражается в регулировании им своего поведения, что требует определенных усилий для преодоления препятствий на пути к причинению вреда здоровью. Желание наступления вреда здоровью может выступать в качестве конечной цели, когда само причинение вреда (тяжкого вреда) здоровью является представлением о желаемом результате, к достижению которого стремится виновный, посягая на здоровье потерпевшего. Желание может выступать в рассматриваемых преступлениях также в качестве промежуточного этапа на пути к достижению конечной цели (например, когда причиняется вред здоровью из корыстных побуждений).

В соответствии с ч. 3 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и, хотя не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Как видно из этого определения, сознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по своему содержанию не отличается от аналогичного признака прямого умысла. Характер предвидения, как интеллектуальный элемент косвенного умысла, отличается от интеллектуального элемента прямого умысла рассматриваемого преступления тем, что виновный предвидит только возможность, но не неизбежность причинения вреда здоровью.

В уголовно - правовой литературе возможность наступления последствий определяют как «реальную». О реальной возможности наступления вреда здоровью следует говорить в случаях, когда виновный считает этот вред закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Если же виновный осознает закономерность наступления вреда здоровью во многих других аналогичных случаях, но не распространяет ее на данную конкретную ситуацию, то здесь скорее всего должна идти речь лишь о предвидении абстрактной возможности причинения вреда здоровью. Сознательное допущение вреда здоровью совместимо только с предвидением реальной, а не абстрактной возможности причинения такого вреда.

В юридической литературе общепризнанным является отличие прямого и косвенного умысла в волевом элементе - сознательном допущении общественно опасных последствий либо в безразличном к ним отношении. При косвенном умысле воля лица пассивна по отношению к причинению возможного вреда здоровью. Это и позволяет определять посягательства на здоровье с косвенным умыслом как менее опасные.

Сознательное допущение наступления тяжкого вреда здоровью - специфическая форма положительного отношения к его последствиям. В этом случае у виновного отсутствует заинтересованность в причинении вреда здоровью, он лишь сознательно его допускает. Если был причинен тяжкий вред здоровью, то необходимо установить, что виновный сознательно, то есть намеренно допускал развитие причинной связи, которая обусловила наступление таких последствий. В этом наблюдается сближение волевых элементов прямого и косвенного умысла.

Изучение судебной практики показывает, что порой суды и следственные работники, исходя из наступившей смерти потерпевшего, квалифицируют содеянное без достаточных к тому оснований как убийство, хотя налицо признаки преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 111 УК РФ. Такая квалификация чаще обусловлена тяжким последствием – смертью потерпевшего, отсутствием тщательного анализа фактических обстоятельств дела и установления умысла, направленного на причинение смерти.

К. был осужден судом Кабардино - Балкарской Республики за убийство своей сожительницы М. по п. «г» ст. 102 УК РСФСР. Придя ночью к М., осужденный К. застал у М. А., оба были в нетрезвом состоянии. Ударив М. по лицу, К. пошел домой. Дома, взяв резиновый шланг, он вернулся к М., выгнал А. из квартиры М., стал ее избивать сначала шлангом, а потом - клинком кухонного ножа (плашмя). К. нанес М. 80 ссадин и 107 кровоподтеков, причинив легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. В ходе избиения К. ударил потерпевшую по голове, причинив тяжкое телесное повреждение. Виновный утверждал, что, когда он уходил из дома М., она была жива и что о ее смерти он узнал, придя к ней утром. О том, что К. не желал убить М., свидетельствует и то, что он не использовал нож как непосредственное орудие убийства, хотя этому ничто не препятствовало. Учитывая данные обстоятельства, заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации содеянного К. с п. «г» ст. 102 на ч. 2 ст. 108 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РСФСР протест удовлетворил[35].

В судебной практике можно встретить и ошибки обратного характера, когда содеянное квалифицируется как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, в то время как фактические обстоятельства дела свидетельствуют о наличии умысла, направленного на причинение смерти.

Б. был осужден по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР за то, что он после совместного распития спиртного и очередной ссоры со своей сожительницей М. ударил ее несколько раз ломиком по голове, облил нитроэмалью и бросил на нижнюю часть тела спичку. В результате ей были причинены тяжкие, опасные для жизни телесные повреждения в виде ожогов, покрывших 70 процентов поверхности тела. Ожоги повлекли воспаление легких, печени, мягкой мозговой оболочки, ампутацию ног. На десятый день после случившегося потерпевшая скончалась.

Президиум Верховного Суда РСФСР по протесту заместителя Генерального прокурора отменил приговор, направив дело на новое рассмотрение. В протесте обращалось внимание на то, что Б. дважды ударил потерпевшую ломиком по голове, облил ее нитроэмалью и поджег - все это свидетельствует о том, что он желал смерти потерпевшей, то есть действовал с прямым умыслом на лишение жизни М[36].

Со всей очевидностью можно сказать: ошибка в квалификации содеянного была обусловлена тем, что суд, решая вопрос о содержании умысла виновного, не учел, в частности, способ, характер орудия преступления, локализацию ранений и т. д.

Если смерть потерпевшего наступает в результате причинения тяжкого вреда здоровью по неосторожности, то содеянное следует квалифицировать лишь как причинение смерти по неосторожности. Квалифицировать содеянное по ч. 4 ст. 111 УК РФ можно лишь в случае, если тяжкий вред здоровью был причинен умышленно.

В уголовно - правовой литературе уже значительное время отмечается, что ошибки в квалификации содеянного как причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть по неосторожности, либо как убийства вызваны неправильным представлением о моменте наступления смерти. Так, А. А. Пионтковский и В. Д. Меньшагин еще в 1955 г. отмечали, что порой содеянное квалифицируется как убийство только потому, что смерть потерпевшего от причиненного тяжкого телесного повреждения наступает немедленно, и, наоборот, - как тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, когда смерть наступает спустя какое-то время[37]. К сожалению, такой подход к решению вопроса о форме вины по отношению к наступлению смерти имеет место и в современной практике[38]. Необходимо помнить, что, признавая смерть потерпевшего вторичным, производным, дополнительным последствием, нельзя отдаленность его от деяния обусловливать обязательным разрывом во времени, - такого разрыва может и не быть, смерть может наступить немедленно. И, наоборот, ответственность за убийство может наступить после значительного разрыва во времени между нанесенным потерпевшему тяжким вредом здоровью и наступившей смертью. В этих случаях решение вопроса о правильной квалификации содеянного надо увязывать с установлением характера телесных повреждений, наносимых в жизненно важные органы человеческого тела, когда виновный сознает несовместимость причиняемых им повреждений с жизнью потерпевшего. О том, что телесные повреждения опасны для жизни человека и что это известно каждому вменяемому и достигшему определенного возраста, свидетельствуют, например, обширные повреждения головы. С. В. Бородин пишет, что «характер таких повреждений вполне понятен, так как по направленности, интенсивности и по примененным средствам (орудиям) исключается какой-либо иной, кроме смертельного, исход»[39].

Определенную трудность представляет порой разграничение рассматриваемого преступления и причинения смерти по неосторожности, так как в этих случаях смерть наступает по неосторожности и ей предшествуют насильственные действия. Во-первых, такая ошибка может быть обусловлена тем, что предшествовавшие умышленные действия приобретают решающую роль в оценке содеянного. При этом забывается, что умышленные действия должны причинить умышленный тяжкий вред здоровью.

Характерной в этом плане является ошибка в квалификации по делу К., осужденного по ч. 2 ст. 108 и ч. 1 ст. 206 УК РСФСР. К. был признан виновным в том, что, находясь в нетрезвом состоянии, из хулиганских побуждений нанес удар В. кулаком в лицо, отчего тот упал навзничь на бетонные плиты и получил легкие телесные повреждения, повлекшие кратковременное расстройство здоровья. При падении, в результате удара о бетонную плиту, у потерпевшего образовался перелом костей свода основания черепа, что явилось причиной его смерти. Президиум Воронежского областного суда, удовлетворив протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, переквалифицировал действия К. с ч. 2 ст. 108 на ст. 106 УК РСФСР (неосторожное убийство), указал, что, нанося В. один удар по лицу, К. не желал и не предвидел возможности причинения тяжких телесных повреждений и смерти потерпевшего, хотя должен был и мог это предвидеть[40].

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что вина по отношению к смерти потерпевшего абсолютного большинства осужденных по ч. 2 ст. 108 УК РСФСР и п. 4 ст. 111 УК РФ выразилась в виде преступной небрежности, что обусловлено и содержанием умысла, направленного на причинение тяжкого вреда здоровью. Вряд ли можно представить, чтобы лицо, действуя с внезапно возникшим неопределенным умыслом, предвидев возможность наступления смерти, без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало предотвратить наступление смерти потерпевшего. В такой ситуации, в лучшем случае, виновный может рассчитывать на «авось», но его действия следует квалифицировать уже как убийство.

Небрежность, согласно закону, - это непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своих деяний, хотя при должной внимательности и предусмотрительности оно должно было и могло их предвидеть. Небрежность отличает то, что лицо не предвидит общественно опасных последствий своих действий (в рассматриваемом преступлении - смерти потерпевшего). Неосторожная вина в виде небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Первый признак представляет собой непредвидение лицом возможности наступления смерти потерпевшего. Это единственная разновидность вины, которая исключает предвидение последствий и в форме неизбежности, и в форме возможности их наступления.

Второй признак (положительный) состоит в том, что лицо должно было и могло предвидеть наступление смерти (в нашем случае). Долженствование означает, что лицо, причиняя тяжкий вред здоровью, обязано было предвидеть возможность наступления смерти, эта обязанность вытекает из закона, из Правил судебно - медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, из общепринятых мер предосторожности. Наличие обязанности не освобождает органы следствия и суда от установления реальной возможности в данном конкретном случае предвидеть наступление смерти, которую лицо не реализовало, и смерть наступила (субъективный критерий). Субъективный критерий в рассматриваемом преступлении означает способность лица в конкретной ситуации, с учетом его индивидуальных качеств, предвидеть возможность наступления смерти в результате причинения тяжкого вреда здоровью. Под индивидуальными качествами виновного понимаются его интеллектуальные возможности, физическое и психическое состояние, жизненный опыт, степень восприимчивости и т. п.

О преступном легкомыслии как разновидности неосторожной формы вины можно говорить, если лицо, причиняя умышленно тяжкий вред здоровью, предвидело возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение смерти. В этом случае лицо предвидит возможность наступления смерти, что отличает легкомыслие от небрежности. При легкомыслии предвидение наступления смерти отличается тем, что лицо не сознает действительного развития причинной связи между причинением тяжкого вреда здоровью и смертью потерпевшего, хотя при надлежащем напряжении психических сил могло осознать это. Виновный, не используя полностью свои интеллектуальные возможности, переоценивает значение тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны были без достаточных к тому оснований предотвратить наступление смерти. Наличие этого признака обусловливает специфику волевого элемента преступного легкомыслия. Виновный в этом случае относится отрицательно к смерти потерпевшего, его вполне удовлетворяет сам факт причинения тяжкого вреда здоровью, что отличает данное преступление от убийства. При убийстве у лица имеется положительное, одобрительное отношение к смерти жертвы.

Виновный рассчитывает, без достаточных к тому оснований, на предотвращение смерти потерпевшего, а не просто надеется избежать смерти. Но этот расчет оказывается легкомысленным, избранные виновным обстоятельства, якобы способные противостоять развитию причинной связи между причинением тяжкого вреда здоровью и смертью потерп

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Преступления, связанные с причинением вреда здоровью". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 472

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>