Дипломная работа на тему "Представительство в гражданском праве"

ГлавнаяГосударство и право → Представительство в гражданском праве




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Представительство в гражданском праве":


Представительство в гражданском праве

План

Введение

1. Общая правовая характеристика института представительства в гражданском праве

1.1 Понятие и сущность представительства по действующему российскому гражданскому законодательству

1.2 Субъекты представительства и юридическая природа их полномочий

1.3 Особенности представительства без полномочий

2. Виды представительства в гражданском праве

2.1 Правовая природа добровольног о и обязательного представительства в гражданском праве

2.2 Основания возникновения представительства в гражданском праве

2.3 коммерческое право

3. Анализ судебно-арбитражной практики в сфере применения института представительства

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Переход к рыночным отношениям обеспечил кардинальные изменения не только в экономической и социальной сферах российского общества, но и активизировал его правовую жизнь, расширив сферу применения традиционных гражданско-правовых институтов, отвечающих потребностям широкого круга физических и юридических лиц. В числе таких институтов особое место занимает институт представительства. В советское время посредством данного гражданско-правового института обеспечивалась потребность в совершении представителем юридически значимых действий, преимущественно, в отношении лиц, которые в силу возраста или состояния психики относились к категории недееспособных, а также тех лиц, которые в силу конкретных жизненных обстоятельств не могли самостоятельно осуществлять свои права и исполнять обязанности. В условиях изменившихся отношений собственности, закрепления права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности без постоянного или эпизодического обращения к институту представительства стала немыслима деятельность большинства индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

Практические преимущества представительства очевидны – в рамках данного правового института обеспечивается возможность одновременного участия одного и того же лица в различных правоотношениях, совершения нескольких сделок, по которым оно будет считаться субъектом права, в целях наиболее эффективной защиты прав и интересов воспользоваться специальными знаниями и опытом представителей, а также сэкономить время.

Развитие представительства в современных условиях рыночных отношений требует эффективного правового механизма, обеспечивающего четкость и полноту его регулирования. Вместе с тем, как показал анализ нормативно-правовых актов, а также судебной практики по исследуемой проблеме, в гражданском законодательстве о представительстве, есть пробелы и противоречия, что усложняет его практическое применение. Кроме того, общее развитие цивилистической науки предопределяет необходимость в уточнении и систематизации имеющихся теоретических положений о представительстве. Так, несмотря на значительное число трудов, в которых рассматриваются те или иные аспекты представительства, до сих пор нет единства подходов относительно понятия представительства; большое количество вопросов вызывает определение юридической сущности представительства, его места в системе институтов гражданского права. В связи с тем, что реализация представителем своих полномочий затрагивает интересы как представляемого, так и третьих лиц, особую значимость приобретает проблема определения правового статуса представителя, сущности его полномочий, а также соотношения воли и волеизъявления в отношениях представительства, что позволит наиболее эффективно защитить права и законные интересы указанных субъектов.

В силу того, что понятие представительства тесно связано с понятием доверенности, выступающей правовой формой его реализации, представляется необходимым выявление её правовой природы. Требует разрешения проблема отсутствия на законодательном уровне определения понятия передоверия. Ввиду того, что основным правовым основанием представительства выступает договор поручения, особую значимость приобретает проблема исследования его правовой конструкции, а также оснований, порядка и правовых последствий его прекращения.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам написать любые проекты по нужной вам теме. Оригинальное написание дипломных проектов под заказ в Нижнем Новгороде и в других городах России.

В современной правовой науке отсутствует комплексное исследование теоретических и практических проблем гражданско-правового регулирования института представительства. Существующие научные труды посвящены анализу правоотношений представительства применительно к системе, сложившейся в дореволюционное и советское время. Вместе с тем, множество проблем, возникающих в данной сфере на современном этапе, остаются неисследованными либо дискуссионными. Законодательная база о представительстве также недостаточно разработана и требует совершенствования. Между тем, представительство является весьма эффективным средством в механизме решения проблемы защиты прав и интересов граждан и юридических лиц. В свете вышеизложенного представляется необходимым комплексное исследование проблем гражданско-правового регулирования представительства.

Состояние научной разработанности темы. Вопросы правового регулирования представительства являются объектом пристального внимания учёных – представителей различных отраслей права, о чём свидетельствует значительное число публикаций, как в дореволюционный период, так и в последующее время.

Комплексное исследование научных проблем, затронутых в работе, вызвало необходимость обратиться к трудам учёных-процессуалистов, в которых подвергнуты анализу различные аспекты представительства: И. М. Ильинской, А. Ф. Козлова, Л. Ф. Лесницкой, ЯЛ. Розенберга, Е. Г. Тарло, М. С. Шакарян, В. М. Шерстюк, В. В. Яркова и др.

Автор также обращался к работам зарубежных учёных, исследовавших отдельные аспекты рассматриваемой темы. В их числе можно выделить таких авторов, как Ф. Бернгсфт, Л. Жюлио де Морандьер, И. Коллер, Г. Ласк, Л. Эннекцерус и др.

Несмотря на множество научных трудов, посвященных отдельным правовым аспектам исследуемой проблематики, в настоящее время отсутствуют работы по комплексному исследованию теоретических и практических проблем правового регулирования института представительства, основанному на новейшем российском законодательстве.

Всё это обусловило выбор темы исследования, определило его цель и задачи.

Цель исследования заключается в том, чтобы на основе критического анализа применительно к избранной теме законодательной базы, правоприменительной и судебной практики, выработать теоретические и практические положения, направленные на совершенствование правового регулирования института представительства.

Поставленная цель определила задачи исследования:

Определение понятия и выявление юридической сущности представительства, а также установление его места в системе институтов гражданского права;

рассмотрение специфики субъектного состава представительства;

исследование особенностей представительства без полномочий

анализ правовой природы добровольног о и обязательного представительства в гражданском праве

установление особенностей основания возникновения представительства в гражданском праве

определение специфики коммерческого права

проанализирована судебно-арбитражная практика в сфере применения института представительства

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают правоотношения представительства, возникающие между представителем, представляемым и третьими лицами, рассмотренные в теоретическом и практическом аспектах.

Предметом выступает правовое регулирование института представительства в соответствии с нормами гражданского права, а также практикой их применения.

Теоретическую основу исследования составили фундаментальные труды отечественных и зарубежных авторов в области проблем правового регулирования представительства. Исследование поставленных вопросов потребовало также изучения литературы по теории государства и права, конституционному, гражданскому, предпринимательскому праву, процессуальным отраслям права, научно-практических комментариев законодательства, публикаций в научных журналах и периодической печати.

Методологическая основа исследования. Данное исследование основано на совокупности методов научного познания: диалектическом, комплексном, историко-правовом, сравнительно-правовом, системного анализа, формально-логическом, социологическом и др.

Нормативную базу исследования составляют Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГКРФ), Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ), Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее-АПК РФ), Основы законодательства Российской

Федерации о нотариате, а также иные федеральные законы, указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации, иные нормативно-правовые акты, содержащие правовые нормы, регулирующие отношения и составляющие объект исследования.

Эмпирическую основу исследования составляют как опубликованная, так и неопубликованная практика Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам правового регулирования института представительства; материалы научно-практических конференций и семинаров по проблемам гражданского права, а также практики применения законодательства в области представительства.


1. Общая правовая характеристика института представительства в гражданском праве 1.1 Понятие и сущность представительства по действующему российскому гражданскому законодательству

Проблема определения понятия представительства, а также выявления его правовой сущности относится к числу наиболее дискуссионных проблем современной цивилистической науки. В трудах отечественных и зарубежных ученых, посвященных исследованию представительских отношений, неоднократно поднимался вопрос о необходимости правильного уяснения правовой сущности представительства, отмечались те сложности, которые в процессе такого уяснения возникают, а также выдвигались различные концепции представительства.

Предваряя исследование, отметим, что особенность гражданского оборота выражается в том, что все охраняемые им многообразные правоотношения носят волевой характер. При этом волеобразующим действиям участников гражданского оборота придается особое значение применительно к динамике развития гражданских правоотношений. Подтверждением тому служит тот факт, что из девяти выделенных в ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее также – ГК РФ) оснований возникновения таких правоотношений с волей участников гражданского оборота связаны, по крайней мере, шесть. Воля лица имеет решающее значение также для реализации принадлежащих ему гражданских прав[1].

Необходимые для наступления указанных последствий волевые действия совершает обычно то лицо, которое станет, уже стало или перестает быть стороной соответствующего правоотношения. Однако возможны ситуации, при которых сделать все это самостоятельно по различным причинам не удается. И тогда возникает потребность в совершении кем-либо за другого юридических действий. В этом, безусловно, нуждаются, прежде всего, те, кто в силу возраста или состояния психики относится к категории недееспособных лиц, за которыми вообще не признается юридически значимая воля. Такие лица могут стать самостоятельными участниками гражданского оборота лишь тогда, когда кто-либо будет действовать за них. Речь шла, таким образом, о вынужденном признании того, что воля, выраженная одним, признается волею другого.

Однако обращение за совершением юридических действий может последовать и от дееспособных граждан, а наряду с ними и от юридических лиц. Особенно часто подобные ситуации возникают при осуществлении предпринимательской деятельности. В связи с этим можно сослаться на обращение за услугами к банкам, экспедиторам, адвокатам, к аудиторским, риэлтерским или брокерским фирмам и др. В той же предпринимательской области возникает аналогичная потребность прибегнуть к помощи другого для расширения территориальных рамок своей деятельности.

Отвечая этим потребностям, право и создало конструкцию представительства. Следует отметить, что в науке гражданского права выделяют понятие представительства в «широком смысле» и «узком смысле». Как правило, в гражданском праве представительство понимается только в узком смысле, согласно которому представителем может считаться только то лицо, которое выступает от имени представляемого.

Понятием представительства в «широком смысле» охватывается как прямое представительство, когда представитель действует от имени в интересах представляемого, так и косвенное представительство, когда представитель действует от своего имени в интересах другого лица. Так, по мнению Л. В. Санниковой, «под представительством, в широком значении, следует понимать правоотношение, в силу которого одно лицо (представитель) совершает действия в интересах другого лица (представляемого) от своего имени или от имени представляемого с целью создания для последнего желаемых им правовых последствий».

При понимании представительства в широком смысле, договор поручения, в котором поверенный действует от имени доверителя, порождает прямое представительство, а договор комиссии, в котором комиссионер совершает сделки от собственного имени, но в интересах комитента, – косвенное.

Такое разделение долгое время является в цивилистике предметом научного спора. В центре научной дискуссии стоит не только вопрос об определении представительства в «широком смысле», а точнее – необходимости такого разделения, но и подведении такого определения под законодательную форму.

Дискуссия об определении «представительства» берет свое начало еще из трудов русских цивилистов XIX века. В этот период получает довольно широкое распространение идея деления представительства на виды в зависимости от того, выступает ли лицо от «своего» имени или от «чужого». Возникновение прямого (или открытого, непосредственного, полного) представительства связывалось с договором поручения, по которому поверенный действует от имени доверителя и в его интересах. Косвенное (или скрытое, посредственное, одностороннее) представительство, как полагали ряд ученых, порождается договором комиссии, согласно которому комиссионер заключает сделки в интересах комитента, но от своего имени.

Встречались и противоположные суждения. Так, Г. Ф. Шершеневич выступал против отнесения комиссионного правоотношения к скрытому представительству, полагая, что в нем отсутствует существенный признак представительства – заключение сделки от имени представляемого. Не видел в этом смысла и Н. О. Нерсесов, считая, что «если такое посредствующее лицо не есть представитель, то его нельзя назвать и скрытым представителем».

Мнения последних возобладали в российской цивилистической доктрине. Лишь в редких работах ученых XX века упоминается о косвенном представительстве. В целом же концепция косвенного представительства либо игнорировалась, либо подвергалась критике. Противники разграничения представительства на прямое и косвенное апеллируют, прежде всего, к гражданскому законодательству. Не соглашаясь с О. С. Иоффе по поводу возникновения при комиссии отношений косвенного представительства, М. В. Кротов указывает на то, что «комиссионер действует хотя и в интересах комитента, но от собственного имени, что исключает возможность возникновения отношений представительства.

В современных условиях данная проблема вновь привлекла к себе внимание учёных. Подогревает дискуссию и зарубежный опыт, поскольку для большинства стран характерно широкое понимание представительства, включающее как прямое, так и косвенное представительство, а иногда и посредничество.

В связи с этим подчеркнём, что разграничение действий представителя на действия «от чужого имени» и «от собственного имени», присущее европейским странам, основано на существовании в континентальном праве различных правовых форм, опосредующих деятельность «в чужих интересах». Однако, по справедливому замечанию К. Цвайгерта и X. Кетца, «правопорядки стран континентальной Европы не столь строго придерживаются этого разграничения», допуская, в частности, существование правовых форм, в рамках которых представитель может действовать как от своего имени, так и от имени представляемого. Ярким примером могут служить положения Германского торгового уложения 1987 г. (далее также – /ТУ), в соответствии с которыми прямое представительство возникает на основании прокуры (§ 48 – 58 ГТУ), а косвенное – на основании комиссионной сделки (§ 383 – 406 ГТУ). Торговый представитель может посредничать для другого предпринимателя, действуя в качестве косвенного представителя от собственного имени, или заключать сделки от имени этого предпринимателя, действуя, соответственно, в качестве прямого представителя (§ 84 ГТУ)[2].

В странах общего права под представительством (agency) понимается «правоотношение, в котором одно лицо (агент) представляет другое лицо (принципала) и уполномочено совершать действия для последнего». Все многообразие представительских отношений регулируется в рамках агентского договора. При этом агентами именуется широкий круг лиц, действующих в чужих интересах, независимо от имени кого они выступают в гражданском обороте.

Опираясь на зарубежный опыт, сторонники выделения косвенного представительства в качестве примера модели косвенного (скрытого) представительства приводят отношения комиссии. Кроме того, в качестве примера выделяется и агентский договор, которым, как отмечается многими учеными, опосредуются отношения, как прямого представительства, так и косвенного, В связи с этим, в частности, Л. В. Санникова отмечает, что «объединение ряда договоров (договор поручения, комиссии, доверительное управление, агентский договор) под широким термином представительства позволит сформировать отдельную классификационную группу и тем самым познать их правовую природу».

Сходной позиции придерживается и М. И. Брагинский[3]. Однако его позиция не вполне четко выражена. Так, сначала он утверждает, что «нет оснований считать представительство понятием «родовым», охватывающим в равной мере два его вида: поручение и комиссию», а затем допускает, что «представительство», с точки зрения сторонников приведенных взглядов, может занимать наряду с его традиционным пониманием, отраженным в законодательстве, и еще одно, более высокое место в классификации соответствующих конструкций, став понятием родовым»[4].

Вместе с тем, наиболее обоснованной представляется точка зрения исследователей, не выделяющих косвенного представительства, и тем самым, не оперирующих термином «представительство в широком смысле». Представляется, что это соответствует имеющейся современной правовой модели представительства. Так, следует особо подчеркнуть, что согласно п. 2 ст. 182 ГК РФ не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени, в частности, коммерческие посредники, конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики при наследовании и т. п.

Таким образом, нет рациональной почвы для выделения косвенного представительства в рамках юридической науки и построения вытекающих теорий, а главное подведение норм гражданского законодательства под данные теоретические разработки.

Далее, представляется необходимым обратиться к анализу легальной дефиниции представительства, которая содержится в п. 1 ст. 182 ГК РФ. Согласно указанной норме под представительством понимается совершение одним лицом, представителем, в пределах имеющихся у него полномочий сделок и иных юридически значимых действий от имени и в интересах другого лица, представляемого. Сделка, совершаемая представителем на основании его полномочий, непосредственно создаёт, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

Как видно из приведённого определения понятия представительства статья 182 ГК РФ содержит указание только на «сделки», которые может совершать представитель от имени представляемого[5]. В связи с этим возникает вопрос; может ли представитель совершать кроме сделок иные юридические действия? Представляется, что представитель вправе совершать такие действия.

Так, пунктом 3 ст. 33 ГК РФ установлено право попечителя не только оказывать подопечным содействие в осуществлении ими своих прав, но и охранять их от злоупотреблений со стороны третьих лиц, т. е. совершать действия по самозащите прав, которые могут носить не фактический, а юридический характер, но не быть сделками. К таким действиям, в частности следует отнести обращение в органы местного самоуправления с требованием об отмене нормативного акта, препятствующего использованию дома, принадлежащего подопечному.

Кроме того, юридические действия, не являющиеся сделками, совершает законный представитель недееспособного или ограниченно дееспособного лица – владельца голосующих акций на общем собрании акционеров (ст. 57 ФЗ «Об акционерных обществах») [6].

Как показывает проведённый анализ действующего законодательства, предмет представительства несколько шире (за счёт «иных юридических действий»), чем это закрепленного п. I ст. 182 ГК РФ. Иными словами, под представительством необходимо понимать не только совершение представителем сделок, но также и иных юридических действий, в результате которых у представляемого возникают, изменяются и прекращаются права и обязанности. При этом представитель действует не от собственного имени, а от имени представляемого, с намерением осуществить для него такие юридические последствия, какие наступили бы, если бы представляемый сам действовал в целях удовлетворения своих интересов. Между действиями представителя и возникновением последствий для представляемого должна быть причинная связь, а эти последствия должны быть обусловлены интересами представляемого. Юридические действия совершаются представителем во имя или в интересе представляемого, который предварительным или последующим одобрением, или в силу закона присваивает себе этот результат. Целенаправленные действия представителя по удовлетворению интересов представляемого являются конститутивным признаком представительства.

Таким образом, в силу того, что наряду со сделками, представитель вправе совершать и иные правомерные юридические действия, которые влекут возникновение правовых последствий непосредственно для представляемого, абзац 1 пункта 1 ст. 182 ГК РФ необходимо изложить в следующей редакции[7]:

«Сделки и иные юридические действия, совершенные одним лицом (представителем) от имени и в интересах другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акта уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создают, изменяют и прекращают права и обязанности представляемого».

Далее подчеркнём, что представительство характеризуется рядом сущностных признаков. Они выражаются в том, что, во-первых, представительство состоит в совершении сделок и иных правомерных юридических действий. Как установлено в законе, представитель обязуется совершить для представляемого одну или несколько сделок, а совершение сделок (ст. 153 ГК РФ) – это юридическое действие.

Подчеркнём, что фактические действия, например выбор дома для покупателя; погрузка, выгрузка товара; взвешивание груза; деятельность почтово-телеграфных учреждений по пересылке вещей и т. п., не требуют деятельности представителя, так как не влекут непосредственно юридических последствий.

С помощью представительства могут осуществляться сделки, предусмотренные законом, а также хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему (п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Вместе с тем не допускается совершение через представителя сделок, которые по своему характеру могут быть совершены только лично, а также других сделок, указанных в законе. Так, в силу ст. 150 ГК РФ непередаваемы и неотчуждаемы, следовательно, и на основании сделок, совершаемых представителем, жизнь, здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь, доброе имя и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона.

Отмеченное приводит к выводу о том» что представительство является исключительно юридической категорией.

Во-вторых, специфическим признаком представительства является то, что в рамках этого правоотношения осуществляется выступление одного лица от имени другого, т. е. сделки и иные юридические действия по отношению к третьим лицам совершаются одним лицом. В связи с этим можно согласиться с точкой зрения Н. О. Нерсесова, который отмечает, что «…свойства контрагента и юридического субъекта распределяются между двумя различными лицами: представителем и его принципалом[8]. Первый заключает юридическую сделку, следовательно, является настоящим контрагентом, второй непосредственно приобретает из оной права и обязанности, следовательно, считается первоначальным и настоящим юридическим субъектом по такой сделке».

В-третьих, представитель совершает сделки или иные правомерные юридические действия с намерением создать для представляемого такие правовые последствия, какие наступили бы, если бы тот сам контралировал.

Так, в частности А. Г. Власова, говоря о представительстве, делает акцент на то, что действия представителя в отношении третьих лиц порождают права и обязанности непосредственно для представляемого. В качестве примера она приводит договор розничной купли-продажи, заключаемый работниками торгового предприятия, как представителями этого предприятия. Данный договор порождает права и обязанности не для работников, а непосредственно для предприятия. Таким образом, претензии по поводу купленного товара покупатель должен предъявлять данному предприятию, а не продавцу. Продавец лично не приобретает прав и обязанностей из заключаемых им договоров розничной купли-продажи.

В-четвёртых, представитель должен иметь полномочие на совершение сделки или иного правомерного юридического действия,

И, наконец, в-пятых, полномочие, необходимое для существования представительства, должно опираться на правовое основание. Так, наиболее распространенным основанием представительства служит договор, связывающий представителя с представляемым. При этом в случаях, когда совершение юридически значимых действий входит в трудовые функции работника (имеются в виду юрисконсульты, экспедиторы и т. п.), основанием для выступления от имени работодателя может служить сам трудовой договор.

Далее следует отметить, что в юридической литературе до сих пор нет единства мнений и подходов относительно правовой сущности представительства. В связи с этим отметим, что концепции представительства базируются на двух основных подходах. Распространение получил подход, согласно которому представительство заключается в совершении сделок и иных юридических действий одним лицом в пределах полномочия от имени другого лица. В этом случае основу представительства составляет правоотношение между представляемым и третьим лицом, в отношении которого у представляемого возникли права и обязанности по заключенной представителем сделки или в результате иных юридических действий представителя. Между тем, правоотношение между представляемым и представителем рассматривается в свете данной позиции как предпосылка, а не составной элемент отношений представительства. Представители второго подхода обосновывают позицию, в соответствии с которой представительство отождествляется с деятельностью представителя.

Подчеркнём, что в литературе встречается и промежуточная точка зрения. Так, Е. Л. Невзгодина, выявляя правовую сущность представительства, приводит два его определения[9]. Так, автор отмечает, что представительство может рассматриваться, с одной стороны, как «совершение сделок и иных юридических действий одним лицом – представителем в пределах полномочий от имени другого лица – представляемого, последствием которых является непосредственное возникновение, изменение или прекращение у представляемого гражданских прав и обязанностей». С другой стороны, представительство может трактоваться, как «правоотношение, в силу которого сделки или другие правомерные юридические действия, совершённые одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого), непосредственно создают, изменяют или прекращают для последнего гражданские права и обязанности». При этом Е. Л. Невзгодина отмечает, что эти два определения не противоречат друг другу: «в первом случае акцент делается на материальном содержании представительства, во втором на его юридической форме. Ошибочность же противопоставления деятельности правоотношению следует из того, что последнее есть не что иное, как правовая форма общественного отношения (деятельности). Иными словами, нет препятствий для того, чтобы рассматривать представительство как деятельность, но при этом нельзя игнорировать то обстоятельство, что представительство рассматривается при этом как осуществление правоотношения представительства».

Полагаем, что представительство является сложным гражданским правоотношением. «Сложность» его обусловливается особенностями его субъектного состава и содержания.

Отношения представительства предполагает участие в них трех лиц – представляемого, представителя и третьего лица, с которым представитель совершает сделку. Иными словами, представительство связывает воедино трёх самостоятельных субъектов: представляемого, чьи права и обязанности устанавливаются или осуществляются представителем, представителя, который эти права и обязанности устанавливает или осуществляет, и третье лицо, по отношению к которому они устанавливаются или осуществляются.

Такой субъектный состав предполагает наличие внутренних и внешних правовых связей, возникающих между представителем и представляемым, а также между представителем и третьими лицами

Внутренняя правовая связь носит обязательственный характер и возникает между представляемым и представителем. Внутреннее отношение представительства может быть обязательством развернутого правового содержания, если оно является договором поручения или договором коммерческого представительства. Но оно может и не иметь развернутого правового содержания и составлять часть другого правоотношения:

родителей и детей, усыновления, опеки, договора экспедиции, трудового договора (контракта), отношений учредительства или участия, членства и т. п.

Внешняя правовая связь – юридическая деятельность представителя от имени и в интересах представляемого. Ее содержание определяется полномочием.

Деятельность представителя определяется содержанием правовой связи между ним и представляемым. Поскольку представитель действует от имени представляемого, его правомерные действия приводят к установлению правоотношений между представляемым и третьими лицами.

Проведенное исследование приводит к выводу о том, что представительство является единым трёхсторонним правоотношением, складывающимся в процессе совершения одним лицом (представителем) в пределах полномочий, основанных на доверенности, указании закона либо акта уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления сделок и иных правомерных юридических действий в отношении третьих лиц от имени и в интересах другого лица (представляемого), в результате которых непосредственно у представляемого возникают, изменяются и прекращаются гражданские права и обязанности.

Далее важно подчеркнуть, что, представительство в гражданском праве выступает в различных правовых формах. При этом для их классификации используются различные критерии.

Особое значение придается классификации, критерием которой выступают основания возникновения представительства. В рамках такого представительства выделяют законное и добровольное.

К первому виду относится представительство, в равной мере обязательное и для представителя, и для представляемого.

Прежде всего, речь идет об упомянутых в ст. 28 ГК РФ родителях, усыновителях и опекунах. При этом если для родителей представительство согласно ст. 125 Семейного кодекса Российской Федерации1 (далее также – СК РФ) возникает в силу самого факта рождения ребенка, то для усыновителей и опекунов необходимым звеном служит специальный на этот счет акт компетентною органа. Для усыновителей таким актом будет решение суда (ст. 125 СК РФ), а для опекуна – назначение органом опеки и попечительства (сг. 35 ГК РФ, ст. 146 СК РФ)[10].

Примечательно, что по указанной причине О. С. Иоффе счел необходимым выступить за отказ от применения к обязательному представительству широко распространенного термина «законный». При этом учёным обращалось внимание, в частности, на то, что, «помимо неудачности такого термина, могущего посеять сомнения в законности других видов представительства, он неправильно отражает и самое существо дела, ибо… представительство, осуществляемое опекуном, возникает не из закона непосредственно, а из закона и изданного в соответствии с ним распорядительного акта о назначении опекуна».

Вместе с тем, приведенное соображение представляется все же спорным. Если встать на предлагаемый путь, придется во всех случаях, когда соответствующее правоотношение с необходимостью возникает из юридического факта, предусмотренного в законе, отказаться от указанного термина, И начало этому положит едва ли не общепризнанное понятие – «наследование по закону», хотя и в этом случае правоотношение порождается таким же обозначенным в законе юридическим фактом – смерти наследодателя[11]. В связи с этим следует согласиться с точкой зрения А. О. Гордона, согласно которой «представительство в силу закона есть тот вид одной из неотъемлемых задач опеки» представительства, возникновение которого и сфера деятельности точно определяются самим законом». Во всяком случае, термин «законный представитель» а ГК РФ сохраняется (см. п. 2 ст. 28), как, впрочем, и «наследование по закону».

В отличие от законного при добровольном представительстве основанием служит, в виде общего правила, сделка. Поскольку представительство порождает право выступать от имени другого лица, возможно возникновение представительства из односторонней сделки, совершенной именно этим лицом. Примером может служить препоручительный индоссамент, учиненный на ценной бумаге. Так, в соответствии с п. 3 ст. 146 ГК РФ индоссамент может быть ограничен только поручением осуществлять права, удостоверенные ценной бумагой, без передачи самих прав, и в этом случае индоссант выступает в качестве представителя.

Вместе с тем, наиболее распространенным основанием представительства служит договор, связывающий представителя с представляемым. При этом в случаях, когда совершение юридически значимых действий входит в трудовые функции работника (имеются в виду юрисконсульты, экспедиторы и т. п.), основанием для выступления от имени работодателя может служить сам трудовой договор.

Полагаем, что наряду с законным (обязательным) и добровольным представительством, необходимо выделять также смешанное представительство. При этом под смешанным представительством следует понимать правоотношения представительства, в которых предписания закона сочетаются с волею участвующих в них лиц. Данный вид встречается преимущественно при представительстве хозяйственных товариществ;, когда ведение дел товарищества поручается его участниками одному или некоторым из них, а остальные участники для совершения сделок от имени товарищества должны иметь доверенность от участника (участников), на которого ведение дел товарищества возложено учредительным договором.

Далее следует отметить, что в зависимости от сферы деятельности представителя, а также субъектного состава необходимо выделять правовые формы общегражданского и коммерческого представительства, которые соотносятся как общее и частное.

Далее следует отметить, что в рамках исследования правовой сущности представительства, необходимо разграничить его со смежными отношениями. В этой связи подчеркнём наличие некоторого сходства между представительством и поручительством: как в том, так и другом одно лицо отвечает за другое, представляемый – за представителя, а поручитель за главного должника. Между тем, отличие здесь состоит в том, что по сделке, заключенной представителем, устанавливается только одно отношение между представляемым и третьим лицом; напротив, в силу поручительства устанавливаются одновременно три отношения, и поручитель отвечает только вследствие неисполнительности со стороны главного должника.

Близость существует также между представительством и договором в пользу третьих лиц: как в том, так и в другом одно лицо совершает сделку в пользу другого. Однако различие между ними существенно. Представитель совершает сделку от имени другого, напротив, договор в пользу третьих лиц совершается от лица заключающего его (например, страхование жизни в пользу жены или детей). Представитель своей сделкой не только устанавливает для представляемого права, но и обязанности, тогда как в силу договора в пользу третьих лиц последним можно дать права, но не обязать их.

Представительство следует отличать от сходных с ним действий других участников гражданских правоотношений, например от комиссии, так как действия представителя и комиссионера очень похожи. Согласно ст. 990 ГК РФ, по договору комиссии комиссионер обязуется по поручению комитента за вознаграждение совершить для комитента одну или несколько сделок от своего имени, но за счет комитента. То есть комиссионер, как и представитель, заключает сделку для другой стороны по её поручению и за её счет. Но комиссионер действует от своего имени, а представитель от имени представляемого. Все права и обязанности по договорам с третьими лицами приобретает комиссионер, а при представительстве права и обязанности возникают непосредственно у представляемого. Комиссионер не просто оказывает своим клиентам техническую помощь, но и заключает в их интересах гражданско-правовые сделки[12]. Однако в отличие от представителя комиссионер, например, комиссионный магазин, совершает сделки с третьими лицами от собственного имени и сам приобретает по ним права и обязанности, которые в последующем передает своим клиентам. Аналогичные отличия имеются между представителем и другими лицами, действующими хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики при наследовании и др.).

Представителя также необходимо отличать от лиц, действующих в чужих интересах, но от собственного имени, а также от лиц, уполномоченных на вступление в переговоры относительно возможных в будущем сделок. Круг данных лиц весьма велик, но среди них можно выделить лица, наиболее часто встречающиеся в гражданско-правовом обороте.

Действия представителя надо отличать от действий посыльного (посланца) и посредника. Посыльный (посланник) в отличие от представителя сам не совершает какой-либо сделки, а только передает документы, информацию, согласие на заключение сделки и т. п. от пославшего его лица третьему лицу. Если представитель действует от имени представляемого, но выражает при этом свою волю, то посыльный лишь передаёт волю одного лица другому. При этом представитель совершает действия, которые имеют для представляемого правовое значение, а действия посыльного имеют чисто технический, вспомогательный характер. С этим обстоятельством, в частности, связаны повышенные требования к его дееспособности, а также прямая зависимость действительности совершенных им сделок с правильным формированием его внутренней вали и адекватным ее внешним выражением. В отличие от представителя посланец (посыльный) лишь передает волю (мнение, желание) одного лица другому, но свою собственную волю не выражает. Из этого, в частности, следует, что посланцем может быть и недееспособное лицо.

По признаку выражения воли при совершении сделки представитель отличается и от простого рукоприкладчика, т. е. лица, подписывающего сделку по просьбе другого лица, который вследствие физического недостатка, болезни или по каким-либо иным причинам не может подписаться собственноручно (ч. 3 ст. 160 ГК РФ). Рукоприкладчик в данном случае не выражает собственной воли и не передает воли такого гражданина, а лишь подтверждает тот факт, что гражданин выразил свою волю на сделку.

Душеприказчик при наследовании – это лицо, на которое наследодателем возлагаются обязанности по исполнению завещания. После смерти наследодателя душеприказчик от собственного имени совершает действия, в результате которых гражданско-правовые последствия возникают у третьих лиц.

Деятельность посредника (брокера) не связывает стороны юридически. Она только способствует заключению между ними договора. При этом посредник совершает активные юридические действия, имеющие волевой характер, но волю на совершение сделки он не выражает. Однако его действия лишь способствуют заключению договора между сторонами, но сами по себе юридически стороны не связывают. Посредник может подыскать потенциальных партнеров, провести переговоры о заключении сделки с каждым из них, но волю на совершение сделки выражают сами ее будущие участники. Деятельность же представителя не сводится только к такой технической помощи, а выражается в установлении правовых отношений между представляемым и третьим лицом[13].

Коммерческий или иной посредник, выступая от собственного имени, содействует заключению сделки путем поиска лиц, заинтересованных в ее заключении, сбора и выдачи информации об условиях ее совершения, но никаких юридических действий, непосредственно создающих права и обязанности для других лиц, не совершает. Конкурсный (арбитражный) управляющий при банкротстве совершает юридически значимые действия от своего имени, в интересах не только банкрота, но и его кредиторов. Не является представителем лицо, чье согласие (разрешение) необходимо для заключения сделки. Такое лицо осуществляет лишь контроль за разумностью и целесообразностью сделок. Таковы действия попечителя, с согласия которого совершаются сделки гражданами, находящимися под попечительством. Аналогичны и действия собственника при отчуждении казенным предприятием какого-либо имущества, не являющегося продукцией предприятия.

Далее, в рамках исследования правовой сущности представительства, следует обратиться к исследованию сущности представительства без полномочий, В связи с этим подчеркнём, что наличие у представителя полномочий – непременное условие всякого представительства. В гражданском обороте встречаются, однако, и такие случаи, когда сделки и иные юридические действия от имени и в интересах одних лиц совершаются другими лицами, не имеющими на это необходимых полномочий. В некоторых случаях такая ситуация возникает, когда между участниками гражданского оборота вообще отсутствует какая-либо предварительная договоренность о представительстве. Однако в большинстве случаев, в реальной жизни имеется так называемое мнимое представительство, когда участники гражданского оборота полагают, что действуют в соответствии с правилами о представительстве, но в действительности соответствующим полномочием не обладают (например, в случае неправильного оформления доверенности и др.).

Обращаясь к исследованию правовых последствий представительства без полномочий, подчеркнём, что деятельность без полномочий или с превышением полномочий является и совершенно безразличным фактом и, при определённых условиях, может повлечь за собой возникновение, изменение, прекращение гражданских правоотношений. Так, лицо, от имени которого совершена сделка или иное юридическое действие, может восполнить отсутствие или недостаток полномочий путём последующего одобрения совершенной сделки[14]. Такое одобрение должно последовать в пределах нормально необходимого установленного при совершении сделки срока. По своей юридической природе последующее одобрение сделки является односторонней сделкой, совершенной по усмотрению представляемого. Оно может быть выражено как в письменной форме, так и путем конклюдентных действий (например, принятием исполнения, производством расчетов и пр.)

Подчеркнём, что заключение сделки при посредстве лица, не имеющего соответствующих полномочий или действующего с их превышением, влечёт правовые последствия для третьего лица. Правило, согласно которому представляемый может одобрить совершенную от его имени сделку, установлено, прежде всего, в интересах лица, для которого эта сделка совершена. Что касается третьего лица, с которым заключена сделка, то предполагается, что оно знало или должно было знать о неуправомоченности представителя, так как имелась возможность путём знакомства с доверенностью проверить полномочия последнего. Особо следует отметить, что деятельность без полномочий или с превышением их может иметь серьезные юридические последствия для выступавшего в качестве представителя. Если представляемый впоследствии прямо не одобрит данную сделку, она в соответствии с п. 1 ст. 183 ГК считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. Поэтому именно он будет нести перед контрагентом по данной сделке все обязанности и ответственность за ее неисполнение или ненадлежащее исполнение.

Подводя итог, проведенному в данном параграфе исследованию понятия и юридической сущности представительства, можно сделать вывод о том, представительство является единым трёхсторонним правоотношением, складывающимся в процессе совершения одним лицом (представителем) в пределах полномочий, основанных на доверенности, указании закона либо акта уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления сделок и иных правомерных юридических действий в отношении третьих лиц от имени и в интересах другого лица (представляемого), в результате которых непосредственно у представляемого возникают, изменяются и прекращаются гражданские права и обязанности. Представляется, что данный подход учитывает всё многообразие внутренних и внешних правовых связей, возникающих между представителем и представляемым, а также между представителем и третьими лицами:

Анализ норм гражданского законодательства, а также различных подходов российских цивилистов относительно юридической сущности представительства приводит к выводу о том, что его признаки выражаются в том, что, во-первых, представительство состоит в совершении сделок или иных правомерных юридических действий и является категорией исключительно юридической; во-вторых, представитель в отношениях с третьими лицами действует от имени и в интересах представляемого; в-третьих, представитель совершает сделки или иные правомерные юридические действия с намерением создать для представляемого такие правовые последствия, какие наступили бы, если бы тот сам контрагировал; в-четвёртых, представитель должен иметь полномочие на совершение сделки или иного правомерного юридического действия; в-пятых, полномочие, необходимое для существования представительства, должно опираться на правовое основание.

В результате исследования правовых форм представительства сделан вывод о необходимости расширить рамки наиболее распространённой классификации представительства, критерием которой выступает основание его возникновения, путём выделения, наряду с законным (обязательным) и добровольным смешанного представительства. При этом под смешанным представительством в работе понимаются правоотношения представительства, в которых предписания закона сочетаются с волею участвующих в них лиц. Представляется, что данный вид встречается преимущественно при представительстве хозяйственных товариществ, когда ведение дел товарищества поручается его участниками одному или некоторым из них, а остальные участники для совершения сделок от имени товарищества должны иметь доверенность от участника (участников), на которого ведение дел товарищества возложено учредительным договором.

Анализ норм гражданского законодательства по вопросу соотношения коммерческого и общегражданского представительства приводит к выводу о наличии специфических особенностей коммерческого представительства, которые определяют его правовую сущность. К таким особенностям относятся: особая сфера деятельности коммерческого представителя; специфичный субъектный состав; возмездность оказания услуг коммерческого представителя; правовые гарантии субъектов коммерческого представительства.

Сделан вывод о том, что коммерческое представительство – это единое трехстороннее правоотношение, складывающееся в сфере предпринимательской деятельности между одним лицом (коммерческим представителем), которое постоянно и самостоятельно на основе и в пределах предоставленных ему полномочий за определённое вознаграждение от имени и за счёт других лиц (представляемых) или за свой счёт, но в интересах представляемых, совершает сделки и иные правомерные юридические действия, создавая юридические последствия непосредственно для представляемых.

Обоснование наличия представительства в уголовном или гражданском процессе иногда строится исходя из специфики гражданско-правового представительства (выступление одного лица от имени другого с непосредственным правовым результатом для последнего) с возведением этого признака в ранг общего признака представительства безотносительно к его отраслевой принадлежности.

Представитель в гражданском процессе выступает от имени представляемого в случаях, когда совершает юридические действия, порождающие для представляемого определенные процессуальные или материальные юридические последствия (предъявление или признание иска, заключение мирового соглашения и др.). Во всех остальных случаях (составление процессуальных документов, выступление с речью в суде, обращение с вопросами к участникам процесса и др.) судебные представители действуют от собственного имени в интересах представляемых, оказывая последним квалифицированную юридическую помощь.

Если в гражданском праве законное представительство возможно лишь от имени малолетних и лиц, признанных по суду недееспособными (ст. 28, 29 ГК РФ), а доверительный управляющий всегда действует от своего имени (п. 3 ст. 1012 ГК РФ), в том числе и при управлении имуществом лица, признанного безвестно отсутствующим (п. 1 ст. 43 ГК РФ)[15], то гражданско-процессуальное законодательство признает в качестве законных представителей родителей, усыновителей и попечителей любых несовершеннолетних лиц, попечителей лиц, ограниченных в дееспособности по суду, а также доверительных управляющих в случаях управления по договору имуществом безвестно отсутствующих граждан (ст. 52 ГПК РФ),

Появление законного представительства связано с тем, что представляемый в силу полной либо частичной недееспособности не может вести дела в суде. О законном представительстве можно говорить только по отношению к физическим лицам.

Если гражданское законодательство по общему правилу требует при добровольном (договорном) представительстве оформления полномочий представителя в письменном документе, исходящем от представляемого, то полномочия представителя в гражданском процессе могут быть определены и в устном заявлении доверителя, занесенном в протокол судебного заседания (п. 6 ст. 53 ГПК РФ).


1.2 Субъекты представительства и юридическая природа их полномочий

Субъектами представительства выступают представитель, представляемый и третье лицо, с которым у представляемого возникает правовая связь благодаря действиям представителя.

Начиная характеристику с определения статуса представителя, подчеркнём, что его роль во всём комплексе правоотношений представительства, является, по сути, ключевой – в результате совершения им юридических действий достигается цель представительства – возникают права и обязанности у представляемого.

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее также – ГК РФ) не содержит понятия представителя. Вместе с тем, анализ ст. 182 приводит к выводу о том, что представитель – гражданин либо юридическое лицо, наделенные полномочием совершать юридически значимые действия в интересах и от имени представляемого.

Гражданин, выступающий в качестве представителя, должен обладать полной дееспособностью, т. е. быть совершеннолетним, не ограниченным в дееспособности, не признанным недееспособным.

Функции представителя могут выполнять граждане, не достигшие совершеннолетия, но ставшие полностью дееспособными в связи со вступлением в брак (ст. 21 ГК РФ) либо эмансипацией (ст. 27 ГК РФ)[16].

В связи с этим следует отметить, что законодательством могут быть предусмотрены определённые исключения из данного правила. Так, в виде исключения функции представителей могут осуществлять граждане, достигшие трудового совершеннолетия, которое в соответствии со ст. 63 Трудового кодекса Российской Федерации (далее также – ТК РФ)[17] наступает в шестнадцать лет. Кроме того, по смыслу ст. 19 Федерального закона от 19 мая 1995 г. №82-ФЗ «Об общественных объединениях» (ред. от 2 февраля 2006 г.)[18] частично дееспособные граждане могут выполнять функции представителей в силу отношений членства в молодёжных общественных объединениях.

Анализ норм гражданского законодательства приводит к выводу о наличии четырех групп представителей. К ним относятся представители, выполняющие свои функции на основании доверенности либо договора; представители, действующие на основании акта уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления; представители, исполняющие свои функции в силу должностных обязанностей; представители, действующие от имени и в интересах другого лица без полномочий.

Кроме того, действующим законодательством для отдельных категорий граждан установлены специальные ограничения на выполнение представительских функций. Так, в соответствии согласно ст. 51 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее также – ГПК) судьи, следователи, прокуроры не могут быть представителями в суде, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей.

Возможность выступления в качестве представителей юридических лиц также зависит от наличия у них право - и дееспособности. Специфика здесь заключается в том, что юридические лица, обладающие специальной правоспособностью, могут принимать на себя функции представителей, если это не противоречит целям их деятельности, определенным в учредительных документах. Так, в частности банк, являясь кредитным учреждением, в силу предписаний закона не может быть представителем в торговой сделке.

Коммерческие юридические лица, обладающие общей правоспособностью, могут выполнять функции представителей от имени граждан и организаций, не занимающихся предпринимательской деятельностью, без специального на то указания в учредительных документах, при условии, что совершение представителем того или иного вида сделок не требует получения лицензии. В этих случаях имеет место некоммерческое представительство. Если коммерческое юридическое лицо, обладающее общей правоспособностью, выполняет функции представителя от имени предпринимателей на постоянной основе, то такое представительство признаётся коммерческим, и на него распространяются специальные правила ст. 184 ГК РФ.

В этой связи представляется необходимым обратиться к определению правового положения коммерческого представителя. Такой представитель может быть как физическим, так и юридическим лицом. Но он не может быть работником представляемой организации. Внутренние отношения между представляемым и представителем в этом виде представительства строятся только на договоре. Этот договор должен быть заключен только в письменной форме. К существенным условиям такого договора относятся, в частности, указание о том, что он осуществляется в сфере предпринимательской деятельности; указание наименования предпринимателя (предпринимателей), от имени и в интересах которого (которых) будут осуществляться действия; порядок распределения вознаграждения и возмещения издержек, понесенных при исполнении поручения представителем, указание о возможности одновременного представительства от имени каждой из сторон будущей сделки.

Гражданским законодательством предусмотрено специальное указание о возможности оформления внешних отношений коммерческого представительства путем оговорки о полномочии в договоре, определяющем внутренние отношения представляемых предпринимателей и коммерческого представителя. Однако допускается оформление полномочий доверенностью.

Юридическое своеобразие коммерческого представителя и его деятельности не исключает распространения на него некоторых общих правил о представительской и предпринимательской деятельности. Коммерческий представитель обязан исполнить данное ему поручение с заботливостью обычного предпринимателя и сохранять в тайне ставшие ему известными сведения о торговых сделках, и после исполнения данного ему поручения.

Далее следует отметить, что особую категорию представителей составляют лица, исполняющие представительские функции в силу должностных обязанностей – работники юридического лица. В связи с этим следует отметить, что третьи лица, вступающие в гражданско-правовые отношения с юридическим лицом через его работника, во-первых, должны быть осведомлены о круге его должностных обязанностей, т. к. действия работника влекут правовые последствия лишь постольку, поскольку они совершены в пределах его полномочий. Источники такой осведомленности – различного рода нормативные акты, закрепляющие права и обязанности многих категорий работников. Во-вторых, они должны убедиться в том, что данный работник относится к категории лиц, имеющих право совершать данные юридические действия. Это достигается предоставлением работнику служебного удостоверения либо созданием для работника такой обстановки, из которой явствует содержание его прав и обязанностей[19].

Необходимо подчеркнуть, что орган юридического лица не является его представителем. Правовое положение органа и представителя различно. В тех случаях, когда юридическое лицо выступает в гражданском обороте через свои органы, действия их являются действиями самого юридического лица, В тех же случаях, когда, когда юридическое лицо действует через представителей, этот вид ничем не отличается от представительства по доверенности.

Переходя к рассмотрению обстоятельств, исключающих возможность выступления в качестве представителя, прежде всего, отметим, что не могут быть представителями граждане, признанные недееспособными в установленном порядке (ст. 29 ГК РФ). Ограниченные в дееспособности лица могут выступать представителями только с согласия попечителя (ст. 30 ГК РФ).

Кроме того, ГК РФ категорически запрещает «совершение через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично, а равно других сделок, указанных в законе» (п. 4 ст. 182 ГК РФ). К такого рода сделкам можно отнести, в частности: договор отчуждения жилого дома с условием пожизненного содержания, поскольку в нем предусмотрены такие «личные» обязанности, как уход и помощь; договор смешанного страхования жизни, заключение которого предполагает предъявление паспорта для удостоверения личности и возраста; составление завещания; в целях охраны интересов недееспособных лиц запрещено совершать не только лично, но и через представителя сделки дарения имущества, договоры поручительства.

Подчеркнём, что представитель не может совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично. Он не может также совершать такие сделки в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства (п. 3 ст. 182 ГК РФ).

Представляется, что принципиальный запрет «двойного» представительства направлен на защиту интересов представляемых, ограждение их от возможных злоупотреблений со стороны представителя. Так, в частности п. 3 ст. 37 ГК РФ предусматривает, что представители недееспособных (опекуны, родители), их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечными, а также представлять лиц, находящихся у них под опекой и попечительством, при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом представителя и его близким родственником (п. 3 ст. 37 ГК РФ).

Вместе с тем, не всегда удается избежать участия представителя и представляемого в одном деле. В связи с этим, в целях защиты прав и интересов недееспособных лиц Семейным кодексом Российской Федерации предусмотрена норма о подназначении иного, кроме законного, представителя для представительства в тех отношениях, в которых законный представитель в силу определенных обстоятельств вынужден противостоять недееспособному представляемому (п. 2 ст. 64)[20].

Подназначенный представитель назначается органом опеки и попечительства в том же порядке, что и опекун; подназначенный представитель, как и законный, действует под контролем органа опеки, а по окончании представительства – отчитывается перед последним[21], Участие самого органа опеки и попечительства в качестве представителя недопустимо, поскольку в этом качестве он никому не подконтролен и не подотчетен, а это противоречит требованиям п. 3 ст. 34 ГК РФ и общим принципам представительства.

Характеризуя правовой статус представителя, необходимо также отметить, что особенность его правового положения заключается в том, что он действует не только в чужих интересах, но и от чужого имени (п. 1 ст. 182 ГК РФ), В связи с этим ГК РФ не признает представителями лиц, действующих, хотя и в чужих интересах, но от собственного имени. К числу таких лиц относятся коммерческие посредники, конкурсные управляющие, душеприказчики и другие уполномоченные лица. Не являются представителями и лица, уполномоченные не на совершение сделок, а лишь на вступление в переговоры относительно возможности их совершения в будущем (п. 2 ст. 182 ГК РФ). Так, в частности, согласно ст. 9, 10 Закона РФ от 20 февраля 1992 г. «О товарных биржах и биржевой торговле» биржевой брокер, совершает сделку от имени третьего лица (клиента), однако правовые последствия по такой сделке ложатся на посредника). Таким образом, в отличие от представителя, посредник, даже в том случае, когда он выступает от имени другого лица, не совершает юридических действий, создающих (изменяющих, прекращающих) права и обязанности у последнего.

Конкурсный управляющий при банкротстве согласно ст. 129 Федерального закона от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[22], который совершает юридические действия от собственного имени в интересах банкрота и его кредиторов, также не может рассматриваться в качестве представителя. Не является представителем душеприказчик (исполнитель завещания) – лицо, которое после смерти наследодателя совершает от своего имени юридические действия по исполнению завещания с возникновением прав и обязанностей у третьих лиц (ст. 1135 ГК РФ). И, наконец, не может признаваться представителем рукоприкладчик – лицо, подписывающее сделку за другое лицо, которое вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности не может подписаться собственноручно (п. 3 ст. 160 ГК РФ).

Характеризуя правовое положение представителя, следует обратиться к выявлению правовой природы его полномочия. Подчеркнём, что полномочие, которым одно лицо (представляемый) наделяет другое (представителя) для выступления от его имени, является основой представительства. Таким образом, правовое значение полномочия представителя заключается в наделении одного лица возможностью выступления от имени другого.

В юридической литературе до сих пор нет единства подхода относительно правовой природы полномочия представителя. Наиболее широкое распространение получил подход, согласно которому полномочие представителя может быть уложено в рамки правоспособности. Так, В. А. Рясенцев усматривал в полномочиях «проявление его гражданской правоспособности, которая заключается в возможности совершить действия от имени другого лица с непосредственными юридическими последствиями для него». Сторонники второго подхода рассматривали полномочие представителя как субъективное право. Так, по мнению О. А. Красавчикова, полномочие является субъективным правом, которому противостоит обязанность представляемого принять на себя все юридические последствия действий представителя. Опровергая данную концепцию, В. А. Рясенцев отмечал, что «1) полномочию не соответствует чья-либо обязанность; 2) полномочие нел

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Представительство в гражданском праве". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 818

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>