Дипломная работа на тему "Предъявление для опознания в криминалистике. Проблемы совершенствования процесса производства"

ГлавнаяГосударство и право → Предъявление для опознания в криминалистике. Проблемы совершенствования процесса производства




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Предъявление для опознания в криминалистике. Проблемы совершенствования процесса производства":


Министерство образования и науки Российской Федерации. Федеральное агентство по образованию. Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

"Курский государственный университет"

Кафедра уголовного права и процесса

Выпускная квалификационная работа на тему

"Предъявление для опознания в криминалистике. Проблемы совершенствования процесса производства"

 

Выполнил: студент 5 курса

Карамышев Алексей Вячеславович

Научный руководитель:

кандидат юридических наук, доцент

Самойлов Алексей Вячеславович

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и значение предъявления для опознания

1.1 Понятие предъявления для опознания

1.2 Отличие предъявления для опознания от других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий

1.3 Участники и объекты предъявления для опознания

Глава 2. Процессуальный порядок и условия предъявления для опознания

2.1 Общие условия проведения предъявления для опознания

2.2 Подготовка к предъявлению для опознания

2.3 Производство допроса, предшествовавшего предъявлению для опознания

2.4 Особенности предъявления для опознания на предварительном следствии и в судебном заседании

Глава 3. Особенности проведения отдельных видов предъявления для опознания

3.1 Тактика предъявления для опознания лиц

3.2 Тактика предъявления для опознания трупа

3.3 Тактика предъявления для опознания предметов

3.4 Предъявление для опознания животных

3.5 Тактика предъявления для опознания аудиоматериала, кино-, фото - видеоизображений лиц, предметов или иных объектов

3.6 Фиксация хода и результатов предъявления для опознания

Заключение

Список использованной литературы

Введение

опознание следственный розыскной подозреваемый свидетель

В настоящее время социальные и экономические преобразования, происходящие в России, сопровождаются ростом преступности. От правоохранительных органов требуются значительные усилия по раскрытию и расследованию преступлений. Необходимо повышать результативность этой деятельности. Это в свою очередь порождает потребность использовать современные достижения науки криминалистики.

Одним из эффективных следственных действий идентификационного характера, необходимость в проведении которого может возникнуть при расследовании любого преступления, является предъявление для опознания.

На протяжении десятков лет данное следственное действие рассматривается в самых разных аспектах. Появление правовых новаций в связи с принятием УПК РФ существенно отразилось на многих тактических особенностях предъявления для опознания.

Ст. 193 УПК РФ в целях обеспечения безопасности опознающего предусматривает возможность проведения данного следственного действия в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым.

Проблемы организации и тактики предъявления для опознания до сих пор остаются фактически не решенными в достаточной мере. Они требуют дальнейшего осмысления, продуманных решений, связанных с совершенствованием процесса производства предъявления для опознания.

Вопросам предъявления для опознания посвящены работы таких авторов, как Терзиев Н. В., Цветков П. П., Снетков В. А., Гапанович Н. Н., Гинзбург А. Я., Золотых В. В., Корухов Ю. Г., Самошина З. Г., Баев О. Я. и другие.

Большинство из них были написаны еще в период действия УПК РСФСР. Их авторы ограничивались описанием лишь обычной, стандартной процедуры проведения данного следственного действия. Многие их рекомендации устарели, другие были отвергнуты.

Современные достижения криминалистики, психологии, медицины и других наук позволяет, используя новации УПК РФ, значительно повысить эффективность предъявления для опознания.

В работах отдельных авторов последних лет осуществлена попытка учесть накопленный положительный опыт и критически осмыслить ошибки, пересмотреть некоторые традиционные вопросы предъявления для опознания и выработать комплекс дополнительных рекомендаций. Например, Д. А. Бурыка, Шевчук И. В., Ратинов А. Р., Домбровский Р. Г., Михайлова Ю. Н. предлагают ряд уточнений организационного, технического и тактического характера.

Одной из актуальных задач укрепления Российского государства является необходимость совершенствования российского законодательства и дальнейшее укрепление законности, улучшение деятельности правоохранительных органов, прокуратуры и судов.

Процессуальные отношения, возникающие в связи с деятельностью этих органов, как правило, затрагивают интересы граждан, государственных и общественных организаций, учреждений и предприятий. Поэтому требование точного соблюдения процессуальной формы всех действий суда и органов предварительного расследования по собиранию судебных доказательств является одним из условий правильного разрешения уголовных дел.

Судопроизводство во многом зависит от качества доказательственной информации, собранной в ходе предварительного расследования. Это решается посредством производства следственных действий. Из следственных действий, совершаемых следователем для выяснения обстоятельств, подлежащих установлению по делу, нередко существенное значение имеет предъявление для опознания.

В некоторых случаях опознание является важнейшим доказательством на пути к установлению истины. Нарушение порядка предъявления для опознания приводит к возможности признания протокола данного следственного действия недопустимым источником фактических данных.

Следственная и судебная практика свидетельствует о том, что нарушения процессуального порядка предъявления для опознания во многих случаях объясняются тем, что оно организуется в ряде случаев без учета процесса формирования показаний опознающего лица. Проблема опознания в судопроизводстве выходит за пределы регламентированного законом предъявления для опознания: процессуальные правила последнего не применимы для опознания некоторых объектов; принятие правильного решения о предъявлении объекта для опознания в ряде случаев обусловлено также предшествовавшим ему не процессуальным опознанием, используемым в оперативно-розыскной работе.

Безусловно, в свете этих положений назрела необходимость изучения предъявления для опознания в судопроизводстве как проблемы комплексной. В настоящей работе рассмотрены процессуальные аспекты этой проблемы.

Цель работы – выявить процессуальную природу, правовые и организационные основы, тактические приемы предъявления для опознания и рассмотреть особенности данного следственного действия в криминалистике.

Для достижения цели в работе решаются следующие взаимосвязанные задачи:

– на основе ряда существующих определений ряда авторов дать наиболее развернутое определение понятию "предъявление для опознания";

– уточнить сущность и цели данного следственного действия;

– рассмотреть соотношение предъявления для опознания с оперативно-розыскными мероприятиями и другими следственными действиями;

– указать участников и объекты для опознания;

- рассмотреть порядок и условия предъявления для опознания: общие условия, условия предъявления на предварительном следствии и в судебном заседании;

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по желаемой вами теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Воронеже и в других городах РФ.

– проследить случаи и способы применения аудиоматериалов, кино-, фото-, видеоизображений лиц, предметов или иных объектов, а также других технических достижений при предъявлении для опознания;

- обосновать особенности проведения отдельных видов опознания: лиц, трупа, вещей, животных; опознания по фотографии;

– описать приемы фиксации хода и результатов предъявления для опознания.

 

Глава 1. Понятие и значение предъявления для опознания 1.1 Понятие предъявления для опознания В процессе расследования различных категорий уголовных дел в поле зрения следователя часто оказываются конкретные люди, предметы, характер, назначение и относимость которых к делу не бесспорна и нуждается в выяснении. Для решения этой задачи используются методы криминалистической идентификации. Одним из этих методов является выделение объекта из числа однородных по мысленному образу, который сохранился в памяти человека. Лицо, которое дает показание (будь то свидетель или потерпевший, подозреваемый или обвиняемый), сообщает о том, что известно ему об объекте или человеке, называет отличительные признаки и выражает готовность указать его в группе других. Законодатель учел важность информации такого рода для раскрытия преступлений, предусмотрел специальный порядок ее получения и ввел в уголовно-процессуальный кодекс – следственное действие, которое получило наименование "предъявление для опознания".

А что же такое само следственное действие?

Термин "следственное действие" многократно упоминается в Уголовно-процессуальном кодексе, но закон не разъясняет его содержание.

С. А. Шейфер определяет следственное действие как: "Проводимое в соответствии с уголовно-процессуальным законом действие (или вид деятельности) по обнаружению и закреплению доказательств".

Ф. Н. Фаткуллин в своей работе дает более расширенное определение: "Следственными считаются те процессуальные действия, основное значение которых состоит в активном выявлении, закреплении, и проверке доказательств и их источников самими органами суда и предварительного расследования".

В работе В. А. Дубривного имеется аналогичное определение: "Следственные действия – предусмотренные настоящим Кодексом способы собирания, закрепления и исследования доказательств".

По поводу определения термина "следственное действие" мнения авторов одинаковы. В этих определениях в общей форме раскрываются познавательная и нормативная стороны следственного действия, которые в аспекте нашей темы также нуждаются в разъяснении.

Познавательная сторона следственного действия состоит в том, что при его проведении следователь получает фактические данные, сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу. К нормативной же стороне следственного действия относится получение законным способом и фиксирование в предусмотренной законной форме этих фактических данных, только тогда эти данные становятся доказательствами. Также необходимо отметить, что следственные действия из числа всей массы процессуальных действий выделяются тем, что возможность их производства ограничена на определенных этапах уголовно-процессуальной деятельности, например, в стадии возбуждения уголовного дела. С учетом этих значений понятие предъявления для опознания получает существенное уточнение.

Таким образом, предъявление для опознания — следственное действие, осуществляемое в регламентируемом уголовно-процессуальным законом порядке и состоящее в том, что свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый обозревает предъявленные ему сходные объекты, мысленно сопоставляет их признаки с запечатленным в его памяти образом и решает вопрос о наличии или отсутствии тождества либо групповой принадлежности.

Несмотря на многовековую историю применения опознания в правосудии, процессуальную форму следственного действия оно обрело только в наше время. В дореволюционной России опознание проводилось в качестве элемента очной ставки и как розыскное мероприятие. Не изменился статус опознания и в первые годы советской власти. И только Уголовно-процессуальный кодекс 1960 г. закрепил за опознанием статус самостоятельного следственного действия и регламентировал порядок его проведения.

В большинстве случаев предъявление для опознания проводится до предъявления обвинения.

В определении предъявления для опознания в первую очередь указывается на то, что оно является следственным действием. Также в определении следует отметить, что предъявление для опознания осуществляется путем предъявления ранее наблюдаемого объекта опознающему лицу.

Н. В. Терзиев дает такое определение предъявления для опознания: "Судебно-следственное действие, имеющее своей целью путем предъявления конкретного объекта потерпевшему, свидетелю, обвиняемому, подсудимому или стороне в гражданском процессе установить: является ли данный объект тем самым, который это лицо в прошлом знало или наблюдало в определенной обстановке".

Н. Г. Бритвич определяет предъявление для опознания как "следственное действие, заключавшееся в предъявлении свидетелю или иному опознающему лицу объектов в условиях, обеспечивающих полное и точное восприятие и сравнение общих и частных их признаков с целью установления факта тождества, групповой принадлежности или различия объекта как доказательства по делу". В приведенной формулировке Н. Г. Бритвич указывает на обеспечение условий, на нормальное течение процесса опознания, которое, однако, не уточняет определение и является излишним, так как это требование обеспечения является несомненной процессуальной обязанностью лица, организующего порядок предъявления для опознания.

На наш взгляд, наиболее полное определение предъявления для опознания дал П. П. Цветков, который рассматривал его как "процессуальное действие, состоящее в предъявлении свидетелю или иному лицу какого-либо объекта с целью его идентификации или установления одинаковой родовой принадлежности (сходства) с объектом, бывшим ранее предметом наблюдения опознающего при тех или иных обстоятельствах".

Определение, данное П. П. Цветковым, имеет и некоторые недостатки:

1. Законодатель в качестве опознающих четко называет ограниченный круг субъектов, к которым относится: свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый. "Иные лица" субъектами предъявления для опознания быть не могут.

2. Предъявляться для опознания могут не "какие-либо объекты", а лишь те, которые указаны в законе (живые лица, предметы и трупы).

3. Сведение форм восприятия только к наблюдению значительно ограничивает возможности рассматриваемого следственного действия. Здесь позиция П. П. Цветкова совпадает с формулировкой действующего закона.

О наблюдении как о единственной форме восприятия объекта говорит и З. Г. Самошина. Она считает, что предъявление для опознания – это "следственное действие, осуществляемое в регламентируемом уголовно-процессуальном законом порядке и состоящее в том, что свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый обозревает предъявленные ему сходные объекты, мысленно сопоставляет их признаки с запечатленным в его памяти образом и решает вопрос о наличии или отсутствии тождества либо групповой принадлежности".

4. Возвращаясь к определению Цветкова, стоит отметить, что не совсем верно говорить об объектах, ранее наблюдавшихся "при тех или иных обстоятельствах", "в определенной обстановке". Такая формулировка не несет в себе смысловой нагрузки и расширяет круг объектов, предъявляемых для опознания. Похоже, здесь речь должна идти о тех объектах, которые воспринимались опознающим в связи с событием преступления.

В этом плане наиболее правильной представляется позиция Н. Н. Гапановича, который считает, что предъявление для опознания – это "особая форма процессуального отождествления, состоящая в предъявлении лицу не менее трех сходных (однородных) объектов в целях установления тождества объекта, имеющего отношение к исследуемому в судопроизводстве событию".

В. В. Золотых считает, что это "процессуальное действие, которое состоит в предъявлении опознающему какого-либо лица или предмета для установления их тождества, различия или сходства с тем лицом или предметом, который наблюдался опознающим ранее".

А. Р. Ратинов считает, что "предъявление для опознания это следственное действие, в котором свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый в результате восприятия предъявленных ему объектов и их сравнения с мысленным образом лица или предмета, воспринимавшегося ранее, приходит к выводу об их тождестве, сходстве или различии".

Общим в этих определениях является то, что предъявление для опознания рассматривается в качестве самостоятельного следственного действия; отражена психологическая сущность, лежащая в его основе; определены цели.

Ю. Г. Корухов считает, что предъявлять для опознания следует лишь тот объект, "в отношении которого имеются основания считать, что именно его наблюдал опознающий в связи с преступным событием". И в этом он совершенно прав.

Все определения предъявления для опознания объединяет то, что названные авторы пошли по пути перечисления основных, существенных черт, присущих предъявлению для опознания.

Удачным также, по нашему мнению, является определение О. Я. Баева. По его мнению, "предъявление для опознания есть следственное действие, заключающееся в представлении для восприятия свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, лиц (или их фотографий), предметов или трупа с целью идентификации одного из представленных объектов как воспринимавшегося этим лицом ранее в связи с совершением преступления или при иных обстоятельствах, имеющих значение для расследования по делу (или установления между ними сходства), либо установления отсутствия между ними тождества (сходства)". Определение О. Я. Баева было сформулировано, когда еще действовал УПК РСФСР. Нынешний же УПК РФ предусматривает возможность предъявления для опознания по фотографии не только живых людей и трупов, но и предметов.

Ст. 289 УПК РФ предусматривает в случае необходимости возможность предъявления для опознания лица или предмета не только в ходе предварительного расследования, но и в суде. Даная статья помещена в главе 37 УПК РФ, называемой "судебное следствие", что вполне соответствует действующему уголовно-процессуальному законодательству и не ограничивает возможности его применения в ходе судебного разбирательства.

Некоторые ученые при формулировании данного понятия особое внимание уделяют психологическим основам этого следственного действия.

В. Е. Эминов и В. А. Снетков считают, что "предъявление для опознания – процессуальное действие, при проведении которого свидетель, потерпевший, подозреваемый или обвиняемый, осмотрев предъявленные ему объекты и сравнив их с объектом, воспринимавшимся ранее, высказывает суждение об их тождестве, сходстве либо различии". Они показывают, что основу данного следственного действия составляет соответствующий психический процесс. Здесь они допускают неточность, когда говорят о сравнении. Ведь сравнение происходит не с самим объектом, который воспринимался ранее, а с его образом, запечатленным в памяти опознающего. Иначе идентификация предъявляемого объекта по мысленному образу становится невозможной.

Таким образом, сущность предъявления для опознания заключается в отождествлении (идентификации) предъявляемого объекта по его мысленному образу, т. е. в его опознании (узнавании).

Но ни в коем случае нельзя смешивать понятия "предъявление для опознания" с "опознанием".

Во-первых, опознание является "видом идентификации и представляет собой психический процесс, происходящий в сознании опознающего, результатом которого является установление тождества, сходства или различия воспринятого ранее и предъявляемого объекта. Такая идентификация по мысленному образу осуществляется путем предъявления для опознания, проведение которого, в соответствии со ст. 193 УПК РФ, начинается, прежде всего, с создания условий для опознания: допроса опознающего, подбора и расстановки предъявляемых для опознания объектов, приглашения понятых и т. д., после этого познающему предлагают указать лицо или предмет, о котором он давал показания", т. е. переходят непосредственно к процессу опознания". И только потом происходит выявление результатов опознания, т. е. опознающий указывает на те приметы, по которым он его опознал. Н. Е. Павлов считает, что "предъявление для опознания не заключается в отождествлении объекта". Опознание хоть и является главной, но все-таки частью рассматриваемого следственного действия.

Во-вторых субъектами опознания могут быть, в соответствии с ч.1 ст. 193 УПК РФ, лишь свидетель, потерпевший, подозреваемый и обвиняемый. Субъектом предъявления для опознания является следователь.

В-третьих, целью предъявления для опознания, по мнению ряда авторов, является обнаружение, проверка и закрепление доказательств. Целью опознания – идентификация объекта по мысленному образу.

Большое значение для правильного понимания природы и возможностей опознания имеет определение его целей.

В действующем законе (ст. 164 ч.1 УПК) не указано, в каких целях проводится рассматриваемое следственное действие. Здесь лишь отмечается, что оно может иметь место "в случае необходимости".

Практическим работникам хорошо известно значение результатов предъявления для опознания в установлении истины по делу, те трудности, с которыми они сталкиваются при подготовке и проведении опознания, а также негативные последствия, которые могут возникнуть в результате различных ошибок и упущений при его выполнении. В различных учебных пособиях и другой учебно-методической литературе можно встретить рекомендации по поводу того, какие объекты и каким образом могут предъявляться для опознания. В их круг включаются лица, предметы, трупы, фрагменты трупов, животные, документы, рукописные тексты, здания, сооружения, участки местности и многое другое. А что же на этот счет сказано в законе? В части 1 ст. 193 УПК РФ, как и в статье 164, 165 ранее действовавшего УПК РСФСР, говорится о возможности предъявления для опознания только трех видов объектов: человека (лица), предмета, трупа. Ни о каких других объектах речи не идет.. Для опознания предъявляют также животных, рукописные тексты, строения, объекты на местности, труп и др. В ряде публикаций есть рекомендации, согласно которым "субъекты уголовного преследования якобы вправе осуществлять предъявление для опознания лиц по голосу и устной речи, зафиксированной на фонограмме". Такие рекомендации вводят практиков в заблуждение и стимулируют их к отступлению от требования закона, который не предоставляет следователям права производить предъявление для опознания ни по фонограммам с записью устной речи, ни по признакам живого голоса человека. В статье 193 УПК РФ предусматривается только визуальный, а не какой-либо другой способ восприятия предъявляемого для опознания объекта. В этой же статье указывается на то, что при невозможности предъявления лица или предмета в натуре опознание может быть произведено по фотографиям опознаваемых объектов. Криминалисты же, как бы восполняя пробел, допущенный законодателем, рекомендуют "производить опознание не только по фотографиям, но и по куда большему кругу отображений: по голограммам, маскам, видеозаписи, слепкам, изготовленным с отдельных элементов тела умерших, погибших или убитых людей". Д. Степаненко считает: "Использование подобной рекомендации ни к чему хорошему привести не может. Итогом ее использования будут все те же нарушения закона, т. е. признание полученных таким способом доказательств недопустимыми. Названные и некоторые другие рекомендации по тактике подготовки и проведения предъявления для опознания недопустимы еще и потому, что они дезориентируют студенческую аудиторию, прививают будущим дознавателям, следователям, прокурорам непозволительные подходы к восприятию закона, не настраивают их на неизменно уважительное отношение к букве и духу его норм"… Когда же будут приняты поправки к ст. 193 УПК РФ, которые предлагаются учеными и практиками, сказать трудно. Д. Степаненко считает, что выход из ситуации имеется, "когда возникает необходимость в отождествлении по мысленному образу объектов, не названных в ст. 193 УПК РФ, предъявление для опознания может быть осуществлено в рамках других следственных действий – следственного эксперимента (ст. 181 УПК РФ), проверки показаний на месте (ст. 194 УПК РФ). Эти следственные действия могут служить процессуальной формой идентификации по мысленному образу не только тех объектов, которые представлены для визуального восприятия в натуральном виде, но и идентификации по фотоснимкам, видеограммам и другим, не указанным в ст. 193 УПК РФ, продуктам технической фиксации (отображения) опознаваемых объектов". В данном случае автор имеет в виду те разновидности следственного эксперимента и проверки показаний на месте, которые нацелены на проверку возможности восприятия и узнавания объектов, о которых ранее даны показания допрошенным потерпевшим, свидетелем, подозреваемым или обвиняемым. Одной из задач проверки показаний на месте является проверка возможности узнать ранее допрошенным лицом место события, о котором оно дало показания. В законе сказано, что лицо, показания которого проверяются, вправе указать на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного процесса. Ведь чтобы указать, надо сначала узнать, а точнее, опознать объект путем сравнения его признаков с признаками мысленного образа, сформированного в памяти опознающего в процессе предшествующего восприятия того же объекта. "Существенно то –, считает Д. Степаненко–, что идентификационный потенциал следственного эксперимента и проверки показаний на месте значительно шире по объему и богаче по содержанию потенциала, который может быть реализован при проведении предъявления для опознания, регламентируемого ст. 193 УПК РФ. Дело в том, что при производстве следственного эксперимента и проверки показаний на месте возможно осуществление опознания не только по мысленному образу объекта (и даже группы объектов), сформированного при его восприятии ранее путем визуального наблюдения, но и на основе его восприятия слуховым, осязательным и иными способами. Это особенно важно тогда, когда объект опознан одновременно по признакам его визуального, слухового или иного образа, что существенно повышает уровень доказательственного значения его результата".

Дополняет определение понятия и такое мнение.

З. Г. Самошина считает предъявление для опознания следственным действием, состоящим в том, что "свидетель, потерпевший, обвиняемый или подозреваемый в результате обозрения предъявленного ему объекта и мысленного его сравнения с сохранившимся в памяти образом объекта, наблюдавшегося ранее, устанавливает: является ли этот объект тем самым, который наблюдался им ранее (либо относится к объектам определенной группы), либо этот объект он никогда не виде"

Думается, что уголовно-процессуальная модель предъявления для опознания по ряду позиций несовершенна и не в полной мере может удовлетворить потребности следственной практики.

Несмотря на длительное время существования и четкую регламентацию проведения, предъявление для опознания является источником многочисленных дискуссий. Неоднозначность механизма процесса узнавания, личность человека, характеризующая индивидуальными признаками, дают основание для попыток изменения организации опознания. Свой вклад вносит и научно-технический прогресс. Так, например, появление методов фиксации внешности на принципиально новых носителях, отличающихся от фотобумаги, привело практику к разработкам новых форм опознания лица по изображению, зафиксированному средствами, о которых в уголовно-процессуальном законодательстве прямо не говорится. Поэтому процедура предъявления для опознания постоянно совершенствуется.

В настоящее время выделяют три основных направления попыток совершенствования предъявления для опознания в рамках следственного действия.

Первое направление затрагивает вопросы, которые касаются возможности некоторых отклонений от процессуальной регламентации его проведения. Идут споры вокруг положения о необходимости описания на предварительном допросе примет, по которым будет идти опознание. По закону это обязательное условие. Но некоторые авторы считают это второстепенным и предлагают проводить следственное опознание без предварительного описания примет объекта, если опознающий уверен в том, что узнает его. Такие взгляды опираются на данные психологических экспериментов. Это и понятно, так как не каждый человек может выделить и описать характерные приметы, которые он помнит. Случается и такое, когда человек (опознающий)на предъявлении достоверно узнает лицо, которое изначально даже не мог описать, а не то, чтобы выделить какие-либо черты.

Но узнавание в бытовом смысле не следует путать с процессуальным, потому что процессуальному узнаванию придано доказательственное значение, оно происходит по строгим правилам, оговоренным законодателем, что и обеспечивает достоверность опознания. Нарушение одного из этих правил ведет к разрушению всей системы. Например, если отсутствуют данные о внешности опознаваемого, то это делает неубедительным само опознание, так как теряется аргументированность узнавания. Несомненно, это мешает следователю подобрать статистов сходного типа, тем самым ставя лиц, предъявляемых для опознания, в неравные условия. А это в свою очередь снижает достоверность процессуального узнавания. Поэтому на предварительном допросе необходимо выяснить приметы опознаваемого; важно выяснить и факты, по которым определить: возможно провести опознание или нет. Встречаются случаи, когда люди говорят о готовности опознать преступника, но в ходе предварительного допроса выяснятся, что видели они его ночью, на большом расстоянии, да и зрение у опознающего плохое. Несомненно, никакое опознание в таком случае невозможно.

Второе направление попыток совершенствования процесса производства связано с опознанием лица по изображению, зафиксированному средствами, о которых в уголовно-процессуальном законодательстве не говорится. "Например, предлагается опознание лица по "фейсменеджеру" – изображению лица на экране компьютера". Авторы рекомендуют, чтобы перед "опознающим" на мониторе одновременно появлялись и сменялись изображения трех лиц схожей наружности, без анкетных данных. Допускается возможность использования и трех мониторов. В случае "опознания" или "неопознания" к протоколу прилагают принтерную распечатку комбинаций изображения трех лиц, где присутствовал опознаваемый. "При таком подходе, казалось бы, единственным отличием от традиционного опознания по фотографии является то, что изображение присутствует на экране компьютера, а не на бумажном носителе. Но тем не менее результаты такого узнавания не имеют доказательственного значения, так как в УПК РФ говорится только об опознании живого лица, трупа, предмета или об опознании по фотографии. Все иные формы опознания, независимо от степени их достоверности, процессуально не являются следственным опознанием".

Предлагают также проводить опознание по видеозаписям. Следователю рекомендуется "изготовить еще не менее двух видеосюжетов с лицами, не имеющих резких отличий от опознаваемого, если "опознание" необходимо провести по видеозаписи с изображением одного человека или в сопровождении лиц, резко контрастирующих с ним по внешности. Но если на пленке опознаваемый изображен с несколькими лицами, чья внешность схожа с его, то нет необходимости в создании дополнительных видеозаписей, так как принцип объективности опознания уже соблюден".

Исаева Л. считает, что если в ходе следствия все же возникает необходимость процессуального опознания лица, чье изображение есть на видеопленке, то правильным будет сделать фотоснимок со стоп-кадра, где это лицо изображено, и уже затем повести традиционное опознание по фотографии. "Конечно, при таком подходе совокупность индивидуализирующих признаков опознаваемой личности,– считает Исаева Л.–, будет несколько ограничена за счет невозможности наблюдения за лицом в динамике, но требования закона будут соблюдены и результаты опознания – достоверны".

Таким образом, хотя рекомендации относительно разработки методов опознания по видеозаписи интересны для оперативного отождествления, но в рамках следственного действия оно невозможно, так как действующий УПК не предусматривает его.

Третье направление совершенствования опознания связано с расширением индивидуальных признаков, характеризующих личность. По действующему законодательству узнавание происходит по признакам внешности, но не оговаривается о каких индивидуализирующих признаках внешности идет речь. Некоторые авторы предлагают производить опознание внешности человека по динамическим (функциональным) признакам личности (голос, речь, походка и т. п.). Причем акцент делается на опознании по одному конкретному динамическому признаку: будь то походка или голос, а не на узнавании по совокупности всех этих признаков. Исаева Л. считает, что с таким подходом нельзя согласиться. Действительно, динамические признаки обладают определенной индивидуальностью и устойчивостью. Но в то же время они легко изменимы в результате старения, болезни, по желанию самого опознаваемого лица. С другой стороны, вопрос отнесения речи, голоса походки к внешности человека весьма спорный. Эти динамические признаки (речь, голос, походка) больше подходят к общему перечню индивидуализирующих признаков личности человека и ни коим образом ни ассоциируются с внешностью человека. С точки зрения УПК и самой сущности опознания, правильным все же следует считать опознание внешности человека, которое может сопровождаться в случае необходимости демонстрацией речи, голоса и т. д. "Демонстрация голоса без предъявления личности возможна только в непроцессуальной форме в рамках оперативно-следственного мероприятия – отождествления личности, и относиться к его результатам надо так же, как и к иным материалам оперативно-розыскной деятельности. Доказательственное значение такого отождествления личности на основании ст. 89 УПК РФ определяется в каждом случае отдельно".

Немаловажно, что в формулировке определения предъявления для опознания отражается и то, что при проведении этого следственного действия объект предъявляется только тем лицам, которые сами видели его при определенных обстоятельствах, независимо от их процессуального положения.

Объектами опознания могут быть: люди, трупы, различные предметы, домашние животные. Здесь актуален психологический момент узнавания.

В основе опознания лежит узнавание объекта как виденного ранее.

Что такое узнавание, почему и как именно оно происходит, до сих пор точно не определено. В психологии считается, что опознание основано на мысленном сравнении впечатления от объекта в данный момент с соответствующими следами, сохранившимися в памяти человека. Выделено несколько типов узнавания (опознания): индивидуальное и родовое; мгновенное и последовательное.

В процессе индивидуального узнавания (опознания) опознается какой-либо конкретный предмет, при родовом – только тип предмета (отнесение его к какому-либо классу). По характеру используемых признаков особенно интересно мгновенное и последовательное узнавание. При мгновенном узнавании опознающий сразу и в категоричной форме узнает объект. При этом не всегда даже сразу может объяснить, по каким признакам он его опознал. При последовательном узнавании у человека сначала "появляется как бы чувство "знакомости" с объектом, но присутствуют сомнения относительно факта узнавания". Затем человек мысленно перебирает те особенности, на основании которых возможно отождествление. И только когда он убеждается в своей правоте, говорит об узнавании объекта.

В зависимости от того, представляется сам объект или его изображение, выделяют два вида опознания: опознание в натуре (непосредственное), опознание по фотоснимкам, голограммам, кино - и видеоизображениям или позитивам, фонограммам, маскам, слепкам, изготовленным с отдельных элементов (частей тела) умерших, погибших или убитых (опосредованное опознание).

Субъектами опознания являются свидетели, потерпевшие, подозреваемые и обвиняемые.

При необходимости при опознании могут участвовать прокурор, переводчик, врач, если опознающий болен, психолог, педагог, если опознающий моложе 14 лет.

Решение о предъявлении для опознания принимается в том случае, если в ходе следствия установлен факт наблюдения допрашиваемым идентифицируемого объекта и имеется обоснованное предположение о возможности опознания им этого объекта. Опознание не может производиться, если лицо после первичного наблюдения объекта получило о нем дополнительные сведения.

С учетом вышеизложенного считаем, что предъявление для опознания – следственное действие, заключающееся в том, что свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законодательством, предъявляются лицо, труп или предмет (либо их объективные отображения) в целях отождествления с аналогичным объектом, ранее воспринимавшимся опознающим в связи с расследуемым событием, осуществляемого путем сравнения предъявляемого объекта с его мысленным образом, запечатлевшемся в памяти данного лица. 1.2 Отличия предъявления для опознания от других следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий В УПК РФ (2005 г.) предъявление для опознания помещено в главу 26 "Допрос. Очная ставка. Опознание. Проверка показаний". Но предъявление для опознания не является разновидностью других, указанных в этой главе, следственных действий.

Предъявление для опознания не является формой допроса, так как условия предъявления для опознания значительно отличаются от условий допроса.

На допрос свидетель имеет право придти с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи. Адвокат присутствует и пользуется правами, предусмотренными ч.2 ст.53 УПК. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и интересов свидетеля. Указанные заявления заносят в протокол. При предъявлении для опознания адвокат отсутствует.

При допросе лицо ограничивается рассказом о тех событиях, фактах, лицах, которые он наблюдал или о которых он слышал из достоверных источников. При предъявлении объекта для опознания опознающий должен, не повторяя рассказа об обстоятельствах, о которых он уже давал ранее показания, высказать свое суждение о наличии тождества между объектом, который предъявляет ему следователь или суд, и объектом, бывшим ранее предметом его наблюдения.

Предъявление для опознания нельзя проводить повторно тем же опознающим и по тем же признакам, допрос можно повторить.

От допрашиваемого не требуется, чтобы он делал выводы. От опознающего, напротив, всегда требуется именно вывод, который и является доказательством по делу. Разница между предъявлением для опознания и допросом не ограничивается этим.

Проводя допрос, следователь или суд имеют перед собой лишь одного человека – допрашиваемого (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого или подсудимого). В акте же предъявления для опознания перед лицом следователя или суда предстают несколько человек: с одной стороны – опознающий, с другой – опознаваемый и те лица, среди которых он предъявляется. В этом случае вопросы задаются лишь опознающему лицу.

При допросе не требуется присутствие понятых, а при предъявлении для опознания оно необходимо.

Результат допроса оформляется протоколом допроса, результаты предъявления объектов – протоколом предъявления для опознания.

Задавать наводящие вопросы запрещается и при допросе, и при предъявлении лица для опознания.

По мнению Р. С. Белкина, "предъявление для опознания является самостоятельным действием, хотя имеет и некоторое сходство с такими следственными действиями, как допрос, осмотр и экспертиза"

Р. С. Белкин в своей работе указывает на сходство допроса и предъявления для опознания в том, что доказательством для этих следственных действий являются фактические данные, а различие он видит в том, что при допросе свидетель может указать на факт, о котором ему известно от других лиц, а опознающий – о том объекте, который он сам видел..

Нельзя отождествлять предъявление для опознания и с очной ставкой.

Очная ставка это одновременный допрос двух лиц, который применяется с целью устранения существенных противоречий в их показаниях, проверки правдивости данных ранее ими показаний, выяснение сомнительных вопросов, уточнения спорных фактов. Цель же предъявления для опознания, как указывалось ранее, иная.

Свидетель имеет право придти на очную ставку с адвокатом, а при предъявлении для опознания адвокат отсутствует.

Так, если при проведении очной ставки оба лица являются активными ее участниками, то при предъявлении для опознания активная роль принадлежит только одному лицу.

При очной ставке присутствие понятых не требуется, при предъявлении для опознания оно необходимо.

Тактика проведения этих следственных действий также различна. Очная ставка оформляется протоколом очной ставки, предъявление для опознания – протоколом предъявления для опознания. Даже если допустить, что результаты предъявления для опознания могут быть оформлены протоколом очной ставки, то тогда этот протокол будет годен не для всех случаев оформления предъявления для опознания, а только лишь для фиксации предъявления для опознания личности.

Нельзя отождествлять или искать сходства предъявления для опознания со следственным экспериментом

Следственный эксперимент может быть связан с предъявлением для опознания в том случае, если он проводится с целью установления возможности видеть или вообще воспринимать что-либо. Разница этих двух следственных действий обусловлена, прежде всего, сущностью способа собирания доказательств.

Предъявление для опознания предъявляет опознающему ранее наблюдаемый объект, следственный эксперимент воспроизводит обстановку каких-либо событий, то есть различна и целевая направленность этих следственных действий.

Результаты следственного эксперимента фиксируются в протоколе следственного эксперимента, результаты предъявления для опознания – в протоколе предъявления для опознания.

Самошина З. Г. считает: "Задачи следственного эксперимента ограничиваются установлением возможности воспринимать. Само же восприятие конкретного объекта выявляется и фиксируется с помощью предъявления для опознания"

Предъявление для опознания нельзя отождествлять с осмотром отдельных объектов и освидетельствованием.

При предъявлении для опознания устанавливается лишь наличие или отсутствие признаков опознаваемого объекта, тогда как следственным осмотром выявляются ранее неизвестные признаки осматриваемого объекта.

Освидетельствование же направлено на восприятие следов преступления и иных признаков на теле человека. Осмотр объектов и освидетельствование могут привести к установлению данных, необходимых для успешного предъявления для опознания, но не заменить его.

Недопустимо замена предъявления для опознания различного рода оперативными действиями, направленными на обеспечение распознавания – узнавания объекта.

Оперативные мероприятия не регламентируются УПК и не имеют доказательственного значения.

Предъявление для опознания является самостоятельным следственным действием и может служить способом проверки версий следователя и суда, результатов осмотра, показаний свидетеля и потерпевшего, показаний подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, а также – результатов обыска и экспертизы.

Предъявление для опознания как способ проверки версий следователя довольно частое явление при расследовании преступлений. Наряду с другими следственными действиями, оно помогает следователю выяснить правильность его предположений по тому или иному вопросу, помогает правильно определить и обосновать рабочую (основную) версию и отбросить другие необоснованные версии, что способствует более быстрому и оперативному расследованию преступлений и изобличению преступников.

Огромную роль играет предъявление для опознания и как способ проверки показаний свидетелей и потерпевших, так как может с успехом применяться как для выяснения правильности собственных показаний свидетеля или потерпевшего, данных ими ранее, так и для выяснения правильности показаний других лиц.

Предъявление для опознания может применяться в случаях проверки показаний подозреваемого, обвиняемого; подсудимые отрицают свою вину в совершении преступления, но в ряде случаев они признают себя виновными. В таких случаях проверка их показаний необходима. Иногда следователи и судьи при наличии признания подозреваемого, обвиняемого, подсудимого не проверяют эти признания другими доказательствами, результатом чего уголовные дела направляются на доследование или прекращаются за недоказанностью.

Следователь и судья обязаны добывать доказательства, которые подтверждали бы эти признательные показания. Одним же из способов такой проверки признательных показаний является предъявление для опознания, которое в сочетании с другими процессуальными действиями помогает установить правдивость или лживость показаний лица, сознавшегося в совершении им преступления. В большинстве случаев предъявление для опознания является эффективным способом проверки показаний обвиняемых не только при признании ими своей вины, но и при отрицании ее.

Предъявление для опознания довольно часто применяется для подтверждения результатов обыска. Это относится к тем случаям, когда при обыске обнаруживаются и изымаются вещи (похищенное имущество, орудия преступления и др.), которые впоследствии предъявляются для опознания соответствующим лицам.

Предъявление для опознания может применяться для подтверждения правильности выводов дактилоскопической, почерковедческой экспертиз, экспертизы идентификации личности по чертам внешности и других экспертиз.

Принципиальным отличием предъявления для опознания от других следственных действий служит, прежде всего, то, что отождествление здесь главное, основа, тогда как для других оно – факультативный элемент. Кроме того, процесс узнавания введен в строгие процессуальные рамки, призванные обеспечить надежность получаемой информации. Для других следственных действий, где узнавание ранее виденного объекта факультативно, специальных мер по его контролю не предусмотрено. 1.3 Участники и объекты предъявления для опознания Ст. 193 УПК РФ посвящена следственному действию, которое может именоваться как "предъявление для опознания", так и "опознание". В ч. 1 и ч. 8 ст. 163 УПК РФ упоминается о лице, уполномоченном на предъявление для опознания. Здесь имеется в виду следователь. Поэтому и большинство авторов в своих работах, посвященных опознанию, говорят исключительно о следователе как о лице, предъявляющем объект для опознания, либо вообще не указывают данное должностное лицо.

Однако не только следователь имеет право предъявлять для опознания. Согласно п. 1 ч. 1 3 ст. 41 УПК РФ, дознаватель также имеет право самостоятельно производить следственные или другие процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда, в соответствии с УПК РФ, на это требуется согласие начальника органа дознания, санкция прокурора или судебное решение. Опознание возможно во время осуществления дознания по уголовным делам, где производство предварительного следствия необязательно. Выходит: орган дознания также уполномочен предъявлять для опознания.

В соответствии с ч. 2 ст. 39 УПК РФ, начальник следственного отдела вправе принять уголовное дело к своему производству и произвести предварительное следствие в полом объеме, при этом, обладая полномочиями следователя, такое право предоставляется и руководителю следственной группы (ч.5 ст. 163 УПК РФ). Член следственной группы также уполномочен на самостоятельное производство следственных действий. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор вправе лично производить отдельные следственные действия.(п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Опознание может быть произведено не только на стадии предварительного расследования. Во время судебного разбирательства суд производит опознание лица или предмета (ст. 289 УПК РФ). Таким образом, предъявлять для опознания вправе следователь, дознаватель, орган дознания, руководитель и член следственной группы, начальник следственного отдела, прокурор и суд.

Следователь мысленно принимает решение о необходимости и возможности предъявления для опознания и приступает к производству данного следственного действия.

Список лиц, приглашенных для участия в предъявлении для опознания, должен быть тщательно продуман. Их можно разделить на две группы – обязательных и не обязательных участников. В зависимости от вида объекта опознания количество его участников может быть минимальным (предъявление вещей, трупа, животных, и т. д.) и максимальным (предъявление живых лиц).

К первой группе относятся: лица, организующие предъявление для опознания; понятые; опознающий; лица, предъявляемые для опознания. Во вторую группу входят лица, приглашение которых в пределах своих процессуальных полномочий признает необходимым организующее это действие лицо: специалист, переводчик, педагог, защитник.

Организующими предъявление для опознания могут быть, как уже говорилось выше, следователь или иное лицо, ведущее расследование по делу или имеющее по закону право принять проведение этого действия на себя: согласно ст. 127 1 УПК РФ – начальник следственного отдела; согласно ст. 31 Закона Российской Федерации "О прокуратуре РФ" – прокурор; а также суд. Согласно ч. 8 ст. 165 УПК, при проведении опознания обязательно участие понятых. В качестве понятых при предъявлении для опознания приглашаются лица, не заинтересованные в определенном исходе этого действия.

Несомненно, понятой обязан удостоверить факт, содержание и результаты действий, при производстве которых он присутствовал, а также вправе делать замечания по поводу произведенных действий. Выполнение этой обязанности и права возможно при условии, что им разъяснены цель и содержание действия, их права и обязанности (ст. 135 УПК).

О лицах, вызываемых в качестве опознающих, принято говорить как о субъектах предъявления для опознания.

Опознающим может быть лицо, наблюдавшее объект предъявления для опознания.

Опознающим могут быть как взрослые, так и несовершеннолетние лица. Ни УПК, ни ведомственные инструкции органов расследования не дают указания о предельно малом возрасте, начиная с которого малолетние могут давать показания, а следовательно, и привлекаться для опознания. Вопрос о возрасте опознающего необходимо решать в каждом отдельном случае по-разному, в зависимости от индивидуальных особенностей ребенка или подростка.

Физическим недостатком, препятствующим быть опознающим лицом, является слепота. Ослабление зрительной способности человека бывает различного свойства и может не мешать правильному восприятию и передаче действительности. Поэтому в отдельных случаях лица, имеющие ослабленное зрение, могут быть допущены для опознания.

Психически неполноценные лица могут иногда давать правильные показания (в зависимости от заболевания), им можно в ряде случаев предъявлять объекты для опознания.

Опознающий является носителем определенных прав и обязанностей в зависимости от своего процессуального положения. Если опознающим лицом является свидетель или потерпевший, то они имеют право требовать такой формулировки их показаний в протоколе предъявления для опознания, которая, по их мнению, соответствует сообщенным им сведениям, могут приносить жалобы на действия следователя, ущемляющего, по их мнению, их права. Уголовный закон (ст. 302 УК РФ) запрещает принуждение к даче показаний с помощью угроз и насилия.

Согласно ч. 5 ст. 165 УПК, свидетель и потерпевший перед опознанием предупреждается об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний по ст. 308 УК РФ и за дачу заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ. За неправильное опознание в силу объективных причин уголовная ответственность не наступает. Исходя из положения ст. 29 УК РФ, несовершеннолетние, не достигшие 16-летнего возраста, не несут уголовной ответственности ни за отказ от предъявления им объекта, ни за ложные показания. В отличие от свидетеля и потерпевшего, опознающие подозреваемые, обвиняемые и подсудимые не несут уголовной ответственности за отказ от опознания и за ложное опознание, принуждение их к опознанию недопустимо. В случае такого принуждения или применения незаконных мер со стороны следователя или судьи (угрозы, запугивания) последние несут уголовную ответственность по ст. 302 УК РФ.

Перечисленными выше субъектами исчерпывается минимум участников предъявления для опознания.

При предъявлении живых лиц количество участников увеличивается, так как в этом действии участвуют лица, предъявляемые для опознания. Неоправданно считать их только объектами опознавательного процесса, в таком случае было бы бессмысленно устанавливать гарантии прав участников процесса. Роль, права и обязанности предъявляемых для опознания лиц не одинаковы. Лица, среди которых предъявляется опознаваемое лицо, нейтральны к результату опознавания. Они выполняют свой гражданский долг, их роль заключается в добровольном оказании помощи правосудию, в установлении истины. Опознаваемое лицо занимает любое место среди лиц, предъявляемых для опознания. На опознание может быть приглашен специалист, если этого требует техническая сторона организации; педагог, если опознающим является несовершеннолетний в возрасте до 14 лет; переводчик, если опознающий не владеет языком, на котором ведется судопроизводство.

В протоколе предъявления для опознания указывают всех лиц, участвующих в этом следственном действии.

В ч. 1 ст. 193 приведены основные объекты, в отношении которых может быть осуществлено рассматриваемое следственное действие. Первым из них названо "лицо", предъявляемое для опознания. Под лицом обычно понимаются обвиняемый, подозреваемый, потерпевший или свидетель. Расширительное понимание термина "лицо" позволяет включать в его содержание не только вышеуказанных субъектов, но и статистов. Они ведь тоже предъявляются для опознания вместе с человеком, которого принято именовать опознаваемым. Поэтому "лицо", о котором идет речь в ч. 1 ст. 193 и некоторых других частях этой статьи, – это не синоним понятия "опознаваемый". Похоже, необходимость такой трактовки термина "лицо" указывает на то, что законодателем не запрещается производить опознание ранее не допрошенного лица.

Кто же является обвиняемым, подозреваемым, потерпевшим и свидетелем? Дадим определение этим понятиям, потому что, в отличие от опознаваемого, опознающими могут быть только указанные субъекты.

Обвиняемый – это гражданин, в отношении которого вынесено и подписано следователем (дознавателем и др.) законное и обоснованное постановление о привлечении его в качестве обвиняемого

Подозреваемым лицо становится после возбуждения в отношении него уголовного дела, его задержания в соответствии со ст. 91 и 92 УПК РФ или заключения под стражу, до предъявления обвинения.

Свидетелями являются лица, которым, может быть, известна какая-либо информация, которая имеет отношение к возбужденному уголовному делу, и которые не привлечены к участию по делу в качестве специалиста или эксперта.

Потерпевший – человек или какая-либо организация, которые стали потерпевшими после того, как следователь оформил и подписал соответствующее постановление, а суд определил о признании их потерпевшими.

Существуют различные точки зрения криминалистов и процессуалистов, которые трактуют по-разному круг предъявления для опознания объектов.

В соответствии со ст. 193 ПК РФ объектами, предъявляемыми для опознания могут быть живые лица, трупы, предметы.

С. Ф. Шумилин пишет, что "Объектами опознания могут быть лица, предметы и их части. Для опознания может быть представлен и труп (части трупа) …а также домашние животные".

А. А. Леви считает, что для опознания предъявляются "люди (подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие и свидетели), трупы и их части, домашние животные, различные предметы".

С. Н. Чурилов к видам (объектам) предъявления для опознания относит "опознание людей, трупов, вещей, орудий преступления, документов, домашних животных и птиц, участков местности, жилищ и иных помещений".

А. Я. Гинзбург выделяет предъявление для опознания: 1) живых лиц, 2) трупа, 3) движимых предметов или иных объектов, 4) недвижимого объекта, 5) уникального предмета, 6) аудиоматериалов, кино-, фото-, видеоизображений, отмечая при этом, что "перечень таких видов может быть расширен с учетом особенностей объектов опознания и условий их предъявления".

Но классификация, которую предлагает А. Я. Гинзбург, лишена единого основания деления, так как, например, движимый объект одновременно может быть и уникальным.

Ученые и практики предлагают и иные виды предъявления для опознания, например, по голосу и особенностям речи, по походке. Понятно, что организовать предъявление для опознания по походке очень сложно, потому что практически невозможно подобрать трех человек с ярко выраженными аномалиями походки (это встречается крайне редко), да и доказательное значение предъявления для опознания по походке невелико. Такое предъявление для опознания может быть доказательным лишь тогда, когда походка предъявляемого лица отличается яркой индивидуальностью. Таким образом, предъявлять для опознания людей по походке нецелесообразно.

В связи с тем, что под предметом понимается любой материальный объект, это дает криминалистам повод для расширения круга предъявляемых предметов

Так, например, И. В. Шевчук говорит о возможности предъявления для опознания участков местности и помещений.

Цветков П. П. считает, что в число объектов должны быть включены:

1) любые предметы материального мира (живые лица, трупы, животные, строения и др.), которые ранее наблюдал свидетель или иное лицо;

2) отдельные части различных предметов материального мира;

3) фотографические или художественные изображения отдельных предметов;

4) фотоснимки со скульптурных портретов;

5) слепки со следов ног и различных предметов;

6) слепки-муляжи с лица и отдельных частей тела неопознанных трупов.

Ю. Г. Корухов к числу объектов, предъявляемых для опознания, относит "документы, подписи, рукописные тексты, а также животных".

Ю. Н. Михайлова выделяет следующие объекты для опознания: "почерк, суммативные вещества, животные и иные живые существа".

Г. В. Федоров, считает возможным предъявлять для опознания "предметы и вещи по их запахам (при этом субъектом опознания является человек, а не собака-детектор)".

Многие ученые-криминалисты считают одним из объектов предъявления для опознания документ. Следует помнить, что под документом в криминалистике понимают материальный объект, в котором отражены сведения о каких-либо значимых фактах, имеющих значение для уголовного дела.

В зависимости от способа фиксации документы подразделяются на: – письменные (рукописные тектсы, цифровые записи, тексты, выполненные при помощи печатающих устройств);

– графические (рисунки, чертежи, схемы, планы);

– фотодокументы;

– кинодокументы;

– фонодокументы (магнитофонные записи);

– видеофонографические документа;

– электронные (в виде компьютерной записи или в иной воспринимаемой человеком форме).

Но не все перечисленные документы могут быть объектами опознания. Фото-, кино-, фоно - и видеодокументы являются лишь носителем информации, но ежели сам носитель предъявляется в качестве самостоятельного объекта, то его следует воспринимать не как документ, а как объект в самом точном значении этого слова. Поэтому "круг данных объектов для опознания, как полагает Д. А. Бурыка, должен быть ограничен письменными и графическими документами, идентификация которых возможна, в частности, по индивидуальной совокупности таких признаков, как вид и цвет материала, цвет красителя, форма, размер, наличие характерных складок, перегибов, повреждений, загрязнений, разрывов, специальных пометок, обозначений и т. п.".

Почерки, подписи, по мнению ряда ученых-криминалистов, объектом предъявления для опознания быть не должны, так как: 1) подавляющему большинству допрашиваемых неизвестна система описания общих и частных признаков подчерка; 2) как мы уже знаем, рукописные тексты должны предъявляться для опознания в группе сходных, общим количеством не менее трех; 3) не исключена имитация признаков почерка и случайные совпадения в сходных почерках; 4) рукописные тексты "должны будут направлены на экспертное исследование, и лишь оно позволит установить тождество". Ряд криминалистов используют рукописные тексты в качестве объектов для опознания, но сомнения в целесообразности их использования в качестве объекта для опознания у них, тем не менее, возникают.

Запах, предлагаемый в качестве объекта предъявления для опознания, также считается невозможным, потому что, "во-первых, отсутствует терминология, с помощью которой можно было бы адекватно воспроизвести сохранившийся мысленный образ воспринятого. Максимально, на что можно рассчитывать, – это описание допрашиваемым распространенных, сходных с воспринятым, запахов. Во-вторых, "значительная часть ценной ольфакторной информации обонянию человека недоступна". В-третьих, следователю фактически невозможно дать оценку результатам такого опознания. В-четвертых, при проведении действий такого рода пришлось бы столкнуться с этическими проблемами.

Суммативные (жидкие и сыпучие) вещества объектами предъявления для опознания также быть не могут. "Идентификация по мысленному образу (опознание) является видом криминалистической идентификации, которую отличает совокупность специфических особенностей, одна из них состоит в том, что её объектами являются индивидуально-определенные тела, обладающие устойчивым внешним строением".

Несомненно, что такая идентификация осуществляется только с помощью судебной экспертизы, но не в рамках рассматриваемого следственного действия.

Многие криминалисты, как указывалось выше, говорят о возможности предъявления для опознания участков местности, строений, помещений. Безусловно, это также спорный вопрос и связан он с многими нерешенными проблемами.

Точка зрения специалистов на этот счет различна. Н. Н. Гапанович считает, что "опознание местности состоит из познания пути к какому-либо участку местности (опознание маршрута); участка местности, ограниченного определенными ориентирами опознание предмета или места в границах данного участка местности".

А. Я. Гинзбург считает, что этот вид предъявления для опознания "может проводиться в целях установления определенного места, интересующего следствие, а также проверки показаний допрошенного лица".

А. Г. Филиппов отмечает, что такое опознание "проводится в тех случаях, когда … необходимо проверить показания допрашиваемого, связанные с описанием определенного места".

М. Я. Розенталь считает, что одной из целей проверки показаний на месте является "опознание места происшествия, объектов, расположенных на местности, пути движения".

Как видим, "целью проверки показаний на месте является проверка и уточнение показаний, их исследование и установление соответствия действительной обстановке, а целью данного вида предъявления для опознания следует считать узнавание определенного места по тем или иным признакам, его выделение из числа сходных". Использовать такой критерий разграничения можно далеко не всегда, так как, в соответствии с ч.2 ст. 194 УПК РФ, не обязательно при проверке показаний на месте воспроизводить обстановку и демонстрировать определенные действия, можно ограничиться указанием на предметы, документы, следы, что невозможно сделать без их опознания лицом, которое предварительно должно быть допрошено. Однако узнавание при проверке показаний на месте может быть отграничено от предъявления для опознания участков местности, помещений, строений. Так, согласно требованиям ч. 6 ст. 193 УПК РФ, при предъявлении для опознания предъявление происходит в группе однородных предметов не менее трех, а учитывая недвижимость рассматриваемых объектов (участки местности, строения, помещения), это не может быть выполнено.

Предъявление для опознания помещения также вызывает трудности, так как в первую очередь необходимо получить согласие проживающих в них лиц. УПК РФ (ч. 1 ст. 29) не предусматривает возможности получения судебного разрешения для проведения данного следственного действия в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц.

Согласен с мнением Д. А. Бурыка, что, в связи с возникающими трудностями, указанные и другие недвижимые объекты следует исключить из перечня предметов, предъявление для опознания которых невозможно.

Животные, а также их трупы и необработанные части (голова, шкура) могут быть объектами предъявления для опознания в том случае, если опознающий может дать квалифицированное описание примет и особенностей животного (порода, масть, возраст, дефекты рогов, копыт и т. д.).

Д. А. Бурыка считает допустимым предъявление для опознания трупов по их посмертным маскам.

Ю. П. Дубягин пишет: "Маски – объективные отображения элементов лица человека и в этом смысле не отличаются от фотокарточек".

Но ведь маски, в отличие от фотокарточек, имеют не только преимущества, но и недостатки. Достоинство маски в том, что трупная пигментация кожи, пятна ссадины на маске не видны, но, в отличие от фотоснимка, она не передает цвета глаз, волос, родимых пятен. По сравнению с фотоснимком маска громоздка.

Но ведь порядок предъявления для опознания масок может быть аналогичным порядку предъявления для опознания предметов: в группе сходных, в количестве не менее трех. Следовательно, маски должны быть сняты с лиц одного пола, одного возраста, близкими по форме, размеру.

Ю. П. Дубягин предлагает ряд рекомендаций для повышения эффективности такого предъявления для опознания:

а) маски окрашивать в "нейтральный" цвет, красителями, которые не нарушают отображения микрорельефа кожи на копии;

б) размещать их на темном однотонном фоне;

в) перед предъявлением для опознания объяснить опознающему процесс их получения и особенности передач

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Предъявление для опознания в криминалистике. Проблемы совершенствования процесса производства". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 654

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>