Дипломная работа на тему "Правовое регулирование компенсации морального вреда"

ГлавнаяГосударство и право → Правовое регулирование компенсации морального вреда




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Правовое регулирование компенсации морального вреда":


Содержание

Введение.......................................................................................................... 3

1 Правовое регулирование компенс ации морального вреда в российском законодательстве............................................................................................. 6

1.1 Становление института компенс ации морального вреда........................ 6

1.2 Нематериальные блага и неимущественные права, защищаемые путем компенс ации морального вреда........................................................................................... 9

1.3 Основания, порядок, способы компенс ации морального вреда........... 16

2 Проблемы компенс ации морального вреда по законодательству Российской Федерации........................................................................................................................ 28

2.1 Проблемы определения размера компенс ации морального вреда...... 28

2.2 Проблемы компенс ации морального вреда юридическому лицу........ 32

2.3 Переход и зачет права на компенсацию................................................ 38

Заключение.................................................................................................... 48

Глоссарий...................................................................................................... 52

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Грамотное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Казани и в других городах России.

Список использованных источников............................................................ 54

Список сокращений....................................................................................... 59

Приложение А............................................................................................... 60

Приложение Б................................................................................................ 63

Введение

Актуальность темы заключается в том, что с момента принятия нового Гражданского кодекса Российской Федерации прошло более 10 лет. Однако до сих пор остается много вопросов и проблем, которые пытаются решить ученые – цивилисты-теоретики и практики. Проблема гражданско-правовой защиты и ответственности вообще, а так же защиты и ответственности при причинении вреда нематериальным благам или неимущественным правам, в частности имеют практическое значение, поскольку повседневно затрагивают интересы большого круга участников гражданского оборота.

Вряд ли найдется человек, способный заявить, что он никогда не испытывал страданий. К сожалению, устройство нашей жизни далеко от совершенства и поводы для переживаний и страданий не заставляют себя долго ждать. Незаконное увольнение работника, осмелившегося не согласиться с начальством по какому-либо вопросу, сгоревшая из-за неисправности недавно приобретенного телевизора квартира, инвалидность, наступившая в результате неудачно проведенной операции - эти и многие другие нарушения нематериальных и неимущественных благ человека могут коснуться каждого из нас и причинить определенный вред.

Целью защиты нематериальных благ человека или неимущественных прав граждан служит такой институт гражданского права, как институт компенс ации морального вреда, закрепленный в ГК РФ в качестве основного способа защиты этих благ. С другой стороны, нормы о компенс ации морального вреда содержаться и в разделе, посвященным обязательствам, возникающим из причинения вреда, то есть в нормах, регулирующих гражданско-правовую ответственность. Двоякое использование института морального вреда породило различные исследования, посвященные этому правовому институту. Но до сих пор остаются открытыми вопросы, что такое моральный вред вообще, каково его соотношение с другими видами вреда и имеет ли данный правовой институт границы применения.

Особая актуальность данной темы приобретается в связи с тем, что некоторые теоретики в своих научных трудах стремятся расширить сферу действия норм о компенс ации морального вреда, а судебная практика все еще далека от выработки единообразного применения института компенс ации морального вреда.

Проблема института компенс ации морального вреда исследовалась зарубежными и отечественными правоведами. Нужно отметить, что они достигли определенных успехов в этой области. Но это не значит, что к настоящему времени решены все проблемы института компенс ации морального вреда. Существуют еще неразрешенные и спорные вопросы как в теоретическом плане, так и в практическом плане. Проблемы исследования как защиты, так и гражданско-правовой ответственности при причинении вреда неимущественного характера определяются возросшим интересам к этому институту, объединяющему в себе, с одной стороны, способ защиты для потерпевшей стороны, а с другой – меру ответственности для причинителя вреда. Это обусловлено общественно-практической значимостью личности в условиях рыночных отношений, роста правонарушений против личности, ущемления ее благ и других особых неимущественных объектов, которые принадлежат как гражданам, так и юридическим лицам. На современном этапе данная тема разрабатывается такими научными деятелями как Батяев А. А., Боннер А., Голубев К. И., Иванов А. А., Кожевников О. А., Коньшина А. К., Лапинский Д. А., Левков А. А., Панина Л. А., Пешкова О. А., Соловьев В. Н., Трубников П., Фатеев К. В., Эрделевский А. М. и другие.

При причинении вреда неимущественным правам или нематериальным благам их защита должна осуществляться с помощью компенс ации морального вреда. Это согласуется с конституционными требованиями о защите жизни, здоровья, чести, достоинства и других личных прав и свобод граждан и человека.

Механизм защиты нематериальных благ и неимущественных прав может быть реализован посредством выплаты денежной компенсации потерпевшему за причинение ему неимущественного вреда.

Объект исследования – общественные отношения, складывающиеся между участниками гражданского оборота при наличии правонарушения, в ходе которого имеет место компенсация морального вреда.

Предмет исследования – правовое регулирование компенс ации морального вреда в российском законодательстве, а так же проблемы, возникающие в ходе реализации компенс ации морального вреда.

Цель выпускной квалифицированной работы заключается в комплексном исследовании компенс ации морального вреда как самостоятельного института гражданского права.

Данная цель достигается посредством решения следующих задач:

- исследовать становление института компенс ации морального вреда;

- определить нематериальные блага и неимущественные права, защищаемые путем компенс ации морального вреда;

- уяснить основания, порядок, способы компенс ации морального вреда, а так же сроки и исковую давность;

- выявить проблемы определения размера компенс ации морального вреда;

- изучить проблемы компенс ации морального вреда юридическому лицу;

- определить переход и зачет права на компенсацию морального вреда.

В процессе написания работы использовались следующие методы: метод сравнения, метод анализа, метод синтеза.

Структура работы подчинена логике исследования и состоит из введения, двух глав, заключения, глоссария, списка использованных источников и трех приложений.

1 Правовое регулирование компенс ации морального вреда в российском законодательстве

1.1 Становление института компенс ации морального вреда

Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих возможность компенс ации морального вреда. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судопроизводства только в случае, если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего.

Однако в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве дореволюционной России содержался относительный аналог этого правового института.

После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательного отношения к возмещению в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, в связи с чем и гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни возможности его возмещения.

Судебная практика в соответствии с господствующей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.[1]

Существо этой доктрины заключалось в том, что принцип возмещения морального вреда рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию. Она основывалась, в частности, на демагогических утверждениях о невозможности измерять достоинство советского человека в презренном металле, хотя подобных предложений никто и не делал; поскольку идея сторонников возмещения морального вреда состояла не в измерении личных неимущественных прав в деньгах, а в обязании правонарушителя к совершению действий имущественного характера, направленных на сглаживание остроты переживаний, вызванных правонарушением, т. е. деньги рассматривались в качестве не эквивалента перенесенных страданий, а источника положительных эмоций, способных полностью или частично погасить негативный эффект, причиненный психике человека в результате нарушения его прав.

Позитивные взгляды на эту проблему, высказываемые в основном до начала 30-х годов, не возымели воздействия на законодательство и судебную практику. После полной победы социализма в СССР эти дискуссии прекратились, и в дальнейшем в результате соответствующей пропаганды в общественном правосознании представления о недопустимости оценки и возмещения морального вреда в имущественной форме укоренились настолько, что появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественных компенсаций за причиненные физические или нравственные страдания воспринимались как чуждые социалистическому правовому регулированию.

Это, однако, не препятствовало использованию норм зарубежного законодательства о компенс ации морального вреда при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.

Проведение сравнительного анализа соответствия правонарушениям мер ответственности, предусмотренных различными отраслями законодательства, позволяло сделать вывод об относительности этого соответствия и несостоятельности аргументации противников возмещения морального вреда.

Высказываемые в поддержку принципа возмещения морального вреда взгляды в немалой степени обосновывались тем обстоятельством, что законодательство ряда других социалистических государств предусматривало возмещение морального вреда. Более серьезный аргумент против возмещения морального вреда в имущественной форме заключался в невозможности или, по крайней мере, трудности ее объективной оценки. Такая позиция отражала представления о свойственном гражданскому праву принципе эквивалентного возмещения, учитывая, что при причинении вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам принцип эквивалентности неприменим.

Проведение сравнительного анализа соответствия правонарушениям мер ответственности, предусмотренных различными отраслями законодательства, позволяло сделать вывод об относительности этого соответствия и несостоятельности аргументации противников возмещения морального вреда.

Российские законодатели пошли по пути внесения норм о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты: Закон РФ от 19 декабря 1991 г. «Об охране окружающей природной среды»,[2] Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные постановлением ВС РФ от 24 декабря 1992 г.,[3] Закон РФ от 22 января 1993 г. «О статусе военнослужащих»[4] и др.

Такая законодательная ситуация вызывала сомнения в возможности применения системы генерального деликта к возмещению морального вреда, а столь значительное число нормативных актов, регулирующих отношения в этой области наряду с регулированием разнохарактерных видов общественных отношений, порождало дополнительные сложности в правоприменительной практике, усугублявшиеся разными сроками принятия и введения в действие указанных нормативных актов.

Введенные в действие в 1995-1996 гг. части первая и вторая Гражданского кодекса РФ содержат несколько иной по сравнению с предшествующими нормативными актами подход к институту компенс ации морального вреда, что неизбежно приводило к противоречиям в и без того не устоявшейся в данном вопросе судебной практике.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 2000 г. № 10 рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства о компенс ации морального вреда.[5] Это постановление содействовало установлению единообразия в вопросе конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещении морального вреда, однако ничего не дало для установления единообразия в решении вопроса о размере компенс ации морального вреда. Более того, в нем содержится явно неверное, как представляется, суждение о возможности компенс ации морального вреда юридическому лицу. Мнение о неверности этого суждения разделяют и некоторые другие авторы.

Понятие «моральный вред» введено и в ст. 30 Семейного кодекса РФ, вступившего в силу 27 января 1996 г.[6]

Таким образом, становление института компенс ации морального вреда имело многоступенчатый и противоречивый характер регулирования общественных отношений в сфере возмещения вреда.

1.2 Нематериальные блага и неимущественные права, защищаемые путем компенс ации морального вреда

По общему правилу, установленному в ст. 151 и 1099 ГК, действия, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, должны обладать необходимым квалифицирующим признаком - ими должны быть нарушены неимущественные права или блага гражданина. Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений.

Между тем возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда, например, если в процессе исполнения авторского договора об издании произведения издатель нарушает личные неимущественные права автора (право на имя или на неприкосновенность произведения и т. п.).[7]

Неисчерпывающий перечень неимущественных прав и благ, защищаемых путем компенс ации морального вреда, приведен в ст. 150 ГК.[8] Каждое из указанных там прав и благ имеет специфику, обусловленную характером этого права или блага и установленными в законодательстве средствами его правовой защиты. Поясню это на примере некоторых видов прав и благ.

Жизнь и здоровье. Законодательного определения этих понятий до сих пор не существует.[9] Практическую ценность представляет определение моментов начала жизни человека и ее прекращения, так как именно ими определяются момент начала и прекращения действия соответствующих правовых норм применительно к конкретному человеку.[10]

В российской правовой доктрине преобладает подход, согласно которому под моментом рождения человека понимается момент физического отделения организма, плода от организма матери и переход его к автономному физиологическому функционированию, которое начинается с первого вздоха ребенка, обусловливающего возможность самостоятельного кислородного обмена в его организме. Определение момента смерти дается в ст. 46 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан,[11] которая имеет отсылочный характер, а также в ст. 9 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека»,[12] из содержания которой следует, что состояние смерти человека возникает с момента необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), что устанавливается в соответствии с процедурой, утверждаемой Министерством здравоохранения РФ. Несомненно, дальнейшее развитие науки и техники, в особенности достижения в области медицины, поставят перед правоведами новые проблемы в этой области.

Российское законодательство связывает возникновение и прекращение гражданской правоспособности, т. е. способности гражданина иметь гражданские права и нести обязанности, с моментами соответственно его рождения и смерти (ст. 17 ГК РФ). Нормами, направленными на охрану прав неродившегося ребенка, являются ст. 530 ГК РСФСР 1964 г.,[13] указывающая в круге наследников по закону ребенка наследодателя, зачатого при его жизни и родившегося после его смерти, а в круге наследников по завещанию - любое лицо, зачатое при жизни наследодателя и родившееся после его смерти, и ст. 1088 ГК РФ,[14] указывающая в числе имеющих право на возмещение вреда в случае потери кормильца его ребенка, родившегося после его смерти. Однако эти нормы предполагают возникновение соответствующих субъективных прав только у детей, родившихся живыми.

Хотя в Конституции РФ прямо не упоминается право человека на здоровье, это право по своему содержанию также, несомненно, является одним из неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения прав. Такая позиция подтверждается как ст. 41 Конституции РФ,[15] устанавливающей право каждого на охрану здоровья и гарантирующей, таким образом, право каждого на здоровье, так и п. 1 ст. 150 ГК РФ,[16] где жизнь и здоровье входят в неисчерпывающий перечень принадлежащих гражданину от рождения нематериальных благ. Право человека на охрану здоровья является самостоятельным личным неимущественным правом, тесно связанным с правом на здоровье. Реализация права на охрану здоровья обеспечивается различными отраслями права.

Институт охраны здоровья определяется как совокупность мер политического, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-гигиенического и противоэпидемического характера, направленных на сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья.

Из этого определения можно вывести следующее определение о том, что здоровье человека - это состояние его полного физического и психического благополучия. Соответственно повреждением здоровья должно признаваться действие или бездействие, влекущее утрату человеком полного физического или психического благополучия. Право человека на здоровье конструируется как личное неимущественное право человека находиться в состоянии полного физического и психического благополучия. Это право имеет абсолютный характер, так как ему соответствует обязанность всех остальных членов общества воздерживаться от действий, нарушающих это право.

В основном требования о компенс ации морального вреда, причиненного здоровью, встречаются в делах о возмещении вреда, причиненного источниками повышенной опасности.[17]

Неимущественные права авторов. Авторское право на произведение науки, литературы и искусства возникает в силу факта его создания. При этом для возникновения и осуществления авторского права не требуется регистрации произведения и какого-либо иного его специального оформления или соблюдения других формальностей.

Автор вправе использовать знак охраны авторского права, который помещается на каждом экземпляре произведения с указанием имени обладателя исключительных авторских прав и года первого опубликования произведения. Авторство лица, указанного в качестве автора на оригинале или экземпляре произведения, презюмируется, т. е. при отсутствии доказательств иного именно это лицо считается автором произведения.[18]

В случае спора об авторстве обязанность доказывания иного и представления соответствующих доказательств возлагается на лицо, оспаривающее право авторства.

Содержанием субъективного авторского права является совокупность имущественных и неимущественных прав, принадлежащих автору произведения.

Для рассмотрения проблем компенс ации морального вреда правовой интерес представляют неимущественные права авторов произведений науки, литературы и искусства, так как в соответствии со ст. 151 ГК только нарушение неимущественных прав может породить право на компенсацию причиненного этим нарушением морального вреда.[19]

Конечно, нарушение имущественных прав автора также может причинить ему нравственные страдания, однако для возможности требования имущественной компенсации за их причинение необходимо специальное указание об этом в законе. В настоящее время законодательство такой возможности не предусматривает.

Совокупность личных неимущественных прав автора состоит из следующих прав:[20]

- права авторства, т. е. права признаваться авторами произведения;

- права на имя, т. е. права использовать или разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом или без обозначения имени;

- права на обнародование произведения, т. е. права обнародовать или разрешать обнародовать произведение в любой форме, включая право на отзыв - на отказ от ранее принятого решения об обнародовании при соблюдении предусмотренных законом условий;

- права на защиту репутации автора.

Право на неприкосновенность произведения можно понимать как:

1) право на защиту произведения от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора, при этом способность нанести ущерб чести и достоинству рассматривается как квалифицирующий признак как при искажении, так и при ином посягательстве;

2) право на защиту от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора, при этом способность нанести ущерб чести и достоинству рассматривается как квалифицирующий признак только применительно к иному посягательству.

Решение вопроса о том, как понимать право на неприкосновенность произведения, имеет важное практическое значение, поскольку первый вариант толкования приводит к резкому сужению содержания права автора на неприкосновенность произведения по сравнению с ранее действовавшим законодательством.

Права автора, в том числе и личные неимущественные права, защищаются гражданским, административным и уголовным законодательством. Так, ст. 146 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное использование объектов авторского права, а равно за присвоение авторства, если эти деяния причинили крупный ущерб.[21]

При причинении морального вреда незаконными действиями, нарушающими личные неимущественные права автора, состав оснований ответственности за причинение морального вреда в большинстве случаев общий - наличие морального вреда, противоправное поведение причинителя вреда, наличие причинной связи между противоправным поведением причинителя вреда и причиненным моральным вредом, вина причинителя вреда.

Исключение составляют такие посягательства на неприкосновенность произведения, которые одновременно представляют собой распространение сведений, умаляющих честь и достоинство автора. Как правило, такие действия могут быть выполнены путем сопровождения произведения не санкционированными автором предисловием, комментарием, пояснением. В этих случаях обязанность произвести компенсацию морального вреда возникает независимо от вины причинителя вреда.[22]

Представляется, что при определении размера компенсации за причинение морального вреда нарушениями авторских прав вряд ли должны приниматься во внимание индивидуальные особенности потерпевшего, так как правонарушителю, как правило, они неизвестны и не должны быть известны, а ответственность в большинстве случаев нарушений авторских прав наступает при наличии вины причинителя вреда.

1.3 Основания, порядок, способы компенс ации морального вреда

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенс ации морального вреда возникает при наличии:

1) страданий, т. е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

2) неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

3) причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

4) вины причинителя вреда.[23]

Наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевании последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего.

В настоящее время применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в п. 1 ст. 56 ГПК РФ[24], предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст. 56 ГПК РФ должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу. Суд имеет возможность применять принцип презумпции морального вреда в процессе осуществления предоставленных ему законом полномочий в отношении оценки доказательств.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении № 10 от 20 декабря 2001 г. определил предмет доказывания по спорам, связанным с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».[25]

Действительное умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, посягали на него. Такой вывод следует из ст. 151 ГК РФ, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.[26]

Так, в случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение порочащих сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений.

Следующим основанием ответственности за причинение морального вреда является противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, т. е. противоречие их нормам объективного права. Учитывая недостаточную юридическую грамотность населения, можно предположить, что во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии квалифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск. Например, далеко не всегда пресекаются незаконные действия административных органов, связанные с отказом в предоставлении информации, которую согласно закону они обязаны предоставлять любому заинтересованному лицу. Право на ознакомление с информацией предусмотрено, в частности, в ч. 2 ст. 24 Конституции РФ.[27] Согласно этой норме органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданской, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательство предусматривает право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий. Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенс ации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого необходимо установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинские аспекты его действия; определить возможные пути и момент проникновения его в организм; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии.

Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает при наличии вины причинителя вреда в форме как умысла, так и неосторожности. Но действующее законодательство не всегда считает вину необходимым основанием ответственности за причинение морального вреда.

Статья 1100 ГК РФ устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

- вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

- вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

- вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

- в иных случаях, предусмотренных законом.[28]

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т. п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях. Из этого следует, что выплата компенс ации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельности и др.).

Вопрос о выборе конкретных способов защиты нематериального права всегда встает перед гражданином, юридическим лицом (если был нанесен ущерб деловой репутации) сразу после того, как гражданин (юридическое лицо) обнаружили для себя сам факт такого нарушения.

Способ - это конкретное действие, которое следует совершить в настоящий момент для защиты своего нарушенного права. Понятие «способа» защиты и «порядка» защиты почти совпадают и имеют схожее значение, однако, «способ» защиты более применим для определения конкретных практических действий, в то время, как понятие «порядок» защиты означает некую оценочную характеристику действий, которые совершила организация, гражданин для защиты своего нарушенного нематериального права (блага).

Способы защиты права могут быть самыми различными, например, если появилась публикация в газете, то лицо может опубликовать свой ответ на такую статью. Если кто-либо из соседей постоянно оскорбляет, вываливает свой мусор под забором, то необходимо обратиться к участковому сотруднику милиции, который вправе привлечь соседей к административной ответственности за хулиганство. Важно в своих заявлениях писать о конкретных фактах, в которых выражаются нарушения ваших прав (наносимый вред), а не описывать свои эмоции. Однако, можно обратиться и с исковым заявлением в суд.

Поэтому все способы защиты права можно выделить два порядка: судебный и внесудебный. К судебному порядку защиты, как правило, обращаются тогда, когда исчерпаны все другие внесудебные способы защиты нарушенного права.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа в составе председательствующего, судей, при участии в заседании: от заявителя: Х. Р.Г. - не явился, извещен надлежаще; от должника: МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа - не явились, извещены надлежаще;

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Х. Р.Г., г. Воронеж, на определение от 02.09.2005 г. Арбитражного суда Воронежской области по делу N А14-5277-2005/40/20б, установил:

Определением Арбитражного суда Воронежской области от 31.05.2005 г. в отношении МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа введена процедура наблюдения, временным управляющим назначен С. М.А.

В ходе процедуры наблюдения Х. Р.Г. обратился в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа денежных обязательств, возникших на основании решений мирового судьи Левобережного района г. Воронежа от 03.06.2002 г. и 06.05.2005 г.

В порядке ст. 49 АПК РФ Х. Р.Г. уточнил заявленное требование, просит включить в реестр требований кредиторов МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа требование в сумме 1500 руб., признав его подлежащим удовлетворению в первую очередь, а также требование в сумме 1636 руб. 96 коп., признав его подлежащим удовлетворению в третью очередь.

Определением Арбитражного суда Воронежской области от 02.09.2005 г. требование Х. Р.Г. к МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа установлено в сумме 532 руб. 96 коп. основного долга, 368 руб. пени и признано подлежащим удовлетворению в третью очередь, а также включению в реестр требований кредиторов МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа.

Определением апелляционной инстанции от 20.09.2005 г. апелляционная жалоба на определение от 02.09.2005 г. возвращена заявителю.

В кассационной жалобе Х. Р.Г. просит отменить определение суда от 02.09.2005 г. в части отказа во внесении в реестр требований кредиторов должника требования о возмещении 1500 руб. морального вреда, как незаконное и необоснованное. Заявитель жалобы полагает, что судом нарушены нормы материального права.

В порядке ст. 284 АПК РФ жалоба рассмотрена в отсутствии представителей сторон, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного разбирательства.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает необходимым оспариваемый судебный акт оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения по следующим основаниям.

Судом области установлено, что решением мирового судьи Левобережного района г. Воронежа от 06.05.2005 г. МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа обязано снизить А. М.И. и Х. Р.Г. солидарно стоимость услуг по отоплению за период с октября 2001 г. по апрель 2002 г. на сумму 736 руб., а также с МУП ЖКХ и Б Левобережного района г. Воронежа в пользу Х. Р.Г. взыскано 368 руб. пени за недостатки предоставленной услуги по теплоснабжению и 1500 руб. компенс ации морального вреда.

Решением мирового судьи Левобережного района г. Воронежа от 03.06.2002 г. с ДМУРЭП-47 в пользу Х. Р.Г. взыскано 532 руб. 96 коп. в счет возмещения убытков, вызванных оплатой не предоставленных услуг по содержанию жилищного фонда.

Определением мирового судьи Левобережного района г. Воронежа от 06.05.2005 г. изменен способ и порядок исполнения решения мирового судьи Левобережного района г. Воронежа от 03.06.2002 г., путем произведения зачета взысканной суммы 532 руб. 96 коп. в счет платежей по оплате услуг по содержанию и ремонту жилого фонда.

Поскольку названные судебные акты по состоянию на 31.08.2005 г. должником исполнены не были, что подтверждается справкой судебного пристава-исполнителя от 31.08.2005 г. исх. №207/1, Х. Р.Г. обратился в арбитражный суд с настоящим требованием.

Отказывая заявителю во внесении в реестр требований кредиторов должника требования о возмещении 1500 руб. морального вреда, суд области обоснованно исходил из следующего.

Согласно ст. 71 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" предъявленные для целей участия в первом собрании кредиторов требования к должнику рассматриваются арбитражным судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр требований кредиторов.

В соответствии со ст. 63 названного Закона с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, в том числе снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства, за исключением исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до даты введения наблюдения судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждения по авторским договорам, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и о возмещении морального вреда.

Поскольку исполнение исполнительных документов о возмещении морального вреда с даты вынесения арбитражным судом определения о введении наблюдения не приостанавливается, а продолжает исполняться в рамках исполнительного производства, то отказ во внесении в реестр требований кредиторов должника требования о возмещении 1500 руб. морального вреда является законным и обоснованным.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на правильном применении норм материального и процессуального права, в связи с чем определение от 02.09.2005 г. Арбитражного суда Воронежской области по делу №А14-5277-2005/40/20б отмене не подлежит.

Руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 287, ст. 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

Определение от 02.09.2005 г. Арбитражного суда Воронежской области по делу №А14-5277-200540/20б оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и обжалованию не подлежит.[29]

Внесудебные способы защиты часто представляют собой своего рода «стадию», предшествующею судебному порядку защиты права. Именно в ходе обращения человека за медицинской помощью, обращения в правоохранительные органы и другие зафиксированные попытки урегулировать конфликт с причинителем вреда, будут потом составлять основу доказательственной базы в суде. Если доказательств причинения вам морального вреда недостаточно, то сначала стоит прибегнуть к внесудебным способам защиты нематериального права. В этом случае внесудебные способы защиты будут иметь свою цель не урегулирование конфликта, а сбора доказательств и потому станет досудебным способом защиты нематериальных прав. Однако возможно, что стороны достигнут определенного соглашения и никто не будет обращаться в суд.

Судебный способ защиты права применяют посредством обращения с различными исковыми заявлениями в суд общей юрисдикции, арбитражный суд. В суд общей юрисдикции можно обратиться только в связи с гражданским иском, а возможно, что исковое требование о компенс ации морального вреда будет заявлено в связи с рассматриваемом в суде уголовным делом.[30]

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 2000 г. № 10 отметил, что «на требования о компенс ации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ».[31]

Верховный Суд РФ почти дословно воспроизвел формулировку п. 2 ст. 43 Основ о нераспространении исковой давности. Статья 208 ГК РФ в соответствующей части сформулирована несколько иначе. В ней устанавливается, что исковая давность не распространяется «на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ...».[32] Необходимо рассмотреть, позволяют ли упомянутые нормы Основ и ГК РФ прийти к иным выводам относительно применения исковой давности к требованиям о возмещении (Основы) и компенсации (ГК РФ) морального вреда.

Здесь вводиться ограниченное неприменение исковой давности: требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Значит, исковая давность применяется к этим требованиям в той их части, которая находится за пределами общего давностного срока. Законодатель, учитывая перманентно проявляющийся результат неправомерного действия, предоставляет здесь потерпевшему возможность в любой момент устранить в ограниченных тремя годами пределах негативные последствия нарушения его неимущественных прав.

Под иными правами следует понимать, во-первых, имущественные права и, во-вторых, неимущественные права, не имеющие признаков, свойственных личным неимущественным правам, упомянутым в ст. 150 ГК (например, неимущественные права акционеров, установленные Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах»).[33]

Таким образом, в период действия Основ компенсация морального вреда была возможна при внедоговорном нарушении как неимущественных, так и имущественных прав, и в последнем случае исковая давность к требованиям о компенс ации морального вреда была применима со всей очевидностью, поскольку такие требования явно не охватывались п. 2 ст. 43 Основ. Такая же ситуация имеет место и с требованиями о компенс ации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав потребителей, - ст. 208 ГК РФ не дает никаких оснований для неприменения исковой давности к таким требованиям.

Общий срок исковой давности составляет три года, и если в течение этого срока не существовало каких-либо препятствий или затруднений для предъявления иска, но потерпевший не сделал этого, разумно и справедливо было бы полагать, что страдания отсутствовали, и отказать во взыскании компенсации.

По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК РФ).[34] Применительно к компенс ации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться в момент начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между претерпеваемыми страданиями и нарушением его прав.[35] Это условие особенно существенно при нарушении личных неимущественных прав детей, а также при причинении вреда здоровью, поскольку вышеуказанные моменты могут не совпадать.

Претерпевание страданий лишает человека психического благополучия (полностью или частично). По моему мнению, психическое благополучие - это одно из нематериальных благ, принадлежащих гражданину от рождения, и одновременно одно из составляющих другого нематериального блага - здоровья в широком смысле. Нарушение психического благополучия как результат неправомерных действий (бездействия) со стороны правонарушителя всегда наступает не само по себе, а лишь в соединении с нарушением какого-либо иного вида принадлежащих гражданину прав или с умалением иных благ.

Поэтому при совершении правонарушения для возникновения права потерпевшего требовать компенсацию морального вреда и корреспондирующей этому праву обязанности правонарушителя выплатить такую компенсацию необходимо наличие причинной связи между триадой юридических фактов: неправомерное действие (бездействие); нарушение неимущественного права или умаление иного нематериального блага; нарушение психического благополучия (возникновение страданий). Между наступлением этих фактов возможен некоторый промежуток времени. Это обстоятельство следует учитывать при применении к требованиям о компенс ации морального вреда правила о начале течения срока исковой давности.

2 Проблемы компенс ации морального вреда по законодательству Российской Федерации

2.1 Проблемы определения размера компенс ации морального вреда

Специфическая ситуация складывается в отношении определения размера компенс ации морального вреда в российской правоприменительной практике. Проблема отсутствия точно сформулированных критериев и общего метода оценки размера компенс ации морального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Такая ситуация усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части ГК РФ, где в ст. 1099-1101 установлены дополнительные требования, подлежащие учету судами при определении размера компенсации.[36]

Индивидуальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК - это подлежащее доказыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотренными процессуальным законодательством способами и принимать во внимание при оценке действительной глубины (степени) физических или нравственных страданий и определении соответствующего размера компенсации.

Необходимым критерием размера компенсации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемый моральный вред для определенного вида правонарушения.

Презюмируемый моральный вред - это страдания, которые, по общему представлению, должен испытывать (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на совершение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презюмируемый моральный вред отражает общественную оценку противоправного деяния.

Необходимо перейти к анализу критерия «характер физических и нравственных страданий». Вряд ли под характером страданий может пониматься что-либо иное, чем вид страданий. Для целей компенс ации морального вреда законодатель подразделил страдания как общее понятие на нравственные и физические страдания. Исходя из требования, оценивать при определении размера компенсации характер физических и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель намерен поставить размер компенсации в зависимость от видов как физических, так и нравственных страданий.

Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тошноту, головокружение, зуд и другие болезненные симптомы (ощущения), под видами нравственных страданий - страх, горе, стыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции.[37]

Характер физических и нравственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оценивать, если бы законодатель оказался в состоянии установить некую количественную соотносительность между перечисленными разновидностями таких страданий. По моему мнению, «учитывать» характер физических страданий можно, лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые могут оказаться с ним сопряжены (например, ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь). Поэтому для определения размера компенсации следует, на мой взгляд, учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно их характер и значимость для человека и определяют величину причиненного морального вреда.

Упоминание в ст. 1101 ГК РФ об оценке характера физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, не привносит чего-либо существенно нового по сравнению со ст. 151 ГК РФ, поскольку фактически дублирует установленное в ней требование учета всех заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Сравнительный анализ этих норм показывает, что учитывать при определении размера компенсации следует не любые фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред, а только те из них, которые могут повлиять на определение размера компенсации и потому заслуживают внимания. Перечень таких обстоятельств дифференцируется в зависимости от вида неимущественных благ, затронутых правонарушением.

Статью 1101 ГК в части требований разумности и справедливости целесообразно анализировать с учетом п. 2 ст. 6 ГК РФ, устанавливающей правила применения аналогии права.[38] Согласно этой норме при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости. Не случайно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-правовым институтом, где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компенсации. Очевидно, прежде всего, принималось во внимание то обстоятельство, что нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страданий человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в деньгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные страдания. Иными словами, это своеобразный штраф, взыскиваемый с причинителя вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негативного воздействия на психику потерпевшего перенесенных в связи с правонарушением страданий. Поскольку глубина страданий не поддается точному измерению, а в деньгах неизмерима в принципе, невозможно говорить о какой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий должен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т. е. размер компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям.

Вероятно, могут быть предложены различные базисные уровни размера компенс ации морального вреда и методы определения ее размера.

Среди нарушений права лица на здоровье одним из наиболее опасных является причинение тяжкого вреда здоровью, в связи с чем презюмируемый моральный вред при причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном с особой жестокостью, издевательствами или мучениями потерпевшего, принимается в предлагаемой методике за относительную единицу. Согласно ст. 111 УК РФ под тяжким вредом здоровью понимается причинение вреда здоровью,[39] опасного для жизни человека или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрату органом его функций, а также причинение иного вреда здоровью, опасного для жизни или вызвавшего расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть или полной утратой профессиональной трудоспособности, либо выразившееся в неизгладимом обезображении лица, либо повлекшее за собой прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией.

Применение этого базисного уровня и упомянутых выше соотношений максимальных санкций норм УК РФ позволяет разработать шкалу размеров компенсации презюмируемого морального вреда применительно к различным видам нарушений личности. Понятно, что такая шкала должна подвергаться корректировке при соответствующих изменениях законодательства. Это же касается и базисного размера компенсации, если изменения законодательства дадут основания полагать, что иной размер компенсации будет более разумным.

В табл. 1 показаны определенные на основе предлагаемого метода размеры компенсации презюмируемого морального вреда для различных видов правонарушений (см. Приложение А). Необходимо упомянуть еще два критерия оценки размера компенс ации морального вреда: степень вины потерпевшего и имущественное положение гражданина - причинителя вреда. Использование этих критериев основано на ст. 1083 ГК РФ, применяемой к возмещению любых видов вреда, в том числе и морального.

Степень вины потерпевшего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенс ации морального вреда. Суд может проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера подлежащей выплате компенсации.

Для облегчения учета упомянутых критериев при определении размера компенсации действительного морального вреда можно рекомендовать применение формулы, объединяющей все эти критерии (см. Приложение Б).

2.2 Проблемы компенс ации морального вреда юридическому лицу

Юридические лица наравне с гражданами имеют субъективные имущественные и неимущественные права, которые по мере развития рыночных отношений становятся более разнообразными. Они возникают у них в момент государственной регистрации и затем могут появляться по мере деятельности.

В отличие от граждан, этому субъекту гражданского права как участнику гражданского оборота могут принадлежать только три группы таких прав. Ему не могут принадлежать права, направленные на физическое благополучие.

Поэтому первой группой неимущественных прав могут являться права, направленные на формирование индивидуализации юридического лица. К таким правам можно отнести право на фирменное наименование, право на товарный знак, а так же такое благо, как деловая репутация.[40]

Однако законодатель в главе 8 ГК РФ упоминает только одно неимущественное благо юридического лица – деловую репутацию, которая имеет свой способ защиты, указанный в п. 7 ст. 152 ГК РФ.[41]

Вторую группу неимущественных прав юридических лиц составляют права, обеспечивающие автономию субъекта. К ним можно отнести право на коммерческую, служебную тайну, право на тайну переписки и телефонных переговоров.

Третья группа включает права, направленные на охрану результатов интеллектуальной деятельности: изобретений, патентов, промышленных образцов и т. п.[42]

Перечисленные виды неимущественных прав юридических лиц не нашли своего отражения в отдельной главе или параграфе ГК РФ, а включены законодателем в ст. 138, 139 части 1 ГК РФ,[43] что на мой взгляд не совсем правильно.

Во-первых, эти объекты имеют свои особенности, хотя они и являются неимущественными, но при этом всегда связаны с имущественными.

Во-вторых, такое право на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальная собственность) может принадлежать как гражданам, так и юридическим лицам.

В-третьих, данные неимущественные права, исходя из содержания ст. 138, 130 ГК РФ, имеют свои особенности регулирования и способы защиты.

Исходя из содержания данных неимущественных благ, они дают возможность реализовать субъективные права как юридическому лицу, так и их обладателям. Субъективное право юридического лица будет сводиться к возможности передачи своих правомочий другому юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю для использования нематериального блага по своему усмотрению, например, товарного знака. Другие блага позволяют лишь осуществлять право на защиту, например, при нарушении деловой репутации.[44] Из анализа этих благ следует, что они всегда связаны с имущественными правами. Любое нарушение этих прав приводит к значительным материальным потерям. Данное обстоятельство не отрицается ни кем из исследователей проблем, связанных с защитой деловой репутации и других нематериальных благ или неимущественных прав юридических лиц.

Развитие российского делового оборота сопровождается ростом числа его участников, появлением новых имен на рынке товаров, работ и услуг. Вместе с тем увеличивается и стаж работы в условиях рыночной экономики субъектов с уже известными именами и достаточно устоявшейся деловой репутацией. Последствия противоправного умаления деловой репутации организаций становятся все более ощутимыми, особенно в случаях распространения порочащих сведений средствами массовой информации. В этих условиях повышается актуальность проблем обеспечения надлежащей защиты деловой репутации организаций.[45]

Основной способ защиты деловой репутации - это опровержение порочащих ее сведений (п. 1, 2 ст. 152 ГК). Если такие сведения распространены в средстве массовой информации, деловая репутация может быть защищена и путем опубликования потерпевшим ответа в том же средстве массовой информации (п. 3 ст. 152 ГК). Эти способы направлены на восстановление деловой репутации в первоначальное состояние и, таким образом, представляют собой разновидность одного из общих способов защиты гражданских прав - восстановления положения, существовавшего до нарушения права (ст. 12 ГК).

Помимо применения упомянутых выше специальных способов защиты деловой репутации юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков и компенс ации морального вреда, причиненных распространением ложных и порочащих его деловую репутацию сведений. Юридическое лицо вправе требовать возмещения убытков, возникших вследствие опорочения его деловой репутации

В ст. 150 ГК деловая репутация упоминается в качестве одного из неимущественных благ, которые могут защищаться путем компенс ации морального вреда.[46] Обязательные признаки таких благ:

- отсутствие имущественного содержания;

- принадлежность в силу закона;

- неотчуждаемость и непередаваемость иным способом.

Деловая репутация – это сопровождающееся положительной оценкой общества отражение деловых качеств юридического лица в общественном сознании. Деловая репутация юридического лица формируется главным образом благодаря ее публичной деятельности.

ОАО "Московский центр ценообразования в строительстве "Мосстройцены" (ОАО "Мосстройцены") обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением к Степанову Виктору Александровичу о защите деловой репутации и взыскании морального вреда в сумме 1.000.000 рублей. Исковые требования мотивированы тем, что ответчик 31 декабря 2002 года подписал письмо №10-344, в котором распространил сведения, порочащие деловую репутацию и деятельность ОАО "Мосстройцены" в течение последних трех лет.

В качестве третьего лица к участию в деле привлечен Государственный комитет Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу (Госстрой России).

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 7 октября 2003 г. по делу №А40-33881/03-37-323 в удовлетворении исковых требований отказано. Судом установлено, что истцом не представлено доказательств в подтверждение того, что сведения, изложенные в письме ответчика, являются порочащими и нарушают его интересы в предпринимательской деятельности.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 9 февраля 2004 г. решение суда от 7 октября 2003 г. по делу №А40-33881/03-37-323 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе на решение от 7 октября 2003 г. и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 9 февраля 2004 г. по делу №А40-33881/03-37-323 ОАО "Московский центр ценообразования в строительстве "Мосстройцены" просит отменить указанные судебные акты и принять новое решение об удовлетворении заявленных исковых требований. В обоснование доводов заявитель указывает на неправильное применение судом норм материального права (ст. 152 ГК РФ, Постановление Пленума ВС РФ от 18.08.92 №11) и процессуального права (п. 4 ч. 2 ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине). Кроме того, заявитель ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

В отзыве на кассационную жалобу Госстрой России просит в ее удовлетворении отказать, считая судебные акты законными и обоснованными, а доводы кассационной жалобы несостоятельными.

В заседании кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы, представители ответчика и третьего лица возражали против ее удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и представленного на нее отзыва, заслушав представителей лиц, явившихся в заседание, кассационная инстанция пришла к следующим выводам.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд исходил из того, что истцом не были представлены документы в подтверждение того, что сведения, изложенные в письме ответчика о том, что ценовая политика, проводимая ОАО "Мосстройцены", вводит в заблуждение Правительство Москвы, являются порочащими. Суд пришел к заключению, что данное высказывание является личным мнением ответчика при анализе, проводимом в результате производственной деятельности. Доказательств, каким образом изложенные в письме сведения, нарушают права и законные интересы истца, не представлено, притом, что сам истец утверждает, что выполняемая им работа высоко оценена Правительством Москвы.

При указанных обстоятельствах вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований о защите деловой репутации и взыскании морального вреда следует признать законным и обоснованным, а доводы кассационной жалобы касательно несоответствия выводов суда обстоятельствам дела - несостоятельными.

Вместе с тем, решение суда в части взыскания с истца госпошлины в размере 20.600 рублей является неверным. Моральный вред признается законом вредом неимущественным, и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подп. 4, п. 2 ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине", а не в процентном отношении к сумме. определенной в качестве понесенного истцом морального вреда. Поэтому в этой части судебные акты подлежат отмене, как вынесенные с нарушением применения норм материального (ст. 4 Закона РФ "О государственной пошлине") и процессуального (ст. 102 АПК РФ) права.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 284, 286-289 АПК РФ Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил:

решение от 7 октября 2003 г. и постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы от 9 февраля 2004 г. по делу №А40-33881/03-37-323 в части взыскания с ОАО "Мосстройцены" в доход ФБ РФ 20.600 руб. госпошлины отменить;

поворот исполнения решения осуществить после представления доказательств его исполнения;

в остальной части решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы оставить без изменения.[47]

Особым способам защиты деловой репутации является опровержение, направленное на восстановление положения, существовавшего до нарушения блага. Однако опровержение не всегда влечет полное восстановление деловой репутации. При удовлетворении иска суд обязан указать в резолютивной части решения способ опровержения порочащих сведений, признанных не соответствующими действительности.[48]

Поэтому решение проблемы защиты деловой репутации состоит в применении аналогии закона, то есть возможности возмещения неимущественного вреда, причиненного деловой репутации юридического лица, посредством выплаты компенсации в указанном размере, если невозможно было доказать наличие убытков. Это позволит поставить точку в споре вокруг вопроса о компенс ации морального вреда юридическому лицу.

2.3 Переход и

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Правовое регулирование компенсации морального вреда". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 531

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>