Дипломная работа на тему "Правовое регулирование договора поставки"

ГлавнаяГосударство и право → Правовое регулирование договора поставки




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Правовое регулирование договора поставки":


Введение

С приходом рыночных отношений, появилась необходимость регулирования новых общественных отношений. На смену прежнему законодательству пришло новое, которое стало отражением существующих общественных отношений и современной правовой мысли. Наибольшую значимость приобрёл договор купли-продажи, видом которого стал ранее независимый договор поставки. Наряду с поставкой, как виды купли-продажи в Гражданском кодексе  Республики Казахстан были закреплены договоры розничной купли-продажи, контрактации, энергоснабжения и продажи предприятия, что предопределило новую волну споров по поводу их соотношения друг с другом и иными договорами. Неопределённость места поставки среди других договоров привела к отождествлению с ним договора о государственных закупках и подряда. Помимо названных  проблем, новое содержание отношений,  новый подход к определению перечня условий  и ответственности  по поставке делают тему правового регулирования договора поставки одной из самых актуальных в гражданском праве.

Рассматриваемая нами тема, привлекала интерес ещё дореволюционных учёных, из которых наибольший вклад в разработку данной темы внесли  К.П.Победоносцев, Д.И.Майера, Г.Ф. Шершеневич. В их работах, подробно затрагивалась проблема соотношения договоров купли-продажи, запродажи и поставки.

В советский период договор поставки приобрёл ещё большую важность и привлёк ещё большее внимание особенно в 50-70 г.г. таких исследователей как: О.С.Иоффе, Г.Н.Амфитеатрова, А.В.Венедиктова, Е.А.Флейшица, С.Н.Братуся, Г.Н.Амерханова, А.М.Шафира. и.др . Изначально мнения авторов били полярны и в своих работах каждый пытался защитить свою точку зрения, но после принятия Основ гражданского законодательства 1961 г, мнение большинства склонилось к признанию поставки и купли-продажи самостоятельными договорами, вследствие чего, большинство работ были посвящены обоснованию такой позиции.

На современном этапе развития гражданского законодательства, основной акцент исследователей направлен на изучение договора купли-продажи,  в рамках которого затрагиваются и вопросы договора поставки. Здесь можно упомянуть таких авторов, как В.В. Ровный, А.П.Сергеев, Ю.К.Толстой О.Н.Садиков.  Однако, есть ряд исследователей, работы которых посвящены непосредственно договору поставки: В.Н. Анохин, Д.А Фурсов, Е.В Протас.  Большой интерес представляют исследования В.В. Витрянского. Несмотря на количество выпущенных российскими авторами работ, соотношение договора поставки с другими договорами не определено, что вызывает неопределённость в его регулировании. 

В Казахстане тема договора поставки является недостаточно разработанной. Авторы, непосредственно затрагивающие правовое регулирование договора поставки в Республике Казахстан (Р.А. Маметова, Г.А. Жайлин), зачастую не разграничивают или не затрагивают такое разграничение с иными договорами, например, договором о государственных закупках, и рассматривают их регулирование в рамках одной работы с договором поставки. Внимание большинства отечественных исследователей (Ю.Г.Басин, Г.Д.Ахмадиева, А.С. Алимжанов, Н.К. Нарибаева, А.А.. Алталиева. Г.Испаева) привлекло регулирование поставок во внешнеэкономических сделках,  заключающихся преимущественно на основе контракта международной купли-продажи, который, по мнению ряда  ученых, сам является видом купли-продажи

Для договора поставки особый интерес в этих исследованиях представляют регулирование  условий  и  ответственности  во внешнеэкономической коммерческой поставке, которое  может быть воспринято как национальным законодательством, так и отдельно взятым договором.

Отсутствие фундаментальных исследований договора поставки в гражданском праве Казахстана ставит наше законодательство в зависимость от российской науки. Именно такое мнение складывается при анализе казахстанской литературы, где, по сути, используются и развиваются мнения российских авторов, но уже применительно к казахстанскому законодательству. Всё сказанное говорит о слабой разработанности правового регулирование договора поставки и предопределяет необходимость более глубоких исследований данной проблемы.

Участие в исследованиях по этой теме и предопределило интерес в написании настоящей работы.

Целью настоящей работы является изучение Правового регулирования договора поставки.

Для достижения цели были поставлены следующие конкретные задачи:

1.Выявить позиции и взгляды исследователей, касающиеся рассматриваемой темы

2.Определить перечень договоров, нормы которых распространяются и распространялись на общественные отношения тесно связанные с теми, которые регулирует договор поставки.

3.Изучить соотношения договора поставки с договором купли-продажи и запродажи в дореволюционный период, роль  и место договора поставки в советском праве, в гражданском праве России и Казахстана.

4.Выделить содержащиеся в законодательстве признаки, которые позволяют разграничить договор поставки и другие договора в Российской Империи, СССР и Республике Казахстан.

5.Выделить основные нормативно-правовые акты, регулирующие договор поставки в республики Казахстан и в СССР

6 Рассмотреть правовое регулирование условий договора поставки.

7 Рассмотреть правовое регулирование прав и обязанностей сторон договора поставки

8) Рассмотреть правовое регулирование ответственности в договоре поставки.

9) Рассмотреть регулирование условий и ответственности во внешнеэкономи -ческой коммерческой поставке.

10 Рассмотреть судебную практику по делам, относящимся  к  настоящей теме.

1. История и значение договора поставки с дореволюционного периода до наших дней

Договор поставки по общепринятому в наши дни мнению2" 2"[2], является разновидностью договора купли-продажи, который существует с момента возникновения товарно-денежных отношений уже несколько тысячелетий. Купля-продажа была одной из первых после обмена форм экономического общения между людьми и регулируется самыми  ранними  законодательными  актами  древнего мира: Среднеассирийскими  законами и Законами Хаммурапи. Упоминание о купле продаже, можно найти в самой распространённой3" 3" title="">[3] и одной из самых древних книг на земле4" 4"[4] Библии: «Коней же царю Соломону приводили из Египта и из Кувы; царские купцы покупали их из Кувы за деньги»5" 5"[5]. В следующем же стихе можно найти описание отношений напоминающих современный договор поставки: «Колесница из Египта получаема и доставляема была за шестьсот сиклей серебра, а конь за сто пятьдесят. Таким же образом они руками своими доставляли всё это царям Хеттейским и царям Арамейским». Самый существенный  вклад в разработку положений договора купли-продажи сделали римские юристы

Из содержания Постановления «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения  экономической реформы»7" 7" title="">[7] можно сделать вывод о том, что определённый промежуток времени договор поставки в РК регулировался законодательными актами СССР и КССР8" 8"[8]. Этот факт, несомненно, свидетельствует о влиянии советского права на рассматриваемый нами договор. Внезапно возникнув, советское государство существовало сравнительно небольшой промежуток времени, что обусловило не только упомянутое выше влияние на законодательство РК, но и влияние дореволюционного права на право самого СССР. В отличие от прямого регулирования в нашей республике гражданско-правовых отношений, в частности договора поставки

Обращая внимание на дореволюционный период России, в состав которой входила территория современного Казахстана, нужно отметить, что в исследование нашей  темы большой вклад был сделан такими российскими учёными, как Д.И.Мейер, 11" 11"[11] Г.Ф.Шершеневич,

Правовое регулирование поставки  рассматривали как русские, так и зарубежные ученые13" 13"[13], но все-таки договор поставки считают традиционно российским предпринимательским договором, поскольку уже в середине 18 века  он специально регулировался отечественным правом, практически не имея аналогов в зарубежных законодательствах того периода. По мнению А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого «С самого зарождения этот институт использовался преимущественно для регулирования отношений государства – казны с частными лицами по поводу удовлетворения государственных нужд в тех или иных товарах». Так, в «Своде законов гражданских» общим положениям о поставке было посвящено всего 8 статей, тогда как казенным поставкам (подрядам) – более 240 статей.14" 14"[14]  Таким образом,  ещё с дореволюционного периода был предопределен высокий уровень заинтересованности и вмешательства государственной власти в нормирование отношений по поставкам.15" 15"[15].

Как и в наши дни, при  исследовании купли-продажи и её вида поставки в дореволюционное время разгорались споры. По мнению В. В. Ровного «В дореволюционной цивилистике расхождения во взглядах исследователей на юридическую сущность купли-продажи связывались с ответом на следующий принципиальный вопрос: возможно ли вообще считать ее договором, каков ее подлинный статус и какое место занимает эта конструкция среди возмездных отчуждательных договоров»

Поставка, как и запродажа в то время тесно соприкасались с институтом купли-продажи но, тем не менее, они считались двумя автономными конструкциями, при этом поставка представляла собой договор об отчуждении имущества с отличающимися моментами его совершения и исполнения. Для обоснования автономной конструкции поставки необходимо было выделить её отличительные черты. Этот договор отличался от запродажи тем, что не содержал  обязательства  сторон о заключении договора купли-продажи впоследствии и тем, что по договору отчуждалась движимая вещь 20" 20"[20]. В то же время, он отличался по двум признакам от купли-продажи: во-первых принципиальный разрыв между совершением и исполнением договора поставки не был существенным в договоре купли-продажи, во-вторых в договоре купли-продажи продавец выступал собственником отчуждаемой вещи, которым, напротив, не являлся поставщик.

В определении места договора купли продажи, запродажи и поставки интересным является мнение Г. Ф. Шершеневича: «Совокупность юридических отношений, охватываемых на западе одним понятием купли-продажи, у нас разлагается на три вида по едва уловимым признакам, а именно: на куплю-продажу в тесном значении этого слова, запродажу и поставку. В этом случае законодатель принял бытовые понятия, не обратив внимания на то, что они не содержат в себе достаточно юридических признаков различия. С этой системой трех договоров, служащих одним и тем же юридическим средством достижения экономической цели, русское законодательство стоит совершенно одиноко среди других правильных законодательств»

Безусловно, данный взгляд на проблему можно назвать верным, но теория не может существовать в отрыве от общественных отношений. В связи с чем, в данном вопросе было бы правильным руководствоваться позицией, которая предлагает не обращать чрезмерного внимания на искусственность разграничения однородных понятий. Такое искусственное установление отличительных признаков представляет практическую важность, потому что закон определяет различную форму для каждого из трех видов:  купля-продажа движимых вещей может быть совершена словесно, а запродажа и поставка  должны быть облечены в письменную форму. Так или иначе, в общественных отношениях даже дореволюционного времени, при заключении соглашений поставки, запродажи и купли-продажи были отличия не только в форме, но и порядке и целях заключения этого договора. Поэтому, в последующем доминирующим стало мнение об автономной конструкции договора поставки.

Изучая практику, Г.Ф.Шершеневич не мог обойти данную проблему и писал о необходимости выделения признаков поставки от других договоров. Исходя из способа совершения и исполнения договоров поставки и купли-продажи, он предложил следующие отличительные признаки: а) Продавец в момент совершения купли-продажи должен иметь право собственности на продаваемую вещь, тогда как поставщик  может не быть собственником в момент совершения договора поставки. б) Продаваемая вещь должна  быть определена индивидуальными признаками, тогда как при поставке вещи определяются лишь количеством и качеством, поэтому недвижимость, как вещь всегда определенная, не может быть предметом поставки. с) В купле-продаже между совершением договора и исполнением его может и не быть промежутка времени, тогда как для договора поставки он представляется существенным.

В дальнейших размышлениях Г. Ф. Шершеневича, содержится  проблема, которая актуальна и по сегодняшний день: «Смешение понятий на этом не ограничивается. Законодатель не только разбил один договор на три, мало отличающихся, но еще сблизил один из них, поставку, с договором подряда, который представляет собой квалифицированный договор личного найма. Таким путем образовалось сближение ряда понятий, конечные члены которого, купля-продажа и личный наем, ясно указывают на смешение понятий, совершенно различных в бытовом и юридическом отношении» 22" 22"[22] В этом, выводе заключается проблема, которая, практически была решена советскими юристами, и которая с переходом на рыночные отношения возникла  вновь. Сам Г.Ф.Шершеневич  её  решал путём поиска трудового элемента: «Закон наш сближает поставку с подрядом, но между ними существует различие. По договору поставки контрагент обязывается в известное время передать другому в собственность вещь, которой он в данный момент еще не имеет. Содержание обязательства, устанавливаемого договором подряда, состоит в исполнении личных действий, в личном труде нескольких лиц, соединенных под руководством и ответственностью одного лица, - контрагента по подряду» Такое разграничение отношений по  передаче известных вещей в собственность другому лицу, весьма интересно, но по нашему мнению на практике может вызвать затруднения, если поставщик (подрядчик) откажется от предоставления информации о способе исполнения возложенных на него обязательств, сославшись на коммерческую тайну. В связи с этим, существующей в современной теории способ разграничения этих двух договоров, является более рациональным.

На этом этапе исследования вопроса о месте поставки среди других договоров по отчуждению имущества можно  сделать следующий вывод: В дореволюционных доктринальных источниках обнаруживаются две основные точки зрения по данному вопросу. В соответствии с первой из них существует два договора: поставки и запродажи, где первый используется для отчуждения движимых вещей, а второй для недвижимых. Купля-продажа это не договор, а фактические действия по приёму-передаче имущества. Согласно второй, существует договор купли-продажи, что же касается поставки и запродажи, то они не содержат в себе достаточно  юридических признаков для обособления в отдельный договор, и их выделение в обособленную конструкцию носит искусственный характер.

Вечером 7 ноября 1917 года  вместе с холостым выстрелом  крейсера «Аврора» началась не только революция в Российской Империи, но и в законодательстве.  Как справедливо отмечают А.П. Сергеев, и Ю.К. Толстой, с началом строительства социализма в России планово-регулирующее воздействие государства на отношения по поставке росло, а сфера автономии воли сторон договора сужалась. С момента революции, развитие договора поставки наряду с другими договорными обязательствами в народном хозяйстве  страны прошло четыре основных этапа23" 23"[23]. Первый этап начался с 1917г и продолжался до начала 1-й пятилетки. В этот период договор заключался на основе свободного волеизъявления сторон и использовались рыночно-стоимостные методы регулирования экономических отношений. С начала тридцатых годов и до экономической реформы шестидесятых годов продолжался третий этап. В этот период происходило становление и развитие системы плановодоговорных обязательств. Договор заключался на основе плановых актов, спускаемых сверху и участники договора не могли уйти от предусмотренных в этих актах обязательных отношений. С середины шестидесятых по 1985 год продолжался третий этап.  Как уже было упомянуто выше, его начало было связано с проведением экономической реформы. В соответствии с этой реформой, договор из института детализации планового задания предполагалось превратить в средство планирования социалистического производства. Таким образом, был сделан шаг от административных методов хозяйствования к экономическим. С 1985 года начался последний, четвёртый этап становления договора в народном хозяйстве СССР.  Его возникновение связано с решениями апрельского пленума  ЦК КПСС 1985г. В этот период на первое место была поставлена хозяйственная и правовая самостоятельность предприятий, а также хозрасчётная экономика свободная от диктата министерств и ведомств. Новый этап предполагал самое широкое использование договорной формы в регулировании экономических отношений.

По нашему мнению Кокоева Луиза Темболатовна достаточно верно выделила основные этапы развития договорных обязательств в народном хозяйстве советского государства и в дальнейшем, было бы правильным, при раскрытии истории договора поставки,  придерживаться этой периодизации.

В первый период, о котором упоминалось выше, при издании гражданских кодексов союзных республик 20-х годов,  была впервые произведена легальная типизация договорных обязательств по советскому гражданскому праву. Так, ГК РСФСР 1922 г. в разделе «Обязательственное право» посвятил специальные главы десяти договорам: имущественному найму, купле – продаже, мене, займу, подряду, поручительству, поручению, комиссии24" 24"[24].

Во вступившем   в силу с 1922. г.  гражданском кодексе, по мнению В. В Ровного, «явное предпочтение было отдано поставленному на первое место договору имущественного найма, договор же купли-продажи занял только вторую позицию». Такое перераспределение ролей между договорами, автор видит в   сугубо идеологических причинах: «с одной стороны и значительный удельный вес государственной собственности, имевшей тогда особый статус и режим, объективно препятствовал правовому культивированию сделок, направленных на безвозвратное отчуждение имущества, с другой - тому благоприятствовала неразвитость частнособственнических отношений, а потому неразвитость договорных форм, способствующих их развитию и динамике»25" 25" title="">[25].

Как можно было заметить, в гражданском кодексе 1922года не было норм, посвящённых договору поставки, однако договор поставки уже с первого периода, воспринимается советским законодательством. В начале 20-х годов были внедрены практиковавшиеся в период НЭПа частные подряды  и  поставки. Вслед за законом они рассматривались тогда и в цивилистической литературе как разновидность купли - продажи, причем разновидность, лишь условно отличимая от исходного для нее вида26" 26"[26] Регулирование договора поставки осуществлялось с помощью утверждённого  3.09.1921г. положения о государственных закупках и поставках. Этот акт был издан в целях привлечения частного капитала, оказанию услуг и производству работ для государства и его органов. Нормы, регулирующие рассматриваемый нами договор были подчинены общим нормам ГК о купле-продажи. Однако, с утверждением этого положения до принятия ГК существовала некоторая неопределённость. Дело в том, что общие положения обычно принимаются вместе со специальными. Принятие же сначала положения, а после ГК в котором не содержалось отдельных норм о договоре поставки, наталкивало на размышления о полной его автономии, которой как уже  выше упоминалось, не существовало.

К концу 30-х, происходило постепенное сворачивание НЭПа и «постепенно вводилось набиравшее всё более широкий размах плановое распределение продукции в области хозяйственных связей между социалистическими организациями. Это существенно новое экономико-правовое явление встречало неоднородную доктринальную реакцию, включая полное отрицание его приспособленности к договорному опосредствованию  или, во всяком случае, к оформлению гражданско-правовым, а не административно-хозяйственным или просто хозяйственным договором»27" 27"[27]. В связи с чем, уже к началу второго периода развития договорных обязательств, «если не договорная, то обязательственно-правовая его сущность находила едва ли не всеобщее признание»28" 28"[28]. В связи с этим как и во времена Российской Империи, самым актуальным вставал вопрос о типовой квалификации этого обязательства. В результате его исследования в 30-х годах лишь Г.Н.Амфитеатров пришёл к выводу, что под влиянием многоотраслевого разветвления советского экономического оборота, когда – то единая купля – продажа перестала существовать, уступив место ряду самостоятельных хозяйственно-оперативных договоров, включая договор поставки планово-распределяемой продукции29" 29"[29].

Такие результаты исследования представляют достаточный интерес и в наши дни. Зачем же существование договора, который сам по себе никакие общественные отношения  не регулирует, и его роль сводится только к разрешению не урегулированных вопросов в других договорах? Если перенести нормы договора купли-продажи в общую часть невозможно, так как он имеет отношение только к отдельным договорам, почему бы тогда его нормы не распределить между договорами, которые к ним обращаются и после этого признать договор купли продажи не существующим? На практике такая идея может показаться ещё более привлекательной за счёт упрощения регулирования отдельных его разновидностей. Так, например, если заключаешь договор поставки, то нет необходимости обращаться к общим положениям купли-продажи.  То же, самое и при заключении розничной купли-продажи, продажи предприятия и других видов бывшего договора купли-продажи. Однако, такое казалось бы идеальное решение при его воплощении в реальность, незамедлительно столкнется с рядом неразрешимых проблем. Первой и самой сложной проблемой будет урегулирование ранее неизвестных  соглашений по возмездному отчуждению имущества. Вторая проблема будет вытекать из первой. Стремясь узаконить возникающие общественные отношения по возмездной передаче[31].

До середины второго периода становления договоров в народном хозяйстве страны доминировало мнение, что «и производственное, и потребительское снабжение, и заготовки представляют собой отдельные участки единого советского товарооборота. В силу этого, юридическая форма товарооборота - купля-продажа — остается в •главных своих чертах единой для всех основных участников советского товарооборота; при всех различиях применяемых в них методов планирования остается общим основной признак купли-продажи как особого вида договора - передача товаров в собственность за определенную цену»32" 32"[32] Как отмечает О.С.Иоффе, изложенные воззрения вплоть до начала 50-х годов не переживали серьёзных преобразований и это проявилось в широких теоретических разработках33" 33"[33]. Так, даже в применявшейся юридической терминологии договор поставки в целом фигурировал под наименованием либо купли-продажи между социалистическими организациями с обозначением его участников поставщиками и заказчиками (покупателями), либо даже собственно поставки с расположением материалов о нем в главе, именуемой общим образом «Договор купли-продажи»».

В конце сороковых наметился перелом во взглядах и уже явно стала проглядываться позиция о выделении договора поставки в самостоятельную разновидность, которая уже в 1948 году  обосновывалась А.В. Венедиктовым в своем труде «Государственная социалистическая собственность». Но на этом развитие взглядов об обособлении рассматриваемого договора от34" 34"[34] купли продажи не остановилось. С первой половины 50-х годов «На теоретическую авансцену выходит завоевывающий себе все возрастающую популярность взгляд, согласно которому поставка - договорный тип самостоятельной значимости, отнюдь не становящийся разновидностью купли-продажи из-за того только, что обнаруживает известное с нею родство по обоюдной их направленности на возмездную реализацию имущества. Гораздо существенней отмеченного общего признака объявляются разделяющие названные договоры кардинальные несовпадения». Исследованием таких несовпадений в этот период занимаются Е.А.Флейшиц, С.Н.Братусь, Г.С.Амерханов, О.С. Иоффе и ряд других авторов.

Е.А.Флейшиц полагал, что решающая особенность поставки заключается в возможности использовать поставленное имущество лишь в строгом соответствии с начертанным планом, целевым его назначением и определении объёма приобретаемых покупателем имущественных правомочий самим законом независимо от объёма предшествовавших им аналогичных правомочий поставщика35" 35"[35]. Такая позиция, подверглась критики со стороны О.С. Иоффе: «Очевидно, однако, что первый момент специфичен не для поставки, а для режима закрепляемого за организациями имущества, тогда как второй момент прослеживается при розничной купле-продаже не менее явственно, чем при поставке». В то же время, в поддержку критикуемого первого момента, выступал и С.Н.Братусь: «Покупатель, получивший вещь в собственность на основе сделки купли-продажи, может распорядиться вещью по своему усмотрению», тогда как продукция «полученная заказчиком – стороной в договоре поставки, должна быть использована только в соответствии с плановым её назначением»36" 36"[36] Замечая наметившуюся тенденцию О.С.Иоффе пытается уже не опровергать а разъяснить: «…правовой режим имущества способами его приобретения не определяется ни в малейшей степени. Всё зависит от того, к какому имущественному фонду приобретённый объект отнесён, какова его специальная правоспособность обладающей им организации, выполнению каких плановых заданий подчиняется деятельность обладателя». На, этом этапе исследования рассматриваемых взглядов нам бы хотелось остановиться, и попробовать в них разобраться. При рассмотрении этого диспута, возникает ощущение, что где-то он уже встречался. И действительно, желания отделить договор поставки от купли-продажи привело к тому, что исследователи, как и их предшественники, наступили на одни и те же грабли. Договор поставки, не является отдельным самостоятельным договором отличным от купли-продажи, и поэтому обоснование обратного лишь на способе его осуществления ошибочно, о чём писал ещё Г.Ф.Шершеневич37" 37"[37].

Несмотря на это, в упомянутых признаках привлекают  внимание следующие их них: «использование имущества лишь в строгом соответствии с начертанным планом и целевым его назначением», который выделил Е.А.Флейшиц и полученная продукция «должна быть использована только в соответствии с плановым её назначением», о котором упоминает С.Н.Братусь. По существу два автора пишут об одном и том же признаке – цели использования продукции. Если учесть, что в 50-е и последующие годы поставка осуществлялась между организациями, то можно с уверенностью утверждать о возникновении в этот период того отличительного признака договора поставки, которым мы пользуемся и по сей день. В современном Гражданском Кодексе РК, поставка определяется по признаку использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием38" 38"[38]. Что же касается критики О.С.Иоффе, то его утверждения верны, так как действительно правовой режим имущества способами его приобретения не определяется. Однако, по нашему мнению, E.A.Флейшиц и С.Н.Братусь писали о другом. Они имели ввиду планы использования продукции, что является уже сферой управления, для реализации которых был избран специально предназначенный для этого – договор поставки.

Отличную позицию от уже рассмотренных подходов  по проведению различий между поставкой и куплей-продажей занял Г. С. Амерханов.  По его мнению «договор поставки не связан с переводом права собственности от одного контрагента к другому и, значит, опосредствует нетоварные отношения, в отличие от купли-продажи, обслуживающей переход права собственности и, следовательно, имеющей дело с отношениями товарными39" 39"[39].Эта позиция также как и две предыдущих подверглась критике О.С. Иофее. Он писал, что и купля-продажа может обходиться без перехода права собственности, если её сторонами являются государственные органы. Далее он также справедливо отмечает, что если бы при поставке перехода права собственности не происходило, она бы не заключалась между кооперативными организациями. Последнее критическое замечание, как и предыдущие показывает неверность позиции Г С. Амерханова: «отрицание товарности имущественных отношений, складывающихся на базе государственной собственности, вообще несовместимо ни с их возмездностью, ни со способностью этих отношений быть выраженными  в деньгах»40" 40"[40]. Присоединяясь к обоснованной критике, можно заметить, что если бы это разграничение было бы верным, в наши дни оно всё равно уже  потеряло свою актуальность, так как договор поставки широко используется современными предпринимателями, а участие государства регулируется отдельным договором, который в РК так и называется: договор о государственных закупках

В этот период, как пишет О.С.Иоффе выдвигались «и другие подчиненные той же цели признаки, ни один из которых, подобно рассмотренным, так и не выдержал испытания критикой». Из всех отличительных признаков, которые помогают обособить куплю-продажу от  поставки, он выделяет акты планирования, которые используются при осуществлении поставки.  Так, он пишет: «купля-продажа никогда не опирается на обязательные для сторон акты планирования при широчайшем использовании такого приёма в области поставок». Однако, выделение такого признака окончательно не решало классификационную задачу. Это было связано с тем, что поставки в то время осуществлялись не только на основе плана. Поэтому, найдя разграничение  купли-продажи от поставок, осуществляемых на основе планов, О.С. Иоффе определяет следующую задачу: «чёткое отмежевание всегда неплановой купли – продажи от отдельных случаев поставки, совершаемой без опоры на плановые предпосылки».

Поставленная задача,  по мнению О.С.Иоффе, разрешилась при разработке Основ гражданского законодательства 1961 г.  благодаря указанию на то, что «не основанный на акте планирования договор между социалистическими организациями остаётся поставкой, если обязанность по передаче обусловленной продукции должна быть исполнена в срок, не совпадающей с моментом заключения договора»

Вновь, возвращаясь  от теоретических исследований к законодательству, можно лишь отметить, что  в рассматриваемый  период специальное законодательство о договоре поставки «до 1959 года составляли многочисленные акты (Основные и Особые условия), ориентированные на поставку продукции определенного вида. Начиная с 1959 года разрабатываются и принимаются два новых унифицированных акта - Положение о поставках продукции производственно-технического назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, которым была уготована долгая жизнь и завидная популярность»47" 47"[47]. Тем не менее, самым ярким законодательным актом этого периода является ГК 1964г, который,  «отказавшись от договора запродажи, начал  изложение отдельных видов обязательств с договоров, опосредствующих отчуждение имущества в собственность, - купли-продажи, мены, дарения, займа, а также отсутствовавших в ГК 1922 г. поставки и контрактации»48" 48"[48]. Как и в Основах гражданского законодательства 1961 г.  решающим признаком обособления договора поставки стало все то же различие между моментами его совершения и исполнения, необходимое как для типичных случаев планового распределения продукции, так и свободного ее отчуждения по усмотрению сторон.  Но, помимо этих определяющих признаков, В.В.Ровный находит другие: «и поставщиком, и покупателем (заказчиком) по прямому указанию закона могли быть только социалистические организации49" 49"[49]. Важно, наконец, и то, что отношения по поставке в тот период не всегда покоились на договоре, а потому не всегда совпадали с договором поставки: в отдельных случаях поставочные обязанности могли возникать непосредственно из актов планирования»50" 50"[50].

Подводя черту в исследованиях  поставки к началу третьего этапа развития договоров в СССР, можно обратиться к словам О.С.Иоффе: «изредка, но всё ещё встречаются попытки возродить в противовес господствующим взглядам трактовку поставки как разновидности купли-продажи. Но законодательное признание поставки договором особого рода, бесспорно, явилось своеобразным легальным подытоживанием развития в том же направлении следующих её цивилистических учений»51" 51"[51].

После принятия ГК в 1964 г разгорелись новые споры. Они были связаны с появлением договора контрактации— еще одной наряду с договорами купли-продажи и поставки правовой формы возмездного отчуждения имущества в собственность (оперативное управление). В.В.Ровный определил при анализе ст 267 ГК 1964г. вывел следующие особенности нового договора: а) по данному договору отчуждалась только сельхозпродукция; б) продавцами в нем выступали только колхозы и совхозы и только после внесенных в 1987 году дополнений - и другие хозяйства; в) данный договор имел жесткую плановую основу, чем отличался не только от договора купли-продажи, но и поставки»52" 52"[52]  К уже перечисленным можно добавить ещё признак, который выделил О.С.Иоффе: «Юридически оформленные как отношения между отдельными контрагентами обязательства по контрактации с точки зрения их экономического содержания выступают как отношения хозяйства с государством».В завершение можно упомянуть такую особенность договора контрактации, как распространение его не только на сферу обращения, но и на организацию производства. Такому выводу способствует использование в ст. 247 ГК Каз ССР лексической связки «сельскохозяйственная продукция». Таким образом, новый договор поставки можно было отличить от договора контрактации по следующим признакам: а) по предмету – в договоре поставки нет чёткого наименования передаваемой продукции. б)по субъекту – в договоре поставки не оговаривалось какой именно организацией предоставляется продукция

Когда фактическое или искусственно созданное существование всех трёх договоров не вызывает сомнения, возникает вопрос о их статусе. По этому вопросу  в советской литературе были высказаны три разных мнения: а) о самостоятельности каждого договора; б) о родовом характере договора купли-продажи по отношению к договорам поставки и контрактации; в) об автономии договоров купли-продажи и поставки, но одновременно о родовом характере договора купли-продажи относительно договора контрактации54" 54"[54].

Полагаем, будет излишним подвергать анализу эти мнения, однако стоит упомянуть, что на сегодняшний момент  в полной мере востребованным оказалось второе мнение. Так в соответствии с комментарием к ст 535 ГК РФ «с одной стороны договор контрактации - вид договора купли - продажи, с другой - разновидность договора поставки, в свою очередь являющегося видом договора купли – продажи», а в соответствии с комментарием к ГК РК «Договор контрактации один из видов  купли-продажи, тесно связанных с договором поставки»55" 55"[55].

Ещё одним сложным вопросом во время третьего этапа развития договорных обязательств является регулирование отношений по поводу снабжения энергией и газом. Кодекс 1964 г, как и 1922 г. не предусматривал договора на снабжение энергией и газом, однако особое регулирование этих отношений на уровне подзаконных актов породило разные взгляды и на эту форму. Так, если одна из наиболее ранних точек зрения, учитывавшая отличие энергии и от вещей, и от имущественных прав, рассматривала этот договор как договор подряда, то более поздняя как особый случай договора поставки. В рамках исследуемой нами темы, нас интересует вторая точка зрения, которую одним из первых начал разрабатывать О.Н.Садиков. В своей работе Правовые вопросы газоснабжения 56" 56"[56] он отмечает, что договоры поставки и газоснабжения опосредствуют тождественные отношения и предполагают одинаковый круг основных условий, а известная специфика последнего отнюдь не носит принципиального характера. Эти и некоторые другие аргументы позволили ему сформулировать конечный вывод о том, что договор газоснабжения, с одной стороны, выступает особым случаем договора поставки, к которому могут применяться лишь общие начала законодательства о договоре поставки, с другой, - имеет много общего с договорами, заключаемыми при транспортировке газа по магистральным газопроводам, что, в свою очередь, обусловливает необходимость разработки единых правил поставки газа, определяющих в том числе и необходимые условия его транспортировки.

На этом, развитие взглядов не остановилось, о чём свидетельствуют выводы Б.М.Сейнароева. Он отмечает, что так как договор на снабжение электроэнергией по характеру опосредствуемых отношений по основным правам и обязанностям сторон не имеет принципиальных отличий от договора поставки, при классификации хозяйственных договоров виды договоров энергоснабжения следует относить к договорному типу поставки57" 57"[57]

В 80-е гг. начали происходить подвижки в сторону обособления договора энергоснабжения. В эти годы, такую позицию защищает А. М. Шафир, который в тоже время предлагает, строго учитывать вид и особенности отчуждаемого блага. Так, он подчеркивал, что самостоятельность этого договора имеет место только при снабжении электрической, тепловой (горячая вода, пар) энергией и газом, тогда как отчуждение других видов благ (нефть, холодная вода, капсулы и т. д.) опосредствуется договорами поставки (если снабжающая организация имеет вещное право на транспортируемый по присоединенной сети груз) или перевозки (если она осуществляет транспортировку чужой вверенной ей продукции, или, говоря вообще, если процесс транспортировки продукции не связан с ее приобретением в вещное право снабжающей организации)58" 58"[58]

Заслуживающую внимание позицию занял и О. С. Иоффе: «договоры на снабжение энергией и газом нельзя ни отрывать от поставки, ни отождествлять с нею. Их следует рассматривать как самостоятельные, но в то же время такие договоры, которые не прямо входят в состав обязательств по возмездной реализации имущества, а в пределах этих обязательств непосредственно примыкают к договору поставки. Их юридическое отличие от поставки воплощается в правах и обязанностях сторон, образующих содержание названных договоров»96. Первая часть вывода достаточно сложна для понимания. Как понять утверждение в соответсвии с которым договор на снабжение энергией будучи самостоятельным договором не входя в состав обязательств по возмездной реализации имущества находится в пределах этих обязательств. Большой вопрос вызвыает разница между нахождением в составе и нахождением в пределах обязательств по возмездной реализации имущества. Не менее ясным является понятие термина «примыкают». Его выбор в данном случае можно назвать неудачным, потому-что он в соответсвии со словарём Ожегова имеет два значения59" 59"[59]: 1)присоединиться 2)находиться рядом, какое из них имелось в виду совершенно не ясно. Что же касается второй части, то она сформулирована предельно ясно. Более того, такой отличающий договор энергоснабжения от договора поставки признак, как права и обязанности  сторон, был взят на вооружение С. М. Корнеевым.

Ссылки на наличие в договоре на снабжение некоторых специфических обязанностей сторон (обязанность потребителя соблюдать режим потребления, обязанность снабжающей стороны по подаче продукции взамен обычной передачи) и на отсутствие некоторых традиционных обязанностей (в частности, обязанности потребителя принять оговоренное количество продукции) позволили С. М. Корнееву первоначально рассматривать его самостоятельным непоименованным договором. Но уже к середине 90-х гг. прошлого века автор, заметив, что с учетом экономических реалий и развития цивилистической мысли такая его позиция не может быть рекомендована при разработке нового ГК, предложил отнести договор энергоснабжения к договорам, направленным на передачу имущества в собственность или иное вещное право, как вид договора купли-продажи и поставить его в один ряд с договорами розничной купли-продажи, поставки, контрактации и др[61] абоненту (покупателю), за что последний обязуется её оплатить.

Таким образом, к началу четвёртого этапа развития договорных обязательств в теории были в очередной раз сформулированы положения договоров по возмездной передаче имущества, среди которых появился ещё один: договор энергоснабжения. В горячих дискуссиях был найден выход и о месте договора поставки среди упомянутых договоров. Особенно острым был вопрос о соотношении договора поставки с одной стороны и контрактации с энергоснабжением с другой. Разрешением  последнего вопроса, стало  признании этих договоров самостоятельными видами купли продажи.

Результаты исследований и дискуссий при их определённой совокупности выражаются в урегулировании конкретных общественных отношений посредством закрепления их в законодательстве. И, как можно увидеть по издаваемым в течении четвёртого этапа развития договоров законодательным актам, такая  их совокупность была достигнута.

Наиболее интересным актом являются Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик62" 62"[62], которые впервые в рамках единой главы 9 наряду с договором купли-продажи (ст. 74) закрепили договоры поставки (ст. 79), контрактации (ст. 83), а также договор о снабжении энергетическими и другими ресурсами (ст. 84). В положениях перечисленных договоров отразились как достижение правовой науки, так и произошедшие на рубеже 80-90-х гг. общественно экономические преобразования. В.В Ровный пишет: «в договоре поставки, лишенном планового начала, поставщиками взамен соцорганизаций стали выступать предприниматели, обязующиеся в обусловленные сроки (срок) передать в собственность (полное хозяйственное ведение или оперативное управление) покупателю товар, предназначенный для предпринимательства или иных целей, не связанных с личным (семейным, домашним) потреблением. Наконец-то и договор контрактации был определен как договор, по которому производитель сельхозпродукции обязуется передать заготовителю (контрактанту) в собственность (полное хозяйственное ведение) произведенную им продукцию в сроки, количестве и ассортименте, предусмотренные договором, а контрактант обязуется оказать производителю содействие в ее производстве, принять ее и уплатить цену. В свою очередь, по договору о снабжении энергетическими и другими ресурсами через присоединенную сеть, снабжающая сторона обязывалась обеспечить потребителя (абонента) предусмотренными договором ресурсами, а потребитель — оплачивать стоимость принятых ресурсов (см. соотв. п. 1 ст. 79, п. 1 ст. 83, п. 1 ст. 84 Основ 1991 г.)»

При оценке нового положения договора поставки можно обратиться за помощью к мнению В. Витрянского. В своей работе, посвящённой договору поставки он пишет: «В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик (Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1991 г., № 26, ст. 733) нормы о договоре поставки помещены в главе 9 Основ «Купля-продажа». И это правильно, так как договор поставки наряду с договорами розничной купли-продажи, энергоснабжения, контрактации, представляет собой отдельный вид договора купли-продажи. Поэтому определение понятия «договор купли-продажи» как договора, по которому одна сторона (продавец) обязуется передать товар в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную сумму (цену), в общем, плане охватывает основные черты и договора поставки» 64" 64"[64].

Рассматриваемые изменения повлекли необходимость закрепления в Оновах 1991 г. и других нововведений. «Благодаря прямому указанию законодателя появилась возможность субсидиарного применения к отношениям поставки правил о договоре купли-продажи, а к отношениям контрактации - правил о договоре поставки (см. абз. 1 п. 2 ст. 79 и п. 2 ст. 83 Основ 1991 г.). Вместе с тем, робость законодателя в установлении таких субсидиарных связей была очевидна уже в том, что они предусматривались диспозитивно, а потому знали или, по крайней мере, могли знать исключения. Так, правила о договоре купли-продажи не применялись к отношениям поставки, если это предусматривалось законодательством или договором, а правила о договоре поставки - к отношениям контрактации, если это предусматривалось законодательством. Очевидно, что возможность изменения общего правила в обоих случаях позволяла обеспечивать автономию и «чистоту» соответствующих конструкций и недопущение их поглощения режимом купли-продажи. И все же такой подход законодателя позволил прямо отнести договор поставки к разновидности сделок купли-продажи. Менее «оптимистичные» выводы о новом статусе договора контрактации, вероятно, были связаны с тем, что правила о договоре купли-продажи могли применяться к отношениям контрактации только после правил о договоре поставки («в конечном итоге»). Включение в гл. 9 Основ 1991 г. («Купля-продажа») договора о снабжении энергетическими и другими ресурсами при отсутствии в ст. 84 нормы, аналогичной предусмотренной абз. 1 п. 2 ст. 79, едва ли позволило считать этот договор полноценной разновидностью договора купли-продажи, а отсутствие здесь нормы, подобной содержащейся в п. 2 ст. 83, похоже, окончательно противопоставило договоры энергоснабжения и поставки»

При рассмотрении вышеназванных нововведений, явно прослеживалась тенденция к слиянию договора поставки с куплей продажей, что не могло оставить равнодушными исследователей данного договора. Озвучил проблему В.Ветрянский: «Данное обстоятельство как бы дает основания для отказа от самостоятельного гражданско-правового регулирования договора поставки и ограничиться включением в часть вторую Гражданского кодекса лишь норм о договоре купли-продажи, которые, мол, будут регулировать одновременно и те отношения, которые сегодня нередко именуются поставочными.»66" 66"[66] Помимо этого им были приведены доводы в защиту самостоятельности договора поставки: «Такой подход не может не вызывать серьезных возражений у всех, кто когда-либо в той или иной форме занимался правовым регулированием договоров поставки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления. Дело в том, что на протяжении 'не одного десятилетия в нашей стране отношения между товаропроизводителями и оптовыми торговыми организациями строились исключительно на основании договоров поставки. Была выработана богатая практика использования долгосрочных договоров поставки для расширения ассортимента (номенклатуры) продукции и товаров, повышения их качества, планирования поставщиком своего производства с учетом потребностей покупателей. Имелся связанный с исполнением обязательств по нему опыт кредитования поставщиков под отгрузочные документы. В связи с развитием поставочных отношений, детализировались и углублялись соответствующее законодательство, арбитражно-судебная практика, в полной мере учитывалась специфика отдельных видов продукции и товаров, являвшихся предметом договоров поставки, что находило отражение в десятках особых условий поставок и примерных договоров на поставку отдельных видов продукции и товаров».

По нашему мнению, эта позиция наиболее точно определяет необходимость существования не только договора поставки, но и любого другого договора. Самое важное в регулировании договора, это удобство применения конструкции. Договор поставки это один из базовых договоров, на основе которого строится большинство отношений между контрагентами. И поэтому, очень важно к наиболее часто встречающимся общественным отношениям применять такие конструкции, которые созданы именно для них, не имеют лишних элементов и по использованию которых накоплен достаточный опыт. Договор поставки кроме «удобной» конструкции, имеет и другие основания для его обособления: «даже если мы ограничимся чисто юридическими критериями, то все равно нельзя не заметить особые черты договора поставки, выделяющие его в отдельный вид договора купли-продажи с самостоятельным значением»67" 67"[67]

В подтверждение своим словам В Витрянский перечисляет клвалифицирующие признаки договора поставки, которые выделяют его в отдельный вид: 

Во-первых, передача товаров продавцом (поставщиком) покупателю должна осуществляться в обусловленный договором срок или сроки. Применительно к нему срок (сроки) передачи товаров приобретает характер существенного условия договора.

Во-вторых, по договору поставки подлежат передаче не любые товары, а только производимые или закупаемые поставщиком. Таким образом, в качестве поставщика выступает коммерческая организация, специализирующаяся на производстве соответствующих товаров либо профессионально занимающаяся их закупками.

В-третьих, имеет существенное значение, для какой цели покупателем приобретаются товары у поставщика, ибо договором поставки можно признать только такой, в силу которого покупателю передаются товары для их использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. Данный признак свидетельствует о том, что и в качестве покупателя по договору поставки должна выступать, как правило, коммерческая организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью.

Выделение таких признаков позволяет автору сформулировать определение договора поставки практически схожее с тем, которое даётся в современном законодательстве68" 68"[68]: договором поставки может быть признан такой договор купли-продажи, по которому продавец (поставщик) обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием69" 69"[69].

Выделение указанных признаков и формулировка такого определения, определили момент перехода к современному пониманию договора поставки и его особенностей.

В современный период договор поставки регулируется рядом нормативно-правовых актов, среди которых:

·          Гражданский кодекс РК  от 1 июля 1999 года, в частности ст.ст 458-477 главы 25;

·          Положение о поставках продукции от 19 июня 1992 г;

·          Инструкция о порядке приемки продукции и товаров по количеству и качеству от 9 ноября 1994 г.

В том числе в рамках СНГ:

·          Положение о порядке поставок товаров (работ, услуг) в рамках производственной кооперации и специализации производства между предприятиями и отраслями Республики Казахстан и других  государств-участников Содружества Независимых государств от 4 июля 1995 г;

Существуют и международные акты, среди которых стоит упомянуть Венскую Конвенцию о договорах международной купли-продажи товаров от 11 апреля 1980 г

Широко во внешнеэкономических сделках используются правила INCOTERMS последняя редакция которых вышла в 2000 году.

Если обратиться к истории, то в РК в отношении договора поставки были изданы два постановления Пленума Высшего Арбитражного суда:

·          Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда «О практике применения законодательства при разрешении споров, связанных с несохранностью и недостачей продукции и товаров при отгрузках и поставках» от 23 декабря 1993 г.

·          Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда «О разрешении споров, связанных с поставкой и продажей продукции и товаров ненадлежащего качества» от 8 февраля 1995 г

Также будет правильным  упомянуть об уже готовом проекте  Закона Республики Казахстан "О регулировании торговой деятельности", который уже в скором будущем  будет оказывать влияние на отношения, в сфере поставки товаров. Особенный интерес в этом проекте привлекает п.3. ст 17: «Договор оптовой купли-продажи товаров является разновидностью договора поставки, при которой субъекты торговой деятельности реализуют товары с торговых объектов».

Если считать, как это делает К. В. Маметова70" 70"[70] договор о государственных закупках договором поставки, то в этом случае можно упомянуть ещё ряд нормативно правовых актов:

·          Закон Республики Казахстан «О государственных закупках» от 16 мая 2002 г.

·          Постановление Кабинета Министров Республики Казахстан от 21 января 1993 г. «О порядке закупки и поставки продукции, выполнения работ (услуг) для обеспечения государственных нужд»

·          Правила оперирования материальными ценностями государственного материального резерва от 21 февраля 2002 г

И ещё два акта, которые на сегодняшний день уже утратили силу и были заменены выше указанными:

·          Закон Республики Казахстан от 16 июля 1997 г. О государственных закупках (внесены изменения и дополнения в соответствии с Законами РК от 9.12.98 г.

·          Постановление Кабинета Министров Республики Казахстан от 21 января 1993 г О порядке закупки и поставки продукции, выполнения работ (услуг) для обеспечения государственных нужд

Более подробно законодательство, которое регулирует договор поставки, будет нами рассмотрено в рамках второй главы. В тоже время, хотелось бы затронуть вопрос о соотношении в современном гражданском праве и законодательстве рассматриваемого договора с другими видами договоров купли продажи.

На сегодняшний день договор поставки входит в самый первый институт особенной части раздела четвёртого гражданского права, который также является самым большим правовым институтом по количеству образующих соответствующую главу статей и числу воплощенных в них норм права (см. ст. 406–500 ГК РК). Сам институт купли продажи состоит из двух чётко выраженных частей – общей и особенной71" 71"[71] (см. соотв. § 1 и § 2–6 гл. 25 ГК РК)72" 72"[72], свидетельствующих об очевидной внутренней дифференциации норм права по признаку «общее–специальное» и их специализации. Сама гл. 25 ГК РК носит рамочный характер, поскольку развитие и детализация положений об отдельных видах договора купли-продажи обеспечивается за счет существования специального законодательства. Какого-либо единого критерия или совокупности критериев, лежащих в основе существования отдельных видов договора купли-продажи, не существует и поэтому при дифференциации договоров использовались такие основания как:

а) особенности в отчуждаемых имущественных благах (предприятие, энергоресурсы)

б)специальный субъектный состав (предприниматели, потребители, производители сельскохозяйственной продукции, энергоснабжающие организации и др.)

в) особенности цели (для договоров розничной купли-продажи и поставки).

Разрешение изначально поставленного вопроса о соотношении договора поставки с другими договорами на основе вышесказанного кажется простым. Существует общая и особенная части института купли продажи, в связи с чем, с одной стороны договор поставки соотносится с договором купли-продажи как вид и род, с другой стороны  со всеми другими разновидностями купли-продажи он соотносится как вид и вид. Но, несмотря на логичность такой конструкции, некоторые авторы утверждают  не просто о тесной взаимосвязи поставки с договором контрактации, но об их отношениях как род и в

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Правовое регулирование договора поставки". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание
опытному автору»


Просмотров: 663

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>