Дипломная работа на тему "Правовые проблемы очередности наследования по закону в Российской Федерации и установления родства"

ГлавнаяГосударство и право → Правовые проблемы очередности наследования по закону в Российской Федерации и установления родства




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Правовые проблемы очередности наследования по закону в Российской Федерации и установления родства":


СОДЕРЖАНИЕ

  Введение Глава 1. Общие положения наследования по закону в Российской Федерации 1.1 Понятие наследования по закону 1.2 Субъекты наследования по закону Глава 2. Особенности наследования родственниками Российской Федерации и порядок установления родства 2.1 Наследование в нисходящей линии 2.2 Наследование в боковой и восходящей линиях 2.3 Наследование по праву представления 2.4 Проблемы установления родства Заключение Библиографический список
Введение

Актуальность темы исследования. В новых условиях российской государственности определенная роль в преобразовании экономической основы нашего общества отводится совершенствованию законодательства о собственности. При этом особое значение приобретает институт наследования, так как, во-первых, данный институт гражданского права в той или иной степени затрагивает интересы каждого гражданина, и во-вторых, институт наследования необходим для обеспечения развития частной собственности.

И хотя в целом, наследственное право — это весьма консервативная подотрасль гражданского права, дополнение и уточнение механизмов использования наследственного имущества и распоряжения, им, перехода этого имущества к наследникам, отраженное в части третьей Гражданского Кодекса РФ привело к тому, что названные механизмы приобрели целый ряд не имевшихся ранее важных черт. А самое главное, что теперь законодательно закреплено расширение права частной собственности граждан в части распоряжения своим имуществом на случай смерти, что реализует конституционные положения о свободе наследования и защите этого права.

Расширение всесторонних связей в политической, экономической и иных областях жизнедеятельности людей значительно облегчило переезд из одного государства в другое и трудоустройство на новом месте. Миллионы людей, обладающие гражданством одной страны или имеющие место постоянного проживания на территории этой страны, получают право жить и работать за ее пределами. Очевидно, что среди, различных проблем, которые не могут не возникнуть в связи с этим, немаловажное место занимают вопросы правового регулирования наследственных отношений международного характера.

Причем речь может идти как о материальных ценностях, так и о ценностях, имеющих значительное культурное значение.

Необходимо также отметить, что изменения, происходящие в социальной структуре общества, курс на рыночную экономику, преобразования в политической системе требуют не только соответствующего нормативного регулирования, но и теоретического изучения с целью выявления: необходимых дальнейших изменений законодательства, а также прогнозирования в развитии сложных явлений в рассматриваемой области отношений.

Таким образом; актуальность настоящего исследования обусловлена новизной законодательства, института наследования, что предопределяет необходимость комплексной оценки наследственного права с точки зрения степени отражения в. нем принципа социальной справедливости, а также его соответствия нормам действующего российского законодательства и международного права.

Степень разработанности составили труды таких российских цивилистов, как А. Л. Акатова, Б. С. Антимонова, Н. П. Асланян, С. Н. Братуся, А. А. Гаугера, М. В. Гордона, В. Н. Гаврилова, В. Х. Грибанова, В. К. Дроникова, В. В. Залесского, O. С. Иоффе, Ю. Х. Калмыкова, О. А. Красавчикова, А. Л. Маковского, Д. И. Мейера, В. П. Никитиной, П. С. Никитюк, У. А. Омаровой, K. П. Победоносцева, И. А. Покровского, А. А. Рубанова, В. И. Синайского, Е. А. Суханова, В. Н. Серебровского, В. А. Тархова, Ю. К. Толстого, P. O. Халфиной, З. И. Цыбуленко, Б. Б. Черепахина, Т. Д. Чепига, Г. Ф. Шершеневича, Э. Б. Эйдиновой, К. К. Яичкова, К. Б. Ярошенко и др.

Предметом исследования являются правовые проблемы очередности наследования по закону в Российской Федерации и установления родства.

Целями настоящего исследования являются, во-первых, анализ изменений, произошедших в наследственном праве Российской Федерации за последние годы, во-вторых, изучение и анализ существующих, правовых проблем, связанных с наследованием по закону, в-третьих, выработка конкретных рекомендаций, направленных на разрешение выявленных проблем и дальнейшее совершенствование законодательства, регламентирующего наследование по закону.

Данные цели достигаются решением следующих задач:

1.  Изучение особенностей наследования по закону в Российской Федерации.

2.  Анализ существующих проблем в наследственном праве и складывающейся судебной практике в этой области имеющих, по мнению автора, достаточную значимость.

3.  Выработка рекомендаций по совершенствованию российского законодательства.

4.  Рассмотрение вопросов наследования родственниками и порядка установления родства.

5.  Определение значимых новелл наследования по закону с целью их характеристики, выявления спорных моментов и выработки путей их решения.

Методологическая основа исследования. Для достижения указанной цели и решения поставленных задач настоящее исследование основывалось на общенаучном диалектическом методе, предполагающего объективность всесторонность познания исследуемых явлений. Наряду с этим применялись сравнительно-правовой, историко-правовой, логический, нормативный и другие методы научного познания.

Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, и библиографического списка.


Глава 1. Общие положения наследования по закону в Российской Федерации 1.1 Понятие наследования по закону

В ст. 35 Конституции РФ закреплено, что право частной собственности охраняется законом, а право наследования гарантируется. В связи с развитием в России рыночных отношений особое значение приобретает институт наследования, так как, во-первых, данный институт гражданского права в той или иной степени затрагивает интересы каждого гражданина и, во-вторых, существование института наследования необходимо для обеспечения развития частной собственности. Преемство в отношениях собственников заключается в том, что «от умершего собственника его имущество переходит к живым наследникам»[1].

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов на заказ в Саратове и в других городах РФ.

Так, Б. С. Антимонов, К. А. Граве писали, что «наследование - это непосредственное преемство в правах и обязанностях умершего лица, прежде всего преемство в имуществе, в праве собственности, которое является основой всех имущественных прав»[2]:

К. П. Победоносцев определял наследование как «переход имущества со всеми правами и обязанностями от одного лица к другому по случаю смерти» и, как «вступление преемника в права и обязанности»[3].

В. И. Синайский характеризовал наследование как «преемство в частноправовой сфере человека»[4].

Г. Ф. Шершеневич определял наследование как «переход имущественных отношений лица, со смертью его к другим лицам»[5]. В. А. Тархов пишет, что «наследованием является переходом имущества лица после смерти к известным лицам», при этом «под имуществом понимаются все вещные и обязательственные права умершего (актив имущества) и его обязательственные обязанности (пассив имущества)»[6].

На наш взгляд, под наследованием следует понимать переход совокупности имущественных, а также некоторых личных - неимущественных прав и обязанностей умершего лица - наследодателя к его наследникам в соответствии с нормами наследственного права.

Российские цивилисты каждый по-своему определяли сущность наследования так, Г. Ф. Шершеневич писал: «Совокупность юридических: отношений, в которые поставило себя лицо, со смертью его не прекращаются, но переходят на новое лицо. Новое лицо заменяет прежнее и занимает в его юридических отношениях активное или пассивное положение, смотря по тому, какое место занимал умерший»[7].

Подобно ему А. М. Гуляев характеризовал сущность наследования следующим образом «Со смертью субъекта фактически прекращаются те отношения, которые связывали его с другими лицами по поводу имущества, а равно и отношения его, к имуществу. Но юридические отношения их не прекращаются они продолжают существовать, с той разницей, что на месте выбывшего субъекта становиться его правопреемник»[8].

Проанализировав приведенные выше мнения российских цивилистов, можно сделать вывод, что сущностью наследования является положение о том, что после смерти наследодателя «все отношения прежнего субъекта, составляющие в совокупности понятие об имуществе, переходят на новое лицо»[9] и продолжают существовать и после его смерти это «отношения по поводу имущества» и «отношения его к. имуществу»[10]. Дополнить выше приведенное умозаключение - необходимо мнением других авторов «С разрушением личности человека его имущественная сфера не погибает»[11].

Вопрос о характере преемства при - наследовании является одним из важнейших в теории гражданского права.

Следует отметить, что еще римское право выработало понятие универсального преемника, в «силу которого на наследника не только переходят, в качестве единого комплекса, все имущественные права и обязанности наследодателя, но и возлагается ответственность своим имуществом за долги наследодателя»[12].

Римское частное право выработало также и понятие сингулярного преемства по случаю смерти «понятие завещательных отказов (легатов), в силу которых определенные лица приобретали отдельные права на при надлежащие завещателю имущества не становясь субъектами каких бы то ни было обязанностей»[13].

Большинство правоведов сходится во мнении, что наследование представляет собой общее (универсальное) преемство[14]. Другие авторы считают, что наследование возможно в форме как универсального, так и сингулярного преемства[15].

Чтобы установить, как и в какой форме происходит, переход к наследнику имущество, принадлежавшее наследодателю, необходимо выявить характерные признаки, присущие как универсальному, так и сингулярному преемству.

Так, Б. Б. Черепахин отмечал, что «предметом универсального преемства является вся совокупность прав и обязанностей правопредшественника, переходящая к его правопреемнику (правопреемникам)», «при наследовании переходит к наследникам имущество наследодателя как единое целое, включая его имущественные правами обязанности, а также связанные с входящими в это имущество имущественными правами права личные (неимущественные)»[16].

Так, Г. Ф. Шершеневич определял наследование как общее преемство, при котором «все отношения прежнего субъекта... переходят на новое лицо не в отдельности, а как нечто цельное, единое», если же говорить о преемстве как о переходе, то «оно является одновременным переходом всего комплекса, а не только суммы юридических отношений»[17], И. А. Покровский характеризовал наследственное преемство как универсальное ввиду того, что «наследственная масса мыслится не как сумма разрозненных имущественных объектов, а как некоторое единство, в котором наличность и долги (activa и passiva) сливаются в одно юридическое понятие заранее определенным лицам, наследникам».

Согласно п. 1 ст. 1110 ГK РФ при наследовании имущество умершего переходит к другим[18] лицам в порядке, универсального правопреемства, т. е. в неизменном виде как единое целое в один и тот же момент. При этом, принцип неизменности означает, что все, входящее в состав наследства, переходит при наследовании в том же состоянии, виде и положении, в котором оно находилось, когда принадлежало умершему. Применительно к имущественные правам и имущественным обязанностям этот принцип означает, прежде всего, неизменность содержания прав и обязанностей. Таким образом, он обеспечивает ту же меру возможного поведения, которой располагал умерший, его наследникам. То же самое, с соответствующим изменением, относится и к имущественным обязанностям, которые по своему содержанию являются мерой должного поведения[19].

В соответствии со ст. 1110 ГК РФ наследство в порядке универсального правопреемства переходит к наследникам как «единое целое» и «в один и тот же момент». Так, в подтверждение первого признака универсального преемства Б. Б. Черепахин утверждал, что в основе концепции универсальности лежит тезис о единстве наследственной масли как объекта, переходящего к наследникам в нераздельной совокупности прав и обязанностей умершего, т. е. все принадлежавшие наследодателю права и обязанности переходят как единое целое, со всеми способами их обеспечения и лежащими на них обременениями[20], второй же признак, по мнению А. А. Рубанова, плавно вытекает из первого - «как единое целое», однако такое «уточнение является полезным»[21].

Следующим признаком универсального преемства является непосредственность. Под непосредственностью понимаются такие отношения между наследодателем и наследником, при которых между волей наследодателя, действительной или предполагаемой, направленной на то, что бы наследство перешло именно к тем, к кому оно перейдет, и волей наследника, который принимает наследство, не должно быть никаких посредствующих звеньев[22]. Исключениями здесь могут быть случаи, предусмотренные законом. Так, если наследником является малолетний, то за него, согласно ст. 28 ГК РФ будет действовать его законный представитель, он же и будет принимать наследство.

Таким образом, можно сделать вывод, что универсальное преемство обладает следующими признаками:

1. наследники приобретают наследство в неизменном виде;

2.  наследники приобретают наследство как единое целое и «в один и тот же момент»;

3.  наследники приобретают наследство непосредственно.

В отличие от универсального - правопреемства, сингулярное — лишено признака непосредственности, поскольку сингулярный преемник приобретает какое-либо отдельное право не непосредственно от наследодателя, а через наследника. К примеру, завещатель может возложить на одного или нескольких наследников исполнение в пользу одного или нескольких лиц то или иное действие - предоставить в пожизненное пользование помещение в переходящем по наследству доме, передать из состава, наследства какую-то вещь или несколько вещей выдать определенную сумму денег и т. д.

В отличие от общепринятой точки зрения о том, что при наследовании имеет место только универсальное правопреемство, сомнения в существовании категории универсального наследственного правопреемства, высказывал Н. Д. Егоров. Он считает, что при наследовании речь должна идти не о правопреемстве, а о преемстве, причем не самих прав, а объектов этих прав. В этом случае выводится за пределы наследства пассив, (долги, обременяющие наследство)[23].

Мы полностью поддерживаем мнение Ю. K. Толстого, который отмечает, что эта позиция уязвима уже потому, что выводит за пределы наследства пассив наследственной массы, а по наследству, как известно, переходят, не только блага, но и лежащие на нем обременения «по-видимому, позиция Н. Д. Егорова продиктована, стремлением снять проблему так называемого лежачего наследства, но снять проблему еще не значит решить ее»[24].

Интересной, на наш взгляд, являлась по данному вопросу точка зрения В. И. Серебровского. Разделяя утверждение, что наследование является универсальным правопреемством, он отмечал, что наследственное; преемство понимается как переход совокупности имущественных прав от наследодателя к наследникам: «Долги являются... только «обременением» наследства, но не его составной частью. Долги могут уменьшить наследственное имущество (наследство), даже полностью его исчерпать, но сами в состав наследственного имущества не входят. Если бы долги входили в состав наследственного имущества, то они уже никак не могли бы «обременять» его». Ответственность наследника по долгам, обременяющим наследство, являют собой «самостоятельный, хотя и находящийся с ним в близкой связи институт наследственного права, существование которого обусловлено специальной нормой закона»[25]. Ограничение состава наследства активом наследственной массы не получила дальнейшей поддержки ни в научной литературе, ни у законодателя.

Критикуя концепцию универсальности наследственного преемства ГК Никитюк писал, что идея универсальности «противоречит дифференциации наследственной массы на части, подчиненные разным наследственно-правовым; режимам и наследуемые в качестве самостоятельных объектов разными кругами наследников»[26]. Подтверждением того, что наследство не единое целое Никитюк П. С. видел в различной процедуре оформления прав на разные части наследства. Так, в наследстве можно выделить части, которыми наследники могут овладеть, а в последствии и распорядиться без какой-либо регистрации; специального органа (предметы домашней обстановки и обихода, ценности и т. п.), и вещи которыми без специальной регистрации уполномоченного на то органа распорядиться нельзя (автомобиль, квартира, дом и т. д.). Другим признаком неоднородности наследственной массы являлось, по мнению П. С. Никитюк, различное налогообложение перехода отдельных ее частей. П. С. Никитюк также утверждал о сингулярности наследственного преемства по завещанию, которым наследникам назначены конкретные вещи[27].

Однако, как мы полагаем, актив и пассив наследства образуют единое целое, поэтому наследование какого-либо отдельного права, например, права собственности на квартиру, не утрачивает характер универсальности наследственного преемства, так как наследник не отстраняется от ответственности по - обязательствам наследодателя, размер ответственности будет соразмерен доли полученного наследства.

О проявлении сингулярности наследственного правопреемства говорит и А. А. Рубанов, оперируя таким; фактом, что при наследовании с иностранным элементом возможно расщепление наследственной массы на части, подчиняемые законодательствам разных государств[28].

По нашему мнению, данное утверждение российского цивилиста весьма спорно, ведь наследственное имущество переходит к наследникам как «единое целое» и «в один и тот же момент» даже при его нахождении в разных государствах, а тот факт, что при наследовании с иностранным элементом возможно расщепление наследственной массы на, части, подчиняемые законодательствам разных государств, является результатом все большей миграции людей, что, безусловно, связано с интеграционными процессами, облегчающими переезд из одной страны в другую, а также стремительным процессом расширения всесторонних связей в политической, экономической, культурных и других областях жизнедеятельности.

Таким образом, проанализировав признаки универсального и сингулярного правопреемства, можно сделать вывод, «в наследовании имеет место универсальное преемство наследников и сингулярное преемство легатариев»[29].

Наследственное право стран с континентальной системой права (Франция, Германия) рассматривает наследование как «универсальное преемство, вследствие чего права и обязанности умершего переходят непосредственно к наследникам»[30].

В Великобритании же при наследовании имеет место не преемство в правах и обязанностях, а ликвидация имущества наследодателя: осуществляется сбор причитавшихся ему долгов, оплата его долгов, погашение его налоговых и иных обязанностей и т. д. Наследники же получают право на чистый остаток. Все это осуществляется в рамках особой процедуры именуемой «администрированием» и протекающей под контролем суда. Таким образом, здесь наследники в принципе; не являются преемниками прав и обязанностей наследодателя. Имущество последнего превращается; в особую разновидность доверительной собственности (trust) и в этом качестве поступает сначала к судье, от него к назначаемому им специальному лицу (администратору) либо к лицу, назначенному наследодателем в завещании (исполнителю), а уже от них, после завершения процедуры и соответствующего решения суда; оставшееся имущество передается наследникам[31].

Согласно ст. 1111 ГК РФ закреплено, что наследование осуществляется по завещанию и по закону. По справедливому утверждению М. С. Абраменкова: «Выражение наследование по закону время от времени вызывает резонную, на первый взгляд, критику специалистов в этой области. Говорят, что оно не точно ведь наследование по завещанию тоже осуществляется в случаях и в порядке, предусмотренным законом»[32]. Безусловно, с данным мнением нельзя, не согласиться. Дополнить данное высказывание необходимо утверждением другого российского цивилиста «наследование, по обоим основаниям осуществляется на основе и в строгом соответствии с правилами, установленными законом»[33].

Г. Ф. Шершеневич расценивал наследование по закону восполнением наследования по завещанию, которое «вступает в силу тогда и настолько, когда и насколько не успела выразиться воля наследодателя о судьбе оставленного им имущества», при этом он утверждал что «догматическое соотношение между обоими видами не изменится от признания наследования по завещанию только допускаемой законом заменой законного наследования, вариацией на законную тему»[34].

Д. И. Мейер характеризовал наследование по закону выражением воли наследодателя, так как если при составлении завещания лицо выражает волю, определяя наследника, то не оставляя письменного распоряжения на случай смерти, наследодатель, тем самым, выражает свою волю сознательно допуская действие норм гражданского права, т. е. он намеренно подчиняется «законным определениям о праве наследования»[35].

Братусь С. Н. на наш взгляд, весьма удачно выразил сущность соотношения наследования по завещанию и по закону «Наследование по закону основано на предположении, что закон, устанавливающий круг наследников, очередность их призвания к наследству, размеры наследственных долей соответствует воле наследодателя, не пожелавшего или не смогшего выразить волю свою иначе - путем завещательного распоряжения»[36].

О. С. Иоффе и В. К. Дроников, кроме двух оснований: наследования выделяли еще и третье: первый выделяет наследование по основанию выморочности наследственного имущества[37], а второй определяет основанием наследования, «право на обязательную долю» необходимых наследников[38]. Однако, классифицировав наследование по закону и по завещанию по субъекту воли, устанавливающей право на наследование, третий вид они определяли по субъекту наследования. При, этом и у того, и у другого третий вид является наследованием по закону, т. е. поглощается первым элементом классификации.

Так, О. А. Красавчиков предлагал «расщепить» наследование по закону на наследование в силу брака, родства, иждивения и т. д., отказавшись от понятия «наследование по закону»[39]. Относительно данного предложения мы полностью согласны с Ю. К. Толстым, который утверждает, что «термин «наследование по закону» удачно объединяет наследование по различным основаниям и вовсе не означает нивелирования тех юридических фактов, которые необходимы для наследования в каждом конкретном случае»[40].

В юридической литературе используется утверждение В. И. Серебровского о том, что «действительным основанием призвания к наследованию является не непосредственно сам закон, а некоторые факты, предусмотренные законом смерть, наследодателя родство наследника с наследодателем, либо усыновление наследодателем наследника состояние наследника в браке с наследодателем и др.»[41], а для призвания лица в качестве наследника по завещанию требуется наличие других предусмотренных законом фактов. Наследование во всех случаях возможно лишь при наличии, предусмотренных в законе юридических фактов.

Подобно ему Ю. К. Толстой утверждает, что «... наследование во всех случаях возникает лишь при наличии предусмотренных в законе юридических фактов. И с этой точки зрения наследование - ни по закону, ни по завещанию - непосредственное из закона не возникает»[42].

Б. Б. Черепахин писал, что «для перехода к наследникам всей совокупности прав и обязанностей наследодателя... необходимо последовательное накопление предусмотренного законом определенного состава юридических фактов»[43].

На наш взгляд, с данным мнением нельзя не согласиться, так как; юридический факт - конкретное жизненное обстоятельство, с наступлением которого норма права связывает возникновение, изменение, прекращение правоотношения[44]. К примеру, наследство согласно ст. 1113 ГК РФ открывается со смертью наследодателя. Смерть является юридическим фактом. Очевидно, что основанием призвания к наследованию по закону является кровное родство[45], которое также является юридическим фактом, следовательно, порождает наследственно-правовые отношения.

Таким образом, можно сделать вывод, что теория и практика российского наследственного права признает только два основания наследования; наследование по завещанию и по закону.

При этом на первое место ГК РФ помещает наследование по завещанию, а на второе — наследование по закону. Принципиальная позиция ГК РФ выражается не только в структуре его разделов, но и в детальности регулирования. Так наследованию по завещанию посвящены 23 статьи (1118— 1140 ГК РФ), а наследованию по закону — 11 статей (1141—1151 ГК РФ).

По мнению Ю. К. Толстого это сделано так же и для того, чтобы изначально воплотить в наследственном праве основные принципы дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и принцип диспозитивности[46].

Проанализировав мнения ведущих российских цивилистов по проблеме соотношения двух оснований наследования закона и завещания, мы пришли к выводу, что, если наследодатель, сам на случай смерти распорядился своим имуществом составив завещание, наследование должно осуществляться в - соответствии с его волей, в противном случае, наступает наследование по закону.

 
1.2 Субъекты наследования по закону

Согласно ст. 1116 ГК РФ к наследованию могут призываться граждане, находящиеся в живых на день открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. В соответствии со ст.530 ГК РСФСР 1964 г. к наследованию по закону из числа детей, родившихся после смерти наследодателя, могли призываться только его дети. Часть третья ГК РФ не содержит подобных ограничений, следовательно, к наследованию, как по закону, так и по завещанию могут призываться любые наследники, если они были зачаты при жизни наследодателя и родились живыми после его смерти[47].

В соответствии со ст. 1116 ГК РФ при наследовании по закону в круг лиц, которые могут призываться к наследованию, входят граждане и Российская Федерация (в случае выморочности наследства), а при наследовании по завещанию помимо граждан, наследниками также могут быть и юридические лица, и Российская Федерация, а также субъекты РФ, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации, т. е. круг «законных наследников» уже круга наследников, которые могут призываться при наследовании по завещанию.

Таким образом, можно сделать вывод, что центральными фигурами в наследственном праве являются наследодатель и наследники. При этом по вопросу определения лиц, являющихся субъектами наследственных правоотношений, в юридической литературе нет четких позиций.

Так, Е. А. Суханов считает, что субъектами наследования являются наследодатель и наследники[48].

А. П. Сергеев и Ю. К. Толстой отмечают, что наследодатель субъектом наследственного правоотношения не является, так как «покойники субъектами правоотношения быть не могут»[49].

В. Н. Гаврилов пишет, что «наследодатель - это лицо, имущество которого переходит после его смерти к другому лицу (лицам), т. е. наследуется»[50]. При этом В. Н. Гаврилов отмечает, что наследодатель не является участников наследственного правоотношения. Наследник, по мнению В. Н. Гаврилова, - это лицо, указанное в законе или завещании:

Мы полностью поддерживаем мнения Ю. К. Толстого, А. П. Сергеева, В. Н. Гаврилова о том, что наследодатель - это лицо, после смерти, которого осуществляется правопреемство, но которое не является субъектом наследственного правоотношения.

Наследник, на наш взгляд - это лицо, которое призывается к наследованию в связи со смертью наследодателя. При этом, объявление гражданина умершим влечет за собой те же правовые последствия, что и смерть гражданина. По общему правилу, гражданин может быть объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет. Однако если гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может принять решение об объявлении гражданина умершим по истечении шести месяцев со дня его пропажи. Военнослужащий или иной гражданин; пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий. Для объявления гражданина умершим не требуется предварительного признания его безвестно отсутствующим.

Согласно ст. 46 ГК РФ гражданин, объявленный умершим, независимо от времени своей явки вправе потребовать от любого лица (в том числе от лица, к которому перешло имущество в порядке наследования) возврата сохранившегося имущества, безвозмездно перешедшего к этому лицу после объявления гражданина умершим, за исключением денег и ценных бумаг на предъявителя; которые согласно ч. 3 ст. 302 ГК РФ, не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя ни при каких обстоятельствах.

Таким образом, в данном случае налицо поворот наследственного преемства[51].

На практике возможно возникновение ситуаций, при которых граждане умирают одновременно, что является результатом техногенных катастроф, несчастных случаев и др. Такие граждане, умершие в один и тот же день, согласно п. 2 ст. 1116 ГК РФ не наследуют друг после друга. При этом, к наследованию призываются наследники каждого из них.

Проанализировав ст. 1114 ГК РФ, мы пришли к выводу, что положение российского законодательства о комориентах играет большую роль для устранения в подобных ситуациях наследственной трансмиссии, т. е. перехода права на принятие наследства, если призванный к наследованию наследник умирает после открытия наследства, не успев его принять в срок, установленный законом. Исходя из смысла ст. 1114 ГК РФ, позиция ГК РФ о комориентах к наследованию по праву представления не применяется.

Думается, что положение российского законодательства относительно смерти граждан «в один и тот же день» введено в связи с наличием определенных трудностей с установлением точного времени смерти лиц, а это в; свою очередь имеет большое значение для наследования. По справедливому утверждению Т. Е. Авилова, позиция ГК РФ о комориентах может, в некоторых случаях привести к парадоксальным ситуациям «так, может оказаться, что граждане, умершие на самом деле одновременно, комориентами считаться не будут, поскольку они находились в разных часовых поясах, и один из них будет наследовать после другого, поскольку в момент их одновременной смерти в его часовом поясе уже наступили следующие календарные сутки», однако «возможна ситуация, когда комориентами будут признаны граждане, один из которых скончался более чем через 24 часа после другого»[52].

Следует отметить, что Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. впервые устанавливалась очередность призвания: к наследованию. К первой очереди относились дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, a также другие нетрудоспособные иждивенцы. Во вторую очередь призывались трудоспособные родители. В третью очередь призывались братья и сестры умершего.

Гражданский Кодекс РФ устанавливает восемь очередей наследников (ст. ст. 1142-1145, ст. 1148).

Статьей 1117 ГК РФ определен круг граждан, которые не имеют права на получение наследства. Позиция ГК РФ о недостойных наследниках объединяет как доктринальный термин «недостойные наследники», так и положения ст. 531 ГК 1964 г., опираясь на накопленный за годы их практического применения опыт.

Проанализировав ст.1117 ГК РФ, можно сделать вывод, что недостойные наследники - это физические лица, которые при основаниях, указанных в законе, не имеют право наследовать либо отстраняются от наследования. В научной литературе высказывалось мнение, что юридические лица также могут совершать некоторые из действий, влекущих, признание наследника, недостойным, в связи с этим необходимо распространить толкование ст.1117 ГК РФ, с тем; чтобы положения о недостойных наследниках распространялись не только на граждан[53].

Мы полагаем, что с данной точкой зрения трудно согласиться ввиду того, что суд в случае наличия действий, являющихся основанием для устранения от наследования по смыслу ст. 1117 ГК РФ, вынесет судебный акт (приговор, так как решение согласно п. 1 ст. 194 ГПК РФ выносится только по гражданским делам, в данном случае, при лишении родительских прав или в ситуации, если наследники злостно уклонялись от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя в соответствии с гл. 13-15 Семейного Кодекса РФ), в котором лишит права наследования конкретных граждан, которые будут работниками данного предприятия, но не само юридическое лицо.

По мнению Г. Е. Авилова, ст. 1117 ГК РФ четко разграничивает две категории недостойных наследников: 1) граждане, не имеющие права наследовать, 2) граждане, которые могут быть отстранены от наследования судом.

К первой категории относятся лица, указанные в п. 1 ст. 1117 ГК РФ. Если в отношении таких лиц имеется судебный акт (приговор по уголовному делу или решение по гражданскому делу), подтверждающий факт совершения ими умышленных противоправных действий, направленных против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, либо решение суда о лишении их родительских прав, то специального судебного решения о признании таких лиц недостойными наследниками не требуется, так как они не имеют права наследовать в силу закона нотариус отказывает им в выдаче свидетельства о праве на наследство на основании соответствующего судебного акта.

Ко второй, категории относятся лица, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. В отличие от первой категории недостойных наследников, такие лица имеют право наследовать, однако суд может отстранить их от наследования по требованию заинтересованного лица. Соответственно, нотариус не вправе отказать таким наследникам в выдаче свидетельства о праве на наследство, если нет вступившего в законную силу решения суда об отстранении их от наследования[54].

Однако, как мы полагаем, классификация недостойных наследников, предложенная M. B. Телюкиной полностью соответствует смыслу ст. 1117 ГК РФ, ввиду того, что родители, лишенные родительских прав, не отстраняются полностью от наследования, как это вытекает из классификации, предложенной Г. E. Авиловым, а не имеют право наследовать только по закону.

К первой категории граждан, по мнению М. В. Телкиной, относятся граждане, не имеющие: права наследовать ни по завещанию, ни по закону, перечисленные в абз. 1 п. 1. ст. 1117 ГK РФ. Ко второй категории граждан относятся лица, не имеющие права наследовать только по закону - это родители; лишенные родительских прав, а также граждане, злостно уклонявшиеся от выполнения лежавших на них обязанностях в соответствии с гл. 13-15 СК РФ[55].

Таким образом проанализировав ст. 1117 ГK РФ, можно выделить три группы действий, являющихся основанием для устранения от наследства:

1. Умышленные противоправные действия, направленные против наследодателя.

2. Умышленные противоправные действия; направленные против кого-либо из его наследников.

3. Умышленные противоправные действия, направленные против осуществления последней воли завещателя, выраженной в завещании.

Таким образом, можно сделать вывод, что для того чтобы лица, указанные в п. 1 ст. 1117 ГК РФ, не могли наследовать ни по закону, ни по завещанию, необходимо наличие следующих условий.

Во-первых, их действия должны быть умышленными противоправными действиями. Однако, Ю. Н. Власов считает: «Для признания наследника недостойным направленность умысла значения не имеет. Результатом любого противозаконного действия должно быть признание к наследованию или увеличение доли в наследстве». Мы не можем согласиться с мнением Ю. Н. Власова, так как, на наш взгляд, в любом противозаконном действии без субъективной стороны - нет состава, в данном случае преступления, а, если нет состава, то нет и оснований для ограничения прав личности.

Если же они были лишь неосторожными, хотя бы и противоправными (например, дочь наследодателя по ошибке завысила дозировку лекарства, что вызвало его смерть), то этого недостаточно для признания указанных лиц не имеющими права наследовать. В то же время умышленное противоправное поведение недостойных наследников может выражаться не только в форме действия, но и в форме бездействия[56] (например наследники перестают регулярно кормить больного наследодателя, стремясь поскорее заполучить наследство).

Действия лиц, не достигших четырнадцати лет, а также лиц, признанных недееспособными, не могут быть отнесены к умышленным действиям в том смысле, какой придает им п. 1 ст. 1117 ГK РФ. Объясняется это тем, что указанные лица юридически не являются виновными, хотя бы их поведение и заслуживало морального осуждения (например, ребенок, достигший: тринадцати лет, систематически издевается над своим немощным отцом).

Поэтому такие лица не, могут быть отнесены к недостойным наследникам, которые не имеют права наследовать по основаниям, предусмотренным абз. 1 п. 1 ст. 1117 ГК РФ.

Что же касается лиц, которые могут быть отнесены к недостойны м наследникам по основаниям, предусмотренным абз. 2 п. 1 и п. 2 ст. 1117 ГК РФ, то из их числа также должны быть исключены лица, которые к моменту открытия наследства не достигли четырнадцати лет.

Таким образом, указанные лица во всех случаях, предусмотренных ст. 1117 ГК РФ, к недостойным наследникам отнесены быть не могут. В отношении же лиц, признанных недееспособными, в абз. 2 п. 1 и п.2 ст. 1117 ГК РФ речь идет об оценке их поведения, когда они таковыми не были. То, что они стали недееспособными на тот момент, когда обсуждается вопрос, можно ли относить их к недостойным наследникам, не препятствует ни признанию их лицами, не имеющими права наследовать, ни отстранению их от наследования. Споры о том, относятся ли указанные лица к недостойным наследникам, должны рассматриваться с участием опекунов, представителей органов опеки и попечительства.

Во-вторых, указанные обстоятельства, которые выражены в умышленном противоправном поведении недостойного наследника, должны быть подтверждены судом в порядке либо уголовного судопроизводства (например, в приговоре суда, вступившем в законную силу), либо гражданского судопроизводства (например, в решении суда о признании завещания недействительным). Указанные обстоятельства могут быть подтверждены судом как до открытия наследства (например, наследник, покушавшийся на жизнь наследодателя, осужден по приговору суда), так и после открытия наследства.

Таким образом, можно сделать вывод, что покушение, на совершение преступления также будет являться основанием к признанию наследника недостойным в связи с тем, что согласно п.3 ст. 30 УК РФ покушением на совершение преступления считаются «умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам».

Правила п. 1 ст. 1117 ГК РФ распространяются и на лиц, призываемых к наследованию по праву представления. Потомки умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем, наследника, который в соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК РФ не имел бы права наследовать как недостойный: наследник, к наследованию по праву представления не призываются. В то же время если бы сам умерший наследник мог бы быть отстранен от наследования в порядке п. 2 ст. 1117 ГК РФ, то это не препятствует призванию к наследованию по праву представления его потомков.

В абз. 1 п.1 ст. 1117 ГК РФ закреплено также, что граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, могут его унаследовать. Это правило рассчитано на ситуацию, при которой наследодатель, хотя он и знал об умышленном противоправном поведении своих наследников, но простил их и завещал им наследственное имущество. Такие наследники могут быть призваны к наследованию только по завещанию, но не по закону. Поэтому если часть имущества осталась не завещанной, то указанные наследники к наследованию этой части имущества как наследники по закону не призываются.

Сложнее вопрос, если наследодатель об умышленном противоправном; поведении наследников не знал и составил завещание в расчете на их добропорядочность. Очевидно, в этих случаях заинтересованные лица после открытия наследства могут требовать признания завещания недействительным со всеми вытекающими из этого последствиями[57].

В литературе обсуждался вопрос о том, может ли быть исключен из числа наследников по закону родитель, лишенный родительских прав, если наследодателем является не тот ребенок, в отношении которого произведено такое лишение. Некоторые авторы полагали; что оно распространяется на всех детей данного родителя[58]. Представляется, что в соответствии ст. 71 СК РФ лишение родительских прав связано с последствиями, касающимися лишь того ребенка, в отношении которого родители были лишены родительских прав. В противном случае такая позиция законодателя привела бы, на наш взгляд; к завышено необоснованной ответственности родителя и противоречила такой функции, наследования, как укрепление семейных связей и охрана - интересов семьи.

Суд может отстранить также от наследования граждан, как было указано выше, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя по иску заинтересованных лиц. Однако, как, и при отстранении от наследования родителей, лишенных родительских прав, наследование по завещанию в данном случае возможно.

Правила ст. 1117 ГК РФ применяются к завещательному отказу и распространяются на наследников, имеющих право на обязательную долю.

В России не имеют права наследовать потомки наследника, признанного недостойным на основании п. 1. ст. 1117 ГК РФ, на наш взгляд, данное положение ограничивает наследственные права представляющих наследников, так как они обладают самостоятельным правом, наследования, независимо от личности своего родителя.

Определив круг наследников по закону, нотариус обязан проверить степень родства или наличие супружеских отношений наследника с наследодателем либо факт нахождения наследника на иждивении наследодателя путем истребования соответствующих документов. Доказательствами родственных отношений для детей усыновленных, родителей, усыновителей, братьев, сестер, деда, бабки, внуков и правнуков являются свидетельства органов ЗАГСа о рождении и усыновлении, выписки из метрических книг, записи в паспортах о детях и супруге, справки о родственных отношениях, выданные государственными учреждениями и организациями по месту работы или жительства наследодателя или наследников, копии вступивших в законную силу решений суда об установлении факта родственных и иных отношений, а также другие документы. Справки, заменяющие первичные документы органов ЗАГСа, должны быть составлены правильно, со ссылкой на обоснование подтверждения факта, с указанием фамилии, имени и отчества наследника и наследодателя (в наследственном деле нотариус оставляет копии этих документов, заверенные им в упрощенном порядке с учинением удостоверительной надписи следующего содержания: "С подлинным верно. Нотариус - подпись").

В отдельных случаях при невозможности представления документов органов ЗАГСа о родственных и иных отношениях наследников с наследодателем нотариусом могут быть приняты справки, выданные государственными учреждениями и организациями по месту их работы или жительства, если в совокупности с другими документами они подтверждают родственные или иные отношения с умершим. Например, справки отделов кадров с места работы наследника и наследодателя, в каждой из которых должно быть указано, что в личном деле наследодателя значится такой-то сын, а в личном деле наследника значится такой-то отец. Или справка с места жительства наследника, подтверждающая тот же факт на основании домовой книги.

Если один или несколько наследников по закону лишены возможности предоставить доказательства родственных отношений с наследодателем, они могут быть включены в свидетельство о праве на наследство с согласия остальных наследников, принявших наследство и представивших соответствующие документы о родственных отношениях с наследодателем. Такой же порядок установлен в случае выдачи дополнительного свидетельства о праве на наследство других частей наследственного имущества, не перечисленных в первоначально выданном свидетельстве, если в такое свидетельство включается дополнительный наследник, лишенный возможности представить доказательства своих родственных отношений с наследодателем.

Согласие наследников оформляется в виде письменного заявления, подлинность их подписей на котором должна быть засвидетельствована органом или должностным лицом, уполномоченным в соответствии с законом совершать нотариальные

При невозможности представления наследниками документов, подтверждающих родственные или иные отношения, нотариус рекомендует наследникам, не имеющим возможности подтвердить свои родственные (иные) отношения с наследодателем, обратиться в суд общей юрисдикции для установления факта родственных или брачных отношений либо факта иждивенчества.


Глава 2. Особенности наследования родственниками Российской Федерации и порядок установления родства 2.1 Наследование в нисходящей линии

Согласно ст. 47 Семейного Кодекса РФ права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке. Под термином «происхождение детей» имеется ввиду их кровное происхождение от определенных мужчины и женщины, зарегистрированное с соблюдением установленного порядка[59]. Данный принцип; семейного права берет свое начало в Декрете от 18 декабря 1917 г. «О гражданском браке, детях и введении актов гражданского состояния», который уравнял права законных и незаконнорожденных детей, ликвидировав, тем самым, само понятие «незаконнорожденный». С тех пор факт состояния или не состояния родителей ребенка в браке между собой формально ни коим образом не влиял на их правовые отношения с ребенком, при условии, что происхождение ребенка было удостоверено в установленном законом порядке[60]. Положения Декрета о том, что на наследственные права детей не оказывает влияния факт совместного или отдельного их проживания с родителями, сохранилось и по сей день. Однако, в юридической литературе существовало мнение о необходимости исключения из числа наследников детей, вышедших из состава семьи своих родителей и живущих отдельно[61].

Существовала и другая точка зрения дети от предыдущих браков родителей, не поддерживающие никаких отношений с наследодателем, не имеют право наследовать после его смерти. И наследниками должны быть члены последней семьи наследодателя.

Н. П. Асланян писала, что критерием в этом случае должен являться не факт рождения детей в первом и последующих браках, не факт приобретения имущества в том или ином браке, а наличие семейных нравственно-психологических отношений между наследодателем и его детьми[62].

На наш взгляд, только происхождение ребенка от родителей является основанием для наследования. А семейные нравственно-психологические отношения могут, вообще, не; сложиться между родителем и его ребенком по разным причинам или быть утраченными, но их отсутствие не может и не должно влиять на наследственные права детей.

Очевидно, что дети всегда являются наследниками по закону после смерти обоих родителей, если последние состояли в зарегистрированном или приравненном к нему браке. Согласно ст. 30 СК РФ признание брака[63] недействительным не влияет на наследственные права детей, родившихся в таком браке. Это положение распространяется и на те случаи, когда ребенок родился от этого брака после признания брака недействительным[64]. Обусловлено это тем, что происхождение ребенка, хоть и рожденного в недействительном но зарегистрированном браке, не вызывает никаких сомнений и не нуждается в каком-либо доказывании[65]. От наследования по закону детей устраняет только их недостойность или завещание родителей.

На практике наиболее сложно определить наследственные права детей, рожденных вне брака родителей. Вообще, термин «внебрачный ребенок» является редко используемым в цивилистической литературе России, обычно применяется термин «ребенок, рожденный у родителей, не состоящих в браке между собой». Так, В. И. Синайский писал, что «термин «внебрачные дети», введенный взамен термина «незаконные дети» не совсем точен, внебрачные дети - это все те дети, которые признаются ни законными детьми, ни узаконенными, ни усыновленными словаре С. И. Ожегова под термином «внебрачный ребенок» понимается ребенок, рожденный в официально неоформленном браке[66]. Таким образом, можно сделать вывод, что под термином внебрачный ребенок в литературе понимается ребенок, рожденный в браке, не прошедшем государственную регистрацию в органах записи актов гражданского состояния (далее ЗАГС). При, этом порядок наследования детей рожденных вне брака, после смерти отца отличен от наследования после матери. Правовые отношения между ребенком и его матерью возникают в силу факта их кровного родства[67]. Для удостоверения происхождения ребенка от матери не имеет значения, рожден ею ребенок в браке или нет. С точки зрения права, к детям женщины относятся рожденные или усыновленные ею лица[68].

Наследственные же права детей после смерти отца, не состоящего в браке с матерью ребенка, зависят от признания или установления отцовства в отношении ребенка. Ребенок, в отношении которого установлено отцовство, приобретает правовую[69] связь не только с отцом, но и со всеми его родственниками, т. е. он является, наследником отца и его восходящих родственников. Хотя; по этому поводу, в юридической литературе можно встретить ошибочное мнение, что при установлении отцовства правовые отношения возникают только между ребенком и отцом[70].

Согласно ст. 49 СК РФ суды, при спорном установлении отцовства должны принимать «любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица». Это значит, что факт происхождения ребенка устанавливается судом с учетом всех обстоятельств дела и с применением любых средств доказывания, предусмотренных гражданско-процессуальным законодательством, в том числе и заключение медико-генетической экспертизы.

В этой связи следует отметить значение судебно-биологической экспертизы крови ребенка, ответчика и матери. Если ранее такая экспертиза могла лишь исключить отцовство ответчика, но не подтвердить его, то сейчас экспертиза крови, проведенная методом «геномной или генетической дактилоскопии», позволяет с очень высокой степенью вероятности установить - является ли ответчик биологическим отцом ребенка.

При этом в соответствии со ст. 50 СК РФ при установлении факта, признания отцовства в случае смерти лица, признававшего себя отцом ребенка, суд должен исходить только из тех обстоятельств, которые неоспоримо свидетельствуют о признании покойным своего отцовства в отношении; данного ребенка. Следовательно, недостаточно, чтобы мужчина; при жизни содержал ребенка или участвовал в его воспитании, поскольку он мог выступать в роли фактического воспитателя не признавая себя его отцом.

В связи с существенным отличием предусмотренных действующим законодательством оснований для установления отцовства от тех, что предусматривались в ст. 48 КоБС, и положениями п.1 ст.168 и п.1 ст. 169 СК РФ о применении норм Кодекса к семейным отношениям, возникшим после введения его в действие, следует иметь ввиду, что суд, решая вопрос о том, какой нормой следует руководствоваться при рассмотрении дела об установлении отцовства - ст. 49 КоБС или ст.48 СК РФ; должен исходить из даты рождения ребенка. Так, в отношении детей, родившихся после введения в действие СК РФ (т. е. 1 марта 1996 г. и позднее этой даты), должен руководствоваться нормами СК РФ, а в отношении детей рожденных до 1 марта 1996 г. - положениями КоБС РСФСР.

В настоящее время, в связи с огромными достижениями в области репродуктивной медицины, и широким распространением на практике рождения детей в результате искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона, возникает необходимость регулирования правоотношений, возникающих в связи с этим. Родителями такого ребенка являются лица, состоящие в браке и давшие свое согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона и записанные родителями в книге записей актов гражданского состояния (п. 4 ст. 51 ГК РФ). При этом не имеет значение, являются ли они оба его генетическими родителями или нет. Для наследственного права это означает, что детьми наследодателя в отдельных случаях (например, гетерологического оплодотворения — с использованием донорских гамет) могут быть лица, не связанные кровным происхождением. Таким образом, мы, имеем прямое исключение из основного принципа наследования по закону — принципа кровного родства.

Сложная ситуация возникает в случае рождения ребенка от суррогатной матери. Для обозначения проблемы относительно наследственных прав детей обратимся к характеристике нового правового института «суррогатное материнство».

По мнению Э. А. Иваевой «суррогатное материнство заключаются в вынашивании и рождении ребенка другой женщиной с целью передачи его супругам»[71].

В связи с этим крайне важным на наш взгляд, являются положения Семейного Кодекса РФ о том, что родителями такого ребенка являются супруги, состоящее в браке между собой и давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания только с согласия, суррогатной матери (абз. 2 п. 4 ст. 51 СК РФ). Проводя зависимость правового определения происхождения ребенка от согласия женщины, родившей его, закон отдает предпочтение, биологической матери. Некоторые юристы объясняют эту позицию тем; что с момента; рождения ребенка, между ним и родившей его женщиной возникает семейно-правовая связь[72]. Так, Т. Е. Борисова полагает, что в процессе вынашивания эмбриона; между ним и суррогатной матерью возникает особая биологическая и эмоциональная связь, которая даст, о себе знать только после рождения ребенка[73].

Противоположной точки зрения придерживается А. Э. Козловская; считающая, что родителями ребенка в любом случае: должны признаваться; супруги, являющиеся - заказчиками и предоставившие генетический материал, так как биологическое родство определяется именно им, а не вынашиванием зародыша в теле женщины[74].

Вопрос о признании лиц родителями ребенка, рожденного суррогатной матерью, имеет большое практическое значение. В наследственном праве он проявляется во взаимных наследственных правах родителей и ребенка СК РФ защищая, права лиц, запрещает как супругам так и суррогатной[75] матери оспорить материнство и отцовство после совершения записи родителей в книге записей рождений, ссылаясь, на имплантацию эмбриона. Следовательно, до совершения записи стороны могут в судебном порядке оспаривать материнство, отцовство.

Для государственной регистрации рождения ребенка от суррогатной матери одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть предоставлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка на запись указанных супругов родителями, ребенка[76], т. е. признание супругов родителями ребенка находится в прямой зависимости от согласия суррогатной матери, при этом СК РФ не определяет срок дачи такого согласия после рождения ребенка.

Таким образом, можно сделать вывод, что в данном случае мы сталкиваемся с исключением из принципа кровного родства, как основного начала наследования по закону.

Усыновление также является одним из исключений из выше названного принципа и порождает право наследования.

В теории гражданского права можно встретить, несколько определений усыновления. Так, усыновление рассматривалось как искусственный способ приобретения детей[77]. А также под усыновлением» понимался способ установления родительской власти посредством признания юридического положения законных детей за посторонними лицами[78].

В соответствии со ст. 532 ГК РСФСР 1964 г. усыновленные и их потомство не наследовали после смерти любых своих кровных родственников, а родители усыновленного и другие его кровные родственники по восходящей линии, а также его кровные братья и сестры не наследовали после смерти усыновленного и его потомства. Таким образом, можно сделать вывод, что ГК РСФСР 1964 г. приравнял усыновленных детей к родным детям усыновителя, подчеркнув утрату правовой связи с кровными родными усыновленного, что, несомненно, способствовало укреплению семьи, создаваемой в; результате усыновления.

Однако, решив многие наболевшие проблемы, ГК РСФСР 1964 г. не давал объяснения относительно правовой связи между усыновленным и другими членами семьи усыновителя. Оставалось неясно может ли усыновленный ребенок наследовать после смерти братьев и сестер, деда и бабки со стороны усыновителя. А так как FK РСФСР 1964 г. не регулировал эти проблемы, нотариальная практика давала отрицательный ответ[79].

И только в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 1 июля 1966 г. № 6 «О судебной практике по делам о наследовании»[80] было дано разъяснение: «усыновленные и их потомство приравниваются в правах наследования после смерти усыновителя и его кровных родственников к детям усыновителя и их потомству, равно как усыновители и их кровные родственники после смерти усыновленного и его потомства приравниваются в правах к кровным родственникам».

Гражданский Кодекс РФ в п.1 ст. 1147 закрепил положение, отраженное в п.1 ст.137 СК РФ: «Усыновленные дети и их потомство по отношению к усыновителям их родственникам, а усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и их потомству приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению».

Таким образом, закон приравнивает связи» между любым лицом одной группы родственников — усыновленным и его потомками, и любым лицом другой группы родственников — усыновителем и его родственниками, к кровным родственным связям.

На наш взгляд, признание равных наследственных прав усыновленного и родственников усыновителя, является большим шагом в развитии наследственного права, способствует укреплению семьи, является гарантом прав усыновителя и усыновленного.

Связи; создаваемые в силу усыновления, не выходят за пределы родственных связей лиц, указанных в п. 1 ст. 1147 ГК РФ. Поэтому усыновленный одним из супругов не может наследовать после другого супруга и его родственников. В остальном, лица, связанные родственными отношениями в силу усыновления, наследуют по закону друг после друга по общим правилам.

Ф. Н. и Ф. Г. обратились в суд с заявлением об установлении факта родственных отношений.

В обоснование этого требования они указали, что 14.04.2003 умерла Ф. П. Их отец - Ф. являлся сыном Ф. М. Заявители просили установить, что Ф. М. и Ф. П. являлись родными сестрами. Установление этого факта им необходимо для получения наследства после умершей тети.

Решением Ногинского городского суда от 26 сентября 2003 г. заявление удовлетворено; установлено, что Ф. П., 17.08.1925 года рождения, является родной сестрой Ф. М., 09.11.1910 года рождения.

В надзорной жалобе А. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В обоснование этого требования указывается, что установление факта родственных отношений было необходимо для принятия наследства после смерти Ф. П., которая являлась собственником квартиры в г. Москве. А. утверждает, что он является родственником Ф. П. по материнской линии. Решением Кунцевского районного суда от 06.08.2003 установлен юридический факт, что он, А., является внучатым племянником Ф. П. При обращении в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства он узнал, что умершая Ф. П. составила завещание на имя Н. При рассмотрении иска А. о признании этого завещания недействительным в Дорогомиловском районном суде г. Москвы было предъявлено решение Ногинского городского суда от 26.09.2003, которое существенным образом затрагивает его интерес как наследника.

По мнению А., Ногинский городской суд установил юридический факт без надлежащей проверки представленных доказательств, без истребования необходимых документов.

Определением судьи от 02.09.2004 дело передано для рассмотрения в суд надзорной инстанции - президиум Московского областного суда.

Выслушав доклад материалов дела судьей Мособлсуда Розиной С. В., обсудив доводы жалобы и определения, выслушав Ф. Н., Ф. Г., президиум признал решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Так, из материалов дела усматривается, что заявители в подтверждение своих доводов о том, что они являются детьми Ф., не представили суду тому доказательств, т. е. свидетельства о рождении.

Установив факт о том, что Ф. П. и Ф. М. являются родными сестрами, суд не указал причины разных отчеств этих лиц, а указав в резолютивной части дату рождения Ф. М. 09.11.1910, суд не принял во внимание, что в свидетельстве о ее смерти дата рождения указана 12.11.1910. Имеет место и расхождение в датах рождения, указанных в документах на имя Ф. П., по сравнению со свидетельством о рождении - 12.07.1923, а также в справке о ее смерти - 17.08.1925 года рождения.

Поскольку решение Кунцевского районного суда состоялось 06.08.2003, А. должен был быть привлечен в качестве заинтересованного лица в деле, рассматриваемом в Ногинском городском суде[81].

Правила п. 2 ст. 1147 ГК РФ об утрате, усыновителем и его потомством права наследования по закону после смерти родителей и других родственников по происхождению, а родителями и этими родственниками — после, смерти усыновленного или его потомка не применяются в случаях, когда усыновленный по решению суда сохраняет, отношения с одним из родителей или другими родственниками по происхождению.

Случаи, в которых закон допускает сохранение родственных отношений усыновленного с его кровными родственниками из прежней семьи,. указаны в п.3 и п.4 ст. 137 СК РФ. Таких случаев два.

Во-первых, если ребенок усыновляется одним лицом, могут быть сохранены личные неимущественные. И имущественные права и. обязанности, между усыновленным и его кровным родителем иного пола, чем усыновитель. Чаще всего это происходит при усыновлении ребенка отчимом или мачехой, но закон не запрещает сохранение отношений между усыновленным и его родными и тогда, когда родитель усыновленного ребенка не состоит с усыновителем в браке и не находится с ним в родственных отношениях.

Закон, совершенно определенно, устанавливает возможность сохранения родственных отношений с родителями ребенка, но не с родственниками по линии этого родителя. Поэтому и наследование, в таких случаях возможно для усыновленного и его потомков после смерти родителя (но не других его кровных родственников); а для родителя — после смерти усыновленного (но не его потомков и, разумеется, не лиц, приравненных к родственникам усыновленного вследствие усыновления).

Во-вторых, если один из родителей ребенка умер, то по просьбе родителей умершего (дедушки или бабушки ребенка) суд может сохранить личные неимущественные и имущественные права и обязанности ребенка «по отношению к родственникам умершего родителя» (п. 4 ст. 137 СК РФ). Текст этой нормы неточен, так как трудно предположить, чтобы суд мог по просьбе одного лица (дедушки или бабушки усыновленного) сохранить родственные отношения и, соответственно, вытекающие из них права усыновленного по отношению к любым другим, родственникам его умершего родителя — дяде, тете, двоюродным братьям и сестрам и т. д.

Поскольку сохранение родственных отношений усыновленного с родственниками по происхождению из прежней семьи зависит от решения суда, такие отношения сохраняются с теми лицами, которые названы в решении суда. К сожалению, СК РФ не содержит на этот счет достаточно точного указания (п. 5 ст. 137), а ГПК РФ об этой обязанности суда не упоминает (ст. 274 и другие статьи гл. 29). Недостаточно определенно указал на эту обязанность суда и Верховный Суд России, давая судам разъяснения о применении законодательства об усыновлении[82].

В случаях сохранения в соответствии с п. 3

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Правовые проблемы очередности наследования по закону в Российской Федерации и установления родства". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 654

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>