Дипломная работа на тему "Правовая природа финансовой аренды (лизинга)"

ГлавнаяГосударство и право → Правовая природа финансовой аренды (лизинга)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Правовая природа финансовой аренды (лизинга)":


Содержание

Введение

Глава 1. Общая характеристика лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности

1.1 Историко-правовые аспекты лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности в России и некоторых зарубежных странах

1.2 Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Глава 2. Правовая конструкция договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности

2.1 Сущность предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности

2.2 Особенности содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности

Глава 3. Прекращение и гражданско-правовые гарантии реализации договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности

3.1 Прекращение договора лизинга

3.2 Ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга)

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. Переход к рыночным отношениям обеспечил кардинальные изменения в экономической сфере российского общества. Признание многообразия форм собственности, появление независимых и юридически равноправных субъектов гражданско-правовых отношений, закрепление права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещённой законом, экономической деятельности потребовало применения новых форм сотрудничества в имущественном обороте, определивших активное использование современных правовых механизмов их регулирования. К числу наиболее востребованных и динамично развивающихся форм такого сотрудничества относится финансовая аренда (лизинг), которая особенно распространена в сфере предпринима тельской деятельности.

Приведённые статистические данные свидетельствуют об эффективности использования финансовой аренды (лизинга), которая способствует активному привлечению финансовых ресурсов в различные отрасли отечественной экономики и их рациональному использованию, обеспечивает поддержку предпринима тельской деятельности, позволяя решить проблемы, с которыми сталкиваются хозяйствующие субъекты в процессе её осуществления. Развитие финансовой аренды (лизинга) в условиях рыночных отношений требует эффективного правового механизма, обеспечивающего четкость и полноту её регулирования. Вместе с тем, как показал анализ нормативно-правовых актов, а также арбитражной практики по исследуемой проблеме, в гражданском законодательстве, обеспечивающем финансовую аренду (лизинг) в предпринима тельской деятельности, есть пробелы и противоречия, что усложняет её практическое применение. Так, большое количество вопросов вызывает определение правовой природы финансовой аренды (лизинга), её места в системе гражданских обязательств. Кроме того, представляется необходимым установление сущности предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности, а также исследование особенностей его субъектного состава.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по нужной вам теме. Безупречное написание дипломных работ на заказ в Новосибирске и в других городах России.

Реализация договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности приводит к возникновению значительных рисков. Поэтому особую значимость приобретает проблема выявления особенностей страхования таких рисков, что позволит их минимизировать. В отдельном исследовании нуждается вопрос об ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности.

В современной правовой науке отсутствует комплексное исследование гражданско-правового регулирования финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности. Существующие научные труды посвящены отдельным аспектам лизинговых отношений. Вместе с тем, множество проблем, возникающих в данной сфере, остаются неисследованными либо дискуссионными. Законодательная база о финансовой аренде (лизинге) в предпринима тельской деятельности также недостаточно разработана и требует совершенствования. Между тем, договор финансовой аренды (лизинга) является чрезвычайно эффективным средством в механизме регулирования рыночных отношений.

В свете вышеизложенного представляется необходимым комплексное исследование проблемы гражданско-правового регулирования финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности.

Степень научной разработанности исследования составили фундаментальные труды в области теории государства и права, гражданского, предпринимательского права

Комплексное исследование научных проблем, затронутых в работе, вызвало необходимость обратиться к трудам учёных-цивилистов, в которых подвергнуты анализу различные аспекты финансовой аренды (лизинга): Л. Ю. Василевской, В. В. Витрянского, Е. В. Кабатовой, М. И. Кулагина, Н. М. Коршунова, Е. А. Павлодского, Ю. И. Свядосца, A. M. Эрделевского и др. Автором также изучены работы таких специалистов, как Е. В. Арсентьева, Г. Л. Землякова, А. А. Иванов, Т. А. Коннова, СБ. Королёв, Н. Р. Кравчук, И. Г. Лисименко, А. П. Малинина, В. Медников, Ю. В. Романец, И. А. Решетник, М. Ю. Савранский, Ю. С. Харитонова, И. С. Шиткина и др.

Цель дипломного исследования заключается в разработке на основе критического анализа существующей законодательной базы и арбитражной практики теоретических и практических положений, направленных на совершенствование гражданско-правового регулирования финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности.

Поставленная цель определила задачи исследования:

анализ историко-правовых аспектов лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности;

раскрытие правовой природы финансовой аренды (лизинга);

определение сущности предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности;

выявление специфики субъектного состава договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности;

установление особенностей содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности;

рассмотрение ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности;

разработка и научное обоснование рекомендаций и предложений по совершенствованию действующего законодательства, регулирующего финансовую аренду (лизинг) в предпринима тельской деятельности.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с реализацией договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности, рассмотренные в теоретическом и практическом аспектах.

Предметом исследования является правовое регулирование финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности в соответствии с нормами различных отраслей права, в частности не только гражданского права, но и предпринимательского права, международного частного права, а также с практикой их применения.

Методологическая основа исследования. Данное исследование основано на совокупности методов научного познания: диалектическом, комплексном, историко-правовом, сравнительно-правовом, системного анализа, формально-логическом, социологическом и др.

Структура работы обусловлена целью исследования и вытекающими из неё задачами, а также необходимостью последовательного изложения материала. Дипломная работа состоит из введения, трёх глав, заключения и библиографического списка.


Глава 1. Общая характеристика лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности 1.1 Историко-правовые аспекты лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности в России и некоторых зарубежных странах

Договор лизинга появился в США в середине XIX века, а в других странах Запада нашёл широкое распространение в середине XX века. Лизинг как юридический институт был призван регулировать новые формы инвестирования денежных средств в экономику, связанных с использованием такого способа, как приобретение финансовыми организациями по просьбе промышленных фирм машин и оборудования с последующей передачей их этим фирмам в аренду.

Так, например, М. И. Кулагин, характеризуя изменения, происшедшие за последние десятилетия (к началу 80-х г. г. XX века) в системе договоров в странах Запада, отмечает, что "с середины нашего столетия большое распространение получили договоры лизинга, особенно машин и оборудования. В силу договора лизинга одна сторона (лизинговая компания) передаёт другой стороне (пользователю) определённый предмет (машину, транспортное средство, завод и т. п.), а пользователь обязуется вносить за него периодическую плату и по окончании договора вправе приобрести названный предмет на льготных условиях, с зачётом этих платежей"[1].

Аналогичных позиций придерживается Ю. И. Свядосц, который пишет, что "отношения по использованию машинно-технических изделий в национальном и международном хозяйственном обороте всё шире основываются на специфической договорной форме имущественного найма, получившей наименование договора о лизинге (contract of leasing). Возникнув первоначально в США ещё в середине прошлого века, с конца 50-х годов этот договор получил широкое применение в деловой практике фирм Западной Европы и Японии, а в настоящее время используется практически во всех странах. Лизинг нашёл признание в судебной практике многих стран, не имеющих специального законодательного регулирования (США, ФРГ, Япония и др.), но в некоторых странах созданы специальные нормативные акты по лизинговым отношениям (Франция - Закон от 2 июля 1966 г.; Англия - Закон об аренде-продаже 1965 г)"[2].

Проведенное исследование приводит к выводу о том, что процесс становления и совершенствования лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности имеет существенные различия по странам. Обусловлено это, прежде всего, особенностями их экономического развития, различиями законодательного регулирования лизинга, спецификой договорно-правовых связей между сторонами, а также традициями и принадлежностью таких стран к различным правовым системам. В этой связи представляется необходимым детальное рассмотрение историко-правовых аспектов лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности в России.

Сразу отметим, что основная особенность развития отечественного лизинга состоит в том, что в России (а точнее в СССР) первоначально возник международный лизинг, а затем уже - внутренний лизинг, что было вызвано рядом экономических и правовых причин, о которых будет сказано ниже.

Итак, условно, развитие лизинговых отношений в нашей стране можно разбить на пять этапов.

Первый этап - 1970-е - 80-е гг. - характеризуется тем, что, во-первых, лизинговые операции были крайне редки, если не единичны; во-вторых, это были, прежде всего, операции международного лизинга; в-третьих, они не имели действительной значимости и актуальности в условиях административно-распорядительной системы[3].

Среди предметов лизинга, ввозимых в Россию, были в основном морские суда, автомашины, дорожно-строительная техника, а также некоторое другое оборудование. Среди экспортируемой на основе лизинга продукции, объем которой был значительно меньше, были подвижной состав, сельхозтехника и некоторое другое оборудование[4].

При заключении договора лизинга между советскими внешнеторговыми объединениями и иностранными фирмами возникал вопрос о применимом праве. В ряде случаев в силу норм или соглашения сторон отношения, возникающие из договора, подпадали под действие советского материального права. В СССР не было специального законодательства, регулирующего лизинговые правоотношения, поэтому на основании ст.12 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик от 8 декабря 1961 г. [5], применялся закон, регулирующий сходные правоотношения (аналогия закона). Таким законом выступали общие положения главы 27 Гражданского кодекса РСФСР от 11 июня 1964 г. [6], именуемой "Имущественный наем".

Характеризуя данный этап, подчеркнём, что 28 мая 1988 г. на дипломатической конференции в Оттаве была принята Конвенция УНИДРУА "О международном финансовом лизинге"[7]. Особое значение здесь приобретает тот факт, что данный акт был принят при участии СССР. И хотя Конвенция и не была тогда ратифицирована СССР, необходимо отметить безусловное влияние указанного документа на развитие международного лизинга не только в зарубежных странах, но и в нашем государстве, поскольку в то время уже имелась определенная практика осуществления операций международного лизинга. Кроме того, принятие Конвенции оказало существенное влияние на дальнейшее развитие российского законодательства о лизинге, так как её положения активно использовались в законодательном процессе. Обусловлено это, в первую очередь, тем, что Конвенция представляет интерес не только как акт международного частного права, позволяющий определить право применимое к отношениям по международному финансовому лизингу, но и содержит четкие положения, касающиеся самого понятия лизинговой сделки, её характерных признаков, прав и обязанностей сторон, а также положения об ответственности. Данное обстоятельство наиболее ценно, поскольку сама Конвенция - результат согласования различных подходов, имеющихся в законодательствах разных государств.

Второй этап, начавшийся в 1989 г., связан, прежде всего, с переходом к рыночным отношениям, который внес существенные коррективы в развитие отечественного лизинга. Примечательно, что, с одной стороны, переход к рынку сопровождался кризисом производства и капиталовложений, что не могло не препятствовать развитию лизинга. С другой стороны, по мере дальнейшего формирования рыночных отношений в нашей стране спад производства и капиталовложений сменился его ростом, что, безусловно, способствовало развитию лизинговых отношений.

Необходимо также отметить, что на данном этапе развития организации получили право самостоятельного выхода на внешний рынок, и у многих из них появился собственный источник валютных поступлений. В ряде случаев допускалось заключение сделок относительно ввоза зарубежного оборудования на основе лизинга с оплатой обязательств поставкой продукции, произведенной на этом оборудовании.

Важную роль в становлении лизинговых отношений на данном этапе сыграли зарождавшиеся в конце 80-х - начале 90-х гг. коммерческие банки, которые не остались в стороне от применения новой формы финансирования. Тем не менее, их бурное развитие существенно сдерживалось не только ограниченностью финансовых ресурсов коммерческих банков, но и, главным образом, отсутствием законодательной базы[8]. Лизинговые отношения по-прежнему регулировались по аналогии с арендой. Основным источником правового регулирования на данном этапе явились Основы законодательства Союза ССР и республик об аренде от 23 ноября 1989 г[9].

Однако с принятием в начале 90-х годов нового банковского законодательства ситуация изменилась. С одной стороны, принятые акты, предусматривавшие лизинговые операции, способствовали развитию банковского лизинга. С другой стороны, поскольку лизинг по своей правовой природе затрагивал не только арендные отношения, но и отношения купли-продажи, коммерческие банки с достаточной осторожностью стали относиться к проведению лизинговых операций, а затем большинство из них и вовсе отказались от применения таковых. Некоторые банки пошли по пути создания специализированных лизинговых компаний[10].

Третий этап, начавшийся в 1994 г., связан с принятием части первой Гражданского кодекса Российской Федерации[11], а также специального законодательства, регулирующего лизинговые операции.

Такая высокая динамика была обусловлена интенсивным развитием правового обеспечения лизинга. Начиная с 1994 г., был принят ряд законодательных актов, посвященных регулированию лизинговых отношений. Правовой фундамент лизинга был заложен в Указе Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 "О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности", который определил приоритеты развития лизинга в России. Во исполнение Указа Правительством РФ 29 июня 1995 г. было принято Постановление № 633 "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности". Данным Постановлением было утверждено Временное положение о лизинге, которое явилось основополагающим методологическим документом при характеристике лизинговых взаимоотношений на этом этапе. Таким образом, указанные документы определи правовую основу лизинговых отношений, права и обязанности сторон и требования к отражению лизинговых операций в бухгалтерском учете.

Сразу отметим, что, например, легитимность Положения о лицензировании лизинговой деятельности вызывала сомнения, поскольку названное Положение было принято вопреки ст.49 ГК РФ, допускающей определение лицензируемых видов деятельности только федеральным законом. Впоследствии Федеральный закон от 25 сентября 1998 г. № 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"[12] включил лизинг в перечень лицензируемых видов деятельности. Во исполнение его было принято Постановление Правительства РФ от 1 февраля 2001 г. "Об утверждении Положения о лицензировании финансовой аренды (лизинга) в Российской Федерации"[13]. Подчеркнем, что Федеральный закон РФ от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"[14] не относит лизинг к лицензируемым видам деятельности.

Отличительной особенностью рассматриваемых правовых актов являлось то, что помимо гражданско-правовых аспектов в них предусматривались налоговые льготы для участников лизинговой сделки. Такие льготы предоставлялись, в частности, в виде возможности применения механизма ускоренной амортизации и отнесения процентов по лизингу в счёт издержек производства и обращения, а также возможность отражения лизинговых операций на балансе предприятия, что соответствовало международной практике бухгалтерского учета.

Вместе с тем в неравных условиях оставался международный лизинг, при котором налогооблагаемая база для расчета налога на прибыль и НДС отличались в большую сторону, если ввоз оборудования производился нерезидентом Российской Федерации.

Четвертый этап, начавшийся в 1997 г., связан со вступлением в силу части второй Гражданского кодекса Российской Федерации[15], объединившей в § 6 главы 34 нормы о договоре финансовой аренды (лизинге), а также с принятием Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О лизинге" (далее - Закон о лизинге) [16].

Существенный вклад в укрепление и развитие лизинговых отношений в нашей стране на данном этапе внесла ратификация 8 февраля 1998 г. Российской Федерацией Конвенции УНИДРУА "О международном финансовом лизинге"[17].

Характеризуя уровень законодательного регулирования, следует отметить, что Закон о лизинге был слабо проработан, как с правовой, так и с экономической точки зрения. Большинство положений рассматриваемого закона не соответствовали положениям Оттавской конвенции, а также положениям Гражданского кодекса о финансовой аренде. Более того, указанный нормативный акт отличался крайне низким уровнем законодательной техники. Все это обусловило потребность во внесении в него существенных изменений и дополнений[18]. Пятый этап развития, продолжающийся и в настоящее время, начался в январе 2002 г. и связан с внесением изменений в законодательное регулирование лизинга, а также с принятием ряда новых нормативно-правовых актов, реализация которых позволит обеспечить наиболее эффективное развитие лизинговых отношений в предпринима тельской деятельности.

Итак, одним из самых значимых событий этого периода в сфере правового регулирования лизинга стало принятие Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О лизинге" № 10-ФЗ от 29 января 2002 г. который устранил существенные противоречия, имевшие место в старой редакции (более 70 поправок) [19].

Анализ изменений, внесенных в закон, приводит к выводу о том, что в настоящее время законодатель не акцентирует особое внимание на инвестиционных аспектах лизинговых отношений, что наблюдалось ранее, а в качестве содержания лизинга указывает совокупность экономических и правовых отношений. К наиболее существенным изменениям можно отнести сокращение главы третьей Закона, регулирующей экономическое содержание лизинга. Из данной главы исключен ряд статей, которые определяли экономическую сущность лизинга, лизинговые вознаграждения, доходы, прибыль и порядок переоценки предмета лизинга[20].

Историческая ретроспектива монографических работ, а также отечественного законодательства приводит к выводу о том, что в России лизинг появился во второй трети XX века, однако широкое распространение получил лишь с началом проведения экономических преобразований, вызванных переходом к рыночным отношениям. Становление лизинга в предпринима тельской деятельности напрямую связано с развитием его гражданско-правового регулирования и, прежде всего, с принятием части второй ГК РФ, объединившей в § 6 главы 34 нормы о договоре финансовой аренды (лизинга) и допустившей возможность в силу объективно сложившихся общественных потребностей его регламентации в качестве отдельной разновидности аренды. Представляется, что дальнейшее совершенствование гражданско-правового регулирования лизинговых отношений будет способствовать их развитию в сфере предпринима тельской деятельности.

1.2 Правовая природа финансовой аренды (лизинга)

Правовая природа финансовой аренды (лизинга) относится к числу наиболее дискуссионных проблем современной цивилистической науки. В трудах отечественных и зарубежных ученых, посвященных исследованию лизинговых отношений, неоднократно поднимался вопрос о необходимости её правильного уяснения, отмечались те сложности, которые в процессе такого уяснения возникают, а также выдвигались различные концепции лизинговых отношений.

Первое нормативное определение лизинга в России появилось в Указе Президента Российской Федерации от 17 сентября 1994 г. № 1929 "О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности"[21], которое было дополнено и закреплено во Временном положении о лизинге, утверждённом Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 июня 1995 г. № 633 "О развитии лизинга в инвестиционной деятельности"[22].

В соответствии с п.1 Указа лизинг рассматривался как вид предпринима тельской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлечённых финансовых средств в имущество, передаваемое по договору физическим и юридическим лицам на определённый срок. Как видно из приведенного определения, в документе был заложен чисто экономический подход к лизингу не как к гражданско-правовому договору, а исключительно как к виду предпринима тельской деятельности, что, естественно, не способствовало четкости гражданско-правового регулирования лизинговых отношений.

Во Временном положении о лизинге была несколько скорректирована позиция, содержащаяся в Указе, относительно понятия "лизинг" в сторону его договорной природы. Лизинг определяется здесь как вид предпринима тельской деятельности, направленной на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей (п.1).

Как видно, в этом определении понятие "лизинг" употребляется в двух различных значениях: во-первых, с экономической точки зрения, лизинг представляет собой один из видов предпринима тельской деятельности, одну из форм коммерческого инвестирования временно свободных или специально привлечённых для этих целей денежных средств; во-вторых, с юридической точки зрения, под лизингом понимается договор финансовой аренды (лизинга), суть которого состоит в приобретении арендодателем в собственность имущества в соответствии с указаниями арендатора для передачи этого имущества последнему во временное пользование[23].

С принятием части второй Гражданского кодекса Российской Федерации' и введением её в действие с 1 марта 1996 г. договор лизинга получил правовое регулирование в § 6 главы 34 в качестве отдельного вида договора аренды. В силу ст.665 ГК РФ по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определённого им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Близкое по смыслу определение лизинга дано в Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. "О международном финансовом лизинге"[24]. Так, под сделкой финансового лизинга в Конвенции понимается такая сделка, в которой одна сторона (лизингодатель) по спецификации другой стороны (лизингополучателя) заключает договор (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии с которым лизингополучатель приобретает комплектное оборудование, средства производства и иное оборудование (оборудование) на условиях, одобренных лизингополучателем в той мере, в которой они затрагивают его интересы, и заключает договор (договор лизинга) с лизингополучателем, предоставляя ему право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей (ст.1). Вместе с тем, представленный в Конвенции подход вызывает одно существенное замечание, которое заключается в том, что лизинг здесь трактуется в качестве трёхсторонней сделки, образуемой двумя договорами. Представляется, что такое положение не соответствует общепризнанному представлению о гражданско-правовой сделке, поскольку две сделки - договор поставки и, соответственно, договор лизинга не могут образовать третью сделку, сторонами которой являлись бы субъекты названных самостоятельных договоров.

В соответствии с Федеральным законом от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О лизинге" лизинг определялся как вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим и юридическим лицам за определённую плату на определённый срок и на определённых условиях, обусловленных договором, с правом выкупа имущества лизингополучателем (ст.2).

Приведённое определение не раскрывало правового содержания лизинга, а лишь передавало его экономическую суть, что, по нашему мнению, недопустимо с точки зрения законодательной техники. В этой связи в научной литературе правомерно отмечалось, что норма права должна устанавливать правовую сущность явления, а не описывать его экономическое содержание, поскольку первая является определяющим исходным моментом для правового регулирования, а второе приобретает правовое значение, пройдя через закрепление в праве в специфической для него форме[25].

В настоящее время, после внесения в Закон о лизинге существенных изменений и дополнений[26], лизинг определяется как совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга, в том числе приобретением предмета лизинга (ст.2). Следует также отметить, что в ст.2 Закона введено отсутствовавшее ранее определение договора лизинга, которое полностью соответствует аналогичной дефиниции, имеющейся в ст.665 ГК РФ. Таким образом, противоречие между положениями ГК РФ и соответствующими положениями Закона были устранены.

Подчеркнем, что указанная особенность относится к числу главенствующих признаков договора лизинга и выделяется в большинстве научных трудов, посвященных проблемам его правового регулирования. Так, В. В. Витрянский отмечает, что "арендодатель, в отличие от общих положений об аренде, не является собственником или титульным владельцем имущества, которое подлежит передаче в аренду. Более того, на арендодателя возлагается обязанность приобрести в собственность это имущество, принадлежащее другому лицу (продавцу). Данная обязанность арендодателя охватывается содержанием обязательства, возникающего из договора лизинга... "[27].

Представляется, что лизингодателю отводится исключительно функция финансирования сделки. Очевидно, что имущество в его натурально-вещественной форме ему не нужно и приобретается им исключительно с целью извлечения прибыли. Данное обстоятельство позволяет некоторым исследователям рассматривать лизинг в качестве специфической формы финансирования вложений в основные фонды организации пользователя при организации лизингодателя[28]. Аналогичная обязанность предусмотрена п.2 ст.1 Конвенции. Важно отметить, что в случае нарушения лизингодателем указанной обязанности, заключенный договор не будет отвечать признакам договора лизинга и, соответственно, будет квалифицирован в качестве договора аренды, о чём свидетельствует арбитражная практика[29].

Отличительной особенностью исследуемого договора является несколько иное распределение прав и обязанностей сторон, по сравнению с общими положениями об аренде. Основной смысл такого распределения состоит в освобождении лизингодателя от большинства обязанностей арендодателя, в частности, от передачи арендатору имущества, обеспечения его надлежащей эксплуатации, в том числе осуществления капитального ремонта, каких либо расходов на содержание имущества, а также некоторых других обязанностей. На лизингополучателя, напротив, возлагаются дополнительные обязанности, связанные с эксплуатацией имущества, осуществлением его как текущего, так и капитального ремонта, несением расходов в связи с его содержанием[30].

Необходимо подчеркнуть специфику возложения ответственности и перехода рисков по договору лизинга по сравнению с традиционной арендой. Так, в договоре аренды арендодатель несет ответственность перед арендатором за несвоевременное предоставление имущества во владение арендатора, за обнаруженные дефекты и пр. По договору лизинга ответственность за нарушение условий, относящихся к предмету договора (качество, несоответствие целям пользователя), обычно несет продавец оборудования. В результате перед лизингополучателем отвечает не собственник имущества, а его продавец, который не является стороной договора лизинга. Риск случайной гибели или порчи имущества при лизинге, как правило, несет лизингополучатель, а в договоре аренды все риски несет собственник, т. е. арендодатель"[31]. Представляется также, что в числе отличительных особенностей договора лизинга следует выделить установленную ст.665 ГК РФ необходимость использования лизингополучателем переданного имущества исключительно для предпринимательских целей. Это соответствует п.4 ст.1 Конвенции, согласно которой из круга объектов сделки финансового лизинга исключается оборудование, которое должно быть использовано, в основном, для личных, семейных или домашних целей.

Далее необходимо отметить, что в литературе можно встретить утверждение о том, что характерной чертой исследуемого договора является наличие в нем опциона на покупку[32], т. е. условия о выкупе лизингополучателем предмета лизинга по окончании срока договора. Данное утверждение представляется весьма спорным.

По российскому законодательству включение в договор условия о выкупе лизингового имущества лизингополучателем не является обязательным. Так, согласно п.5 ст.15 Закона о финансовой аренде по окончании срока действия договора лизинга лизингополучатель обязуется возвратить предмет лизинга, если иное не предусмотрено указанным договором лизинга, или приобрести предмет лизинга в собственность на основании договора купли-продажи[33].

В этой связи, представляется, что условие о выкупе лизингополучателем предмета лизинга нельзя рассматривать в качестве специфической особенности исследуемого договора. Конечно, такое условие довольно часто встречается на практике, но от этого не становится его основной характеристикой. Поэтому в данном случае правильнее говорить о том, что по истечении срока действия договора лизингополучателю обычно предоставляется право приобрести лизинговое имущество в собственность по согласованной цене (обычно по остаточной стоимости или по "справедливой рыночной цене"), либо продлить срок действия договора (как правило, на льготных условиях и на меньший срок), либо вернуть имущество собственнику (лизингодателю) [34].

Далее для выяснения правовой природы договора лизинга обратимся к его характеристике с точки зрения основных классификаций гражданско-правовых договоров. Как известно, наиболее значимой для такой классификации является дихотомия, опирающаяся на одно из следующих правовых оснований: распределение обязанностей между сторонами; наличие встречного удовлетворения; момент возникновения договора. В соответствии с этим обычно выделяют три пары договоров: взаимные и односторонне-обязывающие; возмездные и безвозмездные; реальные и консенсуальные[35]. Итак, определим сначала, является ли договор лизинга взаимным или односторонне-обязывающим договором. Традиционно взаимными признаются договоры, в которых каждая из сторон имеет и права, и обязанности, а односторонне-обязывающими - договоры, в которых у одной из сторон есть только права, а у другой - только обязанности. В этой связи, в частности, О. С. Иоффе отмечает, что "взаимными называются обязательства, каждый участник которых является кредитором и должником одновременно. Им могут быть противопоставлены односторонние обязательства, в которых одно лицо выступает только как кредитор, а другое только как должник"[36].

Представляется, что договор лизинга является консенсуальным договором, поскольку согласно ст.665 ГК РФ обязанность передать предмет лизинга и вносить лизинговые платежи возникает с момента достигнутого между сторонами соглашения.

Широко распространена точка зрения, согласно которой лизинг трактуется именно как многосторонняя сделка (трехсторонний договор), в которой участвуют продавец, лизингодатель, лизингополучатель, причем каждый из них имеет свои права и несёт свои обязанности. В этой связи Ю. И. Свядосц указывает, что "в отличие от договора имущественного найма, финансовый лизинг характеризуется тем, что охватывает более сложный комплекс хозяйственно-экономических отношений, участниками которых выступают не две, а три стороны: фирма-изготовитель машин или оборудования, лизинговая фирма (наймодатель) и фирма-пользователь (наниматель)"[37].

По мнению Р. Ф. Каллистратовой к субъектам отношений договора лизинга относится третий участник - продавец имущества[38]. Аналогичной точки зрения придерживается О. А. Макарова, которая отмечает, что "классический договор финансовой аренды связывает трёх лиц: продавца имущества, арендодателя и арендатора"[39].

Особый интерес представляет точка зрения И. А. Решетник по данному вопросу, которая указывает на необходимость признания трёхстороннего характера договора лизинга. Обосновывая свою позицию, автор отмечает, что "мы, прежде всего, имеем в виду имущественные отношения, складывающиеся следующим образом: одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность либо, испытывая необходимость лишь во временном его использовании, обращается ко второй стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое имущество у третьей стороны (продавца) и предоставить это имущество лизингополучателю во временное владение и пользование. Итак, в данном случае речь идет о системе имущественных отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в собственность указанного лизингополучателем имущества у определённого продавца и последующим предоставлением этого имущества во временное владение и пользование за определенную плату"[40].

Противоположная позиция по данному вопросу, высказанная в юридической литературе, состоит в том, что договор лизинга является двусторонней сделкой. Так, например, А. А. Иванов утверждает, что следует "трактовать договор лизинга как двустороннюю (а не многостороннюю) сделку, неразрывно связанную с договором купли-продажи арендованного имущества". В отношении же взгляда на договор лизинга как трехстороннюю сделку он указывает следующее: "При всей простоте данной концепции у нее есть и слабые моменты. Отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом арендованного имущества, с другой, урегулированы так, как в классических двусторонних (синаллагматических) договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз и характеризует многостороннюю сделку"[41].

Далее необходимо отметить, что в юридической литературе можно встретить и промежуточную точку зрения по рассматриваемому вопросу. Некоторые специалисты, отмечая, что лизинговая сделка включает в себя два контракта (купли-продажи и передачи имущества во временное пользование), обращают внимание на тесную взаимосвязь всех сторон данной сложной договорной структуры, из чего, по их мнению, следует, что рассмотрение и регулирование какой-либо одной из них приводит к разрушению целого. Так, например, Е. В. Кабатова считает, что в основе лизинга лежит трёхсторонняя сделка, однако состоит она из двух договоров: купли-продажи и передачи оборудования во временное пользование. Автор подчеркивает, что "эта довольно сложная структура составляет единый комплекс отношений, поскольку ни один из его элементов не может существовать самостоятельно без связи со всеми остальными"[42].

Аналогичной позиции придерживается Т. А. Коннова, которая также утверждает, что "лизинговые отношения оформляются двумя договорами и включают в себя весь комплекс взаимосвязей, существующих между его участниками: арендатором, арендодателем и продавцом имущества. Договор лизинга имеет двусторонний характер, а лизинг как система отношений между тремя сторонами является трёхсторонней сделкой"[43].

При лизинге, напротив, интересы участников отношений качественно отличаются. Интерес лизингодателя заключается в получении дохода в виде лизинговых платежей от переданного в лизинг имущества. Интерес лизингополучателя состоит в получении необходимого ему имущества во временное владение и пользование, а также в извлечении из такого имущества прибыли. И, наконец, интерес продавца заключается в продаже имущества[44].

Кроме того, в многосторонних сделках каждый участник одновременно связан взаимными обязательствами с остальными участниками так, что любой из них может требовать от всех других участников или только от одного из них надлежащего исполнения принятых обязательств. При лизинге все три участника не имеют ни одного права или обязанности, которые принадлежали бы одновременно каждому из них. В этой связи лизинг не может быть признан многосторонней сделкой (трёхсторонним договором). Концепция, согласно которой лизинг как система отношений между тремя сторонами является единой трехсторонней сделкой, также не выдерживает критики. В этой связи следует согласиться с точкой зрения В. В. Витрянского, которой подчеркивает, что "взгляд на договор лизинга или на так называемую лизинговую сделку (т. е. совокупность договоров, включающую договор купли-продажи лизингового имущества и его аренды) как на трёхстороннюю сделку не укладывается в существующие в гражданском праве (и в законодательстве, и в доктрине) представление о гражданско-правовой сделке. Две самостоятельные двухсторонние сделки: купли-продажи и аренды - даже при самой тесной их взаимосвязи никак не могут образовать третью сделку, сторонами которой являлись бы субъекты двух названных самостоятельных договоров"[45].

Представляется, что основной причиной классификации некоторыми авторами лизинговых отношений как единой трёхсторонней сделки или договора лизинга как трёхстороннего договора, является присутствие в этих отношениях продавца. Именно продавец в соответствии со ст.668 ГК РФ передает лизингополучателю предмет лизинга (если иное не предусмотрено договором), тем самым, исполняя обязанности лизингодателя по предоставлению имущества. При этом лизингополучатель наделен правом требования к продавцу[46].

В этой связи О. М. Козырь отмечает: "Анализируя договор финансовой аренды, как специальную правовую конструкцию, не следует упускать из виду, что он "осложняется" наличием третьей фигуры - продавца, с которым арендатор в прямых договорных отношениях не состоит, но по отношению к которому, благодаря наличию финансовой аренды, он приобретает ряд прав и обязанностей. Создается такая правовая ситуация, когда в отношениях по аренде имущества продавец самостоятельной роли не имеет, тогда как в отношения, вытекающие из исполнения договора купли-продажи, арендатор может вторгаться в качестве активной фигуры именно в связи с наличием у него с арендодателем (покупателем) договорных арендных отношений"[47].

Однако приведённая точка зрения не лишена недостатков. Так, положение о возможности возложения исполнения обязательства лизингодателем на продавца предполагает, что, по общему правилу, такое исполнение должно предоставляться лизингополучателю со стороны лизингодателя, но это исключается нормой, содержащейся в п.1 ст.668 ГК РФ, согласно которой имущество, являющееся предметом договора лизинга, передается лизингополучателю не лизингодателем, а продавцом. Кроме того, при возложении исполнения обязательства на третье лицо ответственность перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение несет должник (в нашем случае лизингодатель), а не третье лицо (продавец), что также не укладывается в конструкцию лизинга[48].

Большинство исследователей лизинговых отношений, вслед за ГК РФ, исходят из того, что договор лизинга, несмотря на присущие ему специфические особенности, не является самостоятельным гражданско-правовым договором, а представляет собой особый вид договора аренды[49].

По нашему мнению, договор лизинга не является самостоятельным договорным типом. Договор аренды как тип поглощает в качестве особой разновидности договор лизинга. В этой связи представляется также невозможным выделение исследуемого договора в качестве самостоятельного правового института[50] и обособления регулирующих его норм в качестве отдельной главы ГК РФ.

Так, например, Ю. С. Харитонова указывает, что "... уже только один этот признак многосторонности не позволяет рассматривать лизинг как арендные отношения". Однако, как было показано выше, договор лизинга нельзя рассматривать как трёхстороннюю сделку. Лизинговые отношения опосредованы двумя договорами: договором лизинга и договором купли-продажи, последний из которых является договором в пользу третьего лица, кроме того, гражданско-правовые договоры, которые признаются ГК РФ самостоятельными договорными типами, имеют значительные отличия практически во всех своих элементах: предмете, субъектном составе, содержании. При сравнении договора лизинга и договора аренды такие отличия обнаруживаются лишь в предмете, который значительно шире, нежели предмет договора аренды за счёт включения в его состав действий лизингодателя по заключению с продавцом договора купли-продажи лизингового имущества. Представляется, что это соответствует взаимоотношениям вида и рода.

И, наконец, выделение положений о лизинге в отдельную главу нецелесообразно с практической точки зрения, поскольку потребует включения в неё подавляющего большинства норм, составляющих в настоящее время общие положения об аренде и подлежащие субсидиарному применению в силу ст.625 ГК РФ только к отдельным её видам.

Таким образом, можно заключить, что определённая специфика договора лизинга не меняет его правовой сущности и не исключает его из числа разновидностей договора аренды. В этой связи, теоретические и практические основания для обособления норм его регламентирующих в качестве отдельной главы ГК РФ отсутствуют[51].

Подводя итог, проведенному в данном параграфе исследованию можно сделать вывод о том, что финансовая аренда (лизинг) представляет систему имущественных отношений, возникающих в связи с реализацией договоров двух типов - договора финансовой аренды (лизинга) и договора купли-продажи. На начальном этапе заключается договор финансовой аренды (лизинга), согласно которому лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определённого им продавца и передать лизингополучателю данное имущество во временное возмездное владение и пользование для предпринимательских целей. Во исполнение договора финансовой аренды (лизинга) лизингодатель заключает договор купли-продажи. Однако обязанность по передаче лизингового имущества продавец исполняет не лизингодателю (покупателю), а лизингополучателю, который, в свою очередь, наделяется правом требовать от продавца исполнения в свою пользу.


Глава 2. Правовая конструкция договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности 2.1 Сущность предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности

В ряде работ предмет договора лизинга сводится исключительно к характеристике имущества, подлежащего передаче лизингополучателю[52]. Такой подход представляется упрощённым и необоснованным.

Обусловлено это, прежде всего, тем, что предметом гражданско-правового договора, а вернее сказать, предметом обязательства, вытекающего из такого договора, являются действия обязанных лиц. Как отмечал Д. И, Мейер "предметом договора всегда представляется право на чужое действие... "[53]. Аналогичной позиции придерживаются и современные цивилисты. Так, в частности, В. В. Витрянский, характеризуя предмет договора аренды, указывает, что "предмет всякого договора представляют собой действия (или бездействие), которые должна совершить обязанная сторона (или, соответственно, воздержаться от их совершения)"[54]. Поэтому предметом договора лизинга выступают, в первую очередь, действия обязанных сторон, т. е. действия лизингодателя и лизингополучателя.

Таким образом, представляется, что предмет договора лизинга образуют два элемента: действия обязанных сторон (юридический элемент предмета), а также имущество, которое в результате таких действий должно быть передано лизингополучателю во временное возмездное владение и пользование лизингополучателю для предпринимательских целей (материальный элемент предмета) [55].

При этом юридический элемент предмета рассматриваемого договора включают в себя два рода действий:

во-первых, действия сторон, традиционные для арендных обязательств, в частности действия лизингополучателя по принятию имущества во временное владение и пользование, обеспечению его сохранности и использованию по назначению, выплате лизинговых платежей и возврату имущества по окончании срока договора (либо приобретению его в собственность);

во-вторых, определенные специфические действия лизингодателя, связанные с необходимостью заключения договора купли-продажи лизингового имущества с продавцом в соответствии с указаниями лизингополучателя. Таким образом, наряду с обычными для всякого договора аренды условиями, позволяющими определить предмет договора аренды, договор лизинга должен включать условие о продавце лизингового имущества. В этой связи представляется, что предмет договора лизинга значительно шире, по сравнению с предметом договора аренды, за счёт указанных действий.

Материальный элемент предмета договора лизинга составляет имущество, которое передается во временное владение и пользование лизингополучателя в результате действий обязанных лиц и выступает в соответствии со ст.128 ГКРФ объектом гражданских прав. Необходимо отметить, что именно в этом смысле трактуют предмет договора лизинга положения ГКРФ, а также Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)"[56].

Так, согласно ст.666 ГК РФ предметом договора лизинга могут быть любые не потребляемые вещи, используемые для предпринима тельской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов. Закон о финансовой аренде детализирует положения ГК РФ о предмете лизинга, определяя, что предметом лизинга могут быть любые не потребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринима тельской деятельности. Предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами ограничено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения.

Предметом договора лизинга могут быть как движимые, так и недвижимые вещи. Причём, в отличие от договора аренды, из числа недвижимых вещей, которые могут выступать в качестве предмета исследуемого договора, в силу прямых указаний ст.666 ГК РФ, а также ст.3 Закона о финансовой аренде исключаются земельные участки и другие природные объекты. Таким образом, принимая во внимание положения ст.130 ГК РФ, условно можно выделить следующие группы недвижимых вещей, которые могут выступать в качестве предмета договора лизинга: во-первых, объекты, которые прочно связаны с землей, т. е. перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, а именно здания, сооружения производственного назначения, предприятия как имущественные комплексы;

во-вторых, воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, подлежащие государственной регистрации.

В результате анализа положений ст.128, 607, 666 ГК РФ можно сделать вывод, что самостоятельным предметом договора лизинга ни при каких условиях не могут выступать имущественные права, поскольку такие объекты гражданских прав не относятся к категории вещей.

Между тем, представляется, что имущественные права лизингодателя, связанные с предприятием, передаются во временное владение и пользование лизингополучателю в составе соответствующего имущественного комплекса. Подчеркнём, что в состав предприятия как имущественного комплекса, согласно ст.132 ГК РФ, входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также некоторые исключительные права. Таким образом, очевидно, что лизингодатель в соответствии с условиями договора передает лизингополучателю не только не потребляемые движимые и недвижимые вещи, входящие в состав предприятия, но и относящиеся к ним (связанные с ними) свои права и обязанности, а также потребляемые вещи, если таковые имеются (сырье, отдельные виды продукции и т. д.).

В специализированной литературе поднимается вопрос о том, могут ли в качестве предмета договора лизинга выступать такие объекты гражданских прав, как деньги и ценные бумаги[57]. Представляется, что возможность передачи в лизинг денег, а также ценных бумаг исключена, поскольку весь смысл пользования ими состоит в их потреблении.

Кроме того, в научных исследованиях встречается утверждение о возможности передачи во временное владение и пользование по договору лизинга семян, животных, растений в сельском хозяйстве. И, хотя, в целом по отношению к животным применяются общие правила об имуществе (ст.137 ГК РФ), представляется, что предметом договора лизинга могут выступать не любые животные, а только те, которые по своему назначению не являются потребляемыми вещами. Это также касается и растений. В частности, допускается лизинг племенного скота или многолетних насаждений плодовых деревьев. Между тем, заблуждением является предположение, что семена сельскохозяйственных культур могут передаваться в лизинг. Семенной материал принадлежит к группе потребляемых вещей и не подлежит передаче во временное пользование.

Следующее основное правило, установленное ст.666 ГК РФ, заключается в том, что, в отличие от договора аренды, предметом договора лизинга могут быть любые не потребляемые вещи, используемые для предпринима тельской деятельности. Подчеркнём, что ограничение возможного применения передаваемого по договору лизинга имущества сферой предпринима тельской деятельности, исключает возможность передачи имущества, которое может быть использовано, в основном, в личных, семейных и домашних целях.

Обусловлено это тем, что в соответствии с положениями ст.2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке. Таким образом, предметом договора лизинга может быть такая не потребляемая вещь, назначение которой не противоречит использованию последней для извлечения прибыли.

И, наконец, необходимо отметить, что предметом договора лизинга, в отличие от общих положений об аренде, не может быть имущество, ограниченное в обороте. Так, в соответствии с п.2 ст.3 Закона о финансовой аренде предметом лизинга не может быть имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения. Думается, данное ограничение установлено в целях исключения использования в предпринима тельской деятельности лизингополучателя таких вещей, как оружие, сильнодействующие вещества и пр.

Проведённое в настоящем параграфе исследование сущности предмета договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности приводит к выводу о том, что его образуют два элемента - действия обязанных сторон, а также имущество, которое в результате таких действий должно быть передано лизингополучателю во временное возмездное владение и пользование для предпринимательских целей. При этом особенностью предмета рассматриваемого договора является то, что он значительно шире, по сравнению с предметом договора аренды, за счёт действий лизингодателя, поскольку помимо традиционных для арендных обязательств действий, он включает действия лизингодателя по приобретению лизингового имущества в собственность с целью его последующей передачи лизингополучателю.

Существенное отличие предмета договора финансовой аренды (лизинга) заключается также в том, что в качестве имущества, передаваемого лизингополучателю, не могут выступать земельные участки и другие природные объекты.

Представляется, что самостоятельным предметом договора лизинга, ни при каких условиях, не могут быть имущественные права, поскольку такие объекты гражданских прав не относятся к категории вещей. Между тем имущественные права лизингодателя, связанные с предприятием, передаются во временное возмездное владение и пользование по договору лизинга в составе соответствующего имущественного комплекса. Кроме того, невозможна передача в лизинг денег и ценных бумаг, поскольку весь смысл пользования ими состоит в их потреблении.

В результате проведенного в параграфе исследования сделан вывод о том, что требование ст.666 ГК РФ об использовании предмета финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности исключает возможность передачи лизингополучателю имущества, которое может быть использовано, в основном, в его личных, семейных или домашних целях.

2.2 Особенности содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности

Под содержанием обязательственного правоотношения, основанного на договоре, понимается, как известно, совокупность субъективных прав и обязанностей его сторон, предопределяющая их поведение в рамках этого правоотношения[58].

Предваряя исследование важно отметить, что особенности содержания договора финансовой аренды (лизинга) в предпринима тельской деятельности определяются, прежде всего, спецификой его правовой конструкции и состоят в том, что для рассматриваемого договора характерно несколько иное распределение прав и обязанностей между сторонами по сравнению с договором аренды. Обязательства, возникающие в связи с заключением договора лизинга, представляют собой сложное соединение, с одной стороны, прав и обязанностей лизингополучателя и лизингодателя, типичных для арендных обязательств, а с другой - некоторых особых прав и обязанностей сторон, связанных с необходимостью заключения договора купли-продажи для приобретения лизингодателем лизингового имущества и последующей передачи его лизингополучателю. Следствием этого является возложение отдельных прав и обязанностей лизингодателя, выступающего одновременно покупателем имущества по договору купли-продажи, как на лизингополучателя по договору лизинга (прав и обязанностей покупателя), так и на продавца по договору купли-продажи (прав и обязанностей лизингодателя) [59].

Подчеркнем, что такая специфика содержания договора лизинга, закрепленная российским законодательством, в частности ГК РФ, а также Федеральным законом РФ от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", отражена также в положениях Конвенции УНИДРУА от 29 мая 1988 г. "О международном финансовом лизинге"[60]. В этой связи представляется необходимым провести сравнение отдельных положений отечественных нормативных актов с соответствующими положениями Конвенции.

Кроме того, важно отметить, что в силу особенностей лизинговых отношений, существенное значение при определении содержания договора лизинга приобретает воля его сторон. Иными словами, в зависимости от специфики имущества, передаваемого в лизинг, а также от конкретных особенностей того или иного договора, отдельные права и обязанности сторон могут определяться достигнутой договоренностью и иметь значение исключительно для конкретного случая, что в полной мере соответствует принципу свободы договора, закрепленному в отечественном законодательстве[61].

И, наконец, необходимо констатировать, что за последние несколько лет возросло применение обычаев делового оборота при формировании содержания договора лизинга в предпринима тельской деятельности. Обусловлено это, прежде всего, устойчивым развитием лизинговых отношений в нашей стране. Здесь также подчеркнем, что весьма широко обычаи делового оборота применяются при заключении договоров международного лизинга.

Таким образом, права и обязанности по договору лизинга можно сгруппировать по следующим категориям: во-первых, установленные законом; во-вторых, установленные соглашением сторон; в-третьих, вытекающие из обычаев делового оборота.

Представляется, что основная обязанность данного субъекта заключается в приобретении им в собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного последним продавца и предоставление такого имущества лизингополучателю во временное владение и пользование для предпринимательских целей.

Исполнение данной обязанности состоит в том, что лизингодатель должен заключить договор купли-продажи лизингового имущества с продавцом в соответствии с указаниями лизингополучателя (ст.665 ГК РФ, п.1 ст.1 Конвенции). Данный договор заключается в порядке, предусмотренном положениями ГКРФ о купле-продаже. Вместе с тем, исполнение обязанностей, вытекающих из рассматриваемого договора, обладает определенными особенностями, которые состоят, прежде всего, в том, что обязанности по передаче товара продавец исполняет не перед лизингодателем, который является покупателем по договору купли-продажи, а перед лизингополучателем, не являющимся его стороной.

В этой связи роль лизингодателя в обязательстве, возникшем из договора купли-продажи, где он являлся покупателем, помимо обязанности оплатить приобретенное у продавца имущество, сводится к тому, что без его согласия лизингополучатель не вправе расторгнуть договор купли-продажи и что ему, наряду с лизингополучателем, предоставляется статус солидарного кредитора по отношению к продавцу. При этом именно лизингополучатель наделен правом предъявления требований, вытекающих из договора купли-продажи лизингового имущества, заключенного между продавцом и лизингодателем, непосредственно продавцу, в частности требований в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки, а также и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом[62].

Заключая договор купли-продажи, лизингодатель обязан уведомить продавца о том, что приобретаемое имущество предназначено для передачи в лизинг. Необходимость такого уведомления, закрепленная в ст.667 ГК РФ, а также в п.2-6 ст.1 Конвенции, не только составляет одну из основных обязанностей лизингодателя, вытекающих из договора лизинга, но и является квалифицирующим признаком лизинговых отношений в целом, подтверждением чему является обширная арбитражная практика по рассматриваемой проблеме. В качестве иллюстрации приведем Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 3 марта 2008 г. № А55-13401/07, в котором суд признал заключенный между истцом и ответчиком договор не отвечающим признакам договора лизинга в силу ст.667 ГК РФ, поскольку лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что имущество предназначается для передачи в лизинг[63]. При этом судом было отмечено, что действия сторон по фактическому исполнению сделки, свидетельствуют о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые регулируются § 1 гл.34 ГК РФ. Далее, возвращаясь к рассмотрению особенностей исполнения обязательств, вытекающих из договора купли-продажи предмета лизинга, отметим, что, по общему правилу, предусмотренному ст.211 ГК РФ, если иное не предусмотрено указанным договором, риск случайной гибели или случайного повреждения товара, переходит на покупателя с момента, когда в соответствии с законом или договором продавец считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю, В отличие от этого, при реализации договора лизинга риск случайной гибели или случайной порчи лизингового имущества переходит непосредственно к лизингополучателю в момент передачи ему этого имущества, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Следующая обязанность лизингодателя заключается в том, что он должен предоставить лизингополучателю имущество, являющееся предметом лизинга, в состоянии, соответствующем условиям договора лизинга, и назначению данного имущества, что специально регламентируется положениями п.1 ст.17 Закона о финансовой аренде.

Состояние имущества, подлежащего передаче в лизинг, должно быть четко определено договором лизинга. Если этого не сделано, состояние имущества определяется его назначением, которое, также может быть установлено договором или вытекать из целей, ради которых данное имущество обычно используется. Истомин С. И отмечает, что специфические требования, предъявляемые лизингополучателем к состоянию имущества, передаваемого в лизинг, должны быть оговорены особо. Однако в любом случае имущество должно быть передано без недостатков, препятствующих его использованию по назначению[64].

A. M. Абашина отмечает, что сложилась практика, в соответствии с которой, если имущество передано в состоянии, когда оно требует капитального ремонта, значит, оно передано с недостатками, за которые лизингодатель отвечает по правилам ст.612 ГК РФ[65].

Предмет лизинга передается в лизинг со всеми его принадлежностями и со всеми документами (техническим паспортом и другими), если иное не предусмотрено договором. Если такие принадлежности и документы не переданы, а без них лизингополучатель не может пользоваться имуществом в соответствии с его назначением либо в значительной мере лишается того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, он может потребовать предоставления таких принадлежностей или документов либо расторжения договора, а также возмещения убытков, что вытекает из положений п.2 ст.611 ГК РФ.

Для исполнения своей основной обязанности по договору лизинга - приобретения лизингового имущества у определенного продавца в собственность и последующей его передачи во временное владение и пользование лизингополучателю, - лизингодатель, в ряде случаев, не располагает свободными денежными средствами и вынужден выступить в договорные отношения с третьими лицами. Как показывает практика, нередки случаи, когда лизингодатель заключает кредитный договор в целях привлечения дополнительных денежных средств или договор о залоге, обеспечивая тем самым исполнение заемных обязательств.

В этой связи целесообразно обратиться к рассмотрению положения п.2 ст.15 Закона о финансовой аренде, согласно которому "для выполнения своих обязательств по договору лизинга субъекты лизинга заключают обязательные и сопутствующие договоры. К обязательным договорам относится договор купли-продажи и договор лизинга. К сопутствующим договорам относятся договор о привлечении средств, договор залога, договор гарантии, договор поручительства и другие". Приведённое положение Закона подвергается критике в научной литературе. Так, В. В. В

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Правовая природа финансовой аренды (лизинга)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 459

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>