Дипломная работа на тему "Правосубъектность высших военных учебных заведений Российской Федерации"

ГлавнаяГосударство и право → Правосубъектность высших военных учебных заведений Российской Федерации




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Правосубъектность высших военных учебных заведений Российской Федерации":


Содержание

Введение

Глава 1 Правовая регламентация деятельности высшего военного учебного заведения России

1.1 Понятие правосубъектности высшего военного учебного заведения

1.2 Нормативно-правовая основа деятельности высшего военного учебного заведения

Глава 2 Правовые основы обеспечения деятельности и компетенции высших военных учебных заведений в Российской Федерации

2.1 Правосубъектность высшего военного учебного заведения как специального с убъекта правоотношений

2.2 Правовое регулирование административной деятельности, как особого вида деятельности высшего военного учебного заведения

Заключение

Список использованных нормативно-правовых актов и литературы

Введение

Особого внимания в связи с развитием и модернизацией учебных учреждений высшего профессионального образования заслуживают нормы, регулирующие правосубъектность военных образовательных учреждений высшего профессионального образования, а также порядок их деятельности. Именно от них зависит, насколько эффективно будет осуществляться взаимодействие между военными вузами и другими коммерческими и некоммерческими организациями. Четкое определение прав, обязанностей и ответственности военных вузов не только позволит оптимизировать их финансово-экономическое и материально-техническое обеспечение, но и значительно повысит качество образования, а следовательно будет решена и основная задача - подготовка высококвалифицированных офицерских кадров.

Реформирование системы высшего профессионального образования сопровождается трансформацией традиционных и появлением новых способов правового воздействия на деятельность высших учебных заведений. Особое место в этом процессе отводится военным образовательным учреждениям высшего профессионального образования. Коммерциализация общественных отношений в области образования не могла не отразиться на правосубъектности данных организаций.

Закон «Об образовании»[1] предоставляет образовательным учреждениям возможность заниматься деятельностью, связанной с получением доходов, в частности, оказывать платные дополнительные образовательные услуги. Это положение распространяется и на деятельность военных учебных заведений. Кроме того, в механизме правового регулирования деятельности вузов, созданных в различных организационно-правовых формах, особое место занимают финансово-хозяйственные отношения. И именно они формируют имущественную базу для осуществления основных образовательных функций. Правовым регулированием охватываются все стороны деятельности военного вуза, вместе с тем специфика его правосубъектности предопределяет не только особый правовой режим его хозяйственной деятельности, но и специфическое положение и структуру его органов управления.

Суммируя изложенное выше, можно подчеркнуть, что актуальность исследования обусловлена:

-  решающим воздействием на научно-технический и общественный прогресс человечества, которое оказывают общественные отношения в сфере образовательной деятельности в целом и высшего военного образования - в частности;

-  отсутствием специальных исследований в области правосубъектности высших военных учебных заведений;

-  наличием пробелов в актах, регулирующих отношения с участием высших военных учебных заведений;

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Оригинальное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Краснодаре и в других городах РФ.

-  потребностью в систематизации действующих нормативных правовых актов в указанной сфере и устранении существующих между ними противоречий;

-  неблагоприятной экономической обстановкой, сложившейся для высших военных учебных заведений, преодоление которой побуждает их к ведению предпринимательской деятельности. Установление оптимального соотношения публичных и частноправовых интересов в сфере высшего военного образования требует выявления и обоснования новых подходов к определению правового статуса высших военных учебных заведений, наделенного специальной правосубъектностью.

Теоретическое осмысление обозначенных проблем призвано способствовать достижению наиболее рационального сочетания общественных, групповых и личных интересов при определении правосубъектности вузов и ее законодательном закреплении.

В указанной выше трактовке проблема правосубъектности высших военных учебных заведений Российской Федерации не подвергалась ранее специальному комплексному исследованию. Отдельные вопросы темы освещались применительно к общим вопросам правового статуса субъектов правоотношений либо применительно к вопросам регулирования образовательной деятельности вообще.

Современный статус военных образовательных организаций требует серьезного пересмотра с учетом положений нового законодательства Российской Федерации, а также с учетом условий деятельности высших военных учебных заведений. Неопределенность правового положения высших военных учебных заведений, возникающие в связи с этим проблемы вызвали в периодической печати дискуссию об их правосубъектности. Несмотря на острую злободневность данной темы, вопросы правосубъектности военных организаций в новых условиях остаются недостаточно исследованными.

Ранее данная тема разрабатывалась в трудах некоторых ученых, однако эти своевременные и содержательные работы не акцентировали внимание на особенностях правосубъектности высших военных учебных заведений Российской Федерации, а также на реализацию их правосубъектности в сфере образовательной и хозяйственной деятельности. Таким образом, для разработки темы дипломной работы имеются как теоретические, так и практические основания.

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в сфере деятельности высших военных учебных заведений Российской Федерации.

Предметом исследования является круг правоотношений, складывающихся при реализации высшими военными учебными заведениями Российской Федерации своей правосубъектности в сфере хозяйственной и образовательной деятельности.

Основная цель дипломной работы - посредством теоретического осмысления действующего законодательства раскрыть понятие правосубъектности высших военных учебных заведений Российской Федерации, выяснить гарантии ее реализации, а также выявить особенности деятельности военных вузов, влияющие на определение их статуса.

Достижение указанных целей предполагает решение следующих задач:

1.На основе действующих теоретических взглядов и доктрин сформулировать обобщенное понятие правосубъектности, а также определить его сущностные элементы.

2.Определить место и роль высших военных учебных заведений в системе субъектов Российского права.

3.  Выявить особенности высших военных учебных заведений как субъектов образовательной деятельности.

4.  Определить правовое положение и функции органов управления военными вузами при решении как административно-хозяйственных, так и учебно-воспитательных задач.

5.  Выявить особенности реализации правосубъектности высших военных учебных заведений Российской Федерации в сфере образовательной деятельности.

Методологическую основу работы составляют структурно-логический, системно-аналитический, формально-юридический и функциональный методы исследования, а также методы системного анализа и обобщения нормативных и научных материалов, использованные в рамках диалектического подхода к изучению осуществления высшими военными учебными заведениями Российской Федерации своей правосубъектности.

Исследование нормативной основы деятельности высших военных учебных заведений Российской Федерации охватывает законодательные и иные правовые акты Российской Федерации о высшем профессиональном образовании, акты Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации и других государственных органов, относящихся к образовательной и хозяйственной деятельности военных вузов.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней:

-  содержится уточненное определение понятия «правосубъектность», определены его сущностные элементы, показано отличие от других сходных правовых категорий;

-  определяется место и роль высших военных учебных заведений в системе субъектов Российского права и выявляются особенности высшего военного учебного заведения как субъекта образовательной деятельности;

-  исследуются правовое положение и функции органов управления военными вузами при решении как административно-хозяйственных, так и учебно-воспитательных задач;

-  анализируется содержание обязательственных правоотношений, возникающих в ходе финансово-хозяйственной деятельности с участием высших военных учебных заведений Российской Федерации;

-выявляются особенности реализации правосубъектности высшим военным учебным заведением в сфере образовательной деятельности.

В целом работа является комплексным исследованием правосубъектности военного вуза.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования ее теоретических выводов и практических рекомендаций для решения проблем, возникающих в процессе реализации высшими военными учебными заведениями своей правосубъектности.

Материалы исследования могут быть использованы при подготовке учебных пособий, как в военных, так и в гражданских вузах, а также служить источником дополнительных дидактических материалов при ведении занятий по гражданскому, административному и военному праву.

На защиту выносятся следующие положения

1.  Вывод о том, что правосубъектность высших военных учебных заведений в сфере образовательных отношений является специальной. Ее содержание определяется законами и иными правовыми актами, регулирующими область деятельности образовательной организации. Принципиально важным для вуза, наделенного специальной правоспособностью, является тот факт, что осуществление юридических действий, не соответствующих содержанию специальной правоспособности вуза, ведет к ничтожности данных действий по указанным отношениям.

2.  Результат анализа правосубъектности высших военных учебных заведений Российской Федерации позволяет утверждать, что важнейшим фактором характеристики правосубъектности военных вузов, в отличие от других военных организаций, являются государственная аттестация и аккредитация. Государственная аттестация и аккредитация военного вуза как особый вид легитимации образовательной деятельности является необходимым условием подтверждения государственного статуса высшего военного учебного заведения. Данная процедура специфична только для высшего военного учебного заведения, ибо другие субъекты ее не имеют. Предложение по совершенствованию управления и структуры высших военных учебных заведений Российской Федерации. Современные условия диктуют необходимость возрождения принципа коллегиальности в решении не только военных, но и административно-хозяйственных задач, и сочетание его с принципами единоначалия и субординации.

Глава 1. Правовая регламентация деятельности высшего военного учебного заведения России

  1.1 Понятие правосубъектности высшего военного учебного заведения

Термин «правосубъектность» появился именно в научной юридической литературе. Его появление связано с тем, что необходимым элементом любого правоотношения являются его участники, то есть лица, субъекты. Таким же образом субъектный состав определяется не только в конкретных правоотношениях, но и в правовых институтах, поскольку бессубъектного правового регулирования не бывает. Поэтому в данных случаях термин «правосубъектность» обозначает то же самое, что и «субъект права», лишь слагаемые этого термина – «право» и «субъект» - поменялись местами[2]. Поэтому понятно, что термин «правосубъектность» не является обозначением какого-то нового понятия, отличного от понятия «субъект права».

Правосубъектность не только означает признание лица субъектом права, но также отвечает на вопрос, в каком качестве, в качестве какого субъекта оно может выступать в правоотношениях, а значит, определяет ту роль, в которой могут выступать в правоотношениях обладатели правосубъектности.

Военным образовательным учреждением высшего профессионального образования федерального органа исполнительной власти (далее именуется - высшее военное учебное заведение), в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, является государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования, имеющее статус юридического лица и реализующее в соответствии с лицензией профессиональные образовательные программы высшего профессионального образования.

Из этого можно сделать вывод о правосубъектности высшего военного учебного заведения как о форме реализации высшим военным учебным заведением, как субъектом правоотношений, своих прав и выполнения обязанностей, определенных нормативно-правовыми документами.

Как общественные образования высшие военные учебные заведения обладают некоторыми специфическими признаками (благодаря наличию которых они становятся участниками специальных военно-административных отношений). Среди них выделяются следующие признаки:

- Финансирование исключительно за счет средств федерального бюджета Российской Федерации;

- Самостоятельность высшего военного учебного заведения проявляется в первую очередь в боевой деятельности[3];

- Повседневная деятельность высшего военного учебного заведения регулируется специальными военно-административными актами - общевоинскими уставами и уставами отдельных родов войск;

- Наличие двойного собственного наименования (действительного и условного).

Признание высшего военного учебного заведения субъектом права, признание наличия у нее правосубъектности (то есть наличия у нее призков субъектов права - право-, дее - и деликтоспособности), означает признание за высшим военным учебным заведением способности быть субъектом имущественных и связанных с ними неимущественных правоотношений.

Ведущим элементом, ядром правосубъектности, служит правоспособность. Сущность правоспособности состоит в том, что она служит юридической формой распределения и закрепления за конкретной категорией субъектов общего объема свобод и долга, прав и обязанностей. Она представляет собой меру возможностей правообладания.

Правоспособность заключает в себе две неразрывно связанные между собой возможности: выступать в качестве правообладающего и обязанного субъекта. Категория же правоспособности признается необходимой предпосылкой правообладания лишь в гражданском праве и, отчасти, в трудовом праве, поскольку право на труд следует рассматривать как предпосылку для правообладания. В других отраслях права правоспособность не нужна и ее там нет, так как субъективные права возникают непосредственно в силу закона (например, в сфере государственного и административного права).

В то же время с точки зрения общего учения о правосубъектности как категории, которая относится ко всем отраслям права, отмечалось, что такое различное по содержанию понимание правосубъектности непоследовательно и лишает это понятие определенности содержания[4]. Поэтому правосубъектность должна рассматриваться как единство правоспособности и дееспособности, как праводееспособность[5].

Законодательство, а вслед за ним и многие представители юридической науки признают, что в одних случаях достаточно обладать только правоспособностью для возникновения и нормального осуществления правосубъектности (таково положение физических лиц в гражданском праве, где отсутствующая дееспособность может дополняться действиями других лиц), а в других случаях правосубъектность возникает лишь при наличии и право - и дееспособности, их нераздельности.

Специфика правосубъектности как правовой формы состоит в том, что как правовая форма правосубъектность служит мерой возможности участия лица в соответствующих правоотношениях. Эта мера определяет и фиксирует границы возможности участия с убъекта права в различного рода правоотношениях, делая это в «возможностно-необходимом аспекте».

Объем и существо юридического содержания правосубъектности определяются возможностями экономической системы. Его составляют гарантированные законом возможности быть носителем прав и обязанностей, приобретать их, пользоваться ими и исполнять их.

А значит, правосубъектность с точки зрения своего юридического содержания, своей юридической сущности, представляет собой именно социально-правовую возможность, то есть юридическое качество лица, обладающего этой правосубъектностью.

Правоспособность, как правило рассматривается как общая, абстрактная предпосылка субъективных прав и обязанностей, как предпосылка правообладания. Такое понимание правоспособности было обосновано в юридической науке С. Н. Братусем[6].

Дееспособность юридического лица можно определить как возможность приобретать и осуществлять свои права через соответствующие органы этого юридического лица[7].

Но если правоспособность и дееспособность выражают способность быть субъектом права, значит не только без правоспособности, но без праводееспособности нет с убъекта права как обобщенного выражения способности лица иметь допускаемые законом права и обязанности.

Ведь при обычном ходе событий правоспособность существует одновременно с дееспособностью, дополняется последней и образует с ней единый комплекс социально юридических возможностей, характеризующий общее положение субъекта гражданского права.

Поэтому необходимым элементом гражданской правосубъектности юридических лиц является и дееспособность. Возможности, реализуемые собственными действиями, раскрываются в категории дееспособности. Дееспособность определяется как способность субъекта своими действиями приобретать и осуществлять права и обязанности (п.1 ст.21 ГК РФ). В ней учитывается существенное свойство лица - его волеспособность. Лица (в том числе и организации, признанные юридическими лицами) предполагаются волеспособными.

Дееспособность является, можно сказать, динамической стороной правосубъектности. Лицам предоставляются правовые возможности приобретать права и обязанности, пользоваться ими, осуществлять их, т. е. возможности правоприобретения, правопользования и правораспоряжения. Если возможности правообладания указывают на те права и обязанности, которые может иметь субъект, то возможности правоосуществления определяют способы и средства реализации прав и обязанностей.

Наиболее весомым элементом дееспособности в гражданском праве является сделкоспособность, которую определяют как «способность к волеизъявлению, направленному на достижение допускаемых законом положительных, а не противоправных результатов»[8], а также в качестве структурного элемента правосубъектности иногда называют еще и деликтоспособность, определяемую как способность лица самостоятельно нести гражданско-правовую ответственность за совершенное им правонарушение независимо от того, о какой - договорной или внедоговорной - ответственности идет речь. Поэтому некоторыми авторами деликтоспособность выделяется в самостоятельный структурный элемент правосубъектности, существующий наряду с право - и дееспособностью[9].

Если деликтоспособность - это единство двух возможностей: быть носителем соответствующих прав и обязанностей и создавать их своими действиями, то можно сказать, что это правосубъектность в сфере отношений, возникающих вследствие противоправного поведения, которая является частью всей отраслевой правосубъектности лица.

Значит, деликтоспособность занимает не однопорядковое положение с право- и дееспособностью, а формируется в другом ракурсе за счет объединения соответствующих частей право - и дееспособности.

Деликтоспособность выделяется из право - и дееспособности по характеру тех обязанностей, которые субъект может нести, и способу их исполнения. Эта категория является в известном смысле негативной стороной право - и дееспособности. Сущность деликтоспособности можно усмотреть в следующем. Государство, наделяя лиц различного рода правовыми способностями, оставляет за собой (либо делегирует иным субъектам) возможность пресекать случаи противоправного поведения и воздействовать на правонарушителя. Подобная возможность в гражданском праве не безгранична. Она обусловлена степенью волеспособности той или иной категории лиц, уровнем их имущественной самостоятельности, общим объемом их право - и дееспособности. Именно эта граница возможного эффективного воздействия на субъекта за нарушение мер дозволенного и должного, определенных общим объемом право - и дееспособности, закрепляется в деликтоспособности. Непосредственное содержание деликтоспособности составляют социально и экономически обеспеченные возможности лица нести возложенные на него меры ответственности. Объем ее измеряется всей совокупностью мер воздействия, возложение которых предусмотрено законом.

Субъекты права в числе других возможностей, которыми они наделяются правосубъектностью, располагают и способностью к защите нарушенных прав. Эта способность может быть охарактеризована как оборотная сторона деликтоспособности. При этом сама возможность защиты от правонарушений является элементом правоспособности, ибо потерпевший наделяется дополнительным правом, реализуемым в ходе защиты, а способность реализовать ее своими действиями входит в содержание дееспособности. Следовательно, предпосылкой участия субъектов гражданского права в охранительных правоотношениях служит не только деликтоспособность, но и юридическая способность лица к защите своих прав.

Таким образом, правосубъектность воинской части можно определить как обеспеченную государством материальными, юридическими гарантиями ее социально-правовую возможность быть участником правоотношений. Ее составными частями являются правоспособность, дееспособность и деликтоспособность.

Специфика гражданской правосубъектности воинской части заключается в том, что поскольку высшие военные учебные заведения создаются не для участия в гражданских правоотношениях, а для обеспечения обороноспособности государства и подготовки квалифицированных кадров, то участие в гражанских правоотношениях носит для них вынужденный, вспомогательный по отношению к основной деятельности характер, и они не могут использовать свою правосубъектность в противоречии с этими целями и не должны иметь широких возможностей для занятия приносящей доход деятельностью. Поэтому их гражданская правосубъектность хотя и может быть достаточно широкой по содержанию, но в целом носит ограниченный характер, является специальной. Высшие военные учебные заведения как субъект права может иметь лишь те права и обязанности, которые соответствуют целям ее деятельности и публичным государственным интересам.

1.2 Нормативно-правовая основа деятельности высшего военного учебного заведения

Высшее военно-учебное заведение создается, реорганизуется и ликвидируется Правительством Российской Федерации по представлению Министерства обороны Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (далее именуются - федеральные органы) и осуществляет свою деятельность в соответствии с Законом Российской Федерации "Об образовании", Федеральным законом "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", иными федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации, настоящим Типовым положением, нормативными правовыми актами федерального органа и своим уставом.[10]

Классификацию актов, действующих в сфере высшего образования и составляющих правовую основу организации управления этой сферой, можно провести по различным критериям - традиционно, по юридической силе, или более разнообразно: в зависимости от принципа федерализма; по содержанию; по характеру их влияния на организацию управления.

Федеральные законы в области образования:

- разграничивают компетенцию и ответственность в области образования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления;

- регулируют в рамках установленной федеральной компетенции вопросы отношений в области образования, которые должны решаться одинаково всеми субъектами Российской Федерации. В этой части федеральные законы в области образования являются законами прямого действия и применяются на всей территории Российской Федерации;

- вводят общие установочные нормы по вопросам, которые относятся к компетенции субъектов Российской Федерации и, в соответствии с которыми, последние осуществляют собственное правовое регулирование в области образования.

Концентрированно принципиальную суть регулирования соответствующего круга общественных отношений всегда выражают нормы Конституции Российской Федерации[11]: применительно к высшему образованию это, ст. 43, а также ст. 71-73 о разграничении компетенции между Российской Федерацией и ее субъектами. Конституция закрепляет гарантии реализации права на образование: это равноправие граждан (ст. 6, 9), многообразие форм собственности (ст. 8), идеологическое многообразие (ст. 13), светскость образования (ст. 14).

Одними из основных нормативных актов в соответствии с которыми высшие военные учебные заведения Российской Федерации осуществляют свою деятельность является Федеральный Закон от 10 июля 1992 года № 3266-1 «Об образовании» и Типовое положение о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июня 1999 г. № 650.

Федеральный Закон от 10 июля 1992 года № 3266-1 «Об образовании» провозглашает область образования приоритетной, устанавливает Федеральные государственные образовательные стандарты и раскрывают принципы государственной политики в этой области, такие как:

1) гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека, свободного развития личности. Воспитание гражданственности, трудолюбия, уважения к правам и свободам человека, любви к окружающей природе, Родине, семье;

2) единство федерального культурного и образовательного пространства. Защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства;

3) общедоступность образования, адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся, воспитанников;

4) светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях;

5) свобода и плюрализм в образовании;

6) демократический, государственно-общественный характер управления образованием. Автономность образовательных учреждений.

Характерный признак подотрасли - общий для составляющих ее структурных частей институт. Его роль выполняют ассоциации норм, сосредоточенных в положениях о типах учебных заведений и формах профессионального образования, которые определяют их специфические задачи по осуществлению сквозных, непрерывных функций образования и воспитания, развивают и конкретизируют статус соответствующих учебных заведений и их структур, исходя из общих начал, заложенных в Законе «Об образовании». Так же Федеральный Закон Российской Федерации «О науке и государственной научно-технической политике»[12] определяет основные принципы деятельности и гарантии, установленные для организаций, занимающихся научной и научно-технической деятельностью. В число таких заведений входит и высшие военные учебные заведения, либо входящие в них структурные подразделения.

Положения – важнейшие организационные акты, которые в сумме дают характеристику организации. Именно Положение и призвано отразить полноту компетенции организации по всем сферам ее деятельности, сформулировать правовой статус, обеспечить эффективность внутриорганизационной деятельности и внешних связей через ее органы управления.

В настоящее время в области высшего образования действуют следующие положения организационного характера: Типовое положение о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования, Типовое положение об образовательном учреждении дополнительного профессионального образования и др. Так типовое положение о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования устанавливает главные задачи высшего военного учебного заведения:

а) подготовка офицеров с высшим профессиональным образованием, научно-педагогических и научных кадров высшей квалификации для федеральных органов;

б) профессиональная переподготовка и повышение квалификации военнослужащих и гражданского персонала;

в) военная (специальная) подготовка должностных лиц федеральных органов законодательной и исполнительной власти, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, деятельность которых связана с решением мобилизационных и оборонных вопросов, а также задач по обеспечению безопасности Российской Федерации;

г) организация и проведение фундаментальных и (или) прикладных научных исследований, направленных на решение проблем укрепления обороноспособности и безопасности страны и совершенствование профессионального образования военнослужащих;

д) удовлетворение потребностей обучающихся в интеллектуальном, культурном и нравственном развитии посредством получения высшего и (или) послевузовского профессионального образования;

е) организация и проведение работы по военно-профессиональной ориентации молодежи и подготовке ее к поступлению в высшие военно-учебные заведения.

Наравне с этим, данным положением определяются основы регулирования таких важнейших вопросов деятельности высшего военного учебного заведения как:

-  прием в высшие военно-учебные заведения;

-  организация образовательной и научной деятельности высшего военно-учебного заведения;

-  управление высшим военно-учебным заведением;

-  основы правового статуса постоянного и переменного состава высшего военного учебного заведения;

-  порядок подготовки научно-педагогических кадров и повышение квалификации педагогических и научных работников;

-  контроль за деятельностью высшего военно-учебного заведения (включающий лицензирование и государственную аккредитацию);

экономика высшего военно-учебного заведения;

-  международная деятельность высшего военно-учебного заведения.

В Российской Федерации для всех высших учебных заведений установлены государственные образовательные стандарты, так для высших военных учебных заведений они определяются приказом Министерства Образования Российской Федерации от 28 июня 2000г. № 1950 «Об утверждении порядка реализации государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования в высших военно-учебных заведениях федеральных органов исполнительной власти, в которых в соответствии с федеральным законом "О воинской обязанности и военной службе" от 28.03.1998 № 53-ФЗ предусмотрена военная служба»[13]. Так данным приказом устанавливается следующие положения:

ü  Требования к уровню подготовки военных специалистов должны включать требования, предусмотренные ГОС ВПО по соответствующему направлению или специальности, с дополнением квалификационных требований к уровню военно-профессиональной подготовки выпускников высших военно-учебных заведений.

ü  Квалификационные требования к уровню военно-профессиональной подготовки выпускников высших военно-учебных заведений утверждаются руководителями соответствующих органов, которым подчинены военно-учебные заведения, и являются дополнением к ГОС ВПО.

ü  Основные образовательные программы подготовки военных специалистов должны обеспечивать реализацию квалификационных требований к уровню военно-профессиональной подготовки выпускников и требований ГОС ВПО к содержанию обучения по конкретной специальности.

ü  Основная образовательная программа подготовки выпускника военно-учебного заведения должна предусматривать изучение студентом следующих циклов дисциплин:

-  цикл ГСЭ - общие гуманитарные и социально-экономические дисциплины;

-  цикл ЕН - общие математические и естественнонаучные дисциплины;

-  цикл ОПД - общепрофессиональные дисциплины.

Особым видом деятельности федерального органа исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере образования, с участием федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находится образовательное учреждение, по заявлению о проведении государственной аккредитации, представленному образовательным учреждением, согласованному с учредителем, является государственная аккредитация высших военных учебных заведений. Уполномоченный орган отказывает в принятии документов, необходимых для проведения государственной аккредитации, если у образовательного учреждения отсутствует лицензия на право ведения образовательной деятельности. Юридическим основанием ее проведения является Постановление Правительства Российской Федерации от 18 Мая 2009 г. № 414 «Об утверждении положения о государственной аккредитации образовательных учреждений Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации и Федеральной Службы Охраны Российской Федерации, реализующих образовательные программы, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, и о внесении изменения в пункт 2 положения о государственной аккредитации образовательных учреждений и научных организаций»[14].

Согласно данного Постановления Правительства, государственная аккредитация образовательного учреждения включает в себя установленную законодательством Российской Федерации экспертизу соответствия содержания и качества подготовки выпускников образовательного учреждения федеральным государственным образовательным стандартам или федеральным государственным требованиям, экспертизу соответствия реализуемых образовательным учреждением образовательных программ различных уровня и направленности федеральным государственным требованиям, а также экспертизу показателей деятельности образовательного учреждения, необходимых для определения его вида.

Вопрос о государственной аккредитации рассматривается коллегиальным органом уполномоченного органа на основании заключения экспертной комиссии и сведений о соответствии критериев показателей деятельности образовательного учреждения критериям показателей, необходимых для определения его вида. Полномочия коллегиального органа и его персональный состав определяются уполномоченным органом. Образовательное учреждение вправе отозвать заявление о проведении государственной аккредитации на любом этапе ее проведения до принятия решения коллегиальным органом. Повторное рассмотрение указанного заявления осуществляется не ранее чем через 1 год после его отзыва.

На основании результатов рассмотрения коллегиальным органом вопроса о государственной аккредитации образовательного учреждения уполномоченный орган принимает решение о государственной аккредитации образовательного учреждения или об отказе в государственной аккредитации, о лишении образовательного учреждения государственной аккредитации полностью или в отношении отдельных образовательных программ. Решение коллегиального органа оформляется распорядительным документом уполномоченного органа. При принятии решения о государственной аккредитации образовательному учреждению выдается свидетельство, сроком на 5 лет. Свидетельство является документом, подтверждающим государственный статус образовательного учреждения, уровень реализуемых образовательных программ, соответствие содержания и качества подготовки выпускников образовательного учреждения федеральным государственным образовательным стандартам или федеральным государственным требованиям, а также право на выдачу лицам, успешно завершившим обучение по образовательным программам, прошедшим государственную аккредитацию, документов государственного образца о соответствующем образовании и (или) соответствующей квалификации.

Глава 2. Правовые основы обеспечения деятельности и компетенции высших военных учебных заведений в Российской Федерации

  2.1 Правосубъектность высшего военного учебного заведения как специального с убъекта правоотношений

Нельзя не согласиться с тем выводом, к которому приходит большинство ученых о том, что единственно возможная форма правосубъектности высшего военного учебного заведения - это институт юридического лица[15].

Вообще, высшие военные учебные заведения можно рассматривать лишь как разновидность юридических лиц, которые выполняют функции в области обороны, реализующее в соответствии с лицензией профессиональные образовательные программы высшего профессионального образования и в которых предусмотрено прохождение военной службы. Действительно, правосубъектность высшего военного учебного заведения не может иметь иной формы; юридическая личность этой организации, не может существовать в рамках какого-либо иного образования, чем юридическое лицо.

Организационное единство как признак юридического лица признается имеющимся у высшего военного учебного заведения исходя из наличия у воинской части собственного наименования и органов управления, правомочия командира высшего военного учебного заведения на издание приказов и ведение переписки, наличия у высшего военного учебного заведения самостоятельного финансового хозяйства, а также деятельности высших военных учебных заведений на основе общих для них уставов и положений (ведомственных нормативных актов ФСБ).

Командир воинской части рассматривается в качестве управляющего органа юридического лица - возглавляемого им высшего военного учебного заведения.

Исходя из этого можно сделать вывод о наличии экономических предпосылок участия высшего военного учебного заведения в имущественных правоотношениях, которые заключаются в производстве высшим военным учебным заведением децентрализованных заготовок материальных средств на договорных началах.

По своим обязательствам высшее военное учебное заведение отвечает как средствами по смете ФСБ, так и средствами денежного фонда самого высшего военного учебного заведения, которые предназначены для расчетов по договорам данного вида - по договорным правоотношениям,- либо по тем подразделениям сметы, по которым финансируются проводимые высшим военным учебным заведением мероприятия, связанные с причинением вреда. Поддерживающий эти взгляды В. В.Манов считает, что высшие военные учебные заведения в полной мере обладают всеми признаками юридического лица, за исключением разве предусмотренной законом обязательной государственной регистрации.[16] Подобной точки зрения придерживается и С. В.Терешкович[17].

Однако, в последнее время эта позиция выглядит далеко не однозначной и вызывающей сомнения в своей обоснованности.

Как обладающие правосубъектностью лица, воинские части выступают в различных правоотношениях на равных началах с остальными субъектами права, но в то же время их правосубъектность имеет и некоторые особенности. Эти особенности заключаются в том, что при определении характера и содержания правоспособности высших военных учебных заведений следует иметь в виду, что они, в отличие от остальных юридических лиц, созданы не для участия в гражданских правоотношениях, которое носит для них вынужденный, вспомогательный по отношению к основной деятельности характер. Поэтому правосубъектность высших военных учебных заведений хотя и может быть достаточно широкой по содержанию, но в целом носит специальный, а не общий (универсальный) характер. Высшие военные учебные заведения как субъект гражданского права может иметь лишь те гражданские права и обязанности, которые соответствуют целям ее деятельности и публичным государственным интересам.

Ведущим элементом, ядром правосубъектности, служит правоспособность. Сущность правоспособности состоит в том, что она служит юридической формой распределения и закрепления за конкретной категорией субъектов общего объема свобод и долга - прав и обязанностей. Она представляет собой меру возможностей правообладания.

Правоспособность заключает в себе две неразрывно связанные между собой возможности: выступать в качестве и правообладающего и обязанного субъекта.

Категория же правоспособности признается необходимой предпосылкой правообладания лишь в гражданском праве и, отчасти, в трудовом праве, поскольку право на труд следует рассматривать как предпосылку для правообладания. В других отраслях права правоспособность не нужна и ее там нет, так как субъективные права возникают непосредственно в силу закона (например, в сфере государственного и административного права).

В то же время с точки зрения общего учения о правосубъектности как категории, которая относится ко всем отраслям права, отмечалось, что такое различное по содержанию понимание правосубъектности непоследовательно и лишает это понятие определенности содержания[18]. Поэтому правосубъектность должна рассматриваться как единство правоспособности и дееспособности, как праводееспособность[19].

Законодательство, а вслед за ним и многие представители юридической науки признают, что в одних случаях достаточно обладать только правоспособностью для возникновения и нормального осуществления правосубъектности (таково положение физических лиц в гражданском праве, где отсутствующая дееспособность может дополняться действиями других лиц), а в других случаях правосубъектность возникает лишь при наличии и право - и дееспособности, их нераздельности.

Специфика правосубъектности как правовой формы состоит в том, что как правовая форма правосубъектность служит мерой возможности участия лица в соответствующих правоотношениях. Эта мера определяет и фиксирует границы возможности участия с убъекта права в различного рода правоотношениях, делая это в «возможностно-необходимом аспекте».

Объем и существо юридического содержания правосубъектности определяются возможностями экономической системы. Его составляют гарантированные законом возможности быть носителем прав и обязанностей, приобретать их, пользоваться ими и исполнять их.

А значит, правосубъектность с точки зрения своего юридического содержания, своей юридической сущности, представляет собой именно социально-правовую возможность, то есть юридическое качество лица, обладающего этой правосубъектностью.

Путь для разрешения проблемы обоснования юридической личности высшего военного учебного заведения был найден А. В.Венедиктовым, предложившим использовать термин «оперативное управление» для характеристики имущественной обособленности (а точнее ее «необходимой степени») государственных организаций[20]. Но, поскольку действующее законодательство в статье 48 Гражданского кодекса[21] Российской Федерации сохраняет положение, согласно которому юридическим лицом признается в том числе и такая организация, которая имеет обособленное имущество в оперативном управлении (а не в собственности) и имеет самостоятельную смету, то на сегодняшний день представляет актуальность проблема выделение юридических лиц среди подобных организаций. Нас в данном случае интересуют именно высшие военные учебные заведения, которые относятся к описанным выше организациям.

В тех случаях, когда Уставом или Положением учреждению предоставлено право осуществления тех или иных видов приносящей доходы деятельности, то полученные от осуществления такой деятельности доходы, как и приобретенное за их счет имущество, остаются собственностью учредителя и всего лишь поступают в самостоятельное распоряжение этого учреждения, что следует из положений п.2 ст.298 ГК. Поэтому все доходы, полученные высшим военным учебным заведением от осуществления разрешенных ей видов приносящей доходы деятельности, все, что «заработало» высшее военное учебное заведение, не будет принадлежать ей на праве собственности. Все такие доходы становятся собственностью государства (федеральной казны). Согласно Положению о порядке осуществления военным образовательным учреждением высшего профессионального образования Российской Федерации платной деятельности в области образования и в других областях военное учебное заведение осуществляет платную деятельность в целях:

- совершенствования учебно-материальной базы, внедрения новых технологий обучения, осуществления инновационной деятельности;

- стимулирования труда профессорско-преподавательского состава и научных работников военно-учебного заведения, сохранения и укрепления научно-педагогического потенциала военно-учебного заведения;

- обеспечения, развития и совершенствования образовательного процесса в военно-учебном заведении.

Учреждение в любом случае останется субъектом только ограниченных вещных прав, поскольку по прямому указанию закона все его имущество составляет объект права собственности его учредителя (п.1 ст.120, п.4 ст.214, п.3 ст.215, п.1 ст.296, п.2 ст.299 ГК). ГК специально оговорил, что результаты использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или в оперативном управлении, в виде плодов, продукции и доходов, включая имущество, приобретенное по договорам или иным основаниям, поступают соответственно в хозяйственное ведение или в оперативное управление предприятия или учреждения. А значит, это имущество становится объектом права собственности учредителей, а не самих этих юридических лиц (поскольку возникновение нового имущества происходит на базе имущества собственника, находящегося у самого юридического лица на праве хозяйственного ведения или оперативного управления). Это обусловливается характером правосубъектности высшего военного учебного заведения.

Платная деятельность военно-учебного заведения может осуществляться в следующих видах:

- обучение по дополнительным образовательным программам;

- преподавание специальных курсов и циклов дисциплин;

- репетиторство;

- занятия по углубленному изучению предметов;

- подготовка и переподготовка работников квалифицированного труда и специалистов соответствующего уровня образования;

- ведение редакционно-издательской деятельности;

- выполнение научных исследований, проведение консультаций и экспертиз различных разработок и проектов;

- реализация предусмотренных уставом военно-учебного заведения производимой продукции, работ и услуг, доход от которой реинвестируется непосредственно в данное военно-учебное заведение и (или) на непосредственные нужды обеспечения, развития и совершенствования образовательного процесса в данном военно-учебном заведении.

Из указанных положений законодательства следует вывод о том, что высшее военное учебное заведение не может стать собственником полученного от приносящей доходы деятельности имущества, поскольку это противоречило бы целям, для достижения которых создается высшее военное учебное заведение[22], и существу самой юридической конструкции учреждения как формы юридического лица.

Поэтому правоспособность высшего военного учебного заведения дает ей возможность иметь обособленное имущество, по меньшей мере, на двух режимах. Та часть имущества, которая получена воинской частью от собственника по смете, находится у нее на праве оперативного управления. Другая часть, «заработанная» самой воинской частью и учитываемая на отдельном балансе, поступает в ее «самостоятельное распоряжение». Но это «самостоятельное распоряжение» не является каким-то особым вещным правом наряду с правами хозяйственного ведения и оперативного управления, поскольку, во-первых, перечень вещных прав является закрытым и не подлежащим расширительному толкованию, а во-вторых, нигде в ГК не раскрывается содержание права «самостоятельного распоряжения», а правила о нем помещены в главу, названную «Право хозяйственного ведения, право оперативного управления», не содержащую правил ни о каких иных вещных правах.

В такой ситуации «право самостоятельного распоряжения» становится фактически еще одной разновидностью права оперативного управления, субъект которого в таком случае приобретает некоторые дополнительные полномочия в отношении части закрепленного за ним имущества. Но при этом собственник в соответствии с п.2 ст.120 ГК продолжает нести субсидиарную ответственность по всем обязательствам своего учреждения при недостатке у последнего денежных средств (а полученное за счет самостоятельных доходов имущество также становится, следовательно, забронированным от взыскания кредиторов), с чем вряд ли можно согласиться. Следует также иметь в виду, что приобретенное за счет таких доходов имущество учреждений не может быть изъято у них собственником (или уполномоченным им органом) даже при использовании его не по назначению.

А значит можно прийти к выводу о том, что «право самостоятельного распоряжения» в действительности является правом хозяйственного ведения. Поэтому к праву высшего военного учебного заведения на полученное таким образом имущество должны применяться правила ст.295 ГК. Здесь можно отметить и тот факт, что в соответствии с п.4 ст.47 Закона «Об образовании» образовательное учреждение в своей предпринимательской деятельности приравнивается к предприятию.

Вышеизложенное позволяет сделать следующие выводы:

1. Высшее военное учебное заведение обладает комплексом имущественных прав и значительной оперативно-хозяйственной самостоятельностью, позволяющих ей в рамках специальной правоспособности финансируемого собственником учреждения самостоятельно участвовать в имущественном обороте.

2. Материальную базу для участия в обороте, для правоспособности высшего военного учебного заведения составляет обособленное имущество высшего военного учебного заведения, состоящее в безналичных денежных средствах, представляющих собой обязательственное право требования, а также наличных деньгах и совокупности имущества не изъятого из оборота, находящегося у высшего военного учебного заведения на ограниченном вещном праве, включая имущество, приобретенное воинской частью от приносящей доход деятельности, и имущество, полученное воинской частью в результате безвозмездных сделок (дарения и пожертвования) и юридических фактов (наследования по завещанию), находящееся в собственности воинской части.

Таким образом, в вещных правоотношениях правосубъектность реализуется высшим военным учебным заведением посредством возможности иметь имущество в первую очередь на праве оперативного управления, а также и на праве собственности и праве хозяйственного ведения.

Имущество, приобретенное высшим военным учебным заведением от приносящей доход деятельности, поступает в хозяйственное ведение высшего военного учебного заведения.

Признание организации юридическим лицом возможно и при наличии у нее обязательственного права (права требования), и, поэтому, высшие военные учебные заведения, даже при отсутствии у них иного не изъятого из оборота имущества, должны рассматриваться в качестве организаций, обладающих обособленным имуществом.

2.2 Правовое регулирование административной деятельности, как особого вида деятельности высшего военного учебного заведения

Одна из наиболее важных проблем, с которой пришлось столкнуться российскому государству - это формирование новой образовательной системы, отвечающей запросам современного общества. Особенности управления новой образовательной системой определяются, во-первых, тем местом, которое занимает образование в современном общественном развитии, во-вторых, особенности управления современной системой образования принципиально определяются тем состоянием, в котором в последние десятилетия находится сфера образования, а именно состоянием экспоненциального расширения, сопровождающимся острыми кризисными явлениями и поисками путей выхода из кризиса. Особенности управления современным образованием во многом определяются развитием рыночных отношений в образовательной системе. И военные вузы как субъекты образовательной деятельности также вынуждены включаться в эти процессы.

Государственные органы управления образованием все больше выступают в роли покупателей услуг образовательных учреждений, функции этих органов все больше перемещаются из сферы производства образовательных услуг в область защиты интересов потребителей услуг, учебных заведений. В этой связи особый интерес представляет процесс функционирования высших военно-учебных заведений[23]. В настоящее время отсутствуют самостоятельные концептуальные исследования, посвященные проблемам деятельности органов управления военными вузами (особенностям их компетенции, правам, обязанностям и ответственности). Анализ нынешнего положения дел в области высшего образования, в частности ситуации вокруг военных вузов, позволяет говорить о фактической рассредоточенности высших учебных заведений по различным системам органов управления. Они находятся в ведении различных министерств и федеральных органов исполнительной власти. Это долгое время создавало предпосылки для возникновения противоречий при определении правового статуса органов управления того или иного вуза[24].

В 1994 году было принято Положение о высшем военном учебном заведении. Таким образом, высшие военно-учебные заведения получают нормативный правовой акт, определявший и унифицировавший их правовой статус с учетом военной специфики данных учреждений. Полностью проблема была решена только в 1999 году после принятия Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования, которое было продублировано соответствующими федеральными органами исполнительной власти, в которых законодательством предусмотрена военная служба, и распространялось на все военные вузы независимо от их ведомственной принадлежности. Данное положение определило структуру, задачи и разновидности высших военно-учебных заведений, их состав. Так же значительное внимание было уделено вопросам управления высшими военно-учебными заведениями. Но законодатель в этом документе коснулся лишь одной стороны этой проблемы, рассмотрев и определив механизмы управления военными вузами, так сказать, изнутри. Следовательно, исследуя особенности реализации компетенции органов управления военными вузами, необходимо, во-первых, оценить его положение как управляемого объекта; во-вторых, рассмотреть особенности внутривузовского управления.

Сегодня высшие учебные заведения находятся в ведении самых различных федеральных органов исполнительной власти (как правило, в них создаются управления вузами либо назначается соответствующее должностное лицо). Дело в том, что высшие военные учебные заведения находятся в субординационной зависимости от своих ведомств и потому должны действовать в организационном единстве, из содержания п. 19 Типового положения о военном образовательном учреждении высшего профессионального образования следует, что непосредственное управление деятельностью высшего военно-учебного заведения осуществляет его начальник. Он назначается на должность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, нормативно-правовыми актами федерального органа, и является прямым начальником для военнослужащих и лиц гражданского персонала высшего военно-учебного заведения[25].

Анализ нормативного материала позволяет говорить о том, что в высших военно-учебных заведениях соотношение полномочий начальника и ученого совета абсолютно иное. Устав Московского пограничного института Федеральной службы безопасности Российской Федерации определяет:

«Ученый совет института - выборный представительный орган, возглавляемый начальником института.

На Ученый совет возлагается:

- рассмотрение и обсуждение учебных планов, учебных программ и планов мероприятий по основным направлениям деятельности института;

- рассмотрение состояния учебной, воспитательной, методической и научной работы, воинской дисциплины, организации и итогов приема на учебу курсантов (слушателей) и адъюнктов, выпуска офицеров из института, отчисления курсантов (слушателей);

- обсуждение результатов научной работы, педагогических исследований и экспериментов, состояние подготовки и аттестации научно-педагогических и научных кадров;

- обсуждение вопросов редакционно-издательской деятельности;

- рассмотрение вопросов состояния и перспектив развития учебно-материальной базы и других вопросов, связанных с деятельностью института.

Исходя из этого можно заключить, что полномочия Ученого совета военного вуза ограничиваются лишь решением вопросов организации учебно-воспитательного процесса и научно-исследовательской деятельности. Членами Ученого совета по должности являются начальник института (председатель) и заместители начальника института.

Другие члены Ученого совета избираются конференцией института путем тайного голосования из числа командного, научно-педагогического и других категорий постоянного и переменного составов института. В состав Ученого совета могут входить представители обучающихся (не более 20 процентов от состава совета). Количество членов Ученого совета определяет начальник института. Состав Ученого совета по результатам выборов объявляется приказом начальника института. Ученый совет из числа его членов избирает одного-двух заместителей председателя совета и ученого секретаря совета. Срок полномочий Ученого совета - 3 года. Довыборы в состав Ученого совета взамен выбывших его членов проводятся в установленном выше порядке. Изменения в составе Ученого совета объявляются приказом начальника института. Досрочные перевыборы Ученого совета приводятся по требованию не менее половины его членов.

Порядок принятия решений по другим вопросам (открытым или тайным голосованием) определяется Ученым советом. Решение Ученого совета правомочно, если на заседании присутствовало не менее 2/3 его членов и за решение проголосовало более 50 процентов присутствующих, что должно подтверждаться явочным листом с подписями членов совета.

Полномочия же начальника (ректора) военного вуза практически безграничны в рамках данного учреждения. Стратегические вопросы экономического и социального развития военного вуза, финансово-хозяйственные и кадровые вопросы, упразднение и формирование структурных подразделений - все замыкается на нем. Во многом это объективно обусловлено спецификой воинских взаимоотношений, существующих в высших военно-учебных заведениях. Однако иногда это прямо вредит учебно-воспитательному процессу в вузе. Так, например, вопросы отчисления курсантов и слушателей всех курсов обязательно рассматриваются на Ученом совете института. А восстановление ранее отчисленных курсантов и слушателей осуществляется единоличным решением начальника института, что создает опасность повторного включения недостойных лиц в коллектив института. Предельный возраст для занятия должностей начальника военного вуза, его заместителей, начальников факультетов и начальников кафедр определяется Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе». Приказом начальника военного вуза в нем могут создаваться иные структурные подразделения, например, добровольные общества (советы курсантских коллективов, молодых ученых, общества изобретателей, рационализаторов, научно-технического творчества и другие), деятельность которых регламентируется соответствующим ведомством и начальником вуза[26].

Командование вуза должно оказывать добровольным обществам помощь и содействие в работе. По мнению ряда ученых, преподаватели и сотрудники образовательного учреждения в административном смысле имеют лишь статус граждан - участников административно-правовых отношений[27]. Однако это неверно применительно к профессорско-преподавательскому составу высшего военно-учебного заведения: в отношениях преподаватель - курсант преподаватель в известной степени олицетворяет управленческую власть (за рамками чисто педагогических проблем), так как старше курсанта и по должности и по званию. Он вправе заставить (отдав приказ) курсанта выполнять определенные задания, посещать занятия; от отметки, выставленной на экзамене, зависит право курсанта на увольнение, отпуск и прочее. Таким образом, субординационные отношения, складывающиеся между преподавателями и курсантами, позволяют нам причислить преподавателя к управленческому элементу военного вуза. Юридически положение командования закрепляется в уставе вуза. Для осуществления управленческой деятельности командование наделяется компетенцией. Ее наличие позволяет оказать управляющее воздействие на весь учебно-научно-производственный процесс, происходящий в рамках вуза. При ее реализации складываются организационно-управленческие отношения между командованием и подразделениями вуза.

Можно спорить о степени участия трудового коллектива и обучающихся в управлении, и разные авторы и вузы по-разному решают этот вопрос. Однако бесспорно то, что действующие нормативные акты предполагают их участие в формировании Ученого совета, в выборах ректора (если уставом предусмотрено его избрание), в заключении коллективного договора и в принятии устава. Деятельность командования военного вуза осуществляется в традиционных правоустановительной, правоисполнительной и правоохранительной - формах.

Одной из важнейших форм реализации компетенции является принятие правовых актов. Это может быть локальное нормотворчество, итогом управленческих решений может стать такой «стабильный административный акт», как диплом. Особенностью правового положения представителей командования военных учебных учреждений является то, что они не только организуют деятельность вуза, но и участвуют в реализации управленческих решений - через педагогическую, научно-исследовательскую работу. Это позволяет обеспечить органическую связь управленческой деятельности со всеми направлениями деятельности вуза, функций управления с функциями вуза. В свою очередь, структура вуза, соотношение между ее частями обусловливают содержание, формы и методы осуществления компетенции командования. Соответствие структур вуза его целям и задачам способствует оптимизации управления. В равной степени она зависит от правильно установленного объема компетенции. Структуры вуза также должны обладать определенной автономностью - это одна из форм реализации автономии вузов. Этого можно достичь, используя смешанный принцип: предусматривать, что нижестоящий орган обладает и другими правами, кроме прямо закрепленных, если они не входят в компетенцию вышестоящих органов.

Таким образом, в организации внутривузовского управления в равной степени сочетаются административная власть, демократизм и автономность, коллегиальность и единоначалие. И важно, чтобы в процессе внешнего управления государство не изменило сегодняшнего порядка регулирования вузовской жизнедеятельности.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что правовой статус военного вуза - это сложная, но гибкая конструкция из взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов, которая адекватно отражает положение вуза в системе разнообразных общественных отношений как интегрированного учебно-научно-производственного комплекса. Она значительно отличается от аналогичной гражданской модели не только правовым статусом ее структурных элементов, порядком их формирования, но и сложной совокупностью взаимоотношений между субъектами военного вуза, основанной на принципах субординации и единоначалия. С учетом этого строится управление военным вузом.

После того, как мы изучили и проанализировали систему управления вузами, так сказать, изнутри и снаружи, необходимо более подробно остановиться на исследовании вопроса о том, как (при помощи каких прав и обязанностей) субъекты внутреннего управления осуществляют свою деятельность. Современное законодательство предоставляет одинаковые возможности для развития инфраструктуры вузов независимо от их ведомственной и собственнической принадлежности. Однако, говоря о высших военно-учебных заведениях, следует отметить, что существуют некоторые особенности (например, организационно-штатного характера), которые влияют на деятельность вуза и на компетенцию его органов (структурных подразделений). Поэтому, чтобы правильно представлять специфику полномочий органов военных вузов, необходимо подробно разобраться с их структурой (на примере Голицынского пограничного института Федеральной службы безопасности Российской Федерации, далее ГПИ). Важность рассматриваемого вопроса обусловлена тем, что структура есть одна из разновидностей формы всякой целостной системы, внутренняя организация содержания. Так Устав ГПИ гласит, что управленческая деятельность института в решении и реализации общеобразовательных программ включает в себя деятельность командования института, Ученого совета, ф

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Правосубъектность высших военных учебных заведений Российской Федерации". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 473

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>