Дипломная работа на тему "Правоспособность и дееспособность граждан"

ГлавнаяГосударство и право → Правоспособность и дееспособность граждан




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Правоспособность и дееспособность граждан":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. КАТЕГОРИЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

1.1 История формирования понятия правосубъектности в гражданском праве

1.2 Понятие и сущность правосубъектности как категории гражданского права

ГЛАВА 2. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

2.1 Правоспособность как элемент правосубъектности физических лиц

2.2 Дееспособность как элемент правосубъектности физических лиц

ГЛАВА 3. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

3.1 Правосубъектность граждан - индивидуальных предпринимателей

3.2 Эмансипация и проблемы правосубъектности эмансипированных граждан

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБ ЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Правосубъектность - это правовая категория, которая используется различными отраслями права. До настоящего времени нет единства в определении данного понятия. Вместе с тем определение понятия правосубъектности в гражданском праве является отправным пунктом для характеристики субъектов гражданского права в целом, выявления общих признаков участников гражданских правоотношений, для анализа конкретных форм возникновения и осуществления, гражданских прав.

В законодательстве в период, начиная с 20-х годов (когда впервые в законодательстве ставится вопрос о правоспособности), и до настоящего времени произошли существенные изменения. Специальные научные исследования проблемы правосубъектности в гражданском праве датируются 50-ми - 70-ми годами. После этого в юридической научной литературе вопросы правосубъектности рассматривались либо косвенно в связи с другими гражданско-правовыми категориями (правоспособности и дееспособности, гражданскими правоотношениями), либо научные работы были посвящены изучению правосубъектности отдельных субъектов гражданского права (юридических или физических лиц, либо несовершеннолетних граждан).

В связи с переходом общества к рыночной экономике и произошедшими изменениями в гражданском законодательстве категория правосубъектности нуждается в новом осмыслении. Важным является вопрос определения особенностей правосубъектности отдельных участников гражданского оборота. Прежние понятия «правосубъектности», «правоспособности», «дееспособности», используемые в законодательстве и практике, изменились, наполнились новыми элементами.

Степень научной разработанности. При написании дипломной работы были изучены научные работы, начиная с XIX века и до настоящего времени, в частности, были использованы труды российских ученых-юристов: Т.Е. Абовой, М.М. Агаркова, Н.Г. Александрова, С.С. Алексеева, В.К. Андреева, К. Анненкова, М.М. Богуславского, С.Н. Братуся, Я.Р. Веберса, А.В. Бенедиктова, П.П. Виткявичюса, Н.В. Витрука, Ю.С. Гамбарова, Д.М. Генкина, А.Г. Гойхбарга, К.А. Граве, В.П. Грибанова, Д.Д. Гримма, Л.Я. Даниловой, В,А. Дозорцева, Н.Д. Егорова, Н.М. Ершовой, Н.П. Журавлева, В. Иванова, О.С. Иоффе, Ю.Х. Калмыкова, В.П. Камышанского, МЛ. Карпушина, С.Ф. Кечекьяна, Н. Коркунова, С.О. Коротова, О.А. Красавчикова, Л.Г. Кузнецовой, Н.П. Кузнецовой, В.А. Кучинского, В.В. Лаптева, К.К. Лебедева, Н.С. Малеина, Г.В. Мальцева, Н.И. Матузова, Н.И. Мирошниковой, А.В. Мицкевича, И.Б. Новицкого, В.А. Ойгензихта, А.И. Пергамент, Г.И. Петрова, Э. Поттера, А.Г. Потюкова, В. Пхаладзе, В.А. Рахмиловича, Е.А. Суханова, Н.Н. Тарусиной, В.М. Телицина, И. Тишкевича, Ю.К. Толстого, Е.Н. Трубецкого, Н.А. Ушакова, Е.А. Флейшиц, Р.О. Халфиной, В.М. Хвостова, М.В. Чередниковой, Д.М. Чечота, М.С. Шакарян, И.Д. Шапакидзе, Я.Н. Шевченко, Р.В. Шенгелия, Г.Ф. Шершеневича, Л.В. Щенниковой, Н.Г. Юркевича, И.А. Ямпольской.

Объектом исследования является определение понятия и содержания категории гражданской правосубъектости в целом, изучение общих и особенных черт правосубъектности граждан как субъектов гражданского права.

Предметом исследования являются правовые нормы, определяющие понятие, содержание и соотношение элементов гражданской правосубъектности физических лиц.

Цель настоящего исследования состоит в комплексном изучении правосубъектности граждан как участников гражданских правоотношений, анализе законодательства, определяющего правовое положение субъектов гражданского права, практики его применения, научное осмысление правосубъектности как самостоятельной категории гражданского права, исследование проблем ее сущности и содержания. Решение поставленных проблем призвано не только определить, что следует понимать под правосубъектностью в гражданском праве, но и выявить практическую ценность данной категории.

Задачи дипломного исследования:

- Рассмотреть теоретические вопросы гражданской правоспособности и дееспособности;

- Рассмотреть объективный, относительно не зависящий от воли законодателя характер гражданской правоспособности;

- Определить понятие и особенности гражданской дееспособности, рассмотреть проблематику ее правового использования в РФ;

- Рассмотреть пути совершенствования понятий правоспособности и дееспособности граждан в современном российском праве.

Методы исследования. В ходе написания работы использовались диалектический, формально-логический, системный, исторический, сравнительно-правовой, формально-юридический и другие методы исследования.

Структура работы.Дипломная работа состоит из введения, трех глав, включающих в себя шести параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. КАТЕГОРИЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ 1.1 История формирования понятия правосубъектности в гражданском праве

В гражданском праве традиционно при характеристике участников различных гражданских правоотношений используют категории правоспособности и дееспособности. Однако наряду с названными категориями зачастую также пользуются термином правосубъектность. При этом правосубъектность рассматривается как обобщающая категория, позволяющая охватить всех субъектов гражданского права и являющаяся необходимой предпосылкой обладания субъективными правами.

Правосубъектность - это правовая категория, которая используется различными отраслями права. До настоящего времени нет единства в определении данного понятия. Во многих отраслях права при определении правосубъектности просто констатируется способность ее носителей быть участниками тех общественных отношений, которые регламентируются соответствующим законодательством. Иногда говорят о том, что закон наделяет субъектов права таким юридическим качеством как правосубъектность, - означающая возможность иметь права и нести обязанности, и она как предпосылка правообладания является общим понятием права.[1] В юридической литературе встречаются высказывания, что правосубъектность есть длящиеся отношение между ее носителями и государством, т.е. категория правосубъектности отражает связь граждан, как носителей правосубъекноети, с государством.

Однако наибольший интерес эта категория приобретает в рамках гражданского права, в частности, наиболее остро стоит вопрос выработки понятия и определения содержания категории гражданской правосубъектности. Это, прежде всего, обусловлено существованием таких правовых категорий как правоспособность и дееспособность, которые разработаны наиболее детально именно в гражданском праве.

Споры о понятии и содержании гражданской правосубъектности ведутся с самого первого момента появления этой категории в гражданском праве. Проблемными являются вопросы, во-первых, вообще о необходимости использования данного понятия в теории и практике, во-вторых, о соотношении категории правосубъектности с такими понятиями как «правоспособность», «дееспособность» и, в-третьих, о самом понятии правосубъектности, его сущности, содержании и составных элементах. Важно также определить назначение и социальную ценность указанной категории в системе правовых явлений и при характеристике субъектов гражданских правоотношений.

Прежде чем перейти к характеристике основных концепций понятия правосубъектности, необходимо обратиться к истории возникновения этой категории в гражданском праве.

Интерес к категориям правосубъектности и правоспособности обнаруживается уже в начальный период развития и становления русской цивилистической мысли. Однако в это время в основном шли дискуссии о понятии субъекта права и таких его характеристиках как правоспособность и дееспособность. Учение о субъекте права, в частности, разрабатывалось Ю.С. Гамбаровым, Н. Коркуновым, К. Анненковым, Д.Д. Гриммом, Г.Ф. Шершеневичем, Е.Н. Трубецким и другими видными русскими учеными-юристами. И здесь уже можно обнаружить первые зачатки учения о правосубъектности и ее элементах.

Так, Е.Н. Трубецкой субъектом права называл всякого, кто способен иметь права независимо от того, пользуется ли он ими в действительности или нет.[2] Н. Коркунов при характеристике понятия правосубъектности большую роль отводил интересу субъекта права, который, по его мнению, является первым необходимым элементом юридического отношения.[3] Ю.С. Гамбаров рассматривал правосубъектность как свойство человека быть субъектом права, причем понятие субъекта права, по мнению Ю.С. Гамбарова, охватывается понятием человеческой личности,[4] т.е. он не относил к субъектам права юридические лица.

Таким образом, истоки возникновения понятия правосубъектности мы находим еще в научных трудах русских ученых конца XIX начала XX века. В целом при характеристике субъектов права русские ученые-юристы используют категории правоспособности и дееспособности.

Далее уже в послереволюционный период развития цивилистической мысли наблюдаются попытки вывести общее понятие правосубъектности и определить его содержание. И здесь весь процесс формирования понятия правосубъектности в гражданском праве можно условно разделить на несколько этапов.

Первый этап связан с возникновением условий или предпосылок для постановки проблемы правосубъектности.

Первоначально некоторые юристы утверждали, что «в течение нескольких лет (1918-1921) у нас почти полностью отсутствовала частно - имущественная правоспособность».[5] Однако с этой точкой зрения вряд ли можно согласиться, т.к. отсутствие легальной формулы гражданской правоспособности не означает, что гражданское законодательство и практика не санкционировала гражданскую правосубъектность граждан. Так, после революции не исключалось существование индивидуальной собственности (хотя и в определенных пределах), возможность ее наследования в установленных рамках и т.п.

Отправным пунктом развития теории правосубъектности стало провозглашение гражданской правоспособности в Декрете об основных частных имущественных правах от 22 мая 1922 года.[6] Этот закон был издан в связи с переходом к НЭПу и в общих чертах перечислял имущественные права граждан, а также определяя объем правоспособности товаровладельца. В частности, всем гражданам предоставлялось право организовывать промышленные и торговые предприятия, заниматься дозволенными законами РСФСР профессиями и промыслами. Гражданам, неограниченным в установленном законом порядке в своей правоспособности, предоставлялись: вещные права (право собственности на немуниципализированные строения, на движимое имущество); право залога и заклада имущества, право на изобретение, авторские права, право на товарные знаки, промышленные модели, право наследования по завещанию, по закону супругами и прямыми нисходящими потомками в пределах общей стоимости наследства 10 тысяч золотых рублей; обязательственные права (заключать не запрещенные законом договоры, в том числе договоры имущественного найма, купли-продажи, мены, займа, ссуды, подряда и другие). Таким образом, уже в первых декретах советской власти законодатель попытался определить правосубъектность участников гражданских правоотношений, сделав, акцент на имущественных правах. Далее упоминание о правосубъектности как категории гражданского права обнаруживается при проведении первой кодификации советского гражданского законодательства, а именно в связи с принятием Гражданского Кодекса 1922 года. В это время гражданская правосубъектность трактовалась в двух различных значениях (с позиций двух концепций - меновой и теории социальных функций).

Меновая концепция характеризовалась дозволительной направленностью и, в соответствии с ней имущественные права защищались законом, а всякий гражданин как носитель имущественных прав признавался субъектом прав. Теория социальных функций, признавая субъективные права за гражданами, объявляла, что гражданин - носитель прав обязан следовать определенному поведению, которое имеет заранее установленные границы. Имущественная правоспособность существует только в пределах и для целей, установленных правопорядком. Сама возможность обладать теми или иными правами не дается от природы, а предоставляется правопорядком, соответствующим социальному строю и меняющимся в связи с изменениями последнего.[7] Правоспособная независимая личность расценивалась лишь как «формальное и обманчивое выражение простого товарного обмена».[8] Таким образом, в рамках концепции социальных функций правосубъектность отдельного лица рассматривалась как нечто предоставленное правопорядком, властью, причем она предоставлялась «в целях развития производительных сил страны».

Анализ этих концепций позволяет сделать вывод, что под правосубъектностью понималась возможность быть субъектом права вообще, причем в одном случае акцент делается на признании имущественных прав граждан, а в другом - на их ограничительном характере, определяемом государством.

Второй этап связан с принятием ГК РСФСР 1922 года, Правоспособность с точки зрения ГК РСФСР 1922 года является безусловной, она предоставляется государством всем гражданам в целях развития производительных сил страны. Речь в данном случае идет о правах человека как товаровладельца, о правах имущественных. Такая законодательная формула правоспособности позволяет сделать вывод, что правоспособность есть формальное понятие товарного обмена, предоставление которой определено целями развития производительных сил страны. И здесь предлагалось различать политические и общественные права, которые следовало именовать гражданскими правами, и права, вытекающие из имущественных правоотношений, называемые «имущественными», а правоспособность - «имущественной». Правоспособность определялась как равная для всех граждан и только в некоторых случаях она должна была дифференцироваться. Эта дифференциация касалась трудовых и нетрудовых элементов. Так, имущественные права по ГК РСФСР 1922 года принадлежат всем лицам, в том числе и так называемым нетрудовым элементам. Последние не пользуются только политическими правами.

Третий этап начинает свой отсчет с 30-х годов, когда проблема правосубъектности развивается в 2-х направлениях. Сторонники двухсекторной хозяйственно-правовой концепции придерживались точки зрения, что граждане как субъекты гражданского права обладают правоспособностью в одинаковом объеме, в то время как хозяйственные организации располагают неравнозначными юридическими возможностями. Те, кто придерживался концепции единого хозяйственного права считали, что вопросы правосубъектности касаются хозяйственных организаций, а для граждан они не имеют значения.

Четвертый этап начинается с 50-х годов.

Характерной чертой этого периода стало появление многообразия трактовок понятия правосубъектности. Несмотря на то, что положение о существовании категории гражданской правосубъектности было признано большинством ученых, подходы в определении гражданской правосубъектности существенно различались. Все основные точки зрения, достаточно условно, можно сгруппировать следующим образом.

1. Отождествление правосубъектности и правоспособности.

Такой точки зрения придерживался, например, С.Н. Братусь. В своей работе «Субъекты гражданского права», анализируя вопросы правоспособности и дееспособности, он пришел к выводу: правоспособность и правосубъектность - равнозначные понятия.[9] Логика его рассуждений такова: так как правоспособность есть способность к обладанию гражданскими правами и обязанностями, а субъекты гражданского права всегда правоспособны, хотя и не во всех случаях дееспособны, то правоспособность и правосубъектность понятия тождественные. И правоспособность, и правосубъектность, по мнению С.Н. Братуся, выражают общее право быть субъектом прав и обязанностей.

Такой подход к пониманию правосубъектности поддерживается рядом ученых-цивилистов, В частности, Ю.К. Толстой отмечает, что для разграничения понятий правосубъектности и правоспособности нет ни теоретических, ни практических оснований. «Правоспособность можно определить, как способность быть субъектом прав и обязанностей, правосубъектность как способность иметь те же самые права и обязанности».[10] Точку зрения о тождественности понятий правосубъектности и правоспособности разделяют и авторы учебника «Советское гражданское право» под общей редакцией В.Ф. Маслова и А.А. Пушкина, утверждая, что «качество правосубъектности создается лишь правоспособностью. Гражданин может и не обладать дееспособностью, но, обладая правоспособностью в силу уже одного этого может быть субъектом прав и обязанностей».[11] Как идентичные понятия правосубъектность и правоспособность рассматривались Д.М. Чечот,[12] А.Г. Потюковым[13] и другими.

2. Правосубъектность – это обобщающее понятие, которое складывается из 2-х составных элементов – правоспособности и дееспособности.

Данную позицию сформировал и обосновал О.С. Иоффе. Он подчеркивал, что дееспособность, как и правоспособность, составляет одно из проявлений правосубъектности и если отождествлять правосубъектность с правоспособностью, то для дееспособности вообще не остается сколько-нибудь определенного места в общей системе правовых явлений.[14] Как отмечает О.С. Иоффе, тезис о тождестве правосубъектности и правоспособности не выдерживает ни научного, ни практического испытания. Если из содержания правосубъектности исключить дееспособность, то, по мнению О.С. Иоффе, пришлось бы отказать в гражданской правосубъектности малолетним, душевнобольным и слабоумным. Несовершеннолетние, алкоголики и наркоманы считались бы субъектами права только в силу закрепленной законом их частичной или ограниченной дееспособности.[15]

Этой же позиции придерживается А.И. Пергамент.[16] Она делает акцент на неравнозначности понятий правосубъектности и правоспособности и указывает, что правосубъектность раскрывается в двух гражданских категориях - правоспособности и дееспособности. По ее мнению, правоспособность раскрывает лишь статику, а правосубъектность не только статику, но и динамику возможного участия данного субъекта в тех или других правоотношениях.

Н.В. Витрук, определяя правосубъектность как особое юридическое качество (свойство) права,[17] также исходит из единства правоспособности и дееспособности в содержании правосубъектности.

Таким образом, правосубъектность рассматривается как комплексное, собирательное понятие, которое объединяет в себе праводееспособность (правосубъектность = правоспособность + дееспособность). Однако, при таком подходе, как справедливо отмечает Я.Р. Веберс «... следовало бы считать понятие «правосубъектности» излишним и отказаться от него вообще, поскольку содержание правосубъектности полностью охватывается понятиями правоспособность и дееспособность, которые закреплены в законодательстве. Попытка раскрыть содержание правосубъектности привела бы нас снова к двум самостоятельным категориям, которые в каком-нибудь объединении не нуждаются».[18]

Несмотря на приведенное выше высказывание Я.Р. Веберса, по нашему мнению, в эту же группу можно отнести и позицию самого Я.Р. Веберса по этому вопросу. В своей работе «Правосубъектность в советском гражданском и семейном праве» он, подробно исследуя вопросы понятия и содержания правосубъектности, пришел к выводу, что правосубъектность выражает признание гражданина в качестве субъекта правоотношения вообще, а также квалификацию его в качестве субъекта или возможного субъекта конкретных субъективных прав и обязанностей.[19] Я.Р. Веберс считает, что правосубъектность базируется на правоспособности и дееспособности, а не состоит из них как элементов.

3.Понятие правосубъектности многозначно.

В применение к тем отраслям права или отдельным институтам, для которых закон устанавливает различные предпосылки (условия) правоспособности и дееспособности гражданина (например, в гражданском праве), понятие правосубъектности равнозначно с понятием правоспособности и не включает в себя дееспособность. Но в применение к тем отраслям и институтам, для которых закон устанавливает одинаковые предпосылки (условия) правоспособности и дееспособности гражданина (например, в трудовом праве), та и другая представляет собой по существу единый институт, к которому может быть применен и единый термин - правосубъектность, охватывающий в данных отраслях права категории правоспособности и дееспособности в их неразрывном единстве.[20]

Представляется, что в случае признания многозначности понятия правосубъектности, еще более затруднительным становится определение самого понятия правосубъектности и его содержания. В то время как социальная ценность и целевое назначение понятия правосубъектности проявляется в его обобщающем содержании для всех отраслей права.

4. Правосубъектность представляет собой общую предпосылку участия граждан и организаций в правоотношениях.[21]

Правосубъектность как категория юридической науки определяет круг субъектов, которые могут быть участниками общественных отношений, регулируемых правовыми нормами. Тот, кто обладает правосубъектностью является субъектом права, т.е. участником правоотношений.

В этой связи О.А. Красавчиков отмечал - «правосубъектность в движении гражданских правоотношений - общая правовая предпосылка, но предпосылка более конкретизированная в зависимости от субъекта, будущего участника гражданских правоотношений».[22] Правосубъектность в отличие от нормы права, регулирующей данный вид общественных отношений, не является мерилом поведения любого и каждого участника общественных отношений, а служит мерилом способности определенных субъектов обладать соответствующими правами. Юридическое содержание гражданской правосубъектности представляет собой определяемую законом меру способности (свободы и необходимости) лица к участию в гражданских правоотношениях.[23]

Исходя из этого О.А. Красавчиков в структуре гражданской правосубъектности, выделяет следующие компоненты: а) правоспособность; 6) дееспособность; в) деликтоспособность; г) способность лица своими действиями создавать права и обязанности для других лиц и способность лица приобретать для себя права и обязанности в результате действий других лиц (трансдееспособность).

К.К. Лебедев указывает на существование в теории права общей, отраслевой и специальной правосубъектности и под отраслевой правосубъектностью он понимает способность быть участником отношений, регулируемых той или иной отраслью права.[24]

Определяя правосубъектность, сторонники данной точки зрения просто констатируют способность ее носителей быть участником тех общественных отношений, которые регулируются определенной отраслью права,

5. И, наконец, такое понимание правосубъектности, которое связывается с понятием правового статуса.

Так, по мнению А.В. Мицкевича, правосубъектность и правовой статус - тождественные понятия. Содержание правосубъектности или правового статуса, по его мнению, сводится к совокупности общих прав и обязанностей (правоспособности), а также определенных по содержанию прав и обязанностей, непосредственно вытекающих из действия законов.[25]

Некоторые рассматривают правовой статус как один из элементов, определяющих содержание правосубъектности.[26] Г.В. Мальцев полагает, что правосубъектность означает единство правового статуса и правоспособности.[27]

Исходя из вышеизложенного, ряд ученых для определения понятия и содержания правосубъектности используют понятие правового статуса, а иногда и смешивают эти правовые категории. Однако с таким подходом вряд ли можно согласиться. Очевидно, что правосубъектность и правовой статус - это взаимосвязанные, но вместе с тем самостоятельные правовые явления, каждое из которых имеет свое содержание и назначение в системе правовых явлений.

Следует отметить, что в юридической литературе есть и такая точка зрения, что от понятия правосубъектности следовало бы отказаться. Так, в частности, С.Ш. Шугаибова, рассматривая вопросы понятия субъектов гражданского процессуального права и правоотношения, отмечает, что «изложение в литературе вопроса о правосубъектности, раскрываемое через обоснование понятия субъекта права и связанные с ним категории правоспособности, субъективных прав, дееспособности и их содержание, показывает искусственность понятия правосубъектности, неизвестного закону и практике, от которого следовало бы отказаться и в теории».[28]

Представляется, что категория гражданской правосубъектности имеет право на существование. Более того, оно необходимо для характеристики участников гражданских правоотношений.

Краткий обзор основных концепций понимания правосубъектности свидетельствует о сложности определения самого понятия правосубъектности и связанные с этим трудности в определении его содержания. Проведенное исследование истории формирования понятия правосубъектности в гражданском праве показывает, что, уже начиная с 50-х годов утвердилось практически единое мнение о необходимости и целесообразности использования понятия правосубъектности при характеристике участников гражданских правоотношений. Именно здесь важно определить соотношение этой правовой категории с легально закрепленными в ГК РФ понятиями правоспособности и дееспособности, выявить содержание, научную и практическую ценность и назначение понятия правосубъектности.

1.2 Понятие и сущность правосубъектности как категории гражданского права

Анализ истории формирования понятия правосубъектности в гражданском праве позволяет перейти к одной из важнейших и в тоже время сложных задач - исследованию сущности и содержания правосубъектности в гражданском праве. Ее решение призвано не только определить, что следует понимать под правосубъектностью в гражданском праве, но и выявить практическую ценность данной категории и, ее взаимосвязь с легально закрепленными правовыми категориями правоспособности и дееспособности.

На современном этапе развития теории правосубъектности принципиально новых идей, концепций не выдвигается. Однако нельзя не отметить, что с изменениями в гражданском законодательстве интерес к поставленной проблеме возрос. Это связано с легализацией некоторых видов гражданских правоотношений, а также с появлением новых институтов в гражданском праве. В связи с произошедшими изменениями в гражданском законодательстве важным также является вопрос, определения особенностей правосубъектности отдельных участников гражданского оборота.

Определение понятия правосубъектности в гражданском праве является отправным пунктом для характеристики субъектов гражданского права в целом, выявления общих признаков участников гражданских правоотношений, для анализа конкретных форм возникновения и осуществления гражданских правоотношений. Однако, вместе с тем понятие гражданской правосубъектности, на наш взгляд, может быть ^использовано и при характеристике участников конкретного вида гражданских правоотношений.

Любое явление характеризуется множеством самых различных свойств, из которых далеко не все следует включать в его научное определение, В этой связи мы попытаемся отразить лишь сущностные признаки определяемого явления.

Понятие гражданской правосубъектности относится к аксиологическим категориям гражданского права. Оно не содержится в действующем законодательстве. Однако отсутствие легально закрепленного понятия правосубъектности не означает, что понятие гражданской правосубъектности не существует и не используется в действующем гражданском законодательстве. Так, например, в ст. 2 ГК определяется субъектный состав участников гражданских правоотношений. Весь подраздел 2 «Лица» ГК РФ посвящен характеристике правосубъектности физических, юридических лиц, публично-правовых образований. Приведенные нормы Гражданского кодекса свидетельствуют о том, что категория правосубъектности используется, применима и необходима для характеристики правового положения отдельных участников гражданских правоотношений.

Говоря о теории гражданского права, следует отметить, что в настоящее время преобладающим является взгляд на правосубъектность, как на обобщающую категорию гражданского права, которая означает единство право - дееспособности.

Некоторыми специалистами высказывается мнение, что «гражданская правосубъектность - это признаваемая в равной мере за всеми лицами максимально полная, суммарно выраженная возможность правообладания, абстрактный характер которой проявляется в ее обобщающей характеристике» и далее - «абстрактный характер правосубъектности, с одной стороны, и установление ее законом с другой, предполагает независимость правосубъектности от воли и действий лиц».[29]

Гражданская правосубъектность представляет собой структурно сложную правовую категорию гражданского права. Понятие гражданской правосубъектности, на наш взгляд, необходимо рассматривать в 2-у. смыслах - во-первых, с позиции объективного права, правосубъектность есть мера возможности (общая предпосылка) участия физических, юридических лиц и публично-правовых образований в гражданств, правоотношениях и, во-вторых, как необходимое качество (свойство) участников конкретных видов гражданских правоотношений (индивидуализированная правосубъектность). То есть мы будем рассматривать понятие гражданской правосубъектности в широком (обобщенном) и узком (индивидуализированном) смыслах. Однако следует отметить, что в любом из этих значений категория правосубъектности определяет обобщенные характеристики субъектов гражданского права - в первом случае субъектов гражданского права в целом, а во втором - субъектов (участников) конкретных видов гражданских правоотношений.

Итак, рассмотрим оба эти значения понятия правосубъектности в гражданском праве.

Правосубъектность как мера способности (общая предпосылка) быть участником гражданских правоотношений необходима для определения круга участников (субъектного состава) гражданских правоотношений и в этом смысле правосубъектность можно определить, как социально-правовую возможность быть участником гражданских правоотношений.

Социально-правовая возможность быть участником гражданских правоотношений означает, во-первых, наличие некого общего качества (свойства) необходимого для вступления в гражданские правоотношения и. которым характеризуется субъект права в целом и, во-вторых, предоставление государством возможности быть участником тех или иных правоотношений.

Каждый субъект права в силу действия закона, т.е. независимо от участия в тех или иных правоотношениях, обладает определенным комплексом прав и обязанностей. Правосубъектность применительно к конкретной отрасли права определяет общее правовое положение субъектов, а также позволяет определить специфику взаимоотношений субъектов права друг с другом.

Здесь имеется в виду широкое толкование понятия правосубъектности. Правосубъектность не является естественным свойством человека. Государство наделяет граждан и юридических лиц качеством правосубъектности, однако это не означает, что правосубъектность является лишь общей предпосылкой возможности участия в гражданских правоотношениях. Правосубъектность раскрывает не только статику, но и динамику возможного участия в гражданских правоотношениях. Правосубъектность предполагает не просто абстрактную возможность быть участником гражданских правоотношений, но и реальную способность к реализации предоставленной государством возможности быть субъектом гражданского права. В широком своем значении правосубъектность позволяет определить потенциальных субъектов гражданского права.

В данном смысле лицо наделяется правосубъектностью независимо от того, пользуется ли оно предоставленными государством правами и обязанностями в действительности или нет. Кроме того, правосубъектность как обобщающую категорию необходимо рассматривать также в связи с общественными отношениями, которые складываются на основе экономического и политического строя общества.

Назначение категории правосубъектности как общей предпосылки участия в гражданских правоотношениях заключается в том, что по своей роли в механизме правового регулирования правосубъектность выступает в качестве средства фиксирования (закрепления) круга субъектов - лиц, обладающих способностью быть носителями субъективных прав и обязанностей, определяет общее правовое положение субъектов, закрепляемое нормами права.

Таким образом, с позиции объективного права гражданская правосубъектность в ее широком понимании совпадает с понятием «субъект права», или точнее «субъект гражданского права».

В общей теории права под субъектом права понимаются люди и их организации, выступающие в качестве носителей предусмотренных законами прав и обязанностей. Есть и такое понятие субъекта права, которое непосредственно связано с понятием правосубъектности. Так, ряд ученых под субъектами права понимают лиц или организации, за которыми признано законом особое юридическое свойство (качество) правосубъектности, дающее возможность участвовать в различных правоотношениях с другими лицами и организациями.[30]

Под субъектом гражданского права понимаются лица, выступающие в качестве участников имущественных и личных неимущественных отношений, регулируемых данной отраслью права. От субъекта права следует отличать понятие субъекта правоотношения, поскольку для понятия субъекта права характерна потенциальная возможность быть участником правоотношений, а когда мы говорим о субъекте правоотношения, то здесь имеется в виду субъектный состав конкретного правоотношения.

Само понятие правоотношения относится к числу дискуссионных вопросов в общей теории права и отраслевых науках.

Наиболее распространенным в юридической литературе является определение правоотношения как урегулированного правом общественного отношения, участники которого выступают как носители прав и обязанностей.

Существуют и другие определения правоотношения, но в основном их различия сводятся к определению места нормы права в регулировании общественных отношений; каким образом осуществляется правовое регулирование: путем непосредственного воздействия на общественные отношения или не непосредственно, а через индивидуально-определенное поведение людей.

Мы разделяем общепризнанный взгляд на правоотношение как особое идеологическое, волевое отношение, возникающее на основе норм права, участники которого обладают субъективными правами и несут обязанности.[31]

Исходя из данного определения правоотношение характеризуется следующими чертами.

1. Правоотношение - это особое идеологическое, надстроечное отношение. Правоотношение как особое идеологическое отношение выступает в качестве формы лежащих в их основе фактических общественных отношений (базисных отношений).

2. Правоотношение - это всегда волевое отношение. Поскольку правоотношение всегда предполагает участие в нем определенного круга лиц, то всегда имеет место воздействие права на поведение людей, которое имеет волевой характер.

3. Стороны правоотношения всегда обладают субъективными правами и несут обязанности. Правоотношение представляет собой связь прав одного лица с корреспондирующими ему обязанностями другого лица. В любом правоотношении всегда есть управомоченная и обязанная сторона.

4. Правоотношение всегда отличается своим конкретным характером. Конкретность правоотношения проявляется в том, что его субъектами являются определенные лица, права, и обязанности которых всегда четко установлены.

В силу общей правосубъектности субъектами гражданского права могут быть:

- физические лица (граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства);

- юридические лица (коммерческие и некоммерческие);

- публично-правовые образования (Российская Федерация в целом, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования).

Если обратиться к истории вопроса, то не всегда субъектом гражданского права признавались юридические лица. Так, в классическом римском частном праве субъектом права признавался только человек, способный иметь интересы и проявлять волю, действовать. Римляне использовали термин «persona», который означал отдельного человека и, не распространяли его на юридические лица. Организации людей (казна, муниципии, различные союзы лиц одной профессии) они сравнивали с физическим лицом и говорили о них «personae vice» (вместо лица, в качестве лица) или «privatorum loco» (вместо отдельных лиц, на положении отдельных лиц). Савиньи, считал, что единственным реальным субъектом права является только человек как «волеспособная личность».[32] С точки зрения Ю.С, Гамбарова «субъект права есть человеческая личность без различия возраста, пола, общественного положения, религии, национальности и других условий ее существования».[33] Юридическое лицо, по мнению Ю.С. Гамбарова, не признается субъектом права, в данном случае члены юридического лица и составляют собственно его субъект. Обоснование такого положение просто - «это вытекает само собой из существа права, предназначенного служить только человеческим потребностям». Однако уже в конце XIX начале XX века большинство ученых цивилистов под субъектами гражданского права понимают и так называемые «социальные организмы», которые также преследуют человеческие интересы и имеют особую организацию, позволяющую ей выработать самостоятельную волю, отличную от воли отдельных членов, входящих в состав этих «социальных организмов». Речь идет о юридических лицах, которые также признаются самостоятельным субъектом гражданского права.

Действующее гражданское законодательство, говоря о субъектах гражданского права, пользуется термином «лица», который является родовым и относится ко всем субъектам государства.

Физические лица как субъекты гражданского права.

Прежде всего, необходимо отметить, что под понятие «физическое лицо» подпадают граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства.

Однако в гражданском законодательстве РФ наряду с термином «физические лица» применительно к индивидуальным участникам гражданских правоотношений используются также и такие понятия как «гражданин», «лицо». Так, практически во всех статьях главы 3 подраздела 2 законодатель использует понятие «гражданин», подразумевая граждан РФ. В качестве примера использования понятия «лицо» можно привести статьи 93, 182-189 ГК и ряд других. На наш взгляд, такое законодательное разграничение участников гражданских правоотношений не вполне оправдано. Получается, что иностранные граждане, лица без гражданства не всегда признаются субъектами гражданских прав и обязанностей. Например, ст. 18 определяет содержание правоспособности граждан и если следовать логике законодателя, то иностранные граждане, лица без гражданства не могут иметь на праве собственности, наследовать и завещать имущество, заниматься предпринимательской деятельностью, а также быть участниками других перечисленных в указанной выше статье правоотношений. В международном частном праве чаще используется термин «физическое лицо», что в большей степени соответствует правовому положению участников тех или иных правоотношений. Использование именно понятия «физические лица» в гражданском законодательстве совершенно справедливо, поскольку на территории любого государства всегда проживают люди, которые являются гражданами иностранного государства, а также люди, не имеющие определенного гражданства (апатриды). Иностранным гражданам, находящимся на территории Российской Федерации, предоставляется национальный режим и, им предоставляются те же имущественные и личные неимущественные права, что и гражданам Российской Федерации (за некоторыми изъятиями, предусмотренными действующим законодательством). Считаем, что необходимо отказаться от использования в гражданском законодательстве понятия «гражданин» и перейти к употреблению понятия «физические лица» как это имеет место в международном законодательстве.

Физические лица как участники гражданских правоотношений обладают рядом признаков, которые определенным образом индивидуализируют их и определяют их правовое положение. К таким признакам можно отнести – имя, гражданство, возраст.

Ряд ученых отрицают возможность применения категории правосубъектности в таком «индивидуализированном» значении, т.е. для определения качеств, которые необходимы субъекту для того, чтобы быть признаваемым законом участником гражданских отношений.[34] Однако, на наш взгляд, использование термина правосубъектности в «индивидуализированном» значении совершенно оправдано, поскольку позволяет, опять же, в обобщенном виде определить необходимые свойства (качества) участников конкретного вида гражданских правоотношений.

Сторонники концепции существования абсолютных правоотношений отмечают, что конкретность субъектного состава абсолютных отношений достигается «путем возложения обязанности на всех»[35] и «выражается не в числе его участников, а в точной их определенности, каким бы ни было их число».[36] Менее распространенной является точка зрения о том, что все субъективные права граждан подразделяются на абсолютные и относительные.[37]

Таким образом, в силу общей правосубъектности лицо, является субъектом абсолютных прав независимо от наличия или отсутствия дееспособности и ее объема. Что касается возможности быть субъектом относительных правоотношений, то в данном случае такая возможность ставится в зависимость от наличия или отсутствия дееспособности, ее объема.

Поскольку закон признает субъектами права всех граждан, независимо от наличия или отсутствия дееспособности, то возникает вопрос о признании правосубъектными несовершеннолетних, недееспособных[38]. В целях решения этой проблемы в общей теории права и в отраслевых науках широкое распространение получила концепция «восполнения дееспособности», смысл которой заключается в том, что если у правоспособного лица отсутствует или недостаточный объем дееспособности, то она восполняется при помощи дееспособности других лиц, И для этих целей в гражданском праве имеется институт представительства. Когда лицо в силу состояния здоровья или возраста не может самостоятельно распоряжаться принадлежащим ему имуществом, от его имени, как бы восполняя его разумную волю, действуют иные лица-представители.[39] Однако с данной концепцией вряд ли можно согласиться. Невозможно представить механизм «восполнения отсутствующей у недееспособного разумной воли». Совершенно справедливо отмечает Н.С. Малеин, что «восполнять, заменять, подставлять разум (сознание) и волю одного лица (недееспособного) за счет другого (представителя) невозможно. Этого не может сделать и закон, если он считается с реальной действительностью, а не становится «выше» ее».[40] Представители, не обладающих достаточным объемом дееспособности или полностью недееспособных, в любом случае действуют согласно своему разумению и не могут подменять волю представляемого, хотя бы и действуя в их интересах и на их благо. Поэтому, на наш взгляд, оправдано использование конструкции общей и индивидуализированной правосубъектности. Признание существования правосубъектности как общей предпосылки быть субъектом гражданского права, позволяет говорить о наличии качеств правосубъектности у всех граждан независимо от возраста и состояния здоровья, поскольку гражданское право признает субъектами права (т.е. правосубъектными) всех граждан, всех людей, в том числе и недееспособных. В данном случае бесспорно наличие свойств субъекта права (правосубъектности).

Недееспособный гражданин в силу того, что у него отсутствует возможность (в силу состояния здоровья или возраста) самостоятельного участия в гражданских правоотношениях, участвует в них через своих представителей. Однако нельзя говорить о том, что правосубъектность недееспособного восполняется. Здесь идет речь о реализации общей правосубъектности указанной категории граждан через институт представительства.

Недееспособный гражданин не является субъектом самостоятельной имущественной ответственности. Так, в соответствии с п. 1 ст. 1073 и п. 1 ст. 1076 ГК РФ имущественную ответственность за вред, причиненный недееспособным несут его законные представители (родители, усыновители или опекуны). И здесь опять же вряд ли можно говорить о «восполнении правосубъектности». В данном случае родители, усыновители и опекуны несут ответственность как лица, обязанные осуществлять надзор за недееспособными.

Таким образом, помимо дееспособности, как элемента индивидуализированной правосубъектности, в данном значении, важным атрибутом правосубъектности является возможность возложения на лицо и организацию самостоятельной юридической ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей, за нарушение норм права (деликтоспособность). Если данный субъект не может быть привлечен к юридической ответственности за нарушение данной обязанности, то, следовательно, эта обязанность не охватывается его правосубъектностью и он не может быть самостоятельным участником данного правоотношения.

Итак, на наш взгляд, использование конструкции общей и индивидуализированной правосубъектности позволяет определить практическую применимость указанной категории. С этой точки зрения государство, наделяя граждан и юридических лиц качеством правосубъектности, предполагает не просто абстрактную возможность быть участником гражданских правоотношений, но и реальную способность к реализации предоставленной возможности быть субъектом права.

Конструкция общей и индивидуализированной правосубъектности позволяет охватить своим содержанием лиц, которые в силу возраста или состояния здоровья являются недееспособными.

Признание существования правосубъектности как общей предпосылки быть субъектом гражданского права, позволяет говорить о наличии качеств правосубъектности у всех граждан независимо от возраста и состояния здоровья, поскольку гражданское право признает субъектами права (т.е. правосубъектными) всех граждан, всех людей, в том числе и недееспособных. В данном случае бесспорно наличие свойств субъекта права (правосубъектности).

Такое понимание правосубъектности, на наш взгляд, позволяет дать полную характеристику правового положения физических и юридических лиц, установленного законом, охватить все те права и обязанности, которые они могут иметь как потенциальные субъекты гражданских правоотношений и которые они имеют, будучи участниками конкретных гражданских правоотношений.

Рассматривая вопрос о понятии и сущности категории правосубъектности нельзя не затронуть проблему соотношения «правосубъектности» с понятиями «правоспособности» и «дееспособности».

И здесь необходимо ответить на два вопроса:

1). Как соотносится понятие правосубъектности с понятиями правоспособности и дееспособности.

2). Можно ли включать понятия правоспособности и дееспособности в содержание правосубъектности в качестве составных элементов.

Правосубъектность выступает как средство определения крута субъектов гражданского права, обладающих способностью быть носителями субъективных гражданских прав и обязанностей. Она отвечает на вопрос: кто может быть субъектом права. Правоспособность же определяет круг возможностей субъекта гражданского права, содержание его деятельности.

Говоря о соотношении правосубъектности и дееспособности, следует отметить, что понятие дееспособности применимо не ко всем субъектам гражданского права. Дееспособность в ее прямом понимании применяется лишь к гражданам как субъектам гражданского права. Именно по отношению к физическим лицам можно говорить о наличие или отсутствии дееспособности, ее объеме, ограничении дееспособности. Для юридических лиц и публично-правовых образований различие категорий «правоспособности» и «дееспособности» не имеет ни теоретического, ни практического значения. Категория дееспособности - это парная категория, т.е. если есть дееспособность, то значит, есть и недееспособность. Говорить о недееспособности юридического лица, государства не только не корректно, но и не отвечает сущности таких субъектов как юридические лица и государство. Законодатель в данном случае также ограничивается использованием только понятия правоспособности, понятия дееспособности юридического лица, государства в ГК нет. Это обусловлено спецификой указанных субъектов гражданского права, правовое положение которых отличается от правового положения гражданина[41].

ГЛАВА 2. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ 2.1 Правоспособность как элемент правосубъектности физических лиц

Анализируя понятие и сущность категории гражданской правосубъектности нельзя не затронуть вопросы правоспособности и дееспособности и, в частности, их правовой природы. Разрешение поставленной проблемы важно в связи с тем, что мы рассматриваем категории правоспособности и дееспособности в органической связи с гражданской правосубъектностью.

Категории гражданской правоспособности и дееспособности, их правовая природа, содержание и сущность издавна представляет интерес для ученых-цивилистов как с научной, так и с практической точки зрения,

Прежде чем перейти к анализу существующих точек зрения на правовую природу правоспособности, следует отметить, что не во всех правовых системах терминологически различаются категории правоспособности и дееспособности. Так, в Англии и США правоспособность и дееспособность определяются одним термином - «правовая способность» (legal capacity). Хотя в литературе и практике также используют термин «пассивная правовая способность» (passive capacity), что соответствует понятию правоспособности, и «активная правовая способность» (active capacity), что соответствует дееспособности. Во Франции также нет четкого разграничения между правоспособностью и дееспособность. В ст. 3 ФГК применяется термин «capacity», под которым понимается правоспособность и дееспособность. Напротив, в Германском гражданском уложении (ГГУ) для обозначения правоспособности и дееспособности используются три термина: «правоспособность» (Rechtsfahigkeit), «дееспособность», (Geschftsfahigkeit), «деликтоспособность» (Deliktsfahigkeit).

В нашем гражданском праве четко различаются «правоспособность» и «дееспособность», причем, их понятия легально закреплены в ГК РФ. Понятия же «деликтоспособность» и «сделкоспособноеть» не даются в законе, они относятся к числу понятий, которые выводятся из норм права об ответственности и сделках соответственно,

Легальное определение правоспособности, которое закреплено в ст. 17 ГК РФ дало основания для различных интерпретаций и, в частности, это касается вопроса понимания правовой природы гражданской правоспособности.

Основные точки зрения на правовую природу гражданской правоспособности сводятся к следующим четырем.

1. Гражданская правоспособность как свойство (качество) гражданина, позволяющее ему быть субъектом права.

Витрук Н.В. отмечает, что правоспособность представляет собой особое юридическое качество (свойство) субъекта права.[42] Правоспособность как свойство также рассматривает В.А. Кучинский. Он отмечает, что «представляя собой как бы «право на право» правоспособность тем не менее остается всего лишь свойством, но таким, без которого лицо не может считаться субъектом права».[43]

2. Ряд ученых рассматривают правоспособность как особое субъективное право или просто как право. Например, С.Н. Братусь определял правоспособность как необходимое условие для правообладания, т.е. необходимая предпосылка возникновения субъективных прав.[44] И отсюда правоспособность сама является особым субъективным правом, защищаемым государством. Понимание правоспособности как определенного субъективного права нашло обоснование в юридической литературе, в частности, такой подход в определении правовой природы правоспособности характерен для Н.Г. Александрова, В.П. Грибанова, Я.Р. Веберса, Н.С. Малеин отмечает, что «определяющим в понятии правоспособность является «право», а не «способность».[45]

3. Противоположную позицию в этом вопросе занимают сторонники динамической теории правоспособности. Данную теорию выдвинул М.М. Агарков. Он акцентировал внимание на том, что «... правоспособность должна быть понята динамически. Гражданская правоспособность для каждого данного лица в каждый определенный момент означает возможность иметь конкретные права и обязанности в зависимости от его взаимоотношений с другими лицами».[46] Теория динамической правоспособности в несколько измененном виде нашла поддержку в работах В.А. Дозорцева,[47] С.Ф. Кечекьяна[48]. Указанная теория была подвергнута критике в юридической литературе, т.к. такое понимание правовой природы правоспособности приводит к выводу, что граждане не обладают равной правоспособностью и ее объем зависит от их имущественного положения.

4. Правоспособность как особый вид правоотношений.

М.П. Карпушин предлагает рассматривать правоспособность как особый вид правоотношений, возникающий между лицом и государством.[49] В обоснование такого положения он говорит, что правоспособность – это «элементарное, первичное правоотношение», сходное с правоотношением собственности и некоторыми другими абсолютными правоотношениями, где обязанными по отношению к правоспособному лицу выступают другие лица.

Таким образом, как показывает история развития учения правоспособности, вопрос о правовой природе данной категории гражданского права отличается многообразием мнений.

Чтобы разобраться в правовой природе правоспособности, обратимся к легально закрепленному понятию правоспособности.

Ст. 17 ГК РФ определяет правоспособность как способность иметь права и нести обязанности. Представляется, что формулировка «... способность иметь права и нести обязанности» не означает, что правоспособность можно рассматривать как особое (определенное) субъективное право. Н.И. Матузовв определяет субъективное право как принадлежащее управомоченному лицу для удовлетворения его интересов меру возможного (дозволенного) поведения, обеспеченную юридическими обязанностями других лиц.[50] Таким образом, субъективное право - это существующее право, которое принадлежит конкретному лицу. Причем субъективному праву одного лица всегда корреспондируется обязанность другого. Правоспособность же представляет собой абстрактную возможность иметь не только право, но и нести обязанности, это необходимая предпосылка возникновения субъективного права. И в силу этого наличие правоспособности у лица не предполагает возникновения у него какого-либо требования, обращенного к государству, к «любому и каждому». На наш взгляд, справедливо отмечает Н.Д, Егоров, что правоспособность - это не право иметь способность, а способность иметь права и обязанности, которой наделяет гражданина (организацию) государство.[51] Следовательно, не представляется возможным рассмотрение правоспособности как особого субъективного права, поскольку для того чтобы возникло субъективное право, необходимо наличие основы для возникновения конкретных прав и обязанностей, и такой основой, предпосылкой является правоспособность. Правоспособность - это только абстрактная возможность иметь права и нести обязанности и только тогда, когда эта возможность реализуется, можно говорить о возникновении субъективного права. Такой вывод вытекает из легально закрепленного понятия правоспособности. В статьях 17, 18 ГК законодатель, характеризуя правоспособность граждан, основной акцент ставит на том, что граждане могут (способны) иметь права и обязанности (например, «... могут иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество ...»), а не на праве граждан приобретать какие либо гражданские права и обязанности.

Так, закон за каждым признает способность иметь различные имущественные и личные неимущественные права. Однако не каждый реализует эту возможность. Например, за всеми закреплена возможность иметь право авторства произведения литературы, но не каждый реализует эту возможность, т.е. не каждый приобретает это субъективное право. Поэтому, на наш взгляд, нельзя говорить о том, что правоспособность является особым субъективным правом, поскольку возникновение субъективного права связано с моментом реализации, заложенной в законе возможности иметь права.

Вряд ли можно согласиться и с точкой зрения М.П. Карпушина, что правоспособность - это особый вид правоотношений. Правоотношение представляет собой волевое, надстроечное отношение, возникающее на основе норм права, участники которого обладают субъективными правами и несут обязанность. Если следовать логике М.П. Карпушина, то каждому правоспособному лицу противостоят все другие лица, которые обязаны не препятствовать реализации его правоспособности. Однако именно потому, что правовое отношение представляет собой результат воздействия норм права на волевое поведение людей, не представляется возможным рассматривать правоспособность как «элементарное правоотношение»[52]. Лица обладают правоспособностью независимо от наличия или отсутствия воли и наличие правоспособности не предполагает возникновение какого-либо требования к другим лицам. В этой связи справедливо отмечает Ю.К. Толстой, что сама по себе правоспособность никаких правоотношений между ее носителями и другими субъектами права, в том числе и органами государства, не порождает.[53]

Правоспособность как способность иметь права и нести обязанности не зависит ни от возраста, ни от психического состояния гражданина. О.С. Иоффе подчеркивает, что «гражданская правоспособность сопутствует человеку на всем протяжении существования последнего, независимо от его возраста, состояния здоровья, жизнеспособности и т.п.».[54]

Между тем, понятие правоспособности иногда связывается с психофизиологическим состоянием гражданина. В литературе, например, есть точка зрения, что «правоспособность, как показывает сам термин, - это определенная способность лица, связанная с его психофизиологическим состоянием (возраст, зрелость, психика)... возможность, заключенная в правоспособности, показывает лишь то, что лицо в состоянии, может своими психофизиологическими данными выступать субъектом права».[55] Однако, как показывает анализ законодательства, для характеристики гражданской правоспособности психофизиологические данные не имеют ни какого значения. П. обратилась в суд с иском к администрации Центрального района г. Тольятти о включении в состав наследственного имущества, оставшегося после смерти ее сына Д., части жилого помещения. В судебном заседании П. иск дополнила требованиями о признании за Д. на день его смерти права на комнату площадью 11,0 кв.м, расположенную в квартире. В обоснование иска она указала, что является матерью Д., который 23.03.2003, получив в МУП "Инвентаризатор" пакет необходимых документов, обратился в администрацию Центрального района г. Тольятти с заявлением о передаче ему в собственность указанной комнаты. Данное заявление и все необходимые документы были переданы в ЖЭУ МЖРЭП N 13 в этот же день, но договор приватизации не был зарегистрирован в регистрационной палате, так как 09.04.2003 Д. умер.

Решением Центрального районного суда от 25.02.2004 иск П. удовлетворен. За Д., умершим 09.04.2003, на день его смерти признано право собственности на комнату площадью 11,0 кв.м, жилое помещение включено в состав наследственного имущества.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

Удовлетворяя требования П., суд признал, что Д., подписав заявление на имя главы администрации Центрального района о передаче ему комнаты в собственность и передав заявление со всеми необходимыми документами в ЖЭУ МЖРЭП N 13, выразил свою волю на приватизацию занимаемого им жилья, но в связи со смертью, по не зависящим от него причинам, не смог завершить оформление договора приватизации.

Между тем в представленной в суд ксерокопии заявления Д. отсутствует его подпись и дата составления им этого заявления, на ксерокопии справки с места жительства нет даты составления справки, подлинники указанных документов в деле отсутствуют, нет сведений о том, что они обозревались в судебном заседании.

В надзорной жалобе также указывается на то, что в МУП "Инвентаризатор" приватизационное дело на Д. не заводилось, т. к. Д. с заявлением в установленном законом порядке не обращался, услуги МУП не оплачивал, квитанций об оплате не получал.

Указанные доводы с учетом того, что в деле отсутствуют достоверные сведения о поступлении заявления Д. в жилищное управление, имеют значение для правильного разрешения дела и нуждаются в проверке.

Кроме того, вывод суда о признании за Д. на день его смерти права собственности на спорную комнату противоречит ст. 17 и ст. 18 ГК РФ, в соответствии с которыми правоспособность гражданина возникает в момент его рождения и прекращается со смертью.

Учитывая, что на момент рассмотрения дела Д. умер, у суда не было оснований для признания за ним права собственности на спорное имущество, в том числе и на момент его смерти.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[56].

Основные характеристики гражданской правоспособности.

В Российской Федерации гражданская правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами. Принцип равноправия граждан заложен в Конституции РФ. Так, в соответствии со ст. 19 Конституции РФ каждому гарантируется равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года в ст. 6 определяет, что каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Вместе с тем следует отметить, что равенство гражданской правоспособности не исключает некоторых отличий в объеме прав и обязанностей, которыми может обладать гражданин. Например, несовершеннолетний не может иметь такие элементы правоспособности, как самостоятельное распоряжение принадлежащим ему недвижимым имуществом, завещать имущество. В этой связи в литературе было высказано мнение, что некоторые элементы правоспособности возникают у гражданина не сразу, а лишь с достижением им определенного возраста. Юридические возможности подобного рода некоторые авторы называют «специальной» правоспособностью гражданина.[57] Однако это не означает, что законом установлены исключения из принципа равенства правоспособности граждан. Существование категории «специальной» правоспособности означало бы, что граждане имеют различные возможности к правообладателю. Представляется, что для выделения «специальной» правоспособности нет ни законодательного, ни практического основания. Закон исходит из единой правоспособности. В данном случае речь идет о невозможности обладать некоторыми правами, которая распространяется на всех граждан определенного возраста (например, несовершеннолетних). Так, например, в соответствии с п. 9 Правил продажи алкогольной продукции не допускается продажа алкогольной продукции лицам моложе 18 лет, т.е. в данном случае указанное ограничение распространяется на всех несовершеннолетних граждан.

Каждый субъект гражданского права обладает равными возможностями к приобретению различных прав и обязанностей. Однако это равенство в приобретении прав и обязанностей следует рассматривать как потенциальную возможность, т.к. объективно не всегда можно превратить все возможные права, составляющие содержание гражданской правоспособности, в действительность. Степень реальности возможностей, заложенных в правоспособности, зависит от многих условий жизни людей. Закон лишь закрепляет равенство возможностей к правообладанию, а не гарантии обладания конкретными правами и обязанностями.

Гражданская правоспособность как абстрактная возможность правообладания - это не только способность иметь права и обязанности, но и свобода выбора из множества разно

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Правоспособность и дееспособность граждан". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1225

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>