Дипломная работа на тему "Право собственности как вещное право"

ГлавнаяГосударство и право → Право собственности как вещное право




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Право собственности как вещное право":


Содержание

Введение

Глава 1. Понятие и признаки права собственности, его место в системе гражданских прав

1.1 Понятие собственности и права собственности

1.2 Признаки права собственности

1.3 Право собственности в системе гражданских прав

Глава 2. Содержание и виды права собственности

2.1 Содержание права собственности

2.2 Формы и виды права собственности

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. Категория вещных прав всегда привлекала к себе внимание цивилистической мысли. Доктринальные представления о вещных правах прошли длительный эволюционный путь от юридического натурализма (отношения лица к вещи) до современного понимания природы любого правоотношения как отношения между людьми.

Институт права собственности, имеющий комплексный, межотраслевой характер, объединяющий нормы различных отраслей права неизменно привлекал и продолжает привлекать внимание исследователей.

Собственность можно определить как исторически определенный вид общественных отношений по присвоению материальных благ как средств производства, так и предметов потребления.

Право собственности – это система правовых норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению собственником принадлежавшей ему вещью по усмотрению собственника и в его интересах, а также по устранению вмешательства третьих лиц в сферу его хозяйственного господства.

В настоящее время в Российской Федерации закреплены законом различные формы и виды права собственности. В зависимости от того, к какой форме и к какому виду относится право собственности, принадлежащее тому или иному лицу, определяется правовой режим имущества. Действующая Конституция РФ, в ст. 8 признает и защищает равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности.

Практически бесспорным можно признать факт, что собственность является необходимым, одним их наиболее важных условий нормальной, полноценной жизни любого человека, дающим ему возможность быть равноправным членом гражданского общества, активно участвовать в его жизни, реализовывать свои права, исполнять обязанности и нести ответственность. Вместе с тем в науке нет единого понятия права собственности, дискуссионными остаются вопросы о положении права собственности в системе гражданских прав личности.

Этим объясняется возросшая актуальность выбранной темы дипломной работы.

Степень научной разработанности исследования определили работы таких ученых как М. М. Агарков, С. Н. Братусь, М. И. Брагинский, А. В. Венедиктов, В. В. Витрянский, Д. М. Генкин, А. Г. Гойхбарг, В. П. Грибанов, О. С. Иоффе, С. М. Корнеев, О. А. Красавчиков, М. В. Малинкович, А. И. Масляев, М. Г. Масевич, В. П. Мозолин, И. Б. Новицкий, А. Г. Певзнер, И. А. Покровский, В. К. Райхер, А. А. Рубанов, В. А. Рясенцев, В. И. Серебровский, К. И. Скловский, Е. А. Суханов, Ю. К. Толстой, Е. А. Флейшиц, В. М. Хвостов, Г. Ф. Шершеневич.

Объектом дипломного исследования является институт права собственности в Российской Федерации. Предмет исследования составляют нормы законодательства, регулирующие право собственности, научные публикации, материалы судебной практики.

Целью исследования категории права собственности, его положения в системе вещных прав, анализ научных разработок о вопросам права собственности, норм гражданского и смежного с ним законодательства, определяющих понятие и содержание права собственности, определяющих его место в системе гражданских прав.

Задачи дипломной работы:

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Саратове и в других городах РФ.

- рассмотреть понятие права собственности;

- рассмотреть признаки данного вещного права;

- определить место права собственности в системе гражданских вещных прав;

- выявить содержание данного субъективного вещного права;

- рассмотреть виды и формы собственности.

Методы исследования. В дипломной работе категория права собственности исследуется с позиций диалектического мировоззрения: рассмотрение субъективных вещных прав проводится в неразрывной связи с теми фактическими основаниями, из которых данные права возникают.

Для получения конечных выводов использовались методы формальной логики: сравнение, анализ, синтез, дедукция, индукция, аналогия.

Структура и содержание дипломной работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.


Глава 1. Понятие и признаки права собственности, его место в системе гражданских прав 1.1 Понятие собственности и права собственности

Слово "право" употребляется юристами в двояком значении - в объективном и субъективном. В объективном смысле право - система норм, установленных государством правил поведения, регулирующих общественные отношения. Применительно к праву собственности достаточно в приведенном, самом кратком определении заменить слова "общественные отношения" словами "отношения собственности". В субъективном смысле под правом понимается принадлежащая определенному субъекту возможность и обеспеченность определенного поведения[1]. Переход от этого общего определения к понятию субъективного права собственности более сложен.

Устойчивый взгляд на собственность как на экономическую категорию сформировался в отечественной юридической литературе в советский период. С этой точки зрения собственность представляется как "общественная форма присвоения произведенных материальных благ", а отношения собственности - как определенные производственные, экономические отношения, заключающиеся в состоянии присвоенности, принадлежности материальных благ отдельным лицам или группе лиц[2]. Право собственности в данном случае рассматривается как надстроечное явление, призванное регулировать волевую сторону базисных - экономических, производственных - отношений[3]. Таким образом, право собственности может существовать, только если существует собственность как экономическая категория, другими словами, имеет место присвоение (присвоенность) как экономическое, производственное отношение.

С данной позицией трудно не согласиться. Вместе с тем обращает на себя внимание то, что в римском праве под присвоением понимался один из непосредственных (первоначальных) способов приобретения права собственности. Присвоена могла быть только та вещь, которая никогда никому не принадлежала (дикие животные) или хотя ранее и принадлежала какому-либо лицу, но к моменту присвоения перестала ему принадлежать[4]. Не определяя специальным образом понятие собственности, римляне тем не менее рассматривали данный институт как исконный, существовавший уже в старом цивильном праве. Для обозначения собственности использовались термины "dominium" и "proprietatas", означавшие господство, власть лица над вещью, возможность владеть, пользоваться и распоряжаться ею, за известными ограничениями, наложенными государством в интересах общего блага или отдельных лиц[5]. Как видно, римское право не рассматривало присвоение как результат какого-либо производства, да и отношениям собственности не придавалось какое-либо производственное, экономическое содержание.

Надо заметить, что римляне не единственные, кто не выделял в отношениях собственности экономического характера. Джон Локк и такие его последователи, как Адам Смит, Клод Гельвеций, рассматривали собственность как некую целостность, включающую в себя равнозначные неразрывно связанные между собой компоненты: жизнь, свободу и имущество человека, созданное своим трудом[6]. Однако философские взгляды западноевропейских просветителей не были восприняты и учтены отечественными цивилистами.

В результате на сегодняшний день право собственности в юридической литературе традиционно рассматривается с объективной (право собственности - юридический институт, представляющий собой совокупность правовых норм) и субъективной (право собственности - субъективное гражданское право, предоставляющее возможность своему обладателю - собственнику определять характер и направления использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство)[7] точек зрения, что не дает понимания сущности права собственности как такового, не раскрывает его понятие.

Законодатель и вовсе ограничивается перечислением правомочий, составляющих содержание права собственности, придерживаясь в этой части завидной стабильности, начиная со Свода законов гражданских. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 420 Свода законов гражданских (т. 10, ч. 1), ст. 58 ГК РСФСР 1922 г., ст. 92 ГК РСФСР 1964 г., ст. 209 ГК РФ). Очевидно, что перечисление правомочий также не дает нам понимания права собственности, тем более что их перечень не является универсальным для различных правопорядков. Согласно ст. 544 Французского гражданского кодекса собственность есть право пользования и распоряжения вещами наиболее абсолютным образом, лишь бы пользование не было запрещено законами и регламентами. Согласно § 903 Германского гражданского уложения собственник вещи может в той мере, в какой тому не препятствуют закон или права третьих лиц, распоряжаться вещью по своему усмотрению и устранять любое воздействие со стороны других лиц. В англо-американском праве на законодательном уровне не закреплены ни понятие права собственности, ни правомочия, составляющие его содержание. Применяемая в данной правовой системе конструкция расщепленной собственности позволяет выделять разновидности права собственности, содержащие в себе различные сочетания правомочий, которых в англо-американском праве насчитывают от двух (пользование и распоряжение) до нескольких десятков[8].

Собственность в общефилософском смысле на протяжении многих веков рассматривалась в призме "факта человеческой жизни", которую гражданин проживает "на приобретение средств к жизни", т. е. собственности, и даже "творчество современного поэта возможно только при наличии некоторой собственности"[9].

Термин "собственность" употребляется в различных значениях. Например, в древнейший период собственность обозначалась как "моя вещь", "наша вещь"[10], а в русском праве собственность обозначалась выражениями "впрок", "навеки" и подчеркивала принадлежность физическому или юридическому лицу[11].

С нашей точки зрения, наиболее значительным было влияние в развитии учения о собственности Г. В. Гегеля, который рассматривал человека как личность в неразрывной связи с принадлежащей ему собственностью, влекущей для него экономическую основу прав и свобод[12].

В современный период развития собственности окончательно утвердилась ее экономическая основа, которую более или менее обстоятельно вывел и описал в юридической литературе Е. А. Суханов[13]. С точки зрения теоретического обоснования своей концепции профессор Е. А. Суханов экономические отношения собственности представляет как "отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания"[14].

Учение Е. А. Суханова об экономической сущности права собственности поддерживают и такие ученые, как И. Б. Живихина[15], Б. И. Пугинский[16] и многие другие. С нашей стороны, отмечаем, что, продолжая исследования указанных выше ученых, философов, экономистов и юристов, об экономической основе права общей собственности высказались профессор А. П. Фоков[17], профессор Е. А. Чефранова[18].

Как видно, понятие собственности, несмотря на свою многовековую историю, юридической наукой в должной мере не изучено. Данное обстоятельство нашло свое отражение и в нормах действующего законодательства РФ, где в значительной степени сделан акцент на регулирование отношений собственности как отношений экономического, товарно-денежного характера.

  1.2 Признаки права собственности

Согласно ст. 8 Конституции РФ, ст. 212 ГК РФ в зависимости от того, кто является правообладателем, различают частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности. Различные формы собственности не означают какого-либо разнообразия права собственности, но обусловливают особенности осуществления собственниками правомочий и специфику приобретения и прекращения права. Государственное и муниципальное имущество по общему правилу может отчуждаться в частную собственность только в процессе приватизации, только государство и муниципальные образования могут приобретать имущество в собственность в связи с изъятием его для государственных или муниципальных нужд, а также в связи с реквизицией и национализацией, и только указанные субъекты могут распоряжаться имуществом путем передачи его определенным законом субъектам гражданских правоотношений в постоянное (бессрочное) пользование (земельные участки) и хозяйственное ведение (недвижимость, расположенная на земельных участках, и движимое имущество) и др. Для частной собственности физических лиц характерен переход права в порядке наследования, что в том числе предполагает возможность распоряжения имуществом на случай смерти путем составления завещания, приобретение права путем выплаты пая членом жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива и др. Основанием возникновения права собственности у юридических лиц является внесение имущества в уставные, складочные капиталы, паевые фонды, отдельные юридические лица (религиозные организации, фонды и др.) вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью только в соответствии с целями и задачами осуществляемой ими уставной деятельности, предусмотренной учредительными документами, и др.

Вместе с тем все эти особенности, созданные искусственным путем, говорят лишь о разнообразии субъектов права собственности и об особенностях его осуществления каждым из них. В то же время признаки права собственности как юридической категории будут присущи праву собственности независимо от его формы. К таким признакам Г. Ф. Шершеневич относил: 1) власть в ее юридическом значении; 2) объект в виде материального предмета, т. е. вещи; 3) исключительность и независимость от посторонних лиц при осуществлении права собственности; 4) соединение с правом собственности отдельных прав владения, пользования и распоряжения (данный признак Г. Ф. Шершеневич относил к числу неудачных); 5) наличие установленных законом ограничений осуществления права и 6) бессрочность права собственности как вечная и потомственная связь определенного субъекта с определенным объектом, существующая до тех пор, пока не наступит юридический факт, разрывающий ее[19]. В современном праве выделяют следующие признаки права собственности: 1) совокупность прав владения, пользования и распоряжения вещью, представляющую собой систему отношений собственника к вещи и по поводу ее использования совместно с другими лицами; 2) обязанность собственника осуществлять действия в отношении своего имущества, не нарушая права и интересы иных лиц; 3) объект права собственности в виде предмета материального мира, т. е. вещь; 4) несение собственником бремени содержания и риска случайной гибели или повреждения принадлежащих ему вещей[20]. Из перечисленных признаков оставшийся неизменным признак об объекте права собственности, которым признается вещь, является, на наш взгляд, одним из наиболее значимых.

Среди множества классификаций вещей, известных правовой науке, по различным их признакам и свойствам важнейшей представляется деление вещей на движимые и недвижимые. Недвижимость представляет одну из наибольших ценностей как для отдельного человека, так и для общества в целом, поэтому законодатель уделяет особое внимание правовому регулированию отношений, возникающих по поводу недвижимых вещей, в том числе праву собственности на объекты недвижимого имущества. Большое количество специальных норм права в отношении недвижимого имущества позволяет сегодня выделять самостоятельный гражданско-правовой режим недвижимости, отличный от правового режима иных объектов гражданских правоотношений.

В рамках такого специального режима представляется возможным определить особенности права собственности на объекты недвижимого имущества. К ним, на наш взгляд, помимо самого объекта права - недвижимой вещи, можно отнести следующие: 1) право собственности на объекты недвижимости, его возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации, право собственности на объекты недвижимости по общему правилу возникает с момента государственной регистрации; 2) наличие в законодательстве специальных оснований и особенностей возникновения и прекращения права собственности на объекты недвижимости (выплата пая членом жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, приобретение права собственности на самовольную постройку, отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, специальный порядок признания права собственности на бесхозяйные вещи, специальный срок для приобретения права собственности на недвижимое имущество в порядке приобретательной давности, прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение и др.); 3) предусмотренная законодательством специфика ограничений (обременений) права собственности на недвижимое имущество, заключающаяся в необходимости их государственной регистрации, а также в установлении специальных ограничений (обременений) и особенностей ограничений (обременений) права собственности на объекты недвижимого имущества (право пользования жилым помещением, сервитут, ипотека и др.); 4) реализация собственником недвижимого имущества правомочия распоряжения, как правило, сопряженная с необходимостью государственной регистрации актов распоряжения (дарение, купля-продажа и мена недвижимости жилого назначения, рента и др.).

Перечень указанных особенностей носит далеко не исчерпывающий характер, к тому же особенности, присущие праву собственности на объекты недвижимости, будут дифференцироваться в зависимости от вида объектов недвижимости: жилой или нежилой объект, здание, строение или помещение, земельный участок, участок недр и т. д. Вместе с тем полагаем, что выявление и анализ таких особенностей позволит отграничить в понимании права собственности искусственно созданные, надуманные критерии и выявить его подлинное, истинное содержание, прийти к единому пониманию права собственности как юридической категории.

 
1.3 Право собственности в системе гражданских прав

Для науки последнего десятилетия субъективное гражданское право представляет интерес как явление социально-правовой действительности, что проявляется в подходе к определению субъективного гражданского права через категорию "возможности". Как юридически обеспеченную возможность управомоченного лица предопределять поведение других лиц субъективное гражданское право определяет Н. Ю. Мурзина[21]. В. А. Белов считает, что субъективное гражданское право представляет собой возможность лица - носителя права вести себя (действовать) определенным образом, т. е. с соблюдением установленных границ или пределов этой возможности[22]. А. В. Власова рассматривает субъективное гражданское право как структурно-совокупный набор видовых возможностей[23].

Правовые возможности, в совокупности предоставленные субъекту права как вид дозволенного к осуществлению поведения, традиционно именуются правомочиями. Субъективное гражданское право, таким образом, выступает как сложное образование, оно "как модельный элемент юридической конструкции гражданского отношения... характеризуется через совокупный набор правомочий, необходимых для правового опосредствования фактических возможностей, заключаемых в том или ином виде социально значимого поведения"[24]. Правомочия, являясь "дробными частями субъективного права"[25], в совокупности составляют его содержание.

Система гражданских прав получила значительное развитие за последние десятилетия. Особое место в сложившейся системе занимают имущественные права. Их значение в современной жизни трудно переоценить, так как они пронизывают практически все ее сферы. До сих пор, несмотря на широкое применение в законодательстве и практическое использование термина "имущественные права", ни в одном из нормативно-правовых актов не содержится его дефиниции. Более того, в науке гражданского права не в полной мере выработан общий терминологический аппарат, в связи с чем отсутствует общепризнанное определение имущественных прав, нет единого подхода к пониманию их сущности и правовой природы в отечественной цивилистике. Следует признать невозможность полноценного правового анализа вопросов, непосредственно связанных с имущественными правами (например, их оборота или защиты), без знания того, что действительно следует понимать под такими правами.

Для того чтобы показать принадлежность имущественных прав тем или иным субъектам гражданского правоотношения, предлагается определить их через субъективные гражданские права. При этом имущественный характер таких прав будет являться их видовым отличием. Рассмотрение имущественных прав как субъективных прав имущественного характера предполагает обращение к понятию субъективного права, под которым традиционно понимают меру юридически возможного поведения, позволяющую субъекту удовлетворять его собственные интересы. Если учесть, что объектом субъективного имущественного права является любое социальное благо из разряда имущества, то получается, что имущественное право можно определить как меру дозволенного поведения, направленного на удовлетворение потребностей путем использования любого социального блага из разряда имущества.

Имущественные права имеют определенную связь с имуществом. Это подтверждается и законодательно; так, из буквального толкования ст. 128 Гражданского кодекса РФ следует, что имущественные права как объекты гражданского права являются составной частью имущества. Такое представление уже можно назвать традиционным и положенным в основу некоторых научных исследований. Оно позволяет перейти к выяснению имущественных прав посредством определения значения термина "имущество". Однако существует мнение о неприемлемости этого. В частности, А. С. Яковлев, придя к тому, что имущество представляет собой совокупность имущественных прав (с положительным или отрицательным знаком), утверждает о невозможности на этой основе определить понятие "имущественное право", поскольку это означало бы определение "через то же самое", что с точки зрения логики неприемлемо[26]. Точно к такому же выводу приходит и В. Порошков. Вместе с этим он предлагает рассматривать "имущество" как вещь или совокупность вещей и на этой основе делает вывод, что имущественные права - это права на вещи или совокупность вещей[27]. Из этого следует, что имущественные права оформляют и закрепляют принадлежность вещей субъектам гражданских правоотношений, то есть являются вещными. Однако вряд ли можно сводить все имущественные права только к правам вещным. В связи с этим важно рассмотреть их классификацию.

Представляется возможным выбрать в качестве основания для классификации имущественных прав их содержание. В таком случае следует выделить пять групп.

Первую группу составляют вещные имущественные права. Понимание имущественного права как права вещного является классическим. Сюда входят права, принадлежащие собственнику по владению, пользованию и распоряжению имуществом, и вещные права лиц, не являющихся собственниками, обладатели которых могут осуществлять в своем интересе действия по владению, пользованию, во многих случаях и по распоряжению вещью, не прибегая за содействием к какому-либо иному субъекту.

С признанием имущественного права вещным корреспондирует необходимость обладания признаками вещного права: носить абсолютный характер; оформлять непосредственное отношение лица к вещи, дающее ему возможность использовать вещь в своих интересах без участия иных (обязанных) лиц; объектом служат только индивидуально-определенные вещи и др.

Вторую группу образуют обязательственные имущественные права, которые, в свою очередь, можно разделить на имущественные права договорного и внедоговорного характера. Именно они, имеющие самостоятельную ценность, могут быть самостоятельным объектом гражданских прав. В эту группу допустимо отнесение и корпоративных прав, которые принадлежат учредителям, участникам или акционерам юридических лиц, хотя некоторыми авторами данный вид прав выделяется отдельно. Но так как подобное деление не получило отражения в законодательстве, будем исходить из включения корпоративных прав в состав обязательственных, тем более что корпоративные права по своему содержанию близки к обязательственным. Среди корпоративных имущественных прав можно выделить право на получение части прибыли в виде дивиденда, право на получение части имущества общества при его ликвидации, право принимать участие в распределении прибыли и др.

Третья группа - исключительные имущественные права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты. Это вытекает из ст. 1226 ГК РФ, в которой дается определение интеллектуальных прав. Согласно указанной статье интеллектуальные права включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и другие).

Если исходить из деления результатов интеллектуальной деятельности, принятого в литературе, рассматриваемую группу можно разделить на исключительные имущественные права на использование объектов авторского права и смежных прав, патентного права, других объектов интеллектуальной собственности и приравненных к ним объектов.

Четвертую группу составляют наследственные имущественные права. В п. 1 ст. 2 ГК РФ указывается на то, что гражданское законодательство помимо вещных отношений, договорных и иных обязательственных регулирует также "другие имущественные отношения". Представляется, что именно наследственные отношения можно отнести к "другим" и определить как разновидность имущественных. Группа наследственных прав связана с переходом имущественных прав в составе имущества умершего к его наследникам. Можно говорить о существовании имущественных прав, переходящих по завещанию и по закону.

Особую пятую группу образуют смешанные (абсолютно-относительные) имущественные права. Такие права характеризуются смешанной обязательственно-правовой природой. К их числу можно отнести арендные права, которые детально исследуются в монографии С. Н. Бритвина, А. Н. Садикова, С. А. Чаркина[28]. "Арендные права - это субъективные права арендатора, вытекающие из договора аренды, опосредующие правомерное владение и пользование (или только пользование) индивидуально-определенной вещью арендодателя, а также право требования необходимого поведения от иных лиц, которые в установленном законом порядке могут отчуждаться или передаваться на время"[29]. Выделяя отдельные признаки арендных прав, авторы указанной монографии утверждают об их сложной двухсоставной природе, характерной для двухуровневых отношений, так как права и обязанности возникают как у арендатора, так и у арендодателя, в то время как у арендатора и иных лиц, не участвующих в договоре, права и обязанности носят вещно-правовой характер[30].

В правовой научной литературе исследованию вещных и исключительных прав уделяется значительно больше внимания, чем рассмотрению остальных групп имущественных прав. Однако такое положение вещей ни в коей мере не уменьшает их значение, а наоборот, свидетельствует о существовании необходимости детального и последовательного изучения таких прав.

Помимо рассмотренной классификации имущественные права могут быть сгруппированы и по иным основаниям. Так, классифицировать имущественные права можно по субъектам, которым оно принадлежит. По указанному основанию они подразделяются на права, принадлежащие физическому лицу, юридическому лицу, государству, субъектам РФ, органам местного самоуправления. По наличию связи с личностью управомоченного лица имущественные права делятся на две группы: имущественные права, неразрывно связанные с личностью управомоченного лица, и имущественные права, не связанные с личностью управомоченного лица.

Закрепление, в первую очередь в Гражданском кодексе, такого многообразия имущественных прав, связанное со значительным развитием гражданского оборота, требует решения целого комплекса правовых вопросов. Наиболее дискуссионными из них считаются проблема соотношения вещных и обязательственных прав, проблема объектов имущественных прав, проблема соотношения вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты, а также возможность установления конструкции "права на право".

На основе вышеизложенного можно дать следующее определение: имущественные права в гражданском праве - это принадлежащие участникам гражданских правоотношений конкретные, но в то же время неоднородные субъективные права имущественного характера, призванные удовлетворять их потребности.

Понимание того, что любое правоотношение всегда есть отношение между людьми не только продемонстрировало крайнюю условность термина «вещное право»[31], но и заставило задаться вопросом - есть ли объективные причины для классификационного обособления вещных прав[32]. Наиболее глубокий анализ этого вопроса был проведен в работе В. К. Райхера «Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав)»[33]. В. К. Райхер сопоставил абстрактную формулу понятия вещного права как одного из абсолютных прав с конкретными субъективными правами, причисляемыми общим мнением к группе вещных.

Несмотря на значительное число исследований, проблематика категории субъективного вещного права продолжает сохраняться и в настоящее время. Некоторые работы, возвращаются к представлению о вещном праве как отношению лица к вещи[34]. Другие, из за присутствия признаков вещных прав и у обязательств, приходят к заключению, что «едва ли не большинство гражданских правоотношений являются смешанными - «вещно обязательственными»[35] и что существует тенденция к сближению вещных и обязательственных прав[36]. Третьи, как справедливо отмечалось в литературе[37], ошибочно расширяют перечень видов ограниченных вещных прав почти до пределов всех владельческих обязательств путем отнесения к вещным правам многих из прав (например, залог, удержание), объединяемых под общим и доктринально условным термином «титульное владение» [38]. Кроме того, воспроизводится представляющийся ошибочным тезис о существовании некоего единого абсолютного субъективного права титульного владения[39].

Таким образом, субъективное право собственности – это закрепленная за собственником юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению и в своем интересе путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих закону и иным правовым актам и не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, а также возможность устранять вмешательство всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства.

Опираясь на определение права собственности как субъективного права, определим это право как правовой институт.

Право собственности – это система правовых норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению собственником принадлежащей ему вещью по усмотрению собственника и в его интересах, а также по устранению вмешательства всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства. Право собственности является основополагающим субъективным гражданским правом, в системе гражданских прав данное право занимает главенствующие место.


Глава 2. Содержание и виды права собственности 2.1 Содержание права собственности

В правовом отношении собственности на одной стороне находится собственник, а на другой - все окружающие его лица, ибо всякий и каждый обязан воздерживаться от нарушений прав собственника[40]. В понимании этого возможны ошибки двоякого характера. С одной стороны, неправильно понимать правовое отношение собственности таким образом, что участником его, обязанным лицом становится лишь тот, кто посягает на права собственника, кто нарушит их и к кому, в соответствии с этим, собственник может предъявить притязание. Субъективное право, безразлично, абсолютное или относительное, нельзя сводить к притязанию. У носителя права появляется необходимость в правопритязании, в предъявлении требований к обязанному лицу (все равно - непосредственно или через суд) лишь при нарушении его права, при невыполнении обязанным лицом своих обязанностей, иногда - при угрозе нарушения[41]. То же происходит и при упоминаемых в возражениях против этого деления способах самозащиты - выполнении кредитором обязанности должника и т. п. Но это означает нарушение нормального хода дел, которое, по сравнению с общей массой осуществляющихся в гражданском обществе отношений, не так уж часто встречается. При таком взгляде оказалось бы, что во время нормального течения дел, когда отсутствуют основания для правопритязания, субъективного права не существует. Получилось бы, что правового отношения собственности нет до тех пор, пока право собственности не нарушено. Отсюда появляются представления о существовании субъективного права вне правоотношения, с чем согласиться невозможно. В последнее время подобная позиция нашла отражение в работах В. А. Лапача[42] и К. И. Скловского[43]. Так, последний утверждает, что "во многих случаях право вполне успешно реализуется воздействием на тот или иной материальный... предмет без какого-либо участия иных лиц, которые в таком случае оказываются не обязанными..."[44]. С таким методологическим подходом согласиться невозможно. Мы убеждены, что стимулирующее и мотивационное влияние права вне правоотношения нереально ввиду отсутствия соответствующего механизма, например субъективного права и субъективной обязанности. Возникает вопрос: разве праву, кроме собственно юридических функций, присущи неправовые функции? Вряд ли. Воздействие права на общественные отношения как раз и исчерпывается правовой формой в рамках правового регулирования. Вот почему нормативное воздействие невозможно вне правоотношения[45].

Взгляд на элементы собственности и права собственности в виде владения, пользования и распоряжения (соответственно права владения, пользования и распоряжения) является достаточно установившимся в экономической и юридической литературе[46]. Но имеются и представления, которые отклоняются от этого взгляда и которые нельзя признать правильными. Так, существует мнение о четвертом правомочии собственника применительно к предпринимательским отношениям - о праве на собственную предпринимательскую деятельность, которая совместно с другими правомочиями: владения, пользования и распоряжения - составляет содержание субъективного права собственности[47]. Свою позицию авторы не обосновали. Между тем право на собственную предпринимательскую деятельность может осуществляться как в рамках правомочий владения, пользования и распоряжения, так и всевозможных обязательств. Деятельность предпринимателя связана в основном с использованием имущества, продажей товаров, выполнением работ или оказанием услуг (п. 1 ст. 2 ГК).

Следует признать, что элементами собственности являются владение, пользование и распоряжение, а элементами права собственности - права владения, пользования и распоряжения. Е. А. Крашенинников высказал весьма спорную точку зрения относительно содержания права собственности. Он утверждает, что право собственности представляет собой единство не трех, а двух правомочий: правомочия требования и правомочия собственника на свои действия, в которых заключены три субправомочия: возможность владеть, возможность пользоваться и возможность распоряжаться вещью[48]. Критика подобного взгляда была дана в цивилистической литературе[49].

Владение нередко определяется как фактическое господство лица над вещью[50]. Такое определение не может быть принято прежде всего потому, что понятие господства лица над вещью является нежелательным для правовой теории, рассматривающей отношения между людьми, а не отношения между людьми и вещами[51]. Кроме того, говоря о господстве, нужно было бы еще сказать, в чем оно выражается, иначе применение этого определения оставляет все-таки неясным ответ на вопрос, существует в определенном случае владение или нет.

Некоторые авторы определяют владение как обладание[52]. Такое "определение" явно не годится, потому что оно вместо того, чтобы дать понятие владения, предлагает синоним этого слова[53]. По этой же причине несостоятельна и попытка разграничить владение и обладание.

Собственник всегда обладает правом владения и, как правило, осуществляет фактическое владение принадлежащими ему вещами. Однако фактическое владение не является необходимым для существования права владения. Право собственности, а следовательно, и право владения, может возникнуть у приобретателя в случаях, предусмотренных законом или договором, до передачи ему вещи (п. 2 ст. 225 ГК).

Возникновение права собственности в некоторых случаях, у приобретателя с момента его государственной регистрации, вместе с тем, сама регистрация является административным актом, не порождающим права собственности.

Так, МУП "Ухтаводоканал" обратилось в Арбитражный суд Республики Коми с иском к индивидуальному предпринимателю Николаеву Е. П. о признании недействительным договора купли-продажи от 19.04.2005, применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Николаева Е. П. 250000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами на день вынесения решения.

Решением от 28.04.2006 исковые требования удовлетворены, договор от 19.04.2006 признан недействительным. С ответчика в пользу МУП "Ухтаводоканал" взыскано 250000 рублей в качестве применения последствий недействительности сделки и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 26250 рублей.

Как установлено судом, между сторонами заключен договор купли-продажи от 19.04.2005, в соответствии с которым ответчик передал истцу трелевочник ТДТ-55, 1988 года выпуска, что подтверждается актом приема-передачи от 19.04.2005. Платежным поручением от 09.06.2005 истец перечислил в адрес ответчика 250000 рублей.

Получив полный пакет документов, истец установил, что в соответствии со Свидетельством о регистрации и паспортом самоходной машины собственником переданного по договору от 19.04.2005 трелевочника является ООО "Сосногорск-98". Данный факт послужил основанием для подачи МУП "Ухтаводоканал" в суд иска о признании сделки недействительной в связи с тем, что она в нарушение статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации совершена не собственником имущества.

Судебными инстанциями установлено, что спорный трактор был приобретен ответчиком на основании договора купли-продажи от 19.04.2005, заключенного с ООО "Сосногорск-98". Несмотря на то, что надлежащая доверенность на подписавшего договор Оськина А. Д. не выдавалась, суд признал принятие ООО "Сосногорск-98" денежных средств от истца как факт одобрения действий Оськина А. Д. по продаже трактора руководителем ООО "Сосногорск-98". Соответственно договор от 19.04.2005, заключенный между ООО "Сосногорск-98" и предпринимателем Николаевым Е. П. является заключенным.

Доводы заявителя о том, что спорный договор недействителен в силу того, что в нарушение статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации предприниматель Иванов Е. П. на момент заключения договора не обладал правом собственности на передаваемую автотехнику, были рассмотрены судебными инстанциями, получили правовую оценку и являются несостоятельными.

В соответствии со статьей 223 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Российским законодательством не предусмотрено, что право собственности на автотранспортное средство возникает у приобретателя с момента его государственной регистрации.

Постановление Правительства Российской Федерации от 12.08.1994 N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации" предусматривает, что государственная регистрация осуществляется в целях обеспечения полноты учета автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации[54].

Вещь может быть передана собственником во владение другого лица по договору найма, безвозмездного пользования имуществом, хранения, перевозки, комиссии, экспедиции, подряда - без передачи права собственности, с сохранением этого права в полном объеме за собственником, включая и правомочие владения, и с возникновением этого права у титульного владельца. Вещь может быть изъята у собственника помимо его воли в случаях, предусмотренных законом, с сохранением за ним права собственности (арест), вещь может быть изъята у собственника незаконно, наконец, собственник может временно оставить вещь вне места своего пребывания, не осуществлять фактического владения вещью без передачи ее другому лицу - во всех этих случаях собственник сохраняет право владения.

Так, заочным решением Самарского районного суда г. Самары от 26 декабря 2005 года за М. признано право собственности на земельный участок площадью 235,6 кв. м согласно прилагаемому плану границ. В решении суда указано, что оно является основанием для регистрации земельного участка в ФГУ "Земельная кадастровая палата" по Самарской области и регистрации права собственности в ГУ Федеральная регистрационная служба по Самарской области.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Самарского областного суда решение отменил, указав следующее.

М. обратилась в суд с иском о признании права собственности на земельный участок, указав, что ей на праве собственности на основании договора мены от 27 марта 1996 года принадлежит жилой дом по адресу: г. Самара, ул. Степана Разина, дом N 62. С момента приобретения в собственность жилого дома она постоянно пользуется земельным участком общей площадью 235,6 кв. м.

В сентябре 2005 года она обратилась в администрацию г. Самары с заявлением о передаче ей в собственность бесплатно указанного земельного участка, в удовлетворении которого ей отказано.

Ссылаясь на то, что отказ комитета по управлению имуществом г. Самары нарушает ее исключительное право на приватизацию земельного участка, на котором расположен жилой дом, М. просила признать за ней право собственности на вышеназванный земельный участок.

Удовлетворяя исковые требования М., суд исходил из того, что жилой дом, расположенный на земельном участке площадью 235,6 кв. м, ранее принадлежал на праве собственности К. и К-му.

В соответствии с пунктом 1 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации истица приобрела право пользования земельным участком, занятым указанным жилым домом, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний собственник. Соответственно, на основании пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", пункта 5 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации М. имеет право однократно бесплатно приобрести в собственность находящийся в ее постоянном бессрочном пользовании земельный участок.

Однако согласно п. 1 ст. 36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности здания, расположенные на земельных участках, находящихся в муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участка в соответствии с Земельным кодексом РФ.

Согласно п. 5 ст. 20 ЗК РФ граждане, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, имеют право однократно бесплатно приобрести их в собственность.

При этом согласно ст. 268 ГК РФ право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, предоставляется гражданам и юридическим лицам на основании решения государственного или муниципального органа, уполномоченного предоставлять земельные участки в такое пользование.

Согласно ст. 31 Земельного кодекса РСФСР, действовавшей до декабря 1993 года, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком удостоверялось государственным актом, который выдавался и регистрировался соответствующим Советом народных депутатов.

Между тем суд в нарушение ст. 56 ГПК РФ не принял во внимание, что М. не предоставила доказательств того, что ей бывшим собственником К. спорный участок был предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование в установленном порядке на основании разрешений или актов органов, наделенных полномочиями по распоряжению земельными участками. Фактическое пользование К-ми, а впоследствии М. указанным земельным участком само по себе не свидетельствует о нахождении земельного участка в их постоянном (бессрочном) пользовании.

В имеющемся в материалах дела договоре мены жилыми помещениями от 27 марта 1996 года, заключенном между К-ми и М., отсутствует указание на то, что принадлежавшая К-м на праве собственности на основании дубликата регистрационного удостоверения от 23.06.1993 трехкомнатная квартира полезной площадью 51,3 кв. м, находящаяся по адресу: г. Самара, ул. Степана Разина, дом N 62, квартира N 5, расположена на каком-либо земельном участке.

Также указание на нахождение строения на земельном участке отсутствует в приказе комитета по управлению имуществом г. Самары N 476 от 11 июля 2003 года о передаче с баланса КЖКХ и ОН администрации Самарского района М. отдельно стоящего здания N 62 литера Ж по улице Степана Разина, состоящего из трехкомнатной квартиры N 5, и в соответствующем акте приема-передачи от 29 июля 2003 года.

Поскольку договор мены между К-ми и М. заключен 27 марта 1996 года, то в данном случае не применим и пункт 4 статьи 3 Федерального закона "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации", предусматривающий право граждан, имеющих в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенными ими в результате сделок, которые были совершены до 6 марта 1990 года, но которые не были надлежащим образом оформлены и зарегистрированы, приобрести такие земельные участки в собственность в соответствии с правилами ст. 20 ЗК РФ.

Решение Самарского районного суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд[55].

В целях стимулирования собственников недвижимого имущества к более эффективному использованию недвижимости в гражданском обороте, предлагается закрепить в п.2 статьи 272 ГК РФ необходимость использования судом при разрешении споров между собственником земельного участка и собственником находящейся на нем недвижимости критерия максимальной социальной и экономической целесообразности.

Д. Ф. Еремеев пишет, что, "если собственник длительное время не владеет вещью (например, пропустил давностный срок на истребование), закон признает ее бесхозяйной"[56]. В таком виде это утверждение неправильно. Его автор тут же сам добавляет, что "строение, собственник которого известен, но живет не в той местности, где находится строение, не может быть признано бесхозяйным". Следовательно, само по себе неосуществление владения не влечет за собою никаких юридических последствий. Бесхозяйным признается имущество, которое не имеет собственника или собственник которого неизвестен (п. 1 ст. 225 ГК).

При правомерном изъятии вещи у собственника без лишения его права собственности право владения сохраняется за ним и одновременно возникает у лица, осуществляющего владение в силу закона или договора. В этой связи М. В. Самойлова справедливо считает, что передача собственником одного или нескольких принадлежащих ему правомочий вообще невозможна, как невозможно признание существования неполной собственности, неизвестной нашему законодательству. Передача правомочия означала бы тождественность правомочия собственника с одноименным правомочием несобственника, к которому оно перешло. Между тем в этом случае "право собственности на вещь временно усложняется наличием известного права на ту же вещь у контрагента по договору, что не лишает, однако, собственника его права в целом или правомочия владения в отдельности, а ограничивает осуществление права собственности. Отношения по поводу вещи определяются теперь совокупностью нескольких правовых характеристик. В отношении одной и той же вещи оказываются сосуществующими два различных правомочия владения: владение собственника и договорного владельца. Через владение последнего осуществляет правомочие владения также и собственник"[57].

В литературе высказывается взгляд, что право владения отделимо от права собственности[58]. Правильнее было бы говорить о возможности ограничения права владения собственника. Собственник не осуществляет фактического владения, но не теряет права владения, если остается собственником. Д. М. Генкин правильно отмечает, что собственник, временно лишившийся возможности использовать принадлежащие ему правомочия, не лишается их, а лишь временно ограничивается в них[59]. Но он почему-то различает: если вещь изъята у собственника помимо его воли, безразлично, правомерно (при аресте) или незаконно, то собственник не лишается правомочий; если же собственник передает владение нанимателю, то последний в это время является единственным титульным владельцем[60]. Между тем одинаково, лишь ограничение правомочий, но не утрата их имеет место как в случае ареста имущества, так и в случае предоставления имущества в пользование другому лицу. Поэтому следует признать неточным утверждение Д. М. Генкина, что "носитель права собственности использует свои правомочия самостоятельно и независимо от прав других лиц на эту вещь"[61]. Если другие лица имеют какие-либо права на ту же вещь, то ни собственник, ни эти лица не могут использовать свои права независимо друг от друга. Данное правило, например, распространяется на учреждения, финансируемые собственником[62].

В литературе имеется достаточно общих определений пользования. Удачным представляется определение, даваемое профессором Агарковым: "Пользованием является употребление вещи для достижения тех или иных целей, в частности для удовлетворения каких-либо потребностей, а также для извлечения доходов"[63].

Близко к этому определение Д. Ю. Лялин: "Пользование означает фактическое применение объектов присвоения в соответствии с их назначением в качестве средств производства или предметов потребления, извлечение из них полезных свойств". Однако он не считает пользование "стороной или моментом собственности (как его считают в юридической литературе)". К сожалению, он почти так же определяет владение: "во-первых, фактическое использование работником (членом общества) объектов присвоения в процессе труда и, во-вторых, частичное присвоение результатов трудовой деятельности"[64].

Пользование может выражаться в разнообразных действиях и бездействии.

Закон не обязывает собственника пользоваться его имуществом[65]. Однако если закон обязывает субъекта действовать (например, по ст. 426 ГК), то косвенно это может относиться и к пользованию необходимым для этого имуществом. Непользование или ненадлежащее пользование способно послужить основанием прекращения права собственности (ст. ст. 240, 241, 284 - 286, 293 ГК).

Под распоряжением понимается совершение действий, влекущих за собою существенное изменение самой вещи (вплоть до перехода ее в иное состояние) либо ее правовой принадлежности, а также предполагающих возможность такой перемены. Такими действиями могут быть: отчуждение вещи, отказ от нее, залог, переработка, уничтожение и т. д.

Распоряжение и пользование тесно связаны между собою[66]. Когда собственник сам осуществляет пользование и распоряжение, то вопрос о том, что относится к пользованию, а что к распоряжению, носит отвлеченный характер и практического значения не имеет.

Промежуточное положение в отношении пользования и распоряжения занимает предоставление вещи в пользование другому лицу. С одной стороны, совершается предоставление права другому лицу, то есть акт распорядительного характера. С другой стороны, имеет место использование вещи для получения наемной платы, что почти всеми авторами включается в пользование[67]. Тем не менее наниматель вправе отдавать нанятое имущество в пользование другому лицу (ст. ст. 615, 647, 685 ГК), что является уже распоряжением.

Пользование и распоряжение, подобно владению, могут быть связаны с правом собственности, могут быть осуществляемы на иных правовых основаниях, и могут встретиться такие случаи, когда пользование и распоряжение осуществляются без какого-либо правового основания, незаконно. Следовательно, пользование и распоряжение могут быть соединены с правом пользования и правом распоряжения и могут быть отделены от правомочий. При этом не должны нарушаться права других лиц.

Так, общество с ограниченной ответственностью "Торпедо" обратилось в арбитражный суд с иском к Обществу с ограниченной ответственностью "Культурно-спортивный центр "Калейдоскоп" о взыскании 304435 руб. 57 коп. ущерба.

Ответчик заявил встречный иск о признании договора аренды N 1/141-2003-юр от 14 ноября 2003 г. незаключенным.

Предметом спора является взыскание с ответчика ущерба, причиненного имуществу истца действиями ответчика по прекращению доступа работников истца в арендованное истцом помещение (кафе "Подсолнух") и отключению электроэнергии, что повлекло порчу и утрату потребительских свойств принадлежащих истцу продуктов, истец также считает, что ответчик должен возместить ему упущенную выгоду в виде неполученной прибыли от эксплуатации кафе.

Суд первой инстанции установил, что истец пользовался принадлежащим ответчику помещением кафе "Подсолнух" на основании договора аренды N 1/141-2003юр от 14 ноября 2003 г. Поскольку суду было представлено два договора аренды от 14 ноября 2003 г. с различным текстом в части срока аренды, суд правомерно исследовал в качестве доказательства подлинный договор от 14 ноября 2003 г. со сроком аренды в 3 года, так как подлинник договора от 14.11.2003 со сроком аренды в 11 месяцев суду не представлен. Дав оценку данному договору, суд пришел к обоснованному выводу о его незаключенности вследствие отсутствия государственной регистрации права аренды (ч. 2 ст. 651 ГК РФ). Однако придя к правомерному выводу об отсутствии правовых оснований для взыскания с ответчика убытков, причиненных неисполнением договорных обязательств, суд первой инстанции не принял во внимание, что в основание иска положены и обстоятельства, связанные с неправомерными действиями ответчика по созданию истцу препятствий в пользовании имуществом, принадлежащим истцу, данные обстоятельства не были исследованы судом первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции при повторном рассмотрении дела в Постановлении от 07.12.2006 дал оценку данным обстоятельствам. Подтвердив вывод суда первой инстанции о незаключенности договора аренды от 14.11.2003, суд установил, что истец пользовался помещением кафе с согласия ответчика, так как помещение было передано истцу по акту приема-передачи, в помещении кафе находилось принадлежащее истцу имущество. 09.09.2005 ответчик своими действиями прекратил доступ работников истца в помещение, где находилось имущество истца, в том числе и прекратил подачу электроэнергии в помещение, в результате чего были обесточены холодильные установки. Мотивацией данных действий явилась задолженность истца по уплате арендной платы. Суд установил, что в результате учинения истцу препятствий в пользовании принадлежащим истцу имуществом пришли в негодность хранившиеся в холодильных установках принадлежащие истцу продукты питания, а также истек срок реализации принадлежащих истцу винно-водочных изделий (утрата потребительских свойств товара). При этом суд апелляционной инстанции дал оценку и доводам ответчика о том, что истец не предпринял мер к вывозу принадлежащего ему имущества после того, как препятствия к доступу были сняты, указав на отсутствие доказательств направления истцу писем, положенных ответчиком в обоснование данных обстоятельств.

Установив данные обстоятельства, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о наличии предусмотренных Законом (ст. 15 ГК РФ) оснований для взыскания с ответчика ущерба, причиненного имуществу истца противоправными действиями ответчика. Ответчик, считая, что истец не исполнил обязательства по уплате арендной платы, избрал негодный способ защиты своих гражданских прав, запретив истцу пользоваться принадлежащим последнему имуществом и прекратив подачу электроэнергии к холодильным установкам, где хранились принадлежащие истцу продукты. Неисполнение арендатором обязательства по уплате арендной платы (явившееся основанием для совершения действий ответчиком, считавшим, что между ним и истцом существуют арендные отношения) является основанием для направления арендатору письменного предупреждения о необходимости исполнения обязательства в разумный срок, в случае неисполнения данного требования - отказа от исполнения обязательств по договору аренды (если это предусмотрено договором) или обращения в суд с требованием о расторжении договора (ст. 619 ГК РФ). Ответчик же избрал иной способ защиты гражданских прав, запретив истцу доступ в помещение, где находилось имущество истца. Отсутствие между сторонами арендных отношений вследствие незаключенности договора аренды, как это было установлено судом, не приводит к правомерности действий ответчика. Имущество истца находилось в принадлежащем ответчику помещении с согласия ответчика. Ответчик как собственник или владелец помещения вправе распоряжаться своей собственностью, но, как это предусматривает п. 2 ст. 209 ГК РФ, не нарушая при этом прав и охраняемых законом интересов других лиц. При этом истец явно злоупотребил своим правом, не только ограничив доступ работников истца в помещение, но и прекратив подачу электроэнергии к холодильным установкам, что повлекло гибель части имущества истца. В данном случае действия ответчика нарушают требования ст. 209 ГК РФ, с учетом и ст. 10 ГК РФ, так как последствием их явилось нарушение прав истца по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим истцу имуществом, что повлекло гибель части имущества и утрату потребительских свойств.

При таких истец правомерно потребовал восстановления нарушенного права путем взыскания с ответчика убытков, причиненных гибелью имущества и утратой им потребительских свойств, что соответствует ст. ст. 1064, 1082, 15 ГК РФ[68].

Д. Ф. Еремеев, видящий различие между фактическими действиями и их правовой формой, проводит, однако, это различие недостаточно четко. Он говорит, что следует "различать распоряжение в юридическом смысле (передача прав на имущество другому лицу) и в смысле фактическом (потребление)"[69]. Такое противопоставление проводить нельзя, и неудивительно, что дальше Д. Ф. Еремеев говорит, что и потребление носит правовой характер[70]. Передача имущества представляет собою фактическое действие, распоряжение, а передача прав на имущество - действие юридическое, осуществление права на распоряжение. Потребление носит фактический характер, но оно влечет за собою исчезновение объекта права и потому имеет юридическое значение.

Д. М. Генкин тоже противопоставляет распоряжение и право распоряжения. Изменив прежнюю точку зрения, он полагает, что уничтожение вещи "не является осуществлением правомочия распоряжения. В этих случаях имеет место прекращение волей собственника самого права собственности"[71], хотя экономически это распоряжение. Но распоряжение может иметь правовую форму только правомочия распоряжения. Прекращение волей собственника своего права собственности и представляет собою распоряжение, безразлично, прекращается ли это право собственности путем передачи его другому лицу или без такой передачи. Собственник может правомерно уничтожить свою вещь именно в силу того, что он является собственником. Следовательно, уничтожая вещь, собственник осуществляет право собственности. А поскольку право собственности складывается из различных правомочий, то надлежит определить, какое же правомочие в данном случае осуществляется. Если бы Д. М. Генкин поставил такой вопрос, то представляется, что единственным ответом было бы: правомочие распоряжения. Как он правильно писал, ни о каком правомочии распоряжения нельзя говорить при уничтожении вещи в результате тех или иных событий[72]. Это лишний раз подтверждает то, что если вещь уничтожается не событием, а действиями собственника, то эти действия представляют собою распоряжение, при правовом регулировании - осуществление правомочия распоряжения.

Собственник осуществляет пользование и распоряжение на правовом основании, он имеет право пользования и право распоряжения, входящие необходимыми составными элементами в право собственности.

Другие лица не должны чинить препятствий в осуществлении права собственности, вместе с тем и собственник должен соблюдать обязанности возложенные законом, необходимые для беспрепятственного осуществления этого права.

Так Ч. обратился в суд с указанным иском, сославшись на то, что 1 ноября 2003 г. по договору купли-продажи приобрел автомобиль марки "Додж-Дюранго" у предпринимателя без образования юридического лица Камаловой Р. А. После оформления сделки истцу был передан паспорт транспортного средства (ПТС) N 27 ТК 502321, выданный 20 января 1998 г. Ванинской таможней Хабаровского края. В ГИБДД г. Ярославля в постановке автомобиля на регистрационный учет ему было отказано, поскольку ПТС N 27 ТК 502321 находится в розыске. Истец утверждает, что на момент покупки машины ему не было известно о том, что указанный ПТС находится в розыске, и что указанная машина не прошла таможенное оформление, поэтому он является добросовестным приобретателем и не может быть ограничен в праве собственности.

Представители Ярославской таможни иск не признали.

Решением Кировского районного суда г. Ярославля от 13 апреля 2004 г. иск Ч. к Ярославской таможне удовлетворен. В мотивировочной части решения суд указал, что надлежащим ответчиком по настоящему делу является Ярославская таможня, поэтому Ярославская ГИБДД из числа ответчиков по делу исключена.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 3 июня 2004 г. решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Ярославская таможня просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 31 августа 2005 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Дело надлежит передать для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - президиум Ярославского областного суда.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

В надзорной жалобе заявитель указывает, что судом были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся, по его мнению, в следующем.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Ч., суд исходил из того, что истец не перемещал автомобиль через таможенную границу, не являлся участником таможенных отношений, и доказательств того, что он знал или должен был знать о незаконном ввозе транспортного средства на территорию Российской Федерации не имеется, в связи с чем истец является добросовестным приобретателем автомобиля в силу ст. 302 ГК РФ.

Поскольку Ч. приобрел машину по договору купли-продажи, за ним, по мнению суда, необходимо признать право собственности на эту машину, защита которого в данном случае может быть осуществлена путем возложения на Ярославскую таможню обязанности по выдаче истцу паспорта транспортного средства.

Согласно ст. 11 ГК РФ защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Таким образом, в силу требований Закона объектом судебной защиты является нарушенное или оспоренное право.

В надзорной жалобе указано, что Ярославская таможня не оспаривает право собственности Ч. на машину марки "Додж-Дюранго" и договор купли-продажи этой машины от 1 ноября 2003 г., машину у истца не изымала, не "чинит ему никаких препятствий в пользовании машиной, а потому у Ч. не имелось предусмотренных Законом оснований для предъявления к Ярославской таможне требования о признании его добросовестным приобретателем на основании ст. 302 ГК РФ, как не имелось оснований соответственно и у суда для удовлетворения такого требования.

Кроме того, в надзорной жалобе ответчик ссылается на то, что судом в решении не установлено, когда и каким о

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Право собственности как вещное право". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 518

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>