Дипломная работа на тему "Право общей долевой собственности"

ГлавнаяГосударство и право → Право общей долевой собственности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Право общей долевой собственности":


Содержание

Введение

1 Право общей собственности: общие положения

1.1 Общая характеристика права общей долевом собственности как разновидности права общей собственности

1.2 Возникновение общей долевой собственности как особая правовая конструкция

2 Содержание и прекращение права общей долевой собственности

2.1 Особенности осуществления правомочий владения и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности

2.2 Особенности осуществления правомочия распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой собственности

2.3 Прекращение права общей долевой собственности

Заключение

Библиографический список


Введение

Актуальность темы исследования. Общая долевая собственность как особый правовой феномен традиционно является предметом острой дискуссии: в цивилистике. В связи с тем, что современная правовая идеология, лежащая в основе концепции Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ), исходит из понимания права собственности как юридической возможности совершать в отношении имущества любые действия, не запрещенные законом, разработка отвечающего указанным представлениям подхода к анализу проблем теории долевой собственности становится актуальной научной задачей. Тенденция к расширению сферы использования норм об общей долевой собственности, в частности, за счет включения в круг ее объектов общего имущества в многоквартирных домах, земель сельскохозяйственного назначения и т. п., обусловливает практическую значимость настоящего исследования.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по требуемой вам теме. Высококлассное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Краснодаре и в других городах России.

Несмотря на то, что правовое регулирование общей собственности носило и носит системный характер (в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года общей собственности посвящалась отдельная глава, состоящая из девятнадцати статей, в действующем ГК РФ — главой, состоящая из шестнадцати статей), указанная регламентация достаточно противоречива. Так, ГК РФ наряду с термином «доля в праве собственности» использует термин «доля в имуществе». Законодательные акты, предусматривающие особый порядок осуществления права общей долевой собственности на отдельные виды имущества, содержат ряд положений, прямо противоречащих требованиям главы 16 ГК РФ. Подробное исследование различных аспектов данного правового феномена, в первую очередь тех, которым ранее не уделялось достаточного внимания в юридической науке, и выявление их логической взаимосвязи, может послужить основой для дальнейшего совершенствования законодательства, регулирующего общую собственность.

Таким образом, дискуссионность проблем общей долевой собственности, их значимость для науки и практики, существование различных концепций, каждая из которых имеет свои достоинства и недостатки, но не может быть принята полностью, недостаточная теоретическая разработка ряда вопросов, имеющих существенное значение для понимания общей долевой собственности, свидетельствующие об актуальности названной проблематики, и предопределили выбор автором темы дипломной работы.

Степень разработанности проблемы исследования. Наиболее подробно в российской и советской юридической литературе рассматривался вопрос о правовой природе доли в общей собственности.

Среди них особое место занимают работы:

-ученых конца XIX — начала XX в. в. К. Н. Анненкова, В. И. Курдиновского, Д. И. Мейера, К. А. Неволина, К. П. Победоносцева, И. А. Покровского, В. И. Синайского, Г. Ф. Шершеневича;

-советских и российских цивилистов: С. С. Алексеева, В. А. Белова, М. И. Брагинского, С. Н. Братуся, А. В. Бенедиктова, Д. М. Генкина, В. П. Грибанова, В. А. Дозорцева, М. В. Зимелевой, Д. Ф. Еремеева, А. А. Ерошенко, О. С. Иоффе, В. П. Камышанского, О. А. Красавчикова, С. Ф. Кечекьяна, С. М. Корнеева, Р. П. Мананковой, М. Г. Марковой, Н. Н. Мисника, В. А. Рыбакова, Е. А. Суханова, К. И. Скловского, В. А. Тархова, Ю. К. Толстого, P. O. Халфиной, Л. В. Щенниковой и других.

Цель исследования заключается в выявлении специфических особенностей права долевой собственности, ее субъектного состава и объекта, определении юридической природы прав отдельного сособственника на общее имущество, раскрытии понятия доли в праве собственности на основе изучения существующих в правовой теории концепций и установления взаимосвязи доли с правомочиями участника долевой собственности, характеристике особенностей осуществления сособственниками принадлежащих им правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом; проведении анализа действующего гражданского законодательства и правоприменительной практики в сфере долевой собственности, разработке на указанной основе предложений по совершенствованию законодательства.

Исходя из намеченной цели поставлены следующие задачи:

- определение правовой природы понятия права общей долей собственности,

- определение прав и обязанностей субъектов гражданского оборота при совершении действий, реализующих правомочия собственника;

- исследование правового регулирования указанных вопросов;

- исследование судебно-арбитражной практики;

- разработка предложений по совершенствованию действующего законодательства по исследуемой теме.

Объект исследования составляют отношения общей долевой собственности как особый экономико-правовой феномен, а также группа отношений, возникающих между сособственниками в связи с осуществлением принадлежащих им правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом.

Предмет исследования. В работе рассматриваются нормативные правовые акты, содержащие правила, регулирующие отношения общей долевой собственности, в том числе специфические разновидности этих отношений, практика применения указанных норм судами общей юрисдикции и арбитражными судами Российской Федерации, основные доктрины цивилистов по проблеме дипломной работы работы, в том числе существующие концепции определения правовой природы доли в общей собственности.

Методологическая основа исследования. В работе автором использовались: диалектический метод познания общественных явлений, позволяющий рассматривать социальные феномены, в том числе правовые институты, во взаимодействии и развитии; частно - научные методы исследования - формально-логический, исторический и системно-структурный; специальные юридические методы - сравнительное правоведение и нормативное толкование.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.


1 Право общей собственности: общие положения 1.1 Общая характеристика права общей долевом собственности как разновидности права общей собственности

Право общей собственности — сложный правовой феномен, различные аспекты которого исследовались многими учеными-цивилистами. Как и право собственности, указанное понятие традиционно рассматривается в объективном и субъективном смыслах. Определение права общей собственности в объективном смысле предполагает выделение группы общественных отношений, составляющих предмет его регулирования. Большинство современных авторов отмечают, что общая собственность, в отличие от государственной, муниципальной или частной собственности, не является самостоятельной формой собственности[1]. Вопрос о формах собственности и обоснованности использования данного термина с точки зрения права является дискуссионным в современной юридической науке. По мнению Л. В. Щенниковой, с позиций гражданского права нет форм собственности, а есть различные субъекты права собственности[2]. Как указывает Е. А. Суханов, формы собственности - это разновидности экономических отношений присвоения, выделяемых в зависимости от того, кто выступает их субъектом: отдельный человек, группа лиц, государство[3]. В то же время автор отмечает, что «юридически существует одно право собственности с единым, одинаковым для всех собственников набором правомочий»[4]. Аналогичной точки зрения придерживается и В. А. Дозорцев[5]. Иную позицию занимает В. А. Рыбаков. По мнению указанного автора, различие форм права собственности, в которых выступает единое право собственности, отнюдь не сводится к различию в субъектах. В то же время В. А. Рыбаков подчеркивает, что формы права собственности как юридическая категория не могут отождествляться с формами собственности как экономико-правовой категорией[6]. Данная точка зрения представляется интересной и имеющей большую ценность для дальнейшего развития теории права собственности. В то же время нам представляется целесообразным в рамках настоящего исследования акцентировать внимание именно на субъектах, а не формах права собственности, поскольку содержание права собственности является единым, а особенности осуществления права собственности обусловлены спецификой правового статуса его субъектов.

ГК РФ выделяет две разновидности правоотношения общей собственности: с определением долей каждого из сособственников в праве собственности (долевая собственность) и без определения таких долей (совместная собственность). В правовой теории существуют следующие точки зрения относительно критериев разграничения долевой и совместной собственности:

1.В совместной собственности, в отличие от долевой, отсутствуют доли. Именно поэтому участник совместной собственности, в отличие от участника долевой собственности, не имеет права распоряжения долей (Д. М. Генкин, М. В. Зимелева, В. Ф. Маслов, Е. А. Суханов)[7]. Данное представление, как справедливо отмечает Н. Н. Мисник, основано на смешении двух различных вопросов о наличии доли и определении ее размера. Если в общей совместной собственности доля не определена, то есть, не выяснен ее размер, это еще не значит, что доля вообще не существует[8]. В литературе понятие доли связывается с самим содержанием права собственности[9], следовательно, по нашему мнению, отрицание наличия доли в праве собственности у участника общей совместной собственности равносильно отрицанию существования у него права на общее имущество.

2.Размер долей участников общей совместной собственности, как и участников общей долевой собственности, известен заранее, поэтому разграничение общей собственности на совместную и долевую является в известной степени условным (Ю. Х. Калмыков, М. Г. Маркова)[10]. Данная точка зрения представляется спорной, поскольку совместная и долевая собственность отличаются существенной спецификой с точки зрения осуществления прав сособственников.

3. В общей совместной собственности, как и в общей долевой, имеются доли, но их размер заранее не определен (Н. Н. Мисник, М. К. Умуркулов). Участник совместной собственности не может распорядиться своей долей не потому, что она не существует, а в связи с неопределенностью ее размера[11]. Соглашаясь с последним постулатом, в то же время следует отметить, что в основе разграничения совместной и долевой собственности лежит не специфика определения размера доли, а наличие (как правило) личной или лично-хозяйственной связи между участниками совместной собственности, обусловливающее особенности осуществления ими правомочий владения, пользования и распоряжения.

Действующее законодательство предусматривает три случая образования совместной собственности на общее имущество:

1)  общая совместная собственность супругов;

2)  общая совместная собственность членов крестьянского (фермерского) хозяйства;

3)  общая совместная собственность членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого товарищества на имущество общего пользования, приобретенное или созданное таким товариществом за счет целевых взносов.

Использование конструкции общей совместной собственности в последнем случае представляется необоснованным, поскольку некоммерческое товарищество является юридическим лицом, и его участники связаны исключительно имущественными интересами. Кроме того, соответствующее имущество приобретается или создается за счет средств, находящихся в собственности товарищества (закон не предусматривает совместную собственность участников на их целевые взносы). В связи с этим представляется целесообразным внести изменения в абзац первый пункта 2 ст.4 Федерального закона от 15 апреля 1998 года № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»[12], изложив его в следующей редакции:

«В садоводческом, огородническом или дачном некоммерческом товариществе имущество общего пользования, приобретенное или созданное таким партнерством на взносы его членов, является собственностью садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого товарищества как юридического лица, и используется в соответствии с решениями общего собрания участников товарищества».

В первых двух из перечисленных выше случаев участники общей собственности составляют особый коллектив, основанный на личных отношениях: семью или крестьянское (фермерское) хозяйство[13]. Данный коллектив не может выступать в качестве субъекта права собственности, однако само его существование позволяет предположить наличие у его членов, в отличие от участников долевой собственности, единой волн в отношении осуществления права собственности на общее имущество.

Основываясь на указанных выше теоретических положениях и нормах ГК, можно выделить следующие особенности, отличающие совместную собственность от долевой:

1.  Субъектами совместной собственности являются только граждане, находящиеся, как правило, в определенных личных или лично-хозяйственных отношениях, в то время как участниками долевой собственности могут быть любые физические или юридические лица, а также публичные образования.

2.  Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, осуществляют владение и пользование общим имуществом сообща. Именно с этим обстоятельством связана неопределенность размера доли в совместной собственности. Размер доли участника в общей собственности указывает на меру получаемых им материальных благ и возлагаемых на него расходов, связанных с общим имуществом. Если субъекты права собственности связаны личными отношениями и потому сообща владеют и пользуются общим имуществом, мера получения благ каждым из них в отдельности не имеет значения. Поэтому определение размера доли, как правило, приводит к прекращению совместной собственности.

3.  Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется с согласия всех ее участников, существование которого предполагается, поскольку личная связь сособственников обусловливает наличие у них общей воли. Поэтому в соответствии с пунктом 3 ст. 253 ГК РФ сделки с общим имуществом может совершать любой участник, если иное не установлено соглашением всех участников совместной собственности. Однако законодательство содержит ряд исключений из этого правила. Так, согласно ст. 35 Семейного кодекса РФ, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Указанное требование означает, что в тех случаях, когда в отношении общего имущества супругов совершаются наиболее существенные сделки, согласие сособственников не предполагается, а должно быть подтверждено. Данная мера обусловлена необходимостью учета интересов обоих супругов и обеспечения стабильности гражданского оборота. В соответствии с пунктом 2 ст. 8 Федерального закона «О крестьянском (фермерском) хозяйстве»[14] распоряжение имуществом фермерского хозяйства осуществляется в интересах фермерского хозяйства главой фермерского хозяйства. Такой подход обусловлен тем, что фермерское хозяйство создается для осуществления предпринимательской деятельности (пункт 3 ст. 1 Федерального закона), в связи, с чем совершение всех сделок целесообразно сосредоточить в руках одного лица.

4. Участники совместной собственности не вправе отчуждать свою долю в общей собственности. Как уже говорилось выше, это обусловлено наличием особых лично-хозяйственных отношений между ними и тем, что размер доли сособственника не определен.

Другой разновидности общей собственности - долевой собственности — посвящены вторая и третья главы настоящей работы. Сфера применения норм о долевой собственности весьма обширна и в последнее время имеет тенденцию к расширению, В ряде случаев правовое регулирование долевой собственности имеет определенную специфику, обусловленную объектом соответствующего правоотношения или основанием его возникновения, в связи, с чем можно выделить следующие особые виды долевой собственности:

1)Долевую собственность лиц, заключивших между собой договор о совместной деятельности (договор простого товарищества). Особенности данной разновидности долевой собственности, предусмотренные главой 55 ГК РФ, обусловлены тем, что сособственниками в этом случае могут выступать только лица, являющиеся участниками договора о совместной деятельности — товарищи.

2) Долевую собственность на общее имущество в многоквартирном доме или кондоминиуме лиц, которым принадлежат на праве собственности жилые помещения в соответствующем доме. Специфической чертой указанной долевой собственности, регулируемой ст. 289-290 ГК РФ и 6 Главой ЖК РФ[15], является ее зависимый характер, заключающийся в том, что права на соответствующее общее имущество не могут передаваться отдельно от права собственности на жилое помещение. Как отмечает Г. Ю. Малумов, общее имущество в данном случае не обладает самостоятельной оборотоспособностью, так как функционально привязано к помещениям и предназначено для их обслуживания[16]. В связи с этим И. А. Дроздов сформулировал понятие «обслуживающей» долевой собственности, отметив, что её объект - обслуживающее имущество — следует рассматривать как принадлежность, а обслуживаемое имущество — как главную вещь, поскольку они связаны общим назначением[17]. Это означает, что общее имущество следует судьбе обслуживаемых им помещений и может быть отчуждено только вместе с ними.

3) Долевую собственность на земли сельскохозяйственного назначения. Особенности осуществления владения, пользования и распоряжения соответствующими земельными участками, находящимися в долевой собственности, установлены Федеральным законом от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

Более подробно специфика перечисленных выше разновидностей долевой собственности будет исследована при рассмотрении отдельных аспектов осуществления сособственниками своих правомочий.

1.2 Возникновение общей долевой собственности как особая правовая конструкция

При разработке положений действующего ГК РФ, касающихся общей собственности, был использован теоретический подход, согласно которому доля представляет собой долю в праве собственности. В то же время юридический смысл данного понятия полностью не раскрыт. Как правило, авторы ограничиваются указанием на то, что между участниками общей собственности делится именно право собственности, а не само имущество в натуре, и что доля в праве собственности является результатом такого деления[18]. Однако данное объяснение не способствует выяснению правовой природы доли в праве собственности, поскольку в правовой теории отсутствует юридически определенное представление о делении права на доли и его результатах. Использование в судебных актах таких формулировок, как «доля в общей собственности составляет часть каждого сособственника в праве собственности», не может быть признано обоснованным ни с теоретической, ни с практической точки зрения[19]. Очевидно, что делиться на части может только тот объект, который имеет какую-либо количественную характеристику (в метрах, рублях, тоннах и т. п.). Субъективное право, в том числе и право собственности, не относится к числу таких объектов. Права собственности не может быть больше или меньше в количественном отношении, все изменения в содержании данного права носят исключительно качественный характер. Как справедливо отмечают Р. В. Украинский, Е. М. Щукина, право можно ограничить, но нельзя разделить на части[20]. Поэтому понятие доли в праве собственности необходимо рассматривать с учетом того, что происходит с правомочиями сособственников в правоотношении общей долевой собственности.

Содержание права собственности сособственника на общую вещь, как и любого права собственности, составляют правомочия владения, пользования и распоряжения. В ст. 246 и 247 ГК РФ предусматривается, что владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников. Следовательно, как справедливо отмечает Р. П. Мананкова, ограничение права собственности участника общей долевой собственности состоит в необходимости согласовывать свои действия в отношении общего имущества с другими сособственниками[21].

Как отмечалось в первой главе данного исследования, в правовой литературе выделяется два вида ограничений права собственности: ограничения, заключающиеся в обязанности не совершать каких-либо действий, и ограничения, состоящие в обязанности терпеть использование имущества третьими лицами.

Правомочия участника общей долевой собственности ограничиваются обоими способами. Первое из указанных ограничений применительно к общей долевой собственности состоит в обязанности ее участника воздерживаться от владения, пользования и распоряжения общим имуществом без согласования с другими сособственниками, а второе - в обязанности не препятствовать осуществляемому в рамках закона и соглашения участников использованию общего имущества со стороны других сособственников.

Таким образом, долю в праве собственности можно определить как гражданско-правовую конструкцию, обозначающую право собственности участника долевой собственности на общую вещь, ограниченное в соответствии с законом в своем осуществлении в связи с наличием аналогичных прав у других сособственников.

Как обоснованно отмечает Д. Ф. Еремеев, доля является показателем вещного характера права ее обладателя на общее имущество[22]. Однако, наряду с совместным участием в правоотношении общей долевой собственности, сособственники находятся между собой в правоотношениях, которые являются по своей юридической природе относительными, а не абсолютными. При этом не имеет значения, заключался ли между ними какой-либо договор. Как пишет К. И. Скловский, взаимоотношения общих собственников и тогда, когда они не были основаны на договоре, характеризовались римским правом как отношения лиц, как бы взаимно связанных между собой соглашением. Наличие у участников общей долевой собственности относительной правовой связи по поводу общего имущества отмечают и другие авторы[23].

Существование соответствующих правоотношений, как указывает М. В. Зимелева, связано с самим наличием вещи, принадлежащей нескольким лицам[24]. В римском праве взаимные права и обязанности сособственников характеризовались как квазиконтрактные[25], а германская цивилистическая теория породила учение о специальном виде обязательств — обязательствах, возникающих из общности прав. Таким образом, относительные права участника общей долевой собственности тесно связаны с принадлежащим ему правом собственности на общую вещь.

Можно выделить три основные разновидности относительных правоотношений между сособственниками:

1)  отношения по поводу осуществления сособственниками правомочий владения, пользования и распоряжения общим имуществом;

2)  отношения по поводу расходов на общее имущество;

3)  отношения, связанные с преимущественным правом покупки доли.

К первой разновидности относительных правоотношений можно отнести целую группу правовых связей:

1)  отношения, связанные с предоставлением во владение и пользование сособственника части общего имущества, соразмерной его доле (пункт 2 ст. 247 ГК РФ);

2)  отношения, связанные с распределением продукции, плодов и доходов от использования общего имущества (ст. 248 ГК РФ);

3)  отношения, связанные с разделом общего имущества и выделом из него доли (ст. 252 ГК РФ), а также с иными способами распоряжения общим имуществом (пункт 1 ст. 246 ГК РФ).

Рассматриваемые правоотношения имеют решающее значение для реализации каждым сособственником принадлежащего ему права собственности, поскольку ни один из них не может осуществлять свои правомочия без участия других сособственников. При этом не следует смешивать право сособственника участвовать в осуществлении владения, пользования и распоряжения общим имуществом с самими правомочиями владения, пользования и распоряжения, принадлежащими сособственнику. Указанные правовые возможности носят абсолютный и вещный характер, однако их реализация (превращение возможности в действительность) затруднена необходимостью согласования своих действий с другими сособственниками. Поэтому для осуществления принадлежащих ему правомочий владения, пользования и распоряжения общей вещью собственник вынужден вступать с другими сособственниками в правоотношения, которые по своей правовой природе являются относительными. Так, пункт 2 ст. 247 ГК РФ предусматривает, что участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников, владеющих и пользующихся имуществом, приходящимся на его долю, соответствующей компенсации. Указанные в приведенном пункте права, хотя и вытекают напрямую из принадлежащих сособственнику правомочий владения и пользования общим объектом, являются по своей правовой природе относительными правами. Корреспондирующая им обязанность - предоставить возможность владеть и пользоваться частью имущества или выплатить компенсацию - возлагается только на участников общей долевой собственности. При этом указанная обязанность может исполняться как путем совершения определенных действий (например, освобождение комнаты в общем доме, предоставляемой другому сособственнику, уплата денежной суммы и т. п.), так и путем воздержания от пользования той частью общего имущества, которая уже используется одним из участников общей долевой собственности. При любом варианте сособственник может осуществлять свои правомочия владения и пользования в отношении общей вещи только в том случае, если остальные сособственники своими действиями или бездействием сделали такое осуществление возможным.

Правоотношения по поводу расходов на содержание и ремонт общего имущества возникают в связи с выполнением участниками долевой собственности возлагаемой на каждого из них в соответствии со ст. 249 ГК РФ обязанности соразмерно с его долей участвовать в несении расходов, связанных с уплатой налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также издержек по его содержанию и сохранению. Её существование обусловлено наличием у сособственника права собственности на общую вещь, поскольку, согласно ст. 210 ГК РФ, именно на собственнике лежит бремя содержания имущества. Однако если единоличный собственник несет расходы на содержание вещи в полном объеме, то при множественности субъектов права собственности на вещь происходит деление бремени между сособственниками пропорционально размеру их долей. При этом любой сособственник вправе исполнить соответствующую обязанность в полном объеме, в связи, с чем у него возникает право требовать от других сособственников возмещения части общих расходов, приходящейся на их долю, которому корреспондирует обязанность остальных участников выплатить ему соответствующую сумму. Так, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в постановлении от 24.05.2007 г. по делу № А55-1580/06-2 признал правомерными требования МУП «ЖКО» о взыскании с индивидуального предпринимателя Глазкова О. А. расходов по ремонту крыши, указав, что каждый собственник помещений в здании и, следовательно, участник долевой собственности на части дома, не подлежащие разделу, обязан участвовать в издержках по их содержанию и сохранению[26]. Очевидно, что указанные правоотношения по своей правовой природе являются обязательственными.

Преимущественное право покупки доли, продаваемой участником общей собственности постороннему лицу, предусмотрено ст. 250 ГК РФ. Мананкова Р. П. включает данное право в содержание права собственности участника общей долевой собственности[27]. Однако преимущественное право покупки не является абсолютным правом. Обязанной стороной в соответствующем правоотношении всегда выступает один из сособственников, имеющий намерение продать свою долю постороннему лицу. Некоторые дореволюционные авторы, в частности, И. А. Покровский, относили преимущественное право покупки к правам на чужую вещь, то есть к ограниченным вещным правам[28]. Аналогичную позицию в настоящее время занимает Л. Ю. Леонова. По ее мнению, преимущественное право покупки отвечает всем признакам ограниченных вещных прав, в частности, оно существует до тех пор, пока сохраняется право общей собственности на вещь, и следует за вещью, а не за обязанным лицом[29]. Как указывалось выше, объектом вещного права может быть только вещь, а доля, преимущественное право приобретения которой принадлежит сособственнику, вещью не является. Поэтому следует согласиться с теми авторами, которые характеризуют преимущественное право покупки доли как обязательственное право[30].

Рассматривая долю как гражданско-правовую конструкцию, обозначающую право собственности, ограниченное в своем осуществлении, мы, однако, сталкиваемся с определенными противоречиями. С одной стороны, как указывалось выше, права не могут быть выражены в количественном соотношении. С другой стороны, общепринятым является обозначение доли в праве собственности в виде дроби или процента. Чтобы разрешить данное противоречие, необходимо обратить внимание на то, что имущественные отношения, а, следовательно, и имущественные права и обязанности, возникают по поводу материальных благ. Право собственности на вещь имеет ценность для его субъекта постольку, поскольку именно в силу данного права он имеет возможность получать материальные блага от использования общей вещи. Указанное замечание справедливо и в отношении права собственности, принадлежащего собственнику. Различие заключается лишь в том, что индивидуальному собственнику причитаются все материальные блага, получаемые от использования вещи, в чем бы они ни выражались, а объем материальных благ, поступающих отдельному участнику общей долевой собственности, ограничен, как и его право собственности. В отличие от субъективного права, категория «материальное благо» имеет количественную характеристику. Поэтому ограничение количества материальных благ, получаемых отдельным сособственником от эксплуатации вещи, происходит путем деления общего объема соответствующих благ на определенные части и установления соотношения между целым и каждой частью. Наряду с благом от использования вещи ее собственник, как отмечалось выше, несет бремя расходов, связанных с имуществом, которые распределяются между сособственниками аналогичным образом. Полученные показатели выражаются в виде дроби или процента, которыми на практике принято обозначать долю в праве собственности. Однако соответствующие числовые соотношения не следует смешивать с долей в праве собственности. Каждый сособственник обладает одинаковыми правами на общее имущество, следовательно, доля в праве собственности, принадлежащая одному из них, не отличается от доли другого. В то же время показатель, выражающий меру получения каждым участником материальных благ от использования общей вещи, может быть как равным, так и неравным. Согласно ст. 245 ГК РФ, доли в праве собственности считаются равными в том случае, если они не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех участников. Кроме того, соглашением всех собственников может быть предусмотрен порядок определения, и изменения их долей в зависимости от вклада каждого го них в образование и приращение общего имущества. Таким образом, в отличие от прав участника общей собственности на общее имущество, которые носят вещный характер, количественная характеристика материальных благ в силу диспозитивности нормы о презумпции равенства долей может составлять сферу договора и изменяться по соглашению сособственников в период существования общей долевой собственности.

Часть материальный благ, получаемых каждым сособственником от общего объекта, может быть определена в виде:

1)  части имущества, предоставляемой участнику во владение и пользование (пункт 2 ст. 247 ГК РФ);

2)  части плодов, продукции и доходов от использования общей вещи как в денежной, так и в натуральной форме (ст. 248 ГК РФ);

3)  части имущества или части его стоимости при разделе общего имущества или выделе доли (ст. 252 ГК РФ).

Спорным в литературе является вопрос о том, должен ли размер доли обозначаться только в виде дроби или процента, или возможно его определение в натуральных показателях. По мнению К. И. Скловского, последний вариант недопустим, поскольку доля в праве не может быть выражена в квадратных метрах, тоннах и т. п.[31]. Щукина Е. М., напротив, отмечает, что нет никаких оснований запрещать сособственникам определять долю в любых удобных для них единицах, в том числе и натуральных[32]. Следует согласиться с точкой зрения Е. М. Щукиной, поскольку, как указывалось выше, количественные характеристики обозначают не долю в праве, а объем материальных благ, причитающихся отдельному сособственнику, который может выражаться как в виде числового соотношения, так и в иной форме.

Учитывая сказанное выше, представляется целесообразным изложить пункт 2 ст. 246 ГК РФ в следующей редакции:

«Если иное не предусмотрено федеральным законом, участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю, либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных статьей 250 настоящего Кодекса».

Признание доли объектом гражданских прав обусловлено потребностями гражданского оборота. В связи с тем, что распоряжение общей вещью осуществляется по соглашению всех участников общей долевой собственности, участие самой вещи в обороте, ее отчуждение представляется весьма проблематичным. Однако отдельный сособственник, не имея возможности по своему усмотрению распорядиться вещью, в то же время может самостоятельно распоряжаться своим правом на вещь, то есть своей долей в праве собственности. Тем самым он опосредованно реализует принадлежащее ему правомочие распоряжения общим имуществом. Как отмечалось, распоряжение вещью состоит в определении ее юридической судьбы путем изменения ее принадлежности, состояния или назначения. Отчуждая свою долю в праве собственности, сособственник изменяет субъектный состав лиц, имеющих право собственности на общую вещь, то есть принадлежность вещи. Следовательно, распоряжение долей в праве собственности одновременно представляет собой опосредованный акт распоряжения общим имуществом, совершаемый отдельным сособственником самостоятельно. Возможность распоряжаться долей по своему усмотрению (с учетом установленных законом ограничений) позволяет сособственнику выступать в качестве автономного участника гражданского оборота, не связанного волей других участников общей долевой собственности.

Как отмечается в правовой литературе, объект гражданских прав, обозначаемый как доля в праве собственности, по своей правовой природе является не вещью, а имущественным правом[33]. В связи с этим закон содержит специальную норму, определяющую момент перехода доли в праве собственности к ее приобретателю. Если право собственности на вещь у приобретателя по договору, по общему правилу, возникает с момента ее передачи (ст. 223 ГК), то доля в праве собственности, в соответствии с пунктом 1 ст. 251 ГК, переходит к ее приобретателю по договору с момента заключения соответствующего договора.

Пункт 2 ст. 251 ГК РФ предусматривает, что момент перехода доли в праве собственности по договору, подлежащему государственной регистрации, определяется в соответствии с пунктом 2 ст. 223 ГК РФ, то есть моментом государственной регистрации перехода прав на имущество. Поскольку доля в праве собственности обозначает право собственности на общее имущество, в случае, если общая вещь является недвижимой, доля в праве на такую вещь подлежит государственной регистрации в соответствии со ст. 131 ГК РФ. Следовательно, доля в праве собственности на недвижимое имущество переходит к ее приобретателю с момента государственной регистрации ее перехода, независимо от того, подлежит ли государственной регистрации договор, в соответствии с которым отчуждается доля. Поэтому пункт 2 ст. 251 ГК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Доля в праве собственности на недвижимое имущество переходит к приобретателю с момента ее государственной регистрации».

Следует отметить, что в соответствии с действующим законодательством вообще не требуется государственная регистрация какого-либо вида договоров об отчуждении доли в праве собственности. Нормы ГК РФ предусматривают государственную регистрацию договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или части квартиры (пункт 2 ст. 558), договора продажи предприятия (пункт 3 ст. 560), договора дарения недвижимого имущества (пункт 3 ст. 574), однако предметами всех указанных договоров являются вещи, а не права на них. Гражданский кодекс Франции относит права на недвижимые вещи - сервитуты, узуфрукт и т. п. - к недвижимому имуществу (ст. 526). Очевидно, что отнесение прав на недвижимое имущество к недвижимости основано на доктрине римских юристов, согласно, которой права являются бестелесными вещами. С точки зрения современных теоретических представлений нельзя отождествлять вещь или часть вещи с долей в праве собственности на нее, поскольку указанные объекты имеют различную правовую природу. Статья 131 ГК РФ говорит о недвижимых вещах и не включает в перечень объектов недвижимости права на недвижимое имущество. Поэтому приведенные выше нормы российского законодательства, предусматривающие государственную регистрацию сделок с недвижимым имуществом, формально не могут быть распространены на договоры об отчуждении доли в таком имуществе.

В связи с этим предлагается дополнить главу 16 ГК РФ «Общая собственность» статьей «Форма сделок с долей в праве собственности» следующего содержания:

«Сделки с долей в праве собственности совершаются в форме, предусмотренной законодательством для соответствующих сделок с общим имуществом, доля в праве собственности на которое является предметом сделки».

В соответствии со ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи подлежат государственной регистрации. Поскольку право собственности на общую недвижимую вещь, принадлежащее сособственнику, является элементом совокупности прав, обозначаемых как доля в праве собственности, по нашему мнению, необходимо предусмотреть в ГК правило о государственной регистрации доли в праве собственности на недвижимое имущество. В связи с этим представляется целесообразным дополнить главу 16 ГК статьей следующего содержания: «Доля в праве собственности на недвижимое имущество подлежит государственной регистрации в порядке, установленном законодательством».

Следует отметить, что Закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество...»[34] использует понятие «государственная регистрация права на долю в общей собственности», в то время как Гражданский кодекс говорит о переходе к приобретателю доли в праве собственности, а не права на долю. О регистрации именно доли в праве собственности говорится и в Методических рекомендациях о порядке государственной регистрации права общей собственности на недвижимое имущество, утвержденных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 25 марта 2003 г. № 70. Поэтому следует внести изменения в ст. 24 указанного закона, заменив приведенную выше формулировку словами «государственная регистрация доли в праве собственности».

Доля в праве собственности представляет собой специфический объект гражданского оборота. С одной стороны, при ее отчуждении не может быть осуществлена фактическая передача вещи приобретателю, поскольку приобретение доли в праве собственности не означает исключительного господства над объектом. С другой стороны, доля в праве собственности обозначает вещное право (право собственности), поэтому сделки с ней не могут совершаться в соответствии с нормами о цессии. Наиболее правильным представляется отчуждение доли по правилам, регулирующим переход прав на вещи, с изъятиями, обусловленными нематериальным характером данного объекта. Именно такой вариант предусмотрен главой 16 «Общая собственность» ГК РФ. Пункт 2 ст. 246, регламентируя отчуждение доли, говорит о различных сделках (продаже, дарении, залоге, завещании), а не об уступке прав. В то же время ст. 251, определяя момент перехода доли к приобретателю, предусматривает специальную норму по сравнению с общими правилами об обороте вещей[35].

Некоторые сделки с долями требуют отдельного рассмотрения в связи с их сложной правовой природой. В частности, весьма распространенным основанием возникновения общей собственности является отчуждение доли в праве на предмет, который ранее находился в собственности одного лица. Может сложиться представление, что собственник в этом случае делит принадлежащее ему право собственности на части, и отчуждает эти части (доли) другим лицам. На самом деле в данном случае имеет место, как отмечала М. В. Зимелева, «особая вещно-правовая сделка»[36], в результате которой собственник ограничивает свое право собственности в пользу другого лица и передает этому лицу право собственности на общую вещь, ограниченное в своем осуществлении. В случае приобретения доли в праве на объект, ранее принадлежавший одному лицу, не происходит ни деления права собственности, ни прекращения первоначального права собственности. Возникает правоотношение общей долевой собственности, управомоченными субъектами которого становятся обе стороны по сделке.

Аналогичным образом следует рассматривать и передачу лицом индивидуально определенной вещи в общую долевую собственность, например, по договору простого товарищества. В этом случае, по мнению А. В. Казаковой, следует говорить о прекращении права первоначального собственника вещи вследствие отчуждения им этой вещи и поступления ее в общую долевую собственность товарищей[37]. Однако, сам термин «отчуждение» предполагает, что вещь в этом случае становится для сособственника «чужой», а не «своей». По нашему мнению, у лица сохраняется право собственности на имущество, переданное им в качестве вклада по договору простого товарищества, но это право ограничивается правами других товарищей. В рассматриваемом случае возникновение общей долевой собственности на имущество, переданное в качестве вклада в простое товарищество, предусмотрено ГК РФ. Таким образом, право собственности на индивидуально определенную вещь, переданную в общую долевую собственность по договору о совместной деятельности, не прекращается, а лишь стесняется в своем осуществлении, превращаясь в право собственности, ограниченное аналогичными правами других сособственников. В то же время право собственности товарища распространяется не только на вещь, ранее находившуюся в его индивидуальной собственности, но на все общее имущество, находящееся в долевой собственности товарищей, как на единый объект. Таким образом, право собственности участника договора о совместной деятельности ограничивается, но объект данного права увеличивается.

Особый случай представляют собой и сделки по отчуждению собственником своей доля не целиком, а частично. По мнению Э. Гаврилова, любая доля в праве собственности с юридической точки зрения является делимой[38]. Как уже говорилось выше, субъективное право, обозначаемые долей в праве собственности, не делится на части. Однако осуществление права собственности участника может быть еще более затруднено за счет увеличения числа собственников, а также возможно уменьшение размера выгод, получаемых собственником. В первом случае собственник частично отчуждает долю постороннему лицу, тем самым ограничивая свое право собственности в еще большей степени, так как для его осуществления ему придется согласовывать свои действия с более широким кругом лиц. Одновременно он стесняет в большей мере и права других участников, поэтому, как отмечает Э. Гаврилов, в этом случае остальные сособственники пользуются преимущественным правом покупки[39]. Во втором случае участник лишь уменьшает объем причитающихся ему материальных благ в пользу другого сособственника (или собственников), при этом дальнейшего стеснения прав сособственников не происходит. Поэтому на указанный случай правила о преимущественном праве покупки не должны распространяться.

Следует отметить, что преимущественное право покупки не может применяться и в случае отчуждения доли по договору ренты, причем указанное правило должно действовать даже в тех случаях, когда к указанным отношениям применяются правила о договоре купли-продажи. Хотя указанный договор и является возмездным, лично-доверительный элемент в нем имеет важное значение, поскольку покупатель становится обязанным перед продавцом на весьма длительный срок.

При наследовании как по закону, так и по завещанию, а также при отчуждении доли в безвозмездном порядке по договору дарения преимущественное право покупки не применяется. В данном случае лично-доверительный характер указанных сделок имеет приоритетное значение по сравнению с относительными правоотношениями, связывающими участников общей долевой собственности.

Кроме того, закон предусматривает, что преимущественное право покупки не действует в случае продажи доли с публичных торгов. При этом указывается, что публичные торги для продажи доли в праве общей собственности при отсутствии согласия на это всех участников долевой собственности могут проводиться в случаях, предусмотренных частью 2 ст. 255 ГК, и в иных случаях, предусмотренных законом. Из приведенного положения вытекает, что для продажи доли с публичных торгов во всех случаях, кроме прямо предусмотренных законодательством, требуется согласие всех сособственников. Данная норма необоснованно ограничивает права сособственника по сравнению с общими правилами продажи доли, поскольку преимущественное право покупки, безусловно, в меньшей степени стесняет продавца доли, чем необходимость получения согласия всех сособственников. Отсылка к части 2 ст. 255 ГК РФ не вполне корректна, так как продажа доли с публичных торгов предусмотрена частью 3, а не частью 2 указанной статьи. В целом ст. 255 ГК РФ регламентирует порядок обращения взыскания на долю в праве собственности. Данная процедура включается себя следующие этапы:

1)  предъявление кредитором требования о выделе доли должника в общем имуществе для обращения на нее взыскания;

2)  если выдел доли невозможен либо против этого возражают другие участники общей собственности, кредитор вправе требовать продажи должником своей доли другим сособственникам по цене, соразмерной рыночной стоимости этой доли, с обращением вырученных средств в счет погашения долга;

3) в случае отказа остальных участников общей собственности от приобретения доли должника кредитор вправе требовать в судебном порядке обращения взыскания на долю должника путем ее продажи с публичных торгов.

По нашему мнению, при обращении взыскания на долю в праве собственности целесообразно сначала предоставить другим сособственникам право приобрести долю по ее рыночной стоимости в порядке, предусмотренном для осуществления преимущественного права покупки. Затем, если сособственники не воспользовались правом приобретения доли, кредитору предоставляется по его выбору право требовать выдела части общего имущества, соразмерной доле должника (в том числе, при отсутствии согласия с ©собственников, в судебном порядке) или обращения взыскания на долю путем ее продажи с публичных торгов. При этом начальная цена торгов не должна быть ниже цены, по которой сособственникам предлагалось приобрести долю. Такая конструкция в большей степени учитывала бы законные интересы, как сособственников, так и кредитора.

Представляется целесообразным установить, что продажа доли с публичных торгов во всех случаях возможна лишь после соблюдения правил о преимущественном праве покупки. Начальная цена таких торгов не должна быть ниже цены предложения сособственникам, однако, если в ходе торгов возникает необходимость изменения условий продажи, в том числе в сторону снижения цены, преимущественное право покупки не действует.

Спорным является и вопрос о том, обязан ли продавец повторно извещать сособственников в случае изменения условий договора купли-продажи доли. Как указывает Н. Толчеев, если продавец доли впоследствии изменит цену или другие условия продажи, то он обязан уведомить об этом в установленном порядке остальных участников общей долевой собственности. В противном случае их преимущественное право покупки может оказаться нарушенным[40]. На аналогичной позиции стоит и судебная практика[41]. Более дифференцированный подход использует Э. Гаврилов. По мнению указанного автора, отказ от покупки доли действует в тех случаях, когда продавец продает постороннему лицу свою долю по цене, которая была им указана в извещении, или по более высокой цене, и на условиях, которые были указаны в извещении, или на более выгодных для продавца условиях. Во всех остальных случаях отказ от покупки не действует, а продавец доли, намеревающийся продать свою долю по меньшей цене или на менее выгодных для себя условиях, обязан направить остальным участникам общей долевой собственности повторное извещение[42]. Данная точка зрения представляется наиболее правильной. Действительно, если участники общей долевой собственности отказались от приобретения доли на более выгодных для покупателя условиях, нет оснований предполагать, что они согласятся ее приобрести, если условия покупки ухудшатся. Напротив, если продажа доли осуществляется по меньшей цене или на иных более выгодных для покупателя условиях, продавец обязан повторно известить сособственников об условиях продажи.

ГК устанавливает сроки, в течение которых сособственники могут направить продавцу предложения о заключении договора на условиях, указанных в извещении. В случае продажи доли в праве собственности на недвижимое имущество такой срок составляет один месяц, а при продаже доли в праве собственности на движимое имущество - десять дней со дня извещения. Статья 250 ГК РФ предусматривает, что продавец вправе продать свою долю любому лицу, если остальные участники общей долевой собственности откажутся от покупки, либо не приобретут продаваемую долю в течение указанных сроков. Данная формулировка представляется не вполне точной, поскольку приобрести долю в праве собственности сособственник может только в случае, если продавец заключит с ним договор купли-продажи доли. Поэтому представляется более правильным связывать осуществление преимущественного права не с приобретением доли, а с извещением продавца о намерении приобрести долю на предложенных условиях и оплатой установленной продавцом цены доли (если продавцом не установлен иной порядок оплаты). Такая формулировка обеспечила бы соблюдение интересов как сособственников, поскольку реализация их преимущественного права покупки не может быть поставлена в зависимость от действий продавца, так и самого продавца, который был бы защищен от возможности нарушения сособственниками обязательств по оплате покупаемой доли.

Особый порядок осуществления преимущественного права покупки доли установлен законодательством для тех случаев, когда объектом долевой собственности выступают земельные участки сельскохозяйственного назначения. В соответствии с пунктом 2 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения»[43] участник долевой собственности обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности или опубликовать сообщение в средствах массовой информации, определенных субъектом Российской Федерации, о намерении продать долю в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения третьему лицу. Извещение должно содержать указание на необходимость направления участниками долевой собственности предложений о покупке доли в праве общей собственности продавцу и в орган юстиции, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, по месту нахождения такого земельного участка, доля в праве общей собственности на который предложена для продажи. Приведенная выше формулировка прямо указывает на то, что офертой (предложением заключить договор купли-продажи) являются предложения собственников о покупке продаваемой доли, а извещение, направляемое или публикуемое продавцом, носит исключительно информационный характер. Кроме сособственников, преимущественным правом покупки доли в праве собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения пользуются соответствующий субъект РФ или муниципальное образование. Вышеназванный Закон, в отличие от ГК, предусматривает обязанность продавца направить новое извещение в случае снижения цены доли или изменения других существенных условий ее продажи.

Более убедительной, по нашему мнению, является первая из приведенных выше точек зрения, поскольку в данном случае речь идет не об осуществлении прав, а о защите нарушенного права. Как справедливо отмечают О. С. Иоффе и Ю. К. Толстой, предусмотренный пунктом 3 ст. 250 ГК РФ трехмесячный срок является сокращенным специальным сроком исковой давности[44]. Указанная разновидность сроков в настоящее время предусмотрена ст. 197 ГК РФ и на нее распространяются правила ст. 198 - 207 ГК РФ, если иное не установлено законом. В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются ГК РФ и иными законами. Пункт 3 ст. 250 ГК РФ не связывает начало течения трехмесячного срока исковой давности с моментом продажи доли в праве собственности, поэтому в указанном случае должны применяться общие правила исчисления срока исковой давности. Статья 199 ГК РФ предусматривает, что исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Поэтому исковые требования, заявленные с пропуском трехмесячного срока, не могут быть отклонены при отсутствии такого заявления. Восстановление срока исковой давности по иску о переводе на сособственника прав покупателя также осуществляется в общем порядке[45].

Рассмотрев вопрос о понятии доли в праве собственности и ее особенностях как объекта гражданского оборота, следует обратиться к характеристике особенностей осуществления участниками долевой собственности правомочий владения, пользования и распоряжения общим объектом.


2 Содержание и прекращение права общей долевой собственности 2.1 Особенности осуществления правомочий владения и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности

Содержание права собственности участника общей долевой собственности, так же, как и права собственности единоличного собственника, составляют правомочия владения, пользования и распоряжения. Однако, в отличие от индивидуального собственника, каждый из сособственников ограничен в осуществлении соответствующих правомочий необходимостью согласовывать свои действия в отношении общего имущества с другими сособственниками. В связи с этим осуществление участниками общей долевой собственности правомочий владения и пользования имеет существенные особенности, которые и будут рассмотрены в настоящем параграфе.

В соответствии с пунктом 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при не достижении соглашения - в порядке, устанавливаемом судом. Однако действующее законодательство предусматривает в некоторых случаях предусматривает иные правила, противоречащие нормам ГК РФ. Так, согласно ст. 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» решение о порядке владения и пользования земельным участком, находящимся в долевой собственности, принимается общим собранием участников долевой собственности. При условии надлежащего уведомления общее собрание участников долевой собственности считается правомочным, если на нем присутствует не менее 20 процентов участников долевой собственности. Решение принимается большинством не менее двух третей голосов от числа присутствующих на собрании участников долевой собственности и оформляется протоколом. Указанный подход обусловлен тем, что число участников общей долевой собственности на земельные участки сельскохозяйственного назначения, как правило, весьма значительно, в связи, с чем получение согласия от каждого сособственника является крайне затруднительным.

С учетом имеющихся особенностей законодательного регулирования долевой собственности на земли сельскохозяйственного назначения целесообразно изложить пункт 1 ст. 247 ГК РФ в следующей редакции:

«Владение и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляются по соглашению всех ее участников, если иное не предусмотрено федеральным законом, а при не достижении соглашения - в порядке, устанавливаемом судом».

Как отмечает P. П Мананкова, соглашение сособственников по указанному вопросу представляет собой сделку, двустороннюю либо многостороннюю в зависимости от числа субъектов[46]. Действующее законодательство не предусматривает обязательные требования к форме такой сделки, следовательно, в зависимости от субъектного состава сособственников она может быть совершена устно или письменно, а по желанию ее участников - удостоверена нотариально. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года в ст. 124 устанавливал правило, согласно которому нотариально удостоверенное соглашение между участниками общей долевой собственности на жилой дом о порядке пользования обособленными помещениями дома обязательно и для лица, которое впоследствии приобретает долю в праве собственности на этот дом. Как указывал Г. П. Батуров, при таких формах фиксации состоявшееся между сособственниками соглашение не может не стать известным покупателю доли. Согласившись же на покупку при полной осведомленности о состоявшемся соглашении, он должен считаться принявшим и все вытекающие из этого соглашения правовые последствия[47]. В настоящее время соответствующее положение в законе отсутствует. Означает ли это, что соглашение сособственников о порядке пользования не является обязательным для лица, которое приобретает долго в праве собственности на общее имущество? Такой подход представляется необоснованным как с теоретической, так и с практической точки зрения. Поскольку, как отмечалось выше, весь комплекс обязательственных прав, связанных с осуществлением права собственности участника на общую вещь, неразрывно связан с долей в праве собственности, право пользования конкретной частью вещи также переходит к приобретателю доли. Кроме того, можно предположить, что при покупке доли новый сособственник в первую очередь будет интересоваться тем, какая конкретная часть общей вещи будет предоставлена ему в пользование, поскольку именно это имеет наиболее существенное значение для удовлетворения его потребностей. Поэтому следует признать, что соглашение сособственников о порядке пользования общим имуществом обязательно и для приобретателя доли независимо от формы такого соглашения.

Мананкова Р. П. выделяет две основные формы осуществления участниками общей долевой собственности правомочий владения и пользования общим имуществом:

1)  совместное пользование;

2)  раздельное пользование.

Под совместным пользованием автор понимает использование каждым сособственником общего объекта как единого целого, а не по частям. При этом сособственники могут пользоваться общей вещью одновременно (например, пользование колодцем) или по очереди (пользование автомобилем). Как отмечает Р. П. Мананкова, юридически неделимые общие вещи, по общему правилу, находятся в совместном пользовании[48]. Юридически неделимой вещью, как указывалось ранее, признается вещь, раздел которой в натуре невозможен без изменения ее назначения либо не допускается в силу закона. Представляется, что более существенной в данном случае является не допустимость раздела вещи в натуре, а возможность одновременного использования разными лицами ее отдельных частей.

Раздельное пользование общей вещью предусмотрено пунктом 2 ст. 247 ГК РФ. В соответствии с указанной нормой участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле. Как правило, в раздельном пользовании находятся жилые помещения дома или квартиры. Это обусловлено тем, что совместное использование указанных объектов не позволяет обеспечить надлежащее удовлетворение жилищных потребностей сособственников.

Поскольку именно определение порядка пользования помещениями, в первую очередь — жилыми, вызывает наибольшие трудности, судебная практика выработала ряд положений, касающихся разрешения соответствующих споров. Хотя большая часть указанных рекомендаций содержится в постановлениях Пленумов Верховного Суда СССР и Верховного Суда РСФСР, изданных задолго до вступления в силу Гражданского кодекса РФ, они не утратили своего значения до настоящего времени. В связи с тем, что действующим законодательством какие-либо новые требования к помещениям, предоставляемым собственникам в пользование (равно как и к выделяемым при разделе помещениям) не установлены, суды обоснованно используют тот опыт правоприменительной деятельности, который был получен и обобщен предыдущими поколениями юристов. При этом некоторые положения, касающиеся определения порядка пользования, выдела и раздела в жилых помещениях, в настоящее время широко применяются при рассмотрении споров, связанных с долевой собственностью на нежилые помещения.

Можно выделить следующие основные подходы к решению возникающих вопросов:

I. При определении размера площади, подлежащей предоставлению во владение и пользование сособственнику, используется предусмотренный пунктом 2 ст. 247 ГК РФ принцип соразмерности предоставляемой части объекта доле собственника (точнее, количественному показателю материальных благ, причитающихся ему от использования общего имущества). Однако в целях обеспечения удобства пользования жилым помещением допускается отступление от данного принципа. Очевидно, что жилищные потребности собственника полноценно обеспечиваются лишь в том случае, если он занимает отдельное жилое помещение (комнату или несколько комнат). Предоставляемая часть дома или квартиры может быть несоразмерна доле сособственника. Соответствующее положение содержалось в подпункте б) пункта б постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 июня 1980 года № 4 «О некоторых вопросах, возникших в практике рассмотрения судами споров о выделе доли собственнику и определении порядка пользования домом, принадлежащим гражданам на праве общей собственности»[49]. Указанный подход используется и при разрешении конкретных споров. Так, М. обратилась в суд с иском к бывшему супругу Т, о разделе дома, выплате ему денежной компенсации за его долю в доме, выселении ответчика, сославшись на то, что его 1/16 доля не может быть выделена в натуре. Т. предъявил встречный иск об определении порядка пользования домом, указав, что часть дома, которой они с М. пользуются в течение более 20 лет, состоит из двух комнат размером 9,6 и 12,5 кв. м, кухни, подвала и тамбура. Решением Кисловодского городского народного суда признано право собственности М. на 1/4 домовладения с выплатой Т. 3750 руб. за его долю в доме; во встречном иске отказано. Президиум Ставропольского краевого суда судебные постановления отменил, указав, что сособственнику может быть передано в пользование помещение большее по размеру, чем ему причитается[50].

Таким образом, как следует из приведенных выше судебных актов, то обстоятельство, что в пользование собственнику передается помещение, превышающее его долю, не является поводом для отказа в иске об определении порядка пользования домом.

Несоразмерность выделенных помещений доле сособственника устраняется следующими способами:

1)  взысканием с сособственника, пользующегося помещением, большим по размеру, чем причитается на его долю, компенсации в пользу других собственников;

2)  п

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Право общей долевой собственности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 577

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>