Дипломная работа на тему "Поводы и основания возбуждения уголовного дела"

ГлавнаяГосударство и право → Поводы и основания возбуждения уголовного дела




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Поводы и основания возбуждения уголовного дела":


Московский государственный университет экономики статистики и информатики

Юридический факультет

Специальность юриспруденция

Специализация уголовно–правовая

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему

Поводы, основания и порядок возбуждения уголовного дела

студентки 4 курса

заочной формы обучения

Смирновой Ирины Анатольевны

Научный руководитель

Кандидат юридических наук, доцент

Луняка Виктор Иванович

Москва 2010г.

ПЛА Н

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты возбуждения уголовного дела

1.1  Понятие и сущность возбуждения уголовного дела как стадии уголовного процесса

1.2 Становление досудебного производства по уголовным делам в России

1.3 Понятие и юридическая сущность поводов и оснований возбуждения уголовного дела

Глава 2. Правовая регламентация и порядок возбуждения уголовного дела.

2.1  Порядок приема, регистрации заявлений, явки с повинной и сообщений о преступлениях (на примере работы ЛОВД на ст. Брянск). Сообщения об обнаружении признаков преступления

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Высококлассное выполнение дипломных проектов на заказ в Иркутске и в других городах России.

2.2  Проверка заявлений и сообщений в целях обнаружения оснований для возбуждения уголовного дела

2.3  Сбор доказательств на стадии возбуждения уголовного дела

2.4  Ошибки, допускаемые органами дознания и предварительного следствия на стадии возбуждения уголовного дела

Глава 3. Порядок возбуждения уголовного дела в зависимости от вида уголовного преследования

3.1 Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

3.2 Возбуждение уголовного дела частно-публичного обвинения

Заключение

Библиография

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Часть первая статьи 1 Конституции Российской Федерации гласит: «Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления».[1]

Демократическое правовое государство означает верховенство правового закона и приоритет прав человека и гражданина. Одним из принципов уголовного процесса является законность, то есть «неукоснительное соблюдение законов компетентными органами государства (органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда)»[2]. Последовательная реализация этого принципа служит непременным условием построения действительно правового государства.

Возбуждение уголовного дела является процессуальной основой дальнейшего развития всего уголовного судопроизводства.

Я выбрала данную тему для своей дипломной работы неслучайно: ведь важность задач, разрешаемых на указанном этапе уголовного процесса, имеет общественно-политическое значение. Своевременное и законное разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела надежно обеспечивает защиту интересов граждан, общественных организаций от преступных посягательств. В стадии возбуждения дела обеспечивается необходимое реагирование органов власти на каждый преступный факт.

Возросшие требования, предъявляемые к деятельности органов, ведущих борьбу с преступностью, ставят перед юридической наукой, и в частности уголовно-процессуальной, новые задачи глубокого исследования актуальных проблем уголовно-процессуальной теории и практики, разработки рекомендаций по дальнейшему развитию законодательства и совершенствованию практической деятельности правоохранительных органов. Особое значение среди них имеют проблемы, связанные с возбуждением уголовных дел, ибо своевременное и обоснованное возбуждение дела является одним из условий успешной борьбы с преступностью. Однако, как свидетельствует анализ практики борьбы с преступностью, еще имеют место существенные недостатки в работе правоохранительных органов по предупреждению, раскрытию и расследованию преступлений, обеспечению неотвратимости наказания лиц, виновных в их совершении.

Устранение недостатков зависит не только от совершенствования деятельности органов расследования и прокуратуры, но и от повышения роли суда в обеспечении неотвратимости ответственности за совершенное преступление, в обеспечение принципа публичности уголовного процесса путем возбуждения уголовного дела в каждом случае обнаружения признаков преступления.

Объектами моего исследования являются поводы, основания и порядок возбуждения уголовного дела. Каждый из этих объектов мною будет рассмотрен персонально и подробно.

Возбуждение уголовного дела - обязательная стадия уголовного процесса. В этой стадии подлежат выяснению как обстоятельства, влекущие за собой возбуждение уголовного дела, так и исключающие производство по делу. Принимаются так же меры к предупреждению или пресечению преступления, а равно к закреплению следов преступления. Закон требует, что бы по каждому заявлению или сообщению было принято решение либо о возбуждении, либо об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому возбуждение уголовного дела, есть предусмотренный законом способ реагирования суда, прокурора, следователя, органов дознания на ставшее им известным событие, как на преступление, которое необходимо установить, а лицо его совершившее подвергнуть наказанию.

При написании дипломной работы моей задачей было проследить течение стадии возбуждения уголовного дела подробно, а также выявить «подводные камни» , которые присутствуют на данной стадии процесса, ведь своевременное возбуждение уголовного дела способствует успешному его расследованию, тем более, когда оно совершается по горячим следам. И, напротив, запоздалое реагирование на сигнал о совершенном или готовящемся преступлении может привести к утрате доказательств и потому серьезно затруднить расследование либо обречь его на неудачу.

Также в своей работе я хотела бы установить: нуждается ли стадия возбуждения уголовного дела в законодательной корректировке, есть ли в законодательстве пробелы, заполнение которых необходимо для улучшения условий в практическом применении норм права на первой стадии уголовного процесса.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

1.1  Понятие и сущность возбуждения уголовного дела как стадии уголовного процесса

Значительная роль в обеспечении строгого соблюдения законов отводится уголовному судопроизводству, и, в частности, первоначальному его этапу - возбуждению уголовного дела, которого не может миновать ни одно расследование. Именно возбуждение уголовного дела является процессуальной основой дальнейшего развития всего уголовного судопроизводства, и первой стадией движения уголовного дела, первой стадией уголовного процесса.

Н. А. Громов дает следующее определение понятия стадии возбуждения уголовного дела: «Стадия возбуждения уголовного дела – это первая, самостоятельная стадия уголовного процесса, состоящая в установлении компетентным органом государства (дознания, следствия, прокуратуры судом) условий, необходимых для производства по уголовному делу, и в принятии решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в таковом».[3]

Согласно ст. 140 УПК возбуждение уголовного дела - начальная стадия уголовного процесса. До возбуждения уголовного дела не могут совершаться никакие следственные действия, за исключением осмотра места происшествия в случаях, не терпящих отлагательства, после проведения которого, уголовное дело должно возбуждаться немедленно. Установление данного ограничения вызвано тем, что при производстве следствия могут ограничиваться конституционные права и свободы лиц, вовлеченных в орбиту уголовного производства. Граждане вызываются на допросы, причем в случае уклонения они могут быть подвергнуты приводу, производятся обыски, выемки, освидетельствования, осуществляются и другие меры, связанные с вторжением в личную жизнь граждан, и притом не только обвиняемых, но также и других лиц.

Допустимо и оправдано такое ограничение прав человека лишь при определённых обстоятельствах, к которым относится защита гражданина, общества от преступных посягательств.

Возбуждение уголовного дела - самостоятельная стадия уголовного процесса, которая обладает всеми признаками, характеризующими стадию уголовного процесса (конкретные задачи, своеобразное выражение основных принципов уголовного процесса, специфический круг уголовно-процессуальных действий и правоотношений и др.). Эта стадия независима от других этапов движения дела, и она обусловлена характером разрешаемых вопросов. В частности здесь не только принимаются сообщения о совершенном преступлении, но и осуществляется проверка полученных сведений, а также принимается обоснованное решение о возбуждении уголовного дела или отказе в нем. При этом осуществляется двуединая задача. С одной стороны, реагирование на каждый факт совершения преступления, а с другой - ограждение последующих этапов уголовного процесса, в частности стадии предварительного расследования, от рассмотрения фактов:

а) которых в реальности не было;

б) не являющихся преступными, то есть, в которых нет хотя бы одного из обязательных признаков объективной стороны состава преступления, в том числе малозначительных (административных, дисциплинарных и иных проступков).[4]

Возбуждение уголовного дела - обязательная стадия уголовного процесса. В этой стадии подлежат выяснению как обстоятельства, влекущие за собой возбуждение уголовного дела, так и исключающие производство по делу, то есть отказ в нем.

Стадия возбуждения уголовного дела это комплекс уголовно-процессуальных действий и правоотношений, который не может быть сведен только к самому акту возбуждения уголовного дела. Если выносится решение об отказе в возбуждении уголовного дела, это не означает, что стадии возбуждения уголовного дела не было; она была, и ее результатом ее явилось постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

От того было ли своевременным или запоздалым возбуждение уголовного дела зависят и результаты дальнейшего расследования. Своевременное возбуждение уголовного дела способствует наиболее полному выявлению и закреплению необходимых доказательств а запоздалое решение практически сводит на нет всю дальнейшую деятельность по раскрытию преступления и изобличению виновных, так как изменяется обстановка совершения преступления, уничтожаются его следы, последствия содеянного, свидетели забывают происшествие и т. п. Поэтому очень часто своевременный акт возбуждения уголовного дела пресекает начавшуюся преступную деятельность или предотвращает наступление общественно опасных последствий.

Следует отметить, что на данной стадии уголовного процесса, в силу презумпции невиновности, уголовное дело возбуждается в отношении самого факта, события преступления, а не в отношении определенного лица, так как оно может быть не известно и подлежать дальнейшему установлению, но даже тогда, когда есть указание на определенное лицо, как на подозреваемого в совершении преступления, данные о преступлении необходимо проверить, подтвердить доказательствами, что возможно только лишь в дальнейших стадиях процесса, но не при возбуждении уголовного дела. Конечно, возможны случаи, когда уже в момент возбуждения уголовного дела имеется в виду определенное лицо (например, при за задержании преступника на месте преступления). В этих случаях возбуждение уголовного дела и привлечение к уголовной ответственности максимально сближается, но все же не совпадут, так как и здесь вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого будет произведено уже после возбуждения уголовного дела, хотя и непосредственно вслед за ним.

Значение данной стадии уголовного процесса заключается в том, что она является одним из необходимых условий, как быстрого выявления преступлений, так и их полного, всестороннего и объективного расследования.

Можно сказать что, стадия возбуждения уголовного дела - это первая самостоятельная стадия уголовного процесса, которая состоит в установлении компетентным органом государства (органом дознания, следствия, прокуратуры, судом) условий, необходимых для производства по уголовному делу, и в принятии решения о возбуждении уголовного дела или при отсутствии таких условий - об отказе в этом.

1.2 Становление досудебного производства по уголовным делам в России

Для того чтобы понять суть такой стадии уголовного процесса как возбуждение уголовного дела необходимо хотя бы коротко остановиться на истории возникновения и становления досудебного производства по уголовным делам в России. Этот процесс неразрывно связан с историей российской милиции в целом.

Изучение истории милиции позволяет выделить следующие периоды определения её деятельности в уголовном судопроизводстве. Первый – от февральской революции до октябрьской 1917 г. Второй – с октября 1917 года до принятия Уголовно – процессуального кодека РСФСР 1922 года. Третий – от УПК РСФСР до судебной реформы 1958 – 1960 годов. Четвертый – регламентация деятельности милиции в производстве по уголовным делам уголовно – процессуальным законодательством конца 50– х – начала 60– х годов. Наконец, пятый, - определение деятельности милиции в уголовном судопроизводстве УПК Российской Федерации и другими законами России.

Прообразом милиции явились созданные в ряде мест свои вооруженные формирования – отряды пролетарской милиции, рабочей милиции, Красной гвардии. Они постепенно, шаг за шагом фактически ликвидировали полицию и занимали её место. В этой ситуации Временное правительство вынуждено было поставить своей задачей повсеместную замену «полиции народной милицией с выборным начальством, подчиненным органам местного самоуправления». 6 марта 1917 года оно упразднило корпус жандармов, 11 марта – Департамент полиции, а 17 апреля 1917 года вместо наружной полиции учредило милицию и утвердило Временное положение о ней.[5]

Милиция мыслилась исключительно как служба охраны общественного порядка. Однако в своей деятельности она сохраняла и «приёмы полицейско-охранных преследований» при абсолютном отсутствии «гарантий не только беспристрастного судопроизводства, но и элементарной безопасности для привлекаемых к суду».

Октябрьская революция 1917 года упразднила установления Временного правительства. Отмена в конечном итоге царских законов привела к правовому вакууму. Правосознание заменяется «революционным сознанием пролетариата», идеологией рвущихся во власть «новых людей». Прежний порядок уголовного судопроизводства оказывается неприемлемым. Происходит официальный отказ от «культурной», то есть основанной на законе, борьбы с преступностью. На смену ей приходит культ силового подавления «сопротивления эксплуататорских классов», «диктатура пролетариата» - «ничем не ограниченная, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненная, непосредственно на насилие опирающаяся власть».

Непосредственное насилие возлагалось на учрежденную 28 октября (10 ноября) 1917 года, на третий день после революции, «рабочую милицию». В постановлении «О рабочей милиции», принятом коллегией Народного Комиссариата Внутренних Дел РСФСР, говорилось только:

«1. Все Советы Рабочих и Солдатских Депутатов учреждают рабочую милицию.

2. Рабочая милиция находится всецело и исключительно в ведении Советов Рабочих и Солдатских Депутатов.

3. Военные и гражданские власти обязаны содействовать вооружению рабочей милиции и снабжению её техническими силами вплоть до снабжения её казенным оружием».

Оно послужило основой для реорганизации имевшихся подразделений милиции и создания новых.

На общем собрании милиционеров 2-го Василеостровского района г Петрограда 6 (19) декабря 1917 г. была принята резолюция, в которой говорилось, в частности: «…Милиционеры готовы всеми имеющимися …средствами поддержать Совет Народных Комиссаров, Военно– революционный комитет и признают Центральный Исполнительный Комитет союза милиционеров».

Президиум Омского Совета рабочих и солдатских депутатов в своем обращении к рабочим и солдатам г. Омска 13(26) декабря 1917 года сообщал: «Совет рабочих и солдатских депутатов, взяв власть в свои руки, в интересах трудового населения приступил к реорганизации милиции», поскольку «Так называемая народная милиция в действительности была такой же полицией, как и в дни самодержавия. Многие из служащих полиции остались служить в милиции. Членами милиции совершались хищения, подлоги, брались взятки».

Любопытно «Постановление и Инструкция Совета рабочих и солдатских депутатов г. Кронштадта и городской управы» «О всеобщей милиционной повинности» (январь 1918 г). Оно устанавливает, что «для несения службы охраны порядка в городе учреждается народная милиция, построенная на принципе обязательной повинности для граждан от 18 – до 50 – летнего возраста». До сведения населения доводятся организационное построение милиции по поддержанию общественного порядка и полномочия милиционера.

Статус милиционера определяется в части Постановления, названной «Инструкция милиционерам всенародной милиции». В ней, в частности, говорится:

«6. О каждом совершенном преступном действии милиционер обязан сообщить немедленно в комиссариат района и позаботиться о том, чтобы следы преступления не были уничтожены.

13. Милиционеры всенародной милиции не имеют права самостоятельно производить аресты, обыски и выемки.

14. За самочинные действия и применение оружия в случаях, не требующих этого, милиционер отвечает перед судом общественной совести».

Милиция формировалась на началах добровольных или на основе повинности с сохранением оплаты по месту работы. Милицейскую службу несли без отрыва от производства. Поэтому эффективность работы милиции была довольно низкой.

В 1918 году в связи с перестройкой работы губернских Советов изменился и правовой статус милиции. В составе губернских исполкомов были созданы отделы по охране революционного порядка. В них в качестве самостоятельных подотделов находилась и милиция. В своей деятельности она руководствовалась решениями губернского Совета и директивами Народного Комиссариата Внутренних Дел РСФСР. Главным содержанием работы её являлась, по – прежнему, «наружная служба по охране общественного порядка».

Однако, Инструкцией Наркомата юстиции, изданной в июле 1918 года, на милицию возлагалось также дознание в виде производства неотложных действий по обнаруженному ею преступлению с последующей передачей собранных материалов органам предварительного следствия.

Положение о народном суде от 30 ноября 1918 г. предоставило милиции право производить дознание в виде полного расследования по делам, которые рассматривались в народном суде с участием двух народных заседателей, с передачей оконченного производства непосредственно в суд.

7 (20) октября 1918 года совместным постановлением Народного комиссариата внутренних дел и Наркомата юстиции была утверждена Инструкция «Об организации советской Рабоче-крестьянской милиции». Ею определялись основные правовые, организационные, кадровые и другие вопросы построения милиции, в том числе её важнейшие обязанности.

Из них следует отметить следующие обязанности. Это, во – первых, составление актов и протоколов о преступлениях, обнаруженных в ходе осуществления функции поддержания порядка в общественных местах. Далее, милиция полномочна была производить и дознание по уголовным делам под руководством и началом народных судей и следственных комиссий. Категория дел не обозначалась. Кроме того, милиция могла проводить оперативно – розыскные мероприятия, осуществлять розыск и задержание лиц, подозреваемых в совершении преступлений, производить обыски, осмотры, выемки, доставку обвиняемого в суд и следственную комиссию. Произведя осмотр, обыск или выемку, милиция должна была поставить об этом в известность народный суд или следственную комиссию.

Она обязана была также выполнять поручения суда и следственных комиссий.

Обязанностью милиции являлось исполнение судебных приговоров.

Важным этапом в развитии милиции явился утвержденный на заседании СНК РСФСР декрет «О Советской Рабоче-крестьянской милиции», подписанный 3 апреля 1919 года В. И. Лениным. Однако уже 10 июня 1920 года был издан Декрет ВЦИК «О Рабоче-крестьянской милиции.

В соответствии с ним при управлениях милиции «состоят помещения для арестованных». В железнодорожной милиции (в линейных управлениях), а также при областных и районных управлениях организуются следственно – розыскные отделы, а при участковых управлениях - следственно – розыскные столы – для борьбы с преступлениями «уголовного характера». В обязанности железнодорожной и водной милиций входят также «препровождение арестованных по месту назначения».

Служба в милиции носила добровольный характер (ст. 5).

Милицию составляли: младшие и старшие милиционеры, командный состав, следователи, агенты розыска (ст. 4). Функции отдельных работников милиции определялись Инструкцией Главного управления милиции НКВД (ст. 65). Статьей 12 Декрета устанавливается: «Члены милиции за свои действия несут ответственность: б) по суду … более высокую по степени меру наказания за совершенное преступление. Возбуждение уголовного преследования работников милиции производится на общих основаниях, путём подачи соответствующего заявления в народный суд или в революционный военный трибунал».

Деятельность милиционеров определялась, в частности, специальной Инструкцией волостным милиционерам от 16 февраля 1920 г. «Главными» их обязанностями являлись: «охрана внешнего порядка и гражданской безопасности и защита всех и каждого от всяких обид и насилий»; наблюдать и «доносить начальству» о «всех дошедших сведениях и слухах о замышляемых беспорядках и преступлениях, принимая «все зависящие меры к прекращению таковых»; оказывать «всяческое содействие … следственным и судебным властям».

Ею предписывалось: «До прибытия на место судебных властей» милиционер обязан был:

- «арестовать подозреваемого в совершении преступления, хотя бы пострадавшие от преступления просили этого и не делать» - при наличии «условий», перечисленных в Инструкции (когда подозреваемый застигнут при самом совершении преступления или тотчас после совершения, пострадавшие прямо укажут на него и др.);

- «тщательно обыскать и отобрать оружие и орудия преступления, если таковые окажутся»;

- «потерпевшие и свидетели должны быть немедленно с подозреваемым направлены в район».

В Инструкции указывалось, что «За побег арестованного милиционер подвергается наказанию по суду».

Предпринимались попытки упорядочить производство отдельных следственных действий. Проведение обысков регламентировалось, например, Приказом Начальника милиции РСФСР от 16 марта 1921 г. № 24 «О правилах производства обысков». Обращает на себя внимание п. 1 Приказа, который гласит: «Обыск есть вторжение в наиболее скрытую сферу частной жизни граждан, поэтому он должен производиться лишь в случае крайней необходимости». Такими случаями являются «подозрение обыскиваемого в совершении преступления», предложение соответствующего органа власти, «основательно проверенное устное или письменное заявление стороны».

Поводом к обыску служит «вполне основательное подозрение в том, что в местах, которые должны быть обысканы, скрываются: а) необходимые для дела вещественные доказательства; б) разыскиваемый преступник».

Обыск производится по общему правилу днем («Причина, по которой обыск производится ночью, должна быть указана в протоколе»), «только по ордеру, выданному начальником уголовно – розыскного учреждения».

В Приказе разъясняется также, как именно должен действовать «агент» в той или иной ситуации (например, «если дверь помещения закрыта», обыскиваемый выдает себя за другое лицо и т. д.).

Тут же поясняется, что «Руководящий обыском агент не должен принимать участие в обыске, - он только наблюдает».

Вообще же расследование преступлений в самом начале октябрьской революции было возложено Декретом о суде, принятом 22 ноября (5 декабря) 1917 г. Советом Народных Комиссаров РСФСР, на местных судей. Для производства предварительного следствия по делам, подсудным революционным трибуналам, при губернских и городских советах создавались особые следственные комиссии. По Положению о военных трибуналах, утвержденному ВЦИК 12 апреля 1919 г. ВЧК имела право, не прибегая к расследованию, применять меры непосредственного принуждения вплоть до расстрела.

В соответствии с «Положением о народном суде РСФСР» 1920 г. производство предварительного следствия возлагалось на народных следователей. Однако, дела, подсудные революционным трибуналам, по-прежнему расследовались органами ВЧК.

Считается, что милиции в предварительном расследовании преступлений отводилась в то время «вспомогательная и первоначальная по отношению к предварительному следствию» роль. Данный вывод вроде бы подтверждается Циркуляром НКЮ РСФСР от 17 января 1922 г. «О взаимоотношениях органов следствия с органами милиции и уголовного розыска». Он предписывал:

1. «Предварительного следствия по делам, не предусмотренным ст. 7 Положения о народном суде, по общему правилу производиться не должно, и народный суд по поступлении к нему милицейского дознания должен немедленно назначить дело к слушанию».

2. Если же народный суд признает необходимость производства предварительного следствия по делу, то он «должен постановить об этом определение» и «довести до сведения подлежащего народного следователя».

3. «Народные следователи по поступлении к ним дела, если не признают возможным ограничиться произведенным … дознанием (ст. 14 Инструкции народным следователям), должны производить предварительное следствие непременно лично…».

В Циркуляре указывалось, что «Милиция и уголовный розыск являются органами подсобными», которым можно поручать «лишь исполнение отдельных действий». Но одновременно в нем содержится подтверждение самостоятельности и самодостаточности дознания: возможность слушания в суде по материалам «милицейского дознания», предоставление следователю права ограничиться произведенным милицией дознанием.

В феврале 1918 года учреждаетсяУголовный розыск. Его обязанностями были раскрытие преступлений и розыск лиц, их совершивших, а также производство предварительного расследования в форме дознания. Вначале он находился в ведении Народного Комиссариата юстиции, но затем, довольно скоро, был передан НКВД.

Считается, что «Юридической базой советского уголовного розыска стало» Положение «Об организации отделов уголовного розыска» от 5 октября 1918 г. В нем указывается, что отделы создаются «для охраны революционного порядка путём негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом … при всех губернских управлениях …милиции, в городах… и посадах с народонаселением не менее 40 000… жителей».

«Для общего руководства и управления деятельностью в РСФСР уголовно-розыскного дела при главном управлении советской рабоче – крестьянской милиции НКВД создается особое отделение – Центральное управление уголовного розыска».

Циркуляром Главного управления советской рабоче-крестьянской милиции от 12 декабря 1918 г. всем исполкомам предписывалось создать в губернских управлениях милиции уголовно – розыскные или уголовно – следственные столы « … для неослабного наблюдения над преступностью». В их ведении «должны находиться уголовный розыск и следствие».

В 1919 г. была разработана и разослана на места Инструкция Главного управления советской Рабоче-крестьянской милиции по уголовному розыску. Документ любопытный. В нем отражаются не только организация и деятельность уголовного розыска в целом, но и роль его сотрудников в зарождающемся советском уголовном процессе. Поэтому он заслуживает хотя бы краткого, в пределах исследуемой проблемы, изложения.

Инструкцией предписывалось, что все отделения уголовного розыска подчиняются Центральному управлению уголовного розыска.

«Сотрудники уголовного розыска обязаны собирать и принимать сведения о совершенных преступлениях из всевозможных источников, как-то: а) народная молва;.б) доносы;.в) заявления лиц…г) заявления очевидцев; д) сообщения учреждений, организаций и должностных лиц; е) жалобы жертв преступлений; з) явки с повинной». Инструкцией разъясняется, как следует относиться к тому или иному источнику сведений о преступлении, устанавливается порядок приёма письменного и «словесного» заявления («показания»), явки с повинной.

«По получении сведений о совершившихся преступлениях отделение уголовного розыска» должно: немедленно приступить к «первоначальному розыску и дознанию», «тщательно сохранять следы преступления и принимать меры к обнаружению виновных», немедленно уведомить местную следственную комиссию, «не прерывая начального розыска, дознания»; «представить произведенное дознание в следственную комиссию, народный суд или революционный трибунал по подсудности, продолжая в случае необходимости начатые дознание и розыск, согласуя свои действия с указаниями подлежащих судебных властей».

«В подлежащих случаях отделение уголовного розыска производит дознания», поддерживает тесные контакты с органами судебной власти и «общей милиции». «В особых случаях, по поручению своего начальника, сотрудник производит розыск и дознание…расследование по делу единолично или совместно с другими при их содействии». «Дознание по делам политическим (контрреволюция, саботаж, шпионаж) сотрудниками уголовного розыска не производятся, а о таковых преступлениях сообщается в подлежащую Чрезвычайную комиссию или революционный трибунал».

Кроме того «Сотрудники уголовного розыска обязаны выполнять …поручения судебных властей и общей милиции по расследованию преступлений, розыску и задержанию виновных, а также по производству отдельных следственных действий, как – то: опросы, обыски, выемки. Поручения судебными властями даются через отделения уголовного розыска письменно».

Сотруднику уголовного розыска вменяется в обязанность задерживать подозреваемых в случаях, перечисленных в Инструкции, и предоставляется право «брать под стражу» - но «с чрезвычайной осторожностью в случае крайней необходимости», при наличии к тому оснований и особого постановления, в котором указывается «основание для задержания».

«О каждом арестованном отделение уголовного розыска не позднее 3 суток извещает народный суд или следственную комиссию по подсудности, от которого зависит освободить ли задержанного или постановить о дальнейшем содержании его под стражей». «В случае необходимости по ходу дела в дальнейшем задержании арестованного начальнику уголовного розыска предоставляется право за собственной ответственностью задерживать таковых лиц не более 15 дней».

Вслед за этим документом последовали подготовка и внедрение в практику ряда других ведомственных нормативных актов разного названия и различного содержания. Одним из них служит разъяснение «Об обязанностях розыскной милиции Главного управления советской рабоче – крестьянской милиции РСФСР» от 1 ноября 1920 г.

В железнодорожной милиции в 20-ые года была создана «железнодорожная следственно – розыскная милиция». Организация и деятельность её определялась специальной Инструкцией «По организации железнодорожной следственно – розыскной милиции» от 25 ноября 1920 г. В тексте Инструкции железнодорожная следственно – розыскная милиция именуется также как «следственно – розыскной орган линии дороги», «следственно – розыскное учреждение».

Ею устанавливается, что данный вид милиции организуется «Для борьбы с хищениями грузов и ж.- д. имущества, а равно и другими преступлениями». Сотрудниками её являются инструктора, следователи, старшие и младшие агенты. Непосредственно руководящим органом данной милиции служит «подотдел ж.- д. следственно – розыскной милиции Центророзыска. «Линейное управление», оказывается, ведет следствие по особым поручениям подотдела следственно – розыскной милиции Центророзыска, а также по наиболее сложным делам...».

В 1919 – 1920 гг. органы уголовного розыска проводили предварительное следствие по большинству уголовных дел, поскольку «следственные комиссии при местных советах – органы предварительного следствия – не успевали расследовать все уголовные дела». В связи с этим «в апреле 1920 г. было проведено слияние органов уголовного розыска и органов следствия. В утвержденном НКВД РСФСР Положении о следственно – розыскной милиции подчеркивалось, что главными её задачами являются «предупреждение, пресечение, раскрытие, расследование уголовно наказуемых деяний и дальнейшее направление произведенных расследований». Считается, что «в конце 1920 г., после введения института народных следователей в системе Наркомюста, милиция перестала выполнять функции органов предварительного следствия».

К сказанному выше следует добавить, что уже тогда, точнее, в конце 1919 г., в милиции стали создаваться научно-технические подразделения. При Центророзыске был учрежден кабинет судебной экспертизы. В его задачи входило: постановка научной экспертизы на местах; обучение агентов уголовного розыска научным методам расследования преступлений.

Подводя итог данному периоду в становлении досудебного производства и милиции в целом, следует отметить, что милиция недолго оставалась органом поддержания революционного порядка. Новая власть вынуждена была возлагать на неё всё новые и новые функции, в том числе борьбу с преступностью. Последнее обусловило возникновение деятельности милиции по уголовным делам в виде дознания и, даже, «следствия», а также выполнения поручений судов, следственных комиссий и народных следователей.

Третий период – с момента принятия УПК РСФСР 1922 г. до судебной реформы 1958 – 1960 годов.

Этот период характеризуется тем, прежде всего, что в начале 20 – х годов принимаются два Уголовно – процессуальных кодекса РСФСР. Таким образом, под деятельность милиции по уголовным делам подводится правовая основа.

Первый Уголовно-процессуальный кодекс советской России - «Уголовно – Процессуальный Кодекс Р. С. Ф. С. Р.» был принят Постановлением III сессии ВЦИК от 25 мая 1922 года и «введен в жизнь» с 1 июля 1922 года. Он определял «порядок производства уголовного дела» (ст. 1), равно – «производство по уголовному делу» (ст. 22 ч. 2), обозначал субъектов, осуществляющих уголовное судопроизводство, и их компетенцию.

В качестве участников уголовного процесса предусматривались, в частности, органы дознания (ст. 5, 98 – 112, 225 – 228, 238, 251, 253, 418, 419). Наряду с ними названы были «розыскные органы Республики» (ст. 420) и «лицо, производящее дознание» (ст. 47 п. 3). Определения им, однако, не давалось.

Среди органов дознания на первое место законодатель поставил «органы Милиции и Уголовного розыска» (ст. 102 п. 1 УПК). Тем самым констатировалось, во – первых, что милиция и уголовный розыск – это разные, самостоятельные, организационно не связанные друг с другом учреждения. Далее необходимо отметить, что органами дознания признавались не милиция и уголовный розыск в целом, а их органы, то есть отдельные их составляющие, подразделения, какие – в Кодексе не указывалось. Наконец, нужно заметить, что органам милиции отдавалось очевидное предпочтение.

В обязанности рассматриваемых органов дознания входило «возбуждение производства по уголовному делу» (Глава VII, ст. 96 – 101) и дознание (Глава VIII, ст. 102 – 109). Кроме указанных выше функций органы милиции и уголовного розыска обязаны были выполнять поручения следователя по уголовным делам, «по которым «начато предварительное следствие» (ст. 112 ч. 2).

Закон обязывал принимать «все заявления» (ст. 99). При этом обязательным являлось разъяснение заявителю об ответственности за «ложный донос» (ст. 97). Если заявление было «словесным», то оно «заносилось» в протокол, который подписывался заявителем (ст. 97). Анонимные заявления могли служить поводом к «возбуждению уголовного преследования» только после предварительной негласной проверки их органами дознания (ст. 98).

«Усмотрев из самого заявления или сообщения отсутствие в деле признаков преступления», органы милиции и уголовного розыска должны были отказать «в производстве дознания» и объявить об этом «заинтересованным лицам или учреждениям» (ст. 100 ч. 1).

При наличии поводов, указанных в ст. 96 УПК, и «наличии в заявлении указаний на состав преступления» органы милиции и уголовного розыска «приступают к производству дознания (ст. 101 п. 1). Данный вид предварительного расследования осуществлялся также в случаях направления прокурором или судом дела для производства дознания (ст. 101 пункты 2 и 4, 251 ч. 3, 418).

В соответствии со ст. 103 УПК на органы милиции и уголовного розыска возлагалось принятие мер «к тому, чтобы до начала предварительного следствия или до разбора дела по существу, если предварительное следствие не производится, были сохранены следы преступления и была устранена для подозреваемого возможность скрыться».

«При производстве дознания могут быть опрашиваемы подозреваемые лица и свидетели» (ст. 104). Выемки, обыски, осмотры и освидетельствования могли быть произведены «в тех случаях, когда имеются достаточные основания полагать, что следы преступления и другие вещественные доказательства могут быть уничтожены или скрыты» (ст. 104). Задержание подозреваемого в совершении преступления допускалось, но «лишь как мера предупреждения уклонения подозреваемого от следствия и суда» и только в случаях, перечисленных в законе (ст. 105).

В соответствии с ст. 470 и 475 УПК милиция являлась одним из органов, на которую возлагалось исполнение наказания.

Не прошло и года, как ВЦИК своим постановлением от 15 февраля 1923 года утверждает новый Уголовно–Процессуальный Кодекс Р. С. Ф. С. Р.

В нем, в отличие от прежнего, деятельность органов милиции и уголовного розыска как органов дознания несколько видоизменяется и до некоторой степени упорядочивается.

В Кодексе появляется ст. 98, которой устанавливалось: «Деятельность органов дознания различается в зависимости от того, действуют ли они по делам, по которым производство предварительного следствия является обязательным, или же по делам, по которым акты их могут послужить основанием к преданию суду без производства предварительного следствия».

УПК 1923 г. статьей 101 определил, что при производстве дознания по делам, по которым предварительное следствие необязательно, надлежит руководствоваться следующими правилами, изложенными в Главе девятой «Общие условия производства предварительного следствия». Первое - обязательность установления имеющих значение для дела обстоятельств (111-113). Второе - недопустимость «публичного оглашения» добытых дознанием данных без разрешения (ст. 115). Третье – возможность соединения в одном производстве дел (ст. 117).

Ею рекомендовалось также соблюдать установленный УПК порядок: допроса свидетелей, вызова и допроса эксперта (ст. 162 – 174), обыска и выемки (ст. 175 – 188), осмотра и освидетельствования (ст. 189 – 195). Любопытно, что статья 195 предписывала: «Протоколы вскрытия и освидетельствования составляются врачом» и подписываются лицом, производившим указанные следственные действия.

Что касается иных следственных действий, то « в случае необходимости их производства» органы дознания должны были испрашивать «разрешение следователя или прокурора, если по каким-либо причинам разрешение следователем дано быть не может» (ст. 101).

В случаях, когда «дознанием добыты данные, по которым обязательно предварительное следствие, органы дознания передают весь материал следователю немедленно по выполнению ими действий, указанных в ст. 99, «не выжидая конца месячного срока, установленного для производства дознания» (ст. 106 УПК).

Если же « дознанием добыты данные, изобличающие кого – либо в совершении преступления, за которое высшее наказание, согласно Уголовному Кодексу, может быть назначено в виде лишения свободы на срок до одного года, то весь материал дознания направляется органами дознания непосредственно в суд, которому подсудно данное дело» (ст. 105 п. 2 УПК).

Если дознанием не установлено наличие «в деле признаков преступления» или не обнаружены виновные – «весь материал дознания подлежит препровождению следователю, в участке которого состоит орган дознания, для прекращения дела» (ст. 105 п. 1), кроме дел о преступлениях, предусмотренных Главой VIII Уголовного Кодекса, разрешаемых в порядке судебного приказа, «каковые дела органы дознания в указанных случаях прекращают самостоятельно».

«В случаях, когда наказание за преступление, установленное дознанием, превышает указанный предел или назначено не ниже одного года, органы дознания направляют весь собранный материал следователю, в участке которого состоит, для составления постановления о предании суду» (ст. 105 п. 3).

Как и в прежнем УПК на милицию было возложено «фактическое исполнение приговора» (ст. 455).

Второй отличительной чертой данного периода является то, что понятия милиции и уголовного розыска, органов милиции и уголовного розыска вообще, как органов дознания в частности, их правовой статус в уголовном судопроизводстве устанавливались не законом, а множеством подзаконных актов, особенно ведомственных.

В частности, милиция в начале 20–х годов определялась, причем в самом общем виде, Положением о Народном комиссариате внутренних дел(Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 24 мая 1922 г.).

Надо заметить, что из данного документа следует всё же, что в своей совокупности отделы милиции и уголовного розыска составляли милицию в целом. По Положению уголовный розыск являлся частью милиции (см., например, ст. 7, 27, 42). Но в УПК РСФСР его органы и органы милиции по-прежнему представлены как самостоятельные учреждения - органы дознания.

По поводу данного документа «в начале 1923 г. А. Белобородов (тогда Нарком внутренних дел РСФСР - ) писал Ф. Дзержинскому: «Положение о НКВД так составлено, что оставляет желать много лучшего и за все время своего действия полностью в жизнь не проводилось вследствие большой путаницы, которую оно вводит в организацию наркомата, и полнейшей неясности и условности в формулировке задач наркомата».

Возможно, что в силу этой оценки А. Белобородовым рассмотренного выше документа в Положении о Народном комиссариате внутренних дел РСФСР, утвержденном Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР 28 марта 1927 г.), описанные выше подробности организации и деятельности милиции и уголовного розыска были опущены. В части, касающейся производства по уголовным делам, им устанавливалось только, что на НКВД (не органы милиции и уголовного розыска, а Комиссариат в целом - ) возлагаются:

o «производство розыска и дознания по уголовным преступлениям»,

o регистрация и учёт преступников, а также

o другие мероприятия по борьбе с преступностью (ст. 6);

o организация мест заключения и управление ими (ст. 11).

Однако, первым документом, определяющим милицию и порядок ее работы, нужно считать Положение о Рабоче-крестьянской милиции, утвержденное Постановлением СНК СССР 25 мая 1931 г.

По Положению милиция являлась «административно – исполнительным органом Советской власти. На неё был возложена, в частности, борьба с преступностью и расследование дел о преступлениях (ст. 1).

В связи с этим милиции были предоставлены права:

- вызывать в установленном порядке граждан в качестве подозреваемых, свидетелей, экспертов и понятых по находящимся в производстве милиции делам о преступлениях; в случае неявки этих лиц подвергать их принудительному приводу;

- входить в жилые и иные помещения при преследовании и розыске лиц, подозреваемых в совершении преступления или бежавших из–под стражи;

- производить при расследовании аресты, обыски и выемки в порядке, установленном уголовно – процессуальным законом.

Об организации органов уголовного розыска и деятельности их в уголовном производстве некоторое представление дает Инструкция НКВД РСФСР от 20 марта 1928 г. «О работе органов уголовного розыска».

В ней говорилось, что «Борьба органов уголовного розыска с уголовной преступностью осуществляется в трех основных видах: в предупреждении готовящихся в пресечении начавшихся и раскрытии совершенных». «Средствами» её осуществления «служат»: наблюдения за преступным элементом, … о происшествиях, заключающих в себе признаки преступных деяний, производство дознания по уголовным преступлениям, кроме дел, отнесенных к другим органам дознания: ГПУ, наружной милиции и органов инспекции податной, санитарной, технической, торговой и труда - и производство отдельных действий по поручению следователя, прокуратуры и суда».

Инструкцией устанавливались права и обязанности должностных лиц, в том числе и в уголовном производстве. Так, начальник уголовного розыска обязан был «сам прибыть на место совершения преступления и принять на себя руководство по его расследованию, а в случае надобности – и непосредственное производство дознания» (параграф 9). Помощнику начальника уголовного розыска могло быть поручено «производство розыска и дознания по более важным делам». Инспекторы «лично или через прикомандированных к ним помощников инспекторов и агентов производят дознания и розыскные действия про всем происшедшим в их районах или относящимся к ведению их бригад уголовным преступлениям» , ежедневно докладывают начальнику о всех происшествиях и преступлениях, имевших место за истекшие сутки, о производящихся дознаниях, ходе работ по розыску, полученных негласных сведениях, слухах и доносах и задержанных лицах с указанием причин их задержания».[6]

В этот период краткость и неопределенность норм УПК «восполняется» столь же неопределенными, не корреспондирующими с законом и между собой, противоречивыми ведомственными установлениями.

Кроме приведенных выше документов одновременно существовали подзаконные акты, которые устанавливали иной, нежели это было предусмотрено УПК, порядок деятельности милиции и уголовного розыска - инструкции по борьбе с отдельными видами преступлений, Устав службы милиции, Правила о производстве дознаний, инструкции отдельным должностным лицам милиции – участковому надзирателю, участковому инспектору в сельских местностях и др.

В этом отношении примечательна совместная НКВД и НКЮ РСФСР Инструкция от 5 февраля 1927 г. «О борьбе с хулиганством». Инструкцией предусматривалось, что «Мероприятия в области …судебной борьбы с хулиганством заключаются: 2) в упрощении порядка возбуждения и производства дел о хулиганстве».

Она содержит специальный раздел II. Порядок возбуждения и производства дел о хулиганстве. В этом разделе даются следующие установки.

«7. В случае совершения хулиганского поступка в условиях полной очевидности и бесспорности органы милиции дознаний не производят, а ограничиваются составлением протокола с изложением в нем обстоятельств дела с указанием фамилии, имени, отчества и местожительства причастных к делу лиц.

8. Во всех остальных случаях дознания производятся органами милиции с наибольшей быстротой и устранением излишних стеснений для граждан, привлекаемых в качестве свидетелей, для чего допрос этих граждан должен производиться без всякой задержки и в наиболее удобное для всех время, а в случае возможности – в месте их жительства. Допрос должен производиться с наивозможной полнотой и точностью во избежание необходимости вызова граждан для дачи дополнительных показаний.

9. Составленные органами милиции протоколы немедленно направляются в дежурную камеру суда, а где таковых не имеется – в соответствующий нарсуд вместе с задержанными, если дело, согласно ст. 74 УК редакции 1926 г., подлежит преследованию в судебном порядке. В таком случае, если за нарушение предусмотрен административный порядок ответственности, дело направляется в соответствующий административный орган».

Определенные сведения о характере деятельности отдельных должностных лиц милиции в уголовном судопроизводстве имеются в нормативных актах, которые регламентировали их работу.

Вслед за введением в действие УПК появилась на свет Инструкция участковому надзирателю от 17 ноября 1923 г. . Участковый надзиратель определялся как «должностное лицо милиции, надзору и охране коего поручен определенный участок города или поселения городского типа». Он обязан был, в частности, «обнаруживать, предотвращать и пресекать уголовные преступления в пределах, установленных Уставом службы милиции и правилами о производстве дознаний органами милиции» (ст. 2 п. б).

По Положению об участковом инспекторе в сельских местностях от 31 мая 1930 г. в его обязанности входило предотвращение, обнаружение и расследование преступлений (ст. 16) и «содействие прокурорскому надзору и судебно – следственным органам в делах обнаружения и расследования преступлений по их постановлениям» (ст. 29).

Вполне естественно, что в результате неопределенности в регламентации деятельности органов дознания на досудебном этапе уголовного судопроизводства на местах учреждался ведомственный порядок производства по уголовным делам, стихийно создавалась местечковая «законность» и стремление во что бы то ни стало «сохранить законность калужскую в отличие от законности казанской». Подобное «правотворчество» ни к чему хорошему не приводило, неизбежно отрицательно сказывалось на состоянии борьбы с преступностью.

Учитывая это, 5 декабря 1928 г. был издан Циркуляр НКВД РСФСР начальникам адмотделов краевых, областных и губернских исполкомов «О выделении в органах милиции специального кадра лиц для ведения дознаний». В нём отмечается: «неудовлетворительное состояние работы названных органов по производству дознаний. Дознания производятся недостаточно полно и без выяснения всех существенных обстоятельств дела, что во многих случаях обусловливает возвращение дознаний судебно – следственными органами к доследованию; при производстве дознаний нарушаются основные требования УПК и действующие по этому вопросу требования НКВД и НКЮ; значительный процент дел по дознаниям находится в производстве органов милиции свыше месячного срока, установленного ст. 105 УПК; процент раскрываемости уголовных дел сравнительно невысок».

Констатируется также, что «Недостатки эти вызываются тем, что работе органов милиции по производству дознаний не уделяется надлежащего внимания, что ведение дознаний поручается лицам, не обладающим надлежащей в этом отношении подготовкой и опытом, и что, кроме того, лица, ведущие дознания, перегружены другими обязанностями и не в состоянии поэтому отнестись к производству дознаний с достаточной энергией и внимательностью».

По сути, выше приведенными нормативными актами уголовно – процессуальная деятельность, возложенная на органы милиции и уголовного розыска, то есть на учреждения милиции и уголовного розыска, их подразделения, вопреки УПК перелагалась на должностных лиц – милиционеров и сотрудников уголовного розыска. Кроме того, они устанавливали свой, отличный от предусмотренного УПК, порядок деятельности указанных органов.

Существенное влияние на деятельность милиции и уголовного розыска как органов дознания оказывали Циркуляры Прокуратуры СССР, устанавливающие свои, подчас отличные от УПК, правила применения уголовно-процессуальных норм.

Так Циркулярное письмо Прокуратуры СССР от 13 августа 1934 г. констатировало, что «В работе органов расследования установился недостаточно ответственный подход к вопросу о возбуждении уголовного дела». Отмечалось, что «уголовное дело начинается» по любому сообщению, любой жалобе. В результате «граждане нередко привлекаются к уголовной ответственности по весьма шатким основаниям», бесполезно тратятся время и государственные средства, граждане отрываются от работы и испытывают «ненужные стеснения», суды загромождаются делами, «не имеющими никакого значения». «Для устранения подобных явлений» предлагалось, в частности: «до изменения в законодательном порядке» ввести «правило, что возбуждение уголовного дела и начало расследования могут иметь место лишь по мотивированному постановлению соответствующего следственного органа, утвержденному прокурором».

Для устранения «основного дефекта предварительного производства» - его «чрезмерной длительности» «органам расследования и прокуратуры» предписывалось «следствие» завершать в 10—20 дней. «Отсрочка окончания расследования допускается мотивированным постановлением прокурора, приобщаемым к уголовному делу».

В 1934 «Главное управление рабоче-крестьянской милиции и уголовного розыска» было преобразовано в Главное управление рабоче-крестьянской милиции (Постановление ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. об образовании НКВД СССР). Уголовный розыск становится частью милиции. Деление органов дознания на органы милиции и органы уголовного розыска исчезает. В связи с этим в УПК РСФСР в числе органов дознания обозначаются лишь «органы Рабоче-крестьянской милиции». Тем самым круг обязанностей милиции, в том числе в уголовном судопроизводстве, значительно расширился. Милиция расследует даже дела, подследственные следователям. Прокурор СССР в приказе от 2 апреля 1937 г. № 18/26 сетует, что милицией расследуется значительное число дел, подследственных народным следователям и считает, что «Такое положение дел…недопустимо», ибо нарушает установленные законом правила о подследственности. Но в принципе он допускает передачу в органы милиции дел, подследственных следователю, однако лишь «в самых исключительных случаях (отсутствие следователя, необходимость сложных и срочных розыскных действий и т. п.)». Более того, Циркуляром Прокуратуры СССР и НКВД 1938 г № 7 предписывалось, что по делам, «возникшим в результате агентурно-оперативной работы милиции» расследование «ведется органами милиции», «заканчивается милицией независимо от их характера и статей УК, по которым они возбуждены». Оконченные производством дела передаются прокурору для направления в суд и «не должны передаваться следователям для повторного производства следственных действий».

В годы Великой отечественной войны уголовно-процессуальная деятельность милиции в целом и её подразделений была направлена на борьбу с возросшей преступностью, особенно с бандитизмом, преступлениями в сфере незаконного оборота оружия и боеприпасов, преступными деяниями экономической направленности.

Четвертый период

Существенное влияние на статус милиции в уголовном производстве оказала судебная реформа 1958 – 1960 годов. Уголовно – процессуальное законодательство не оспаривало её первенства среди других органов дознания, поставив на первое место среди органов дознания (ст. 117 п. 1 УПК).

Уголовно-процессуальный кодекс 1960 года определил обязанности милиции как органа дознания.

В отличие от иных органов дознания компетенция милиции не ограничивалась. Она обязана была рассмотреть любое поступившее заявление и сообщение о любом преступлении (ст. 109 УПК), произвести дознание в виде неотложных следственных действий по любому делу (ст. 119 УПК), полное расследование преступлений, отнесенных к её подследственности (ст. 120 УПК).

По отдельной категории дел (ст. 414 УПК) обстоятельства преступления устанавливались ею в так называемой протокольной форме досудебной подготовки материалов (ст. 415 УПК).

Являясь органом дознания, милиция обязана была возбуждать уголовные дела в каждом случае обнаружения признаков преступления и принимать меры к раскрытию уголовно – наказуемого деяния (ст. 3 УПК).

В соответствии с УПК она должна была выполнять поручения и указания следователя о производстве розыскных и следственных действий, а также его требования об оказании ему содействия при проведении отдельных следственных действий (ст. 119, 127).

В её обязанности входили розыск обвиняемого (ст. 196) и привод его (ст. 147), участие в исполнении приговора и иных решений суда по уголовным делам.

В настоящее время организация и деятельность милиции определяются Федеральным законом РФ «О милиции» от 31 марта 1999 года с последующими изменениями и дополнениями его.

К федеральным законам, регламентирующим деятельность милиции, относятся многие законодательные акты. Укажем лишь на наиболее важные из них с точки зрения определения участия милиции в уголовном судопроизводстве.

Это, прежде всего, Уголовный кодекс Российской Федерации. Затем следует Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, определяющий порядок применения, в том числе милицией, уголовного закона. Кроме того, к ним следует отнести: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях; ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации»; ФЗ «Об оперативно – розыскной деятельности в Российской Федерации»; ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и иные.

С сожалением следует констатировать явную во многих случаях несогласованность между отдельными институтами, положениями и нормами указанных законов, наличие ряда неустранимых противоречий между ними, создающих непреодолимые иногда трудности милиции в правоприменении, особенно в уголовном судопроизводстве.

Считается допустимым и даже «абсолютно необходимым», «в условиях, по сути, начала становления правового государства, разгула преступности, чрезвычайной медлительности и неупорядоченности законотворческого процесса в стране создание механизма, обеспечивающего оперативную корректировку федерального законодательства, особенно в такой острой сфере государственной деятельности, какой выступает уголовный процесс» - регулирование уголовно-процессуальных отношений Указами Президента Российской Федерации

Наконец, следует отметить наличие множества открытых и закрытых, не корреспондирующихся с законами и друг с другом, внутренне противоречивых ведомственных нормативных актов, устанавливающих подчас нормы поведения сотрудников милиции и иных лиц, прямо запрещённые законом, создающих по существу «ведомственный уголовный процесс». В органах внутренних дел, например, учреждается, в частности, особый, отличный от УПК (ч.1 ст.140), порядок производства по предусмотренной законом информации о преступлении. Ими санкционируется установление до возбуждения уголовного дела лицами, осуществляющими оперативно - розыскную деятельность, всех обстоятельств преступления, неофициальное, не в порядке, предусмотренном УПК, представление материалов оперативных разработок следователям, самостоятельное возбуждение этими сотрудниками уголовных дел и производство дознания. Какова юридическая сущность поводов и оснований для возбуждения уголовного дела в настоящее время я предлагаю рассмотреть в третьем параграфе данной главы.

1.3 Понятие и юридическая сущность поводов и оснований для возбуждения уголовного дела

Для возбуждения уголовного дела необходим законный повод и достаточное основание.

Поводом к возбуждению уголовного дела являются те источники, из которых органы возбуждающие уголовное дело, получают сведения о совершенном или готовящемся преступлении.

Согласно ст. 140 УПК РФ ими являются:

1) заявление о преступлении;

2) явка с повинной;

3) сообщение о совершённом или готовящемся преступлении, полученное из других источников.

Рассмотрим поводы к возбуждению уголовного дела подробнее.

1) Заявление о преступлении граждан являются наиболее распространенными поводами к возбуждению уголовного дела. Заявление гражданина представляет собой устное или письменное сообщение о преступлении, исходящее от определенного лица и адресованные органом, уполномоченным возбуждать уголовные дела сообщения о совершенном или готовящемся преступлении независимо от того, причинен ли преступным деяниям вред заявителю или другим лицам и организациям.

2) Явка с повинной как повод к возбуждению дела состоит в сообщении, сделанном органу дознания, следователю, прокурору или суду лицом о совершении им преступления. В случае явки с повинной устанавливается личность явившегося и составляется протокол (Приложение 13), в котором подробно излагается сделанное заявление. Протокол подписывается явившемся с повинной и должностным лицом, принявшим заявление (ст. 142 УПК РФ).

Явка с повинной, равно как и активное способствование, раскрытию преступления являются обстоятельствами, смягчающими ответственность (ч. 1 ст. 61 УК РФ), о чем принявшее заявление должностное лицо должно сообщить явившемуся с повинной. Вместе с тем полученное признание подлежит тщательной проверке и критической оценке, поскольку оно может быть в действительности вынужденным, ложным и даже спровоцированным.[7] Так не является явкой с повинной письменное обращение лица, задержанного в качестве подозреваемого или вызванного на допрос, принявшего решение под воздействием допрашивающего или по иным причинам правдиво рассказать о совершении преступления.

3) Сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из других источников принимается лицом, получившим данное сообщение, о чем составляется рапорт об обнаружении признаков преступления (Приложение 2 ). Это сообщение может являться как результатом расследования по уже возбужденному уголовному делу, так и итогом оперативной деятельности соответствующих подразделений правоохранительных органов.

Перечень указанных поводов для возбуждения уголовного дела является исчерпывающим и каждый из них именуется законным поводом.

Однако, одного повода для возбуждения уголовного дела недостаточно, ч. 2 ст. 140 УПК указывает еще и на необходимость наличия основания, т. е. достаточных данных указывающих на признаки преступления.

Из этого следует то, что основанием к возбуждению уголовного дела являются данные о том, что:

Во-первых, деяние, о котором поступило заявление или сообщение вообще имело место в действительности.

Во-вторых, это деяние действительно содержит признаки преступления. Неизвестность лица, совершившего преступление, неясность тех или иных обстоятельств совершения преступления ни в коей мере не должны препятствовать возбуждению уголовного дела; все эти обстоятельства будут установлены в стадии предварительного расследования. Но как бы то ни было, материалы, по которым решается вопрос о возбуждении уголовного дела, должны содержать серьезные данные для предположения о том, что в действительности было совершено преступление. Уголовное дело не может быть возбуждено на основании лишь одних догадок и предположений.

Большое значение имеет вопрос, каков должен быть объем фактических данных, обосновывающих вывод о наличии преступного деяния. В каждой стадии уголовного процесса все фактические данные оцениваются по внутреннему убеждению соответствующих должностных лиц. Поэтому, вопрос о достаточности данных для вывода о наличии готовящегося или совершенного преступления, в каждом конкретном случае решается тем лицом, которое рассматривает вопрос о возбуждении уголовного дела. Но во всех случаях эти данные должны быть подвергнуты всесторонней оценке. Для этого в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК должна быть проведена предварительная проверка: истребованы необходимые материалы, получены объяснения, однако без производства следственных действий. То есть проверка не должна сводится только лишь к собиранию доказательств, изобличающих конкретное лицо.

Как бы подводя итог, можно сказать что, поводы и основания к возбуждению уголовного дела, а также отсутствие обстоятельств, исключающих производство по делу, являются теми правилами, которые обеспечивают законность и обоснованность возбуждения уголовного дела и только лишь их наличие обуславливает производство по уголовному делу.

ГЛАВА 2. ПОВОДЫ И ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ВОЗБУЖДЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

2.1  Порядок приема, регистрации заявлений, явки с повинной и сообщений о преступлениях

В этой главе подробно рассмотрим заявление о преступлении и явку с повинной как поводы для возбуждения уголовного дела.

Заявления и письма граждан - наиболее распространенный повод к возбуждению уголовного дела. Они представляют собой адресованные органам, уполномоченным возбуждать уголовные дела сообщения о совершенном или готовящемся преступлении независимо от того, причинен ли преступным деянием вред заявителю или другим лицам и организациям.

Законом определён перечень уголовных дел, которые могут быть возбуждены не иначе как по жалобе потерпевшего. Это дела частного и частно-публичного обвинения.

Заявление о преступлении представляет собой устно или письменно оформленное волеизъявление заявителя по поводу совершенного в отношении его или им самим преступления. Заявление о преступлении обязан принять любой сотрудник милиции, независимо от должности и звания. Обязательным условием признания законности письменного заявления – его подписание заявителем. Кроме того, письменное заявление должно содержать фамилию, имя, отчество заявителя, адрес его места жительства. Письменное заявление должностного лица, сделанное им от имени предприятия, помимо подписи этого лица должно иметь соответствующий штамп (печать). Устное заявление принимается посредством оформления Протокола принятия устного заявления (Прило

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Поводы и основания возбуждения уголовного дела". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 608

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>