Дипломная работа на тему "Понятийное содержание термина "государства" в социо-культурном аспекте"

ГлавнаяГосударство и право → Понятийное содержание термина "государства" в социо-культурном аспекте




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Понятийное содержание термина "государства" в социо-культурном аспекте":


Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агенство по образованию

Сахалинский государственный университет

Институт естественных наук

Естественно-географическое отделение

Кафедра истории

Выпускная квалификационная работа

«Понятийное содержание термина «государства» в социо - культурном аспекте»

Студент V курса, 514 группы,

Специальность «история и география»

Пак Виталия Сен

Научный руководитель ,

к. и.н., доцент кафедры

истории И. Н. Мастеркова

Рецензент

Южно-Сахалинск

2009

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие государства

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Высококлассное написание дипломных работ под заказ в Екатеринбурге и в других городах РФ.

1.1 Формирование понятия государства, в мировой политико-правовой мысли

1.2 Государство: развитие теории и общественная практика

Глава 2. Признаки государства

2.1 Понятие публичной власти

2.2 Государственный суверенитет: проблемы определения понятия и содержания

Заключение

Список литературы

Введение

Государство — важнейший институт политической системы общества. В юридической науке до сих пор не достигнут консенсус по вопросу об определении понятия государства. Различные теории выдвигают на первый план один из аспектов социальной сущности государства: либо служение общему благу, интересам общества и личности, либо организованное принуждение, подавление эксплуататорскими классами выступлений эксплуатируемых. Одним из наиболее распространенных является представление о государстве как о политико-территориальной суверенной организации власти в обществе, располагающей специальным аппаратом для осуществления своих функций и способной делать свои веления обязательными для населения всей страны. Государство выступает как политическая, структурная и территориальная организация общества, как его своеобразная внешняя оболочка. Поэтому, когда речь идет о государстве, надо иметь в виду не столько государство как особый аппарат, своеобразную «машину», сколько государственно-организованное общество (или, иначе, политико-, территориально - и структурно-организованную форму общества).

В данной работе рассматриваются проблемы становления государства, теории возникновения государства, сформировавшиеся на разных этапах развития правовой мысли, такие как теологическая, патриархальная, естественно – правовая, теория насилия, психологическая и классовая. Так же затрагиваются вопросы динамики развития государства и понятия государства в наши дни, в разрезе проблем глобализации, модификации государств в прошлом столетии.

Что касается признаков государства, в данной работе будут освещены лишь два – это понятие публичной власти и понятие суверенитета. Это нисколько не умоляет другие признаки государства, такие как территория и административно - территориальное деление, право, население, налоги и налоговая система, просто, на мой взгляд, эти вопросы довольно обширны, и более детальное их рассмотрение оправдывает выборочный подход к данной проблеме. В частности, будут рассмотрены сущность власти на различных этапах формирования общества, её признаки, структура и формирование в различных странах, разделение властей, а так же проблемы государственного суверенитета.

Целью данной работы является изучение динамики понятия государства, раскрытие его признаков. Для достижения поставленной цели работа была разделена на две главы: в первой главе рассматриваются вопросы возникновения государства и его развитие, и воплощение на различных исторических этапах. Вторая глава затрагивает проблемы государственного суверенитета и публичной власти.

Актуальность и недостаточная изученность данной проблемы и предопределили выбор темы.

Глава 1. Понятие государства

1.1 Формирование понятия государства, в мировой политико-правовой мысли

Теории о происхождении государства стали возникать после его появления, отражая уровень развития экономического строя и общественного сознания. Важное значение, как в теоретическом, так и в практико-политическом отношении имеет изучение происхождения государства и права1. Раскрыть все теории не представляется возможным в силу их многообразия, поэтому остановимся лишь на некоторых из них, наиболее известных и распространённых. К их числу справедливо отнести:

теологическая;

патриархальная;

естественно-правовая (теория общественного договора);

теория насилия;

психологическая;

классовая (материалистическая).

Рассмотрим кратко каждую из вышеперечисленных теорий.

Теологическая теория

Теологическая теория была одной из первых теорий происхождения государства и объясняла его возникновение божественной волей. Представителями данной теории были многие религиозные деятели Древнего Востока, средневековой Европы, идеология Ислама и современной католической церкви.

На рубеже XII - XIII веков в западной Европе развивается теория "двух мечей"2. Она исходит из того, что основатели церкви имели два меча. Один они возложили в ножны и оставили при себе, так как церкви не пристало самой использовать меч. Второй же вручили государю для того, чтобы он мог вершить земные дела. Государь наделялся церковью правом повелевать людьми и являлся слугой церкви.

Основной смысл теории заключался в утверждении приоритета духовной организации, то есть церкви, над государством. Она защищает тезис «вся власть от Бога».

Примерно в тот же период появляется и развивается учение широко известного в просвещённом мире учёного-богослова Фомы Аквинского. Он утверждал, что процесс возникновения и развития государства и права аналогичен процессу сотворения богом мира.

Наиболее прочные позиции теологическая теория завоевала в средние века, так как использовалась для обоснования неограниченной власти монарха. А сторонники королевского абсолютизма во Франции, например, Жозев де Местер, рьяно ее отстаивали в начале XIX века.

Несмотря на свое религиозное содержание, эта теория отражала определенные реальности, действительно имевшие место, а именно теократические формы первичных государств. Следует также учитывать при оценке этой теории, что божественное освещение власти придавало ей авторитет и обязательность. Теория отстаивает идеи незыблемости, вечности государства, необходимости всеобщего подчинения государственной воле как власти от Бога, но вместе с тем и зависимости самого государства от божественной воли, которая проявляется через церковь и другие религиозные организации.

Теологическую теорию нельзя доказать, она не является научной, хотя нельзя ее и прямо опровергнуть. Вопрос о ее истинности решается вместе с вопросом о существовании Бога, Высшего разума, то есть, в конечном счете, вопрос веры.

Патриархальная теория

Зародилась эта теория в Древней Греции. Ее основателем считается Аристотель, но свое развитие нашла в XVII веке в сочинении англичанина Филмера «Патриарх»1. Он пытался в своей работе, опираясь на Библию, доказать, что Адам, который, по его мнению, получил власть от Бога, передал затем эту власть своему старшему сыну – патриарху, а тот уже своим потомкам – королям. Среди заметных сторонников данной теории выделяется и русский исследователь Михайловский.

Государство, по Аристотелю, является не только продуктом естественного развития, но и высшей формой человеческого общения. Оно охватывает собой все другие формы общения (семью, селения).

Смысл данной теории заключается в том, что государство возникает из разрастающейся из поколения в поколение семьи. Глава этой семьи становится главой государства – монархом. Таким образом, его власть – это продолжение власти отца, монарх также является отцом всех своих поданных. Из патриархальной теории вытекает вывод о необходимости для всех людей подчиняться государственной власти.

Основные положения патриархальной теории убедительно опровергаются современной наукой. Хотя данная теория также отражала реальные, сущностные стороны перехода человечества от социально-организованной жизни в первобытном обществе к государственным формам в раннеклассовом. Но в этом основной ее недостаток - преувеличивая их, она придавала этим сторонам универсальное и определяющее значение. А это уже было теоретически и исторически неверным.

Таким образом, нет ни одного исторического свидетельства подобного способа возникновения государства. Напротив, установлено, что патриархальная семья появилась вместе с государством в процессе разложения первобытнообщинного строя. В обществе, в котором существует такая семья, родственные связи достаточно быстро разрушаются.

Теория общественного договора1

Значительной теорией происхождения государства является договорная теория, получившая широкое распространение в XVII – XVIII веках. По мере развития человеческой мысли данная теория также совершенствовалась. В XVII - XVIII веках она активно использовалась в борьбе с крепостничеством и феодальной монархией. Идеи естественной теории в этот период поддерживались и развивались многими великими мыслителями и просветителями. В Голландии - это Гуго Гроций и Спиноза, в Англии - Томас Гоббс и Джон Локк, во Франции – Гольбах и Жан Жак Руссо. Исходя из исторического опыта, именно Руссо пришел к выводу, что правители стали смотреть на государство как на свою собственность, а на граждан как на рабов. Они стали деспотами, угнетателями народа. Руссо считал, что в интересах создания правомерного государственного устройства и восстановления истинного равенства и свободы надо заключить свободный общественный договор. Вопрос о том, что собой представляет общественный договор, каковым должно быть его содержание и назначение рассматривается в его знаменитом труде "Об Общественном договоре".

В России представителем договорной теории был А. Н. Радищев, который утверждал, что государственная власть принадлежит народу, передана им монарху и должна находиться под контролем народа2. Люди же, входя в государство, лишь ограничивают, а вовсе не теряют свою естественную свободу. Отсюда он выводил право народа на восстание и революционное свержение монарха, если тот допускает злоупотребление властью и произвол.

По договорной теории государство возникает как продукт сознательного творчества, как результат договора, который является порождением разумной воли народа, находившегося до этого в так называемом «естественном», первобытном состоянии. Условия жизни людей и характер человеческих взаимоотношений в «естественном» состоянии представлялись не однозначным образом.

Гоббс видел естественное состояние в царстве личной свободы, ведущей к "войне всех против всех", Руссо считал, что это - мирное идеалистическое первобытное царство свободы, а Локк писал, что «естественное» состояние человека состоит в его неограниченной свободе.

Общественный договор, создающий государство, понимался как согласие между индивидами на образование государства, превращая неорганизованное множество людей в единый народ. Но это не договор-сделка, а договор, создающий гражданское общество.

В договорной теории в связи с этим различали первичный договор объединения и вторичный договор подчинения, договор народа с князем или другими государственными органами. Следует подчеркнуть, что при этом общественный договор представлялся не как исторический факт подписания всеми какого-либо конкретного документа, который лег в основу появления государства, а как состояние общества, когда люди добровольно объединились в его государственно-организованную форму, как принцип, обосновывающий правомерность государственной власти.

Основатели и продолжатели теории естественного права выступали против идеи божественного происхождения государства и права. В их представлении власть монарха является производной не от Бога, а от людей.

Однако в договорной теории основная фигура – абстрактный, изолированный человек, который вступает в соглашение и образует государство. Но такого изолированного человека как субъекта исторического процесса создания государства, никогда не существовало. Человек выступал в различных социальных объединениях: общинах, классах, больших семьях, - которые и были реальными субъектами этого процесса.

Сторонники других концепций происхождения государства, как правило, относятся к естественно-правовой теории критически, находят в ней существенные изъяны. И это вполне естественно, так как любая существовавшая и существующая теория происхождения государства представляет собой лишь субъективный взгляд человеческой мысли на процессы объективного порядка.

Познать закономерности общественного развития, возникновения и функционирования государства - задача, как подтверждает история, чрезвычайно сложная. Ее решение возможно на основе одновременной интеграции и дифференциации научных усилий различных школ и направлений, занимающихся вопросами происхождения государства и права.

Несмотря на то, что научность договорной теории оценивалась достаточно неоднозначно и противоречиво, вплоть до полного отрицания исторической самостоятельности, тем не менее, некоторые аспекты данной концепции нашли свое реальное воплощение в практике государственного строительства. Примером этого могут служить Соединенные Штаты Америки, которые в своей конституции юридически закрепили договор между народами, входящими в их состав, и определили цели этого договора: утверждение правосудия, охрана внутреннего спокойствия, организация совместной обороны, содействие общему благосостоянию.

Теория насилия

Характерные черты данной теории изложены в работах Л. Гумплевича, Е. Дюринга, К. Каутского и других. Теория насилия принадлежит к числу относительно новых теорий государства и права. Идейные истоки этой теории зародились еще в эпоху рабовладения. Ее представители считали, что государство возникает в результате насилия и завоевания. Научное обоснование теория насилия получает в XIX-XX веках. Ее смысл состоит в том, что возникновение частной собственности, классов и государства является результатом внутреннего и внешнего насилия, то есть путем прямого политического действия. Государство продолжает быть органом угнетения только в тех странах, где еще не стерлись юридические различия между победителями и побежденными.

Каутский считал, что государство не результат внутреннего развития общества, а навязанная ему извне сила, что первобытная родовая демократия сменяется государственной организацией только под внешними ударами.

«История не представляет нам, - писал Л. Гумплович, - ни одного примера, где бы государство возникало не при помощи акта насилия, а как-нибудь иначе. Государство всегда являлось в результате насилия одного племени над другим; оно выражалось в завоевании и порабощении более сильным чужим племенем более слабого уже оседлого населения».

Далеко идущим социальным последствием, которое ассоциируется, по мнению сторонников теории насилия, непосредственно с завоеванием и порабощением, является возникновение частной собственности. Насилие порождает рабство, ведет к появлению частной собственности. С последней же связан, согласно теории насилия, переход племен от кочевого образа жизни и быта к оседлому, земледельческому. Зарождающаяся при этом государственная власть опирается исключительно на физическую силу. Это - государство племени. Его основа - физическое преобладание одного племени над другим.

По мере развития общества государство племени перерастает в государство класса. Его основой является экономическое господство власть - имущих. Одновременно с процессом превращения племен в классы и сословия, а также эволюции государства протекает процесс развития сознания. Классовое деление общества имело этническое, даже расовое, происхождение.

Как относиться к этой теории? Действительно, она улавливает отдельные явления в образовании государства, однако преувеличивает их, придает им универсальный характер. Завоевание одним народом другого имели место. Они отражались на социально-этнической структуре вновь возникающего общества, но это были уже вторичные процессы, когда первичные, раннеклассовые государства уже существовали как города-государства, когда завоеванные народы имели уже свои возникшие государственные образования, или достигали в своем развитии уровня, при котором были готовы воспринимать государственно-организованные формы общественной жизни. Кроме того, теория насилия опять же имеет временной, абстрактный характер, соответствует представлениям и уровню знаний XIX – начала XX века.

Теория насилия, равно как ранее рассмотренная естественно правовая теория, отражают взгляды лишь некоторых слоев общества и их представителей на природу государства и на его происхождение. Она не раскрывает сущностных причин возникновения государства, только открывает отдельные его формы, главным образом вторичные: войны городов-государств между собой, формирование территориально более обширных государств, отдельные эпизоды в истории человечества, когда уже существующие государства подвергались нападению народов, не знавших еще государственной организации, либо разрушались, либо использовались победителями.

Отвергать полностью теорию насилия нельзя не только из формальных соображений, но и на основании исторического опыта, который подтверждает, что завоевание одних народов другими являлось реальным фактором существования государственности исторически длительное время. Элемент насилия, как внутреннего, так и внешнего, объективно присутствовали или сопровождали процесс любого государства. Ясно, что эти реальные факты исторической действительности лишь частично подтверждают истинность теории насилия, но не позволяют игнорировать ее научные положения. Абсолютизируя роль насилия в истории, данная теория не учитывает того, что очень многие государства и правовые системы раньше и сейчас создаются и развиваются отнюдь не в результате завоевания извне или иным насильственным путем.

Психологическая теория

Психологическая теория возникла в середине XIX века. Широкое распространение получила в конце XIX первой половине XX века. Ее наиболее крупный представитель русский правовед Л. Петражитский (1867 - 1931 гг.)1.

Ее сторонники определяют общество и государство как сумму психических взаимодействий людей и их различных объединений. Суть данной теории состоит в утверждении психологической потребности человека жить в рамках организованного сообщества, а также в чувстве необходимости коллективного взаимодействия. Говоря о естественных потребностях общества в определенной организации, представители психологической теории считают, что общество и государство есть следствие психологических закономерностей развития человека.

В действительности же объяснить причины возникновения и функционирования государства только с психологической точки зрения вряд ли возможно. Понятно, что все общественные явления разрешаются на основе психических актов людей, и вне их нет ничего общественного. В этом смысле психологическая теория объясняет многие вопросы общественной жизни, которые ускользают от внимания других теорий. Однако попытка свести всю общественную жизнь к психологическому взаимодействию людей, объяснить жизнь общества и государства общими законами психологии - такое же преувеличение, как и все другие представления об обществе и государстве.

Государство - явление чрезвычайно многогранное. Причины его возникновения объясняются многими объективными факторами: биологическими, психологическими, экономическими, социальными, религиозными, национальными и другими. Их общее научное осмысление вряд ли возможно в рамках какой-то одной универсальной теории, хотя в истории человеческой мысли такие попытки делались, и довольно успешно (Платон, Аристотель, Монтескье, Руссо, Кант, Гегель, Маркс, Плеханов, Бердяев).

Суть психологической теории заключается в том, что она пытается объяснить возникновение государственно-правовых явлений и власти особыми психологическими переживаниями и потребностями людей.

Какие это переживания и потребности? Это потребность властвования у одних и потребность подчинения у других. Это осознание необходимости потребность послушания, повиновения определённым лицами в обществе. Потребность следовать их указаниям.

Психологическая теория государства и права рассматривала народ как пассивную инертную массу, ищущую подчинения.

Право выполняет распределительную и организационную общественные функции. Содержание распределительной функции выражается в том, что правовая психика наделяет граждан материальными и идеальными благами: неприкосновенностью личности, свободой совести, свободой слова и другими. Организационная функция права состоит в наделении субъектов властными полномочиями.

Несмотря на известную теоретическую сложность и "замкнутость" на психологической стороне правовых явлений общественной жизни, многие принципиальные положения теории Петражицкого, в том числе и созданный им понятийный аппарат, восприняты и довольно широко используются современной теорией государства и права.

Материалистическая теория возникновения государства

Длительное время в отечественной теории государства и права происхождение государства и права определялось в соответствии с взглядами Ф. Энгельса, К. Маркса и В. И. Ленина. В основу были положены книга Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», написанная им в 1884 году, и лекция В. И. Ленина «О государстве» 1919 года.

Материалистическая теория исходит из того, что государство возникло, прежде всего, в силу экономических причин: общественного разделения труда, появления прибавочного продукта и частной собственности, а затем раскола общества на классы с противоположными экономическими интересами. Как объективный результат этих процессов возникает государство, которое специальными средствами подавления и управления сдерживает противоборство этих классов, обеспечивая преимущественно интересы экономически господствующего класса.

Суть теории заключается в том, что государство явилось на смену родоплеменной организации, а право - обычаям. В материалистической теории государство не навязывается обществу из вне. Оно возникает на основе естественного развития самого общества, связанного с разложением родового строя, появлением частной собственности и социальным расслоением общества по имущественному признаку. Интересы различных социальных групп стали противоречить друг другу. В складывающихся новых экономических условиях родоплеменная организация оказалась неспособной управлять обществом. Появилась потребность во властном органе, способном обеспечивать преимущество интересов одних членов общества в противовес интересам других. Поэтому общество, состоящее из экономически неравных социальных слоев, порождает особую организацию, которая, поддерживая интересы имущих, сдерживает противоборство зависимой части общества. Такой особой организацией стало государство.

Теория долгое время безраздельно господствовала в советской науке, однако она не может дать объяснение всем факторам возникновения государства, особенно на Востоке, где частная собственность на землю и средства производства не получили широкого распространения. Рассмотрим подробнее данную теорию возникновения государства, ее достоинства и недостатки.

Человеческое общество, по мнению Ф. Энгельса, не возникло сразу с изготовлением первых орудий труда, с появлением первых людей, людей формировавшихся. «Оно возникло лишь с готовым человеком. Предшествовавшая возникновению готового человека эпоха была не только периодом формирования человеческого общества. Формировавшиеся люди жили в формировавшемся обществе»[1]. Этим утверждением Ф. Энгельс намного опередил свое время. Современная наука не давала материала для обоснования и конкретизации этого положения. Поэтому в классическом труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» мы не находим схемы периодизации первобытной истории, которая основывалась бы на этом положении.

В своей работе Энгельс опирался на труды американского этнографа, археолога и историка первобытного общества Л. Г. Моргана, опубликованные в 1877 году в его книге «Древнее общество». Морган был первый, кто попытался внести в предысторию человечества определенную систему, и пока значительное расширение материала не заставит внести изменения, предложенная им периодизация останется в силе. Морган открыл основную ячейку доклассового общества, как он доказал, ей являлся род.

Главной же заслугой Энгельса была не только систематизация взглядов Моргана и некоторых других этнографов на первобытное общество, но и утверждение материалистического, в том числе классового, подхода к появлению частной собственности и государства. Он сделал попытку показать определяющую роль материальных условий жизни первобытного общества: форм трудовой деятельности, ведения хозяйства, разделение труда, собственности - на появление и развитие государства. Он сумел уловить некоторые общие процессы в развитии первобытного общества и использовал знания о родовых связях североамериканских индейцев, изученных Морганом, для объяснения аналогичных процессов в греческой, римской и германской истории. В частности, ценным для того времени являлось понимание разложения родового строя и перерастание его в государственную форму организации общества.

Материалистическая теория выделяет три основные формы возникновения государства: афинскую, римскую и германскую.

Афинская форма

Афинская форма является классической, именно поэтому я рассмотрю ее подробнее.

«Как развивалось государство, частью преобразуя органы родового строя, частью вытесняя их путем внедрения новых органов и, в конце концов, полностью заменив их настоящими органами государственной власти; как место подлинного «вооруженного народа», защищавшего себя собственными силами в своих родах, племенах, заняла вооруженная «публичная власть», которая была подчинена этим государственным органам, а, следовательно, могла быть применена и против народа, - все это, по крайней мере, в начальной стадии, мы нигде не можем проследить лучше, чем в Древних Афинах».[2]

Перемена состояла прежде всего в том, что в Афинах было учреждено центральное управление, то есть часть дел, до того находившихся в самостоятельном ведении племен, была объявлена имеющей общее значение и передана в ведение пребывавшего в Афинах общего совета. В связи с этим возникло общее афинское народное право, возвышавшееся над правовыми обычаями отдельных племени родов. Афинский гражданин получил определенные права и новую правовую защиту также и на той территории, где он был иноплеменником. Этим был сделан первый шаг к разрушению родового строя.

Второе нововведение состояло в разделении всего народа, независимо от рода или племени, на три класса: благородных, земледельцев и ремесленников. Это разделение показывает, что вошедшее в обычай замещение родовых должностей членами определенных семей превратилось уже в мало оспариваемое право этих семей на занятие общественных должностей, что эти семьи начали раскладываться вне своих родов в особый привилегированный класс, и, что их притязания были освящены только еще зарождавшимся государством. Оно показывает, что разделение труда между крестьянами и ремесленниками упрочилось настолько, что стало отодвигать на второй план общественной значение прежнего деления на роды и племена. Оно провозглашает непримиримое противоречие между родовым обществом и государством.

Первая попытка образования государства состоит в разрыве родовых связей путем разделения каждого рода на привилегированных и непривилегированных. А затем, разделения последних на два класса соответственно роду их занятий, что противопоставляло их, таким образом, один другому.

Появившаяся частная собственность на стада и предметы роскоши вела к обмену между отдельными лицами, к превращению продуктов в товары. Это стало началом всего последующего переворота. Лишь только производители перестали сами непосредственно потреблять свой продукт, а начали отчуждать его путем обмена, они утратили свою власть над ним. Возникла возможность использовать продукт против производителя, для его эксплуатации и угнетения. Вместе с товарным производством появилась обработка земли отдельными лицами своими собственными силами, а вскоре затем и земельная собственность отдельных лиц. Потом появились деньги – всеобщий товар, на который могли обмениваться все другие товары.

Древний родовой строй был не способен найти внутри себя места для чего-либо подобного деньгам, кредиторам и должникам, принудительному взысканию долгов. Но новая общественная сила уже существовала, и даже страстное стремление вернуть старое время не могли заставить исчезнуть деньги и ростовщичество.

С дальнейшим развитием промышленности и обмена все полнее развивалось разделение труда между различными отраслями производства. Количество рабов значительно возросло, торговля привлекала в Афины множество чужестранцев, которые селились здесь ради легкой наживы. Одним словом, родовой строй подходил к концу. Незаметно развивалось государство. Новые группы, образовавшиеся благодаря разделению труда сначала между городом и деревней, а затем между различными городскими отраслями труда, создали новые органы для защиты собственных интересов, были учреждены соответствующие должности. Затем молодому государству для ведения отдельных небольших войн и для охраны торговых судов потребовались, прежде всего, собственные военные силы. Были учреждены небольшие территориальные округа, по двенадцать в каждом племени, каждый из которых должен поставить, вооружить и снабдить экипажем одно военное судно. Это учреждение, во-первых, создавало публичную власть, а во-вторых, оно впервые подразделяло народ для общественных целей не по родственным группам, а по проживанию на одной территории.

Позднее был установлен совет «Четырехсот», по сто членов из каждого племени. Основой еще оставалось племя, но это была уже единственная сторона старого строя. Граждане были разделены на четыре класса по размерам землевладения и его доходности. Все должности могли замещаться лишь представителями высших трех классов, а самые высокие должности только представителями первого класса. Четвертый класс имел лишь право выступать и голосовать в народном собрании, однако именно здесь выбирались все должностные лица, здесь вырабатывались все законы, а четвертый класс составлял здесь большинство. Деление на четыре класса послужило основой для новой организации войска. Первые два класса поставляли кавалерию, третий должен был служить в качестве тяжеловооруженной пехоты, четвертый – в качестве легкой, не имевшей защитных доспехов пехоты или во флоте, и притом получал, вероятно, за службу плату. Таким образом, в организацию управления вводится новый элемент – частная собственность.

В последующие годы эволюция афинского общества постепенно приняла направление, по которому оно развивалось далее на протяжении следующих столетий. Движимое имущество, богатство, состоявшее в деньгах, рабах и кораблях, все более возрастало, но теперь оно уже не служило только средством для приобретения земельной собственности, оно стало самоцелью. Борьба партий продолжалась, знать пыталась вернуть свои прежние привилегии и на короткий срок одержала верх, пока революция Клисфена[3] не низвергла ее окончательно, а вместе с ней и остатки родового строя.

Новая организация управления игнорировала деление на четыре древних племени, основанных на родах и фратриях. Ее место заняла совершенно новая организация на основе уже испытанного разделения граждан по месту их жительства. Решающее значение имела уже не принадлежность к родовым союзам, а исключительно место постоянного жительства. Не народ подвергался делению, а территория, население в политическом отношении превращалось в простой «придаток территории» [4].

Возникающее государство начало в Афинах с той же самой единицы, к которой приходит современное государство в результате своего высшего развития. Афинское государство управлялось советом, состоявшим из пятисот избранных представителей десяти племен, а в последней инстанции – народным собранием, куда имел доступ и пользовался правом голоса каждый афинский гражданин. Афиняне учредили одновременно с государством и полицию.

С развитием торговли и промышленности происходило накопление и концентрация богатств в немногих руках, а также обнищание массы свободных граждан, которым только оставалось на выбор: или вступить в конкуренцию с рабским трудом, самим, занявшись ремеслом, что считалось постыдным, низким занятием и не обещало большого успеха, или же превратиться в нищих. Они шли при - данных условия неизбежно – по последнему пути, а так как они составляли массу населения, это привело к гибели и все Афинское государство.

Возникновение государства у афинян является типичным примером образования государства вообще, потому что оно происходит, с одной стороны, без насильственного вмешательства, с другой, - в данном случае высоко развита форма государства, демократическая республика, возникает непосредственно из родового общества, а также просто потому, что нам достаточно известны все существенные подробности образования этого государства.

1.2 Государство: развитие теории и общественная практика

Государство всегда находилось в центре общественной жизни. Таков опыт отечественной и мировой истории. Множество теорий и концепций государства отражали его возникновение, функционирование и деятельность. В реальной действительности не все из них оказались жизнеспособными, нередко государственные процессы развивались вне или даже вопреки их влиянию. И тем не менее только теории могут дать ответ на вопрос, каким может быть государство в новом столетии.

«Образы» государства через призму концепций. История человечества позволила создать «кладовую» концепций и представлений о государстве. В их основе часто лежат не только общие, но и национально-мировоззренческие взгляды, присущие народам, нациям и их идеологам. В сознании, например, древних китайцев государственность представлялась «поднебесной», верховной всеобщностью, а древние греки воспринимали государство как соединение многих людей, связанных между собой общностью интересов и согласием в вопросах права. Примечательно, что русский народ — народ негосударственный. Он отделил себя от государства, предоставив тем самым правительству неограниченную государственную власть, а взамен получил нравственную свободу, свободу жизни и духа. Это мнение К. Аксаков изложил в Записке Императору в 1859 г.

На базе общих этнокультурных, психологических и духовных основ происходит глубокое переформирование государств. Славянофилы признавали опорой государства нравственную связь людей. Видимо, их взгляды послужили основой для формирования концепции евразийского государства, или гарантийного государства, по Н. Н. Алексееву.[5] Западная индивидуалистическая трактовка права и правового государства с его «атомизмом» и формализмом; по мнению Н. Н. Алексеева, не соответствует российскому миру с его органическими социальными общностями, где целое предшествует частному. Обязанности каждого есть «доля участия» в общем, отсюда — «обязательное государство», «государство правды», связанное изнутри нравственными узами. Действительно, корни коллективистского сознания в России очень глубоки. И не случайно А. Д. Сахаров в начале 90-х годов выступал за евразийский союз республик.

Не рассматривая многообразной истории развития идей о государстве ввиду их детального освещения в научной литературе[6], отметим лишь главные вехи. XVII век принес идеи естественного права и договорного происхождения государства; XVIII век— идеи либерального государства, призванного охранять индивида от произвола, идеи Руссо о народном представительстве и законодательстве, а также идеи Монтескье о разделении властей. Опираясь на воззрения на государство как на машину, как на «ночного сторожа» общества, В. Гумбольдт создал работу «Опыт установления границ деятельности государства» (конец XVIII в.), в которой оценивается положение человека в государстве и общества. В первой трети XIX в. в Германии появилась теория правового государства Р. Моля, получившая признание в российской правовой мысли конца XIX — начала XX в. Но и эти века были насыщены войнами, государственными переворотами, жестокими правителями. Концепции оставались в книгах...

В отечественной литературе «досоветского периода» государство чаще всего рассматривалось в качестве союза людей, живущих на определенной территории и подчиненных одной власти[7]. Б. Н. Чичерин характеризовал государство как союз народа, связанного в юридическое целое, управляемое верховной властью для общего блага. Государство — это не учреждение, а союз народа, граждан, живущих под общим законом, который связывает народ в единое целое. Государственный союз управляется верховной властью для общего блага[8]. В теории Б. Н. Чичерина чувствуются отголоски концепций общественного договора и солидаризма.

Концепция основоположников марксизма о государстве оказалась весьма жизнеспособной в течение почти всего XX в. Пролетарское государство рассматривалось по-новому демократическим — для большинства и по-новому диктаторским — в отношении свергнутой буржуазии. Общенародное государство выступает как политическая организация всего народа. В научной литературе 50—80-х годов были основательно разработаны вопросы функций государства и его формы, государственной власти, статуса общественных организаций[9]. Стремясь комплексно исследовать государство как сложное и многогранное общественное явление, В. О. Тененбаум предложил систематику категорий: сущность, тип, содержание и форма. «Переход» их отражает последовательно новую грань явления[10].

Историческая судьба социалистического государства рисовалась как его отмирание в условиях построения бесклассового коммунистического общества и введения самоуправления. Но реальность оказалась более жесткой в отношении этой теории. Распад Союза ССР и социалистической системы резко уменьшил число ее сторонников. И в последние полтора десятилетия в развитии теории Российского государства наметились три направления.

Первое — происходит полный отказ от старых взглядов и переход к либерально-рыночной концепции государства, допускающего передел собственности и признание частной собственности как главных догматов западной цивилизации. Постплановое государство «выходит» из экономической игры[11]. Критика старого тоталитаризма сопровождается критикой нового отчуждения государства от народа и выделением трансформационных и классово-детерминируемых свойств государственности. Вульгарному гражданскому обществу плохо служит криминально-бюрократическое государство[12].

Второе направление отражает сохраняемый или модернизируемый взгляд на государство как проявление «нового социализма» с его базисной самоорганизацией, реальным народовластием и правовым государством, разделением властей, распределением по труду, сочетанием личной свободы и социального равенства[13].

Третье направление можно охарактеризовать как ортодоксальное и нормативно-функциональное. В его рамках развиваются те же элементы государства и выходят в свет десятки учебников по теории государства и права. Даются пояснения понятия «государственность» как более широкого, чем понятия «государство», «государственная власть» и т. п. Это, скорее всего свойство, качественное состояние государственно-организованного общества, отражающее комплекс элементов и институтов публичной власти и компоненты неполитического характера: экономический строй общества, социальная и духовная, культурная организация общества, правовая система, информационная система, наконец, человек[14]. Но вряд ли такой объем рассматриваемого понятия избавляет нас от ощущения «размытости» данного явления. К тому же неясно развитие государства в рамках общества.

Напомним, что еще в 70-е годы в научной литературе стали сильнее выявляться общие государственные дела наряду с классовыми[15]. В 80-х годах мы обращали внимание на своего рода «триаду» государственных дел — классовых, общих и всеобщих дел (в масштабе мирового сообщества)[16]. Это позволило выйти за пределы традиционной трактовки государства как узкоклассовой политической организации. В некоторой степени к такой трактовке близка позиция М. Алиева, делающего акцент на социально-консенсуальной функции государства, выражающейся в том, что поиск согласия между публичной властью и гражданином, между социальными группами и классами, между центральными и региональными органами должен быть доминантой государства[17].

Основательная разработка В. Е. Чиркиным признаков современного государства позволила дать определение государства как универсальной политической организации в обществе, обусловленной его социальной асимметрией и необходимостью выполнения его «общих дел», и организации

легализованного и легитимного принуждения, обладающей особой публичной (государственной) властью и специализированным аппаратом управления обществом, выражающей, прежде всего экономические, политические и идеологические интересы доминирующего социального слоя и выполняющей в определенной степени функции арбитража между различными слоями общества[18].

В юридической и политологической литературе государство рассматривается как политическая организация общества, обеспечивающая его единство и целостность, осуществляющая посредством государственного механизма управление делами общества, суверенную публичную власть, придающая праву общеобязательное значение, гарантирующая права, свободы граждан, законность и правопорядок. Примечательно, что связь государства и права выделяется в качестве одного из его признаков. Одни исследователи считают, что государственная власть, функции, механизм, типы и формы государства выступают как «категории анализа»[19], другие — как сущность, признаки, типология таких элементов, как государственный аппарат, форма, функции, государство в политической системе, государство, право и экономика, государство и личность[20].

Анализируя научные исследования, можно дать самое общее определение государства как политической организации, управляющей общественными делами и регулирующей поведение граждан с помощью права. Оно, естественно, обогащается, как бы «развертывается» применительно к разным видам государств. Этому способствует представление о внутреннем устройстве государства как сложной социальной системы.

Элементы государства: от общего к частному. В природе государства чаще всего выделяют только публичную власть, причем, как и раньше, провозглашают: то «государство — это я», то «государство — это мы». В свое время Н. Бердяев упрекал Ленина и большевиков за стремление к власти как бесспорную доминанту их теории и практики. Однако и теперь в программах политиков, депутатов, кандидатов в президенты и губернаторы, в прессе акцент опять делается на то, кто и как удержит или захватит власть.

Но государство нельзя отождествлять с публичной властью, которая является одним из элементов государства. Есть и другие элементы — народ и граждане, территория и границы, общезначимые государственные дела, бюджет и налоги, правовой порядок, «официальное представительство» страны в мировом сообществе. Все элементы связаны между собой. Думаем, недооценкой системности государства и объясняются не только его мнимая сила и слабость, но и неуспехи реформ. Между тем предстоит освоить в полной мере конституционные характеристики государства, в которых и раскрываются его признаки и элементы.

Рассмотрим власть как элемент государства, и прежде всего вопрос, как устроена публичная власть и как функционирует государственная власть в качестве ее разновидности[21]. Выясняется, однако, что существуют неодинаковые подходы к государственным институтам как структурным способам осуществления функций власти.

Власть — не самоцель, а средство организации целенаправленной совместной деятельности. Часть ее функций осуществляет народ непосредственно, часть — через государственные органы и другие институты, которые служат выражением власти. Единство государственной власти, которое признавалось в прежние годы как аксиома, теперь вытесняется лозунгом разделения властей, хотя надо сделать акцент на укрепление единой государственной власти. Делится же не власть, а ее функции, осуществлением которых заняты органы законодательной, исполнительной и судебной властей. Пока же их в большей степени заботит объем собственных полномочий. На всех уровнях продолжается «перетягивание каната» — кто сильнее. Но частые противостояния лишь отвлекают власть от решения важных экономических и социальных дел. Не скрывается ли за борьбой властных амбиций неумение управлять и использовать властные полномочия?

Такое же впечатление оставляет и очевидная «неустроенность» власти. В стране долго принимались конституционные федеральные законы о Правительстве РФ, о судебной системе, о федеральных органах исполнительной власти. Действующие статутные законы реализуются не полностью, их плохо знают и подчас «перекрывают» тематическими законами и подзаконными актами. А ведь авторитет закона способствует росту авторитета институтов государства. В масштабе Федерации задержка с принятием федеральных законов о принципах построения органов исполнительной и законодательной власти субъектов Федерации, разнобой на местах осложняют отношения в рамках системы исполнительных и иных органов. Добавим к сказанному и недооценку роли государственного аппарата, который в последние годы подвергся резкой критике и разрушению. Сейчас же, после десятков перестроек, аппарат не стал лучше и меньше, он сложный и путаный. Продолжается специализация органов сверху — вниз. Чтобы изменить ситуацию, нужно глубоко изучать систему государственных органов и строить ее более рационально.

Обратим внимание и на новизну подхода к организации власти на основе принципа субсидиарности, т. е. взаимодополняемости ее уровней, начиная с нижнего. Благодаря такому подходу достигается двойной эффект - согласованность и демократичность.

Любая власть хочет казаться людям как «своя», иметь поддержку и пользоваться доверием. Но не получается ли на деле, что народ в целом и каждый гражданин служат «помощниками» власти и от нее зависят: участвуют в управлении, когда привлекают к управлению, или голосуют, когда назначены выборы? Да и отождествление власти как элемента государства с аппаратом имеет недемократический привкус. Наверное, по этой причине реформы проводятся в стране медленно и противоречиво. Ведь граждане далеко не всегда их понимают и поддерживают. Между тем народ, граждане как «животворящий» элемент государства должны стать реально таковым в России. Если народ — источник власти, то и права и свободы человека являются высшей ценностью. Их признание, соблюдение и защита - обязанность государства.

От государства зависит многое, и, прежде всего ориентация деятельности всех органов и служб на удовлетворение нужд и запросов людей, реальная забота, открытость и стимулирование участия в управлении государственными делами. Увы, пока это не так.

Когда каждый научится управлять собой и общими делами, когда ответственность избранных органов и чиновников станет эффективной, тогда и дела пойдут лучше, а для этого надо: а) внимательно изучать интересы различных слоев населения и согласовывать их между собой; не оставлять без внимания интересы меньшинства и отдельного человека; б) развивать формы участия граждан в государственных делах — съезды, обсуждения, инициативы, сменяемость, отчетность и т. д.; в) организовывать политическое и правовое обучение граждан, причем не только участию в выборах; школа, институт, производство, гражданские обязанности служат ступенями гражданского роста; г) менять ориентацию и создавать в обществе институты и атмосферу самоуправления.

В парламенте, в регионах, в прессе, в деловых кругах идут споры о том, чем и как заниматься государству: одни считают, что сфера государственного воздействия резко сужается; другие признают необходимость его видоизменения и перехода к ограниченному регулированию в экономике; третьи настаивают на сохранении прежних государственных рычагов, централизации. Разброс мнений понятен, сложнее объяснить шатания в государственной деятельности и ее «приливы» и «отливы».

Предстоит прежде всего глубоко освоить новую роль государства по отношению к обществу. Если первое выступает как «слуга» по отношению ко второму как «господину», то следует определить круг его дел. Это — дела, имеющие бесспорный публичный характер, дела общественного значения, регулирования, дела социальные. Иными словами, государство призвано выполнять необходимые и полезные для общества следующие функции: обеспечение политической стабильности, регулирование экономики и поддержка предпринимательства, содействие развитию образования, науки и культуры, охрана природы, обеспечение безопасности, международное сотрудничество и др. Выполнение функций должно сопровождаться изменением методов государственной деятельности — тут и определение целей, и правовое регулирование, и жесткие запреты и санкции, и стимулирование, и оказание содействия, и прогнозирование, и информационное и материальное обеспечение, и организационная и методическая работа.

К сожалению, пока уровень управления государственными делами невысок как в собственно государственном секторе, так и в других секторах общества. Власти действуют, скорее, по «отклонениям», чем на основе научного предвидения. В экономике допускается распад базовых отраслей, а стремительная приватизация не дала эффекта в производстве.

И здесь уместно коснуться бюджетно-налогового обеспечения государства. Раньше налоги и сборы считались одним из элементов государства. Но они — не самоцель, иначе все сведется к самообеспечению власти. Налоги, сборы и бюджет служат базой для выполнения функций государства. Но доходная и расходная структуры бюджета не сбалансированы. Продолжается спор по поводу объемов бюджетов Российской Федерации и ее субъектов, и надежды на бюджетный федерализм еще не сбылись. Одна из причин такого положения заключается в незавершенном и неудачном распределении объектов государственной и муниципальной собственности. Налоговая система усложнена и не стимулирует производственную и коммерческую деятельность. Государство пока не научилось с помощью налогов гибко и эффективно влиять на производство и торговлю, на удовлетворение общественного спроса.

Сейчас почти не встретишь людей, которые не говорят и не спорят по поводу права и законодательства. На деле же — традиционное бездействие закона и правовой нигилизм. И государство пока не смогло изменить обстановку в стране. А ведь без правового порядка трудно представить жизнеспособное государство. Без правовых актов нельзя воздействовать на ход экономических и иных процессов, регулировать деятельность людей, предприятий и организаций, обеспечивать стабильность в обществе[22]. Да и мировое сообщество «диктует». Не случайно Россия в связи с вступлением в Совет Европы дала «Пояснения к состоянию и планам совершенствования правового порядка в Российской Федерации».

Но было бы неверным целиком связывать право с государством. Правосознание и юридические нормы имеют глубокие корни в обществе, в его традициях и культуре. Правовые потребности зарождаются в глубинах общественной жизни. К тому же феномен правопреемственности означает, что у права и законов радиус действия нередко длиннее, чем у принявших их государств и государственных органов.

И тем не менее только через «правовой срез» можно обнаружить реальный ход государственных дел. Правовое государство, поднятое словесно «на щит», служит важнейшей характеристикой государства. Ведь право в формально-обязательном смысле создается государством.

Но пока в правотворчестве — хаос. Быстрое и даже поспешное обновление законодательства в России не привело к повышению его качества, в нем остаются пробелы. Нет научно обоснованных программ законотворчества. Сохраняются острые противоречия между законами и иными актами. Государственные органы и должностные лица, как и прежде, плохо знают закон и не чувствуют себя им «связанными». Правовая квалификация не стала частью профессиональных и гражданских требований, и это очень путает. Безответственность чиновников снижает эффект закона.

Что же нужно? Во-первых, планомерно развивать законодательство. Во-вторых, сделать закон реальным, а не фиктивным регулятором. В-третьих, защищать свое право в законном порядке, и, прежде всего через суды.

Каждое государство действует на своей территории[23]. Его суверенитет распространяется на всех людей, на все природные и иные объекты в пределах государственных границ. И тут должна быть стабильность и признание правовых актов мирового сообщества.

Статья 67 Конституции РФ определяет состав государственной территории страны, включающей в себя территории ее субъектов. Границы между субъектами могут быть изменены с их взаимного согласия. У нас же много произвольных «переделов» и даже захватов, а Чечня дала горький урок пренебрежения конституционным статусом своей территории. Следует упорядочить режим административных границ в нашей стране, а также порядок преобразования административно-территориальных единиц.

Раньше граница воспринималась как стена между Востоком и Западом. Теперь это — нередко объект споров и конфликтов; притязания на территорию обострились. В России действует Закон «О государственной границе». В международном плане вопрос о государственных границах очень важен, поэтому мировое сообщество в своих документах признает их незыблемость.

Каждое государство является «официальным представителем» общества — внутри и вовне. Ведение международных дел всегда являлось его прерогативой, и поэтому кроме географической есть и политическая карта мира. В последние годы положение нашей страны в мировом сообществе заметно изменилось.

Сейчас предстоит четко определить генеральную внешнюю стратегию нашего государства: это — курс на взаимовыгодное экономическое сотрудничество, на активное участие в стабилизации обстановки в разных регионах мира через международные организации, на укрепление оборонного могущества и военную реформу; это - политические диалоги на различных уровнях, обеспечение более тесной связи между внутренними и внешними делами, когда бы соблюдение прав человека рассматривалось как их единый критерий.

Любое государство ныне прочно «связано» нормами международного права и межгосударственных объединений — ООН, Европейского Союза, Совета Европы, СНГ и др. Многослойность регулирования сближает международное и национальное право по объектам воздействия и характеру норм. Участие России в СНГ, в качестве участника Договора о Союзе России и Белоруссии, а скоро в едином союзном государстве, Договора «пяти стран» ведет к необходимости учета модельных законодательных актов трех видов, последовательного реагирования на унифицированные нормы и стандарты, на ратифицированные международные договоры. Нормы международного права и межгосударственных объединений не всегда легко входят в российский правовой массив. Поэтому важно усовершенствовать процесс перевода международных норм во внутринациональные и ввести процедуры установления их противоречий, добиться прямого действия международных норм как части правовой системы России.

Таковы выделяемые нами элементы государства, которые выступают отнюдь не как его «схоластические слагаемые». Их органическое развитие и взаимосвязи отражают реальное бытие государства. Плодотворны в связи с этим попытки ввести единицы измерения элементов государства, так как с помощью набора показателей можно было бы оценить состояние и динамику каждого элемента. Например, для публичной власти такими показателями могут быть виды и количество государственных органов, состав государственных служащих, расходы на государственный аппарат, динамика правовых актов, конфликтов ветвей власти и т. п. Заметим, что в зарубежной литературе даются разработки «коэффициентов демократии» десятков государств. Наличие признанных мировым сообществом базовых показателей развития человеческого потенциала (продолжительность жизни, личная безопасность и т. п.), экономики дает возможность их сопоставления. Когда в России будут применяться эти показатели, тогда можно с успехом использовать понятия «государственное состояние» и «государственные режимы» для анализа динамики государственного развития.

Модификации государств. Примечательна закономерность увеличения

числа государств на земном шаре: в 1800 г. насчитывалось 137 независимых государств, в 1900 г. их было 57, в 1997 г. — 170. Сокращение и увеличение количества государств объясняются тем, что наряду с обретением суверенитета многие страны объединяются в единое государство, например, 10 образований вошли в объединенную Италию, 25 — в объединенную Германию в середине XIX в. Отмечены «импульсы суверенизации»: первая мировая война — 30 новых государственных образований; вторая мировая война — 25; деколонизация 60—70-х годов — 90 государственных образований[24].

И все же «национальная суверенизация» далеко не всегда оправданна и к тому же не беспредельна. Очаги сепаратизма тлеют более чем в 30 странах. Реализация формулы «государство — нация» может привести к беспрерывному дроблению политической карты мира и его неустойчивости. Различные государственные объединения могут облегчить консолидацию в обществе. Труден путь к ней в Абхазии, Чечне, Косово и других регионах. Автономия и федерация или их элементы пробивают дорогу в Бельгии, Англии, Италии, Испании, Турции. В то же время находить решение с помощью международных структур надо без ослабления государственного суверенитета. К сожалению, война НАТО в Югославии пробила «брешь» в международном праве.

Зарубежные теоретики государства отдают предпочтение концепциям солидарности и всеобщего благоденствия. XX век особенно богат их разновидностями и примерами осуществления в общественной практике. Канада, Швеция и Германия иллюстрируют увеличение объема социальных дел, выполняемых государством. В общесоциальном как бы переплавляются элементы национального, что позволяет уменьшать самоидентификацию граждан с национальным государством и укреплять роль социальных договоров[25].

Другая линия развития государств связывается с политическим участием, обучением граждан демократии и открытыми политическими режимами. И в то же время противоречие между свободой и порядком, между управляемостью и представительством, между жесткими экономическими мерами и демократическими институтами сохранят остроту и в ближайшем будущем[26].

Третий путь означает реализацию такой глобальной идеи, как «революция человеческого сознания» и формирование нового планетарного гуманизма. Участники «Римского клуба» обосновывали перспективу исчезновения принципа территориального суверенитета и расширение сфер саморегулирования в новом мировом сообществе[27]. Медленными шагами на этом пути являются меры по сближению государств в рамках Европейского Союза, Совета Европы и т. п., идеи «Европы граждан», «Европы регионов» и даже европейской федерации[28]. Естественно, социально-экономическая интеграция способствует данному курсу, хотя ему оказывается противодействие в Англии.

Весьма позитивно расширение «пространства государства», когда его стали рассматривать не само по себе, а в контексте политической системы. Действительно, плюрализация общественно-политической жизни привела к появлению и устойчивому развитию таких институтов, как партии, общественные организации и движения, средства массовой информации. «Приращение» системных свойств государства отмечается политической наукой[29].

Разнообразие государств в историческом аспекте и современном мире ранее объяснялось их типологией, основанной на понятии общественной формации, на природе власти и собственности. Рабовладельческие, феодальные, капиталистические и социалистические государства служили как бы «родовым делением», а «видовое различение» проводилось по набору или развитости тех или иных элементов государства. Отсюда вытекает происхождение понятий «государство социалистической ориентации», «государство переходного периода» и т. п., а также президентские, парламентские и монархические, федеративные и унитарные, тоталитарные и либеральные государства.

Приходится признать: в настоящее время наблюдается затухание интереса к формационной классификации государств, как в России, так и за рубежом. Видовые классификации по отдельным элементам государства кажутся более доступными и удобными. По нашему мнению, проблема остается актуальной и для России, и для других постсоциалистических стран, и для всех государств. «Перемешивание» разных элементов, заимствование и копирование, приспособление к ценностям и институтам межгосударственных объединений и нарастающие интеграционные процессы порождают как реальное, так и мнимое сходство государств. Больший вклад в исследование этих процессов могут внести сравнительное государствоведение и правоведение.

Прежде всего, следует обратить внимание на ряд общих закономерностей развития государств: во-первых, увеличение объема общесоциальных дел, выполняемых государством; во-вторых, большая включенность в международные организации и межгосударственные объединения и большая «связанность» государства принципами и нормами международного права[30]; в-третьих, усиление ориентации на обеспечение прав личности; в-четвертых, новое соотношение с правом, которое выходит из оболочки сугубо «государственного явления»; в-пятых, более гибкие модификации и сочетания государственных институтов. Конечно, отмеченные закономерности по-разному проявляются в тех или иных регионах, в государствах мусульманского мира, в странах ЕС. Более того, им свойственны подчас «обратные тенденции», например, отказ от светских и введение шариатских форм правления, установление военных диктатур, устойчивое развитие американских, европейских (Швейцария и др.) и азиатских (Ливия и др.) институтов самоуправления, видоизменяющих традиционные государственные структуры. Эти и другие особенности должны тщательно анализироваться и объективно оцениваться.

А каково будущее государства? По данному поводу существует несколько теорий. Напомним о взглядах утопистов на будущее безгосударственное сообщество людей. Марксизм-ленинизм исходил из перспектив постепенного преобразования социалистического государства в коммунистическое общественное самоуправление. Бакунин, Кропоткин и другие вожди анархизма ратовали за быстрое «прощание с государством» и введение безвластного порядка. «Римский клуб» выступает за постепенное стирание государственных границ, институтов и правил. Наконец, и в прошлом и сейчас есть концепции духовно-нравственного «вселенского сообщества». Не будем жестки в оценке таких теорий — их сторонники ищут сближения людей, народов и наций нашей планеты.

И все же реализм заставляет нас видеть в качестве перспектив первых десятилетий нового тысячелетия, прежде всего тенденции к упорядочению самоорганизации и стабильности внутри государств путем или демократических режимов, или тоталитарных методов. Укрепление сотрудничества и взаимодействия государств означает, что управление общими делами будет еще теснее сочетаться с регулированием всеобщих дел. Гуманизация — императив государственного развития. А в отдаленной перспективе существование демократически организованных государств будет прочнее поддерживаться их союзами и объединениями с надгосударственными структурами регулирования и управления.

Не хотелось бы предрекать государству судьбу «строительного материала» для международного союза, постепенно превращающегося в мировое супергосударство со своими структурами, нормами и механизмом воздействия. Вряд ли национальное или гражданское сознание будет поглощено вселенским сознанием, ибо нравственная, духовная и культурная жизнь народов сохранится и приумножится как мировое достояние. Суверенные государства и будут их носителями и выразителями.

Глава 2. Признаки государства

2.1 Понятие публичной власти

Важнейший признак государства - наличие особого аппарата публичной политической власти. Она находит свое воплощение главным образом в государственном механизме или аппарате. Государственная власть характеризуется осуществлением, как функций управления, так и функций принуждения, причем, соотношение насильственных действий и управленческих функций прямым образом зависит от различных факторов.

Следует отметить, что в науке понятие публичной власти толкуется неоднозначно. Обычно ее рассматривают в качестве одного из основных признаков государства, реже - как синоним государства. Однако, несмотря на подобные расхождения, все авторы едины в том, что наличие публичной власти имеет принципиальный характер для любой государственной организации, в корне отличающей ее от д

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Понятийное содержание термина "государства" в социо-культурном аспекте". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 445

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>