Дипломная работа на тему "Понятие и признаки преступления"

ГлавнаяГосударство и право → Понятие и признаки преступления




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Понятие и признаки преступления":


Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.Министерство Образования Российской Федерации

Дипломная работа

по дисциплине: «Уголовное право» (общая часть)

тема: «Понятие и признаки преступления»

Челябинск

2003 г.

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение

Глава 1. И сторические и современные аспекты понятия преступления

1.1. И сторические взгляды на понятие преступления___________________

1.2. Характеристика современного понятия преступления_______________

Глава 2. Характеристика признаков преступления

2.1. Общественная опасность ______________________________________

2.2.Противоправность ____________________________________________

2.3. Виновность и наказуемость____________________________________

Глава 3. Отличие преступления от правонарушений и аморальных проступков

3.1. Разграничение преступлений от иных правонарушений____________

3.2. Малозначительность деяния__________________________________

3.3. Преступление и аморальный проступок. Мораль и право. ______

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по необходимой вам теме. Безупречное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Омске и в других городах РФ.

Заключение___________________________________________________

Список использованной литературы_________________________________

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования определяется прежде всего своей фундаментальностью, ведь понятие преступление является основополагающей категорией уголовно-правовой науки, поэтому без уяснения понятия, сущности и признаков преступления невозможно постичь азы и другие категории Уголовного права.

Для осуществления стоящих перед уголовным законодательством задач охраны личности, прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и безопасности, окружающей среды, конституционного строя России, мира и безопасности человечества от преступных посягательств, а также предупреждения преступлений, УК РФ определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями.

На разных этапах развития юридической науки в уголовном праве понятие «преступление» определялось различно.

Наиболее распространенным было его формальное определение как действия (бездействия), запрещенного законом под страхом уголовного наказания. Оно отвечает требованиям именно формального понятия, ибо отвечает на вопрос: что считать преступлением? Но такое определение бессильно ответить на другой не менее важный вопрос: а почему именно данное, а не какое-либо другое действие запрещено законом под угрозой ответственности? Поэтому в УК РФ 1996 г. появилось так называемое формально- материальное определение.

Цель данной дипломной работы – рассмотреть понятие преступления по действующему уголовному праву России.

Поставленная цель решается автором посредством следующих задач:

-  охарактеризовать понятие преступления;

-  рассмотреть понятие формального и материального признака преступления;

-  рассмотреть признаки преступления;

- исследовать отличия понятия преступления от иных видов правонарушений..

В процессе написания работы были использованы как общие учебники по дисциплине «Уголовное право», так и монографии и журнальные статьи таких известных правоведов как Б. В.Здравомыслов, Н. Ф. Кузнецова, Н. Д. Дурманов и др. Особое внимание было уделено рассмотрению и сторических аспектов эволюции понятия преступления, благодаря использованию монографий В. Д. Спасовича и Н. Д. Дурманова. Для более полной характеристики признаков преступления использовались материалы судебной практики.

Дипломная работа состоит из трех глав. Первая глава посвящена рассмотрению понятия преступления с исторической стороны, а также раскрытию современного понятия преступления. Вторая часть работы раскрывает признаки преступления, третья глава рассматривает отличия преступления от иных правонарушений и аморальных проступков.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ И СОВРЕМЕННЫЕ АСПЕКТЫ ПОНЯТИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1.1. И сторические взгляды на понятие преступления

Если обратиться к источникам права Х—XVII вв., то в них трудно найти термин, который бы охватывал все наказуемые формы поведения. Древнерусское право, важнейшим памятником которого считается Русская Правда (в различных редакциях), нередко использовало слово "обида", но было бы неверно считать, что оно подразумевало любое наказуемое действие, т. е. имело значение родового понятия. Аналогичное нужно сказать и о терминах "лихое дело" (Судебник Ивана Грозного), "злое дело" (Соборное Уложение 1649 года) и т. д. Вместе с тем уже в средневековых уставах и уставных грамотах начинают употребляться словосочетания типа: "кто преступит сии правила" (Устав князя Владимира Святославича. Синодальная редакция), "а кто уставление мое порушит" (Устав князя Ярослава Мудрого. Краткая редакция), "аще кто устав мой и уставление мое порушит" (Устав князя Ярослава Мудрого. Пространная редакция), "а кто иметь преступати сия правила" (Устав великого князя Всеволода) и т. д. Надо полагать, именно на основе такого рода словосочетаний (заключительная часть княжеских уставов) возникает и широко распространяется во времени Петра 1 обобщающий термин "преступление", с которым стали связывать всякое уголовно наказуемое поведение.

Этимология данного термина (сходная, кстати, с происхождением соответствующих слов в английском и французском языке — crime, в немецком — Verbrecher, в испанском — delitos и т. д.), характеризуемая в литературе обычно как выход за кон, какие-либо границы, пределы, обусловила появление взглядов на преступления как на некоторого рода нарушения (воли, закона, права в объективном и субъективном смысле и т. п.), что и отразилось в одной из первых законодательных формулировок: "Всякое нарушение закона, через которое посягается на неприкосновенность прав власти верховной или установленных ею властей, или же на права или безопасность общества или частных лиц, есть преступление" (ст. 1 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в редакции 1845 г.). [1]

Однако уже в следующей редакции (1885 г.) Уложения в нарушении чего-либо стали усматривать не родовое понятие преступления, а один из его обязательных признаков: "Преступлением или проступком признается как самое противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано". Если не считать Руководящих начал 1919 г., где в преступлении усматривалось "нарушение порядка общественных отношений", то такое смещение акцента в родовой характеристике преступления можно считать традиционным и для советских уголовных кодексов, в которых первоначально определение преступления непосредственно связывалось с совершением действия или бездействия, а с принятием в 1958 г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик — с деянием как таковым. При этом в последнем случае специально пояснялся его смысл, в соответствии с которым деянием считалось совершенное лицом действие или бездействие. Вновь принятый УК РФ отказался от такого рода пояснений, но в части решения интересующего нас вопроса сохранил преемственность, ибо дает основание констатировать: деяние — родовая, а виновность и запрещенность этого деяния под угрозой наказания — видовая специфика понятия преступления.

Аналогичного рода представления о взаимосвязи родовой и видовой специфики понятия преступления с давних пор господствуют и в отечественной уголовно-правовой науке. Вместе с тем высказывались и несколько другие мнения. Предлагалось усматривать в преступлении, например, не деяние как таковое, а действие и бездействие: "Согласно грамматическому толкованию термин "деяние" надлежит понимать как родовое понятие действия или бездействия. Однако такое грамматическое толкование не согласуется с систематическим: обращение к нормам Особенной части уголовных кодексов союзных республик показывает, что термин "преступное деяние" включает не только действие или бездействие, но и преступные последствия". Сравнительно чаще, однако, на роль родового понятия выдвигался термин "посягательство", но с разными, порой противоположными мотивировками.

Так, желая акцентировать в преступлении его способность не только причинять, но и создавать угрозу причинения вреда, В. Д. Спасович отдавал предпочтение данному термину потому, что им охватываются "и совершенные правонарушения, и покушения на правонарушения, и даже приготовления к правонарушениям"[2]. Из иного толкования исходила Н. Ф. Кузнецова, которая, отстаивая мысль, что в действительности нет преступлений, которые не повлекли за собой реального вреда, писала: "Посягательство немыслимо без нанесения ущерба... В этой связи нам представляется более правильным определять преступление не как действие или бездействие, лишь направленное на причинение вреда правоохраняемым объектам (это характеристика лишь преступного действия), а как общественно опасное посягательство на социалистические общественные отношения".[3]

Приведем и другой пример весьма неоднозначной интерпретации термина "посягательство". Считая, что преступление есть "предусмотренное уголовным законом общественно опасное посягательство на социалистические общественные отношения, виновно совершенное вменяемым лицом, достигшим возраста уголовной ответственности", М. П. Карпушин и В. И. Курлянский отмечали: "Можно было бы определить преступление как общественно опасное деяние. Однако общественно опасное деяние (объективно опасное) может совершить и невменяемый человек, и малолетний. Термин "посягательство"... более полно подчеркивает и объективную и субъективную общественную опасность".[4] Как раз иной смысл имел в виду Н. С. Таганцев, полагая, что данный термин охватывает внешнюю сторону преступления, сам факт его совершения. "Вместе с тем, — полагал он, — так как нарушение интереса, охраняемого нормами, возможно и со стороны сил природы, и со стороны лица, не обладающего разумом, малолетнего и т. д., а между тем преступное нарушение норм предполагает наличность вины, то... его можно было бы оттенить в самом определении преступления словом "деяние" в противоположность делу, факту "[5].

Констатируя в конечном счете наличие в отечественной литературе в рассматриваемом нами аспекте нескольких вариантов истолкования понятия преступления с точки зрения используемого в нем родового понятия и то, что в новом УК РФ за основу было взято наиболее распространенное, традиционное решение вопроса, обратим внимание и на разработанную в теории уголовного права концепцию, согласно которой преступление есть определенного рода отношение между людьми. К сожалению, в этой связи каких-либо новых дефиниций преступления пока еще не предлагалось.

Более того, авторы разошлись во мнениях о возможности признания такого отношения общественным. В отличие от тех, кто положительно решает этот вопрос и характеризирует данное отношение как аномальное, антисоциальное, антагонистическое, конфликтное, криминальное и т. п., некоторые авторы настаивают на необходимости разграничить общественные отношения и индивидуальные, межличностные связи.

Полагая, что преступление есть не первое, а второе, они ссылаются на то, что: 1) общественные отношения — результат связи, "сцепления", говоря словами К. Маркса, людей; преступление не создает связи, а разрывает по крайней мере одну из многих связей человека с другими людьми; 2) общественные отношения предполагают организованность и порядок; преступление — это акт, дезорганизующий порядок, акт индивидуального произвола; 3) общественные отношения опосредуются различными социальными институтами и учреждениями; преступление остается "голым" единичным актом "изолированного индивида"; 4) общественные отношения — это отношения целостных систем, результат массовой деятельности людей, и поступок "включается" "в мир общественных отношений" тогда, когда соответствует этой деятельности; преступление — чужеродное образование, внедрившееся в ткань общественных отношений; 5) общественные отношения — результат социальной деятельности; преступление антисоциально...; 6) общественные отношения имеют известные границы (сферы действия) и определенный круг субъектов; ни отдельно взятый преступник, ни сколь угодно большая масса преступников никакой социальной общности не образуют.

Не разделяя последнюю позицию, в частности, потому, что ее сторонники необоснованно отождествляют общественные отношения с теми отношениями, которые в последние десятилетия все чаще и чаще именуют социальными, как раз подразумевают многие (но не все) из указанных признаков (типичность, всеобщность, институциональность и т. д.), сделаем акцент на особой актуальности трактовки понятия преступления в качестве некоторого рода отношения лица. Чем она обусловлена? Отнюдь не тем, что деяние не является обязательным для всякого преступления, но тем, что по своей природе оно есть явление не физическое, а общественное. Уголовное право, как и право вообще, имеет дело не столько с действиями людей, их поведением, поступками, сколько с отношениями между ними. Спору нет, преступление немыслимо без деяния. Но оно столь же немыслимо и без вины, нарушения прав и обязанностей, причинения или создания угрозы причинения вреда. Важно, стало быть, указать не только на то, без чего преступление не существует как таковое, но и в первую очередь на то, что объединяет все необходимые признаки, является общим для них, позволяет раскрыть взаимосвязь между ними и преступлением в целом.

1.2. Характеристика современного понятия преступления

Понятие преступление в уголовном праве является основополагающим и поэтому от его определения и раскрытия содержания зависит решение практически всех других уголовно-правовых вопросов. В период подготовки проекта нового УК РФ четко определились два направления в понимании сущности преступления и формулировании его понятия. Для первого, традиционного в российском уголовном законодательстве направления, предопределенного Руководящими началами по уголовному праву РСФСР 1919г., характерно материально-формальное определение преступления, при котором общественная опасность относится к основным признакам и объективной характеристике преступления.

Второй, новый для отечественного уголовного права, но традиционный в зарубежной теории и законодательстве подход основывается на принципе nullum crimen sine lege (нет преступления без указания того в законе). Сторонники данного подхода ориентированы на формальное определение преступления, когда в качестве фундаментального признака преступления выступает его противоправность, то есть предусмотренность уголовным законом, а материальное его свойство – общественная опасность – не принимается во внимание. В УК РФ 1996г. проведена позиция первого из названных выше направлений.

УК РФ 1996г. устанавливает ряд гарантий против необоснованных репрессий. Одной из них служит положение, сформулированное в ст. 8 УК, о том, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК. Это означает, что привлечь кого-нибудь к уголовной ответственности можно лишь тогда, когда в совершенном деянии содержатся признаки какого-либо состава преступления. В этом смысле принято говорить о составе преступления как о единственном основании уголовной ответственности. Хотя более точным было бы утверждение о том, что таким основанием по новому УК является не состав преступления, а деяние, содержащее признаки состава преступления.

Вообще, в уголовном праве понятие «преступление» определялось раз­лично. Наиболее распространенным было его формальное опреде­ление как действия (бездействия), запрещенного законом под стра­хом уголовного наказания. Оно отвечает требованиям именно формального понятия, ибо отвечает на вопрос: что считать пре­ступлением? Но такое определение бессильно ответить на другой не менее важный вопрос: а почему именно данное, а не какое-либо другое действие запрещено законом под угрозой ответствен­ности? Поэтому в УК РФ 1996 г. появилось так называемое ма­териальное определение преступления, которое содержит отве­ты на все вопросы, отсутствующие в определении формальном[6].

В разделе «Преступление» УК (гл. 3 «Понятие и виды пре­ступлений», ст. 14) сказано:

1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещен­ное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, пре­дусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначитель­ности не представляющее общественной опасности...».[7]

Существуют две разновидности определения того, что является преступлением — формальное и материальное.

Во многих зарубежных государствах принято формальное опре­деление преступления, согласно которому преступлением считается деяние, предусмотренное уголовным кодексом соответствующей страны. Но в этом случае непонятно, по какому принципу те или иные деяния записываются в разряд преступных, и ничто не пре­пятствует законодателю установить, например, такую норму: «По­садка деревьев наказывается тремя годами лишения свободы». А самое главное—определение не позволяет отграничить преступ­ление от малозначительного деяния, т. е. от деяния, которое нельзя карать по всей строгости уголовного права. При формальном опре­делении преступления можно, например, посадить человека за кражу буханки хлеба, ведь формально это все равно кража.

Материальное определение преступления включает такие признаки, которые определяют, почему данное деяние является преступлением. Прежде всего, это указание на общественную опас­ность и объекты посягательства.

Однако нельзя впадать и в другую крайность, определяя прес­тупление исключительно через материальные признаки, как это было сделано в УК 1922 г. Преступлением признавалось действие или бездействие, опасное для рабоче-крестьянского правопорядка, т. е. для того, чтобы назвать человека преступником, было необя­зательно даже определять, что же нельзя преступать. Так, судья в 1922 г., основываясь на рабоче-крестьянском правосознании, мог объявить преступлением любое деяние, которое ему по каким-либо причинам показалось опасным для Советского государства[8].

Таким образом, деяние можно назвать преступлением, если оно общественно опасно, противоправно, виновно и наказуемо.

Правонарушение - противоправное виновное деяние лица, носящее общественно опасный характер, посягающее на установленный порядок общественных отношений противоправное, виновное действие или бездействие субъектов права.

Преступление является составной частью понятия правонарушения.

Из определений видно, что эти понятия правонарушения и преступления имеют ряд общих черт и постоянно перекликаются друг с другом, но в тоже время существует ряд критериев, разграничивающих эти понятия. Эти особенности и предстоит выяснить.

Прежде чем рассматривать основные признаки преступле­ния, следует коснуться уголовной ответственности как право­вого последствия совершения преступления.

Теория российского права юридическую ответственность определяет как «разновидность широкого общественного явле­ния — морально политической (общесоциальной) ответствен­ности», сама же ответственность определяется как «обязанность лица претерпевать меры государственно-принудительного ха­рактера (санкции) за совершенное правонарушение»[9].

Преступление влечет за собой уголовную ответственность (наказание), т. е. государственно-правовое принуждение, при­меняемое за совершенное Правонарушение, осуществляемое в рамках санкции уголовного закона и заключающееся в претер­певании лицом, подвергшемся ответственности, неприятных последствий в виде ущемления прав, причинения определен­ных лишении и даже страданий.

В правовой ответственности заключены два момента. Она при­меняется за прошлые деяния, но обращена в будущее. Ее целью является недопущение повторения правонарушений со стороны нарушителя и со стороны других лиц, ибо ответственность но­сит общественный характер, имеющий целью устрашение.

Право исходит из предпосылки, что оно предназначено ох­ранять в обществе сложившуюся систему отношений, которые могут быть нарушены. Одним из способов подобной охраны является уголовная, гражданская, административная и другие виды ответственности. Но чем можно объяснить, что общество (государство) может и должно с помощью средств правового принуждения регулировать взаимоотношения между обществом и личностью? Предпосылкой такого объяснения является ут­верждение, что человек при определенных условиях может и должен отвечать, претерпевать какие-то лишения и ограниче­ния и испытывать в определенных случаях страдания за совер­шенное правонарушение, и быть способным извлечь из этого соответствующий урок на будущее.

Живя в обществе, человек, если он, разумеется, психичес­ки нормален, обладает соответствующим сознанием и опреде­ленной мерой свободы выбора своего поведения. Именно в этом и состоит этическое обоснование ответственности. Оно заклю­чается в том, что человек в силу своей рассудочной деятельно­сти способен проникнуть в суть предметов и явлений окружа­ющего мира, понять их и выбрать верное средство и способ действия для достижения своих целей, соблюдая при этом тре­бования, выраженные в законе. Поскольку он выбирает осоз­нанно антиобщественный, противогосударственный способ удов­летворения своих потребностей, имея возможность избежать этого, государство вправе применить к нему принуждение, чтобы он сам, а, глядя на него и другие, в будущем действовали более осмотрительно. Теперь я бы хотел остановиться подробнее на признаках преступления.


ГЛАВА 2. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИЗНАКОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

2.1 Общественная опасность

Общественная опасность, будучи важным социальным свойством преступления, выражается в причинении преступлением вреда или создании угрозы причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам (благам). Общественная опасность - это объективный признак преступления, поскольку преступными и наказуемыми объявляются только те деяния, которые обладают опасностью для правоохраняемых ценностей. Общественная опасность позволяет отграничить преступление от иных правонарушений (гражданско-правовых деликтов, административных правонарушений, дисциплинарных проступков), служит основанием для криминализации деяний, учитывается при делении преступлений на четыре категории.

Преступления отличаются друг от друга характером и степенью общественной опасности. Характер общественной опасности - это качественная ее сторона, зависящая от того, на какой объект посягает преступление, каковы содержание причиненных преступлением последствий, способ совершения преступления, формы вины и т. д. Степень общественной опасности представляет ее количественную сторону. На степень общественной опасности могут влиять сравнительная ценность объекта преступления, размер однородного ущерба, степень вины и др. Характер и степень общественной опасности содеянного учитываются судом при назначении наказания виновному.

Это объективное свойство предусмотренного уголовным законом деяния (действия и бездействия) реально причинять су­щественный вред охраняемым уголовным законом социальным благам или содержать реальную возможность причинения такого вреда. Общественная опасность является основным и главным при­знаком преступления потому, что этот признак положен в основу преступления, он служит критерием отне­сения деяния к категории преступных правонарушений, то есть к преступлениям. Если деяние не содержит значительной степени общественной опасности, то оно не может рассматриваться как пре­ступление. Степень общественной опасности деяний, признаваемых преступлениями, более высокая, значительная, чем при соверше­нии, например, административных правонарушений.

Повышенную степень общественной опасности выражает такой признак, как причинение или создание возможности причинения деянием существенного вреда охраняемым уголовным законом объ­ектам. На существенность вреда, другими словами, на общественную опасность прямо указывается и при характеристике отдель­ных преступлений. Например, такие деяния, как злоупотребление должностным положением (статья 285), самоуправство (статья 330), признаются преступлениями, если это повлекло сущес­твенное нарушение прав и законных интересов граждан и органи­заций либо охраняемых законом интересов общества или государ­ства.

Указание на признак общественной опасности содержится, пре­жде всего, в самом определении понятия преступления (статье 14 УК РФ), характер и степень общественной опасности положены в осно­ву категоризации преступлений (статья 15 УК РФ). На этот важнейший признак непосредственно указывается и в других статьях Уголовного кодекса: статья 2 (задачи уголовного законодательства), статья 25 (совершение преступления умышленно), статья 26 (совершение преступления по неосторожности).

Социальная сущность преступления состоит в его общественное опасности для правоохраняемых уголовным законом интересов (объектов).

Общественная опасность преступления обусловлена тем, что, как сказано в статье 2 УК РФ, определяющей задачи уголовного законода­тельства, такие деяния причиняют существенный вред или создают угрозу причинения вреда важнейшим объектам уголовно-правовой охраны: личности, ее правам и свободам, конституционному строю, политической и экономической независимости Российской Федерации, правопорядку и безопасности общества, собственности, при­родной среде. Перечень объектов уголовно-правовой охраны кон­кретизируется в статьях Особенной части УК.

Уголовный закон в общественной опасности выделяет качествен­ную (характер общественной опасности) и количественную (степень общественной опасности) стороны.

Степень общественной опасности выражает сравнительную опас­ность деяний одного и того же характера. По характеру и степени общественной опасности деяния подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие пре­ступления и особо тяжкие преступления (статья 15 УК РФ). Характер и степень общественной опасности преступления учитываются при назначении наказания (статья 43 УК РФ).

Общественная опасность определяется всеми признаками пре­ступления: объектом преступления, преступными последствиями, способом совершения преступления, формой и видом вины, моти­вом и целью совершения преступления, временем, местом, обста­новкой его совершения.

Преступлением признается такое деяние, которое причиняет вред или создает угрозу причинения существенного вреда правоохрани­тельным интересам, то есть объекту преступления. Поэтому общес­твенная опасность определяется прежде всего объектом преступле­ния: его важностью, социальной ценностью. Чем важнее объект посягательства, тем значительнее причиняемый ему вред, тем боль­шая степень общественной опасности деяния.

Убийство рассматривается как более тяжкое преступление, чем телесное повреждение, поскольку жизнь человека (объект убийст­ва) более ценное благо в сравнении со здоровьем (объект телесного повреждения).

Наряду с объектом общественную опасность в значительной сте­пени выражают последствия преступления, непосредственно свя­занные с объектом преступления.

Закон дифференцирует ответственность в зависимости от харак­тера и тяжести последствий (крупный размер, тяжкие последствия, особо тяжкие последствия и др.).

Уголовный кодекс различает такие виды преступлений, как кра­жа, грабеж, совершенные в крупном размере. Причинение имущес­твенного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием ста­новится опасным, если оно причинило крупный ущерб.

При одних и тех же последствиях общественная опасность мо­жет определяться другими признаками. Например, при всех видах Убийств, предусмотренных Уголовным кодексом, последствие - смерть человека. Но вредность убийства возрастает, если оно совершено с особой жестокостью, способом, опасным для жизни многих людей.

Показателем общественной опасности преступления является и характер совершаемого действия или бездействия.

Статья 25 УК РФ, определяющая умышленную форму вины, указы­вает на сознание виновным общественной опасности своего дейст­вия или бездействия. Так, общественная опасность разбоя, тяжесть этого преступления по сравнению, например, с кражей, обусловле­на характером преступных действий: нападением с целью завладения имуществом, соединенным с насилием, опасным для жизни или здоровья лица, подвергающегося нападению.

Важное значение в определении общественной опасности дея­ния, его тяжести закон придает признакам субъективной стороны (форме и виду вины, мотиву и цели преступления). Тяжкими и осо­бо тяжкими (статья 15) закон признает только умышленные пре­ступления.

Убийства, телесные повреждения, совершенные умышленно, являются более тяжкими, вредными по сравнению с аналогичны­ми деяниями, совершенными по неосторожности.

Характер и степень общественной опасности совершенного пре­ступления выражают вид и размер наказания, применение услов­ного осуждения.

Признак общественной опасности отсутствует в малозначительном деянии, которое преступлением не является.

Понятие малозначительного деяния также раскрывается в самом УК. С учетом изменений, внесенных в ч. 2 ст. 14 УК Федеральным законом РФ от 20. 05. 1998 г., малозначительное деяние - это действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Нередко не представляющими общественной опасности признаются оконченные преступления. Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест заместителя Генерального прокурора РФ по делу Демина (осужденного по ч. 2 ст. 218 УК РСФСР за незаконное ношение холодного оружия - охотничьего ножа - при следующих обстоятельствах. Демин и его отец А. Демин были охотниками. Сумку с курткой, патронами и ножом Демин вез отцу, чтобы вернуть: возвратившись с охоты, отец часть вещей, в том числе нож, оставил в его доме, так как их тяжело было везти) и уголовное дело в отношении него прекратила, указав при этом, что хотя в содеянном формально и усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 218 УК РСФСР, однако в силу малозначительности они не представляют общественной опасности [10].

Военная коллегия Верховного Суда РФ по тем же основаниям прекратила уголовное дело в отношении Потапова, осужденного по п. "а" ст. 246 УК РСФСР за самовольное оставление части продолжительностью свыше трех суток. Как было установлено, Потапов самовольно оставил часть с целью навестить больного отца - инвалида, находившегося в то время на стационарном лечении. Учтено также было, что перед этим Потапов неоднократно обращался к командованию с просьбами о предоставлении ему краткосрочного отпуска, но ему было в этом отказано; самовольно он находился вне части непродолжительное время и самостоятельно возвратился к месту службы, в содеянном чистосердечно раскаялся, за время службы характеризовался положительно.[11]

Кстати, УК 1996 г. предусмотрел возможность освобождения от уголовной ответственности, "если самовольное оставление части явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств" (прим. к ст. 337).

Таким образом, незначительная выраженность объективных и особенно субъективных признаков (низкая степень вины Демина и Потапова) указанных деяний и отчасти данные о личности осужденных (Демин также характеризовался положительно, в связи с чем даже отмечалось, что "его личность социально опасной не является") послужили основанием для признания деяний (к слову, по п. "а" ст. 246 УК РСФСР предусматривалось наказание от одного года до пяти лет лишения свободы, т. е. тогда это деяние относилось к преступлениям средней тяжести) не представляющими общественной опасности.

Еще пример из судебной практики.

Приговором Шелаболихинского районного суда Алтайского края Путинцев и Калиниченко осуждены по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в" УК РФ, Путинцев - в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров на 2 года 8 месяцев 20 дней с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, Калиниченко - на 2 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года. В отношении Павлова уголовное дело прекращено в связи с его смертью.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Алтайского краевого суда приговор отменен, уголовное дело прекращено в связи с отсутствием в действиях всех троих состава преступления.

Постановлением президиума Алтайского краевого суда кассационное определение оставлено без изменения, протест прокурора края - без удовлетворения.

Как указано в приговоре, преступления совершены при следующих обстоятельствах. Путинцев, работавший сторожем Шелаболихинской противотуберкулезной больницы, и Калиниченко, проходивший в больнице курс лечения, находясь в состоянии алкогольного опьянения, вступили в сговор на кражу 1 тафеля стекла, принадлежащего больнице. Реализуя преступный умысел, Калиниченко обменял похищенное стекло на спиртное. Преступными действиями больнице причинен ущерб на сумму 27300 руб. (в старом исчислении).

В этот день они и Павлов, проходивший курс лечения в больнице, после совместного распития спиртного по предложению Путинцева совершили кражу еще 2 тафелей стекла и обменяли его на 2 бутылки водки. Действиями виновных больнице причинен ущерб в сумме 54600 руб.

В этот же день вечером, после распития спиртных напитков, по предложению Путинцева все трое похитили еще 2 тафеля стекла и обменяли на водку, причинив ущерб больнице в сумме 54600 руб.

На следующий день Путинцев и Калиниченко совершили аналогичную кражу еще одного тафеля стекла, которое обменяли на спиртное, причинив ущерб больнице в сумме 27300 руб.

Судебная коллегия Алтайского краевого суда, отменяя приговор, указала, что суд не учел того обстоятельства, что Путинцевым, Калиниченко и умершим Павловым было похищено по каждому эпизоду государственное имущество на сумму, меньшую минимального размера оплаты труда, в связи с чем в действиях осужденных и Павлова нет уголовно наказуемого хищения, а потому уголовное дело было прекращено.

По мнению президиума Алтайского краевого суда, судебная коллегия обоснованно прекратила уголовное преследование в отношении указанных лиц за отсутствием в их действиях состава преступления, поскольку УК РФ не предусмотрена уголовная ответственность за мелкое хищение государственного имущества, а за неоднократные мелкие кражи может наступить только административная, но не уголовная ответственность.

В протесте заместителя Генерального прокурора РФ был поставлен вопрос об отмене кассационного определения и постановления президиума краевого суда и направлении дела на новое кассационное рассмотрение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ удовлетворила протест по следующим основаниям.

Как указано в постановлении президиума краевого суда, основанием для прекращения дела послужила не малозначительность содеянного, а отсутствие нормы об уголовной ответственности за мелкое хищение государственного имущества. Данный вывод не основан на материалах дела.

Норма закона, предусматривавшая уголовную ответственность за мелкое хищение, существовала в качестве самостоятельного состава преступления до принятия Федерального закона от 1 июля 1994 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР", который не ограничивает уголовную ответственность за хищение какой-либо минимальной суммой. Кроме того, Путинцев, Калиниченко и Павлов органами предварительного следствия обвинялись в совершении кражи, т. е. преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР. Такую же юридическую оценку, с учетом требований УК РФ, дал их действиям и суд.

Кассационная инстанция свой вывод об отсутствии в действиях осужденных преступления обосновала тем, что сумма похищенного по каждому эпизоду не превысила минимального размера оплаты труда в месяц.

Между тем при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях Путинцева, Калиниченко и Павлова признаков преступления необходимо руководствоваться положениями ч. 2 ст. 14 УК РФ, согласно которой не являются уголовно наказуемыми только те деяния (действия или бездействия), которые, хотя формально и содержат признаки преступления, в силу малозначительности не представляют общественной опасности, т. е. не создают угрозы причинения вреда личности, обществу или государству.

На предварительном следствии и в судебном заседании установлено, что Путинцевым, Калиниченко и Павловым совершено несколько краж стекла, принадлежащего районной больнице.

При этом действия виновных, кроме их неоднократности, были сопряжены с проникновением в хранилище и совершены по предварительному сговору. В результате преступного посягательства виновными за короткий промежуток времени (в течение двух дней) похищено 6 тафелей стекла и причинен непосредственный ущерб туберкулезной больнице, т. е. организации системы здравоохранения, финансируемой из бюджета государства. Эти обстоятельства не были приняты во внимание ни кассационной, ни надзорной инстанциями.

Кроме того, не учтено, что преступление совершено не в силу стечения каких-либо тяжелых жизненных обстоятельств, а на почве злоупотребления спиртными напитками, что Путинцев совершил кражи в период отбывания наказания по предыдущему приговору после условно - досрочного освобождения от наказания за совершение аналогичного корыстного преступления.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ отменила решения судов кассационной и надзорной инстанций и направила дело на новое кассационное рассмотрение в Алтайский краевой суд.[12]

Итак, степень общественной опасности преступ­ления определяется:

а) характером и размерами ущерба, который оно причиняет или может причинить отношениям, охраняемым соответству­ющей нормой уголовного права;

б) уголовной политикой, которая руководствуется иерархией социальных ценностей, существующих в обществе. Она в даль­нейшем указывает законодателю на коррективы, которые надо внести, если неправильно были определены параметры степе­ни опасности либо в диспозицию или санкцию вкрались ошиб­ки, неточности, технические погрешности, и т. п. Иерархия со­циальных ценностей подсказывает систему как Особенной, так и Общей частей У К. Существенную помощь в этой операции оказывают принципы и правила законодательной техники.

Свое окончательное выражение степень общественной опас­ности преступления находит в санкции. Как уже сказано, ос­новным показателем общественной опасности является ущерб, причиненный объекту преступления, что должно быть в пер­вую очередь отражено в санкции. Далее должна быть отраже­на субъективная сторона преступления, в особенности умысел или неосторожность, ибо они могут иметь особое значение в определении характера и размера санкции. Затем идут возраст, рецидив и иные обстоятельства, характеризующие личность, и т. п. Существуют и технические правила, которые определяют степень и характер санкции.

2.2 Противоправность

Противоправность - второй признак преступления, неразрывно связанный с общественной опасностью. Он означает, что такое дея­ние противозаконно, то есть уголовный закон рассматривает его как преступное. Согласно УК преступлением признается только такое деяние, которое предусмотрено уголовным законом.

Лицо, совершившее преступление, нарушает содержащееся в нор­ме закона запрещение подобного поведения. Применительно к уго­ловному праву речь идет об уголовно-правовой противоправности. Противоправны и другие правонарушения (например, администра­тивные), но они предусмотрены не уголовным законом.

Противоправность является юридическим выражением общес­твенной опасности деяния. Как не может быть преступного деяния, не причиняющего существенного вреда, так не может быть преступ­ным деяние, которое не является противоправным. Для признания деяния преступным необходимо, чтобы оно было обязательно пред­усмотрено уголовным законом.

В статье 3 УК подчеркивается, что «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» и «Применение уголовного закона по аналогии не допускается». В статье 8 говорится, что «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В статье 9 Уголовного кодекса указывается, что преступность и наказуемость определяются законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Таким образом, в Российской Федерации никто не может быть привлечен к уголовной ответственности и осужден, если совершен­ное им деяние не противоправно, если оно непосредственно не пред­усмотрено уголовным законом.

Хотя общественная опасность и противоправность два обязатель­ных взаимосвязанных признака преступления, тем не менее, для признания преступлением решающее значение имеет общественная опасность. Именно общественная опасность является основанием для признания деяния преступным, для его криминализации.

Для правильного понимания соотношения указанных двух при­знаков преступления важное значение имеет положение, закреп­ленное в части 2 статьи 14 УК. Здесь сказано: "Не является преступ­лением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса, но в силу малозначительности не представля­ющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или госу­дарству".

В таких случаях налицо формальный признак - противоправ­ность, но нет характерного для преступления признака - существен­ного вреда охраняемым уголовным законом объектам.

Следовательно, одно лишь внешнее формальное соответствие совершенного деяния признакам конкретного преступления не поз­воляет считать его таковым, если оно не представляет такой степе­ни опасности, которая присуща преступлению (существенный вред). При наличии таких случаев уголовное дело не может быть возбуж­дено, а возбужденное подлежит прекращению.

Закон не раскрывает понятие малозначительности и выяснение его необходимо производить применительно к каждому конкретно­му случаю, подвергая рассмотрению, оценке все обстоятельства дела. Они должны показать, что таким деянием не был причинен сущес­твенный вред.

Нельзя при этом не учитывать содержание и направленность умысла. Поэтому если умысел был направлен на убийство, но по независящим от лица причинам не было нанесено даже ранения потерпевшему, то такое деяние не может рассматриваться как малозначительное, поскольку была серьезная угроза жизни челове­ка.

2.3 Виновность и наказуемость

Стремление законодателя к созданию прочных гарантий против необоснованных репрессий, которыми так изобилует наша история, нашло свое выражение в том, что вопрос об уголовной ответственности гражданина только при наличии вины, установленной судом, решается на конституционном уровне. Так, Конституция РФ (ст.49) провозглашает: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в силу приговором суда»[13]. Принцип ответственности за вину исключает объективное вменение, то есть вменение в вину фактически наступивших от деяния последствий независимо от психического отношения к ним виновного лица.

Виновность предполагает определенное психическое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям. Такое психическое отношение может выражаться в виде умысла или неосторожности. Виновность - обязательное условие наступления уголовной ответственности и наказания. Невиновное причинение вреда полностью исключает ответственность за содеянное.

Уголовная противоправность представляет собой юридический признак преступления, в отличие от общественной опасности - социального признака. Уголовная противоправность, с одной стороны, означает, что признаки преступного деяния описаны в диспозиции уголовно-правовой нормы, т. е. преступно только то, что запрещено уголовным законом. Это свойство непосредственным образом связано с рассмотренными выше признаками преступления - общественной опасностью и виновностью, поскольку только то, что составляет опасность для общества и совершено виновно, запрещено уголовным законом.

С другой стороны, составной частью уголовной противоправности является угроза наказанием, так как установление запрета в уголовном законе означает и установление наказания за его нарушение. Но речь идет, действительно, лишь об угрозе наказанием, поскольку фактическая наказуемость деяния, не будучи признаком преступления, не всегда реализуется. В российском уголовном праве, как мы уже об этом говорили, существуют институты освобождения от уголовной ответственности и наказания, в связи с чем не каждое преступление оказывается реально “наказанным”.

Названные признаки преступления являются чисто юриди­ческими. Конечно, уголовная противоправность уже предпола­гает наличие виновности и, как правило, наказуемости.

Указание в определении понятия преступления на винов­ность как необходимый его признак призвано лишний раз под­твердить, что вина субъекта является одним из главных и аб­солютно необходимым элементом любого преступления — от самого тяжкого до самого незначительного. Ведь всякое право обращено только к людям, как к разумным и мыслящим суще­ствам. Оно предполагает сознательное поведение, выражающе­еся в форме умысла или неосторожности.

Однако виновность присуща как признак и другим право­нарушениям, в частности, административным проступкам и большинству гражданских правонарушений. В философском смысле подлинная свобода воли представляет собой не простой произвол, являющиеся лишь видимостью свободы, но выбор, основанный на знании дела, т. е. сознательно принятое реше­ние о модели поведения в конкретной ситуация, которую субъект предварительно изучил, взвесил все «за» и «против» и принял решение действовать на основе реальной оценки всех основных и сопутствующих обстоятельств. Все остальные дей­ствия можно назвать действиями «вслепую». Нормальный че­ловек, имеющий здоровую психику, всегда понимает, как и зачем он совершает противоправные поступки, каковы могут быть последствия его деятельности, и в этом состоит суть его вины. Но при этом всегда нужно иметь в виду, что это возмож­но, только если человек вменяем.

Именно вменяемость представляет собой необходимую пред­посылку вины. Невменяемость или отсутствие вины делает бес­смысленным уголовную ответственность и наказание, которые в таких условиях не могут иметь каких-либо целей, кроме не­рациональной мести. Наказание в подобных случаях не может выполнить задач общего и специального предупреждения.

Рассудочное поведение человека возможно только при ус­ловии, что он правильно ориентируется в окружающей дей­ствительности, понимает внешние обстоятельства, видит ко­нечный результат своей деятельности, словом, действует сво­бодно. Любое поведение, полностью исключающее такую сво­боду (непреодолимая сила и т. п.), исключает вопрос не только об ответственности, но и о вменяемости. Нормальный человек, имеющий определенную сумму знаний об окружающем мире, способен ориентироваться в нем так, чтобы в своем обычном поведении достигать поставленных целей.

Это, собственно, и есть вменяемость, т. е. способность не только оценить фактическую сторону, но и социальную значи­мость своего поведения, о чем сказано в ст. 21 УК РФ (ч. I):

«Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во вре­мя совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т. е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действии бездействия) либо руководить ими вследствие хронического пси­хического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия, либо иного болезненного состояния психики».

Как уже отмечалось, действия невменяемого по своей приро­де лишь внешне сходны с человеческим поведением именно в объективных его признаках (способ, средства, манеры поведе­ния и т. п.), но от подлинных человеческих поступков их отли­чает отсутствие разума. Более того, именно способность причи­нить материальный или иной ущерб и отсутствие разумного руководства этим разрушительным действием сближают дей­ствия невменяемого с разрушительным действием сил приро­ды и животных. Следовательно, по своей социальной сущнос­ти они относятся к чисто физическим, а не социальным силам воздействия. Конечно, объективный ущерб от землетрясения, наводнения или пожара причиняет обществу тот же самый вред, что и преступления, однако совершенно иными представляют­ся социальные, моральные и прочие последствия, а главное — способы и средства их предотвращения и борьбй с ними.

Сказанное, однако, не означает, что действия невменяемых не опасны для окружающих. Поэтому к подобным лицам впол­не правомерны принудительные меры медицинского характе­ра в условиях изоляции от общества, которые в большой сте­пени зависят от характера и тяжести заболевания.

Итак, невменяемость исключает вину, а следовательно, и уголовную ответственность.

Невменяемость взрослого человека определяется следстви­ем или судом на основе соответствующего заключения судебно-психиатрической экспертизы, для несовершеннолетних же достаточно точной констатации возраста на момент соверше­ния преступления.

В ст. 22 УК РФ предусматривается и так называемая огра­ниченная вменяемость: она указывает на то, что лицо, кото­рое не могло в полной мере осознавать значение своих дей­ствий или руководить ими вследствие болезненного психичес­кого расстройства, подлежит уголовной ответственности, но подобное состояние может учитываться при назначении нака­зания и служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Определить ограниченную вме­няемость довольно сложно, но вполне очевидно, что должны быть учтены те же критерии, что и при невменяемости пол­ной: наличие определенных дефектов психики и пониженная способность руководить своими поступками.

Общественно опасное деяние влечет за собой уголовную от­ветственность при достижении субъектом определенного воз­раста. Это условие предусмотрено практически во всех УК мира.

Законодательство различных стран по разному решает воп­рос о начальном возрасте уголовной ответственности, причем разброс точек зрения очень значителен: от восьми-девяти до 14 и даже 16 лет.

В ст. 20 УК РФ указывается минимальный возраст уголов­ной ответственности — 16 лет, а по наиболее опасным преступ­лениям — 14 лет.

Только с определенного возраста человек начинает пони­мать социальную значимость своих поступков, предвидеть раз­витие причинной связи и ближайшие результаты своего по­ступка, т. е. становится способным к критическому анализу своего поведения и соразмерению его с определенными норма­ми, принятыми в обществе. В данном случае несовершеннолет­него можно условно приравнять к невменяемому.

Вина предполагает различную комбинацию сознания и воли у вменяемого лица. Под умышленной виной подразумевается, что лицо сознает фактическую и социальную значимость свое­го поведения, т. е. понимает, что оно причиняет другому теле­сные повреждения, крадет чужое имущество и т. п. Бесспорно, когда лицо не осознает фактической стороны своего поведе­ния, то оно не понимает и ее социальной значимости. В данном случае о вине не может быть и речи.

Характерными чертами умысла являются:

а) сознание общественной опасности поведения;

б) предвидение общественно опасных последствий этого по­ведения.

Сказанное означает, что, действуя преступным образом умышленно, субъект сознает, что его действия (поведение) при­чиняют или могут причинить существенный вред интересам общества, государства, личности. Преступные последствия бы­вают материальными (имущественный ущерб либо упущенная выгода), физическими (смерть, вред здоровью, нормальному развитию организма), экологическими (загрязнение воды, воз­духа, т. е. окружающей среды; причинение вреда флоре и фау­не), моральными (причинение вреда нравственным устоям об­щества), социальными (создающими опасность для общества и государства или для правопорядка).

Опасность моральных и социальных последствий заключа­ется не столько в причинении конкретного вреда, сколько в создании определенной опасной ситуации, имеющей тенден­цию к усилению, способной привести к известной социальной напряженности в общественных отношениях людей.

В зависимости от характера общественной опасности, а сле­довательно, и ущерба, грозящего общественным отношениям, законодатель пользуется двумя приемами в законодательном описании составов преступлений. В формальных составах пре­ступлений (дезертирство, самовольное оставление части) пред­видением субъекта может охватываться лишь само преступ­ное поведение (действие), его общественная опасность. Все ос­тальное лежит за пределами объективной стороны состава, а следовательно, и не включается в содержательную часть умыс­ла. В материальных же составах преступления предвидением субъекта охватывается не только социальная сущность пове­дения, но, главным образом, общественная опасность его по­следствий.

При этом, поскольку закон принят и опубликован, суще­ствует предположение (презумпция), что лицо, его нарушив­шее, знало о запрете и сознавало общественно опасный харак­тер своего поведения.

Итак, субъективным компонентом преступного поведения является презумпция того, что всякий вменяемый и достиг­ший определенного законом возраста человек сознает общест­венную (социальную) опасность своего поведения, и это об­стоятельство не подлежит специальному доказыванию со стороны обвинения. Поэтому заранее презюмируется, что бре­мя доказывания извинительного заблуждения лежит на обви­няемом.

Таким образом должен решаться вопрос о субъективной сто­роне умышленных преступлений, а равно преступлений, со­вершенных по легкомыслию, ибо интеллектуальная сторона их такова же, как и при умысле, но проявляется в значительно более неопределенной форме. Ущербность сознания опасности действий при легкомыслии заключается в том, что возможность наступления последствий для виновного кажется абстрактной и предотвратимой, хотя в действительности это не так.

При небрежности сознание хотя бы абстрактной возможно­сти предвидения последствий отсутствует вообще, но ущерб­ность сознания виновного состоит в том, что он, как вменяе­мый человек, должен был действовать более осторожно, ибо имел возможность предвидеть наступление общественно опас­ных последствий, но не воспользовался ею.

Последний признак преступления — его наказуемость — некоторыми криминалистами оспаривается. Однако такое мне­ние ошибочно. Правильно заметил Н. Д. Дурманов: «Исключе­ние наказуемости из числа признаков преступления стирает грань между преступлением и непреступлением, так как зако­нодательство проводит грань между ними именно путем уста­новления санкции за деяния преступные»[14].

Действительно, аморальных проступков великое множество. Их гораздо больше, чем преступления во всяком даже самом большом уголовном кодексе, но государственная и обществен­ная реакции на них совершенно иные, чем на преступления. Различие в том и заключается, что последние наказываются от имени государства, и поэтому наказуемость и должна быть признаком преступления.

ГЛАВА 3. ОТЛИЧИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ОТ ПРАВОНАРУШЕНИЙ И АМОРАЛЬНЫХ ПРОСТУПКОВ

3.1. Разграничение преступлений от иных правонарушений

Разграничение преступлений и иных правонарушений (гражданско-правовых, административных, дисциплинарных) проводится по объекту посягательства, степени вредоносности, характеру противоправности и правовым последствиям совершения.

Объектами преступлений, в отличие от других правонарушений, могут выступать основы конституционного строя, мир и безопасность человечества, общественная безопасность и др. Иные правонарушения на такие объекты не посягают.

Преступление отличается от прочих правонарушений степенью вредоносности. В преступлении последняя достигает такой степени, что мы должны говорить об опасности деяния для общества, т. е. общественной опасности, а не просто “вредности”.

Преступление обладает уголовной противоправностью, т. е. нарушает нормы, закрепленные в уголовном законе. Другие правонарушения этим признаком не обладают. Административные правонарушения, дисциплинарные проступки, гражданско-правовые деликты представляют собой нарушения иных нормативных актов, включая подзаконные.

Характер юридической ответственности за совершение преступления и за совершение других правонарушений различен. Только уголовная ответственность связана с применением к виновному наказания и наличием судимости как определенного правового последствия совершения преступления. Даже при внешней схожести некоторых санкций (например, штраф применяется в административном праве как вид административного взыскания и в уголовном праве как вид наказания) уголовная ответственность, связанная с осуждением виновного лица от имени всего государства, с судимостью и другими обстоятельствами, все же наиболее строгий вид юридической ответственности.

Для уяснения преступлений существенное значение имеет вопрос об их отграничении от иных видов правонарушений.  Являясь разновидностью правонарушений, преступления обладают общими чертами, известными всем видам противоправных деяний.  Вместе с тем для них характерны присущие только им признаки и свойства, которые отражают сущностные отличия преступлений от гражданско-правовых деликтов, административных, дисциплинарных и иных правонарушений.  Без учета отличий преступных видов противоправного поведения от иных правонарушений невозможно составить полное представление о сущности и неотъемлемых признаках преступления.

В действующем законодательстве последовательно проводится отражается общественная опасность преступлений и проступков, но при этом со своей очевидностью проводится мысль о том, что степень их общественной опасности неоднозначна.  Именно она должна быть поставлена во главу угла, когда речь идет об отграничении преступлений от других видов правонарушений, вследствие чего им вне всяких сомнений соответствует большая степень общественной опасности, которая, достигая определенной критической массы, и сигнализирует о преступном характере противоправных деяний, запрещенных уголовным законом.

Различие противоправности преступлений и проступков прежде всего означает, что если первые запрещаются только федеральными законами, то вторые – и федеральными законами, и законами субъектов РФ.  Помимо этого важно учитывать, что противоправность административных и дисциплинарных проступков может вытекать из подзаконных актов как государственных, так и муниципальных органов власти, а в отношении гражданско-правовых деликтов она может быть следствием нарушения не нормы права, а условий договора. 

Следует указать на существующие различия и применительно к виновности как обязательному признаку преступлений и иных правонарушений.  Для преступных посягательств характерно, что форма вины имеет, как правило, юридическое значение.  В зависимости от нее могут выстраиваться различные составы умышленных и неосторожных преступлений, определяться вид и размер наказания. В отношении же проступков она не только не влияет на квалификацию содеянного, но и нередко не может быть учтена даже при выборе меры принудительного воздействия на нарушителя.

Наказуемость преступлений и других правонарушений также характеризуется принципиальным отличием. Во-первых, если наказуемость преступления может быть реализована в течение довольно продолжительного времени, исчисляемого годами, то наказуемость административных проступков, например, утрачивает свое юридическое значение по истечении двух месяцев с момента совершения правонарушения.  Во-вторых, последствием применения наказания за преступление является судимость, которая ни при каких условиях не может быть результатом других правонарушений, для которых характерно наступление наказанности  лица, совершившего административное или дисциплинарное нарушение.  В-третьих, судимость отличается дифференциацией ее сроков в зависимости от видов преступлений, следствием которых она является, в то время как административная наказанность проступков имеет унифицированный характер, не зависящий от категории административного правонарушения.

3.2. Малозначительность деяния

Развивая и закрепляя социальное свойство преступления – общественную опасность, ч. 2 ст. 14 УК устанавливает: «Не является преступлением действие (бездействие) хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству».[15]

Малозначительное деяние не является преступлением при наличии одновременно двух условий.  Первое: оно должно формально подпадать под признаки преступления, предусмотренного уголовным законом.  Иными словами, в нем чисто внешне должна присутствовать уголовная противоправность. Второе: в нем отсутствует другое свойство преступления – общественная опасность.  Как правило, она отсутствует потому, что ущерб, причиненный деянием, мизерный.  Отсюда деяние в целом оказывается непреступным.  Чаще всего определенный вред, некоторая антисоциальность в малозначительных деяниях имею место.  Но она – не криминальной степени, а гражданско-правовой, административной, дисциплинарной, аморальной.  Поэтому, прекращая дело или не принимая его к производству ввиду малозначительности деяния, следователь или суд рассматривают вопрос о возможности иной, не уголовно-правовой меры ответственности за него.

Согласно ч. 2 ст. 14 УК, "не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству". Следовательно, для признания деяния малозначительным необходимо, чтобы, во-первых, оно обладало всеми признаками состава преступления (формальное основание) и, во-вторых, не представляло общественной опасности (социальное основание).

Не могут считаться малозначительными деяния, наличие состава преступления в которых связывается с фактом наступления вреда (к примеру, "вред правам и законным интересам граждан" при нарушении равноправия граждан - ст. 136 УК и нарушении неприкосновенности частной жизни - ст. 137 УК) либо общественно опасных последствий, выраженных в оценочных понятиях (допустим, "существенное нарушение прав и законных интересов" при злоупотреблении должностными полномочиями - ч. 1 ст. 285 УК, превышении должностных полномочий - ч. 1 ст. 286 УК и халатности - ч. 1 ст. 293 УК либо "значительный ущерб" при умышленном уничтожении или повреждении имущества - ч. 1 ст. 167 УК), если этот вред или такие последствия не были причинены (здесь не имеются в виду случаи неоконченного преступления). В подобных ситуациях в деянии просто отсутствует один из признаков состава преступления.

Малозначительность деяния может быть двух видов. Первый вид, когда действие (бездействие), формально содержащее признаки преступления, не представляет общественной опасности. Это случаи, когда похищается, например, коробок спичек, карандаш и т. п. В таких деяниях нет общественной опасности, они, по существу, не причиняют вреда чужой собственности, охраняемой нормами уголовного права, и не нарушают общественных отношений, урегулированных другими отраслями права. Этот вид малозначительности деяний на практике встречается редко и в силу очевидности затруднений в уяснении обычно не вызывает.

Второй вид прямо не предусмотрен уголовным законом, но логически из него вытекает. Это те случаи, когда деяние обладает общественной опасностью, но она невелика, не превышая гражданско - правового, административного или дисциплинарного проступка, в силу чего деяние не может считаться преступным. Этот вид ма

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Понятие и признаки преступления". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 551

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>