Дипломная работа на тему "Ответственность за убийство"

ГлавнаяГосударство и право → Ответственность за убийство




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Ответственность за убийство":


С О Д Е Р Ж А Н И Е :

Введение…………………………………………………………………………4

1. Развитие Российского законодательства об ответственности за убийство.6

2. Убийство: понятие, классификация………...………………………………17

2.1. Понятие убийства……………………………………………………....…..17

2.2. Классификация убийств……………………………………………………20

2.3. Квалифицирующие признаки убийства……………………….………….21

2.3.1. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность вин овного………………………………………………...26

2.3.2. Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства…………………………………………………………………………..48

3. Убийства по неосторожности и совершенные в состоянии невменяемости или аффекта……………………………...……………………………………….56

Заключение………………………………………………………………....…….60

Глоссарий……..…………………………………………………………….……62

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам написать любые проекты по необходимой вам теме. Оригинальное выполнение дипломных проектов на заказ в Новокузнецке и в других городах РФ.

Список использованных источников…………………………………………...65

Список сокращений…………………………..………………………………….70

Приложение А…………………………………..………………………………..71

Приложение В…………………………………...……………………………….72

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы. Произошедшие в последние годы в России экономические, социальные и политические изменения, коснувшиеся практически всех сфер жизнедеятельности, оказали мощное негативное воздействие на нормальное развитие и формирование личностных характеристик граждан. Отсутствие стабильности в обществе в начале-середине 90-х годов XX-го столетия в значительной мере нивелировало ранее сформировавшиеся моральные устои, в целом подорвав основы существования современного государства. Все это, на фоне культивирования идей насилия в, практически не ограниченных цензурой, средствах массовой информации, постепенно привело к общей деградации значительной части населения, сформировав у них ложные идеалы и ценности.

Согласно ст. 2 Конституции Российской Федерации права и свободы личности выступают в качестве высшей ценности, защита которых относится к числу первоочередных задач современного государства. При этом жизнь человека является самым ценным и невосполнимым благом, что свидетельствует о необходимости его защиты наиболее строгими мерами ответственности. Отчасти это подтверждается и самим Уголовным кодексом Российской Федерации (далее – УК РФ), в котором расположенный на первом месте раздел – «Преступления против личности» открывается главой «Преступления против жизни и здоровья», где норма, содержащая запрет на причинение смерти другому человеку также указывается первой. Данное обстоятельство свидетельствует о повышенном внимании законодателя к правовой регламентации убийства, желании особо, уже за счет формальной обозначенности отметить важность охраны жизни человека нормами Уголовного кодекса Российской Федерации.

В настоящее время количество убийств стабильно растет (2001 г. – 3341 убийство, 2007 г. – 4386 убийств). В сложившейся ситуации исследование общественной опасности умышленного причинения смерти другому лицу приобретает особую значимость.

Объектом исследования является совокупность общественных отношений, связанных с законодательным закреплением и практической реализацией уголовно-правовых норм, регламентирующих ответственность за убийство.

Предметом исследования выступают непосредственно уголовно-правовые нормы, регламентирующие ответственность за убийство.

Целями дипломной работы являются изучение и комплексное исследование теоретических вопросов ответственности за убийство, а также внесение предложений по совершенствованию действующего уголовного законодательства и практики его применения в рассматриваемой части.

Достижение указанных целей предполагалось осуществить через постановку и решение следующих задач:

– изучить тенденции исторического развития убийства в отечественном уголовном законодательстве;

– оценить характер и степень общественной опасности убийства;

– дать понятие убийства;

– рассмотреть вопросы квалификации убийства;

– исследовать проблемы дифференциации уголовной ответственности за убийство;

– проанализировать особенности назначения наказания за убийства.

В данной дипломной работе будут использоваться современные положения теории познания общественных процессов и правовых явлений, а также труды многих авторов.

Положения и выводы дипломной работы основываются на Конституции Российской Федерации, уголовном законодательстве, материалах судебной практики, результатах собственного исследования.

В заключении сформулированы основные выводы дипломной работы.

1. Развитие Российского законодательства об ответственности за убийство

В российском уголовном праве, как, впрочем, и в других системах уголовного права (континентальной, англо-саксонской и др.), всегда уделялось большое внимание проблемам ответственности за убийство.

Нормы об ответственности за убийство содержались во всех редакциях "Русской Правды", однако в ней еще не было четкого разграничения между убийствами и другими посягательствами на жизнь. Так, "Русская Правда" устанавливала ответственность за убийство на пиру, в разбое, т. е. преступления увязывались только с фактом причинения смерти. В этом проявилось влияние византийского права - продукта более цивилизованного народа, на что обращали внимание российские криминалисты еще в XIX в. [1]

"Русская Правда" допускала кровную месть в качестве наказания за убийство: Н. А. Максименко указывает, что "месть предварительно освещалась авторитетом судебного решения[2]. Переход уголовного права из частного в публичное начинает рассматривать жизнь человека как ценность, которую государство берет под свою охрану. При этом ответственность за убийство обусловливалась занимаемым потерпевшим положением в обществе, в том числе имущественным. Например, убийство холопа квалифицировали как истребление чужой вещи, так как жизнь этой категории людей не рассматривалась как объект уголовно-правовой охраны, за ними не признавалось право на жизнь.

В памятниках русского права (Русской правде, Новгородской Скре) лишение жизни человека именовалось душегубством (душеубийством или душегубительством).

Каралось душегубство, по Русской правде, - денежной вирой. В так называемой Новгородской Скре, - содержащей в себе отечественные законы, по которым немцы судились между собою в Новгороде, убийство карается смертной казнью через отсечение головы[3].

С образованием Русского централизованного государства после освобождения от татаро-монгольского ига возникла необходимость в принятии нового законодательства, которое устанавливало бы единообразное правовое регулирование новых общественных отношений. Таким правовым актом явился Судебник 1497 г., при становлении которого были использованы уставные грамоты и "Русская Правда". Значительным правовым актом становится "Запись о душегубстве", в котором под душегубством понималось не только убийство в чистом виде, но и самоубийство и даже смерть в результате несчастного случая (без покаяния в грехах).

Уложение, принятое Земским собором в 1649 г., характерно дальнейшей дифференциацией преступлений против жизни. В нем предусматривается ответственность за различные виды убийств, выделяется убийство родителей детьми и убийство родителями детей (которое наказывалось мягче, так как в соответствии с религиозными воззрениями родители имели неограниченную власть над детьми). В зависимости от формы вины выделялись умышленное и неумышленное убийство; случайное (невиновное) причинение смерти было ненаказуемым, что отменяло положение, предусмотренное "Записью о душегубстве", относившее любое лишение жизни человека к преступлениям.

В период царствования Петра I идет дальнейшее обострение противоречий между различными социальными группами, что обусловило проведение законодательной реформы. Уложения Алексея Михайловича не способствовали проведению уголовной политики Петра I, направленной на закрепление и обслуживание абсолютной дворянско-чиновничьей монархии[4].

Артикул воинский и Морской устав были изначально предназначены для военных, но за недостатком общего уголовного законодательства стали распространяться и на лиц гражданского состояния. В Артикуле воинском было уделено большое внимание посягательствам на жизнь: дана более четкая дифференциация убийствам, совершенным умышленно и неосторожно, дано деление убийств на простые и квалифицированные (арт. 156 и 157). За совершение простого убийства предусматривалось наказание в виде смертной казни путем отсечения головы, а за квалифицированное - путем колесования. К квалифицированным видам убийства относились убийство по найму, из корысти (арт. 161), убийство родителей, "дитя во младенчестве" (арт. 163), убийство путем отравления (арт. 162) и другие виды.

Впервые в российском уголовном законодательстве предусматривается ответственность за убийство на дуэли, которое относилось к квалифицированным видам. Ответственности подлежали секунданты и лицо, убившее соперника. К квалифицированному виду убийства относилось и посягательство на свою жизнь: в случае самоубийства "наказанию подвергался труп, который палач должен был отволочь в бесчестное место и закопать".

По истечении ста с лишним лет, с принятием Свода законов 1832 г. произошли некоторые изменения в уголовном законодательстве в области преступлений против благ частного лица. В частности, впервые предпринята попытка определить понятие убийства, вновь посягательство на жизнь дифференцировалось на умышленное и неосторожное, умышленные убийства подразделялись на простые и квалифицированные. Квалифицированными видами убийства признавались лишение жизни родителей, братоубийство, убийство одним из супругов другого супруга, убийство начальником подчиненного и подчиненным начальника, чадоубийство, убийство на дуэли. Свод законов воспроизвел перечень преступлений, за которые предусматривалась ответственность Соборным уложением и петровским законодательством.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., которому предшествовала большая подготовительная работа - издание первых научных трудов по уголовному праву Н. Неймана, Г. Солнцева, Л. Цветаева, П. Гуляева и др., в разделе, посвященном преступлениям против жизни, здоровья, свободы, чести частных лиц, на первом месте были расположены преступления против жизни, которые подразделялись на две группы и размещались в двух главах: в первой главе предусматривалась ответственность за смертоубийство, а во второй - за самоубийство. В Уложении убийства дифференцировались на простые, квалифицированные, привилегированные и совершенные по неосторожности. К простым убийствам закон относил непредумышленные - без заранее обдуманного умысла, к квалифицированным - отцеубийство и другие виды, указанные в законе, к привилегированным - убийство матерью незаконнорожденного ребенка, убийство новорожденного, не имеющего человеческого образа (урода). Уложение отнесло к преступлениям и доведение до самоубийства, и подстрекательство к самоубийству, и пособничество ему (ст. 1946).

Система норм об ответственности за посягательства на жизнь в Уложении 1845 г. выгодно отличалась от предыдущего законодательства, она была продумана и выстроена на основе анализа предшествующего законодательства и практики его применения. Однако в целом это Уложение во многом отставало от уголовных кодексов западных государств, в нем не нашли отражение идеи естественно-правовой теории, которые подготовили Великую французскую революцию 1789 г. Естественное право в России понималось сквозь призму православия. Уложение оставалось законодательством крепостного строя, которому свойственны казуистичность, громоздкость формулировок, отсутствие функций и т. д. После судебной реформы 1864 г. на фоне обновлений социальной жизни Уложение 1845 г. выглядело архаичным. В него в 1866 и 1885 гг. были внесены изменения, которые, однако, не касались существа самого Уложения, не отвечали существующим реалиям. Оно действовало до 1917 г.

Критика недостатков Уложения 1845 г. подтолкнула царское правительство к принятию решения о разработке нового Уголовного уложения. Впервые к созданию проекта были привлечены ученые-криминалисты - Н. С. Таганцев, Н. А. Неклюдов, И. Я. Фойницкий. Уголовное уложение было принято в 1903 г., однако в 1904 г. вступили в действие лишь статьи о политических преступлениях.

В главе XXII законодатель предусмотрел ответственность за посягательство на интересы частных лиц. Как и в Уложении о наказаниях 1845 г., в Уголовном уложении 1903 г. преступления против частного лица размещались на последнем месте. Сходство этих правовых актов не говорит об их полном совпадении. Так, в Уголовном уложении 1903 г. система преступлений против личности была более совершенной.

Отнесение убийства к квалифицированному виду зависело, например, от отношений родства (убийство матери, отца, жены, мужа), социального положения потерпевшего (должностного лица при исполнении или по поводу исполнения им служебных обязанностей), способа совершения преступления (путем отравления) и др.

За квалифицированное убийство виновный мог быть приговорен к каторге без срока или на срок не менее 10 лет, а за простое убийство - к каторге на срок не менее 8 лет.

После октябрьского переворота 1917 г. было отменено царское законодательство, Декрет о суде N 1 предписывал революционным трибуналам руководствоваться революционным правосознанием. Развитие уголовного права было обусловлено содержанием государственной власти, ее целями, примат государственных интересов над личностными превратил уголовное право в политический рычаг управления обществом, в орудие элиты, правящей партии, средство борьбы с инакомыслием.

Разрушение системы российского уголовного права с его концептуальными началами, с глубокими теоретическими разработками на базе классической школы права сопровождалось деюридизацией основных институтов уголовного права, прежде всего преступления (отказ от признака противоправности), теоретически обоснованных социологической школой уголовного права. Отказ от признака противоправности в дальнейшем открывал путь к необоснованным репрессиям, к массовому уничтожению людей, что девальвировало самое ценное - жизнь человека. И до сих пор такой подход к оценке жизни человека сказывается в нашей действительности.

В первом УК РСФСР 1922 г., в его главе пятой, посвященной преступлениям против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, на первом месте помещены преступления против жизни - убийства. Эта глава напоминала главу Уголовного уложения 1903 г., однако сходство было только внешним: исходя из общего представления (понятия) преступления, убийство должно было быть общественно опасным, а было ли оно действительно таковым, определял суд, формальные признаки убийства отступали на второй план, что позволяло уничтожать неугодных советской власти.

Итак, УК РСФСР 1922 г. выделял несколько видов убийств: умышленное убийство при наличии квалифицирующих признаков; простое убийство, т. е. без квалифицирующих и привилегированных обстоятельств; в примечании к ст. 143 предусматривалось освобождение от наказания в случаях убийства из чувства сострадания; умышленное убийство в состоянии аффекта; убийство при превышении пределов необходимой обороны, а также убийство застигнутого на месте преступления преступника с превышением необходимых для его задержания мер (ст. 145 УК); убийство по неосторожности; незаконное производство аборта; подговор к самоубийству несовершеннолетнего или лица, заведомо неспособного понимать совершаемое или руководить своими поступками.

В отличие от Уголовного уложения 1903 г. УК РСФСР не предусмотрел в качестве самостоятельного вида убийства убийство матерью своего новорожденного ребенка. Не предусмотрел он и такой вид убийства, как убийство по согласию потерпевшего из чувства сострадания, однако освобождение от наказания за данное преступление было предусмотрено (примечание к ст. 143).

Изменились и виды, и размеры наказаний за убийства. Так, за квалифицированные виды убийств предусмотрено было наказание в виде лишения свободы от 8 до 10 лет (максимальный срок лишения свободы - ст. 34 УК РСФСР). Вместе с тем за отдельные государственные и должностные преступления предусматривалось наказание в виде смертной казни. За квалифицированное убийство смертная казнь была введена Постановлением ЦИК СССР от 7 июля 1934 г. [5]. Принятый УК РСФСР в 1926 г., по существу, оставил систему преступлений против жизни, которая была сформулирована в УК РСФСР 1922 г. Была введена лишь ответственность за самоубийство или покушение на него лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, путем жестокого обращения с потерпевшим или иным подобным путем (ст. 141). В числе преступлений против личности появилось и такое преступление, как незаконное производство аборта. Были повышены размеры санкций за преступления против жизни.

В УК РСФСР 1960 г. система преступлений против жизни претерпела некоторые изменения [6]. В частности, незаконное производство аборта было отнесено к преступлениям, ставящим в опасность жизнь и здоровье женщины. В число преступлений против жизни вошли: умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, убийство без отягчающих обстоятельств, т. е. простое убийство при превышении пределов необходимой обороны, неосторожное убийство, доведение до самоубийства. Санкции за квалифицированное и простое убийство были вновь ужесточены; так, за квалифицированный вид убийства было предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 8 до 15 лет, альтернативно - наказание в виде смертной казни.

Возвращение России в лоно мировой цивилизации обусловливает проведение реформы, которая в последние годы стала набирать темпы и задачей которой является демократизация государства, превращение из института насилия в руках тоталитарного режима в гаранта взаимной ответственности государства и гражданина. Правовое государство обеспечивает верховенство закона, незыблемость основных прав и свобод человека, охрану правомерных интересов личности. Это согласуется со ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, в которой говорится, что каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность.

УК РСФСР 1960 г. не были свойственны приоритет общечеловеческих ценностей, преимущественное уважение прав и свобод человека. Напротив, в нем преобладала защита государственного интереса над защитой интересов граждан. Наглядным примером этого явилось расположение главы о преступлениях против государства и государственной собственности.

Развитие уголовного законодательства в направлении охраны прав и интересов личности от преступных посягательств должно быть сопряжено с охраной и защитой суверенитета России, ее конституционного строя, общественного порядка и безопасности, основанных на ценностях человеческой цивилизации, что должно привести его в полное соответствие с мировыми стандартами.

Охране прав личности в той или иной степени подчинена вся система права; в таких отраслях, как гражданское право, семейное право, трудовое право, административное право, охрана прав личности занимает важное место. Наиболее опасные нарушения прав граждан влекут уголовную ответственность. Уголовно-правовой охране прав граждан от преступных посягательств посвящен раздел VII УК РФ 1996 г., которым начинается Особенная часть. Помещение ряда преступлений против личности не в гл. 16 "Преступления против жизни и здоровья", а в иные главы вполне оправданно, так как основное содержание, социальный смысл подобных норм определяется не посягательством на интересы личности, а посягательством на другие защищаемые уголовным законом общественные отношения.

При совершении ряда преступлений, таких, как бандитизм, разбой, злоупотребление должностными полномочиями, терроризм, может иметь место и посягательство на жизнь. В этих случаях имеет место совокупность преступлений, которые должны получить самостоятельную оценку. Однако, если причинение смерти является конструктивным признаком преступления (ст. 277, 295, 317, 357), то в этих случаях убийство охватывается другими статьями УК и самостоятельной оценки не требует.

В главе 16 УК РФ преступления против жизни расположены на первом месте, что подчеркивает их наибольшую степень опасности. В статьях 105 - 110 УК РФ предусмотрена ответственность за посягательство на жизнь человека. Эти преступления и составляют систему преступлений против жизни, так как каждый вид убийства можно рассматривать в качестве элемента этой системы, взаимосвязанный с другими видами убийства и образующий в целом единое понятие - убийство[7].

В части 2 ст. 105 УК РФ содержится перечень квалифицирующих признаков убийства, который является подсистемой в системе преступлений против жизни. Сама же система преступлений против жизни характеризуется таким общим признаком, как умышленное причинение смерти другому человеку. Поэтому все исследователи обращались к вопросу о том, что есть жизнь, когда она начинается и когда кончается, т. е. когда может быть совершено убийство [8].

Еще в XIX в. Н. А. Неклюдов определял жизнь как деятельность сил человека[9], А. Н. Красиков - как деятельность сил человека как биосоциального существа, которая охватывает весь период самопроизвольного психофизического существования, имеющего начальный и конечный момент[10].

Большую трудность всегда вызывало определение начального момента жизни человека.

В германской уголовно-правовой литературе преобладает мнение, что началом жизни следует считать самостоятельную жизнь человеческого существа вне утробы матери. Ф. Лист полагал, что самостоятельное существование человека начинается с прекращением плацентарного дыхания и наступлением дыхания через легкие[11].

Доктрина российского уголовного права во многом напоминала немецкую, и вопрос о начальном и конечном моменте жизни решался под влиянием немецкой уголовно-правовой литературы.

В российской уголовно-правовой литературе до 1917 г. были сформулированы две точки зрения по поводу начального момента жизни: одни авторы полагали, что начальный момент жизни должен определяться появлением хотя бы какой-либо части тела ребенка из утробы матери [12], и в советской уголовно-правовой литературе долгое время господствовала эта точка зрения, хотя некоторые авторы полагали, что самостоятельная жизнь младенца начинается с отделением его от утробы матери и началом дыхания[13].

В последние годы большинство ученых-криминалистов считают начальным моментом жизни начало родов[14].Этот вопрос является дискуссионным и актуальным: дело в том, что в УК РФ впервые введена норма, предусматривающая ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка.

В некоторых странах указанные вопросы уже давно решаются на законодательном уровне. Например, в Уголовном кодексе Индии предусматривается: "Причинение смерти ребенку в утробе матери не является убийством. Но причинение смерти живому ребенку, если какая-либо его часть появилась из утробы, хотя бы ребенок не начал дышать или не полностью родился, может рассматриваться как убийство", причем это положение нашло свое отражение в УК Индии более двух веков тому назад.

Вопрос о моменте окончания жизни человека в уголовно-правовой литературе также решается неоднозначно. Некоторую ясность в понимание момента наступления смерти внес Закон РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека", однако между медиками, юристами и теологами при решении проблемы, является ли человек живым или мертвым с погибшим головным мозгом, но при наличии восстановленной и искусственно поддерживаемой деятельности дыхания и кровообращения, дискуссия продолжается. Одни считают, что смерть мозга идентична концу жизни, другие с этим не соглашаются.

Закон РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" в ст. 9 увязывает момент окончания жизни с необратимой гибелью всего головного мозга. Однако и это положение не прекращает дискуссий. В частности, приводятся такие аргументы, как возможность медицинской науки в скором будущем оживлять головной мозг.

В начале 70-х гг. прошлого столетия достижения медицины в области реаниматологии поставили вопрос о границе между жизнью и смертью. Анализ многочисленных случаев привел к пересмотру констатации смерти: в качестве критерия было решено исходить не из состояния органов дыхания и сердцебиения, а из оценки состояния мозга как главного органа человеческого организма. Так, в начале 80-х гг. прошлого столетия впервые был предложен новый критерий: "смерть мозга". Отличие такого органа, как мозг, в сравнении с органами дыхания и сердцем состоит в том, что именно он осуществляет интеграцию работы других органов тела, с одной стороны, и отвечает за работу сознания - с другой. Поэтому на него не распространяется та ошибка, когда смерть одного органа отождествляется со смертью всего организма.

С учетом уже имеющихся достижений медицинской науки целесообразно обратиться к исследованиям этих проблем с точки зрения так называемой унификации, т. е. предположить, что началом жизни человека и моментом его смерти являются соответственно появление и прекращение одной и той же функции организма.

2. Убийство: понятие и классификация

2.1. Понятие убийства

В уголовно-правовом смысле понятие «убийство» неразрывно связано с понятием жизни и смерти человека. Жизнь человека, с биологической точки зрения, состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. С прекращением этих функций прекращается и жизнь. Согласно ст.20 Конституции РФ, каждый имеет право на жизнь. Жизнь человека охраняется государством посредством законодательства, в частности - уголовного. Для того, чтобы уголовное законодательство могло действительно защитить жизнь человека, нужно определить временные границы жизни. Что касается момента ее окончания, то в литературе нет сколько-нибудь существенных разногласий по этому поводу, и многие авторы определяют момент окончания человеческой жизни моментом наступления так называемой биологической смерти, т. е. состояния, когда происходит необратимая гибель центральной нервной системы, остановка сердца и прекращение дыхания. Наступление биологической смерти человеческого организма считается безусловным по истечении 30 минут с момента выявления всех вышеописанных признаков. Биологическая смерть наступает вследствие естественного и неизбежного старения человеческого организма, хотя не исключается и так называемая патологическая смерть, когда все вышеописанные признаки наступают вследствие какой-либо болезни.[15] Но для того, чтобы установить временные границы уголовно-правовой защиты жизни человека, нужно еще определить и момент ее начала, т. е. тот момент, когда человек уже может считаться полноправным членом общества. Некоторые авторы, например С. В.Бородин, предлагают считать моментом начала жизни мгновение, с которого организм ребенка способен самостоятельно функционировать и полностью отделен от организма матери. Данная позиция вызывает большие сомнения, т. к. в этом случае умерщвление уже родившегося ребенка, но которого с организмом матери еще связывает пуповина, или же ребенка во время родов, у которого из утробы матери уже показалась головка, не считалось бы убийством в уголовно-правовом смысле. Это представляется неправильным даже потому, что в УК 1996 г. (в редакции 2003 г. и введен в действие 2005 г.) введена статья, устанавливающая ответственность за лишение жизни ребенка матерью сразу же после родов или во время их (ст. 106 УК РФ) и Уголовный кодекс называет такие действия убийством. Поэтому более правильной представляется позиция Б. Сарыева, который считает, что «…не просто начало родов, а тот его момент, когда плод стал виден из утробы матери (и стал, таким образом, сам по себе доступен посягательствам), и следует признать с точки зрения уголовного права началом жизни. Именно с этого момента всякие попытки умертвить плод становятся убийством»[16].

Исходя из подобного определения границ человеческой жизни, можно сделать вывод, что любое противоправное посягательство на жизнь другого человека в рамках этих границ, причиняющее смерть, является убийством. Такая позиция, по крайней мере, явно прослеживалась в УК РСФСР. В нем, в частности, убийством признавалось как умышленное, так и неосторожное лишение жизни другого человека. УК РФ убийством признает лишь любое противоправное умышленное лишение жизни другого человека, а те же деяния, но совершенное по неосторожности, обозначает термином «причинение смерти». В данном случае логика законодателя не совсем ясна, ибо в русском языке «убийство» и «причинение смерти» являются синонимами. В частности, В. Даль определяет слово «убить» как зашибить или ударить до смерти, а «убийство» как лишение кого-либо жизни как преступление. По словарю Ожегова «убить» значит лишить жизни, а «убийство»-преступное лишение жизни кого-нибудь. И ни в одном случае не упоминается о форме вины. Н. И. Загородников говорил по данному поводу, что «…глагол «убить» часто употребляется при любом насильственном причинении смерти, при этом имеется в виду как преступное, злонамеренное, так и неосмотрительное и даже случайное причинение смерти».[17] Правильной представляется позиция Б. Сарыева, который говорит, что «…вряд ли простое «переименование»…неосторожного убийства в неосторожное лишение жизни (а также в причинение смерти по неосторожности - Ш. В.) что-либо может изменить. Ведь правосознание граждан причисляет к убийству любое лишение жизни, не различая ни форм вины, ни случайности («убило током» и т. п.). Тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, в правосознании граждан тоже расценивается как убийство, хотя закон ни прежде, ни ныне указанное деяние убийством не считал и не называл… Перемена названия ничего не изменит в оценке данного деяния правосознанием граждан, следовательно, цель, ради которой хотят эту перемену произвести, вряд ли будет достигнута».[18] Тем не менее, убийством по уголовному праву признается предусмотренное Особенной частью Уголовного Кодекса противоправное, виновное, умышленное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.

Тот факт, что глава 16 УК РФ «Преступления против жизни и здоровья» оказалась первой в Особенной части (в отличие от УК РСФСР, где подобная глава находилась на третьем месте) говорит о том, что государство в числе приоритетных задач уголовного права ставит защиту жизни личности. Об этом же говорит и то, что наказания за убийства (кроме убийств со смягчающими обстоятельствами) увеличились. В силу ч.5 ст.15 УК РФ так называемое простое убийство (ч.1ст.105 УК РФ) и убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах (ч.2 ст.105 УК РФ) относятся к категории особо тяжких преступлений. Но для того, чтобы уголовно-правовой механизм защиты жизни в полном объеме выполнял свои функции (как карательные, так и превентивные) и тяжесть совершенного убийства соответствовала строгости наказания, нужно, чтобы совершенное преступление было правильно квалифицировано.

На практике квалификация убийств вызывает большие затруднения, как у следователей, так и у судей, следствием чего является отмена приговора вышестоящей инстанцией и отправка дела на доследование. А все дело в том, что расследование дела об убийстве (как предварительное, так и судебное) проводятся «однобоко», не выясняются истинные мотивы и цели преступника, а также остальные элементы преступления, характеризующие субъективное отношение убийцы к содеянному. К тому же нельзя оставлять без внимания и другие обстоятельства дела. Только их анализ в совокупности и каждого из них в отдельности может дать точную картину совершенного преступления и применить уголовно-правовую норму в соответствии с ее точным смыслом.

2.2. Классификация убийств

В науке уголовного права убийство традиционно делится на простое, квалифицированное и привилегированное. В этой работе последнее нас интересовать не будет, о простом же речь пойдет ниже. Что касается квалифицированного, то в уголовно-правовой науке существует несколько подходов к классификации его признаков. В частности, Э. Ф. Побегайло предложил следующую:

1.  Отягчающие обстоятельства, относящиеся к субъекту.

2.  Относящиеся к субъективной стороне.

3.  Относящиеся к объекту.

4.  Относящиеся к объективной стороне.[19]

Такой же классификации поддерживается и Б. Сарыев. Несколько иную предложил Н. И. Загородников:

1.  Признаки, относящиеся к субъективной стороне, которые в некоторых случаях также характеризуют общественную опасность субъекта (хулиганский мотив также отрицательно характеризует и преступника).

2.  Признаки, характеризующие субъекта.

3.  Признаки, характеризующие способ совершения преступления.[20]

По моему мнению, все пункты, указанные в качестве отягчающих обстоятельств убийства в ч.2 ст.105 УК РФ можно поделить на три группы по определенным признакам. Первая: отягчающие признаки, характеризующие объективную сторону особо опасного убийства; вторая: характеризующие субъективную сторону данного преступления; третья: характеризующие потерпевшего. При этом признаки третьей группы не могут рассматриваться «оторвано» от субъективного отношения преступника к совершенным действиям, т. к. в законе каждый раз специально делается оговорка «заведомо для виновного», будь то состояние беременности, беспомощность, выполнение служебного или общественного долга потерпевшим. Важно также заметить, что признаки второй группы не могут сочетаться между собой при квалификации одного убийства, т. к. убийство является таким преступлением, которое совершается с каким-либо одним мотивом или целью (мотивы и цели, конечно, могут сочетаться, но только один мотив и цель может быть доминирующим).

2.3. Квалифицирующие признаки убийства

Из истории российского законодательства наиболее тяжкими в разное время признавались различные виды убийств. Например, "убийство в разбое" по Русской правде; убийство путем отравления по Уложению Алексея Михайловича; родственное убийство, особенно отца или матери, по Своду законов Российской Империи (1832 г); предумышленное убийство с заранее обдуманным умыслом по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных (1845 г.)

Выявление отягчающих обстоятельств убийств по действующему УК имеет важное значение для правильной квалификации, а затем и для наказания виновного.

Российскому уголовному законодательству в настоящее время известны два вида обстоятельств, отягчающих ответственность. Одни из них имеют значение для определения наказания лицу, совершившему преступление (ст. 39 УК), другие — выступают как признаки конкретного состава преступления, влияющие на его квалификацию. Сопоставление отягчающих ответственность об­стоятельств, названных в ст. 63 УК, с обстоятельствами, влияющими на квалификацию отдельных преступлений, показывает, что пер­вые служат как бы юридической базой, определяющей направлен­ность вторых. Иными словами, отягчающие обстоятельства, на­званные в Общей части Уголовного кодекса, конкретизируются в отдельных составах Особенной части. Это относится в полной мере и к обстоятельствам, отягчающим ответственность за убийство. Например, такие обстоятельства из числа назван­ных в ст. 63 УК, как совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление, совершение преступления из корыстных или иных низменных побуждений, причинение преступлением тяжких последствий, совершение преступления с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим, со­вершение преступления общеопасным способом сформулированы в ч. 2 ст. 105 УК с необходимой детализацией применительно к убийствам, с учетом специфики этих преступлений.

Вместе с тем было бы неправильно считать, что обстоятель­ства, влияющие на квалификацию, по своему характеру имеют подчиненное значение по отношению к обстоятельствам, на­званным в Общей части Уголовного кодекса. По своей правовой природе они, несомненно, самостоятельны. Более того, обстоя­тельства, влияющие на квалификацию преступления, по нашему мнению, исключают, при их наличии, применение по конкретному делу при назначении наказания аналогичных обстоятельств, упо­мянутых в ст. 63 УК. Это объясняется тем, что квалифицирующие обстоятельства являются признаками состава преступления и тем самым позволяют дифференцировать общественную опасность по сравнению с той, которая выражена признаками основного состава преступления.

По сравнению с другими видами убийств, убийства при отягчающих обстоятельствах представляют особую опасность для общества. Положение усугубляется еще и тем, что вместе с ростом числа убийств в целом за последние годы, о чем уже говорилось, неуклонно увеличивается и количество убийств, предусмотренных ст. 105 УК. По данным Верховного суда РФ число осужденных по этой статье увеличилось в 2002 г. по сравнению с предыдущим годом на 12%, в 1999 — на 35,2 %, в 2000 — на 15,5 %, в 2001 — на 23 %. Складывающаяся ситуация заставляет следователей и судей с повышенным вниманием относиться к выявлению обстоятельств, отягчающих убийства.

Признание тех или иных обстоятельств, при которых совер­шается убийство, отягчающими и оказывающими влияние на его квалификацию определяет направленность борьбы с этими преступлениями. Действующее законодательство опреде­ляет обстоятельства, отягчающие убийство, исходя из необходимости обеспечения наиболее эффективной охраны жизни любого гражданина.

Каждое из обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК, имеет самостоятельное значение. Поэтому недопустимо, когда отдельные следователи и судьи при квалификации действий лица, виновного в совершении убийства при отягчающих обстоятельствах, признают достаточным применение одного из пунктов ч. 2 ст. 105 УК, хотя устанавливают не одно, а несколько отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье.

Иногда такие ошибки пытаются оправдать тем, что применение одного или двух-трех пунктов ч. 2 ст. 105 УК якобы не влияет на исход дела, ибо эта часть статьи имеет единую санкцию. Последнее, конечно, верно, но с утверждением о том, что неправильная квалификация и при этом условии не влияет на исход дела, согласиться нельзя. В действительности подобная постановка вопроса неизбежно ведет к упрощенчеству. Поэтому Пленум Верховного суда РФ в п. 14 постановления от 22 декабря 1992 г. обоснованно указал, что умышленное убийство, совершенное при отягчающих обстоятель­ствах, предусмотренных двумя и более пунктами ст. 102 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. При ином подходе суд при вынесении приговора будет лишен возможности оценить все существенные обстоятельства дела и, прежде всего, квалифицирующие признаки совершенного преступления. Это в свою очередь повлечет назначение более мягкого наказания виновному по сравнению с тем, которого он заслуживает. Только квалификация всех действий виновного позволяет всесторонне оценить общественную опасность совершенного убийства и с учетом данных о его личности назначить справедливое наказание.

Для общей характеристики обстоятельств, отягчающих убийство, а также для уяснения их сущности, определенное значение имеет их классификация. Большинство авторов классифицирует отягчающие обстоятельства по элемен­там состава преступления. Этим делается попытка дать систе­матическое изложение отягчающих обстоятельств и подчерк­нуть, что они тесно связаны с составом преступления.

Н. И. Загородников предложил другую классификацию отягча­ющих обстоятельств умышленного убийства, подразделив их на обстоятельства, характеризующие: 1) мотивы и цели, квалифици­рующие убийство; 2) индивидуальные черты личности преступ­ника как квалифицирующие признаки особо опасного умышлен­ного убийства; 3) способ действия и последствия как признаки квалифицированного убийства. Он отступил от принятой боль­шинством авторов классификации обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, исключив как признак классификации объект преступления. С этим нельзя не согласиться, поскольку ни одно из обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, не может быть отнесено к объекту преступления. Такие отягчающие обстоятельства, как убийство «женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности» либо «двух или более лиц», относятся к характеристике потерпевшего, но вовсе не к характеристике объекта убийства. Объект преступления при совер­шении любого убийства остается без изменения и сам по себе не может отягчать (как и смягчать) данное преступление. Эти отягчающие обстоятельства умышленного убийства относятся к объективным свойствам преступления, так же как «особая жесто­кость» и «способ, опасный для жизни многих людей».

Вместе с тем, классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства, предлагаемая Н. И. Загородниковым, не может быть принята в остальной части.

С нашей точки зрения, неправильно разрывать характеристику отягчающих обстоятельств, относящихся к субъективной стороне и к субъекту убийства. Отягчающие обстоятельства, характеризу­ющие субъективную сторону, — это мотивы, которыми руковод­ствуется виновный, либо цель, которую он ставит перед собой, совершая убийство. Например, корыстный мотив убийства в равной степени относится к характеристике и субъективной стороны и субъекта. Цель скрыть другое преступление путем совершения убийства характеризует субъекта преступления не в меньшей степени, чем его субъективную сторону. В то же время данные, характеризующие личность виновного, как отягчающие обстоятельства убийства нельзя рассматривать в отрыве от субъ­ективной стороны преступления, в которой отражается психиче­ское отношение субъекта к содеянному.

Исходя из этого, мы полагаем, что обстоятельства, отягча­ющие умышленное убийство, относящиеся к субъективным свойствам убийства и к личности виновного, следует рассмат­ривать в одной группе.

Таким образом, обстоятельства, отягчающие умышленное убийство по действующему УК, правильнее объединить в две группы:

1) обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного (совершение убийства: лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; с особой жестокостью; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; из коры­стных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; по мотиву национальной или расовой, религиозной ненависти или вражды, либо кровной мести; в целях использования органов или тканей потерпевшего; неоднократно);

2) обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства (совершение убийства: двух или более лиц; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника; женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности; общеопасным способом).

Предложенная нами классификация отягчающих обстоятельств умышленного убийства получила поддержку в литературе.

Два из включенных в опубликованный проект УК новых отягчающих обстоятельств убийства (убийство «по предваритель­ному сговору группой лиц» и «на национальной или религиозной почве») с некоторыми редакционными поправками включены в действующий УК. В качестве варианта проект УК предлагал включить в число отягчающих обстоятельств совершение умышленного убийства «малолетнего, отца или матери». Мы поддерживаем дополнение бывшего проекта УК этими признаками убийства. Такая норма имела бы глубокий нравственный смысл. В отношении убийства малолет­него далее будет приведена соответствующая аргументация.

2.3.1. Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные

свойства убийства и личность виновного

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ) представляет повышенную общественную опасность. Это деяние совершается с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность (например, для того, чтобы не допустить дачи показаний на следствии или суде, утечки информации и т. п.); в некоторых случаях это может быть убийство потерпевшего из мести ему как определенному должностному лицу или представителю определенных государственных органов. Для квалификации убийства по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ вовсе не обязательно, чтобы оно совершалось непосредственно при осуществлении потерпевшим служебных обязанностей или выполнении им общественного долга. Мотивом данного преступления может быть месть спустя какой-то определенный промежуток времени.

Под осуществлением служебной деятельности следует понимать профессиональные действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающих из трудового договора (контракта) с государственными, муниципальными, частными и иными зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями независимо от формы собственности, с предпринимателями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству.

Потерпевшим от преступления при этом может оказаться любое лицо - от руководителя до сторожа или охранника.

Под выполнением общественного долга следует понимать осуществление гражданином как специально возложенных на него обязанностей в интересах общества или законных интересах отдельных лиц, так и совершение других общественно полезных действий (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении либо о местонахождении лица, разыскиваемого в связи с совершением им правонарушений, дача свидетелем или потерпевшим показаний, изобличающих лицо в совершении преступления, и др.).

По п. "б" ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать лишь убийство такого лица, которое действовало правомерно, на законных основаниях. Деятельность признается таковой лишь в том случае, если она была законна и по форме и по сути. Если поводом для убийства послужили незаконные действия потерпевшего (связанные, например, с превышением служебных полномочий), содеянное не может быть квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

Формулировка «в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга» раскрывает субъективную сторону данного состава преступления, а именно мотивы посягательства.

Квалификация содеянного по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ допустима, если виновный сознавал, что действовал против лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга.

Данный вид убийства совершается как с прямым, так и с косвенным умыслом.

Убийство, предусмотренное п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, может быть совершено в момент исполнения потерпевшим своих служебных или общественных обязанностей, до того, как эти обязанности могли (предполагались) исполниться, а также спустя какое-то время, нередко весьма значительное, после исполнения потерпевшим своих обязанностей. Потерпевшими в подобном случае могут быть лица, чья деятельность в момент осуществления убийства уже не была связана с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга (бывшие судьи, работники прокуратуры, налоговой полиции или инспекции, других контролирующих органов).

Убийство, совершенное с особой жестокостью. В соответствии с п. «и» ч.1 ст.63 УК РФ, особая жестокость, садизм, издевательство, а также мучение для потерпевшего являются отягчающими обстоятельствами в любом преступлении. В русском языке слово «жестокий» определяется как безжалостный, бесчеловечный, безмерно мучительный, крайне суровый, беспощадный. Для того, чтобы правильно применить п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ, нужно точно определить термин «особая жестокость». При этом термин «просто жестокость» применять нельзя, т. к. его можно будет толковать более широко, чем предусматривает закон, определяя совершение убийства в данном случае именно с особой жестокостью.

Прежде всего, необходимо отметить, что Пленум Верховного Суда в постановлении от 22 декабря 1992 года подчёркивает, что понятие особой жестокости необходимо связывать как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, которые свидетельствую о проявлении виновным особой жестокости.

Признак особой жестокости присутствует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использования мучительно действующего яда, сожжения заживо, длительное лишение пищи, воды и т. п.)[21].

Способ и место убийства свидетельствуют об особой жестокости при обстоятельствах, когда разработанный план убийства заведомо был рассчитан на глумление и издевательство, которое продолжалось длительное время до наступления смерти, но относительно к ней был проявлен исключительный цинизм.

Особая жестокость может выражаться в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Убийство близкого родственника гражданина или лица, который ему дорог или судьба которого ему не безразлична, само по себе вызывает моральные страдания. Но если процесс лишения жизни происходит, к тому же, на глазах у этого гражданина, то это может вызвать сильный психотравмирующий шок и даже психическое заболевание. Убийствами в подобных случаях признаются убийства детей в присутствии родителей и наоборот, либо других близких родственников, когда те, кто за этим наблюдают, лишены по какой-либо причине возможности оказать им эффективную помощь. Здесь об особой жестокости свидетельствует характер действий виновного, выражающийся в надругательстве над чувствами близких потерпевшему лиц. Важно только, чтобы виновный знал, что близкие видят процесс убийства и это им причиняет особые страдания. В связи с этим правильными представляются слова Э. Ф. Побегайло о том, что «при совершении убийства с особой жестокостью субъект должен осознавать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни,…а также желать либо сознательно допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни».

Приведу пример: Ц. обвинялся в убийстве Ш. А. из хулиганских побуждений с особой жестокостью. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Супруги Ш. А. и Ш. Г. возвращались вечером из кино домой. К ним подошел нетрезвый Ц. и попросил у Ш. А. закурить. Получив отказ, Ц. вытащил нож и ударил Ш. А. в шею, от чего тот умер. Следствие обосновало вывод об особой жестокости совершенного убийства тем, что оно совершено на глазах у супруги убитого. Однако суд не согласился с вменением квалифицирующего признака «особая жестокость», пояснив, что совершая преступление, Ц. не знал о супружеских отношениях между Ш. А. и Ш. Г.

Необходимо иметь в виду, что особая жестокость - не медицинское, а юридическое понятие, поэтому, при установлении, что убийство совершено с особой жестокостью, необходимо учитывать выводы эксперта о характере телесных повреждений и причине смерти потерпевшего. Но это лишь одно из доказательств, которое позволяет решить вопрос об особой жестокости.

Убийство с особой жестокостью не обязательно предполагает, что виновный специально действовал с целью причинить потерпевшему (или его близким) особые страдания. Однако необходимо установить, что он сознавал особую жестокость своего деяния.

Так, по п. «д» ч.2 ст.105 УК РФ следует квалифицировать действие лица, если оно, совершая убийство и желая причинить потерпевшему, особые страдания и мучения путём нанесения множества ранений, первым ударом лишает жизни потерпевшего, но, не заметив этого, продолжает избиение. Наступление смерти от первой раны - дело случая. Смерть могла наступить и от третьего, пятого, десятого и т. д. удара. Немало ошибок допускается судами в связи с различным толкованием признака особой жестокости, особенно в случаях, когда потерпевшему наносятся множественные телесные повреждения. При этом зачастую не учитывается, что само по себе количество нанесённых повреждений не может всегда свидетельствовать о наличии у виновного умысла на убийство с особой жестокостью. Это обстоятельство необходимо оценивать в совокупности с другими материалами дела, позволяющими сделать вывод о содержании умысла виновного.[22]

Например, 20 апреля 2000 года во время возникшей ссоры, основанной на личных неприязненных отношениях, с целью убийства с особой жестокостью Волков нанёс Борисову 4 удара ножом в грудь и ягодицы. Затем перетащил его на территорию стройки и осколками стекла нанёс 3 удара в шею и голову, причинив резаные раны на шее с повреждение сонной артерии. После этого он забросал Борисова кирпичами досками и другими предметами.

В кассационной жалобе осуждённый и его адвокат просили переквалифицировать содеянное на ч.1 ст.105 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верхового Суда Российской Федерации 18 ноября 1993 года приговор изменила, действия Волкова были переквалифицированы на ч.1 ст.105 УК РФ.

Указано, что потерпевшему было нанесено множество (17) ударов ножом и разбитой бутылкой. Волков волочил его, бросал на него камни и другие предметы, причинив ему особые мучения и страдания. Как видно из заключения судебно-медицинской экспертизы, смерть Борисова наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие проникающих ранений грудной клетки и шеи с повреждение сонной артерии. Многочисленность ранений само по себе не является достаточным основанием для вывода о том, что убийство было совершено с особой жестокостью.

Отсутствие желания причинить особые мучения или страдания потерпевшему при убийстве с причинением множества телесных повреждений, связанно с взволнованностью, стремлением достичь цели - лишения жизни, другими обстоятельствами. Однако сам способ убийства при этом может со всей очевидностью свидетельствовать о проявлении виновным особой жестокости. [23]

Убийство может быть признано особо жестоким при совершении его в присутствии близких потерпевшему лиц, но лишь тогда, когда близкие почему либо не могут оказать помощи потерпевшему, что осознаётся убийцей, который тем самым осуществляет надругательство над их чувствами. Близкими могут быть не только родственники, но и другие лица, интересы которых, в силу сложившихся жизненных обстоятельств, дороги потерпевшему (например, друзья, сожитель).

Если же убийство происходит на глазах родственников, ненавидящих потерпевшего, и мучения жертвы не причиняют им душевных страданий, то квалифицировать его необходимо по ч.1 ст.105 УК РФ.

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж" ч. 2 ст. 105), всегда представляет повышенную общественную опасность уже потому, что осуществляется в условиях, парализующих возможности потерпевшего защитить свою жизнь и облегчающих доведение преступления до конца.

Убийство признается совершенным группой лиц прежде всего в случае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного на то сговора.

Указанные лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвуют в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения). Убийство следует признавать совершенным группой лиц и в том случае, когда в процессе совершения одним лицом действий, направленных на умышленное причинение смерти, к нему с той же целью присоединилось другое лицо (другие лица).

Убийство, совершенное группой лиц без предварительного на то сговора, возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом.

По п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется также убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Речь идет об убийстве, в котором принимали участие два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Умысел на убийство здесь может быть только прямым.

Под предварительным сговором следует понимать договоренность о преступлении между соучастниками, до­стигнутую в течение любого промежутка времени, но до начала совершения убийства, точнее, до начала покушения на его совершение. Предварительный сговор может состо­яться и во время приготовления одного лица к совершению убийства вместе с другим лицом. Присоединение к убийству другого лица в процессе его совершения, как вытекает из текста закона, исключает квалификацию убийства как совершенного по предварительному сговору группой лиц и квалификацию по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК.

При этом квалификация убийства как совершенного группой лиц (без предварительного сговора и по предварительному сговору) может иметь место в случае, когда лица, принимавшие участие в убийстве, действовали согласованно в отношении потерпевшего, сознанием каждого преступника при этом охватывался факт способствования друг другу в совершении убийства. Причем как групповое убийство должны квалифицироваться не только действия лиц, непосредственно причинивших смерть потерпевшему, но и действия тех, кто содействовал этому путем применения к потерпевшему физического насилия (например, держал жертву за руки, в то время как другой наносил ей ножевые ранения).

Таким образом, субъектами данного вида убийства являются только соисполнители, т. е. лица, непосредственно участвовавшие в лишении потерпевшего жизни и оказывавшие на него соответствующее физическое воздействие. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. указывается, что в качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

В тех случаях, когда имеет место соучастие в убийстве с разделением ролей, организаторы этого преступления, подстрекатели и пособники, непосредственно не применявшие физического насилия к потерпевшему, однако способствовавшие совершению убийства другими лицами, не несут ответственности по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК за убийство, совершенное группой лиц. Их действия квалифицируются по ст. 33 и соответствующей части (пункту) ст. 105 УК.

Что же касается убийства, совершенного организованной группой, то здесь речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства). Ответственность за данное преступление также предусмотрена п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК. Как правило, организованная группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы. Здесь может иметь место фактическое разделение ролей, однако все участники организованной группы независимо от выполняемой каждым из них в процессе осуществления убийства роли признаются его соисполнителями. Поэтому ссылка на ст. 33 УК здесь при квалификации не нужна.

Думается, что Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. слишком упрощает проблему, полагая, что такая группа объединена лишь умыслом на совершение одного или нескольких убийств (БВС РФ. 1999. N 3). Она может быть объединена умыслом и на совершение других преступлений, в процессе совершения которых совершаются убийства.

При квалификации действий соучастников, кроме того, необ­ходимо иметь в виду, что такие отягчающие обстоятельства, как совершение убийства особо опасным рецидивистом или лицом, ранее совершившим умышленное убийство, следует учитывать только в отношении тех соучастников, к которым эти признаки относятся непосредственно.

При подготовке Уголовного кодекса РФ 1996 г. обсуждались, однако, и другие варианты, например, предлагалось указать на убийство, совершенное организованной группой или преступным сообществом. С моей точки зрения, эти предложе­ния были обоснованно отклонены, поскольку они охватывали бы только незначительную часть убийств, совершенных группой лиц. Указание в действующем теперь законе на «предварительный сговор» проблему в полной мере также не решает. Дело в том, что, как показывает изучение судебной практики, для данной категории преступлений точная формулировка соучастия имеет особенно существенное значение. По нашему мнению, проблема не в «предварительном сговоре», «организованной группе» или «преступном сообществе», а в том, что надо установить повы­шенную ответственность за все случаи совершения умышленного убийства группой лиц. Групповые действия во время убийства парализуют возможность потерпевшего защитить свою жизнь, облегчают доведение его до конца. Именно данное обстоятель­ство при совершении убийства приобретает решающее значе­ние.

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, предусмотрено п. «з» ч. 2 ст. 105 УК. В УК РСФСР речь шла только об убийстве из корыстных побуждений. Дополнения нового Кодекса в основном носят уточняющий характер, ибо и при убийстве по найму, и при убийстве, сопряженном с разбоем, вымогательством, или бандитизмом, доминируют корыстные мотивы. Правда, бандитизм иногда может совершаться и при отсутствии корыстного мотива.

По определению Толкового словаря В. Даля, корысть - это «страсть к приобретению, к наживе, добыче». Корысть как мотив убийства есть стремление к извлечению материальной выгоды в самом широком смысле слова. Убийство из корыстных побуждений имеет место в тех случаях, когда мотивом совершения этого преступления явилось получение материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь, вознаграждения от третьих лиц и т. п.), либо намерение избавиться от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязанностей, платежа алиментов и др.) (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г.).

По п. «з» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать убийство, совершенное не только для получения личной материальной выгоды, но и с целью добиться материальной выгоды для других лиц, в судьбе которых заинтересован виновный.

Для признания убийства корыстным необходимо установить, что корыстный мотив на его совершение возник у виновного до осуществления преступного деяния и обусловил его; при этом не требуется, чтобы цель убийства была непременно достигнута. Главное, чтобы, совершая данное преступление, виновный руководствовался корыстным мотивом.

В тех случаях, когда корыстные побуждения не были мотивом убийства, завладение имуществом убитого не может являться основанием для квалификации содеянного по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК.

Убийства по найму, получившие в последнее время значительное распространение (так называемые «заказные» убийства), в основном также совершаются по корыстным мотивам. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999г. отмечается, что как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наибольшую общественную опасность, безусловно, представляют убийства по найму. Степень разрушающего воздействия на общество таких преступлений значительно больше, чем у других отягчающих квалифицирующих убийство признаков. Распространенность и сложность расследования таких дел делают их особо общественно опасными. Найдя широкое распространение, как средство разрешения конфликтов, наемные убийства стали фактором дестабилизирующим общественную жизнь страны.

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем материального или иного вознаграждения[24], т. е. когда убийца лишает человека жизни по указанию лица, пообещавшего уплатить либо уплатившего за убийство вознаграждение. Ранее по УК РСФСР 1961 года такие преступления квалифицировались как умышленное убийство из корыстных побуждений п. «а» ст.102 УК РСФСР, однако следует особо отметить, что лишь в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 22 сентября 1989 года к корыстным убийствам отнесены убийства за вознаграждение от третьих лиц (или убийство по найму).[25]

Убийств

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Ответственность за убийство". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 525

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>