Дипломная работа на тему "Освобождение от уголовной ответственности"

ГлавнаяГосударство и право → Освобождение от уголовной ответственности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Освобождение от уголовной ответственности":


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение........................................................................................................... 2

Глава 1. Юридическая сущность и социальное значение освобождения от уголовной ответственности

1.1. История развития института освобождения от уголовной ответственности 5

1.2 Место института освобождения от уголовной ответственности в системе оснований освобождения от уголовной ответственности, его отграничение от смежных юридически х понятий и институтов.................................................................................... 14

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика и проблемы применения норм института освобождения от уголовной ответственности

2.1 Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием 22

2.2 Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим 36

2.3 Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности 48

Глава 3. Юридическая природа иных видов освобождения от уголовной отвественности, проблемы их применения............................................................................. 64

3.1 Освобождение от уголовной ответственности на основании норм, предусмотренных в иных главах общей части УК РФ................................................................. 64

3.2 Освобождение от уголовной ответственности на основании норм особенной части УК РФ 82

Заключение.................................................................................................... 99

Библиографический список......................................................................... 102


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Уголовная ответственность лица является следствием совершенного им преступления, реакцией государства на виновное совершение общественно опасного деяния, запрещенного уголовным законом под угрозой наказания. Вместе с тем государство стремится дифференцировано подходить к достижению целей наказания. Анализ положений УК РФ 1996 г. показывает два основных направления дифференциации уголовной ответственности; во-первых, это установление в законе суровых мер ответственности за тяжкие преступления, организованные формы преступной деятельности, а во-вторых, смягчение уголовной ответственности вплоть до освобождения от нее.

Степень научной разработанности проблемы. Реформа уголовного законодательства внесла существенные изменения в содержание института освобождения от уголовной ответственности. Следует заметить, что уголовно-правовые и уголовно-процессуальные аспекты освобождения от уголовной ответственности не обойдены вниманием отечественных правоведов. Они в разной степени исследовались в трудах Н. С. Александровой, Х. Д. Аликперова, П. В. Алюшкина, Т. Ж. Атжанова, Л. В. Головко, Е. В. Давыдовой, Н. Г. Кадникова, А. Г. Калугина, С. Г. Келиной, А. М. Крепышева, Л. В. Лобановой, P. M. Мелтоняна, Новикова В. А., А. В. Савкина, В. В. Сверчкова, В. Н. Ткачева, В. В. Ценевой, P. M. Якобашвили и др. Однако, большинство работ указанных авторов посвящены рассмотрению частных вопросов, отражающих специфику отдельных видов освобождения от уголовной ответственности. Авторами указываются лишь некоторые проблемы совершенствования практики применения рассматриваемых норм, а также самого уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Некоторые вопросы носят дискуссионный характер, как в кругу теоретиков, так и среди практиков, что порождает множество неоднозначных, а зачастую противоречивых точек зрения.

Теоретическая и практическая значимость проблем освобождения от уголовной ответственности обусловливает необходимость углубленного их изучения на основе анализа уже сложившейся за истекшее время практики применения новых видов освобождения от уголовной ответственности в целях дальнейшего совершенствования уголовного законодательства и правоприменительной практики. Анализ следственной и судебной практики показывает, что антикриминогенный потенциал института освобождения от уголовной ответственности реализуется лишь частично, так как законодатель, конструируя рассматриваемые нормы, допустил ряд концептуальных просчетов и редакционных погрешностей. В результате институт освобождения от уголовной ответственности страдает существенными противоречиями, а отдельные его нормы вступают в коллизию не только с другими статьями УК, но и нормами других отраслей права.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу освобождения от уголовной ответственности лиц совершивших общественно опасные деяния.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Красноярске и в других городах РФ.

Предметом исследования в работе стали нормы уголовного законодательства, регламентирующие освобождение от уголовной ответственности.

Целью исследования является рассмотрение института освобождения от уголовной ответственности, как одного из важнейших институтов уголовного права.

Задачей исследования являются:

- рассмотрение исторического развития института освобождения от уголовного наказания;

- исследование деятельного раскаяния, как основания освобождения;

- исследование применения с потерпевшим, как основания освобождения от уголовной ответственности;

- исследование истечения срока давности, как основания освобождения от уголовной ответственности;

- рассмотрение иных сований освобождения предусмотренных действующим уголовным законодательством.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Нормативную базу работы составили: Конституция РФ, уголовное законодательство РФ и РСФСР, проанализированы материалы судебной практики.

По структуре работа состоит из введения трех глав, объединяющих в себя семь параграфов, заключения и библиографического списка.


ГЛАВА 1. ЮРИДИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ И СОЦИАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ   1.1 История развития института освобождения от уголовной ответственности

В отечественном уголовном законодательстве с давних пор присутствовали нормы, предлагающие лицам, вставшим на преступный путь, добровольно прекратить преступные действия с обещанием освобождения их от наказания либо его существенного смягчения. Уже в X веке важнейший законодательный памятник Древнерусского государства Русская правда содержал отдельные нормы, указывающие на возможность освобождения от наказания в связи с раскаянием[1].

В 1715 году был издан Артикул воинский, и хотя основными целями наказания являлись устрашение и возмездие, все-таки в отдельных случаях учитывалось раскаяние виновного. В Артикуле 96 говорилось: «Ежели кто после своего побегу, раскаясь на дороге сам возвратится, и добровольно у своего офицера явиться, оный живота лишен, не имеет быть, однако ради его имевшего злого замыслу по состоянию времен и по рассмотрению, шпицрутенами или иным каким наказанием наказать подобает»[2]. Сказанное наглядно свидетельствует о том, что здесь предусматривался случай добровольной явки дезертира. Последний все равно наказывался по усмотрению суда либо шпицрутенами, либо другим наказанием, но смертная казнь к нему не применялась.

В первом систематизированном уголовно-правовом акте — Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 гола, в статье 160 можно проследить появление новых видов освобождения от наказания: за смертью преступника; вследствие примирения с обиженным; вследствие давности[3]. В 1864 году утвержден Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, где также в ст.22 были закреплены такие виды освобождения от наказания как: за смертью осужденного, вследствие примирения с обиженным в указанных законом случаях и за давностью[4]. Уголовное уложение 1903 года по сравнению с двумя предыдущими нормативными актами не содержало такого перечня видов освобождения от наказания. В ст.68 говорилось только о неприменении наказания за давностью[5].

Рассмотрение законодательных актов дореволюционной России позволяет прийти к выводу, что уголовное право этого периода истории еще не имело четкой систематизации. Не было сформулировано понятие уголовной ответственности (говорилось только о том, что собой представляет наказание), в связи с этим не делалось отличий между освобождением от ответственности и освобождением от наказания, поэтому все виды именовались освобождениями от наказания.

Второй этап дальнейшего развития института освобождения от уголовной ответственности начинается в советский период (с 1917 года) и до вступления в силу УК РСФСР 1960 года. Освобождение от уголовной ответственности эффективно использовалось уже в первых декретах Советской власти для борьбы с такими опасными преступлениями, как взяточничество, дезертирство, незаконное обладание оружием. Ст.6 декрета 1918 г. «О взяточничестве» предусматривала возможность освобождения от уголовной ответственности тех лиц, которые заявили судебным властям о даче ими взятки. Однако от преследования за дачу взятки должностному лицу освобождались лишь такие взяткодатели, которые добровольно сделали подобное заявление в течение трех месяцев со дня издания декрета[6]. В дальнейшем данное правило не ограничивалось каким-либо сроком действия. В ст.4 декрета СНК РСФСР от 16 августа 1921 г. «О борьбе со взяточничеством» было установлено, что «лицо, давшее взятку, не наказывается, если оно своевременно заявит о вымогательстве взятки или окажет содействие раскрытию дела о взяточничестве»[7].

Такие же меры были использованы для сбора оружия, которое в значительном количестве незаконно хранилось у населения. Еще 21 марта 1918 г. постановлением Петроградской ЧК «О хранении и сдаче оружия» всем частным лицам предписывалось сдать имеющееся у них оружие, бомбы, гранаты и взрывчатые вещества. Лица, виновные в невыполнении этого постановления, подлежали суду революционного трибунала[8]. В 1921 г. была принята норма об исключении уголовной ответственности в случае выдачи в установленные сроки оружия и взрывчатых веществ[9].

В 20-х годах большое значение приобрели комиссии по делам несовершеннолетних. С принятием декрета СНК РСФСР от 4 марта 1920 года «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях»[10] они получили право решать вопрос о возможности освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности и передаче или не передаче дела о нем в суд. Это право комиссий было подтверждено не только Уголовным кодексом РСФСР 1922 г., но и Основными началами 1924 г., и Уголовным кодексом РСФСР 1926 года.

УК РСФСР 1926 года в ст. 8 закрепил такой вид освобождения от уголовной ответственности как в связи с изменением обстановки[11]. Поскольку закон указывал на возможность утраты общественной опасности не только к моменту рассмотрения дела в суде, но и к моменту расследования, то, собственно, было расширено число органов, которые могли применять эту норму. На практике она применялась как судом (путем вынесения обвинительного приговора без назначения наказания), так и органами предварительного следствия. Рассмотренные выше положения свидетельствуют, что наряду с видами освобождения от наказания начинают появляться виды освобождения от ответственности, хотя разграничения между ними еще пока не проводятся.

Первые Уголовные кодексы РСФСР 1922 и 1926 годов не предусматривали в своих Общих частях поощрение за добровольные положительные действия виновного после совершения преступления. Лишь в Особенных частях этих Кодексов была одна статья «Дача взятки» (ст. 114-а УК РСФСР 1922 г. и ст. 118 УК РСФСР 1926 г.), по которой виновный освобождался от уголовной ответственности при добровольном и своевременном заявлении.

Анализ данного этапа становления института освобождения от уголовной ответственности свидетельствует о том, что в этот период истории уже отчетливо прослеживаются отдельные виды освобождения от ответственности. Как правило, они содержались в отдельных постановлениях и декретах и применялись в зависимости от той или иной социально-политической обстановки в стране.

Четкую же регламентацию институт освобождения от уголовной ответственности получил в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года.

Термин «освобождение от уголовной ответственности», вынесенный в заголовок и используемый в тексте ч.2 ст.43 - «Освобождение от уголовной ответственности и наказания» появился в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. В дальнейшем УК РСФСР I960 г. расширил рамки этого института.. Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 г. и УК РСФСР в момент их принятия знали 6 общих видов освобождения от уголовной ответственности, предусмотренных: ст. 48 (освобождение ввиду истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности); ст. 50 (освобождение от уголовной ответственности: освобождение вследствие изменения обстановки); ст. 51 (освобождение с передачей в товарищеский суд); ст. 52 (освобождение с передачей лица на поруки): ч. 3 ст. 10 (освобождение несовершеннолетних с применением к ним судом принудительных мер воспитательного характера); ч.4 ст. 10 (освобождение несовершеннолетних с передачей дела в комиссию по делам несовершеннолетних).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1977 г. УК РСФСР I960 г. был дополнен новым видом рассматриваемого правового института — освобождением от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (ст.50-1).

Различные виды освобождения от уголовной ответственности не имели единого и общего для них основания. Вместе с тем, внимательный анализ соответствующих положений УК РСФСР, позволял определить такое основание — невысокая степень общественной опасности преступления в совокупности с невысокой степенью опасности личности виновного. При этом каждый конкретный вид освобождения имел и свою специфику (например, освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего (ч.3, 4 ст. 10 УК РСФСР).

Все виды освобождения от уголовной ответственности, за исключением освобождения с передачей на поруки (ст.52 УК РСФСР), являлись безусловными, т. е. при прекращении уголовного дела лицу, совершившему преступление, не предъявлялись какие-либо требования, относящиеся к его последующему поведению, нарушение которых влечет за собой отмену освобождения.

В Особенной части УК РСФСР 1960 г. были предусмотрены 4 специальных случая освобождения от уголовной ответственности. Основанием такого освобождения являлось выполнение лицом, совершившим данное преступление, определенных законом позитивных посткриминальных действий, являющихся по существу деятельным раскаянием (причем такого термина, в отличие от УК РФ 1996 г., УК РСФСР не использовал). Эти нормы применялись:

1) к гражданам СССР, завербованным иностранной разведкой для проведения враждебной деятельности против СССР, если они во исполнение полученного преступного задания никаких действий не совершали и добровольно заявили органам власти о своей связи с иностранной разведкой (п. «б» ст.64);

2) к лицам, давшим взятку, если в отношении их имело место вымогательство взятки или они после дачи взятки добровольно заявили о случившемся (примечание к ст.174);

3) к лицам, добровольно сдавшим огнестрельное оружие, боевые припасы или взрывчатые вещества, хранившиеся у них без соответствующего разрешения (примечание кч.1 ст.218);

4) к лицам, добровольно сдавшим наркотические средства, которые они приобрели, хранили, перевозили, пересылали, а также к лицам, добровольно обратившимся в медицинское учреждение за оказанием врачебной помощи в связи с употреблением наркотических средств в немедицинских целях, если они потребляли наркотические средства без назначения врача, а также их незаконно приобретали, хранили, пересылали (примечание к ст.224).

Анализ видов освобождения от уголовной ответственности по УК РСФСР 1960 г. свидетельствует о том, что законодатель стремился к. достижению цели исправления и перевоспитания лиц, совершивших преступления, путем не только реализации потенциала государственного института уголовно-правового принуждения, но и с помощью использования государственно-общественного либо только общественного воздействия. Это подтверждает классификация видов освобождения от уголовной ответственности по УК РСФСР 1960 г.

1.  Освобождение без применения каких-либо мер принуждения (ч.1ст.50УК РСФСР, п. «б» ст.64, примечания к ст.174, к ч.1 ст.218, к ст.224 УК РСФСР).

2.  Освобождение с применением иных мер (кроме наказания) государственного принуждения (ч.3 ст.10, п.1 ч. 3 ст.50, ст.501 УК РСФСР).

3.  Освобождение с применением мер государственно-общественного принуждения (ч.4 ст.10 УК РСФСР).

4.  Освобождение с применение мер общественного воздействия (п.2 и 4 ч.3 ст.50, ст.52 УК РСФСР).

В рассматриваемый период в обществе широко проводился в жизнь не принцип неотвратимости наказания, а принцип неотвратимости ответственности, то есть лицо, совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, хотя и освобождалось от уголовной ответственности, но в то же время подвергалось определенным мерам общественного воздействия, лежащим за пределами уголовного права. Поэтому виды освобождения от ответственности содержались в одной главе вместе с видами освобождения от наказания и рассматривались в рамках единого института, что также утверждалось в исследованиях ученых[12].

Как отмечал в 1998 г. А. А. Магомедов, введение института освобождения от уголовной ответственности в советском уголовном праве было помимо прочего, и последствием постсталинского реформирования коммунистической административно-командной системы в период хрущевской оттепели». Оно преподносилось КПСС как результат отведения советской общественности, в ходе «развернутого строительства развитого социализма» особой роли в борьбе с преступностью, путем ее широкого вовлечения в процесс исправления и перевоспитания преступников. Социальный смысл института освобождения от уголовной ответственности партийным органам виделся прежде всего в том, что процесс исправления и перевоспитания правонарушителей должен осуществляться не просто с помощью, а самой общественностью вне рамок уголовно-правовых отношений. Считалось, что использование данного правового института является этапом на пути осуществления ленинского положения о необходимости постепенной замены наказаний мерами воспитательного характера, своего рода школой коммунистического самоуправления в борьбе с преступностью[13].

Формирование института освобождения от уголовной ответственности, подчеркивает С. Г. Келина, закономерно для социалистического уголовного права, предопределено объективными закономерностями развития социалистического общества и государства. Этот институт соответствует главному направлению развития социалистического уголовного права, является свидетельством постепенного сокращения сферы уголовной репрессии в отношении менее опасных преступлений и лиц, исправление которых возможно без применения наказания[14].

В начале 90-х годов в нашей стране произошли преобразования, коренным образом изменившие общественно-экономический строй и социально-политический облик общества. Стало очевидным, что многие принципиальные положения УК РСФСР 1960 г. оказались в резком противоречии с реалиями современного общества и не соответствовали тем задачам, которые должно решать уголовное право в современной России. Кроме того, еще одной предпосылкой, определяющей необходимость реформы уголовного законодательства, являлось то, что прежнее законодательство не отражало в должной мере достижений уголовно-правовой и других отраслей науки, а также не учитывало мирового законодательного опыта борьбы с преступностью.

Реформа уголовного законодательства внесла существенные изменения в содержание института освобождения от уголовной ответственности. В новом УК РФ 1996 года, принятием которого обозначен следующий этап развития рассматриваемого правового института, в отличие от ранее действующего уголовного закона 1960 года предусмотрен самостоятельный раздел «Освобождение от уголовной ответственности и от наказания», где каждый вид освобождения выделен в самостоятельную главу. Действующим ныне уголовным законодательством упразднены такие виды освобождения от ответственности, как освобождение с привлечением к административной ответственности (ст.50 УК РСФСР), с передачей дела в товарищеский суд (ст.51 УК РСФСР), с передачей виновного на поруки (ст.52 УК РСФСР), с передачей дела в комиссию по делам несовершеннолетних (ч.4 ст. 10 УК РСФСР), а сохранил только те виды, которые доказали свою эффективность на практике.

Согласно ст.50 и 501 УК РСФСР 1960 г. лицо, совершившее деяние, содержащее признаки преступления, не представляло большой общественной опасности, могло быть освобождено от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности, если было признано, что его исправление и перевоспитание возможно без применения уголовного наказания, и за совершение этого преступления Уголовный кодекс предусматривал наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года либо другое, более мягкое наказание.

В главе 11 УК РФ 1996 г. «Освобождение от уголовной ответственности» наряду с основаниями освобождения, предусмотренными прежним уголовным законодательством (в связи с изменением обстановки, в связи с истечением сроков давности), впервые появились нормы об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст.75), в связи с примирением с потерпевшим (ст.76). Освобождение от уголовной ответственности по новому УК РФ возможно также в порядке амнистии (ч.2 ст.84). Уголовный закон предусматривает также самостоятельный вид освобождения от уголовной ответственности несовершеннолетних (ч.1 ст.90). Однако данные нормы находятся в иных главах Общей части УК РФ.

Кроме того, расширены случаи освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные нормами Особенной части Уголовного кодекса. Так, если в УК РСФСР 1960 года были предусмотрены лишь четыре специальных случая освобождения от уголовной ответственности по нормам Особенной части (в п. «б» ст.64, в ч.3 ст.174, в ч.2 ст.218) то в уголовном законе 1996 года уже в момент вступления его в действие было таких шестнадцать норм, а в настоящее время с учетом последующих изменений и дополнений УК РФ их уже двадцать одна.

Таким образом, процесс становления и развития института освобождения от уголовной ответственности возможно разделить на ряд последовательных этапов.

Первый этап — с X века и до революции 1917 года.

Второй этап — с 1917 года и до принятия УК РСФСР 1960 года.

Третий этап — период действия УК РСФСР 1960 года.

Четвертый этап берет свое начало с принятием УК РФ 1996 года.

В настоящем исследовании автор делает попытку ответить на данный вопрос и ставит вопрос о перспективе дальнейшего развития института освобождения от уголовной ответственности с тем, чтобы он в полной мере отвечал принципам уголовного законодательства — законности, справедливости, гуманизма, экономии уголовной репрессии, а также достигал целей наказания — социальной справедливости, исправления лица, совершившего преступление, и предупреждение новых преступлений.

  1.2 Место института освобождения от уголовной ответственности в системе оснований освобождения от уголовной ответственности, его отграничение от смежных юридически х понятий и институтов

Как известно, уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 1) отграничения преступного поведения от непреступного и 2) квалификации преступного поведения, то есть преступления[15].

Для решения вопроса о привлечении или непривлечении к уголовной ответственности, необходимо выяснять оба указанные компонента. Признание содеянного непреступным (что означает отсутствие состава преступления в его деянии), безусловно, исключает привлечение лица к уголовной ответственности, что вытекает из принципа законности, закрепленного в ст.3 УК РФ, согласно ч.1 которой «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом». И, наоборот, квалификация деяния как соответствующего преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ, является основанием для привлечения лица к уголовной ответственности, назначения наказания, а также, кроме того, его освобождения от уголовной ответственности и от наказания при наличии к тому оснований, предусмотренных Уголовным законом[16].

При освобождении лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности государство как субъект уголовно-правового отношения полностью отказывается от реализации своего права подвергнуть это лицо уголовной ответственности, т. е. права привлечения к уголовной ответственности. Уголовная ответственность представляет собой реальное применение уголовно-правовой нормы, результатом которого является справедливое решение фактического социального конфликта, выразившегося в совершении лицом опасного для общества деяния — преступления, путем отрицательной оценки поведения этого лица специальным органом государства и применения к виновному мер государственного принуждения (наказания) и обязанность претерпеть (и реально «претерпевание») виновным лицом правовых последствий своего противоправного (преступного поведения)[17]. При освобождении же от наказания государство отказывается только от назначения наказания или его реального исполнения, но реализует свое право государственного осуждения лица, виновного в совершении преступления.

Группа обстоятельств, наличие которых позволяет освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности характеризуется тем (и это определяет их правовую и социальную природу), что они не устраняют в действиях лица состава преступления как основания уголовной ответственности, в связи с чем являются нереабилитирующим основанием для прекращения уголовного преследования такого лица.

В зависимости от того, является ли освобождение от уголовной ответственности при этом правом или обязанностью правоприменителя, следует выделить две соответствующие подгруппы рассматриваемых обстоятельств.

Это, во-первых, обстоятельства, не устраняющие общественную опасность и противоправность деяния, на основании которых лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности:

1)  в связи с деятельным раскаянием (ст.75 УК РФ). Прекращение уголовного преследования осуществляется в соответствии со ст.28 УПК РФ;

2)  в связи с примирением с потерпевшим (ст.76 УК). Прекращение уголовного дела осуществляется в соответствии со ст.25 УПК РФ;

3)  вследствие акта об амнистии (ч.2 ст.84 УК РФ). Прекращение уголовного преследования осуществляется в соответствии с п. 3 ч.1 ст.27 УПК РФ;

4)  освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст.90 УК). Прекращение уголовного преследования осуществляется в соответствии с ч.1 ст.427 УПК РФ;

4)  случаи, специально предусмотренные нормами Особенной части УК РФ (ст.337, 338 УК РФ).

Во-вторых, это обстоятельства, не устраняющие общественную опасность и противоправность деяния, на основании которых лицо, совершившее преступление, должно быть освобождено от уголовной ответственности:

1)  истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности (ст.78 УК РФ). В возбуждении уголовного дела отказывается либо возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в соответствии с п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ;

2)  случаи, специально предусмотренными нормами Особенной части УК РФ (примечания к ст.122, 126, 1271, 204, 205, 2051, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 2821, 2822, 291, 307 УХ РФ). Прекращение уголовного преследования осуществляется в соответствии со ст.28 УПК РФ.

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что законодатель, учитывая неоднородность правовой и социальной природы оснований не привлечения лица за содеянное к уголовной ответственности, в нормах уголовного права предусматривает различные обстоятельства, при наличии которых лицо не может или не должно привлекаться к уголовной ответственности. Эти обстоятельства исключают либо противоправность деяния, либо его общественную опасность, либо и то, и другое одновременно, либо делают нецелесообразным привлечение виновного к уголовной ответственности[18].

В юридической литературе имеют место различные суждения по поводу отнесения тех или иных рассматриваемых обстоятельств к указанным группам. Например, некоторые авторы полагают, что добровольный отказ от преступления является обстоятельством, устраняющим общественную опасность деяния[19]. Однако с таким мнением, как утверждают другие ученые, трудно согласиться. В самом деле, до определенного момента, то есть до добровольного отказа, действия лица обладают всеми необходимыми признаками преступления: они являются общественно опасными, противоправными, виновными и наказуемыми. Уголовный закон устанавливает единые основания уголовной ответственности за любую преступную деятельность независимо от того, выражена ли она в форме приготовления, покушения, соучастия или оконченного посягательства. Добровольный отказ сам по себе не может устранить ни общественной опасности, ни противоправности совершенных лицом действий[20]. Однако, на наш взгляд, добровольный отказ от преступления, не устраняя общественной опасности содеянного до принятия такого решения (отказа от доведения преступления до конца), тем не менее устраняет противоправность совершенных лицом действий, связанных с приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению либо с покушением на совершение преступления, поскольку уголовно наказуемо неоконченное преступление только лишь при условии, что оно не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ст.30 УК РФ).

Добровольный отказ от совершения преступления исключает данное условие, вследствие чего лицо не подлежит уголовной ответственности, т. е. в его действиях отсутствует состав неоконченного уголовно наказуемого деяния. Недаром законодатель использует именно формулировку «лицо не подлежит уголовной ответственности», а не «освобождается от нее», как в случаях, указанных в гл.11 УК РФ и соответствующих нормах Особенной части УК РФ, что означает наличие в деянии таких лиц состава преступления. Поэтому представляется также необоснованным предложение некоторых авторов считать добровольный отказ от преступления одним из видов освобождения от уголовной ответственности[21].

Изложенное позволяет заключить, что перечисленные во второй группе обстоятельства, предусмотренные как Общей, так и Особенной частями УК РФ, объединяет и отличает от иных обстоятельств то, что они не исключают ни общественно опасности, ни противоправности деяния. Освобождение от уголовной ответственности липа, совершившего преступление, производится по особому основанию - нецелесообразности привлечения его к уголовной ответственности и наказания с точки зрения достижения его целей.

Помимо уже вышерассмотренных обстоятельств, позволяющих отграничить институт освобождения от уголовной ответственности от смежных юридически х понятий и институтов уголовного права, следует особо рассмотреть вопрос о соотношении института освобождения от уголовной ответственности и института освобождения от наказания.

Законодатель, разместив эти институты в двух самостоятельных главах (соответственно в главе 11 и главе 12 УК РФ), тем самым разграничивает понятия «уголовная ответственность» и «наказание». Действительно, названные понятия довольно близки по смыслу, но отнюдь не тождественны. Необходимость приведения четкого разделения между нормами об освобождении от уголовной ответственности и от наказания была обусловлена тем, что по своим правовым характеристикам названные институты существенно отличаются как по кругу участников процесса, уполномоченных принимать решение об освобождении от ответственности и наказания, так и по стадиям уголовного судопроизводства, в ходе которых допускается принятие рассматриваемых решений.

Понятие уголовной ответственности, как отмечает большинство авторов, более широкое, чем понятие наказания, которое по существу есть одно из непосредственных проявлений уголовной ответственности, ее выражение. Уголовная ответственность включает помимо наказания и другие неблагоприятные уголовно-правовые последствия (например, судимость), которые претерпевает лицо, совершившее преступление.

Освобождение же от уголовной ответственности есть по существу «освобождение» лица, совершившего преступление, от осуждения со стороны государства, т. е. вынесения обвинительного приговора судом. Поэтому освобождение от уголовной ответственности есть одновременно и освобождение от возможного наказания. Вопрос об освобождении от уголовной ответственности согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству вправе решить не только суд, но и другие органы: прокурор, следователь или дознаватель с согласия прокурора. Освободить от наказания может только суд.

Таким образом, освобождение от уголовной ответственности и освобождение от наказания разделяет момент признания лица, совершившего преступление, судом от имени государства виновным, т. е. момент провозглашения обвинительного приговора, Однако, если быть точными, следует отметить, что этим моментом является момент вступления обвинительного приговора в законную силу. Так, если суд кассационной (или надзорной) инстанции, отменяя приговор, признает его юридически ничтожным (то есть не порождающим какие-либо правовые последствия), следовательно, юридически несостоявшимся объявляется изменение уголовно-правового статуса лица, выразившееся в признании его виновным в совершении преступления[22].

Применение рассматриваемых норм института освобождения от уголовной ответственности основывается на таких принципах уголовного права, как законность, справедливость, гуманизм, а также на принципах целесообразности и экономии уголовной репрессии. Они имеют большое превентивное значение. Во-первых, речь идет о предупреждении совершения нового преступления со стороны лиц, в отношении которых принято решение об освобождении его от ответственности. Позитивное постпреступное поведение лица, являющееся во многих случаях одним из оснований освобождения его от уголовной ответственности, свидетельствует, как правило, о решимости лица не совершать преступлений в будущем. Во-вторых, компромисс с лицом, совершившим некоторые преступления, направлен на предупреждение конкретного более - опасного преступления или определенной группы преступлений (на что и направлены поощрительные нормы Особенной части Уголовного кодекса)[23].

Неслучайно законодатель в новом Уголовном законе 1996 года расширил перечень норм Особенной части УК, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с позитивным постпреступным поведением лица, совершившего соответствующее преступление. В такого рода положениях закона нужно видеть средство предупреждения преступлений, причем такое, к которому законодатель обращается вынужденно, учитывая серьезную трудность борьбы с некоторыми общественно опасными посягательствами.


ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ПРОБЛЕМЫ ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ИНСТИТУТА ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ   2.1 Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

Сфера уголовно-правового регулирования охватывает не только период совершения преступления, но и постпреступное поведение лица, то есть его поведение после совершения преступного деяния. Постпреступное поведение виновного может быть позитивным, негативным, нейтральным и охватывать широкий временной промежуток, а именно с момента преступного посягательства до погашения или снятия судимости.

Особое значение имеет период, в течение которого лицо, совершившее преступное деяние, может своими позитивными действиями предотвратить наступление вредных последствий преступления и загладить причиненный преступлением вред, оказать помощь в раскрытии и расследовании преступления, в том числе явившись с повинной. Такие позитивные постпреступные действия лица, совершившего преступление, говорят о его деятельном раскаянии, которое имеет уголовно-правовое значение в период с момента совершения преступления и до момента вынесения приговора за это преступление.

Поскольку такое постпреступное поведение является общественно полезным, законодатель предусматривает уголовно-правовые меры для его стимулирования. Одним из средств стимулирования позитивного поведения виновного является учет определенных законодателем форм этого поведения и предоставление такому лицу, действующему в указанных законодателем рамках, определенных льгот при решении вопроса об уголовной ответственности (ст.75 УК РФ) и назначении наказания (ст.61, 62 УК РФ). Основания, условия и порядок предоставления этих льгот строго регламентированы законодательством.

Действующий уголовный закон стимулирует позитивное постпреступное поведение лица, совершившего преступление, двумя путями: 1) освобождением от уголовной ответственности (ч.1 и ч.2 ст.75 УК РФ) и 2) смягчением наказания (п. «и» и п. «к» ст.61 УК РФ; ч.5 ст.31 УК РФ).

Под деятельным раскаянием следует понимать указанные в законе активные добровольные действия, посредством которых лицо, совершившее преступление, руководствуясь любыми внутренними побуждениями, предотвращает, устраняет или уменьшает тяжесть вредных последствий содеянного либо оказывает помощь правоохранительным органам в раскрытии и расследовании этого и других преступлений, что влечет за собой в случаях, предусмотренных законом, освобождение от уголовной ответственности или смягчение наказания.

Данный вид освобождения от уголовной ответственности в рассматриваемом случае определяет поведение совершившего преступление лица, соответствующее условиям, названным в законе, вследствие чего данное лицо перестает быть общественно опасным. Сущность этого поведения — в деятельном раскаянии. Однако юридическая природа норм, предусматривающих освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, различна[24].

Часть 1 ст. 75 УК РФ предусматривает, что «лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным».

Согласно ч.2 ст.75 УК РФ «лицо, совершившее преступление иной категории, при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, может быть освобождено от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Кодекса».

Основу диспозиции ч.1 ст.75 УК РФ составляют объективные и субъективные условия освобождения от уголовной ответственности. Объективными условиями являются следующие: 1) совершение преступления впервые и 2) совершение преступления небольшой или средней тяжести.

Субъективными условиями применения ч.1 ст.75 УК РФ являются: а) добровольная явка с повинной; б) способствование раскрытию преступления; в) возмещение причиненного ущерба; г) заглаживание иным образом причиненного вреда. Данные действия зависят от воли и сознания лица, именно в них, по мнению законодателя, и заключается содержание деятельное раскаяние.

Явка с повинной заключается в том, что лицо добровольно обращается в правоохранительные органы с правдивым сообщением о совершенном им преступном деянии. При этом предполагается наличие у лица объективной возможности скрыться от следствия и суда, избежать уголовной ответственности или же явиться с повинной. Например, не будет явки с повинной, если лицо обратилось с таким заявлением уже будучи арестованным за это преступление. Однако, если арестованный или осужденный, отбывающий наказание в исправительном учреждении, сообщили о совершенных ими прежде преступлениях, за которые они не понесли ответственность, то такие заявления, несомненно, следует отнести к явке с повинной.

Личное обращение в органы дознания, следствия, прокуратуру, суд или иные государственные органы либо общественные организации с намерением передать себя в руки правосудия отмечает как обязательные признаки явки с повинной Е. Герасимова. Она считает, что «нельзя относить к явке с повинной сообщения по почте о совершенном преступлении или передачу этих сведений по телефону, так как здесь нет явки в правоохранительные или иные государственные органы»[25]. Беляев Н. А., Красиков Ю. А. признают явку с повинной в виде добровольной передачи преступником самого себя лишь органам правосудия[26].

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации 1996 г. определяет явку с повинной как обращение по собственной воли лица, совершившего преступление, лишь в органы дознания, следствия, в прокуратуру или в суд. Кроме того, отмечает, что заявление виновного о совершенном им преступлении оформляется протоколом за подписями заявителя и должностного лица соответствующего органа[27].

Однако представляется, что наличие объективных (например, вследствие стихийного бедствия) или субъективных (например, вследствие тяжелой болезни) причин может исключить возможность виновного непосредственно явиться с повинной или даже возможность личного письменного сообщения о совершенном преступлении. Явка с повинной не должна пониматься лишь как обязательный и непосредственный личный приход человека в точно означенное место. Еще по русским Судебникам 1497 и 1550 годов, Соборному уложению 1649 года «явиться» означало, прежде всего, признаться, сделать явным, раскрытым, известным. Главное в явке с повинной, как отмечает В. К. Коломеец, «не личная явка куда-то, а прекращение определенного деяния и признание своего участия в нем»[28].

Поэтому по этим вопросам мы согласны с И. Л. Марогуловой, которая считает, что явка с повинной предполагает добровольное сообщение виновного о совершенном преступлении в любой форме - письменно или устно, непосредственно или через другое лицо[29]. «Законодатель ставит во главу угла не форму проявления посткриминального поведения, а сам факт явки с повинной, который и имеет правовое значение»[30]. Конечно, при любой форме повинной преступник должен назвать себя, добровольно и открыто дать правдивую информацию о совершенном преступлении, будучи готовым понести наказание за содеянное, возможно рассчитывая на снисхождение. Получив такую информацию, задача сотрудников правоохранительных органов документально закрепить это волеизъявление лица, совершившего преступление, оформив его соответствующим протоколом.

Следует отметить, что в уголовно-процессуальном законе понятие явки с повинной раскрывается. Заявление о явке с повинной, указывает законодатель в ч.1 ст. 142 УПК РФ, - это добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в письменном, так и в устном виде. Устное заявление принимается и заносится в протокол в порядке, установленном ч.3 ст.141 УПК РФ (ч.2 ст.142). Однако, как отмечают авторы комментария к УПК РФ, «в УПК явка с повинной несет иную смысловую нагрузку по сравнению с аналогичным действием, предусмотренным УК РФ в качестве составной части деятельного раскаяния. В уголовно-процессуальном смысле явка с повинной рассматривается прежде всего как источник информации о совершенном преступлении, о котором правоохранительным органам ранее не было известно»[31].

Таким образом, явку с повинной с точки зрения уголовного закона можно определить следующим образом: явка с повинной, как условие освобождения от уголовной ответственности, - это добровольное сообщение в любой форме лица, совершившею преступление, органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о факте совершения им преступления с готовностью понести уголовную ответственность за содеянное.

Способствование раскрытию преступлений. Согласно закону (ст.51 Конституции РФ) преступник не обязан изобличать себя или доказывать свою невиновность, способствовать раскрытию преступления. Поэтому оказание помощи в раскрытии преступления может быть со стороны этого лица только добровольным. Его активное участие в установлении обстоятельств дела значительно облегчает деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры и суда по доказыванию этих обстоятельств, позволяет сократить время, затраты на выполнение процессуальных процедур, ускорить возмещение причиненного ущерба потерпевшему. Именно поэтому такая деятельность лица, совершившего преступление, поощряется уголовным законом и является обстоятельством, смягчающим наказание (п. «и» ст.61 УК. РФ) или освобождающим от уголовной ответственности (ст.75 УК РФ).

Уголовно-правовыми признаками способствования раскрытию и расследованию преступления лица, совершившего преступления, как условия освобождения его от уголовной ответственности, являются:

1) добровольность его действий (при этом инициатива может исходить как от самого лица, совершившего преступление, так и от других лиц, например, сотрудников органа следствия, прокуратуры и суда, главное, чтобы у лица был выбор варианта своего поведения);

2) полнота оказания возможной и посильной помощи правоохранительным органам, которая заключается в даче правдивых показаний, в участии в проведении следственных действий; в оказании помощи в установлении всех фактических обстоятельств, имеющих значение для дела; в выявлении орудий, следов и предметов преступления; в изобличении других соучастников преступления и их роли; в розыске имущества, добытого преступным путем; в выяснении причин и условий, способствующих совершению преступления. Поэтому, если лицо, совершившее преступление в группе с неустановленными следствием лицами, оказывает помощь следствию, например, в розыске похищенного имущества, представляет орудия совершения преступления, но отказывается назвать соучастников, такое лицо не может быть освобождено от уголовной ответственности, а его действия по способствованию в раскрытии преступления должны признаваться лишь обстоятельствами, смягчающими наказание.

Раскрыть — значит обнаружить, сделать известным, объяснить что-нибудь тайное, неизвестное и т. п.[32] (какое-либо преступление или лицо, его совершившее, а может быть, и лиц). Нынешняя конструкция диспозиции ч. 2 ст.75 УК РФ требует от правоприменителей самовольного расширительного толкования этого понятия — включения в него процесса расследования. О каком способствовании раскрытию преступления может идти речь, когда преступник задерживается с поличным на месте совершения преступления? Помощь лица, совершившего преступление, правоохранительным органам в установлении обстоятельств совершенного преступления является в подобных случаях способствованием расследованию уже раскрытого преступления. Поэтому законодательную конструкцию ч.1 ст.75 УК РФ следует расширить до вида: «...способствовало раскрытию к расследованию преступления...»[33].

Таким образом, способствование раскрытию и расследованию преступления, как условие освобождения от уголовной ответственности можно определить следующим образом: способствование раскрытию и расследованию преступления — это добровольная возможная и посильная помощь лица, совершившего преступление, органам дознания и следствия в процессе осуществления предварительного расследования и суду при исследовании доказательств во время судебного следствия.

Следующий вид деятельного раскаяния — это возмещение причиненного ущерба и совершение иных действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного в результате преступления. Эти действия направлены на уменьшение или устранение последствий совершенного деяния.

В зависимости от обстоятельств совершения преступления причиненный им вред может включать в себя: физический вред, материальный (имущественный) ущерб и моральный вред. Поэтому ст.42 УПК РФ признает потерпевшим физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Однако понятие каждого из этих видов в УПК не сформулировано, отсутствует оно и в уголовном законодательстве.

Под физическим вредом следует понимать вред жизни и здоровью гражданина, причиненный соответствующим противоправным деянием.

Под ущербом материальным следует понимать вред, причиненный соответствующим преступлением, имуществу граждан, организаций. При этом материальный ущерб может состоять из нескольких элементов. Основным элементом является реальный ущерб. В соответствии с п.2 ст.15 Гражданского кодекса РФ под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения его имущества.

Вторым элементом материального ущерба является упущенная выгода, т. е. неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Эти элементы являются обязательными для общего понятия «ущерб» и в Гражданском кодексе они называются «убытки». Поэтому исчисление материального ущерба, причиненного конкретным преступлением, необходимо начинать с определения размера причиненных убытков на основании ст.15 ГК РФ.

В некоторых статьях главы 22 Уголовного кодекса (например, ст. ст.176, 177) возникновение ущерба связано с неисполнением или ненадлежащим исполнением соответствующих гражданско-правовых договоров. При заключении таких договоров стороны могут предусмотреть взыскание неустойки. В этом случае (в зависимости от конкретных обстоятельств дела) в сумму материального ущерба может быть включена и неустойка, при этом соотношение подлежащих оплате неустойки и возмещение убытков должно определяться согласно ст.394 ГК РФ[34].

Моральный вред в уголовно-правовой литературе чаще всего определяется как следствие преступных посягательств на честь и достоинство личности. Их охрана осуществляется правовыми нормами путем установления неприкосновенности личности в духовной сфере. То есть, по мнению некоторых авторов, моральный вред - это не причинение нравственных страданий вообще, а причинение их в процессе такого посягательства на личность, ее честь и достоинство, последствия которого образуют один из элементов состава преступления (оскорбление, клевета и т. п.)[35].

Учитывая вышеизложенное, следует согласиться с М. М. Бабаевым, который отмечает, что термин «вред» более широкое понятие, чем «ущерб», он охватывает отрицательные, нежелательные последствия как материального, так и нематериального порядка[36]. Под термином «ущерб» предлагается понимать вред только имущественного характера.

Таким образом, формами заглаживания причиненного в результате преступления вреда являются:

1) возмещение виновным причиненного материального ущерба, а именно:

•  возвращение похищенного;

•  исправление поврежденного имущества;

•  предоставление вещи того же рода и качества;

•  компенсация стоимости имущества в денежной форме;

•  возмещение убытков - расходов, произведенных потерпевшим в связи с причиненным ему вредом (например, материальные за траты на его лечение);

•  возмещение убытков — неполученных потерпевшим доходов в связи с причиненным ему вредом (например, потеря заработка вследствие временной нетрудоспособности);

2) иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления:

•  компенсация морального вреда (например, публичное извинение перед потерпевшим или членами коллектива, т. е. гласное извинение виновного за причиненные им нравственные страдания вследствие клеветы, оскорбления; денежная компенсация морального вреда);

•  оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

Общими признаками заглаживания вреда, причиненного в результате преступления, как условия освобождения от уголовной ответственности, являются следующие:

1) добровольность действий лица, совершившего преступление. При этом не имеет значения, совершены ли они по инициативе лица, совершившего преступление, или же под влиянием других лиц, например, работников правоохранительных органов, разъяснивших правовое значение этого обстоятельства. Их воздействие не является принуждением, не ограничивает свободы воли и действий субъекта. Поэтому работники правоохранительных органов должны ставить перед собой задачу — путем разъяснения положений закона помочь лицу, совершившему преступление, познать необходимость и целесообразность такого общественно полезного поведения как деятельное раскаяние.

2) активность действий лица, совершившего преступление. Чтобы заглаживание вреда отвечало особенностям деятельного раскаяния, оно должно быть произведено собственными силами и средствами виновного. Если же оно осуществляется с помощью других лиц (родственников, знакомых), необходимо, чтобы сам виновный при этом принимал сознательное и активное участие. Пассивное поведение не может быть поставлено в заслугу субъекту. Так, вряд ли целесообразно распространять уголовно-правовые последствия возмещения ущерба одним соучастником преступления (в силу солидарной материальной ответственности) на других соучастников.

3) полнота заглаживания вреда, причиненного преступлением. В законе не указано, полностью или частично должен быть возмещен ущерб, причиненный преступлением. По нашему мнению, частичное возмещение ущерба будет, безусловно, являться деятельным раскаянием. Однако уголовно-правовые последствия разной степени возмещения причиненного ущерба также должны быть различными. Мы поддерживаем мнение O. K. Павловой, которая предлагает считать возмещение ущерба составообразующим признаком освобождения от уголовной ответственности только в том случае, если виновный полностью возместил ущерб, причиненный преступлением. Частичное же возмещение ущерба должно являться обстоятельством, смягчающим наказание[37].

4) способ совершения действий деятельно раскаявшегося лица может быть любым, но он должен отвечать требованиям законности. Например, не будет считаться деятельным раскаянием добровольное возмещение ущерба средствами, добытыми в результате преступной деятельности.

Рассмотрев субъективные условия, составляющие сущность деятельного раскаяния, следует обратить внимание на вопрос о том, необходимо ли для принятия решения об освобождении лица от уголовной ответственности наличие всех субъективных условий (позитивных постпреступных действий), указанных в ч.1 ст.75 УК РФ, или достаточно хотя бы одного из них.

Таким образом, критерием достаточности субъективных условий для прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, на наш взгляд, может служить наличие совокупности действий, перечисленных в ч.1 ст.75 УК РФ, если эти действия обвиняемого объективно дополняли друг друга. Так, если у лица не было объективной возможности совершить все действия (например, если ущерб, причиненный потерпевшему, был возмещен по независящим от воли виновного обстоятельствам (к примеру, похищенные вещи изъяты при задержании преступника), но он активно оказывал помощь следствию в раскрытии преступления, то такое позитивное поведение виновного может являться основанием освобождения его от уголовной ответственности.

Таким образом, правовое значение может иметь только такое раскаяние, которое выразилось в активном поведении. А если при этом позитивные постпреступные действия были сопряжены с чистосердечным раскаянием в содеянном, признанием своей вины, то это еще в большей степени говорит об уменьшении степени общественной опасности виновного и возможности его исправления без привлечения к уголовной ответственности.

Заглаживание причиненного в результате преступления вреда должно выражаться в активных действиях самого субъекта либо при его сознательном и активном участии, если возмещение материального ущерба осуществлено с помощью родственников, друзей и т. д. за счет сумм, полученных у них взаймы. Следовательно, основания для освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, исключаются при его пассивном поведении.

Считаем необходимым, чтобы в материалах уголовного дела следователи и работники дознания отражали, кем и каким образом был заглажен вред, причиненный потерпевшему (самим лицом, совершившим преступление, или другими липами, а также в какой форме). «Приобщение к делу одной лишь квитанции о внесении соответствующей суммы денег в счет погашения нанесенного материального ущерба без указания на другие важные обстоятельства явно недостаточно и не может служить доказательством правильного осознания личностью своего антиобщественного деяния»[38]. А иногда, как показало исследование, отсутствует и сама квитанция либо иные документы, свидетельствующие о возмещении причиненного ущерба. Лишь в постановлении о прекращении уголовного дела говорится о том, что ущерб возмещен.

Необходимо также в материалах уголовного дела иметь сведения о том, имеет ли потерпевший после действий виновного по заглаживанию вреда, причиненного в результате преступления, претензии к нему и согласен ли он с прекращением уголовного дела. Такие обстоятельства при применении ч.1 ст.75 УК РФ, предусматривающей лишь возможное освобождение от уголовной ответственности, могут повлиять на решение правоприменяющих органов. Однако еще раз здесь следует отметить, что при принятии такого решения (об освобождении от уголовной ответственности в связи с заглаживанием причиненного вреда), необходимо исходить из того, что виновный, как обязательное условие, должен уменьшить или устранить последствия, входящие конструктивным признаком в состав преступления, совершенного им. Правоприменительный орган, «установив наличие основного или квалифицированного последствия, должен исследовать характер и размер причиненного вреда, его тяжесть, значение для потерпевшего того блага, которого он лишился в результате преступления, чтобы учесть все эти обстоятельства в совокупности с другими материалами дела»[39].

Следует отметить, что в ч.1 ст.75 УК РФ предусмотрено еще одно условие применения данной нормы - если лицо «вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным». При этом законодатель не раскрывает признаков, при которых лицо, проявившее деятельное раскаяния, перестает быть общественно опасным или признаков, которые свидетельствуют о том, что такое лицо по-прежнему остается общественно опасным. Поэтому данное понятие является оценочным, и при его определении следует руководствоваться всеми обстоятельствами, характеризующими, как постпреступное поведение липа, совершившего преступление, так и его личность, а прежде всего, как представляется, необходимо руководствоваться принципами целесообразности и разумности.

Таким образом, возможность применения освобождения от уголовной ответственности на основании ч.1 ст.75 УК РФ зависит от наличия совокупности объективных и субъективных условий, которые определяют сущность рассматриваемого вида освобождения и являются необходимой и достаточной причиной для решения вопроса об освобождении от уголовной ответственности. Каждое в отдельности условие необходимо, но недостаточно для освобождения.

Часть 1 ст.75 УК РФ предусматривает случаи факультативного, т. е. возможного освобождения лиц, совершивших впервые преступления, отнесенные законом к категории преступлений небольшой или средней тяжести. Слова «лицо может быть освобождено» следует понимать как альтернативу. При известных условиях следственные органы и суд могут освободить лицо от уголовной ответственности, но могут и не освободить от нее, т. е. это их право, а не обязанность. Однако мы полностью согласны с А. С. Молодцовым, который считает, что, однако «обязанность названных органов состоит в том, что при формальном наличии соответствующих предпосылок (оснований и условий) для освобождения всякий раз необходимо обсуждать этот вопрос и принимать обоснованное решение»[40].

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не является оправданием лица по отношению к совершенному им преступлению или прощением за него. Это освобождение является нереабилитирующим лицо. Вместе с тем, никаких уголовно-правовых последствий принятие такого решения не несет. Оно является лишь констатацией факта, что лицо, совершившее определенное преступление, но деятельно раскаявшееся, в силу его такого социально значимого и одобряемого поведения, можно исправить без уголовной ответственности. При этом у лица, освобожденного от уголовной ответственности, сохраняются другие правовые обязанности, в частности, обязанность отвечать по гражданскому иску.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является безусловным, т. е. поощрение не ставится в зависимость от поведения виновного в будущем, и поэтому освобождение является окончательным.

Деятельное раскаяние виновного свидетельствует о том, что он добровольно пытается свести к минимуму социально-негативные последствия своего преступления. Он уже иначе оценивает свое преступное поведение, что свидетельствует о снижении общественной опасности его личности по сравнению с ее уровнем в момент совершения преступления, т. е. о частичном достижении целей, которые ставятся уголовным законом перед наказанием, — восстановление социальной справедливости и исправление преступника.

2.2 Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим

В соответствии со ст.76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Принципиальная новизна данного основания освобождения от уголовной ответственности состоит в том, что примирительная форма разрешении проблем, порожденных преступлением, предполагает отход от традиционной конфронтации сторон и вьшвигает на передний план такие важные результаты как снижение напряженности в межличностных отношениях, разрешение конфликта, удовлетворение законных интересов жертвы преступления в возмещении ущерба, получение и принятие извинений, экономию уголовной репрессии[41].

Ранее примирение с потерпевшим было закреплено как процессуальное основание прекращение дел «частного обвинения» в УПК РСФСР. Но данные институты не тождественны и освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим по УК РФ 1996 г. существенно отличается от традиционного процессуального основания прекращения уголовного дела по делам «частного обвинения», хотя ряд авторов отождествляет их[42]. Вместе с тем рассматриваемый институт нельзя с полным основанием отнести к сугубо уголовно-правовому институту, скорее, он носит преимущественно уголовно-процессуальный характер, а в целом является комплексным правовым институтом.

Прежде всего, необходимо определить субъектный состав акта примирения. Это, во-первых, «лицо, совершившее преступление». Исходя из уголовного права, таким лицом является субъект преступления, т. е. лицо, в деянии которого установленные все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ, и которое может нести уголовную ответственность (т. е., как указывает ст.19 УК РФ, вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного уголовным законом). Кроме того, во многих составах преступлений предусмотрено наличие специального субъекта — лица, обладающего кроме общих признаков также какими-либо специально указанными признаками в соответствующей статье Особенной части УК РФ. Субъектом преступления признаются как исполнители, так и все другие соучастники (организаторы, подстрекатели, пособники).

Для того чтобы признать лицо субъектом преступления, необходимо установить, что именно это лицо совершило преступление, т. е. его виновность. Отечественное уголовное право продолжает исходить из принципа личной ответственности виновного в совершении преступления. Уголовно-процессуальный закон в ст.25 определяет процессуальный статус лица, в отношении которого возможно прекратить уголовное дело в связи с примирением с ним потерпевшего, — это подозреваемый или обвиняемый.

Второй субъект примирения в рамках ст

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Освобождение от уголовной ответственности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 724

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>