Дипломная работа на тему "Особенности квалификации оставления в опасности"

ГлавнаяГосударство и право → Особенности квалификации оставления в опасности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности квалификации оставления в опасности":


Оглавление

Введение

Глава I. Оставление в опасности: понятие, виды, история развития уголовного законодательства

§ 1. Оставление в опасности в истории российского уголовного законодательства

§ 2. Понятие и виды оставления в опасности

Глава II. Уголовно-правовое регулирование оставления в опасности

§ 1. Неоказание помощи больному

§ 2. Оставление в опасности

§ 3. Неоказание капитаном судна помощи, терпящим бедствие

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Следуя принципу гуманизма, признаваемому сегодня одним из основополагающих принципов построения развитого общества, каждое цивилизованное государство стремится проявлять максимальное внимание к тем гражданам, которые в силу различных причин лишены возможности заботиться о себе самостоятельно.

Обеспечение жизненно важных потребностей и интересов лиц, относящихся к категории беспомощных, традиционно выступает одной из первоочередных задач социальной политики любой страны. Тем не менее, оно невозможно без активного участия в этом всех членов общества. Не случайно принцип взаимопомощи, являющийся основой существования человечества, был закреплен в правилах человеческого общежития в качестве неотъемлемой нормы поведения людей уже с момента появления самых первых общественных образований.

На данный момент эта задача реализуется через систему отношений, в которых как на государство, так и на граждан вполне справедливо возлагаются определенные обязанности по оказанию помощи людям, оказавшимся в опасном для жизни и здоровья состоянии и не способным принимать меры к самосохранению, и устанавливается ответственность за их невыполнение.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных работ по индивидуальному заказу в Перми и в других городах России.

Среди мер правого регулирования указанных отношений российский законодатель использует меры уголовно-правового характера как наиболее действенные средства воздействия на общественное поведение. В Уголовном кодексе РФ закреплены несколько составов преступлений, связанных с неоказанием помощи: неоказание помощи больному (ст. 124), оставление в опасности (ст. 125) и неоказание капитаном судна помощи, терпящим бедствие (ст. 270), - которые все чаще встречаются в жизни.

Анализ состояния преступности последних лет свидетельствует о значительном росте числа преступлений, связанных с оставлением в опасности. В средствах массовой информации и других источниках появляются данные о фактах оставления матерями своих новорожденных детей, отказов в предоставлении медицинской помощи тяжело больным, приводящих к их гибели, и т. д.

Состояние научной разработанности проблемы. Вопросы уголовной ответственности за оставление в опасности рассматривались уже в дореволюционный период становления российского государства такими известными криминалистами, как М. Н. Гернет, Н. А. Неклюдов, С. В. Познышев, Н. Н. Полянский, Н. П. Пусторослев, Н. С. Таганцев, И. Я. Фойницкий и др., однако в основном в рамках более общих теоретических разработок.

В советское время проблемы неоказания помощи в уголовном праве в той или иной степени затрагивались С. Н. Алексеевым, М. К Аниянцем, Е. А. Ануфриевым, Ф. Ю. Бердичевским, Б. М, Бирюковым, СВ. Бородиным, И. Я. Бычковым, Е. А. Вагнер, В. А. Владимировым, В. К. Глистиным, В. А. Глушковым, А. С Гореликом, И. И. Гореликом, М. М. Гродзинским, А. П. Громовым, А. А. Жижиленко, Н. И. Загородниковым, А. Ф. Зелинским, М. И. Калининым, Т. В. Кирпиченко, И. Ф. Крыловым, В. Н. Кудрявцевым, Б. А. Куриновым, Е. А. Лукашук, В. В. Лукьяновым, П. И. Орловым, И. Ф. Огарковым, А. А. Пионтковским, И. П. Портновым, И. С. Самощенко, А. А. ТерАкоповым, Г. В.Тимейко, М. Г. Шаргородским и др.

Однако, как показывает анализ советской юридической литературы, в освещении данной проблемы доминировали догмы социалистической идеологии и морали о взаимоотношениях между людьми.

В современный период отдельные составы оставления в опасности достаточно подробно рассматривались в трудах Г. Н. Борзенкова, В. И. Борисова, С. В, Гизимчука, З. С. Гладуна, А. А. Глашева, Е. Б. Дорониной, В. И. Жулева, З. В. Каменевой, А. Ю. Кошелевой, А. Н. Красикова, И. И. Лукашука, В. Б. Малинина, В. И. Малыхина, А. В. Наумова, Д. И. Писарева, Н. Ф. Путило, Д. О. Сивакова, В. В. Сташиса, К. К. Строковой, А. В. Тихомирова, В. И. Ткаченко, А. И. Чучаева, Н. Н. Ярмыша и др.

Целями работы являются исследование социальной обусловленности криминализации деяний, связанных с неоказанием помощи, углубленный анализ наиболее значимых и дискуссионных вопросов уголовной ответственности за оставление в опасности лиц, находящихся в беспомощном состоянии, разработка научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовно - правового обеспечения безопасности их жизни и здоровья.

Указанные цели обусловили постановку и решение следующих задач:

- выявление социальной природы и формулирование общего понятия «оставление в опасности» на основе выделения признаков данного акта человеческого поведения;

- уяснение содержания конкретных видов оставления, в опасности исходя из особенностей возникновения опасного состояния потерпевшего и характера обязанности по предоставлению ему помощи, возлагаемой на ограниченный круг субъектов;

- определение специфики причиняемого данными посягательствами вреда личности, обществу и государству;

- историко-правовое и сравнительно-правовое исследование уголовного законодательства об ответственности за оставление в опасности;

- анализ норм уголовного закона, непосредственно предписывающих оказывать помощь лицам, находящимся в опасном для жизни или здоровья состоянии и не способным принимать меры к самосохранению, изучение элементов и признаков соответствующих составов преступлений;

- разработка предложений по совершенствованию уголовно-правовых предписаний предоставлять помощь указанным лицам;

- выработка рекомендаций по применению уголовно-правовых нормой ответственности за преступления, связанные с оставлением в опасности.

Объектом исследования выступают проблемы уголовной ответственности за оставление в опасности.

Предметом исследования являются:

- нормы дореволюционного законодательства России, устанавливающие обязанность оказывать помощь лицам, находящимся в беспомощном состоянии, соответствующие положения нормативных правовых актов СССР и РСФСР;

- действующее уголовное законодательство Российской Федерации, предусматривающее ответственность за совершение деяний, связанных с оставлением в опасности;

- международно-правовые, конституционно-правовые, гражданско-правовые, административно-правовые нормы и нормы иных отраслей современного российского права, регулирующие общественные отношения в сфере обеспечения безопасности жизни и здоровья лиц, не способных самостоятельно заботиться о себе, т. е. относящихся к категории беспомощных;

- научные публикации (монографии, статьи, диссертационные исследования, учебная литература), в которых затрагиваются вопросы уголовной ответственности за оставление в опасности; судебно-следственная практика по делам о преступлениях, заключающихся в неоказании помощи лицам, нуждающимся в ней, не способным принимать меры к самосохранению.

Методология и методика исследования. В качестве методологической основы исследования выступают диалектический, догматический (формально-логический), системный, социологический, историко-правовой, сравнительно-правовой и другие методы научного познания.

Научная новизна исследования определяется тем, что работа, специально посвященная комплексному анализу вопросов уголовной ответственности за оставление в опасности, выполненная на базе положений международных правовых актов. Конституции РФ 1993 г. Уголовного кодекса РФ, иных нормативных правовых актов Российской Федерации. В результате проведенного исследования сформулировано общее понятие оставления в опасности, выделены его признаки, дана классификация, осуществлен анализ соответствующих составов преступлений, углублен и уточнен ряд теоретических положений, внесены предложения по совершенствованию уголовного законодательства, разработаны рекомендации по его применению в судебно-следственной практике.

Теоретическая и практическая значимость работыопределяется тем, что она представляет собой впервые осуществленное на монографическом уровне комплексное исследование механизма уголовно-правового обеспечения жизни и здоровья лиц, находящихся в опасном состоянии и не способных принимать меры к самосохранению. Изложенные в работе выводы и рекомендации могут быть использованы в качестве теоретической базы при совершенствовании норм уголовного закона об ответственности за оставление в опасности, а также учтены при внесении изменений и дополнений в соответствующие положения иных отраслей российского законодательства. Результаты проведенного исследования могут быть положены в основу дальнейших научных разработок в области правовой охраны лиц, относящихся к категории беспомощных.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка источников и литературы.

Глава I. Оставление в опасности: понятие, виды, история развития уголовного законодательства

§ 1. Оставление в опасности в истории российского уголовного законодательства

Изучение истории уголовного законодательства, столь необходимое для выявления особенностей того или иного преступления, объяснения причин его криминализации, показывает, что в России оставление в опасности приобрело характер преступного деяния достаточно давно. В памятниках русского права оно стало рассматриваться как преступление с XVII в., со времен формирования и укрепления России как единого централизованного государства.

Упоминание об оставлении без помощи впервые встречается в Соборном уложении 1649 г. В гл. XXII Уложения («Указ за какие вины кому чинити смертная казнь, и за какие вины смертию не казнити, а чините наказание») объединены несколько преступлений, которым законодатель не дал общего названия[1]. В нее входили 26 деяний, посягающих на жизнь и здоровье человека, родственные и семейные отношения, а также половую свободу женщин. Учитывая взаимосвязь этих отношений, по их смыслу деяния можно отнести к преступлениям против личности. Во всяком случае, именно так характеризует указанные деяния современный законодатель, определяя их в один общий раздел «Преступления против личности» Особенной части УК РФ.

В уголовном законодательстве последующего времени вплоть до принятия Уголовного уложения 1903 г. специально об оставлении в опасности больше нигде не упоминалось. Однако в теории и практике уголовного права этой проблеме уделялось достаточно большое внимание. Вопросы оставления в опасности довольно подробно рассматривались в рамках исследования проблем ответственности за детоубийство.

О возможности совершения детоубийства путем бездействия ученые начали говорить еще в середине XVIII в. На практике же оставление ребенка в опасности уже до появления Соборного уложения 1649 г. практически всегда признавалось видом убийства, совершенного при смягчающих обстоятельствах[2]. Оставление ребенка в безлюдном месте считали одним из видов детоубийства почти все крупные специалисты уголовного права дореволюционной России. Думается, во многом это было связано с тем, что ученые и практики учитывали, прежде всего, направленность умысла при совершении названного преступления - избавление от нежеланного ребенка. Такое отношение к данному посягательству в какой-то мере оправдано, поскольку детоубийство было на Руси довольно распространенным явлением. В основном его совершали незамужние женщины, а блуд считался одним из тяжких грехов. Женщины стремились уничтожать следы прелюбодеяния, стараясь между тем сохранить свою честь и доброе имя.

Подобное положение в некоторой степени было отражено в проектах нового Уголовного уложения 1754-1766 гг., которые отвели детоубийству место среди преступлений против жизни в гл. 29: «О таковых отцах и матерях, которые детей своих убьют, также ежели жена мужа или муж жену убьют, или беззаконно прижитого младенца вытравят». В отличие от предыдущего законодательства о детоубийстве, проекты называли уже способы совершения преступления: вытравление плода незаконно зачавшей женщины и подкидывание или оставление в опасных местах таких младенцев.

О подкидывании и оставлении ребенка обе редакции говорили неодинаково. Они называли мать беззаконной, т. е. очевидно, что в обоих случаях имелись в виду внебрачные дети. Если такой подкинутый или оставленный ребенок умирал, первая редакция проекта предусматривала отсечение матери головы, а вторая предполагала, как и за истребление плода, направление в монастырь на три года с продлением публичного покаяния до 6 мес., а в других случаях, после наказания плетьми, приказывала «ссылать вечно в казенную работу».

Впервые оставление в опасности как самостоятельное преступление было закреплено в Уголовном уложении 1903 г., что стало свидетельством значительного скачка в общественном развитии и науке уголовного нрава в том числе.

В Уложении можно выделить целый ряд статей, посвященных ответственности за самые различные виды неоказания помощи. В нем законодатель дифференцировал ответственность за указанное преступление не только, но признакам объективной стороны, но и, но характеру обязанности оказывать помощь потерпевшим, возложенной на специального субъекта.

Общему составу оставления в опасности и его разновидностям разработчики Уложения отвели отдельное место. Целая глава «О произвольном оставлении человека в опасности и неоказании помощи погибающему» охватывала несколько самостоятельных преступлений. В их число входили: подкидывание или оставление где-либо малолетнего ребенка в возрасте до 7 лет, если ему при этом угрожала опасность; оставление такого лица, которое по возрасту или, но состоянию здоровья не может проявлять о себе заботу.

Данное положение напоминает современную норму об основном составе оставления в опасности. Ученые дореволюционного периода характеризовали названный вид неоказания помощи (ст. 1513 Уложения и др.) как умышленное «покинутие» беспомощного человека в таком положении, в котором жизнь его подверглась опасности вследствие отсутствия необходимых условий[3].

Потерпевшим в указанном посягательстве выступал человек, находящийся в состоянии беспомощности. Эта беспомощность обусловливалась в первую очередь или возрастом жертвы, или болезненным ее состоянием. Отдельные авторы связывали состояние беспомощности с различными ситуациями, в которых мог оказаться путешествующий[4] Интересно, что законодатель разделял такое состояние на виды и выделял несколько его степеней. Чем выше была степень такой беспомощности, тем опаснее считалось оставление в опасности. Например, учитывался возраст ребенка. В названных нормах дети делились на три категории: в возрасте до 3 лет; от 3 до 7 лет; малолетние - старше 7 лет. Применительно к последним законодатель подробно раскрывал причины беспомощности - недостижение возраста, в котором они могут собственными силами обеспечивать себе пропитание. К таким малолетним Уложение приравнивало больных или по иной причине лишенных требуемых сил или умственных способностей.

В данной связи в законе проводилось разграничение и субъектов преступления: относительно наиболее беспомощных (детей до 7-летнего возраста) - ими выступали не только родители и лица, обязанные иметь попечение о ребенке (ст. 1513, 1514 Уложения), но и всякое другое лицо, фактически имевшее у себя такого ребенка; относительно менее беспомощных (детей старше 7 лет и больных) - только те лица, которые по закону или договору обязаны были иметь о них попечение, т. е. родители, лица, их заменяющие, воспитатели, сиделки и доктора (1516 Уложения).

Кроме того, в названную группу деяний можно включить специальные составы оставления в опасности, которые, надо сказать, как по форме, так и по содержанию, были разработаны на достаточно высоком уровне, а именно: а) неявка лиц медицинского персонала к больному или родильнице, требовавшим их помощи (1522 Уложения); б) не охранение продавцом в питейном заведении пьяного; в) неоказание помощи кораблям или судам при кораблекрушении или нападении на них (ст. 1209, 1256, 1269 Уложения).

Как видно, основное отличие этих посягательств заключается в признаках субъекта преступления и соответственно в характере обязанности по оказанию помощи потерпевшему.

Некоторое время после Октябрьской революции 1917 г. уголовного законодательства формально не существовало. В первых нормативных актах советского правительства, содержащих нормы уголовно-правового характера, учитывая направленность их на обеспечение более важных государственных и общественных интересов, об оставлении в опасности ничего не упоминалось. Однако фактически с момента установления советской власти народные суды стали привлекать к уголовной ответственности лиц за неоказание помощи погибающим, причем независимо от того, лежала ли на виновном специальная обязанность заботиться о потерпевшем и была ли у него возможность оказать эту помощь[5]. За такие деяния применялось наказание в виде краткосрочного лишения свободы.

Новая, построенная на коммунистической идеологии уголовная политика государства, на словах осуждавшая безразличное отношение к судьбе каждого советского человека, нашла свое отражение в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г, В гл. 5 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» законодатель выделил группу преступлений, заключающихся в оставлении в опасности: 1) оставление в опасности беспомощного человека лицом, обязанным специально заботиться о нем (ст. 163); 2) неоказание помощи погибающему лицом, специально не обязанным заботиться о нем (ст. 164); 3) неоказание помощи больному лицом медицинского персонала (ст. 165)[6].

Перечисленные статьи практически без изменений были перенесены в Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. Немного позднее перечень норм об ответственности за оставление в опасности был дополнен постановлением ЦИК и СНК СССР от 13 марта 1929 г. «О мероприятиях по усилению борьбы с транспортными преступлениями»[7]. Указанное постановление стало продолжением деятельности в области международного сотрудничества ЦИК СССР, который чуть ранее ратифицировал и признал действующей на всей территории Советского Союза Брюссельскую конвенцию от 23 сентября 1910 г. «Об объединении некоторых правил относительно оказания помощи и спасения на море».

В результате в Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. была включена ст. 196б следующего содержания: «Непринятие должных мер капитаном одного из столкнувшихся в море судов для спасения другого судна, поскольку эти меры могли быть приняты без серьезной опасности для своих пассажиров, экипажа и судна, влечет за собой, независимо от ответственности за неподачу помощи экипажу и пассажирам терпящего бедствие судна (ст. 163 УК), лишение свободы или принудительные работы на срок до одного года или штраф до пятисот рублей»[8]. Субъектом данного преступления являлся капитан одного из столкнувшихся в море судов, который не оказал помощь по спасению другого судна, если эти меры могли быть приняты без серьезной опасности для своих пассажиров и экипажа.

Надо заметить, что на протяжении действия Уголовного кодекса в него довольно часто вносились изменения и дополнения, т. к. ряд статей устаревал, а в некоторых из них отпадала надобность. Постепенно появилась необходимость существенного пересмотра и совершенствования норм уголовного законодательства в целом. В результате был принят новый Уголовный кодекс РСФСР 1960 г.

Преступления, связанные с оставлением в опасности и неоказанием помощи, он также объединил в главе под названием «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» (ст. 127 «Оставление в опасности», ст. 128 «Неоказание помощи больному» и ст. 129 «Неоказание капитаном судна помощи терпящим бедствие»).

Подводя итог историческому анализу развития уголовного законодательства об ответственности за оставление в опасности, отметим, что в России его эволюция происходила крайне медленно и противоречиво. Впервые это деяние стало признаваться самостоятельным преступлением лишь с принятием Уголовного уложения 1903 г. В советское время прежнее законодательство, по сути, еще только начинавшее строиться, было полностью разрушено, вместо этого была навязана коммунистическая идеология, которая во многом не соответствовала объективным реалиям. Долгое время необоснованно существовала уголовная ответственность за неоказание помощи посторонним лицам, хотя по смыслу такое деяние может подлежать лишь моральной оценке.

Однако, несмотря на всю имеющуюся критику, нельзя упрекнуть советского законодателя в полном отсутствии правопреемственности, поскольку наиболее удачные положения дореволюционных нормативных актов, регулирующих ответственность за оставление в опасности, были перенесены в нормы соответствующих кодексов РСФСР, В результате главным достоянием стало то, что по мере развития общественных отношений законодательное закрепление получили все возможные случаи оставления без помощи.

§ 2. Понятие и виды оставления в опасности

Оставление в опасности довольно сложное социальное явление, оценка которого зависит от множества факторов. В связи с этим необходимо более подробно остановиться на определении внутреннего содержания данного феномена, выявить присущие ему черты и особенности, поскольку от точности их установления зависит эффективность подбора средств и способов уголовно-правового реагирования. Рассмотрение оставления в опасности целесообразно начать с анализа категории «опасность».

Термин «опасность» довольно часто встречается в нормативных пра­вовых актах, науке и быту. Он употребляется при описании состояний объективной действительности в различных отраслях жизнедеятельности человека. Например, встречается в медицине, экономике, экологии и т. д. Более часто используется в сфере гражданской обороны, специально же он рассматривается лишь в рамках исследования общественных отношений по обеспечению безопасности[9].

В последние годы развернулось немало научных дискуссий по поводу терминологии в данной области. Но, несмотря на существование многочисленных определений, используемых для обозначения видов ее проявления, и в науке, и в законодательстве понятие опасности до сих пор отсутствует[10]. Как правило, разработчики нормативных актов и ученые дают лишь определение безопасности.

В литературе и нормативных правовых актах встречаются термины: «экономическая опасность», «экологическая опасность», «радиоактивная опасность» и т. д., но они лишь описывают общее состояние явления в той или иной сфере жизнедеятельности человека. При этом сущность опасности не раскрывается[11]. Наиболее разработана эта проблематика в науке безопасности жизнедеятельности, тем не менее, и здесь рассматриваемое понятие имеет весьма размытые черты, не позволяющие создать достаточ­но четкое представление о нем[12].

В различных словарях и энциклопедиях содержатся во многом по­хожие определения опасности, чаще всего отсылающие к значению прилагательного «опасный»[13]. Например, опасность как: 1) качество опасного; способность причинить вред, несчастье; 2) возможность чего-либо опасного, какого-нибудь несчастья, вреда[14]; состояние, свойство или как осторожность; возможность, угроза чего-нибудь очень плохого, наступление какого-нибудь несчастья[15].

Из перечисленных вариантов толкований можно выделить основные признаки, присущие опасности. Во-первых, следует отметить, что опасность - это состояние объективной действительности, которое существует в какой-то промежуток времени на каком-то участке пространства. Во-вторых, данное состояние характеризуется наличием явлений или процессов, обладающих поражающими и разрушительными свойствами, способными нанести вред человеку, причинить ущерб имуществу или окружающей среде, либо потенциальной возможностью их возникновения и развития.

Как видно из приведенных выше трактовок, понятие «опасность» очень тесно соприкасается и близко по смыслу с терминами «угроза», «вред», «ущерб», однако их нельзя отождествлять. Вред и ущерб в отличие от опасности относятся, прежде всего, к категории последствий и отражают лишь одну, хотя и весьма значительную составляющую опасности как явления.

Гораздо труднее провести черту между определениями опасности и угрозы, поскольку последняя также рассматривается в одном из своих значений как состояние объективного мира и в этом случае их внутреннее содержание во многом совпадает[16].

Говоря об оставлении в опасности, в первую очередь нужно учитывать, что данное явление существует в сфере общественных отношений; оно выражает собой поступок, совершаемый в рамках отношений взаимопомощи, который имеет обособленную структуру. Ему присущи такие конститутивные признаки, как наличие субъектов, взаимной связи между ними с системой образующих ее прав и обязанностей, объекта и предмета. Глагол «оставлять», от которого происходит отглагольное существительное «оставление», имеет несколько значений. Чаще всего он толкуется как: 1) уйдя, не взять кого-либо, что-либо; 2) сохранить в каком-либо положении, состоянии что-либо; 3) удалиться от кого-то, покинуть кого-либо не имея с ним больше дела; 4) прекратить заниматься чем-либо; 5) не предоставить чего-либо[17].

Из перечисленных вариантов трактовок видно, что оставление - это сложный поступок, содержание которого указывает на определенную роль человека в общественной деятельности, общественных отношениях, вклад в какое-либо дело. Он представляет собой волевой акт поведения человека, состоящий в завершении участия в каком-либо процессе, вытекающем из его жизнедеятельности, и невмешательстве в дальнейшее развитие ситуации, связанной с ним.

Особенностью названного поступка является то, что он может сопровождаться какими-либо действиями (например, когда субъект уходит). При этом действия лица связаны лишь непосредственно с его удалением от объекта, но не касаются самого объекта, по отношению к которому оно остается безучастным и объективно не соприкасается с ним. Данный поступок может совершаться без какого-либо изменения объективного мира, т. е. при полном бездействии человека, например в случае, если он не предоставляет чего-нибудь.

Смысловая интерпретация указанного глагола обнаруживает помимо прочего и некую связь оставляющего с оставляемыми им вещью или человеком, существующую до совершения рассматриваемого поступка. Об этом свидетельствуют используемые при его толковании слово «прекратить» и словосочетание «покинуть, не имея больше дела», что говорит о прерывании той самой бывшей связи.

Резюмируя сказанное, «оставление» в самом общем виде можно охарактеризовать как самоустранение какого-либо субъекта от участия в каком-либо деле, участия в дальнейшей судьбе определенного объекта в прямом и переносном смысле. Соответственно его признаками являются: наличие определенного субъекта; наличие объекта; существование связи субъекта с объектом; совершение поступка, заключающегося в отстранении субъекта от объекта и от участия в его судьбе, которое может иметь различную форму выражения в объективной действительности.

Все эти признаки в полной мере присущи и оставлению в опасности, однако данный акт поведения имеет определенную специфику, проявляющуюся в ряде особенностей.

Во-первых, необходимо обратить внимание на следующее. В быту термин «оставление в опасности» употребляют в различных ситуациях, когда опасность угрожает не только людям, но и объектам животного мира и даже имуществу. В правовом понимании его значение гораздо уже и его применяют, как правило, лишь к одушевленным предметам, в исключительных случаях - к особо ценным видам вещей, например к культурным ценностям[18]. В уголовно-правовом же смысле содержание названного термина еще более сужено. Учитывая специфику объекта уголовно-правовой охраны, в качестве которого выступают отношения взаимопомощи между людьми, касающиеся обеспечения безопасности жизни и здоровья личности, его используют лишь в случаях, когда речь идет о человеке, которого оставляет кто-то другой, т. е. объектом оставления в опасности может быть только человек.

Во-вторых, как уже отмечалось, оставляемый должен находиться в состоянии реальной опасности, в состоянии, характеризующемся наличием явлений или процессов, способных нанести ущерб его жизни или здоровью, либо потенциальной возможностью их возникновения и развития.

Два названных обстоятельства определяют сущностное содержание рассматриваемого поступка, который приобретает конкретную форму выражения. Опасность - такое явление, которое существует, во-первых, довольно длительный промежуток времени, во-вторых, в очень редких случаях прекращает свое существование, исчезает самостоятельно. Это - непрерывно протекающий процесс, вредоносные свойства которого проявляются в момент контакта с жертвой. Для недопущения наступления неблагоприятных последствий этот момент необходимо предотвратить, что представляется возможным сделать только двумя способами: либо остановить сам этот процесс, либо вывести из зоны активного действия его элементов потерпевшего. Поэтому наличие опасности для человека всегда требует активного вмешательства извне, направленного на устранение причин опасности, нейтрализацию источника угрозы или эвакуацию потерпевшего из зоны поражения.

Отсюда следует, что оставление как уголовно-правовое деяние - не просто отстранение субъекта от объекта в прямом и переносном смыслах, как говорилось ранее об оставлении вообще. В данном случае «оставление» преобразуется в несовершение определенного действия, но устранению угрозы для потерпевшего в любом ее проявлении, независимо от способа действия, которое отдельные авторы зачастую характеризуют еще как «бездействие-невмешательство»[19].

В-третьих, оставление в опасности - сложный поступок, состояний из нескольких элементов, который можно подвергать оценке с социальной и морально-этической точек зрения только в том случае, если он является виновным, т. е. сознательным и волевым. По поводу наличия данного признака практически не существует разногласий среди ученых, которые в большинстве своем склоняются к мнению, что оставление в опасности может быть совершено только осознанно[20].

Лицо, отказавшееся вмешиваться в ситуацию, сложившуюся вокруг потерпевшего, должно осознавать факт нахождения последнего в опасности. Совершающий этот поступок должен знать о положении указанного лица и хорошо представлять последствия от его присутствия в нем. Иначе говоря, факт наличия опасности должен быть ясным - не всегда для потерпевшего, но обязательно для лица, его оставляющего.

В-четвертых, между участниками рассматриваемого явления должна существовать определенная связь. Ее наличие обусловлено не только внутренним содержанием и природой самого поступка, как упоминалось ранее, но и особенностью уголовно-правовой ответственности, согласно которой бездействие, по общепринятому мнению, может признаваться преступным только в случае нарушения (невыполнения или ненадлежащего выполнения) установленной юридической обязанности действовать[21].

В данной ситуации она заранее заложена в рамках отношений взаимопомощи. Иными словами, предполагается, что по моральным соображениям каждый должен протянуть руку оказавшемуся в бедственном положении. Однако эта связь довольно абстрактна, а с юридической точки зрения взаимные права и обязанности должны быть более четкими и вытекать из более конкретных отношений.

Обязанность принимать необходимые меры для спасения людей, как считают многие ученые, должна быть прямо предусмотрена законом или вытекать из его положений[22]. На наш взгляд, она должна быть, кроме этого, основана на конкретных взаимоотношениях между индивидами. Как правило, она происходит, прежде всего, из родственных и семейных отношений либо обусловлена родом деятельности человека, состоящей в обеспечении безопасности в различных сферах жизни общества, и входит в служебные полномочия соответствующих субъектов, замещающих ответственные должности.

Помимо названных признаков оставления в опасности с позиции права значение имеют еще ряд обстоятельств, которые, так или иначе, касаются структуры и содержания всего исследуемого явления. В первую очередь речь идет о характере и степени опасности, поскольку эти показатели, как уже отмечалось, напрямую ограничивают или, наоборот, расширяют возможность вмешательства в рассматриваемую ситуацию других людей и предотвращения или нейтрализации угрозы.

Так, возникает вопрос, можно ли привлекать к ответственности лиц за неоказание помощи потерпевшим, находящимся в опасности, когда опасность столь велика, что есть возможность причинения ею вреда и окружающим людям, в том числе и тем, которые должны проявлять заботу о терпящих бедствие? Думается, что говорить в таких случаях об оставлении в опасности нет оснований, поскольку в данной обстановке отсутствуют необходимые признаки исследуемого поступка. Лицо не выступает в роли помогающего по объективным, независящим от него причинам. Его решение связано наличием неблагоприятных факторов, а выбор действий, обремененных серьезными препятствиями, сведен к минимуму. Поэтому в целом такое поведение человека нельзя признать полностью самостоятельным, а, следовательно, противоправным или даже аморальным, хотя его зачастую считают проявлением слабых сторон и негативных качеств личности.

В этих условиях важно учитывать не только наличие у обязанного лица реальной возможности оказать помощь подвергшемуся опасности, но и субъективное восприятие угрожающей обстановки, то, как оно само оценивает свои способности и силы в сравнении с потенциалом существующей угрозы.

Надо сказать, что в литературе приведенная позиция часто подвергается критике. Некоторые ученые ранее полагали, что наличие риска для лица, оставляющего в опасности другого человека, - еще не основание для освобождения от обязанности по оказанию помощи потерпевшему и соответственно не повод для освобождения от ответственности[23]. Свою позицию они основывали на понятиях общественного долга и отношений взаимопомощи. Однако современное право, базирующееся на принципах признания прав и свобод человека высшей ценностью государства, призвано в равной степени защищать индивидуальные права и законные интересы личности, в том числе и права на жизнь, здоровье и т. д. лиц, обязанных оказывать помощь в описываемых ситуациях. Думается, не случайно в праве существуют такие институты, как, например, об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, освобождения от уголовной ответственности, нормы о невиновном причинении вреда, которые, по общему правилу, устраняют виновность и ответственность лица, даже когда на него законом возложена обязанность действовать, в случае наличия непосредственной угрозы его личности[24].

Кроме того, с позиции права весьма важной представляется оценка степени вероятности приятия мер для спасения потерпевшего. Она, на наш взгляд, складывается из двух показателей. Во-первых, учитывается интеллектуальный и физиологический потенциалы жертвы. Во-вторых, принимается во внимание уровень опасности. Исходя из сопоставления названных факторов, складывается оценка реальной способности человека, находящегося в состоянии опасности, противостоять угрозе.

Принято считать, что при любых обстоятельствах, если имеется сколько-нибудь серьезная опасность, описанное соотношение всегда будет не в пользу некоторых категорий лиц (малолетних, престарелых или находящихся в болезненном состоянии). Данная позиция отражена как в нормативных правовых актах, так и в литературе. С ней трудно не согласиться[25]. Действительно, больные, малолетние и старики по естественным причинам обладают слишком слабыми способностями к самосохранению в какой бы неблагоприятной ситуации они не оказались, поскольку лишены полноценного набора физических качеств, присущих здоровому развитому человеку, позволяющих принимать необходимые меры по обеспечению собственной безопасности. Они не могут адекватно и своевременно оценить сложность своего положения или, понимая его, не в силах совершить необходимые действия, чтобы уберечь себя от надвигающейся беды и вывести себя из-под угрозы.

Так, законодатель выделяет круг лиц, относящихся к категории «беспомощных». По сути, этот круг, как небезосновательно отмечают многие авторы, включает всех перечисленных выше субъектов[26]. Однако в него входят и индивиды, неспособные оградить себя от воздействия опасных факторов по каким-либо другим, но тоже объективным причинам.

Определение понятия беспомощности является дискуссионным. Тем не менее, оно достаточно хорошо разработано в теории и на практике. Ученые, хотя и имеют разногласия по поводу определения видов беспомощного состояния, как правило, сходятся во мнении по поводу его содержания. На наш взгляд, следует согласиться с большинством авторов, которые называют два его определяющих критерия - медицинский и юридический и предлагают под беспомощностью понимать невозможность осознавать характер и значение угрозы и (или) оказывать сопротивление ее поражающему влиянию, т. е. защитить себя и предотвратить наступление вредных последствий[27].

Отдельный интерес представляет классификация оставления в опасности, составленная с учетом характера и содержания обязанностей по оказанию помощи потерпевшему. Как указывалось, наличие связи между субъектами исследуемых отношений является неотъемлемым конструктивным признаком оставления в опасности, без наличия обязанности одного лица заботиться о другом нельзя говорить, о противоправности рассматриваемого поступка. Поэтому определение круга обязанных лиц применительно к данной ситуации имеет весьма важное значение.

По названному критерию чаще всего выделяют четыре вида оставления в опасности:

- неоказание помощи потерпевшему лицом, обязанным заботиться о нем исходя из родственных и брачно-семейных отношений;

- неоказание помощи лицом, обязанным иметь заботу о потерпевшем в связи со служебным положением;

- оставление потерпевшего без помощи лицом, для которого ее оказание обусловлено трудовыми обязанностями;

- неоказание помощи потерпевшему лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с договором[28].

Такое деление оставления в опасности на виды не случайно и, на наш взгляд, вполне обосновано. Несмотря на то, что природа происхождения обязанности всех перечисленных субъектов практически одинакова, между ними все же есть различие. Помимо прочего, используемый принцип деления позволяет создать наиболее полное представление о круге лиц, которые могут быть субъектами оставления в опасности вообще.

Как представляется, не все виды оставления в опасности по объективным причинам вписываются в пределы его действия, поскольку не соответствуют жестким параметрам и природе уголовного права в целом. Это наглядно видно в ситуациях, когда, например, для бездействующего присутствует риск причинения вреда его жизни или здоровью, при невозможности оказания помощи ввиду психофизиологических качеств личности обязанного это делать или из-за наличия факторов, создающих непреодолимые препятствия указанному лицу. То же самое касается упомянутых поступков, если они совершаются лицами, не имеющими конкретной обязанности помогать потерпевшему, и т. д. В данном случае, думается, нужно исходить из целей и задач уголовного законодательства, сущности таких его основополагающих принципов, как принцип справедливости, гуманизма, вины, положений о невиновном причинении вреда, понятия преступления, оснований и условий уголовной ответственности, обстоятельств, исключающих преступность деяния, и т. д.

Основываясь на критериях криминализации деяний и базовых принципах уголовного права, оставление в опасности следует считать преступным при бездействии лица по оказанию не связанной с риском для своей жизни и здоровья помощи потерпевшему, не способному предпринимать меры по самосохранению, которое обязано это делать в соответствии с нормативными предписаниями или в связи с родственными или семейными отношениями.

Выводы по 2 главе

Исторический анализ развития уголовного законодательства об от­ветственности за оставление в опасности показывает, что впервые наказа­ние за него появилось в российском уголовном законодательстве с момента включения в Соборное уложение 1649 г. состава непочитания детьми родителей. Однако это утверждение следует считать условным, поскольку четких признаков оставления в опасности в названном деянии не усматривалось, а само оно, по сути, выступало элементом одного из посягательств на родственные отношения и семейные устои. Самостоятельным же составом преступления это деяние стало признаваться лишь с принятием Уголовного уложения 1903 г.

Все закрепленные в уголовном законодательстве составы оставления в опасности образуют однородную группу посягательств, в которой родовым является оставление в опасности, предусмотренное ст. 125 УК РФ, Остальные преступления, т. е. неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ) и неоказание капитаном судна помощи, терпящим бедствие (ст. 270 УК РФ), выступают по отношению к нему специальными составами. Их общность проявляется как в объективной, так и субъективной стороне преступления. Они имеют единый объект, одинаковую форму выражения в объективной действительности, совершаются в форме бездействия, не влекут материальных последствий, могут быть как умышленными, так и неосторожными.

Глава II. Уголовно-правовое регулирование оставления в опасности

§ 1. Неоказание помощи больному

Право каждого человека на охрану здоровья и медицинскую помощь - общепризнанная норма международного права, закрепленная в таких основополагающих нормативных правовых актах, как Всеобщая декларация прав человека (ст. 25), Европейская конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (ст. 12) и др.

В современном мире каждое цивилизованное государство стремится проявлять максимальную заботу о здоровье своих граждан, поскольку от этого во многом зависит общее благополучие каждой нации. Развитые страны объединяют усилия в сотрудничестве по повышению доступности и эффективности медицинского обслуживания людей независимо от их социального положения, этнической принадлежности и других признаков. На сегодняшний день мировым сообществом разработан целый ряд специальных конвенций и международных договоров, которые предусматривают самые разные меры охраны здоровья практически во всех сферах жизнедеятельности человека.

Обеспечение охраны здоровья населения в Российской Федерации выступает одной из приоритетных задач. Позиция государства в этой области отражена в ст. 41 Конституции РФ, которая гласит: «Каждый гражданин имеет право на бесплатную охрану здоровья и медицинскую помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения».

Закрепляя названное право на конституционном уровне, государство не просто признает его важнейшее значение и подтверждает, что здоровье человека несравнимо ни с какими материальными ценностями. Оно принимает на себя обязанность осуществлять комплекс мер, направленных на устранение причин ухудшения здоровья населения, предотвращение эпидемических, эндемических и других заболеваний, а также на создание условий, при которых каждый человек может воспользоваться любыми не запрещенными методами лечения и оздоровительными мерами для обеспечения наивысшего достижимого на современном этапе уровня охраны здоровья[29].

Действенным правовым средством обеспечения указанного права граждан выступают нормы уголовного права. В этих целях в Уголовный кодекс РФ включена ст. 124, которая содержит норму об ответственности за неоказание помощи больному.

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления наряду с другими составами оставления в опасности, как уже отмечалось, являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья лиц, находящихся в беспомощном состоянии и не способных принимать меры к самосохранению.

Охрана здоровья, чему посвящены все упоминавшиеся выше нормативные акты, выступает частью системы обеспечения безопасности личности в целом, анатомической целостности человека в частности как главного условия его существования.

Общественные отношения по охране здоровья нельзя рассматривать отдельно от отношений, обеспечивающих безопасность жизни человека, т. к. они находятся в прочной взаимосвязи, неотделимы друг от друга. Они - элементы единого целого, однородной группы взаимосвязанных общественных отношений, направленных на поддержание нормального функционирования организма человека, защиту личности как биологического существа. Обозначенный подход к определению данной группы общественных отношений, как представляется, более точно отражает их смысл и, самое главное, юридическую сущность. Исходя из этого, при обозначении объекта неоказания помощи больному, на наш взгляд, корректнее использовать обобщенную на более высоком уровне терминологию и говорить именно об отношениях, обеспечивающих безопасность жизни и здоровья человека.

О существовании такого вида общественных отношений позволяет говорить не только действующее ныне законодательство, регламентирующее обозначенный порядок (в литературе его еще называют медицинским правом[30], но и его особое социальное значение. Неписанный кодекс медицинской этики появился довольно давно, вне системы государственного регулирования, не по требованию и желанию государства[31]. Он сформировался еще в древние времена, когда общество прониклось уважением к медицинской профессии, стало понимать ее роль в благополучии и процветании человеческого рода, когда люди стали осознавать, что в критических ситуациях обойтись без помощи медицины невозможно.

Неслучайно такое важное общественное значение придавалось медицине в исламе и христианстве. На Востоке хирургическая операция считалась божественным даром. Первым прооперированным человеком был сам пророк Мухаммед, которому ангелы после вознесения на небеса вскрыли грудную клетку и, достав его сердце, очистили его от человеческой крови. Ангелы влили в сердце пророка божественный свет (эфир), так как считалось, что обычная кровь вызывает гордыню перед богом[32].

Немало внимания уделяется регулированию порядка осуществления медицинской деятельности и в современной литературе, где он рассматривается как самостоятельный социальный феномен[33]. Все это свидетельствует, на наш взгляд, о правомерности отнесения института медицинского обслуживания к самостоятельным видам общественных отношений.

Таким образом, нарушая обязанность по оказанию помощи больному, субъект исследуемого преступления, помимо причинения «основного» вреда, на наш взгляд, нарушает еще и порядок осуществления медицинского обслуживания и предоставления медицинской помощи, который выступает дополнительным непосредственным объектом рассматриваемого посягательства.

Содержание объекта неоказания помощи больному предусматривает в качестве обязательного его признака наличие потерпевшего, свойства которого, собственно говоря, и отражают специфику непосредственно нарушаемых этим преступлением общественных отношений, характеризует их как самостоятельный вид отношений, обеспечивающих безопасность жизни и здоровья лиц, не способных принимать меры к самосохранению.

В данном случае речь идет о лице, который в силу отсутствия определенных знаний, приобретение которых требует специальной подготовки, или по каким-либо другим причинам, например в силу физической неспособности, не может оказать себе необходимую медицинскую помощь. К «больным» нормативные правовые акты относят лиц, находящихся в любом болезненном состоянии, независимо от причины. Такую же формулировку при характеристике анализируемого состава преступления чаще всего используют и исследователи. Законодатель и специалисты в большинстве случаев, правда, не поясняют, что конкретно следует считать болезненным состоянием[34].

Соответствующее описание дают ему медики, признавая между тем относительность понятия болезни с учетом многообразия и зачастую скрытого характера ее возможных проявлений. Чаще всего его расценивают как «состояние организма, при котором утрачивается способность полноценно выполнять те или иные функции» или как «процесс развития в организме - в его целом или в отдельных частях и органах - отклонений от физиологической и анатомической нормы, нарушающих правильность жизненных отправлений организма»[35]. Как видно, и эти определения недостаточно четко отражают признаки болезненного состояния человека.

Неопределенность понятия больного в медицине дает основания некоторым ученым более свободно толковать его в уголовном праве. Некоторые авторы, раскрывая признаки потерпевшего при неоказании помощи больному, полагают, что им может быть «не только лицо, страдающее какой-либо болезнью, независимо от ее тяжести, но и лицо, хотя и не страдающее болезнью, но нуждающееся в медицинской помощи, например, роженица»[36]. С этим уточнением трудно не согласиться. Понятие «больной» охватывает помимо страдающих какой-либо болезнью и лиц, пострадавших от травмы (увечья). Вполне очевидно, что такие лица ничуть не меньше нуждаются в оказании медицинской помощи, нежели больные, и для них она имеет не меньшее значение.

Действительно, само понятие болезни по смыслу охватывает не все возможные состояния человека, при которых требуется медицинское вмешательство. Пример с роженицей, которая также имеет право на медицинское обслуживание по закону, и это право обеспечивается возложением соответствующей обязанности оказывать необходимую помощь на акушеров-гинекологов, наглядное тому подтверждение.

Обязательное медицинское обслуживание предусматривает и другие случаи, не связанные с наличием болезни, когда врач должен предпринимать определенные действия в отношении некоторых категорий лиц, и эти действия для жизни и здоровья последних имеют порой решающее значение. Имеется в виду, например, обязанность проведения медицинского осмотра субъектов, чья профессиональная деятельность сопряжена со значительными перегрузками для организма.

Таким образом, подход, используемый законодателем при формулировке диспозиции нормы в ст. 124 УК, и отсутствие четкого определения больного в законе создают путаницу в определении признаков потерпевшего описываемого преступления. Получается, что его содержанием по смыслу не охватываются отдельные нуждающиеся в медицинской помощи субъекты. Это, несомненно, препятствует достижению преследуемой рассматриваемой нормой цели - обеспечение охраны жизни и здоровья людей в полном объеме.

Учитывая данное обстоятельство, представляется целесообразным либо закрепить в законе определение понятия больного и уточнить признаки потерпевшего, либо вывести потерпевшего за рамки состава указанного состава преступного посягательства, а круг лиц, чье состояние требует медицинского вмешательства, устанавливать исходя из логического толкования термина «оказание медицинской помощи».

Первый вариант кажется нам предпочтительней, поскольку он позволит более быстро и точно устанавливать наличие потерпевшего, а также ущерб, причиненный охраняемому уголовным законом объекту. На законодательном уровне следует закрепить определение, в соответствии с которым больной будет рассматриваться как лицо, находящееся в болезненном или ином состоянии, требующем оказания медицинской помощи.

Учитывая сказанное, на наш взгляд, потерпевшим в исследуемом составе преступления может быть любое лицо независимо от гражданства, национальности и каких-либо других признаков, если оно находится в состоянии болезни или ином состоянии, требующим оказания медицинской помощи.

Объективная сторона неоказания помощи больному, характеризуется, как уже упоминалось, бездействием. Оно состоит в неисполнении виновным возложенной на него юридической или, как вытекает из смысла диспозиции нормы, закрепленной в ст. 124 УК, специальной обязанности.

Следует отметить, что именно с этим элементом рассматриваемого состава преступления связаны наиболее острые вопросы теории и практики применения анализируемой нормы. Больше всего разногласий среди специалистов вызывает, как правило, определение содержания и объема обязанности по оказанию названного вида помощи, а также характера самого бездействия.

Одно из главных противоречий связано с тем, что законодатель не указал, оказание какого конкретного вида помощи вменяется в обязанность субъекту преступления. Его приходится устанавливать исходя из толкования словосочетания «оказание помощи больному». Большинство ученых считают, что это медицинская помощь. Однако отдельные авторы высказывают предположение, что под признаки исследуемого деяния подпадает и бездействие лиц, не связанное с оказанием медицинской помощи.

Например, Ф. Ю. Бердичевский считает, что рассматриваемое преступление может заключаться в неоказании как медицинской, так и иной по характеру помощи (отказ работника аптеки предоставить телефон для вызова скорой помощи, отказ шофера скорой помощи от перевозки больного)[37]. И. Ф. Огарков относит сюда также бездействие родственников больного и совместно живущих супругов по организационному и материальному обеспечению пострадавшего и т. д.[38]

Приведенная позиция кажется нам не вполне обоснованной. Думается, выделяя норму об ответственности за неоказание помощи больному в УК РФ, законодатель тем самым хотел обособить ответственность конкретного круга лиц и то обстоятельство, что названные деяния совершаются в специфической сфере общественных отношений, а именно в области медицинского обслуживания. Неслучайно законодатель упоминает о «больном», а также устанавливает в качестве одного из видов наказания лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Такой вывод следует и из соотношения ее с общей нормой, предусматривающей ответственность за оставление в опасности, которая по содержанию охватывает все иные случаи неоказания помощи лицам, не способным принимать меры к самосохранению. Очевидно, что законодатель, выделяя ст. 124 в Уголовном кодексе РФ, преследовал вполне определенную цель. Иначе попросту теряется смысл установления этой нормы как специального средства уголовно-правового воздействия на отношения в сфере обеспечения жизни и здоровья человека, становятся неясным, какой объект она призвана защищать.

На наш взгляд, необходимость ее существования обусловлена наличием дополнительного объекта преступления, а именно стремлением выделить значение и роль медицины в охране жизни и здоровья людей. Указанная норма учитывает более высокие возможности медицинских работников по предотвращению причинения этим благам вреда, по сравнению с другими людьми, не имеющими специальных средств и не обладающих необходимыми навыками. Естественно, данное обстоятельство требует от них и более высокой ответственности.

Склоняясь в пользу приведенного тезиса, некоторые ученые предлагают во избежание путаницы прямо указать на это в диспозиции рассматриваемой нормы, использовав в формулировке словосочетание «неоказание медицинской помощи»[39]. Высказанное мнение заслуживает одобрения. Предложенный авторами подход, как представляется, будет более точно отражать назначение ст. 124 УК РФ и передавать суть описанного в ней состава преступления. Более удобной представляется эта формулировка и для решения вопросов квалификации.

Например, И. И. Горелик пишет, что неоказание помощи больному может выражаться в: а) неявке к больному по вызову, приглашению или по собственной инициативе (если медработнику известно о том, что в его помощи нуждаются); б) отказе принять больного в лечебное учреждение, куда он доставлен или явился сам; в) неоказании помощи больному, находящемуся в лечебном учреждении; г) не вызове специалиста медработником, который явился к больному, но оказался некомпетентным из-за недостатка знаний или по другим причинам; д) отказе постановки диагноза или, как следует из текста по смыслу, в постановке заведомо необъективного диагноза[40]. Фактически повторяет его и Н. Г. Александрова[41].

Приведенный перечень, однако, представляется неполным. В нем не прослеживаются и признаков четкой классификации, выработанной на основе какого-то единого критерия, которая мола бы создать точное представление о круге рассматриваемых деяний. К примеру, вполне допустимо в рамках приведенной классификации вставить между пунктами «в» и «г» пункт о неоказании медицинской помощи больным и пострадавшим на месте происшествия, а также во время транспортировки в медицинское учреждение.

Между тем, думается, что подобным способом вообще довольно трудно отобразить содержание неоказания помощи больному, так же, как невозможно перечислить и все случаи, в которых может оказаться больной, и определить когда и какая помощь ему требуется. Как справедливо отмечают некоторые авторы, «современное состояние знаний о болезни не всегда дает возможность не только установить момент начала болезни, но и провести резкую грань между нормальным и патологическим состоянием организма»[42].

Норма, предусматривающая ответственность за рассматриваемое преступление, как уже говорилось, является бланкетной. Для уяснения ее сути необходимо обращаться к положениям нормативных актов других отраслей законодательства. Содержание неоказания медицинской помощи вытекает главным образом из вида медицинской помощи, определяющего в свою очередь характер обязанности по ее предоставлению.

Виды медицинской помощи и критерии ее предоставления устанавливаются законодательством о здравоохранении, центральное место в котором занимают Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. Помимо названного и других законов к ним также относятся: Постановление Правительства РФ «О некоторых вопросах деятельности министерства здравоохранения и социального развития российской федерации и федерального медико-биологического агентства» от 2 июня 2008 г. № 423[43]; Приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ «Об утверждении порядка оказания скорой медицинской помощи» от 1 ноября 2004 г, № 179[44]; Приказ Минздрава РФ «О совершенствовании амбулаторно-поликлинической помощи населению Российской Федерации» от 20 ноября 2002 г. № 350[45] и т. д.

Опираясь на положения названных документов, можно выделить следующие виды медицинской помощи:

1) скорая медицинская помощь, которая оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях), осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности, медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или по специальному правилу.

Некоторые виды медицинской помощи (например, связанные с проведением редких операций, скажем, по пересадки костного мозга, сердца, других жизненно важных органов и т. д.), наоборот, крайне важны для пациента и играют решающую роль в его судьбе. Но в виду сложности реализации и слишком высокой стоимости, ни одно государство не придает им статуса обязательных. При этом нельзя упрекнуть власти в необъективности и бездействии, поскольку любое, даже процветающее государство всегда имеет ограниченные материальные ресурсы. В России же практически все медицинские учреждения бюджетного финансирования сегодня не располагают достаточными средствами, в том числе и необходимыми для приобретения жизненно важных препаратов, требуемых для лечения тяжелых болезней[46].

Наконец, довольно сложно просто предусмотреть все случаи, когда требуется вмешательство специалиста в области медицины и когда это вмешательство является необходимым. Отсюда следует, что не каждое бездействие медицинского работника в отношении больного можно расценивать как преступное.

В данной связи целесообразно выявить и закрепить признаки медицинской помощи, имеющей наиболее важное значение с точки зрения обеспечения жизни и здоровья человека, неоказание которой является общественно опасным.

Если обратиться к законодательству о медицине, то нельзя не выделить довольно часто встречающееся в нем понятие обязательной медицинской помощи. Несмотря на разделение современной врачебной практики на государственную и частную, оно имеет одинаковое значение как в сфере деятельности платных, так и бесплатных государственных и муниципальных учреждений.

В понятие обязательной медицинской помощи, которую зачастую так и называют «бесплатной», как представляется, и вкладывается основной искомый смысл - помощи, являющейся необходимой и в то же время достаточной для поддержания нормального функционирования организма человека, а также соответствующей принципам, на которых построены общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни и здоровья людей.

Под обязательной медицинской помощью согласно нормативным пра­вовым актам понимается помощь, предусмотренная системой обязательного медицинского страхования, оказываемая при наличии болезни, травмы, в других случаях, требующих медицинского вмешательства, в пределах средств, предоставляемых для этих целей государством. Сюда входят скорая или неотложная помощь и первичная медицинская помощь, которые согласно Основам законодательства РФ об охране здоровья граждан являются основными, доступными и бесплатными для каждого гражданина видами медицинского обслуживания. Они включают лечение наиболее распространенных болезней, а также травм, отравлений и других неотложных состояний и осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности и оказывается бесплатно за счет бюджета[47].

Приведенное понятие, впрочем, как и другие, предлагаемые законодателем, имеет существенный недостаток. Его нельзя признать приемлемым с точки зрения уголовного права, поскольку не содержит всех необходимых признаков, по которым неоказание медицинской помощи можно было бы признать общественно опасным.

При их определении, конечно, нельзя забывать о том, входит ли оказание того или иного вида помощи в число обязательных по закону. Первостепенное значение здесь имеет установление факта - является ли оно таковым по ситуации, объективным критериям, своей природе. Обязательный характер медицинской помощи должен определяться в первую очередь состоянием здоровья больного.

Общей чертой данного вида помощи в свете сказанного выступает необходимость ее оказания. Лицо должно находиться в состоянии болезни или ином состоянии, при котором наблюдается нарушение анатомической целостности организма или нарушение его функций; это состояние должно заключать в себе угрозу здоровью человека или его жизни в виде конкретных последствий. Предотвращение же развития такой ситуации возможно лишь при вмешательстве извне, с помощью специалиста.

В зависимости от степени близости угрозы можно выделить болезненные и иные состояния, непосредственно угрожающие жизни и здоровью человека, требующие срочного вмешательства, а также состояния, при которых неблагоприятные последствия для организма человека могут и не наступить, несмотря на отсутствие медицинской помощи, но такая опасность все, же существует. В других случаях, когда угрозы жизни и здоровью человека нет вообще, неоказание ему помощи не может нести в себе общественной опасности.

В целом, на наш взгляд, можно выделить следующие признаки ситуации, при которой оказание медицинской помощи является необходимым и обязательным:

- наличие факта болезни потерпевшего или иного отклонения в организме человека;

- они по своему характеру опасны для жизни и здоровья человека, могут привести к существенным негативным последствиям;

- требуется медицинское вмешательство, которое выступает неотъемлемым условием нормализации состояния потерпевшего и устранения угрозы его жизни и здоровью;

- оказание медицинской помощи является обязательным по закону. Учитывая сказанное, под неоказанием помощи больному следует понимать неоказание медицинской помощи лицу, нуждающемуся в ней по болезни или иной причине, требующей медицинского вмешательства, если ее предоставление является обязательным в соответствии с законом.

Среди существенных признаков преступления, предусмотренного ст. 124 УК РФ, законодатель назвал «отсутствие уважительных причин» для бездействия виновного. В литературе данный признак неоказания помощи больному раскрывается практически одинаково - как отсутствие обстоятельств, препятствующих выполнению медицинским работником своих ...


Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности квалификации оставления в опасности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1194

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>

Органы местного управления и самоуправления в Республике Беларусь

Смотреть работу >>