Дипломная работа на тему "Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей"

ГлавнаяГосударство и право → Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей":


АННОТАЦИЯ

Выпускная квалификационная работа написана по теме «Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей» и состоит из трех разделов, введения и заключения.

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется цель и задачи исследования, раскрыты методы исследования, источниковая база, показана научная новизна и практическая значимость.

В первой главе рассмотрена история возникновения института морального вреда, рассмотрено понятие морального вреда и возникновение права на компенсацию морального вреда.

Во второй главе дано определение компенсации морального вреда, рассмотрены критерии его оценки, а та кже случаи компенсации морального вреда при защите прав потребителей.

В третьей главе рассмотрен вопрос о применении исковой давности к требованиям о компенсации морального вреда, причиненного потребителю, а также рассмотрен вопрос об обеспечении исков о возмещении морального вреда при защите прав потребителей.

Работа написана на 105 страницах, включая 5 приложений.


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Моральный вред, как самостоятельная правовая категория для защиты прав граждан

1.1 История возникновения института морального вреда

1.2 Понятие морального вреда в российском законодательстве

1.3 Возникновение права на компенсацию морального вреда

2. Проблемы компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей

2.1 Определение компенсации морального вреда: критерии его оценки

2.2 Компенсация морального вреда при нарушении прав потребителей

3. Исковая давность и обеспечение исков о возмещении морального вреда причиненного потребителю

Заключение

Список использованных источников и литературы 

Приложения


ВВЕДЕНИЕ

Большая часть потребностей людей обеспечивается посредством приобретения товаров. Однако, в условиях нестабильной рыночной экономики, прогрессирующей инфляции, массового снижения уровня жизни, постоянной задолженности по заработной плате работникам бюджетной сферы важно, чтобы потребитель чувствовал защиту своих прав. Потребитель должен быть уверен, что он получает достоверную информацию о товаре и его изготовителе, что это качественный товар, безопасный для его жизни и здоровья, что он вправе отстаивать свои интересы, в том числе и в судебных органах. Как подчеркивает О.Ю. Блохина [3]

Ежедневно, каждый из нас, покупая продукты, одежду, предметы обихода, украшения и так далее, не обращает внимания на правовую сторону этих отношений. Необходимость оценки своих действий, как потребителя и действий продавца (изготовителя) с точки зрения закона возникает у граждан, к сожалению, лишь после нарушения каких-либо прав. Однако, даже зная свои права, отстоять свои интересы бывает очень не просто.

Проблема защиты прав потребителей уже давно приобрела международное значение, и актуальность ее теоретического исследования вряд ли может вызывать сомнения. В мировой практике выработан целый комплекс основополагающих прав потребителей, к числу которых относятся право на получение качественных и безопасных товаров (работ, услуг), на просвещение, информацию, полное возмещение причиненного вреда, на судебную защиту, право на объединение в общественные организации, а также право на компенсацию морального вреда. И хотя институт морального вреда в российском законодательстве сравнительно молод, но судьи уже рассмотрели довольно большое количество дел, связанных с компенсацией морального вреда, причиненного нарушением прав потребителей. Количество таких исков растет в геометрической прогрессии. По мнению Э. Корнилова [19]

Закрепление такого способа защиты прав потребителя как компенсация морального вреда имеет большое значение для стабилизации и дальнейшего развития отношений в гражданском обороте, перевода их на новый, качественно более высокий уровень и свидетельствует о дальнейшем расширении круга прав, которые при их нарушении можно защитить с помощью компенсации.

Однако, практика рассмотрения гражданских и уголовных дел, применения судами этого способа защиты постоянно сталкивается с многочисленными трудностями и проблемами, не разрешенными в законодательстве, несмотря на попытки Верховного Суда Российской Федерации дать разъяснения и рекомендации. Одной из таких проблем является определение размера компенсации морального вреда. Согласно статьям 151, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) размер компенсации определяется судом. Cогласно Гражданскому кодексу Российской Федерации [2,3]

До тех пор, пока суд не определил размер компенсации, этого размера не существует, поскольку законодатель не установил какого-либо денежного эквивалента «единицы страданий», оставив решение вопроса о размере компенсации на усмотрение суда.

Были попытки создать методику возмещения вреда, и исследователи пришли к выводу, что это сделать невозможно, можно сделать только какие-то приблизительные расчеты, как будет возмещаться моральный вред. По мнению А.М. Эрделевского [47]

Целью дипломной работы является исследование теоретических и практических вопросов причинения морального вреда, возможностей его компенсации при нарушении прав потребителей, выявление проблем судебной практики применительно к искам по компенсации морального вреда.

Указанная цель обусловила постановку следующих задач:

1)определение сущности морального вреда, выявление и характеристика его основных признаков, исходя из исторических и правовых взглядов на его понятие;

2)исследование оснований возникновения правоотношений по компенсации морального вреда;

3) выявление проблем в судебной практике по компенсации морального вреда;

4) обобщение и анализ судебной практики по делам о компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей;

5) исследование возможности применения исковой давности к моральному вреду, причиненному потребителю.

Объектом данного исследования выступают отношения по компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей.

 Предметом исследования являются особенности компенсации морального вреда по гражданскому законодательству.

Делая анализ источников и литературы, которые были использованы в данной работе нужно отметить следующее: основные положения и развернутое определение понятия «моральный вред» дано в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».[5]

Под моральным вредом, согласно данному постановлению, понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага или нарушающими его личные неимущественные права, либо нарушающими имущественные права гражданина. Общая норма, устанавливающая случаи, порядок и способ компенсации морального вреда, содержится в статье 151 ГК РФ.

Детальное регулирование компенсации морального вреда предусмотрено статьями 1099, 1100 и 1101 части второй ГК РФ. В данных статьях содержатся общие положения, основания, способ и размер компенсации морального вреда. Принципы компенсации морального вреда сводятся к тому, что моральный вред компенсируется в случаях нарушения или посягательства на личные нематериальные блага (права) граждан. При нарушении имущественных прав граждан компенсация морального вреда допускается лишь в случаях, предусмотренных законом. Такая компенсация при нарушении имущественных прав предусмотрена Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» [4], который имеет достаточно широкую сферу применения.

Так, в статье 15 данного закона говорится, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом или организацией, выполняющей функции изготовителя на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

 При применении этого закона у судов возникло много вопросов, требующих разъяснения, в том числе и по компенсации морального вреда, которые даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 7. «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29 сентября 1994 г.[6]

Кроме того, положения и выводы дипломной работы основываются на теоретической базе, выработанной российскими учеными. Это такие авторы, как, Н.С. Малеин [25, 26], А.М. Белякова [2], Е.А. Михно[28], А.М.Эрделевский [42, 43, 44, 45, 46, 47, 48] и др. Особенно представляют интерес работы таких авторов, как Е.А.Михно [28] «Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах», 1998 г. и А.М. Эрделевского [43] «Правовое регулирование возмещения морального вреда в гражданском праве», 1995 г.; Он же [44] «Моральный вред и компенсация за страдания», 1997 г.; Он же [45] «Компенсация морального вреда в России и за рубежом», 1997; Он же [47] «Компенсация морального вреда: анализ законодательства и судебной практики», 1998 г., поскольку в них даны ответы на наиболее часто встречающиеся вопросы в этой области, дана подборка документов действующего законодательства о компенсации морального вреда, рассмотрены вопросы компенсации в разнообразных случаях нарушений личных неимущественных прав и благ, а также нарушений имущественных прав, разработаны образцы исковых заявлений, проведен широкий обзор и дан подробный комментарий судебных решений по искам, связанных с компенсацией морального вреда.

Впервые проведено исследование зарубежного законодательства. По существу большую часть всех авторов, высказывающих свое отношение к компенсации морального вреда, интересует одна проблема - проблема определения размера такой компенсации. Между тем, обобщение судебной практики показало, что круг проблем гораздо шире, и составляет комплекс вопросов, неразрывно связанных между собой. Все это обуславливает актуальность проблемы исследования и предопределяет выбор темы дипломной работы.

Структурно работа состоит из введения, 3-х глав, заключения, списка использованных источников и литературы, содержащего 48 источников.


1. МОРАЛЬНЫЙ ВРЕД КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ПРАВОВАЯ КАТЕГОРИЯ ДЛЯ ЗАЩИТЫ НЕИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ ГРАЖДАНИНА

1.1 История возникновения института морального вреда

Вопрос о моральном вреде длительное время являлся предметом научных правоведческих дискуссий, причем основной центр тяжести этих дискуссий сводится к вопросу о допустимости возмещения морального вреда в денежной форме. Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривающих компенсацию морального вреда как способ защиты гражданских прав. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судопроизводства только в случае, если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего. Однако в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве присутствовал относительный аналог этого правового института. Как отмечали правоведы, «закон наш, рядом с уголовным удовлетворением, представляет на выбор потерпевшему право требовать в свою пользу платежа пени, являющейся остатком того времени, когда все наказания носили частный характер. Размер пени или так называемого бесчестия, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей».

 Дореволюционные российские правоведы, как правило, рассматривали требования о выплате денежной компенсации, понимая под обидой действие, наносящее ущерб чести и достоинству человека, и в большинстве своем считали предъявление такого требования не допустимым. Видимо в этом сказывался аристократический, «рыцарский» менталитет, свойственный российскому дворянству - сословию, из среды которого, как правило, пополнялся корпус дореволюционных российских юристов. Доминирующий подход к этому вопросу выразил Г.Ф. Шершеневич: «Личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только оно не отражается косвенно на материальных интересах, например, на кредите оскорбленного (т. Х, ч. 1, ст. 670)... Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение? Разве закон этот не стоит препятствием на пути укрепления в каждом человеке уважения к личности, поддерживая в малосостоятельных лицах, например ланях при ресторанах, надежду «сорвать» некоторую сумму денег за поступки богатого купчика, которые должны были бы возбудить оскорбление нравственных чувств и заставить испытать именно нравственный вред. Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед».

Иными словами, для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом «к барьеру», чем требованием о выплате денежной компенсации, подобный образ действий и мышления был, допустим лишь для «подлого» сословия.

После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательное (хотя уже и по другим основаниям) отношение к возмещению в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, в связи, с чем гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало понятия морального вреда и, собственно, возможности его возмещения. Судебная практика, в соответствии с господствующей доктриной, отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме.

Позитивные взгляды на эту проблему, высказываемое в основном до начала 30-х г.г. не имели воздействия на законодательство и судебную практику. После «полной победы социализма в СССР» эти дискуссии как-то сами собой прекратились, и в дальнейшем, в результате соответствующей пропаганды, в общественном правосознании представления о недопустимости оценки и возмещения морального вреда в имущественной форме укоренились настолько, что появлявшиеся в печати сообщения о случаях присуждения имущественной компенсации за причинение физических или нравственных страданий воспринимались скорее как курьезы, чуждые социалистическому правовому регулированию. Это, однако, не препятствовало использованию норм зарубежного законодательства о компенсации морального вреда при предъявлении советскими гражданами исков к иностранным юридическим и физическим лицам.

В шестидесятых годах дискуссии по этому поводу возобновились. Принцип компенсации морального вреда поддерживался в работах А.М. Беляковой, [2], Н.С.Малеина [25] и других. Признавалась необходимость введения института имущественного возмещения неимущественного вреда, поскольку область гражданско-правового регулирования охватывает не только имущественные, но и личные неимущественные отношения. Высказываемые в поддержку принципа возмещения морального вреда взгляды в немалой степени обосновывались тем, что правовые системы ряда государств (являвшихся в то время социалистическими) предусматривали возмещение морального вреда. Это Польская Народная Республика, Гражданский кодекс которой предусматривает возможность взыскания денежной суммы за нанесенную обиду; Чехословацкая Советская Социалистическая Республика;

Венгерская Народная Республика; Германская Демократическая Республика. Как отмечал Н.С. Малеин [25] «и практика СССР шла по пути предъявления исков о возмещении морального вреда в тех случаях, когда, например, повреждение здоровья или причинение смерти советского гражданина произошли в капиталистической стране и дело рассматривалось судом по законодательству места совершения правонарушения («принцип» приносился в жертву во имя получения валюты)».

Более серьезный аргумент против возмещения морального вреда в имущественной форме заключался в невозможности или; по крайней мере, трудности ее объективной оценки. Такая позиция отражала представления о свойственном гражданскому праву принципе эквивалентного возмещения, не учитывая, что он неприемлем при причинении вреда личным неимущественным правам и другим нематериальным благам. Проведение сравнительного анализа соответствия правонарушений и мер ответственности, предусмотренных различными отраслями законодательства, позволяло сделать вывод об относительности и несостоятельности аргументации противников возмещения морального вреда.

Однако до начала 90-х гг. понятие «моральный вред» не было легализовано в российском гражданском праве, что исключало возможность применения гражданско-правовых средств защиты нарушаемых прав путем компенсации морального вреда. Лишь 12 июня 1990 г. право на возмещение морального вреда было установлено в Законе СССР о печати и других средствах массовой информации, хотя содержание понятия морального вреда в нем не было раскрыто.

Статья 39 этого закона предусматривала, что моральный вред, причиненный гражданину в результате распространения средствами массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный ущерб, возмещается по решению суда СМИ, а также виновными должностными лицами и гражданами. А также было предусмотрено возмещение морального вреда в денежной форме, в размере, определяемом судом.

И только с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 31 мая 1991г. (далее - Основы) моральный вред был определен как «физические или нравственные страдания» .

Российские законодатели внесли нормы о возмещении морального вреда в отдельные законодательные акты.

Это: Закон об охране окружающей природной среды от 19 декабря 1991 г.[5], Закон о защите прав потребителей от 7 февраля 1992г. [4], Закон о средствах массовой информации от 27 декабря 1991г.[6]

Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

Такая законодательная ситуация порождала сомнения в возможности применения системы генерального деликта в отношении возмещения морального вреда. А столь значительное количество нормативных актов, регулирующих отношения по возмещению морального вреда совместно с регулированием различных видов общественных отношений порождает дополнительные сложности в правоприменительной практике, усугублявшиеся разными сроками принятия и введения в действие указанных нормативных актов.

Введение в действие в 1995-1996 гг. части первой и второй Гражданского кодекса РФ имеют несколько иной (по сравнению с предшествующими нормативными актами) подход к институту возмещения морального вреда, что неизбежно приведет к росту противоречий по данному вопросу в судебной практике. Проблема усложняется также довольно громоздкой системой конкуренции нормативных актов (Основы, новая Общая часть ГК РФ, прежняя редакция ГК, российские законы и подзаконные акты, законодательство СССР). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 20 декабря 1994г. [5] рассмотрел некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда.

Оно содействовало установлению единообразия в вопросе конкуренции нормативных актов при применении законодательства о возмещении морального вреда, однако существенных указаний о размере компенсации морального вреда не содержало. Более того, в нем содержится явно неверное, как представляется, суждение о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу. Мнение о неверности этого суждения разделяют также ряд других авторов. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ, части первой/ Под. ред. 0.Н. Садикова. М., 1997.[13]

Приходится с сожалением отметить, что с принятием нового Гражданского кодекса РФ сделан шаг назад по сравнению с Основами в развитии этого важного института российского законодательства, так как ГК РФ существенно сузил область применения института компенсации морального вреда по сравнению с Основами; вряд ли можно считать это положительным признаком в процессе становления правового государства. Достаточно вспомнить одиозную ситуацию п. 3 ст. 30 Закона РСФСР «О собственности», принятого спустя полгода после принятия Декларации о государственном суверенитете России. По мнению С.Е. Донцова, В.В. Глянцева[9]

Этой нормой устанавливалось право собственника требовать от государства возмещения ущерба, причиненного преступлением, с последующим взысканием государством этих средств с причинителя вреда. Этим Россия признавала ответственность за состояние правопорядка в обществе, особенно если учесть, что подобная норма отсутствовала в Законе СССР «О собственности». Более того, российский Закон не указывал на какой-либо определенный вид ущерба от преступления, подлежащий возмещению государством, так что можно было предполагать возмещение и морального вреда, причиненного собственнику преступлением, с момента вступления в силу Основ на территории России. Российские граждане после введения в действие 1 декабря 1991 г. Закона РСФСР «О собственности» долго не предпринимали попыток воспользоваться преимуществами, которые предоставлял п. 3 ст. 30 Закона, тем более что редакция этой нормы нуждалась в разработке подзаконного акта, разъясняющего порядок ее применения, что не замедлило проявиться в первых же судебных процессах, связанных с применением этой нормы. Правоведы уже готовились к научным дискуссиям по этому вопросу, когда проблема разрешилась самым неожиданным образом: Закон РФ от 14 мая 1993 г. «О республиканском бюджете» на 1993 г. приостанавливал действие п. 3 ст. 30, Указ Президента РФ от 22 декабря 1994 г. продлевал приостановление действия этого пункта на 1994 г., а Федеральный закон о федеральном бюджете на 1994 г., подтверждал это продление, и, наконец, Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. о введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ отменял Закон РСФСР «О собственности» полностью, не оставив следа, разумеется, и от п. З ст. 30. Интересно, что этим же Федеральным законом признан утратившим силу Закон РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», кроме ст.34 и 35. Однако в п.3 ст.3О «Закона о собственности» законодатель подобной же заботливости не проявил, нарушив тем самым сформулированную в ст. 52 Конституции РФ гарантию: «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба».

Заслуживающим внимания моментом в развитии института морального вреда является его появление в уголовном законодательстве, в связи с введением в ст. 128.1 УК РСФСР «Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну» в качестве квалифицирующего признака причинение значительного морального вреда. В ст. 61 Уголовного кодекса РФ от 13 июня 1996 г. В качестве одного из обстоятельств, смягчающих наказание, предусмотрено добровольное возмещение морального вреда, причиненного в результате преступления. Понятие «моральный вред» введено в ст. 3О Семейного кодекса РФ, вступившего в силу 27 января 1996г.

1.2 Понятие морального вреда в российском законодательстве

Понятие «моральный вред» было введено в гражданское законодательство, очевидно, для сохранения терминологической преемственности с уголовно-процессуальным законодательством, поскольку до недавнего времени единственным основанием считать моральный вред правовой категорией являлась ст. 53 УПК РСФСР (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР), определявшая потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен «моральный, физический или имущественный вред».

Понятие морального вреда в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ГК РФ, где моральный вред определяется как «физические или нравственные страдания».

Очевидно, что законодатель применяет слово «страдания» как ключевое в определении морального вреда. Это представляется вполне обоснованным. Термин «страдание» с необходимостью предопределяет, что действия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом вредоносные изменения в охраняемых благах находят отражение в сознании в форме ощущений (физические страдания) и представлений (нравственные страдания). Наиболее близким к понятию «нравственные страдания» следует считать понятие «переживания». Содержанием переживаний может являться страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Это подчеркивает А.М. Эрделевский [48]

Определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 г. [5] «Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих, порочащих честъ, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких либо прав, физической болью, связанно с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.».

Установление четкой терминологии представляется очень важным для правильного разграничения отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Физический (телесный) вред - это вред материальный и вместе с тем неимущественный. Вредоносные изменения происходят в телесной то есть материальной сфере потерпевшего под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения в телесной сфере приводят или могут привести к негативным изменениям в психической сфере и (или) в имущественной сфере личности. Негативные изменения в имущественной сфере - в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией телесных недостатков, и утрате дохода (заработка), имущественный вред. Таким образом, любой телесный вред в целях его возмещения (именно возмещение вреда является целью гражданско-правового регулирования) распадается на моральный вред и имущественный вред.

Ряд авторов обоснованно придерживаются мнения о том, что понятие «неимущественный вред» гораздо шире понятия «моральный вред». М.Н.Малеина [ 26]

Однако, несмотря на то, что законодатель уже закрепил эту терминологию, отражающую суть данного института, современные ученые (А.М.Эрделевский [44], Е.А.Михно [28.] продолжают с этим не соглашаться, разделяя нравственные и физические страдания, а также изобретая новую терминологию (например: «психический вред», «компенсационный платеж», «штрафные убытки» и т.п.). С такими подходами нельзя согласиться, поскольку невозможно себе представить физическую боль без нравственных страданий в виде сильных неприятных ощущений, переживаний и наоборот нравственные переживания, возникающие под впечатлением от любого правонарушения, влекут за собой физические страдания и даже целый ряд заболеваний организма. В определенном смысле это «замкнутый круг». Представляется, что законодатель, определяя «моральный вред», как физические или нравственные страдания, причиненные гражданину нарушением его неимущественных прав и нематериальных благ, предполагал, что это и физические, и нравственные страдания единовременно, и отделить нравственные страдания от физических при определении морального вреда невозможно. В связи с этим предлагается необходимым изменить формулировку ст. 151 ГК РФ - вместо разделительного союза «или» следует поставить соединительный союз «и». Е.В. Смиренская [37]

Не меньшую смысловую нагрузку несет на себе и понятие «компенсация», которое вошло в противоречие с устоявшимся длительное время понятием «возмещение». В действительности, как нам представляется, что именно из-за понятия «возмещение» морального вреда было много противников введения института в гражданское законодательство. Моральный вред нельзя полностью устранить, восстановив здоровье и душевное равновесие потерпевшего, поскольку возместить его просто невозможно, а допустимо лишь в определенном смысле компенсировать, что и было воспринято действующим гражданским кодексом РФ. В связи с этим, применение к моральному вреду понятия «возмещение» следует считать теоретически и практически несостоятельным, а следовательно необходимо внести соответствующие изменения в Федеральные законы и иные правовые акты. Е.В. Смиренская[37]

Поскольку компенсация морального вреда является новым для российского законодательства правовым институтом, его несовершенство влечет возникновение большого количества теоретических и правоприменительных проблем. Одной из таких проблем является субъектный состав лиц, имеющих право требовать защиты нарушенных гражданских прав путем компенсации морального вреда.

Круг субъектов, которые несут ответственность за причинение морального вреда является самым широким, поскольку в него входят все субъекты гражданских правоотношений (ст. 2 ГК РФ). При этом на стороне причинителя вреда допускается пассивная множественность лиц, т.е. лица, совместно причинившие моральный вред отвечают перед потерпевшим солидарно.

Потерпевшим, как правило, выступает физическое лицо, которому причинен моральный вред в виде физических и нравственных страданий. Такое лицо для защиты своих прав должно обладать полной дееспособностью. Вместе с тем интересы несовершеннолетних, лиц, ограниченных судом в дееспособности, а также признанных судом недееспособными тоже могут защищаться в порядке, предусмотренном законом (ст. ст. 26, 28, 29, 36 ГК РФ), путем компенсации морального вреда.

Представляется необходимым закрепить позицию судебной практики о том, что потерпевшим может быть не только то лицо, которому просто причинены нравственные и физические страдания, но и то лицо, чьи неимущественные права и нематериальные блага нарушены, даже если одним правонарушением причиняется вред нескольким лицам.

Как в теории, так и в судебной практике дискуссионным является вопрос о том, можно ли юридическому лицу причинить моральный вред, как защитить его деловую репутацию на практике. Трудно представить возможность возникновения у юридического лица как такового нравственных и физических страданий. Вместе с тем нет оснований отрицать претерпевание одного неимущественного вреда, причиненного коллективу юридического лица, в случаях нарушения неимущественных прав и нематериальных благ Н.С. Малеин [26]. Постановка данной проблемы тесно увязывалась с понятием моральный вред. Так, профессор Санкт-Петербургского университета В.Т. Смирнов [38] высказал такую точку зрения по данной проблеме: «Неясно, прежде всего, понятие морального вреда. Такая его характеристика, как «физические к нравственные страдания» (ст. 131 Основ), не раскрывает в должной мере его содержания и может удовлетворить потребности практики лишь при причинении вреда гражданину. Но право на возмещение морального вреда, как уже указывалось, имеют и юридические лица при умалении их чести, достоинства или деловой репутации (ст. 7 Основ). Совершенно очевидно, что применительно к этим случаям указанная выше характеристика морального вреда неприемлема, ибо ни «нравственных», ни тем более «физических» страданий организация испытывать не может. Это свойственно лишь человеку. О каком же моральном вреде можно говорить при умалении чети и достоинства организации? Очевидно, речь идет об утрате деловой репутации, доброго имени, что может отрицательно сказаться на коммерческой или иной деятельности организации. Иными словами, в этом случае моральный вред следует понимать как всякие отрицательные последствия нарушения личных неимущественных прав организации, связанные с умалением ее имущественной сферы». В.Т. Смирнов [38]

Исследование проблемы защиты деловой репутации юридического лица приводит к выводу, что допустимо применять такой способ защиты как денежная компенсация. Пленум Верховного суда Российской Федерации [5] встал на позицию допустимости требования компенсации морального вреда, указав в п. 5 своего постановления № 10 от 20 декабря 1994 г. следующее: «Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридического лица (пункт 6 статьи 7 Основ ... по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса [2] ... по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995г.)» В связи с этим представляется что, если законодатель и правоприменитель допускают такую защиту, то нет никаких оснований отказывать и в защите других неимущественных прав и нематериальных благ юридического лица также путем денежной компенсации.

Рассмотрев выше определение понятия морального вреда, его соотношение с понятиями неимущественный и нравственный вред, понятие компенсации морального вреда и субъектный состав, можно сделать следующие выводы:

1) Опираясь на философское понятие и исследуя весь путь развития и закрепления института компенсации морального вреда в гражданском законодательстве, обосновывается, что недопустимо называть «моральный вред» вредом «неимущественным», поскольку понятие последнего гораздо шире.

2) Исследование внутреннего «психологического» содержания понятия «моральный вред» приводит к тому, что моральный вред представляет собой физические и нравственные страдания одновременно. Эти две правовые категории взаимосвязаны, поэтому все теоретические попытки разделить моральный вред, а также дать ему и его частям другие названия представляются необоснованными.

3) Юридическое понятие «компенсация» несет существенную смысловую нагрузку, поскольку моральный вред не подлежит восстановлению, возместить его просто невозможно, а допустимо лишь в определенном смысле компенсировать.

4) Субъектный состав по компенсации морального вреда опирается прежде всего на общие положения об ответственности лиц, причинивших вред.

Со стороны потерпевшего может выступать лицо, которому причинены нравственные и физические страдания, и чьи неимущественные права и нематериальные блага (а в случаях, предусмотренных законом и материальные блага) нарушены, даже если одним правонарушением причиняется моральный вред нескольким лицам. При этом гражданин будет обладать правом требовать компенсации в связи со смертью близкого человека, если сможет доказать наличие тесной, родственной или иной связи с умершим при его жизни, прекращение которой причиняет ему нравственные и физические страдания.

Юридическое лицо может выступать со стороны потерпевшего и защищать свои интересы путем денежной компенсации не только при защите деловой репутации, но, и при нарушении неимущественных прав или нематериальных благ, принадлежащих юридическому лицу. Ю.О. Коршунов [21]

1.3 Возникновение права на компенсацию морального вреда

Хотя человек претерпевает страдания во множестве случаев, в том числе и в результате неправомерных действий других лиц, это не означает, что он всегда приобретает право на компенсацию морального вреда. Это право возникает при наличии предусмотренных законом условий или оснований ответственности за причинение морального вреда. Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:

–страданий, т.е. морального вреда как последствия нарушения личных неимущественных прав или посягательства на иные нематериальные блага;

– неправомерного действия (бездействия) причинителя вреда;

– причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;

– вины причинителя вреда.

Наличие морального вреда предполагает негативные изменения в психической сфере человека, выражающиеся в претерпевание последним физических и нравственных страданий. Одной из важнейших особенностей морального вреда является то, что эти негативные изменения происходят в сознании потерпевшего и форма их выражения в значительной степени зависит от особенностей психики потерпевшего. Так, слезы - одна из наиболее распространенных реакций на причинение боли или обиды, но это может явиться только косвенным доказательством причинения морального вреда.

Следует применять принцип презумпции причинения морального вреда неправомерным действием и предполагать, что потерпевший испытывает страдания, если правонарушитель не докажет обратное. Это существенно упрощает позицию потерпевшего, и в то же время эту презумпцию правонарушитель может опровергнуть. Например, клеветник вправе ссылаться на неспособность потерпевшего осознавать позорящий характер распространяемых о нем сведений и будет освобожден от ответственности за причинение морального вреда, доказав это обстоятельство.

В настоящее время применение принципа презумпции морального вреда прямо не вытекает из российского законодательства. Общее правило о распределении бремени доказывания, установленное в ч.1 ст.50 ГПК, предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Поскольку для доказывания факта причинения вреда, в отличие от доказывания вины, гражданское законодательство не устанавливает каких-либо особых правил, принцип ст.50 ГПК должен применяться в полном объеме, и с этой точки зрения потерпевший должен был бы доказать факт причинения ему морального вреда, чтобы суд решил вопрос о возмещении в его пользу, однако обзор практики российских судов показывает обратное2. Суды фактически применяют презумпцию причинения морального вреда: установив факт совершения неправомерного действия, суды предполагают, что моральный вред причинен, и далее рассматривают вопрос о размере его компенсации в денежной форме. Такая практика даже при сегодняшнем состоянии российского законодательства не лишена законных оснований. В соответствии со ст. 49 ГПК средствами доказывания в гражданском процессе являются: объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, письменные доказательства, вещественные доказательства, заключения эксперта. Поэтому заявление истца о том, что он претерпел физические или нравственные страдания, является прямым доказательством факта причинения морального вреда, а оценка этого доказательства - прерогатива суда. Прямых доказательств противоположного ответчик, естественно, представить не может. Показания свидетелей и заключение эксперта могут являться лишь косвенными доказательствами причинения морального вреда. Заметим, что назначение экспертизы для установления факта причинения морального вреда встречается в некоторых делах по спорам о его компенсации. Например, судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе ответчика по иску о возмещении морального вреда, оставила решение в силе, указав следующее: «... суммы в возмещение морального вреда суд взыскал правильно.

Определяя размер морального вреда, суд обоснованно учел конкретные обстоятельства по делу, что истец длительное время (более года) добивался от ответчика выполнения работ по ремонту телевизора, неоднократно обращался по вопросу ремонта телевизора к работникам завода и за помощью к другим организациям, более года Б. и его семья не могли пользоваться телевизором по вине ответчика. Суд также учел, что работники предприятия допустили неуважительное отношение к истцу. Такого рода поведение лиц, обслуживающих население стало причиной нравственных страданий Б. Этот вывод суда мотивирован и подтвержден имеющимися в деле доказательствами, в том числе заключением эксперта-психолога, в котором суд дал надлежащую оценку...».

В данном случае указан в решении вид морального вреда, причиненного потерпевшему, имеется ссылка на доказательства, подтверждающие факт причинения морального вреда.

Анализ судебных решений показывает, что суды фактически применяют презумпцию морального вреда, и этот подход представляется правильным.

Пленум Верховного Суда РФ [5] в постановлении № 10 от 20 декабря 1994 г. определил предмет доказывания по спорам, связанными с компенсацией морального вреда, указав, что суду «необходимо также выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя вреда, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора».

Действительное умаление нематериальных благ как последствие противоправного действия правонарушителя не является необходимым условием для возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда. Достаточно, чтобы действия правонарушителя создавали реальную угрозу умаления нематериального блага, «посягали» на него. Такой вывод следует из ст.151 ГК, где в качестве основания возникновения права на компенсацию морального вреда указаны действия, посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

Так, в случае причинения морального вреда в связи с распространением порочащих сведений право на компенсацию морального вреда возникает независимо от того, привело ли в действительности распространение сведений к ухудшению мнения окружающих о моральных, деловых и иных качествах лица. Действительное умаление чести лица может и не наступить, но психические страдания возникают у потерпевшего в связи с угрозой такого последствия, обусловленной порочащим характером сведений. А.М. Эрделевский [46]

Следующим условием ответственности за причинение морального вреда является противоправность действий (бездействия) причинителя вреда, т.е. противоречие их нормам объективного права. Учитывая недостаточную юридическую грамотность населения, можно предположить, что во многих случаях правонарушитель избегает ответственности за причинение морального вреда только потому, что потерпевший не в состоянии квалифицировать происшедшее как правонарушение и не предъявляет соответствующий иск.

Например, далеко не всегда пресекаются незаконные действия административных органов, связанные с отказом в предоставлении информации, которую согласно закону они обязаны предоставлять любому заинтересованному лицу. Право на ознакомление с информацией предусмотрено, в частности, в ч. 2 ст. 24 Конституции РФ [1]. Согласно этой норме органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Нормы, предусматривающие защиту личных неимущественных прав, содержатся не только в гражданском, но и в других отраслях права. В качестве примера можно привести право на личную и семейную тайну. В настоящее время законодательством предусматривается право лица на тайну переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайну усыновления, тайну искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, адвокатскую, врачебную, нотариальную тайну.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право потерпевшего на компенсацию морального вреда, следует указать, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. М.Н. Малеина [27]

Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи, с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений. Между тем, возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда - например, если в процессе исполнения авторского договора об издании произведения издатель нарушает личные имущественные права автора (например, право автора на имя или на неприкосновенность произведения). В период действия Основ институт возмещения морального вреда, исходя из расположения ст. 131 Основ, обоснованно рассматривался как применяемый в случае возникновения обязательств из деликта. В новом ГК РФ [2] законодатель, поместив ст. 151 в раздел I «Общие положения», переместил акцент на вид нарушаемых неправомерным действием прав, установив, тем самым, принцип неограниченной (в вышеуказанном смысле) защиты этим способом имущественных прав. Если неправомерное действие нарушает имущественные права гражданина, его, хотя бы такое действие и причинило моральный вред, право на его компенсацию возникает только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным пока примером в российском законодательстве является Закон РФ «О защите прав потребителей»[4], в ст. 15 которого указывается, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) его прав, предусмотренных законодательством о защите прав потребителей, подлежит возмещению причинителем вреда при наличии его вины. Таким образом, при нарушении имущественных прав гражданина моральный вред возмещению в настоящее время не подлежит, за исключением отношений, регулируемых Законом РФ «О защите прав потребителей».[4]

Наличие причинной связи между противоправным действием и моральным вредом предполагает, что противоправное действие должно быть необходимым условием наступления негативных последствий в виде физических или нравственных страданий.

Неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Однако наличие причинной связи не всегда легко установить. Например, в случае компенсации морального вреда, причиненного повреждением здоровья в виде специфического заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, требуется, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. Для этого необходимо установить вредное вещество, вызвавшее заболевание или иное расстройство здоровья, и медицинский аспект его действия; определить принадлежность этого вещества какому-то источнику эмиссии; определить возможные пути и момент проникновения его в организм. М.Васильева [6]

Ответственность за причинение морального вреда, как правило, возникает при наличии вины причинителя вреда в форме как умысла, так и неосторожности. Но действующее законодательство не всегда считает вину необходимым условием ответственности за причинение морального вреда.

Статья 1100 ГК устанавливает, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

– вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

– вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, не законного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

– вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

– в иных случаях, предусмотренных законом.

Владельцы источников повышенной опасности солидарно отвечают за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т.п.). Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (п. 3 ст. 1079 ГК). Из этого следует, что выплата компенсации морального вреда пострадавшему владельцу источника повышенной опасности может быть возложена только на другого, виновного владельца источника повышенной опасности.

Следует иметь в виду, что под источником повышенной опасности понимается деятельность граждан и юридических лиц, связанная с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.).

Вина, как необходимое условие ответственности за причинение морального вреда предусмотрена Законом «О защите прав потребителей», где конкретизируется определение морального вреда, данное в Гражданском кодексе РФ. Право требовать возмещения морального вреда, причиненного в результате недостатков товара, работы или услуги признается за любым потерпевшим потребителем. Комментарий к Закону РФ «О защите прав потребителя» / Под. ред. О.Н. Зименковой , А.Е, Шерстобитова [14]

Вопрос этот крайне актуальный, так как качество многих услуг, поступающих на потребительский рынок, оставляет желать лучшего.

Так, например, решением Октябрьского районного народного суда г. Новосибирска от 21 июля 2006 г. частично удовлетворен иск НК МТТЦ «Рекордсервис» о возмещении стоимости некачественного телевизора и убытков и отказано в иске о возмещении морального вреда.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда не согласилась с доводами решения, по которому истцу отказано в возмещении морального вреда, и в определении от 20 августа 2006 г. указала следующее: «Отказывая истцу в возмещении морального вреда, суд согласился на отсутствие вины ответчика. Однако этот вывод суда противоречит его решению о взыскании убытков вследствие ненадлежащего исполнения обязательства. Архив районного суда г. Новосибирска. Гражданское дело, № 2-475.06 [12]

Кроме того, моральный вред взыскивается за любое нарушение прав потребителей. Поскольку ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» обязывает продавца и изготовителя продать товар, соответствующий по качеству условиям договора и обычно предъявляемым требованиям, постольку этой обязанности соответствует право потребителя на получение качественного товара. Следовательно, нарушение этого права влечет за собой ответственность в виде возмещения морального вреда». М.Петров [32]

Вопрос о том, какие нормы, регулирующие правоотношения, связанные с компенсацией морального вреда, подлежат применению по конкретному делу (в том числе и при решении указанных выше вопросов о возможности или невозможности компенсации морального вреда в имущественных правоотношениях, о значении вины причинителя вреда), решается в зависимости от того, когда были совершены действия, повлекшие причинение вреда, и, как следствие, возникли указанные правоотношения.

Возник вопрос: подлежит ли компенсации моральный вред, если он причинен до введения в действие закона, который предусмотрел право на компенсацию морального вреда, а нравственные или физические страдания человек испытывает после - на день рассмотрения судом дела (например, когда увечье человеку причинено до введения в действие Основ гражданского законодательства до 3 августа 1992 г.», а дело рассматривается после и потерпевший продолжает испытывать страдания).

Высказывалась точка зрения о том, что в таких случаях моральный вред также подлежит компенсации. С.Е. Донцов, В.В. Глянцев [9]

Эта точка зрения неверна, поскольку она нарушает правила действия законов во времени. Нормы о компенсации морального вреда - это установление нового вида гражданско-правовой ответственности за совершенное причинителем вреда деяние. Ответственность за противоправное деяние, по общему правилу, определяется законом, действующим во время совершения этого деяния; закон, усиливающий ответственность (в данных отношениях - устанавливающий дополнительную обязанность причинителя вреда компенсировать моральный вред), обратной силы иметь не может. А.М. Эрделевский [46]

Исходя из этого, Пленум Верховного Суда РФ [7] в п. 35 постановления от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» применительно к делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, разъяснил: «Моральный вред, причиненный гражданину, подлежит возмещению, если несчастный случай имел место после 3 августа 1992 г., поскольку до введения в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик указанный вид имущественной ответственности для случаев причинения вреда здоровью законом не был предусмотрен».

Это правило действует и в иных отношениях по возмещению вреда: например, в отношениях, регулируемых законодательством о средствах массовой информации, компенсация морального вреда возможна, если он причинен распространением массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство человека, после 1 августа 1990 г., когда был введен в действие Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации». Однако здесь имеется особенность, на которую следует обратить внимание.

Если до введения в действие закона, предусмотревшего компенсацию морального вреда в спорных правоотношениях, начались и продолжаются поле этого не нравственные или физические страдания потерпевшего, как было указано выше, а виновные действия (бездействие) причинителя вреда, то моральный вред подлежит компенсации. Это хорошо видно в длящихся договорных отношениях.

Например, по одному из дел наниматель жилого помещения предъявил в суде иск к наймодателю об обязывании его произвести капитальный ремонт занимаемой квартиры, ссылаясь на то, что она с 1977 г. находится в непригодном для проживания состоянии в связи с тем, что ответчик не выполняет эту возложенную на него законом (согласно Жилищному кодексу РФ) и договором найма обязанность. Одновременно он просил компенсировать причиненный ему моральный вред. Суд, рассмотрев дело в 1993 г., первое требование удовлетворил, но в компенсации морального вреда отказал, сославшись на то, что закон, предусматривающий право на компенсацию морального вреда, введен в действие в 1992 г., а правоотношения по данному делу возникли ранее еще в 1977 г. Архив федерального суда Ленинского района г. Новосибирска. Гражданское дело № 2-344/93[13]

Однако суд не учел, что вред истцу причинен неоднократным действием ответчика (в этом случае, если оно совершено до введения в действие указанного закона, применение его было бы, конечно, невозможно), а виновным противоправным бездействием ответчика – выполнением возложенных на него законом и договором найма жилого помещения обязанностей, которое носило длящийся характер: началось в 1977 г. и продолжалось после введение в действие закона, предусмотревшего в данных отношениях право на компенсацию морального вреда - в течение 1992 г. и 1993 г. (до разрешения спора судом).

В этом случае истец (при условия установлении судом виновного невыполнения ответчиком своих обязательств по договору) имеет право на компенсацию морального вреда в силу ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей» [4], который, как было указано выше, распространяется на данные правоотношения; размер компенсации определяется с учетом бездействия ответчика, начиная с даты введения Закона в действие - с 7 апреля 1992 г. до исполнения им обязательства, а если оно не исполнено - до дня вынесения судом решения.

С учетом изложенного Пленум Верховного Суда РФ [7] в п. 6 постановления дал общее разъяснение по данной проблеме, имеющее значение для различных категорий дел, по которым ставится вопрос о компенсации морального вреда.

«Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправнмх действий, не может иметь обратной силы п. 1 ст. 54 Конституции Российской Федерации [1].

Однако, если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред, в указанном случае, подлежит компенсации».

Следовательно, в таких ситуациях важное значение имеет выяснение характера действий (бездействия), причинивших моральный вред: являются ли они одноактными или длящимися. А.М. Эрделевский [46]

Подводя итог обсуждению указанных вопросов, можно сделать некоторые выводы:

1) Оказание некачественных услуг ведет к большим затратам, может причинить вред здоровью потребителя, угрожать его жизни, нанести ущерб другому имуществу, а порой под оказанием соответствующей услуги маскируется откровенное мошенничество. Во всех этих и других случаях наступает ответственность виновного лица перед потребителем. При нарушении своих прав потребитель вправе потребовать компенсацию морального вреда.

2) Моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, которые нарушают личные неимущественные права гражданина или посягают на принадлежащие ему иные права. Если вред причинен действиями, нарушающими другие права гражданина, то он подлежит компенсации только в случаях, специально предусмотренных законом. Единственным пока примером такого закона является ст. 13 Закона «О защите прав потребителей»[4], принятого 7 февраля 1992 г. и введенного в действие с 7 апреля 1992 г., ст. 15 того же Закона в новой редакции, принятой 5 декабря 1995 г., которая предусматривает компенсацию морального вреда гражданину, имеющему намерение заказать или приобрести либо заказывающему, приобретающему или использующему товары (работа, услуги) исключительно для личных (бытовых) нужд, не связанных с извлечением прибыли, в его имущественных отношениях с организацией либо индивидуальным предпринимателем, производящими товары для реализации потребителям, реализующим товары потребителям по договору купли-продажи, выполняющими работы и оказывающими услуги потребителям по возмездному договору, в случае виновного неисполнения последними своих обязательств перед ним. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 15. Ст. 766, СЗ РФ. 1996 № 3. Ст. 140.[9, 10]

3) Причинителем вреда при оказании услуг является исполнитель или организация, выполняющая функции исполнителя. С объективной стороны вред должен быть следствием нарушения указанными лицами прав потребителей, предусмотренных законами и иными нормативными актами РФ по защите прав потребителей (ст. 15 Закона).

Например, право требования компенсации морального вреда возникает у потребителя, если ему будет оказана услуга ненадлежащего качества или будет выполнена с опозданием.

4) В общем случае для возникновения права на компенсацию морального вреда необходимо единовременно наличие следующих четырех условий:

– претерпевание гражданином морального вреда, то есть физических или нравственных страданий;

– противоправное действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага;

–причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом;

– вина причинителя вреда.

5) В соответствии со статьей 15 Закона для наступления ответственности необходимо наличие вины причинителя вреда (в любой форме). Обязанность доказывать отсутствие вины, поэтому лежит на причинителе морального вреда. Он может быть также освобожден от ответственности, если докажет, что моральный вред был причинен нарушением прав потребителей, вызванным действием непреодолимой силы.

Гражданский кодекс предусматривает единственную форму, в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда - денежную (п. 1 ст. 1101ГК).


2. ПРОБЛЕМЫ КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА ПРИ НАРУШЕНИИ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ

2.1 Определение размера компенсации морального вреда: критерии его оценки

Проблема возмещения морального вреда, в особенности, определение размера возмещения в денежной форме, была и остается объектом внимания юристов-теоретиков и юристов-практиков, так как затрагивает интересы многих физических и юридических лиц. Э.Гаврилова [7]

Такая ситуация усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части Гражданского кодекса РФ [3], где в ст. 1099-1101 установлены дополнительные требования, подлежащие учету судами при определении размера компенсации. Единственное пока посвященное вопросам компенсации морального вреда постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 [5] не содержит указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела. Поэтому необходимо проанализировать установленные в ГК критерии оценки размера компенсации морального вреда.

В статье 151 ГК РФ законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда:

- степень вины нарушителя;

- степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;

- иные заслуживающие внимания обстоятельства.

С введением в действие второй части ГК этот перечень был дополнен в ст. 1101 следующими критериями:

- характер физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

-требования разумности и справедливости.

Основные критерии для определения размера компенсации морального вреда в законе установлены и являются исчерпывающими. Вместе с тем, указание в нормах о компенсации морального вреда на «иные заслуживающие внимание обстоятельства» дает основание некоторым авторам? например Е.А.Михно [28], выделять собственные критерии, которые будут увеличивать или уменьшать размер компенсации морального вреда. При этом предлагается «перечень критериев определения размера морального вреда» Е.А.Михно [28], который не отражает всего многообразия возможных жизненных ситуаций и является лишь результатом исследования частных случаев по компенсации морального вреда. Е.В.Смиренская [37]

В случае противоречия между установленными в ст. 151 и ст. 1101 ГК критериями размера компенсации морального вреда следует руководствоваться ст. 1101 ГК, которая, находясь в составе второй части ГК, не только является более поздней по сравнению со ст. 151 ГК нормой, но и, как следует из ее названия, представляет собой специальную норму, устанавливающую правила определения размера компенсации морального вреда. Поскольку из содержания ст. 1099 ГК следует, что размер компенсации морального вреда должен определяться по правилам ст. 151 и 1101 ГК, рассмотрим, какие критерии оценки размера компенсации содержатся в обеих этих нормах.

Один из критериев - степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина не является основанием возмещения вреда.

Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, содержится в ст. 1100 ГК.

Следующие критерии - это степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, как следует из анализируемых норм, должны приниматься во внимание во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Так, законодатель предписывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст. 151 ГК). Такая формулировка может дать основания для предложения, что возможно причинение неправомерным деянием иных, не связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего страданий, но их степень не следует учитывать при определении размера компенсации. Однако подобный вывод вряд

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности компенсации морального вреда при нарушении прав потребителей". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 607

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>