Дипломная работа на тему "Основы уголовно-правовой борьбы с терроризмом"

ГлавнаяГосударство и право → Основы уголовно-правовой борьбы с терроризмом




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Основы уголовно-правовой борьбы с терроризмом":


Оглавление

Введение

Глава 1. Характеристика терроризма в уголовно-правовой науке и законодательстве

1.1 Терроризм – эволюция понятия. Развитие норм российского и международного уголовного законодательства о терроризме

1.2 Понятие терроризма по Уголовному Кодексу Российской Федерации

Глава 2. Дифференциация уголовной ответственности за терроризм

2.1 Квалифицирующие признаки терроризма

2.2 Особо квалифицирующие терроризма

Глава 3. Проблемы уголовной ответственности за терроризм

3.1 Освобождение от уголовно ответственности и назначение наказания

3.2 Отграничение уголовной ответственности за терроризм от смежных составов

Заключение

Библиографический список

Приложения

Введение

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Грамотное написание дипломных работ на заказ в Санкт-Петербурге и в других городах РФ.

Актуальность исследования.

Вопросы борьбы с терроризмом приобрели в современном обществе особую актуальность. Расширение географии терроризма осложняет отношения между социальными, национальными группами и народами. Естественно, подобная ситуация требует незамедлительных действий от государства, мобилизации всех средств для пресечения террористических актов. Терроризм связан с глобальными социальными, политическими, экономическими противоречиями развития общества. В то же время по своим масштабам, направленности и тяжести последствий он наиболее опасен для государства и граждан.

Серьезность и важность этой проблемы для общества наиболее отчетливо видна из данных статистики. Только за последние пять лет от последствий актов терроризма в России пострадало более 250 тыс. человек, нанесен экономический ущерб в размере 70 млн. долларов[1]. Число актов терроризма растет лавинообразно: 1997 г. - 32, 2000 г. - 135, 2004 г. – 265 [2]. (См. Приложение 1).

Терроризм во всех его формах и проявлениях и по своим масштабам и интенсивности, по своей бесчеловечности и жестокости превратился ныне в одну из самых острых и злободневных проблем глобальной значимости. Проявление терроризма влечет за собой массовые человеческие жертвы, разрушаются духовные, материальные, культурные ценности, которые невозможно воссоздать веками. Терроризм относится к тем видам преступного насилия, жертвами которого могут стать невинные люди, каждый, кто не имеет никакого отношения к конфликту. Очень страшно, что для многих людей, групп и организаций терроризм стал лишь просто способом решения их проблем: политических, национальных, религиозных, и т. д. К нему сейчас особенно часто прибегают те, кто иным путем не может достичь успеха в открытом бою, политическом соперничестве реализации своих бредовых идей переустройства мира и всеобщего счастья. В наши дни, как это ни прискорбно, терроризм вошел в повседневную жизнь российского общества, представляя реальную угрозу национальной безопасности страны.

Цель данной работы получить более углубленное представление о терроризме как явлении и методах уголовно-правовой борьбы с терроризмом.

Основные задачи работы

Поставленная предполагает решение следующих задач:

• обобщение теоретических подходов к понятию «терроризм» и анализ закрепления данного понятия в международном и российском законодательстве

• эволюция методов уголовно-правовой борьбы с терроризмом в России;

• юридический анализ преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ: характеристика объективных и субъективных признаков, исследование квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков преступления;

• комплексное изучение основных теоретических и практических вопросов, механизма реализации уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за терроризм, выявление пробелов, спорных вопросов в действующем законодательстве, отграничение преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ от смежных составов преступлений в судебной практике;

• оценка законодательной конструкции статьи 205 УК РФ с точки зрения социальной обоснованности содержания и соответствия современным задачам уголовно-правовой борьбы с преступностью;

• прогнозирование развития уголовного законодательства об ответственности за терроризм; рекомендации о совершенствовании ст.205 УК РФ.

Объектом исследования

Объектом исследования являются общественные отношения возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан от рассматриваемого посягательства.

Методы исследования.

Работа базируется на диалектическом и системном методах познания уголовно-правовых закономерностей. Применялись фундаментальные положения отечественной уголовно-правовой науки о преступлении, соблюдались концептуальные требования научного анализа, методологические принципы юридических отраслей знания. Использовались достижения криминологии, проанализирована статистика исследуемого преступления.

Нормативная база исследования.

Нормативной основой работы служат международные конвенции, Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс Российской Федерации, федеральные законы. Особо следует отметить Федеральный закон «О борьбе с терроризмом», подписанный от 25 июля 1998 г. № 130/ФЗ (в ред. от 7 марта 2005 г.)[3], в котором определяются понятие «терроризм», «террористическая деятельность», «преступления террористического характера»,

Теоретическая основа работы.

Проблемам терроризма посвящено значительное количество научных работ. Исследованию понятия и сущности терроризма, его классификации, идейным основам, причинным факторам и другим аспектам посвящены труды таких российских ученых, как Ю. М. Антонян, Т. А. Боголюбова, С. С. Босхолов, М. П.. Киреев, В. С. Комисаров, В. А. Липкан, В. В. Лунеев, В. В. Мальцев, Г. М. Миньковский, С. М. Мохончук, А. Р. Наумов. В Е. Петрищев, В. П. Ревин, К. Н. Салимов, О. Ф. Шишов; Н. С. Беглова, И. П. Блищенко, В. И. Блищенко, Т:С. Бояр-Созонович, Л. П Галенская Н. В. Жданов,. И. И. Карпец, Е. Г. Ляхов, Л. А. Моджорян, Ю. Л. Решетова и многими другие. В своей совокупности работы названных учёных представляют солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблем борьбы с терроризмом.

Степень научной проработанности темы. В связи с многоликостью терроризма, до сих пор остается недостаточно разработанным понятийный аппарат терроризма, например, нет единства во мнениях по вопросу определения терроризма как негативного социально-правового явления, разграничения понятия «терроризм» и «террористический акт».

Вопрос о том, как именно определять в законодательстве терроризм, насколько его формулировка должна быть конкретной или обобщенной, следует ли его выделять особо или остановиться на практике Европейской конвенции о борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г., перечисляющей лишь отдельные виды террористической деятельности, но не устанавливающей единой общей для них дефиниции, вызывает у исследователей множество споров. Этим разногласиям способствуют и достаточно противоречивые законодательные подходы к дефиниции терроризма непосредственно в УК РФ и Федеральном законе "О борьбе с терроризмом"

Дискуссионными остаются вопросы диспозиции состава преступления: включение различных способов совершения террористического акта (объективная сторона преступления) и различных подходов к целям преступления (субъективной стороны терроризма).

В данной работе также нашла отражение специфика уголовной ответственности за терроризм с учетом всех обстоятельств влияющих на ее определение: обстоятельства смягчающие и отягчающие ответственность, проблема определения уголовной ответственности каждого участника при совершении преступления в соучастии, а также примечание к ст.205 УК РФ.

Структура и объем работы соответствует целям и задачам, поставленным перед исследованием Данной работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, в котором представлены основные выводы и предложения по совершенствованию законодательства, библиографического списка и приложений.

Глава 1. Характеристика терроризма в уголовно-правовой науке и законодательстве

1.1 Терроризм – эволюция понятия. Развитие норм российского и международного уголовного законодательства о терроризме

При рассмотрении особенностей правового регулирования борьбы с терроризмом отправной точкой является законодательное решение дефиниции терроризма, поскольку в данном случае эта ключевая для всей антитеррористической деятельности задача переходит с области теоретизирования в практическую плоскость. Именно определение терроризма позволяет выявить круг общественных отношений, затрагиваемых терроризмом и борьбой с ним, и выработать механизмы правового регулирования этих отношений.

Террор (от лат. terror - страх, ужас). В словаре русского языка С. И. Ожегова сказано, что террор - устрашение своих политических противников, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения.[4]

В дореволюционной России под террором подразумевалось индивидуально направленное проявление политического терроризма, выражавшееся в посягательстве на жизнь государственного или общественного деятеля. В программе исполнительного комитета террористических организаций было сказано: "Террористическая деятельность, состоящая в уничтожении наиболее вредных лиц правительства, в защите партии от шпионства, в наказании наиболее выдающихся случаев насилия и произвола со стороны правительства, администрации, имеет своею целью подорвать обаяние правительственной силы, давать непрерывное доказательство возможности борьбы против правительства, поднимать таким образом революционный дух народа и веру в успех дела"[5]. В качестве ярких примеров такого рода террористических актов дореволюционной России могут служить убийства царя Александра II, министров Н. П. Боголепова, Д. С. Сипягина, В. К. Плеве, великого князя Сергея Александровича, П. А. Столыпина, а также многих прокуроров, губернаторов и полицейских.

Изменившаяся ситуация во второй половине ХХ века в качестве целей, средств, способов, географии терроризма заставило более глубоко подойти к

данному явлению.

Терроризм как явление рассматривается современной наукой в трех аспектах: 1) как преступное деяние, 2) как террористические группы (организации) и 3) как террористические доктрины. Но все же определяющим в данной триаде следует признать понятие терроризма как преступного деяния, ибо от того, что мы будем понимать под терроризмом в смысле деяния, будет зависеть и то, какие группы (организации) и какие доктрины признавать террористическими. [6]

Отметим, что и мировое сообщество не выработало единого подходя пониманию терроризма, его признаков.- Заметно различаются определения данного явления предлагаемые ведущими учеными, известными политиками. Так анализ, имеющейся литературы позволяет выделить от 100 до 200 определения понятия терроризм, причем ни одно из них не признано классическим.[7]

В последнее десятилетие данной проблеме уделяется особое внимание и в России и в Соединенных Штатах Америки. Среди ученых-юристов, исследующих теоретические аспекты проблемы, следует отметить B. C. Верещагина, Н. Басиони, В. Канди, С. Маллисона, Н. А. Антоняна. Однако в современный период больший интерес представляет практический аспект рассматриваемой проблемы - как, где и в связи с чем зарождается, формируется терроризм как международное явление[8], каковы его причины[9] (См. Приложение 2).

Есть множество строгих определений терроризма. С некоторыми оговорками во всем мире принимаются формулы, выработанные в США.

ФБР определяет терроризм как "противозаконное применение силы или насилия против граждан или собственности с целью запугать или принудить к чему-либо правительство, население или какую-либо часть того и другого, оправданное политическими или общественными целями".[10]

Министерство обороны США определяет терроризм как "предумышленное применение насилия или угрозы насилия для нагнетания страха с намерением принудить к чему-либо или запугать правительства или общество в качестве средства достижения политических, религиозных или идеологических целей".[11]

Так Дж. Буш, будучи вице-президентом США, в докладе межведомственной комиссии по борьбе с терроризмом сформулировал следующее его определение: «Терроризм - это противоправное использование и угрозы использования насилия против лиц или обьектов для достижения политических или социальных целей. Обычно он направлен на запугивание или принуждение правительства, групп или отдельных лиц для изменения их политики или действий».[12]

Одно из caмых распространенных определений этого понятия предложено американскими исследователями В. Малисоном и С. Малисоном, а именно: терроризм - это систематическое использование крайнего насилия для достижения публичных и социальных целей.[13]

Вместе с тем изучение терроризма во всех его проявлениях заставляет исследователей подойти к рассмотрению данного явления с более широких позиций.

Многочисленные исследования выделяют несколько видов террористической деятельности.

Международный терроризм - место совершения терактов не имеет значения; террористическая группа состоит из лиц разной национальности и (или) вероисповедания; объектом борьбы являются либо политические и религиозные взгляды, либо международные организации, соглашения, институты; террористическая деятельность спонсируется иностранным (по отношению к территории деятельности) государством (государствами) или частными лицами, организациями, не являющимися резидентами территории (страны) деятельности группы.

Политический террор - это криминальная деятельность, направленная на изменение внутренней политики, формы правления и социально-экономического строя государства.

Внутренний терроризм - место совершения террористических акций - страна пребывания; террористическая группа состоит, как правило, из граждан одной страны, национальности, вероисповедания; объектом борьбы являются внутренние проблемы страны пребывания.

Объектный терроризм - террористические акты совершаются в отношении определенных объектов жизнедеятельности, которые террористические группы считают вредными или опасными (антиатомный терроризм, экологический терроризм).

Функциональный террор - криминальная деятельность, направленная на деморализацию и дезорганизацию государственных служащих, а также дефункционализацию силовых структур государства. Главное направление функционального террора - физическое уничтожение государственных чиновников.

ФБР выделяет также такой вид терроризма, как вооруженная борьба за независимость, принимающая формы терроризма. Строго говоря, до подписания Хасавюртских соглашений все акты чеченских боевиков против России попадали в разряд "вооруженной борьбы за независимость, принимающей формы терроризма", а боевики проходили по категории "повстанцы". Ни акта Басаева в Буденновске, ни рейда Радуева в Кизляре нет в международных базах данных по терактам. Соответственно, документированные участники этих преступлений не считаются террористами и не находятся в мировом списке.[14]

За рубежом давно идут не пути создания законов и иных нормативных актов, специально направленных на борьбу с терроризмом. Правовое обеспечение антитеррористической деятельности равно обязательно как для успешного противодействия преступности внутри стран, так и для взаимодействия в борьбе с международным терроризмом.

Первые подобные документы относятся к 30-м годам. Основополагающей для решения процессуальных вопросов антитеррористической деятельности стала Конвенция о создании международного уголовного трибунала для привлечения террористов к ответственности (принята Советом Лиги Наций в 1937 г.).

В ней, в частности, перечислены виды преступлений, которые надлежит рассматривать как проявления международного терроризма. Это акции, направленные против жизни, телесной неприкосновенности, здоровья и свободы лиц, пользующихся международной защитой; умышленное разрушение или повреждение имущества, принадлежащего иностранному государству, и т. п. В ст. 2 Конвенции перечислены не только сами насильственные действия, несущие угрозу соответствующим объектам, но и покушения на них, приготовительные действия, связанные, например, с приисканием оружия, снаряжения, взрывных устройств в террористических целях. Национальное законодательство должно признавать их преступными и устанавливать за них ответственность.

К актам терроризма документы международного права относят самые разные преступления.

Так, Европейская конвенция по борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г.[15] называет в качестве террористических следующие преступления:

а) правонарушения, относящиеся к применению Гаагской Конвенции по борьбе с преступным захватом летательных аппаратов от 16 декабря 1970 г.[16];

б) правонарушения, относящиеся к применению Монреальской Конвенции по борьбе с преступными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971 г[17].;

в) тяжелые правонарушения, заключающиеся в покушении на жизнь, телесную целостность или свободу людей, имеющих право международной защиты, включая дипломатических представителей;

г) правонарушения, содержащие захват заложников или незаконное лишение свободы;

д) правонарушения, содержащие использование бомб, гранат, ракет, автоматического огнестрельного оружия, бандеролей или посылок с опасными вложениями, соразмерны с тем, насколько подобное использование представляет опасность для людей.

Все преступления, определенные в международном праве как террористические, объединяет то юридическое основание, что все они (так или иначе) посягают на безопасность отдельных лиц, общества, государств и, в конечном итоге, мирового сообщества - говоря иными словами, юридическим основанием для объединения различных преступных посягательств в категорию террористических является то, что они направлены против основ общественной безопасности как составляющей мирового правопорядка.

Позднее уголовно-правовые и уголовно-процессуальные вопросы получили свое развитие в двусторонних и многосторонних, в том числе региональных, международных соглашениях, таких как Конвенция о предупреждении и наказании терроризма (Организация американских государств, 1971 г.), Европейская конвенция о пресечении терроризма ETS N 090 (Страсбург, от 27 января 1977 г.)[18], Токийское соглашение о международном терроризме (1986 г.), среди последних - Шанхайская Конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.)[19] вступившая в силу 29 марта 2003 г.

Некоторые документы касаются отдельных видов терроризма (на море, в воздухе, против дипломатических агентов, с захватом заложников и т. п.).

В преамбуле Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма от 9 декабря 1994 г.[20] проявлениями терроризма по международному праву являются деяния, которые "угрожают жизни ни в чем не повинных людей или приводят к их гибели, имеют пагубные последствия для международных отношений и могут поставить под угрозу безопасность государств".

В большинстве конвенций, определяющих то или иное деяние в качестве террористического, обычно имеется указание на то, что данный акт поведения действительно так или иначе затрагивает интересы двух и более государств.

Международное уголовное право, несмотря на немалое количество документов, не определяет сам термин "терроризм". Вследствие этого и в науке международного уголовного права отсутствует единое понятие "терроризм" - вместо него речь обычно идет о преступлениях, являющихся проявлениями международного терроризма.[21]

Наиболее развернутое определение терроризма в международном праве было предложено И. Карпецом, который определил его как "международную либо внутригосударственную, но имеющую международный (т. е. охватывающую два и более государства) характер, организационную и иную

деятельность, направленную на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушения на убийство, нанесения телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с надругательством над личностью, применением пыток, шантажа и т. д.". При этом терроризм "может сопровождаться" разрушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов[22].

Следовательно, обязательный признак террористического преступления по международному праву - охват террористической деятельностью в любом виде двух и более государств. Это принципиальное положение, на мой взгляд, как нельзя лучше характеризует материально-правовые основания квалификации преступлений по международному праву как террористических.

В уголовно-правовой и международно-правовой литературе предлагаются различные критерии для конструирования модели и юридических признаков терроризма, которые отражают как концептуальные аспекты, так и понятийные. Предлагается в определение терроризма включить понятия: "использование силы", "вовлечение случайных людей", "ни в чем не повинные жертвы преступлений", "любые действия, не санкционированные законом, которые вызывают страх и ужас среди широких слоев населения"; "использование вооруженных сил, если оно не опирается на нормы международного права", "насилие, связанное с действиями оппозиции к власти по политическим мотивам", связать определение терроризма со способами самого насилия - использование оружия, взрывов, поджогов и т. д.

Серьезные недостатки, дублирование и противоречия в терминах, касающихся террористической тематики, породили более сотни формулировок терроризма. Это позволяет сделать вывод об основополагающих элементах терроризма как в узком, так и в широком смысле:

цель устрашения или принуждения к определенным действиям;

публичность действия, в том числе с привлечением средств массовой информации;

использование насилия (как правило, вооруженного).[23]

Вопрос о том, как именно определять в законодательстве терроризм, насколько его формулировка должна быть конкретной или обобщенной, следует ли его выделять особо или остановиться на практике Европейской конвенции о борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г., перечисляющей лишь отдельные виды террористической деятельности, но не устанавливающей единой общей для них дефиниции, вызывает у исследователей множество споров. Этим разногласиям способствуют и достаточно противоречивые законодательные подходы к дефиниции терроризма непосредственно в УК РФ и Федеральном законе "О борьбе с терроризмом" от 25 июля 1998 г.

В настоящее время законодатель значительно расширил понятие «терроризм», установив более широкий круг лиц. в отношении которых может быть coвершен акт терроризма, а также перечень деяний, образующих терроризм. Терроризм - насилие или угроза его применения в отношении физических лиц или организаций, а также уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, создающие опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступления иных общественно опасных послeдcтвий, осуществляемые в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения, или оказания воздействия на принятие органами власти решений, выгодных террористам, или удовлетворения их неправомерных имущественных и (или) иных интересов; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность; нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой, а равно на служебные помещения либо транспортныe средства лиц, пользующихся международной защитой, если это деяние совершено в целях провокации войны или осложнения международных отношений[24].

Есть несколько официальных определений терроризма. В узком смысле одно из них сформулировано в УК РФ как «совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».

Более расширенное определение терроризма содержится в ст. 3 Федерального закона «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 г.. В нем фактически собраны диспозиции отдельных террористических преступлений (ст. ст. 205, 277, 360 УК РФ). К преступлениям террористического характера согласно Закону отнесены терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, а также другие преступления, если они совершены в террористических целях.

В определении терроризма, закрепленного в Федеральном законе "О борьбе с терроризмом", объединены одним термином разноплановые явления.

Серьезные недостатки, дублирование и противоречия в терминах, касающихся террористической тематики, породили более сотни формулировок терроризма. Это позволяет сделать вывод об основополагающих элементах терроризма как в узком, так и в широком смысле:

• цель устрашения или принуждения к определенным действиям;

• публичность действия, в том числе с привлечением средств массовой информации;

• использование насилия (как правило, вооруженного).[25]

Акции террористического характера могут быть самыми разнообразными, со временем они изменяются, модифицируются. В законе трудно заранее определить точно их круг. При анализе международно-правовых документов, а также практики приходится встречаться с более широким кругом деяний террористического характера, чем это предусмотрено национальным законодательством, в частности, российским. Речь идет о незаконном захвате воздушных судов и других действиях, направленных против безопасности гражданской авиации, безопасности морского судоходства; незаконных актах, связанных с ядерными материалами; уничтожении и разнообразных формах унижения части населения. В том числе путем совершения изнасилования, калечения и обращения в состояние крайней нужды лиц некоренной или иной национальности, другого вероисповедания, а также в иных акциях.

С указанных позиций более продуктивно в законе прежде всего выделять терроризм на основе его общей отличительной характеристики и только потом давать перечень различных преступлений подпадающих под такую характеристику.

При этом как бы мы ни классифицировали терроризм на виды по различным основаниям (международный, государственный, политический, этнический, экологический, экономический, корыстный и т. д.), он все равно останется уголовным, преступным, так как при всех его разновидностях нарушаются те или иные уголовно-правовые нормы.

Выделение целой группы преступлений, имеющих террористический характер, и признание преступлением таких действий, как вовлечение в совершение преступлений террористического характера, склонение лица к участию в деятельности террористической организации, финансирование террористических организаций, стали необходимой мерой для усиления борьбы с терроризмом.

В указанную группу входят преступления, предусмотренные следующими статьями Уголовного кодекса: 205 "Терроризм", 206 "Захват заложника", 208 "Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем", 211 "Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава", 277 "Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля" и 360 "Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой", а также вовлечение или склонение лица к участию в деятельности террористической организации, вооружение или обучение лица в целях совершения указанных преступлений, финансирование акта терроризма либо террористической организации 205¹.

Определение таких преступлений как террористических соответствует Европейской конвенции по борьбе с терроризмом от 27 января 1977 г., которая помимо названных включает в эту группу незаконное лишение свободы и правонарушения, связанные с использованием бомб, гранат, ракет, автоматического огнестрельного оружия, бандеролей или посылок с опасными вложениями.

Преступления террористического характера условно можно разделить на две подгруппы:

• действия, направленные на организацию и подготовку террористической деятельности;

• действия, посредством которых осуществляются акты терроризма.

Иными словами, в первую подгруппу войдут следующие преступления: вовлечение лица в совершение преступления террористического характера; склонение к участию в деятельности террористической организации; вооружение, обучение в целях совершения указанных преступлений, финансирование акта терроризма либо террористической организации; создание незаконного вооруженного формирования. Во вторую - преступления, которые можно рассматривать как акты терроризма, а именно терроризм (поджоги, взрывы и др.); захват заложника; угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава; посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля; нападение на лиц или учреждения, пользующихся международной защитой.[26]

Выделенная группа преступлений носит, по мнению законодателя, особый характер и определяется в первую очередь необходимостью предотвращения тяжких последствий таких преступлений. Обстоятельства их совершения таковы, что эти преступления могут нанести непоправимый вред в виде гибели людей, возможно, с большим числом жертв, причинения тяжкого вреда их здоровью, крупного имущественного ущерба.

Особое место в данной группе преступлений занимает преступление, предусмотренное ст. 205 УК РФ – терроризм.

В советский период в Уголовных кодексах 1922, 1926, 1960 годов имелись главы, посвященные преступлениям против общественной безопасности, но само понятие "терроризм" отсутствовало.

Впервые уголовная ответственность за терроризм введена Федеральным законом от 1 июля 1994 г. N 10-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР"[27].

Первоначальная редакция статьи 213.3. УК РСФСР содержала следующие признаки состава преступления - Совершение в целях нарушения общественной безопасности либо воздействия на принятие решений органами власти взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий (терроризм).

За данное преступление предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет.

Статья предусматривала квалифицирующий признак - те же действия, если они причинили значительный имущественный ущерб, либо привели к наступлению иных тяжких последствий, либо совершены организованной группой. За данное преступление предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Статья предусматривала особо квалифицирующий признак - те же действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, повлекшие смерть человека. За данное преступление предусматривалось наказание в виде лишения наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или смертной казнью с конфискацией имущества.

Примечание к данной статье предусматривало основание освобождения от уголовной ответственности, если лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма своевременным предупреждением органов власти или иным образом способствовало предотвращению акта терроризма.

Уголовный кодекс Российской Федерации расширил основания применения уголовной ответственности за терроризм. Диспозиция статьи 205 УК РФ содержала следующие признаки: совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях

В первой редакции статьи 205 УК РФ были ужесточены санкции: за данное преступление предусматривалось наказание в виде лишения наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

Статья предусматривала квалифицирующий признак - те же действия, совершенные: а) группой лиц по предварительному сговору; в) с применением огнестрельного оружия. За данное преступление предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

Статья предусматривала особо квалифицирующий признак - те же действия, предусмотренные частями первой или второй статьи 205 УК РФ, если они совершены организованной группой либо повлекли по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, а равно сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения. За данное преступление предусматривалось наказание в виде лишения свободы на от десяти до двадцати лет.

Были изменены основания освобождения от уголовной ответственности – лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, освобождалось от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления акта терроризма при условии если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Дальнейшая редакция уголовной ответственности за терроризм шла по пути ужесточения санкций. Федеральным законом от 21 июля 2004 г. N 74-ФЗ "О внесении изменений в статьи 57 и 205 Уголовного кодекса Российской Федерации"[28] – предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до двенадцати лет по ч. 1 ст. 205 УК РФ, от десяти до двадцати лет по ч. 2 ст. 205 УК РФ, от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы по ч. 3 ст. 205 УК РФ.

Рассмотрим более подробно состав данного преступления.

1.2 Понятие терроризма по Уголовному Кодексу Российской Федерации

Одним из важнейших элементов преступления, а соответственно и признаков состава является объект преступления.

Родовой объект данного преступления - общественная безопасность и общественный порядок.

Видовой объект данного преступления общественная безопасность

Характер преступных действий, предусмотренных в ст. 205 УК РФ свидетельствуют о том, что рассматриваемая норма направлена на охрану общественной безопасности. Законодатель размещает состав данного преступления в главу 24 «Преступления против общественной безопасности»

Общественная безопасность - это, в соответствии с Законом РФ"О безопасности" от 5 марта 1992 г. . N 2446-I[29], состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Жизненно важные интересы - совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства.

Терроризм - многообъектное преступление.

В качестве признаков дополнительного обязательного объекта состава терроризма можно выделить деятельность органа государственной власти, международной организации, а также физического или юридического лица или группы лиц.

Признаками дополнительного факультативного объекта в составе терроризма могут выступать жизнь, здоровье, имущество и т. д. Как справедливо заметил А. В. Щеглов, «объект террористических посягательств всегда обладает двойственным характером, ибо включает в себя непосредственные жертвы террористов или разрушаемые ими материальные ценности и общий объект, в качестве которого выступают элементы конституционного строя (порядок управления, территориальная целостность или политическое устройство государства, его военная или экономическая мощь, финансовая система и т. д.)»[30].

Расположение состава терроризма в главе о преступлениях против общественной безопасности имеет в известной мере условный характер и диктуется в значительной степени законодательной целесообразностью и статистической частотой данного объекта при совершении конкретных посягательств, но в УК других государств его место нахождения может быть совсем иным и тогда уже не возникает вопроса об общественной безопасности как едином и единственном объекте терроризма.

Другие преступления террористического характера (например, террористический акт), которым также органически присуще посягательство на общественную безопасность, предусмотрены в других главах УК в составах со сложным объектом.

Позиция о единственном объекте преступлений против общественной безопасности не согласуется уже с конструкцией ст. 205 УК РФ, где в качестве признаков дополнительного объекта прямо указано на деятельность органов государственной власти. Причем, исходя из объективной стороны состава ст. 205 УК РФ, нетрудно заметить, что если посягательство на жизнь, собственность и т п. производится одновременно с общеопасными действиями, то вмешательство в деятельность органов власти потребует дополнительных усилий со стороны террористов, которые, хотя органически и связаны с актом нарушения общественной безопасности, но, тем не менее, выполняются самостоятельно и являются для террористов смыслом всего деяния в целом, обозначающим действительно основной объект их посягательства.

Объективная сторона терроризма выражается в двух видах деяний:

1) совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих объективную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, или

2) угроза совершения таких действий.

Описание объективной стороны терроризма, данное в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ, имеет несколько погрешностей.

Взрыв - воспламенение чего-нибудь вследствие мгновенного химического разложения вещества и образования сильно нагретых газов, сопровождающееся сильным звуком.

Поджог - намеренное, с умыслом вызывание пожара. Под "иными" подразумеваются самые разнообразные действия, прежде всего подобные по интенсивности разрушительно-поражающих свойств взрыву или поджогу, например воздействие посредством механической силы, направленное на повреждение, разрушение здания, сооружения, вывод из строя машин либо агрегатов, нарушение технологических либо производственных процессов, попытка массовых отравлений, распространения пандемий или эпизоотии. К ним также следует отнести установку взрывных устройств, нарушение железнодорожного полотна, транспорта, средств сигнализации или связи и т. п. действия, которые должны были повлечь гибель людей, катастрофу на транспорте или иные подобные последствия, но по обстоятельствам, не зависящим от виновного, или повлекли их (например, соответствующими службами было вовремя обезврежено взрывное устройство, восстановлено железнодорожное полотно, отремонтированы средства сигнализации).

Устрашение населения сопряжено с созданием новой социально-психологической атмосфеpы общественного беспокойства, когда основной психологической доминантой становится страх, неувеpенность граждан в безопасности своей жизни и здоровья, защищенности прав и свобод, неверие в эффективную работу правоохранительных органов.[31]

Термин "значительный ущерб" используется в составах кражи (п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ), мошенничества (п. "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ), присвоения или растраты (п, "г" ч. 2 ст. 160 УК РФ), грабежа (п. "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ), умышленного уничтожения или повреждения имущества (ч. 1 ст. 167 УК РФ). Хотя здесь, в отличие от соответствующего термина, употребляемого в составе терроризма, опущено понятие "имущественный", стоимостное выражение в том и в другом случае примерно одинаковое.

При оценке террористических действий как создающих опасность причинения значительного имущественного ущерба следует учитывать все обстоятельства происшедшего, прежде всего размер ущерба, который мог быть причинен, и имущественное положение потенциальных жертв.

В. Мальцев обоснованно ставит вопрос об оправданности формулировать состав терроризма как действий, создающих опасность причинения значительного имущественного ущерба.[32] Здесь проблема не только в сложности установления содержания термина "значительный имущественный ущерб", хотя на практике минимум ущерба, с которого он должен признаваться значительным, и сейчас обычно определяют исходя из мнения потерпевших, и с "запасом", но и в недопустимости социально го содержания и тяжести терроризма выражать в законе через опасность причинения ущерба.

По мнению В. В. Мальцева для выражения терроризма используются словосочетания "иных действий" и "эти действия", предполагающие лишь активную форму поведения человека. Между тем террористическая акция иногда может быть осуществлена и путем бездействия (например, посредством невыполнения обязанностей, связанных со своевременным отключением производственных или технологических процессов в энергетике, на транспорте либо в добывающей промышленности).[33]

Данный тезис «террористическая акция иногда может быть осуществлена и путем бездействия»нуждается в уточнении, поскольку нельзя сводить всю террористическую акцию к какому-то единичному поведенческому акту, не имеющему продолжения в виде создания обстановки страха и понуждения к чему-то или оказания воздействия на кого-то. Террористическая акция включает в себя комплекс деяний, сущность которых составляет устрашение и понуждение. Бездействие в данном случае также служит средством устрашения, а устрашение - действие активное, т. е. здесь бездействие выступает как бы оборотной стороной, основой одного действия - устрашения, на базе которого осуществляется другое действие - понуждение.

Кроме того, можно угрожать бездействием, но невозможно бездействовать при выражении угрозы.

Также логическая неточность усматривается из употребленного В. В Мальцевым словосочетания «угроза совершением взрыва, поджога. иных террористических действий»[34], ибо сами по себе взрыв, поджог и подобные действия не являются террористическими, если они не сопряжены с устрашением, угрозами, понуждением, воздействием и подлежат квалификации по статьям УК, предусматривающим ответственность за диверсию, умышленное уничтожение или повреждение имущества, умышленное убийство общеопасным способом и т. д. Террористический характер в данном случае будет иметь сама угроза общеопасными действиями (общеопасным бездействием), направленная на устрашение населения и оказание воздействия на принятие какого-то решения. При этом следует заметить, что терроризм и другие преступления террористического характера в собственном значении этих понятий существенным образом отличаются от веек других преступлений с признаками (элементами) терроризирования тем, что здесь в качестве некоего промежуточного действия выступает устрашение населения или какой-то его части. Если при совершении обычных преступлений с элементами терроризирования устрашающее воздействие направляется непосредственно в адрес тех, кому предъявляются требования, то при совершении терроризма и других преступлений террористической направленности устрашающее воздействие в адрес тех, кому предъявляются требования, осуществляется через устрашение населения или какой-то его части; которые не имеют прямого отношения ни к насильственным действиям; ни к адресатам воздействия террористов; т. е., как уже отмечалось ранее, существует как бы два уровня устрашения - сначала осуществляется устрашение населения или какой-то его части, создается обстановка страха как объективно существующий социально-психологический фактор и затем на базе этого осуществляется устрашение тех, к кому обращены требования и от кого зависит удовлетворение интересов террористов.

Специфика собственно терроризма состоит в том, что здесь устрашающее воздействие осуществляется посредством совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих повлечь гибель людей или иные тяжкие последствия. Именно так трактуют смысл ст. 205 УК РФ

Законодательным огрехом выглядит и определение терроризма как действий, создающих опасность наступления иных общественно опасных последствий. Поскольку преступление - это "виновно совершенное общественно опасное деяние" (ч. 1 ст. 14 УК РФ), при совершении подавляющего большинства преступлений как раз и наступают иные, чем гибель людей и причинение значительного имущественного ущерба, общественно опасные последствия. Опасность же наступления общественно опасных последствий присуща всем без исключения преступлениям.

Специфика собственно терроризма состоит в том, что здесь устрашающее воздействие осуществляется посредством совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих повлечь гибель людей или иные тяжкие последствия. Именно так трактуют смысл ст.205 УК РФ комментарии к Кодексу, где отмечается, что к иным (кроме взрыва и поджога) относятся действия, состоящие в устройстве аварий, катастроф и крушений на транспорте, разрушении зданий, культурных и религиозных сооружений, в радиоактивном, химическом, бактериологическом или ином заражении местности и т. п.[35], хотя буква названной статьи говорит о другом и позволяет под состав терроризма подвести практически любое насильственное действие, как с элементами терроризирования, так и без них. Налицо ситуация, когда буква закона противоречит его духу.

По ч. 1 ст. 205 УК РФ к террористическим действиям приравнена и угроза их совершения.

Угроза совершением общеопасных действий как одна из форм устрашающего воздействия, характерных для актов терроризма, должна быть действительной и реальной, т. е. включать "в себя не просто одно только высказанное намерение учинить акт терроризма, но и совершение действий, свидетельствующих о серьезности и реальности такого намерения, например приобретение взрывчатых, биологически опасных, радиоактивных веществ или оружия, совершение "предупреждающих" взрывов и поджогов, выполнение подготовительных действий к отключению жизнеобеспечивающих объектов либо нарушению технологических процессов, блокированию транспортных коммуникаций и т. п.[36].

Так, Свердловский областной суд признал 40-летнего жителя Верхней Пышмы Алексея Раскавалова виновным в угрозе совершения терроризма. В 2002 году А. Раскавалов познакомился через Интернет с гражданкой Канады Лерой Коган. Для получения канадской визы он договорился заключить с ней фиктивный брак. За оформление документов «невеста» запросила $3 тыс. Как только А. Раскавалов перевел на указанный счет деньги, дама исчезла.

Обидевшись на обман, А. Раскавалов разослал письма в Генеральное консульство США в Екатеринбурге, посольства Канады в Финляндии, Португалии, Германии и Бельгии, угрожая совершить террористические акты в отношении сотрудников посольства США в Москве и консульства в Екатеринбурге, а также в граждан Канады в России или в любой из стран СНГ. В письме просил помочь ему найти мошенницу-иностранку, в противном случае А. Раскавалов угрожал рассылкой в конвертах споры «сибирской язвы». А. Раскавалов судом приговорен по ч. 1 ст. 205 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбытием срока в колонии общего режима.[37]

Если же угроза оказалась нереальной и ни в чем, кроме высказывания намерения, не выражалась, хотя бы она и была направлена на устрашение населения и сопровождалась какими-то требованиями, не может расцениваться как акт терроризма. В данном случае действия виновного должны квалифицироваться как заведомо ложное сообщение об опасности (об акте терроризма), поскольку они заведомо не могут причинить последствий, возникающих в результате совершения актов терроризма.[38]

Виновные в таких угрозах не только подлежат наказанию в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет (ч. 1 ст. 205 УК РФ).

Угроза совершения взрыва, поджога, иных террористических действий (если она не сопряжена с подготовкой или непосредственным осуществлением террористической акции либо с другими деяниями, допустим, захватом заложников - ст. 206 УК РФ) по общественной опасности совсем не равна реальному взрыву, поджогу, иным террористическим действиям. Такое равенство, закрепленное в диспозиции ч. 1 ст. 205 УК РФ, только подтверждает факт нарушения в этом случае законодателем им же и провозглашенных принципов: равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ), справедливости (ст. 6 УК РФ) и гуманизма (ст. 7 УК РФ).[39]

Что касается актов терроризма и других преступлений террористического характера, сопряженных с угрозой совершения общеопасных и других действий; то здесь разница состоит только в последствиях от первоначального действия, которые выражаются лишь в опасности наступления последствий в виде невинных жертв или имущественного вреда и т. д., а такие последствия, как возникновение обстановки страха среди населения или социальных групп и причинение вреда адресатам воздействия террористов могут как реально наступить, так и находиться в стадии опасности реального наступления.

Последствие - обязательный признак любого волевого акта; поэтому не существует беспоследственных преступлений, а существуют в УК РФ составы без указания на признаки последствий как обязательные признаки состава. «А преступными последствиями, - отмечает Н. Ф. Кузнецова, - признаются лишь такие результаты действий человека, которые были причинены виновно»[40]. Поэтому без изучения субъективной стороны деяния невозможно определить истинный смысл совершенных вовне действий.

Любое преступление - это "виновно совершенное общественно опасное деяние" (ч. 1 ст. 14 УК РФ). При совершении подавляющего большинства из них как раз и наступают иные (чем гибель людей и причинение значительного имущественного ущерба) общественно опасные последствия,- Опасность же наступления общественно опасных последствий присуща всем преступлениям. Можно полагать, что законодатель под опасностью наступления иных общественно опасных последствий все-таки имел в виду возможность наступления последствий, сопоставимых по тяжести с иными последствиями, названными в ч. 1. ст. 205 УК РФ. Это вытекает и из того, что в ч. 3 ст. 205 УК РФ говорится об иных тяжких последствиях.

Полагаю, что такие последствия, как реальная возможность смерти одного человека, причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью одному или нескольким лицам, нанесения крупного имущественного ущерба, - все это можно отнести к иным общественно опасным последствиям, о чем говорится в ч.1 ст. 205 УК РФ.

А преступными последствиями признаются лишь такие результаты действий человека, которые были причинены виновно. Поэтому без изучения субъективной стороны деяния невозможно определить истинный смысл совершенных вовне действий.

Субъективная сторона преступления - это внутренняя сторона преступления, т. е. психическая деятельность лица, отражающая отношение его сознания и воли к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям. Содержание субъективной стороны состава преступления характеризуют такие юридические признаки, как вина. мотив и цель совершения преступления.

Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело его общественно опасные последствия и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий. Совершенным по неосторожности преступление признается, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно и могло их предвидеть.

С субъективной стороны терроризм – преступление умышленное, совершаемое в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти.

Осознание общественно опасного характера столь сложного деяния как терроризм включает в себя осознание многообъектности посягательства и общеопасного способа исполнения первоначального действия, а также осознание того, что это действие может породить состояние страха среди населения на уровне социально психологического фактора и способствовать оказанию воздействия на адресата требований.

Предвидение общественно опасных последствий терроризма – это представление о тех событиях и тех последствиях, которые могут произойти в будущем с неизбежностью или с той или иной долей вероятности: возникновение общеопасного вреда, могущего повлечь невинные жертвы или иные тяжкие последствия, либо создание реальной опасности его причинения, порождение в обществе состояния страха, напряженности, причинение вреда адресатам требований,

В большинстве случаев в действиях террористов усматривается прямой или косвенный умысел.

Неосторожная форма вины является нетипичной для акта терроризма, предусмотренного настоящей редакцией ст.205 УК РФ.

Способы и цели совершения этого преступления категорически указывают на умышленную форму вины в виде прямого умысла. Соответственно, сам акт терроризма невозможно совершить по неосторожности, поскольку преступники сознают неизбежность последствий терроризма.

Желание как волевой признак прямого умысла состоит в стремлении к определенному результату, последствиям, т. е. с прямым умыслом могут достигаться лишь те результаты, последствия, которые выступают в качестве цели виновного. В прямом умысле цели и последствия находятся в неразрывной связи и, как заметил А. И. Рарог, «желание как признак умысла заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут наступать в качестве: 1) конечной цели, 2) промежуточного этапа; 3) средства достижения цели и 4) необходимого сопутствующего элемента деяния»[41].

Определенную трудность в выявлении, пресечении и предупреждении совершения актов терроризма вызывает то обстоятельство, что субъективная сторона данного преступления характеризуется не только виной в виде прямого умысла, но и дополнительными признаками - специальными целями, уяснение которых является предметом доказывания при расследовании и судебном рассмотрении дел о терроризме.

Цель преступления - это мысленная модель будущего результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления[42], то есть представление лица, совершающего преступление, о желаемом результате.[43] Цель как психологическое понятие тесно связана с мотивом преступления. Мотив является тем внутренним побуждением, которое вызывает у лица решимости совершить преступление. Таким образом, цель возникает на основе мотива. По обоснованному мнению профессора А. И. Рарога: "Мотив и цель вместе образуют ту базу, на которой рождается вина как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, связанная с совершением преступлений и протекающая в момент его совершения"[44].

В диспозиции уголовно-правовой нормы, предусмотренной в ст. 205 УК РФ, указаны три специальные цели: нарушение общественной безопасности, устрашение населения, оказание воздействия на принятие решений органами власти.

Именно эти цели как обязательные признаки состава преступления являются критериями разграничения терроризма с другими преступлениями, сходными по объективным признакам. Не установив мотивов и целей, которые преследовал преступник, совершая взрыв, поджог и другие общеопасные действия, нельзя с уверенностью утверждать, что речь идет именно о терроризме, а не о каком-либо другом преступлении. Определение указанных целей является предпосылкой правильной квалификации преступления как акта терроризма, поэтому будет весьма полезным остановиться на данном вопросе подробнее.

В уголовно-правовой литературе неоднократно и очень обоснованно указывалось, что если в законе указана специальная цель, то ее достижение обеспечивается путем совершения действий, описанных в законе в качестве признаков объективной стороны, они, по образному выражению автора, "являются средством «утопления» мотива"[45]. Сами по себе действия не являются самоцелью, а только способом достижения того конечного результата, который является целью.[46]

Неразрывная связь между объективным и субъективным не всегда принимается во внимание правоохранительными органами при расследовании и рассмотрении уголовных дел, на что неоднократно указывал Верховный суд РФ в своих решениях и постановлениях. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», положения которого сохраняют свою силу при рассмотрении судами любых умышленных преступлений, обращает внимание судов на то, что при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, мотивы и цели его совершения.[47]

Но не только недооценка неразрывной связи между объективными и субъективными признаками терроризма иногда приводит к судебным ошибкам.

По мнению Л. Ермакова, М. Комарова[48], описание в ст. 205 УК РФ целей терроризма не представляется достаточно четким, что не способствует единообразному их толкованию. Исходя из грамматического приема толкования закона, возникает закономерный вопрос: нужно ли суду устанавливать в каждом конкретном случае наличие всех трех целей или двух, рассматривая первые две цели как однопорядковые (они названы в норме через запятую), а второй целью считать третью по перечислению в норме (она указывается альтернативно - после союза "либо") или достаточно хотя бы одной цели из трех. Этот вопрос пока еще не нашел разрешения ни в судебной практике, ни в теории уголовного права.

О необходимости правильной расстановки акцентов целей терроризма было высказано рядом ученых в научных статьях монографиях, теоретических семинарах по проблеме терроризма.[49]

Как отмечает Н. И. Панов «цель сложного действия выступает общей и главной целью по отношению к целям действий, входящих в сложное действие, которые выполняют функции промежуточных целей"[50].

Терроризм - преступление со сложной объективной стороной, которая характеризуется несколькими актами поведения преступника: взрывом, поджогом, иными действиями, создающими опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба и других тяжких последствий (например, в результате обвалов, затоплений, экологических катастроф и т. д.) или угрозой совершения таких действий. Все перечисленные действия имеют внутреннюю, взаимную связь.

Каждое действие, взятое в отдельности, самостоятельного значения в рамках данного преступления не имеет, но все они направлены на устрашение населения, на дестабилизацию обстановки в каком-либо регионе, чтобы понудить органы власти принять определенное решение или воздержаться его принятия в интересах преступника. Очевиден вспомогательный характер всех действий, характеризующих объективную сторону преступления, равным образом представляются вспомогательными, промежуточными и две первые цели: устрашение населения и нарушение общественной безопасности.

Главной и основной целью терроризма, так вытекает из сущности данного преступления, является мерой воздействия на органы власти при принятии ими каких-либо решений, выгодных для террориста. Устрашение населения и нарушение общественной безопасности не есть самоцели акта терроризма, но они являются определенными этапами в преступной деятельности субъекта при достижении им основной цели, то есть являются необходимыми составляющими по отношению к главной цели. Только через нарушение общественной безопасности и устрашение населения может быть достигнута главная цель терроризма - побудить органы власти действовать в определенном террористом направлении, чтобы избежать в дальнейшем более тяжких последствий для общества и государства. [51]

При этом мотивы, оставаясь основой для формирования главной цели терроризма, могут расходиться по своему содержанию, в зависимости от характера требований, обращенных к органам власти. Если выдвигаются требования, связанные с внешней политикой РФ (отказаться от соглашения с другим государством или, например, от молчаливого согласия на бомбардировку территорий Югославии или Афганистана), то мотивы и цели в этом случае политические, и они совпадают. Но практика свидетельствует о случаях, когда мотивы связаны с личной заинтересованностью (например, террорист требует освободить арестованного или помиловать осужденного) или являются корыстными (выдвигаются требования предоставить определенную сумму долларов, транспортное средство, преимущественное право на пользование ценным объектом и т. д.).

Тенденция дифференцированной оценки судом целей, указанных в ст. 205 УК, прослеживается также при рассмотрении конкретных дел о терроризме.

Показательно уголовное дело по обвинению Сусликова в совершении акта терроризма, когда попытка достигнуть главной цели осуществлялась через реализацию других промежуточных целей. 22 марта 2001 г. Сусликов был осужден по п. п. "а" и "в" ч. 2 ст. 205 УК (и по совокупности с другими преступлениями) к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы. Как было установлено в судебном заседании, Сусликов, будучи несогласным с военной акцией, проводимой США и блоком НАТО в Югославии, решил обратить внимание российских властей и повлиять на принятие ими решения, направленного на пресечение агрессии против Югославии, считая недостаточным направления только ноты протеста МИД РФ. Б качестве способа воздействия на российские власти он избрал акт терроризма. 28 марта 1999 г., вооружившись гранатометами, автоматами и револьверами, действуя в группе с неустановленным лицом, он произвел обогрел американского посольства в Москве, создав серьезную опасность гибели людей (как работников посольства, так и других лиц, пытавшихся пресечь его преступление).

На другой день Сусликов направил в редакции различных газет сообщения от имени "Спецподраэделения "СКИФ" - партизанского отряда имени митрополита Иоанна Санкт-Петербургского и Ладожского", в которых указывал, что организация берет на себя ответственность за обстрел посольства США, оцениваемый только как демонстративную акция и высказывал предупреждение о начале «активных партизанских акций против американских агрессоров и их пособников». [52]

Как видно из материалов уголовного дела, главной целью было оказание давления на органы государственной власти в целях изменения внешней политики РФ, а грубое нарушение общественной безопасности таким дерзким способом и устрашение людей являлись необходимыми промежуточными целями при достижении основной цели.

О политических мотивах и целях актов терроризма свидетельствуют судебные процессы по уголовным делам о взрывах на железнодорожном вокзале и рынке Пятигорска, о кровавых актах терроризма в Москве, Буденновске. Кизляре, Первомайском, Махачкале и других регионах РФ. Несмотря на то, что в каждом конкретном случае виновные не всегда выдвигали какие-либо конкретные требования к органам власти РФ, однако взрывы, поджоги, массовая гибель людей, разрушения порождали обстановку страха, неуверенности, нестабильности а обществе, что, по мнению организаторов, вдохновителей и пособников этих акций, должно будет понудить российские власти пересмотреть свою политику в отношении Чечни Иными словами, через реализацию промежуточных целей террористы добиваются главной цели – «свободной и независимой Ичкерии» с шариатским политическим режимом. Терроризм как уголовное преступление используется ими а качестве варварского метода политической борьбы. Создание обстановки страха есть выражение сути терроризма, но нe конечной его цели.

Поэтому нельзя согласиться с теми авторами, которые полагают, что для привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 205 УК достаточно установить хотя бы одну из трех целей, указанных в уголовно-правовой норме.

Например, стрельба, открытая пьяным дебоширом в людном месте из хулиганских побуждений, создавая опасность гибели людей, нарушает общественную безопасность и создает обстановку страха (чего и добивается преступник, противопоставляя свое «я» интересам общества), никогда не перерастет рамок особо злостного хулиганства. Только при наличии цели оказания воздействия на принятие решения органами власти (государственной или муниципальной) речь может идти об акте терроризма. Эта главная цель может быть выражена физически в конкретном случае (как в деле Сусликова) или она вытекает из ранее сделанных заявлений заинтересованных лиц (имеются в виду чеченские сепаратисты), подтвержденные впоследствии

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Основы уголовно-правовой борьбы с терроризмом". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 600

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>