Дипломная работа на тему "Основания прекращения обязательств"

ГлавнаяГосударство и право → Основания прекращения обязательств




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Основания прекращения обязательств":


РЕФЕРАТ

Дипломная работа: реферат, введение, три главы, заключение, 125 страниц, 85 источников.

НЕТРАДИЦИОННЫЕ ОСНОВАНИЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ, ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НЕЗАВИСИМО ОТ ВОЛИ СТОРОН, ОТСТУПНОЕ, НОВАЦИЯ, ЗАЧЕТ, ПРОЩЕНИЕ ДОЛГА, СОВПАДЕНИЕ ДОЛЖНИКА И КРЕДИТОРА В ОДНОМ ЛИЦЕ, НЕВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛНЕНИЯ, СМЕРТЬ ГРАЖДАНИНА, ЛИКВИДАЦИЯ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в связи с прекращением обязатель ств по основаниям, которые могут быть обозначены как нетрадиционные в гражданском праве.

Цель работы – анализ сущностной характеристики нетрадиционных оснований прекращения обязательств, освещение спорных вопросов теории и практики, выработка собственного видения на их решение.

В процессе работы выполнены следующие исследования: правовая природа нетрадиционных оснований прекращения обязательств, различные точки зрения на понимание тех или иных нетрадиционных оснований прекращения обязательств, наиболее дискуссионные в цивилистической литературе аспекты нетрадиционных оснований прекращения обязательств.

Элементами научной новизны являются: определение нетрадиционных оснований прекращения обязательств, критерии отграничения прощения долга от одного из видов дарения, разграничение новации и отступного.

Методы исследования: поиск, сбор информации, анализ, описание и оценка.

В результате исследования в данной дипломной работе были выявлены различные теоретические проблемы и проблемы правового регулирования нетрадиционных оснований прекращения обязательств. Были выдвинуты возможные пути их разрешения.

Областью возможного практического применения является совершенствование законодательства по регулированию нетрадиционных оснований прекращения обязательств.

Студент-дипломник подтверждает, что приведенный в дипломной работе расчетно-аналитический материал объективно отражает состояние исследуемого процесса (разрабатываемого объекта), все заимствованные из литературных и других источников теоретические и методологические положения и концепции сопровождаются ссылками на их авторов.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1 ПОНЯТИЕ И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕТРАДИЦИОННЫХ ОСНОВАНИЙ ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

1.1 Понятие и классификация нетрадиционных оснований прекращения обязательств

1.2 Правовое регулирование нетрадиционных оснований прекращения обязательств

2 ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СДЕЛКОЙ

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Качественное написание дипломных работ под заказ в Самаре и в других городах РФ.

2.1 Зачет встречного однородного требования

2.2 Прекращение обязательства новацией

2.3 Прекращение обязательства предоставлением отступного

2.4 Прекращение обязательства прощением долга

3 ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА НЕЗАВИСИМО ОТ ВОЛИ СТОРОН

3.1 Невозможность исполнения обязательства

3.2 Прекращение обязательства совпадением должника

и кредитора в одном лице

3.3 Прекращение обязательства смертью гражданина

3.4 Прекращение обязательства ликвидацией юридического лица

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

г. - год

ст. – статья

С. – страница

ГК – Гражданский кодекс Республики Беларусь 1998 г.

п. – пункт

ГК 1964 г. – Гражданский кодекс Республики Беларусь 1964 г.

ч. – часть

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации 1994 г.

Прим. – примечание

Авт. – автор

ФГК – Гражданский кодекс Франции 1804 г.

ГГУ – Германское гражданское уложение 1896 г.

КоБС – Кодекс о браке и семье Республики Беларусь 1999 г.

т. н. – так называемые

др. – другие


Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.ВВЕДЕНИЕ

Обязательственное правоотношение, представляя собой алгоритм действий его сторон, направленных на удовлетворение того или иного выраженного в обязательстве имущественного интереса, по своей сути не может существовать бессрочно. Обязательство, оформляя правоотношение участников гражданского оборота по достижению определенной имущественной цели и имея своим содержанием право управомоченной стороны на известное действие со стороны должника, возникнув, стремится к прекращению его исполнением. В силу данной предпосылки основным способом прекращения обязательств является их надлежащее исполнение, при котором должник, стремясь освободиться от лежащей на нем обязанности, совершает в пользу кредитора предусмотренное обязательством действие (либо воздерживается в течение установленного срока от совершения соответствующего действия).

Правовое значение прекращения обязательств сводится к тому, что оно, представляя собой неотъемлемую составную часть обязательственных правоотношений и экономического оборота, является одним из основных институтов гражданского права, наряду с возникновением, изменением, исполнением, обеспечением исполнения и ответственностью за нарушение обязательств. Поэтому изучение вопросов прекращения обязательств представляет определенное значение для целостного восприятия обязательственного права.

Изучение нетрадиционных оснований прекращения обязательств является необходимым условием для установления законности прекращения обязательств и соблюдения прав и законных интересов участников гражданского оборота – не только сторон обязательства, но и иных лиц, которых так или иначе касаются условия возникшего и прекращаемого обязательственного отношения. Новизна этой темы обусловлена тем, что в современном гражданском праве вопросы оснований прекращения обязательств в целом разработаны недостаточно. Особенно очевидна нехватка работ, нацеленных на детальный анализ понятия прекращения обязательств, их классификацию, а также характеристику отдельных оснований, в том числе, и оснований, не связанных с фактическим исполнением обязательств. Отсутствие полноценных доктринальных работ и исследований в этой области приводит к неоднозначности судебной практики по применению норм, регламентирующих прекращение обязательств. Наблюдается смешение близких категорий, например, отступного и новации, зачета и взаимозачетов, используемых между юридическими лицами.

Отдельные публикации и высказывания в литературе по вопросам, относящимся к характеристике оснований прекращения обязательств, не снимают проблемы единого понимания этих категорий. В силу этого комплексное и всестороннее исследование прекращения обязательств по нетрадиционным основаниям отвечает современным потребностям белорусской науки и правоприменительной практике, а также свидетельствует об актуальности темы предпринятого исследования.

Степень разработанности проблемы. В цивилистике можно встретить работы, посвященные лишь отдельным проблемам, связанным с темой настоящего исследования.

К ним относятся, прежде всего, труды дореволюционных российских цивилистов (Н. П. Боголепов, Д. Д. Гримм, Д. И. Мейер, С. В. Пахман, К. П. Победоносцев, В. И. Синайский, Г. Ф. Шершеневич и др.), в которых основания прекращения обязательств рассматривались наравне с остальными институтами гражданского права. Отдельные вопросы темы изучались в работах советских и современных российских ученых (В. А. Белов, М. И. Брагинский, В. В. Витрянский, О. С. Иоффе, Д. В. Мурзин, Н. Ю. Мурзина, Е. А. Суханов, О. Ю. Шилохвост, А. М. Эрделевский, Р. С. Бевзенко, Т. Р. Фахретдинов и др.). Из белорусских цивилистов рассмотрению оснований прекращения обязательств было уделено внимание в статьях В. В. Подгруши, Р. Р. Томковича, И. Ю. Калининой, С. В. Овсейко. Однако глубоких научно-квалификационных исследований, посвященных характеристике нетрадиционных оснований прекращения обязательств в настоящее время нет. Не создано и целостного учения об указанных основаниях, что позволяет утверждать о недостаточной разработанности данной темы в науке гражданского права.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в связи с прекращением обязатель ств по основаниям, которые могут быть обозначены как нетрадиционные в гражданском праве.

Предметом исследования выступают нормы белорусского гражданского законодательства, составляющие институт прекращения обязательств, а также законодательства зарубежных стран, положения и доктрины гражданского права.

Целью научного исследования является анализ сущностной характеристики нетрадиционных оснований прекращения обязательств, освещение спорных вопросов теории и практики, выработка собственного видения на их решение.

В соответствии с поставленной целью определяются следующие задачи: раскрыть понятие и правовое значение нетрадиционных оснований прекращения обязательств; исследовать направления классификации нетрадиционных оснований прекращения обязательств; рассмотреть основания прекращения обязательств сделкой; проанализировать основания прекращения обязательств независимо от воли сторон.

Эмпирическую базу исследования составили опубликованные либо размещенные в справочно-правовых системах материалы судебной практики высших судебных инстанций Республики Беларусь; факты, получившие отражение в научной литературе и периодической печати.

При написании работы автором была использована научная литература по общей теории права, гражданского права, а также иная литература, относящаяся к теме исследования.

Методологической основой работы выступают различные общенаучные и частноправовые методы исследования: диалектический, являющийся основным способом объективного познания действительности, метод сравнительного правоведения, исторический (для выявления этапов развития института прекращения обязательств), системный, лингвистический, структурно-функциональный анализ, моделирования, формально-юридический.

Движение обязательственного правоотношения, как и любого другого правоотношения, начинается его возникновением и заканчивается его прекращением. Основное значение нетрадиционных оснований прекращения обязательств состоит в том, что они завершают существование обязательства, которое не может быть исполнено надлежащим образом. Правильное и гибкое использование нетрадиционных оснований прекращения обязательств на практике способствует стабильности гражданского оборота, особенно в период кризисных явлений в экономике страны.


Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.1 ПОНЯТИЕ И ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НЕТРАДИЦИОННЫХ ОСНОВАНИЙ ПРЕКРАЩЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ 1.1 Понятие и классификация нетрадиционных оснований прекращения обязательств

Гражданско-правовое обязательство представляет собой определенное правоотношение, в силу которого одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п.) либо воздержаться от него, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. [1, ст. 288]

Гражданско-правовые обязательства разнообразны и имеют широкое применение во всех сферах хозяйственной жизни. Физические и юридические лица вступают в отношения между собой по поводу различных имущественных и неимущественных благ, за счет которых они удовлетворяют свои разнообразные и многообразные потребности.

Реализация модели поведения, заложенной в обязательстве призвана наиболее полным и надежным образом обеспечить имущественные, а так же личные неимущественные интересы различных участников общественных отношений, гарантировать им получение того, на что они рассчитывали на момент вступления в отношения, опосредуемые обязательственной связью.

Участники общественных отношений, регулируемых гражданским правом, наделены известной свободой в определении содержания своего поведения по отношению друг к другу. До тех пор, пока сценарий взаимоотношений не реализован, стороны связаны тем, чем обязались друг перед другом. Существующее между ними обязательство живо, если только они обоюдно не утратят интереса к тому, что стремились получить посредством обязательственной связи. Неисполнение одной из сторон своей роли негативно сказывается не только на положении другой стороны, затратившей время и силы вступая в обязательственную связь, но в виду структурированности социальной жизни – на весь гражданский оборот, имеющий своим содержанием перемещение имущества и других материальных и нематериальных благ из сферы производства в сферу обращения, а из последней — в сферу производительного или личного потребления.

Таким образом, основополагающей целью любого обязательства является удовлетворение при помощи различных социальных благ определенных потребностей участников гражданских правоотношений посредством точного исполнения того, что каждый из них обязался исполнить перед другим. Это и есть та цель, ради которой обязательства возникают, существуют и умирают (прекращают свое существование).

Обязательства, как указывал Гарсия Гаридо М. Х., имеют «временный характер и рождаются, чтобы быть исполнены» [2, С. 419].

Чтобы достичь своей цели обязательство должно быть исполнено надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями [1, ст. 290]. За пределами надлежащего исполнения никакого другого обязательства между теми же лицами нет. Надлежащее исполнение во всех случаях освобождает должника от его обязанностей и прекращает обязательство (п. 1 ст. 379 ГК).

Как только входящие в его состав права и обязанности будут полностью осуществлены действие обязательства исчерпывается.

Надлежащее исполнение является наиболее естественным, желаемым, и, следовательно, традиционным основанием прекращения существования обязательственного правоотношения.

В силу социальной и природной взаимообусловленности в существующей реальности могут возникнуть жизненные обстоятельства, которые своим вмешательством в естественный процесс удовлетворения потребностей социальных субъектов, опосредуемый обязательственными правоотношениями, могут оказать сдерживающее либо разрушающее влияние на ход надлежащего исполнения обязательств. В силу того, что правовое регулирование общественных отношений призвано обеспечит стабильность и предсказуемость социальных связей, законодатель, конструируя те или иные нормы права, не может абстрагироваться от этих факторов. Если в следствие действия последних надлежащее исполнение обязательства ставиться под угрозу его «мутации», а то и вовсе реальной неосуществимости, то будь надлежащее исполнение единственным обстоятельством, влекущим прекращение обязательства, судьба последнего была бы неопределенной. В силу указанного эффекта правового регулирования такая ситуация недопустима.

В зависимости от характера и влияния этих факторов на судьбу надлежащего исполнения законодатель, в одних случаях, предоставляет возможность самим сторонам обязательственного правоотношения своей волей их преодолеть, в других случаях с ними приходиться мириться в силу физической или иной невозможности их преодолеть чьей-либо волей, так как по отношению к ней они носят внешний, в той или иной мере независимый, естественный или необходимый характер.

Законодатель связывает с определенными жизненными обстоятельствами наступление определенных правовых последствий. Такая связь этих обстоятельств с правовыми нормами придает им правовой характер. В теории права жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связываю наступление определенных правовых последствий, принято называть юридическими фактами. С юридическими фактами законодатель, в той или иной ситуации, связывает наступление различных правовых последствий. Эти последствия могут носить правоустанавливающий, правоизменяющий либо правопрекращающий характер.

Необходимость определения судьбы обязательственного отношения, надлежащее исполнение в котором одной или обеими сторонами своих обязанностей становиться зыбким или неосуществимым, вызвало необходимость связать прекращение обязательства не с достижением его цели путем надлежащего исполнения, а с иными чем надлежащее исполнение обстоятельствами, которые по отношению к надлежащему исполнению как естественному, традиционному основанию прекращения обязательственного правоотношения, могут быть обозначены как нетрадиционные основания прекращения обязательств.

Как отмечалось, нетрадиционные основания прекращения обязательств представляют собой определенные юридические факты.

В теории права юридические факты в зависимости от того, зависят ли они от индивидуальной воли субъекта или нет, делятся на две группы: юридические события и юридические деяния.

Юридические события - это такие жизненные обстоятельства, которые не зависят от воли людей (рождение или смерть человека, достижение определенного возраста, истечение сроков, стихийное бедствие и т. д.). События имеют юридическое значение, если они оказывают влияние на общественные отношения и предусмотрены правом.

События подразделяются на абсолютные и относительные. Абсолютные события - это явления, которые не вызваны волей людей и не выступают в какой-либо зависимости от нее (землетрясение, наводнение, рождение или смерть человека).

Относительные события - это такие обстоятельства, которые возникли в результате деятельности людей, но в данных правоотношениях выступают независимо от вызвавших их причин. Примером является пожар, который произошел по вине человека, действовавшего умышленно или по неосторожности. В дальнейшем развитие событий протекает по законам природы и не зависит от воли породившего его лица или других лиц.

Юридические деяния - это жизненные обстоятельства, происходящие по воле людей. Все действия по признаку отношения к ним правовых норм разделяются на правомерные и неправомерные (противоправные) действия.

Правомерное действие - это волевое поведение, вытекающее из требований действующего законодательства, полностью согласованное с ним. По юридической направленности воли людей, совершающих эти действия, правомерные действия подразделяются на три вида: 1) юридический (индивидуальный) акт; 2) юридический поступок; 3) правомерное действие, создающее указанный в законе и выраженный в материальной форме результат, т. е. правомерное результативное действие.

Юридический акт представляет собой правомерное действие, совершаемое с намерением достичь определенного правового результата (например, организации заключают договор аренды; заявления и жалобы граждан; судебные решения и определения и т. п.).

Юридический поступок представляет собой правомерное действие, приводящее к юридическим последствиям независимо от воли и намерений лица (создание художественного или иного произведения, изобретения и находка и т. п.).

Правомерное результативное действие - это такое действие граждан или иного лица, которое прямо не направлено на юридический результат, но приводит к созданию материальных и духовных благ (изготовление вещи, создание произведения литературы, искусства, науки, техники и т. п.).

В зависимости от характера действия юридические факты делятся на факты однократного действия и факты непрерывного действия.

Факты однократного действия существуют в определенный период времени или в настоящий момент.

Исчезая, они порождают различные юридические последствия (смерть, рождение, наводнение и др.). Факты непрерывного действия - это обстоятельства, существующие длительное время и порождающие юридические последствия непрерывно или периодически.

Кроме реальных жизненных фактов возникают ситуации, которые могут носить вероятностный характер и рассматриваться правом в качестве основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений. Это так называемые квази-факты. К ним, в частности относятся правовые презумпции – предположения о наличии или отсутствии юридически значимых явлений, подтвержденных правоприменительной практикой [3, С. 130, 131].

Поскольку нетрадиционные основания прекращения обязательств являются по своей природе юридическими фактами, все вышеизложенное имеет к ним непосредственное отношение.

Таким образом, основаниями прекращения обязательств могут служить различные категории юридических фактов - действия, в том числе, сделки (например, прощение долга), юридические поступки (надлежащее исполнение), юридические акты (акты государственных органов, препятствующие исполнению обязательства), события (смерть).

Те из них, которые носят наиболее универсальный характер и способны прекращать достаточно широкий круг обязательств, которые достаточны и необходимы для поддержания стабильности гражданского оборота законодатель объединил в отдельную главу ГК.

Помимо надлежащего исполнения в главе 26 ГК поименованы такие нетрадиционные основания прекращения обязательств, как: отступное; зачет встречного однородного требования; совпадение должника и кредитора в одном лице; новация; прощение долга; невозможность исполнения; издание акта государственного органа; смерть гражданина; ликвидация юридического лица.

Однако в главе 26 ГК перечислены не все основания прекращения обязательств, которые можно отнести к нетрадиционным. Так, стороны по соглашению между собой могут расторгнуть договор. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются [1, п. 1 ст. 423]. Обязательство может прекратиться наступлением отменительного условия (п. 2 ст. 158 ГК) и в других случаях.

Чтобы понять, в чем состоит их прекращающее действие представляется логичным рассмотреть само явление обязательства.

Несмотря на длительное существование обязательств, в науке до настоящего времени не выработалось единого мнения на его понятие. Легальное же определение обязательства, содержащееся в п. 1 ст. 288 ГК в юридической литературе подвергается определенной критике. Однако большинство цивилистов отмечают, что обязательство – это разновидность гражданского правоотношения, имеющее определенное внутреннее строение, составные части которого именуются «элементами». Однозначного ответа на вопрос, что это за элементы, нет. Проанализировав разнообразные точки зрения, можно утверждать, что основными элементами любого правоотношения являются субъект, объект, содержание. Иногда отдельно выделяют предмет правоотношения. Не исключение составляет и обязательство. Названные элементы находятся в структуре конкретного обязательства не абстрактно, не отвлеченно друг от друга, а во взаимосвязи. Причем связь между элементами обязательств, основанных на праве, носит правовой характер и является правовой связью [4, С. 10].

Субъектами обязательства являются лица, между которыми оно возникает. В обязательственном правоотношении могут участвовать не менее двух субъектов. Они имеют специальное наименование - кредитор (управомоченная сторона) и должник (обязанная сторона). Объект обязательства - это конкретное действие, совершения которого кредитор вправе требовать от должника. Под предметом обязательства понимают: 1) материальные блага (здания, сооружения, вещи, имущество, ценности, результаты действий); 2) нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство, честь, свобода, безопасность и т. д.); 3) продукты духовного творчества (произведения литературы, науки, живописи, телевидения, кинематографии, научные открытия, политические, идеологические ценности и т. д.) и др. Содержание обязательства составляют права и обязанности его субъектов [5, С.778].

Для того, чтобы понять природу нетрадиционных оснований прекращения обязательств как юридических фактов, влекущих прекращение обязательственного правоотношения, необходимо обозначить их связь со структурными элементами обязательства.

Нетрадиционные основания прекращения обязательств как правопрекращающие юридические факты связаны, как правило, с одним из элементов обязательства: его субъектами (например, ликвидация юридического лица); объектом обязательства (например, невозможность исполнения, которая наступила в результате гибели индивидуально-определенной вещи, за которую ни одна из сторон не отвечает); либо его содержанием (например, соглашение о зачете встречных требований) [6, С. 505].

На наш взгляд эта связь состоит в действии факторов, вследствие которых на первый план выходит соответственно выбытие одного из элементов обязательственного отношения или нарушение правовых связей между теми или иными структурными элементами обязательства.

Рассмотрение данного вопроса так же позволит нам выявить отличия (отступления) от надлежащего исполнения обязательства.

Факторы разрушения структуры обязательства можно разбить на две группы: поводы и основания для прекращения обязательств. В качестве поводов для прекращения обязательств рассматриваются объективные обстоятельства, вызывающие необходимость его прекращения. Основаниями же выступают те обстоятельства, с которыми закон связывает прекращение обязательства.

В некоторых случаях повод и основание прекращения обязательств совпадают; в других - они разделены.

К факторам вследствие которых на первый план выходит выбытие одного из элементов обязательственного отношения отнесем: 1. смерть гражданина; ликвидацию юридического лица; совпадение должника и кредитора в одном лице – происходит выбытие одного из субъектов правоотношения, обязательство остается односубъектным, что недопустимо (не от кого требовать или некому исполнять); 2. невозможностью исполнения в результате гибели индивидуально-определенной вещи – выбытие предмета обязательства.

К факторам вследствие которых на первый план выходит нарушение правовых связей между теми или иными структурными элементами обязательства отнесем: 1. отступное – нарушается правовая связь между субъектами обязательства и первоначальным предметом обязательства; 2. зачет; прощение долга; издание акта государственного органа – нарушается связь между субъектами и объектом обязательства; при новации утрачивается первоначальная правовая связь между субъектами обязательства.

Следует отметить, что выбытие субъекта или предмета обязательства из обязательственного правоотношения так же влечет нарушение правовых связей между элементами обязательства.

Пролить свет на природу нетрадиционных оснований прекращения обязательств поможет и их классификация.

В зависимости от непосредственной направленности их можно разделить на две группы:

1) непосредственно направленные на прекращение обязательства (новация, истечение срока договора, наступление отменительного условия, прощение долга, отступное);

2) не имеющие указанной цели, но влекущие соответствующие правовые последствия (зачет, совпадение в одном лице права и обязанности, смерть лица, ликвидация юридического лица, гибель незаменимого предмета обязательства).

В зависимости от наличия или отсутствия воли сторон на прекращение обязательств (по волевому признаку) основания прекращения обязательств классифицируются следующим образом:

1) основания прекращения обязательств по воле обеих сторон (новация, отступное, прощение долга (в литературе вопрос о двустороннем характере прощения долга является дискуссионным), расторжение договора по соглашению сторон);

2) основания прекращения обязательств по воле одной из сторон (зачет, прекращение обязательства по требованию одной из сторон);

3) основания прекращения обязательств, не зависящие от воли сторон (невозможность исполнения, в том числе возникшая в результате издания государственным органом акта, делающего исполнение невозможным, совпадение в одном лице должника и кредитора, смерть гражданина в обязательствах, тесно связанных с личностью, ликвидация юридического лица) [7, С.674].

С учетом способа закрепления оснований они подразделяются на: 1. основания, закрепленные законом; 2. основания, установленные в иных нормативных правовых актах; 3. основания, предусмотренные договором [4, С. 14].

Все предусмотренные в законодательстве способы прекращения обязательств подразделяются на общие (применимые либо ко всем обязательствам, либо к большей их части) и специальные (прекращающие только те обязательства, для которых они специально предусмотрены) [6, С. 505].

Мы бы предложили еще классификацию по последствиям воздействия на структуру обязательства:

1) основания прекращения обязательств, связанные с выбытием из обязательственного отношения одного из его элементов;

2) основания прекращения обязательств, связанные с нарушением правовых связей между структурными элементами обязательства.

По объему прекращающего действия:

1) прекращающие обязательство полностью (смерть гражданина, невозможность исполнения по причине гибели индивидуально-определенной вещи, отступное, новация, расторжение договора по соглашению сторон );

2) которые могут прекращать обязательство полностью либо частично (зачет, совпадение должника и кредитора в одном лице, прощение долга, ликвидация юридического лица, издание акта государственного органа).

Как и надлежащее исполнение, нетрадиционные основания прекращения обязательств обладают тем же правопрекращающим эффектом. Прекращение обязательств означает утрату прав и обязанностей их участниками. Это последний этап существования обязательства. С момента прекращения обязательства ни одна из сторон не обязана совершать действия по его исполнению и не имеет права требовать совершения таких действий. Правовая связь между сторонами прерывается, не вызывая возникновения новых или дополнительных обязанностей (по уплате неустойки, возмещению убытков и т. п.) [5, С. 953].

Таким образом, под нетрадиционными основаниями прекращения обязательства следует понимать установленные законом или договором различные по своей правовой природе юридические факты, влекущие прекращение обязательства полностью или частично без порождения иных правовых последствий при невозможности надлежащего исполнения обязательства.

  1.2 Правовое регулирование нетрадиционных оснований прекращения обязательств

До принятия в 1998 г. действующего ГК в Республике Беларусь с изменениями и дополнениями действовал ГК 1964 г. В нем, как и в действующем ГК имелась глава о прекращении обязательств. Не смотря на достаточно длительный период действия этого нормативного акта на территории Республики Беларусь, какие-либо существенные изменения не затронули положений Главы 20 об основаниях прекращения обязательств. Лишь в последнем десятилетии 20-го века из нее были удалены положения, доставшиеся от советского прошлого и не отвечавшие уже на тот момент сложившимся в стране общественным отношениям.

Глава 20 ГК 1964 г. предусматривала кроме исполнения еще семь оснований прекращения обязательств. На момент принятия ГК 1998 г. в ней уже оставалось шесть: прекращение обязательства зачетом (ст. 225), зачет при уступке требования (ст. 227), прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 228), прекращение обязательства соглашением сторон (ст. 229), прекращение обязательства невозможностью исполнения (ст. 231), прекращение обязательства смертью гражданина или ликвидацией юридического лица (ст. 232) [8].

С принятием ГК 1998 г., впитавшего в себя Модель рекомендательного законодательного акта (ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС (часть первая)) Содружества Независимых Государств, принятого на пятом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Содружества Независимых Государств 29 октября 1994 г., положения об основаниях прекращения обязательств нашли место в главе 26. Их перечень был расширен указанием на отступное, новацию прощение долга, рассматривая, в частности, новацию и прощение долга в качестве самостоятельных оснований прекращения обязательств со своими особенностями и спецификой. В самостоятельную статью выделились и положения о прекращении обязательства на основании акта государственного органа.

Кроме того, в отличие от ГК 1964 г. ГК 1998 г. определил, что обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК и иными актами законодательства или договором (п. ст. 378 ГК). То есть, их перечень не исчерпывается ни Главой 26 ГК, ни указанием в законе.

Все эти нововведения призваны были стабилизировать гражданский оборот. Нетрадиционные основания прекращения обязательств расположены в Главе 26 ГК в следующей последовательности: отступное; зачет; совпадение должника и кредитора в одном лице; новация; прощение долга; невозможность исполнения; акт государственного органа; смерть гражданина; ликвидация юридического лица [1, Глава 26].

Логика такого построения Главы 26 ГК, на наш взгляд состоит в следующем.

Первые два основания наиболее близки по своему результату к надлежащему исполнению. В литературе их еще называют квази-исполнение.

Совпадение должника и кредитора в одном лице тоже представляет своего рода зачет. В одном лице сосредоточивается обязанность и требование ее исполнения, в связи с чем происходит их погашение.

Далее идут основания, прекращающие обязательство без достижения цели исполнения. Последние четыре прекращают обязательство независимо от воли сторон.

Но можно представить и другую логику.

Зачет представляет собой одностороннюю сделку. Одна из сторон имеет право заявить о зачете, а согласие другой стороны его принятие не требуется.

Предоставление отступного так же реализуется как односторонняя сделка: должник имеет право предоставить отступное, а кредитор обязан его принять.

Расположение новации и прощения долга рядом может объясняться их двусторонним характером (если прощение долга понимать как двустороннюю сделку). В любом случае такая последовательность, на наш взгляд, обоснована.

Можно выделить несколько плоскостей, в которых происходит правовое регулирование нетрадиционных оснований прекращения обязательств.

Во-первых, это сфера ГК. В Главе 26 ГК поименованы юридические факты (юридические составы), имеющие общий характер: применимые либо ко всем обязательствам, либо к большей их части.

Основания прекращения обязательств, расположенные в Особенной части ГК и других нормативных правовых актах, прекращают только те обязательства, для которых они специально предусмотрены.

Например, договор безвозмездного пользования прекращается в случае смерти гражданина-ссудополучателя или ликвидации юридического лица – ссудополучателя, если иное не предусмотрено договором [1, ст. 655].

В соответствии со ст. 139 Закона о несостоятельности (банкротстве) требования кредиторов считаются погашенными, если по ним достигнуто соглашение об отступном или о новации обязательства либо о прекращении обязательств по иным основаниям [9, ст. 139].

Специальные случаи применения отдельных оснований прекращения обязательств предусмотрены не только в ГК, но и в других кодексах.

Так, в Кодексе торгового мореплавания ст. 130 перечисляет юридические факты, прекращающие договор морской перевозки невозможностью исполнения [10, ст. 130].

В соответствии со ст. 160 Банковского кодекса «Должник вправе против требований фактора предъявить к зачету основанные на договоре с кредитором денежные требования, которые имелись у должника к моменту получения письменного уведомления об уступке денежного требования фактору и срок которых наступил до его получения либо срок которых не указан или определен моментом востребования».

Статья 176 регулирует прекращение обязательства гаранта по банковской гарантии и принципала по основному обязательству: «Обязательство гаранта перед бенефициаром по банковской гарантии прекращается: вследствие отказа бенефициара от своих требований по банковской гарантии путем возвращения ее гаранту; вследствие отказа бенефициара от своих требований по банковской гарантии путем направления гаранту письменного уведомления об освобождении его от обязательства» [11, ст. ст. 160, 176].

Часть 3 ст. 87 Кодекса внутреннего водного транспорта определяет последствия невозможности доставки груза: «Исполнение договора перевозки груза внутренним водным транспортом прекращается независимо от воли сторон, если до отправления судна в рейс из пункта погрузки погибнут груз и (или) судно. При этом ни одна из сторон не вправе требовать от другой стороны исполнения обязательств по договору перевозки груза внутренним водным транспортом» [12, ч. 3 ст. 87].

До недавнего времени в Республике Беларусь действовали положения Указа Президента Республики Беларусь от 15 августа 2005 г. №373 «О некоторых вопросах заключения договоров и исполнения обязательств на территории Республики Беларусь».

Данный нормативный акт запрещал организациям и индивидуальным предпринимателям с 1 августа 2005 г. по 31 декабря 2008 г. при осуществлении предпринимательской деятельности прекращать обязательства по возмездным договорам новацией, предоставлением взамен исполнения отступного без поступления в установленном порядке денежных средств организации, индивидуальному предпринимателю, а также прекращать обязательства без поступления в установленном порядке денежных средств (зачет) организации, индивидуальному предпринимателю с превышением предельных нормативов прекращения обязательств, ежегодно утверждаемых Советом Министров Республики Беларусь по согласованию с Президентом Республики Беларусь.

Этим же документом из под действия указанных ограничений были выведены случаи зачета встречных однородных требований по договорам купли-продажи, подряда, возмездного оказания услуг в связи с использованием товаров (работ, услуг) в собственном производстве; прекращения обязательства без поступления в установленном порядке денежных средств организации, индивидуальному предпринимателю в связи с невозможностью его исполнения либо на основании акта государственного органа; расчетов по погашению банкам банковских кредитов и процентов за пользование ими [13, п.1, 2].

Другим аспектом правового регулирования нетрадиционных оснований прекращения обязательств является то, что в Главе 26 ГК применение отдельных оснований прекращения обязательств применительно к определенным категориям обязательств не допускается.

Такие запреты установлены в отношении зачета встречного однородного требования, новации. Причем, если для новации этот перечень является закрытым и налагает запрет лишь обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов, то запреты на проведение зачета могут быть предусмотрены в иных случаях, предусмотренных законодательством или договором [1, ст. ст. 381, 384].

Так, допускается освобождение участника общества с ограниченной ответственностью от обязанности внесения вклада в уставный фонд общества, в том числе путем зачета требований к обществу, за исключением случаев, установленных законодательными актами. Так же как не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу [1, п. 2 ст. 89, п. 2 ст. 99].

Следующий срез правового регулирования нетрадиционных оснований прекращения обязательств состоит в урегулировании отдельных аспектов тех или иных оснований прекращения обязательств в духе принципа диспозитивности, присущего методу гражданско-правового регулирования.

Так, в случае отступного сторонам предоставлено право самостоятельно исходя из своих интересов установить размер, сроки и порядок предоставления отступного [1, ст. 380].

Применительно к зачету стороны могут в договоре предусмотреть дополнительные случаи неприменения его в отношениях между собой [1, п. 2 ст. 381].

В отношении новации закреплено: «Новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным обязательством, если иное не предусмотрено соглашением сторон» [1, п. 3 ст. 384].

В. В. Подгруша отмечает, что нормы ГК, касающиеся отступного, новации, прощения долга изложены достаточно схематично, что может породить на практике неоднозначное их понимание и применение. На возможность таких последствий наталкивает наличие теоретических споров относительно возможного практического решения тех или иных вопросов [14, С. 36], о чем далее и пойдет речь.


2 ПРЕКРАЩЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА СДЕЛКОЙ 2.1 Зачет встречного однородного требования

Термин «зачет» означает замену; действие по глаголу «засчитывать», «зачесть» [15, С. 664]. Глагол «зачесть» означает «принять что-нибудь в счет чего-нибудь» [16, С. 195], «отнести что-либо в счет чего-либо; засчитать, учесть каким-либо образом» [17, С. 595]. В отношении правовой природы зачета цивилистами высказывались различные взгляды. Так, В. М. Десятков называл зачет специфическим способом исполнения обязательств. По его мнению, обязательства, зачитываясь, тем самым и исполняются. Эту точку зрения критикует В. С. Толстой, считающий зачет не видом, не способом исполнения обязательств, а одним из приемов, применяемых в целях упрощения отношений между участниками гражданского оборота без совершения реальных действий. Согласуется с взглядом В. С. Толстого и позиция Л. А. Новоселовой, рассматривающей зачет взаимных требований как метод организации взаимных расчетов, а также М. Л. Скуратовского и Ю. Н. Извекова, определяющих зачет как неденежный способ расчетов [18].

Нас же зачет интересует как юридический факт, с которым связывают наступление правовых последствий в виде одновременного прекращения взаимных обязательств.

Данное основание прекращение обязательства сформулировано в ст. 381 ГК следующим образом: «Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны».

В связи с эти можно выделить основные условия, необходимые для прекращения обязательства по данному правовому основанию.

1. Встречность требования. Несколько слов об используемой применительно к зачету терминологии. Требование, которым обладает сторона, делающая заявление о зачете (активная сторона), обычно называется встречным требованием. Требование, которым обладает сторона, в чей адрес активная сторона делает заявление о зачете (пассивная сторона), обычно называется основным требованием. В обязательстве, в содержание которого входит встречное требование, активная сторона является кредитором, а пассивная - должником; в обязательстве же, в содержание которого входит основное требование, имеет место обратная ситуация, т. е. кредитором в таком обязательстве является пассивная сторона, а должником - активная. Указанные обязательства можно называть соответственно встречным и основным. Следует также обратить внимание, что термин «обязательство» не совпадает с термином «обязанность», поскольку под обязательством понимается правоотношение как структурная совокупность субъективных прав (требований) и обязанностей [19].

Таким образом, встречность требований предполагает существование двух обязательственных отношений между теми же лицами. При этом должник по одному из них должен одновременно являться кредитором по другому, и наоборот.

В отдельную статью выделен зачет при уступке требования.

Это сделано потому, что в данном случае отсутствует встречность требований, поскольку должник заявляет о зачете не первоначальному кредитору, а новому, к которому в результате уступки права, перешло требование первоначального кредитора к должнику.

В литературе необходимость наличия такой нормы в главе 26 ГК объясняется тем, что при уступке требования не должно ухудшаться положение должника. Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору [20, С. 40].

Условиями проведения зачета при уступке требования являются: а) требование должника должно возникнуть по основанию, существовавшему к моменту получения им уведомления об уступке требования; б) срок требования должен наступить до получения уведомления об уступке либо этот срок не указан или определен моментом востребования [1, ст. 382 ].

Статья 382 ГК не требует, чтобы на момент уступки должник выразил свои требования первоначальному кредитору. Достаточно того, чтобы он о них знал. Во всем остальном должны соблюдаться условия зачета, предусмотренные ст. 381 ГК.

2. Однородность требования.

Законодатель не пояснил, что имел ввиду в п. 1 ст. 381 ГК под однородностью требования (что значит требования одного рода), вследствие чего ни в литературе, ни на практике нет единообразного подхода к ее определению [21, С. 73].

В отношении определения однородности зачитываемых требований обозначились две позиции.

Первую точку зрению представляла в том числе ленинградская школа права. Ее последователи считают, что однородность требования означает «однородность предмета обязательства (деньги, вещи одного и того же рода и прочее) с тем, чтобы зачету не предшествовало соглашение сторон об изменении предмета обязательства». Такой же точки зрения придерживается и В. Ю. Бакшинскас. Единственно, он рассматривает понятие однородности встречных требований, отмечая, что «предметом встречных обязательств должны быть вещи, определяемые родовыми признаками, в том числе деньги».

Второй подход к проблеме определения однородности встречных требований раскрыт в работах М. И. Брагинского, который исходит из того, что зачитываемые требования должны отвечать признаку однородности не только предмета, но и существа обязательств, из которых эти требования вытекают [22].

Рассмотрим, что представляет собой однородность предмета требования. В силу обязательства кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т. п., либо воздержаться от определенного действия. [1, п. 1 ст. 288]

Однородными, следовательно, будут требования, если встречное требование состоит в уплате денег и требование основное так же состоит в уплате денег. То же относиться к передаче имущества, выполнению работы, оказанию услуги. Предмет требования конкретизируется в соответствующем договоре, однако не следует его отождествлять с предметом договора. Предмет требования остается на уровне предмета обязательства с конкретизацией его в договоре.

Закон исходит из требования фактической, а не юридической однородности (тождественности характера, режима удовлетворения, прекращения и т. п.), равно как и не предусматривает совпадения видовой характеристики зачитываемых требований [23].

Требование однородности предмета зачета вытекает из «права кредитора не принимать исполнение, не соответствующее точно обусловленному. Наибольшее практическое значение имеет зачет денежных обязательств; прекращение других однородных обязательств зачетом встречается крайне редко». Вряд ли полностью достигнет цели обязательства зачет, касающийся передачи имущества, определенного родовыми признаками. Например, зачет обязательства передать картофель сорта «крепыш» с обязательством передать картофель сорта «гатчинский» [24, С. 21]. В связи с этим следует согласиться с мнением М. А. Юртаевой, полагающей, что «однородными считаются обязательства, предметом которых являются деньги или вещи, определенные родовыми признаками, но обязательно одного и того же вида» [25, С. 535]. Яблоки, зерно, уголь, нефть и иное имущество можно считать однородным, а значит, зачетоспособным в том случае, если оно одного вида, сорта и т. д. Обязательство поставки нефти марки «Брент» незачетоспособно с обязательством поставки нефти марки «Юралс», так как цена на мировых рынках на нефть разнится в зависимости (в том числе) от ее марки. Необходимость условия однородности требований по их предмету объясняется стремлением обеспечить равенство сторон, поскольку только при однородности требований каждая из сторон, сохраняя то, что она должна другой, становится в то положение, в каком она находилась бы в случае реального исполнения обязательства.

Зачет неденежных однородных обязательств имеет ограниченную сферу применения и представлен зачетом обязательств по передаче однородных товаров, возникших из договоров купли-продажи, займа и др. Возможен зачет неде-нежных обязательств, предметом которых является совершение однородных действий, если действия не определяются исключительными свойствами данного лица, не нарушают интересов сторон, лишены строгой индивидуальности и по своему существу являются вполне заменимыми.

Нередко на практике зачет отождествляют с меной. Именно в разнородности товаров заключается экономический смысл меновой сделки. Цель зачета – прекращение обязательств, тогда как целью мены является встречная передача имущества в собственность [26].

В литературе отмечается, что не смотря на то, что деньги являются вещами определяемыми родовыми признаками, не могут быть предметом зачета требования, если одно из них номинировано в национальной валюте, а другое – в иностранной. Однако зачет осуществим, если валютное требование будет выражено в рублях по курсу, согласованному сторонами, поскольку размер зачитываемого требования не должен оспариваться. «Такой же, в принципе должен быть подход и при решении вопроса о зачете требований, номинированных в различных иностранных валютах» [21, С. 74].

Признание однородности требований только по предмету обязательства позволяет сторонникам такой однородности утверждать следующее.

Во-первых, однородными можно считать требования, возникшие из одного двустороннего договора. Например, обязательства из договора банковского счета, когда каждая из сторон обязана уплатить другой определенную денежную сумму.

Во-вторых, однородными можно считать требования, возникшие из двух обязательств одного типа, в том числе внедоговорных. Например, существуют два договора займа, должник в одном из которых является кредитором в другом. Либо возникли два встречных требования из причинения вреда имуществу. Очевидно, возможность зачета в таких ситуациях не вызывает сомнений.

В-третьих, однородными можно считать требования, возникшие из двух разнотипных договоров либо из разных внедоговорных обязательств. Например, должник по договору займа является кредитором по договору об оказании услуг (в случае предъявления денежного требования вследствие неисполнения договора), либо имуществу субъекта, получившего неосновательное обогащение, причинил вред субъект, который имеет право требовать возврата неосновательно полученного [24, С. 22].

Признавая лишь однородность предмета требования В. В. Подгруша продолжает: «не требуется, чтобы правовое основание возникновения основного и встречного требований было одинаковым, например только договор займа. Основное требование может возникнуть из договора купли-продажи, встречное – из договора займа. Но если предмет по обоим договорам – деньги, то зачет возможен. Нет препятствий для зачета встречных требований, возникших, с одной стороны, из договора, а с другой – из внедоговорного обязательства» [21, С. 73].

Что же касается позиции, согласно которой однородность должна проявляться не только в однородности предмета, но и в природе обязательств, то Вилесова О., Казакова А. отмечают, что понятие правовой природы обязательств, существа обязательств нигде не зафиксировано [22].

М. И. Брагинский, рассматривая вопрос об однородности природы обязательства, отмечает, что «должны быть признаны неоднородными и соответственно неспособными к зачету требования о перечислении авансового платежа на полученные товары – по одному договору, и о взыскании пени за недопоставку - по другому» [27, С. 663].

Такой же точки зрения придерживается А. М. Эрделевский: «Для совершения зачета требуется и достаточная однородность оснований возникновения требований, например, денежное требование об уплате аванса не может быть зачтено против требования об оплате уже выполненной по договору работы» [28].

Комментируя ст. 381 ГК И. Н. Щемелева отмечает, что «Однородность не исчерпывается лишь предметом зачитываемых требований, они должны быть однородными по своей правовой природе (например, не могут быть зачтены встречные обязательства, одно из которых является основным, а другое - акцессорным)» [6, С. 508].

Иностранные законодательства (особенно романской группы) довольно подробно отвечают на вопрос о том, что есть необходимая для зачета однородность требований.

Римские юристы исходили из того, что смысл зачета состоит в устранении взаимной передачи одних и тех же вещей. Потому оба засчитываемых долга должны были иметь один и тот же предмет, в качестве которого выступали, очевидно, только res fungibiles. Основание долга в расчет, как правило, не принималось.

Этот подход был реализован в Гражданском кодексе Франции. В частности, в ст. 1291 ФГК сказано, что «зачет может происходить лишь между двумя долгами, которые одинаково имеют своим предметом денежную сумму или определенное количество заменимых вещей одного рода и которые являются одинаково определенными по количеству...».

Еще более определенные предписания об однородности содержатся в Своде гражданских узаконений губерний Прибалтийских: «Должник может предъявить встречное свое требование против воли на то кредитора только тогда, когда предметы обоих требований однородны...» (§ 3546); «При определении однородности взаимных требований не берутся в расчет основания, из которых каждое происходит»(§ 3547).

В соответствии с § 3550 названного Свода «предметы взаимных требований признаются однородными, когда к зачету представлены заменимые вещи одинакового с засчитываемыми свойства или еще лучшего; когда предметы требований принадлежат к одному и тому же виду; наконец, когда требования имеют целью такие механические действия, которыми независимо от различия участвующих в них лиц и в том вообще предположении, что личность не имеет здесь значения, производятся вполне одинаковые предметы».

Германское гражданское уложение также придерживается римского подхода, делая акцент на однородности не столько основания требований, сколько предмета требования. В частности, § 387 ГГУ открывается словами: Если два лица должны взаимно исполнить обязательства, однородные по предмету...» [29].

Белорусский как и российский законодатель не посчитал нужным уточнить, что подразумевается под однородностью засчитываемых требований, предоставив решение этой задачи судебной практике. А судебная практика, как отмечает В. В. Подгруша, в данном вопросе не однозначна [21, С. 73].

3. Срок встречного однородного требования.

Вопрос срока наступления зачитываемых требований, к сожалению, исчерпывающим образом в ГК не урегулирован. Не вызывает сомнения, что срок исполнения встречного обязательства, которое подлежит зачету, должен наступить. Иначе возникла бы ситуация, связанная с принуждением одним субъектом другого к досрочному исполнению обязательства, что является недопустимым. Вследствие недоработки законодателя не вполне ясно, обязательно ли для применения зачета наступление срока обоих обязательств либо срока исполнения только встречного требования (т. е. срок исполнения требования стороны, производящей зачет, может еще не наступить) [30].

Существуют законодательства, в которых условие о необходимости наступления срока выдвигается не только для засчитываемого требования, но и для долга, подлежащего зачету. Например, в ст. 1291 ГК Франции указывается, что для зачета «оба требования должны подлежать взысканию».

Намного более гибким представляется подход, заложенный в § 387 ГГУ. Германский законодатель установил, что зачет возможен тогда, когда сторона «сможет потребовать исполнения причитающегося ей обязательства и исполнить свое». Очевидно, что возможность зачета имеется у должника не только тогда, когда срок исполнения наступил, но и тогда, когда закон или договор допускают досрочное исполнение должником своего обязательства [29].

Большинство ученых обосновывают точку зрения, в соответствии с которой зачет возможен при наступлении срока исполнения обоих обязательств.

В то же время, исходя из буквального смысла ст. 381 ГК, нельзя исключать случаи, когда может допускаться к зачету требование, срок которого не наступил. При этом, однако, должно быть соблюдено следующее. Поскольку речь фактически идет о досрочном исполнении обязательства, то зачет допустим, если по этому обязательству возможно досрочное исполнение (например, в силу предписаний ст. 296 ГК).

На основании изложенного можно сделать вывод, что наступление срока исполнения основного требования не является обязательным для случаев зачета, когда возможно досрочное исполнение основного требования.

Если же досрочное исполнение обязательства не допускается (например, в силу осуществления сторонами предпринимательской деятельности, когда досрочное исполнение противоречило бы законодательству, либо условиям обязательства, либо его существу), то наступление срока основного требования так же, как и встречного, является обязательным условием допустимости зачета.

В ГК говорится о возможность зачета не только встречного требования, срок которого наступил, но и требования, срок которого не определен либо определен моментом востребования. С учетом природы зачета представляется, что в этих случаях положения ст. 295 ГК о предоставлении должнику разумного срока для исполнения (при неуказании срока) либо 7-дневного срока (когда срок определен моментом востребования) применяться не должны, поскольку зачет происходит без фактического предоставления сторонами друг другу какого либо исполнения [21, С. 74].

Если, например, установленный срок по одному из денежных требований не наступил, то должник по этому требованию, не отрицая наличия долга, может возражать против зачета, поскольку он до наступления срока вправе пользоваться суммой долга [6, С.508].

4. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В отношении природы зачета доктрина содержит несколько различных позиций. Наибольшую полемику вызвал вопрос, является ли зачет сделкой или юридическим поступком. Большинство авторов придерживаются позиции, что зачет представляет собой волевой акт лица, и, следовательно, направлен на определенные правовые последствия. Данная позиция соответствует буквальному толкованию нормы статьи 381 ГК, в соответствии с которой для зачета достаточно волеизъявления одной стороны. То есть, зачет представляет собой способ прекращения обязательства без реальной передачи исполнения по нему, но при этом правовой эффект зачета аналогичен правовому эффекту, порождаемому действительным исполнением. В связи с этим, многие авторы определяют зачет как квази-исполнение (как бы исполнение) обязательства [31].

Другой вопрос – какого рода сделкой оформляется зачет – односторонней или двусторонней.

Поводом для двоякого понимания зачета служит, как это ни парадоксально, формулировка закона. В п. 1 ст. 381 ГК закреплено, что «для зачета достаточно заявления одной стороны». Подобное построение нормы дает основания для различного толкования, в том числе и такого, носящего расширительный характер, что зачет возможен и в двусторонней сделке. При таком толковании зачет предстает не как сделка, правомерное действие одной из сторон (в виде заявления о зачете), а как определенный результат, который может быть достигнут вследствие односторонней сделки. Но никто не препятствует достижению того же результата путем двусторонней сделки, поэтому якобы возможны и договоры, приводящие к зачету. Если признавать зачетом определенный результат, с этим бессмысленно спорить. Но целесообразнее признавать зачетом не результат, а правомерное действие, сделку.

При понимании зачета как сделки можно толковать слово «достаточно» иным образом, как не требующее согласия другой стороны, т. е. указывающее на односторонний характер зачета. Буквальный характер этого толкования очевиден.

Таким образом, только понимание зачета как односторонней сделки позволяет строго отграничить это основание прекращения обязательства от такого, как изменение или прекращение обязательства по соглашению сторон.

В цивилистике преобладает понимание зачета в широком смысле, когда фактически требования встречность, однородности и наступления срока исполнения не входят в понятие зачета, не составляют неотъемлемые признаки этого понятия, а лишь определяют требования для действительности односторонней сделки-зачета. Большинство ученых полагает, что зачет может происходить в разной форме – как путем односторонней сделки, так и вследствие договора.

М. И. Брагинский считает, что все ограничения, установленные в ст. 410 ГК РФ (ст. 381 ГК), действуют лишь при зачете, основанном на односторонней сделке, т. е. совершаемом по воле одной из сторон. Если же зачет носит договорный характер, т. е. вытекает из соглашения сторон, указанные ограничения не имеют силы [32, с. 361]. В. В. Витрянский также полагает, что ГК устанавливает условия, которые должны быть соблюдены в обязательном порядке, лишь для случаев, когда зачет осуществляется не по соглашению сторон [33, С. 363].

О. Н. Садиков пишет: «Согласно ст. 410 ГК РФ (ст. 381 ГК – Прим. Авт.) для зачета достаточно заявления стороны, предъявляющей свое требование к зачету. Таким образом, согласия другой стороны на зачет не требуется. Однако она может оспаривать как действительность и сумму предъявленного к зачету требования, так и наличие в данном случае названных выше условий, необходимых для зачета. Поэтому на практике зачет часто осуществляется по соглашению обеих сторон, тем более, что он нередко связан с многолетними расчетами и предполагает их предварительную выверку. Возможен также зачет при судебном и арбитражном разбирательстве возникшего между сторонами спора» [34, С. 461].

Можно согласиться с точкой зрения, что нельзя во всех случаях одинаковые правила применять для односторонних и двусторонних сделок, о чем законодатель справедливо сделал оговорку в ст. 156 ГК РФ (ст. 157 ГК – Прим. Авт.): «К односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах, если это не противоречит законодательству, одностороннему характеру и существу сделки» [1, ст. 157].

Более того, указанная норма регулирует вопрос о применении правил о двусторонних сделках к односторонним сделкам, но не вопрос о применении правил об односторонних сделках к двусторонним. Поскольку правила о двусторонних сделках (договорах) детально разработаны, их можно применять к односторонним сделкам, правила о которых не отличаются подобной степенью регламентации. В этом смысл и цель статьи 156 ГК РФ (ст. 157 ГК - Прим. Авт.). Но эту цель не ставил перед собой законодатель применительно к двусторонним сделкам, и поэтому «обратная» норма не включена в ГК [35].

Более того в п. 2 ст. 390 ГК закреплено, что «к договорам применяются правила о двух - и многосторонних сделках» [1, п. 2 ст. 390].

Имело бы определенный смысл ввести в научный оборот понятие зачета в узком смысле в отличие от зачета в широком смысле, под которым можно понимать любое уменьшение встречных обязательств сторон, происходящее как в одностороннем порядке, так и на основании договора.

Суть предложений может быть сведена к тому, чтобы называть зачетом в собственном смысле только одностороннюю сделку, потому что в таком виде зачет сконструирован законодателем, а понятие зачета в широком смысле, как не нашедшее своего определения в законе, оставить для разработки исключительно на научном уровне.

Полный отказ от понятия зачета в широком смысле также нельзя назвать обоснованным, поскольку законодатель в ряде случаев, с нашей точки зрения, использует термин «зачет» именно в этом контексте.

Так, запрещая в п. 2 ст. 99 ГК освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе освобождение его от этой обязанности путем зачета требований к обществу, законодатель имеет в виду как зачет в силу одностороннего заявления акционера, так и освобождение от обязанности оплаты по соглашению акционера и общества, поскольку такое соглашение затрагивает законные интересы третьих лиц.

В заключение заметим, что германский законодатель в параграфе 388 ГГУ однозначно установил, что зачет происходит путем волеизъявления, сделанного в отношении другой стороны. Хотя одновременно с

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Основания прекращения обязательств". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 467

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>