Дипломная работа на тему "Организованная преступность и борьба с ней"

ГлавнаяГосударство и право → Организованная преступность и борьба с ней




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Организованная преступность и борьба с ней":


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение........................................................................................................... 2

Глава 1. История борьбы с организованными преступными формирмированиями и понятие организованной преступности по уголовному кодексу Российской Федерации

1.1 История российского уголовного законодательства об ответственности за создание организованных преступных групп............................................................... 5

1.2 Совершение преступлений организованной группой и преступным сообществом как формы соучастия........................................................................................... 14

1.3 Понятие организации преступного сообщества.................................... 23

Глава 2. Ответственность за организацию преступного сообщества как форма уголовно- правовой борьбы с организованной преступностью

2.1 Объективные элементы организации преступного сообщества............ 32

2.2 Субъективные элементы организации преступного сообщества.......... 39

2.3 Соотношение организации преступного сообщества и смежных уголовно-правовых категорий....................................................................................................... 44

Глава 3. Борьба с организованной преступностью на современном этапе развития общества

3.1 Международный опыт уголовно-правовой борьбы с организованной преступностью........................................................................................................................ 50

3.2 Стратегия и возможные шаги пресечения организованной преступной деятельности........................................................................................................................ 57

3.3 Проблемы борьбы с организованной преступностью.......................... 64

Заключение.................................................................................................... 70

Библиографический список........................................................................... 74

Приложение № 1........................................................................................... 81

Приложение № 2........................................................................................... 82


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Организованная преступность — сложное антисоциальное явление, не имеющее государственных границ. Многие десятилетия он «сопровождает» экономическое и культурное развитие большинства стран мира, стимулируя такие пороки человеческого общества, как коррупция вымогательство, насилие, наркомания, проституция.

Развитие причин организованной преступности в Российской Федерации повторило путь большинства стран: разложение бюрократических структур государства, нарушение принципов социальной справедливости, девальвация нравственных ценностей, выход из примитивного состояния «безналоговой» теневой экономики.

Выбор данной темы не случаен. В своей работе я попытаюсь отразить основные моменты в определении понятия организованной преступности, затрону ее влияние на экономику России, а также на методах уголовно правовой борьбы в частности остановлюсь на ст. 210 УК РФ которая прямо предусматривает ответственность за организации преступного сообщества. Настоящая работа позволит мне проследить генезис экономической организованной преступности, вычленить её из множества других преступлений, самостоятельно выявить пробелы в законодательстве, отметить достижения в борьбе с организованной преступностью, и возможно предложить свой подход к решению настоящей проблемы.

Степень научной разработанности темы. Наиболее обстоятельные разработки в данном направлении осуществили Аванесов Г.А., Антонян Ю.М., Алексеев В.А., Басалаев А.Н., Борисов И.Н., Ванюшкин С.В., Горюнов В.И., Гуров А.И., Гыске А.В., Иванов И.Г., Карпец И.И., Комиссаров B.C., Кудрявцев В.Н., Лозовицкая Г.П., Лунеев В.В., Мурашов В.П., Наумов А.В., Устинова Т.Д., Чабанов В.Е., Шабалин В.А., и другие.

В своей совокупности работы названных ученых представляют солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблемы борьбы с организованной преступностью.

Целями исследования являются:

-   изучение организованной преступности и форм ее проявления и недостатков в судебно-следственной практики российских правоохранительных органов;

-   предположение возможных путей восполнения законодательных и правоприменительных недостатков, а также установление положительных моментов в судебно-следственной практике.

Целевая направленность исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

-           рассмотреть историческое развитие понятия организованной преступности и организованных групп в российском законодательстве;

-           определить признаки преступления предусмотренного ст. 210 УК РФ как непосредственной нормы направленной на борьбу с организованной преступностью;

-           раскрыть особенности борьбы с данным явление за рубежом;

-           проанализировать проблемы борьбы с организованной преступностью.

Объектом исследования работы являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан от рассматриваемого посягательства.

В зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

-           нормы Уголовного кодекса РФ и федеральных законов,

-           материалы судебной практики применительно к проблеме исследования.

Методы исследования Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, в котором представлены основные выводы и предложения, библиографического списка и приложений.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННЫМИ ПРЕСТУПНЫМИ ФОРМИРМИРОВАНИЯМИ И ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1.1 История российского уголовного законодательства об ответственности за создание организованных преступных групп

Рассмотрение любого явления без достаточного изучения накопленного опыта, без знания его истории не буде иметь под собой научного обоснования. В этой связи история развития института «организованной преступности» позволяет понять эту проблему в многомерной плоскости и составить о ней более объективное представление. Учитывая, что исторический аспект данного вопроса, особенно в уголовном праве не получил своего освещения в научной литературе рассмотрение истории российского законодательства об ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) еще больше актуализируется.

Если рассматривать историю становления и развития преступных сообществ (преступных организаций) в России различные предшествующие понятия (шайка, банда и т.п.), которым также свойственна иерархия, планирование преступлений, внутригрупповые нормы межличностных отношений, то следует сделать вывод, что данный вид преступных формирований существовал давно.

Впервые преступное сообщество как форма соучастия получила законодательное закрепление в XVII веке, в Уголовном уложении 1649 г., отмечает А.Н. Трайнин[1]. В нем упоминается вид сообщества в форме скопа и заговора: «также самовольством, скопом и заговором к царскому величеству, - и на его государевых бояр и окольничих и на думных и на ближних людей, и в городах и в полках на воевод, и на приказных людей, и ни на кого никому не приходите, и никого не грабити и не побивати. А кто учнетк царскому величеству, или на его государевых бояр и окольничих и думных и ближних людей, и в городах и в полках на воевод, и на приказных людей, или на кого ни Оуди, приходит скопом и заговором и учнуги кого грабити, или побивати: и тех людей, кто так учинит, за то потому же казнити смертию, без всякие пощады» (ст. 18).

Более полное развитие институт сообщества получает в Уставе благочиния или полицейском 1782 г. Согласно ст. 65 данного устава «Управа Благочиния в городе законом неутвержденное общество, товарищество, братство и иное подобное собрание (под каким бы названием ни состояло) не признает за действительное, буде у таковых окажутся обязательства, правила, положения или постановления, то ни во что не вменять: буде же такое общество, товарищество, братство или иное подобное собрание общему добру вред, ущерб или убыток наносит либо бесполезно, то подлежит уничтожению и запрещению». Само покушение на организацию подобного сообщества подлежало наказанию: «Буде кто учнет заводить, или зачнет общество, товарищество, братство или иное подобное собрание, без ведома или согласия Управы Благочиния: да отдается, яко ослушник, по, стражу, и отошлется в Суд, где поступать как взысканий», — гласит статья 235 этого устава.

Свод законов 1842 г. указывал на недопустимость образования, с одной стороны, обществ, товариществ, братств и т.п. без ведома полицейских органов, с другой стороны, обществ, преследующих вредные для государства цели и способных поселять смуту. Организаторы и участники таких обществ рассматривались и наказывались как государственные преступники.

В Уставе о предупреждении и пресечении преступлений, принятом в 1857 г. различались сообщества незаконные и тайные.

А.И. Гуров отмечает, что в царской России были группы конокрадов, которые насчитывали до 300 человек. Они имели свои деревни, где перекрашивали своих лошадей, поддерживали связь с полицией[2]. Данное деяние приобрело такой размах, что государство было вынуждено выделить в самостоятельную норму, устанавливающую уголовную ответственность за покупку или сбыт заведомо похищенной лошади. В соответствии со ст. 931 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных «виновный в подкупе или сбыте заведомо похищенной лошади подвергается: лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения».

Дальнейшее уголовно-правовое закрепление такой формы, как преступное сообщество, получило в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г. В ст. 264 Уложения говорится: «Злоумышление во всех вышеозначенных видах постигается действием преступным не только в случае, когда виновным сделано уже покушение для приведения своих преступных намерений в исполнение, но и тогда, когда он, через предложение другому принять в них участие, или через составление на сей конец заговора или сообщества, или через вступление в такое сообщество или заговор»[3].

Глава шестая Уложения называлась «О тайных обществах и запрещенных сходбищах». «Основатели и начальники тайных, под каким бы то ни было наименованием обществ, имеющих вредную для спокойствия или целости государства, или противную установленным законом образу и порядку правления цель, — приговаривались к наказаниям в виде лишения всех прав и смертной казни» (ст. 347). Применение таких же наказаний предусматривалось и в отношении рядовых членов. Устанавливалась уголовная ответственность и за недонесение о таких обществах. Липа, которые шали о существовании и об истинном свойстве и цели такого общества и имели возможность довести о нем до сведения правительства, но не сделавшие этого, должны были быть лишены всех прав состояния и сосланы на поселение в отдаленные места Сибири. Предусматривалось телесное наказание в виде ударов (от 10 до 30).

Обращает на себя внимание то, что в Уложении не говорится о степени тяжести преступлений, в целях которых (издается преступное сообщество. Более того, в нем содержится норма, которая предусматривает уголовную ответственность основателей и начальников обществ, «хотя и не имеющих явно преступной направленности против спокойствия или целости государства, но старающихся посредством каких-либо неуказанных и недозволенных законом действий или влияния произвести перемену в общих государственных, губернских и других местных учреждениях, или же в постановлениях, коими определяются дарованные или утвержденные высочайшею властью право преимущества или вообще права существующих в государстве состояний или сословий, или же достигнуть иной политической, (без ведома правительства, цели» (ст. 348).

Предусматривалась ответственность и рядовых членов общества. В ст. 348 Уложения говорится, что вступившие в такое общество, зная о его целях, приговаривались к лишению всех лично и по состоянию присвоенных или особенных прав и преимуществ, и к ссылке в Иркутскую или Енисейскую губернии на срок от двух до трех лет с запрещением выезда в другие Сибирские губернии. Не исключалось и наказание в виде битья розгами.

Вид наказания и его срок определялись в зависимости от знания членами общества цели последнего. Так, например, предусматривалось применение наказания в виде отдачи в исправительные арестантские роты гражданского ведомства на срок от четырех до восьми лет и заключения в крепость на срок от шести месяцев до одного года. Конкретный срок зависел от степени участия в действиях общества и других обстоятельств.

В самостоятельную норму выделялась ответственность лиц за предоставление жилища для собрания «зловредных обществ» (ст. 351).

Был регламентирован вопрос об имуществе, принадлежавшем тайным обществам: «Все имущество, принадлежащее тайным обществам: книги, бумаги, инструменты, знаки какого-либо рода, мебель и т.п. конфискуется, если не будет принадлежать истреблению, продается в пользу местного приказа общественного презрения» (ст. 352). Предусматривалось наказание в случае, если лицо не будет отдавать веши, подлежащие конфискации (арест от трех до семи дней).

В Уложении содержалась норма, предусматривающая ответственность просто за сам факт образования любого общества, не имеющего противоправной цели, созданного без разрешения. Виновные подвергались взысканию денег сумме от пяти до десяти или от пятидесяти до ста рублей, по усмотрению суда и состоянию виновного.

Помимо общества и сообщества, Уложение определяет еще одну форму организованного преступного формирования — шайка. Понятия им не даются. Из анализа же норм, изложенных в Уложении, можно понять, что они часто используются как слова-синонимы. Так, в ст. 926 говорится, что наказаниям подвергаются основатели и начальники шаек или сообществ для противозаконного провоза подлежащих акцизу питей, для провоза контрабанды и «вообще для производства запрещенной торговли, или же для запрещенной законами игры, или для подкупа чиновников или служителей какой-либо части управления». Последнее, как мы видим, является прообразом такого квалифицирующего признака организации преступного сообщества (преступной организации), как совершение лицом деяния с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК РФ).

Уложение 1845 г. оговаривало условия уголовной ответственности организаторов сообщества в случае совершения ими преступлений, для совершения которых оно создано: «когда кто-либо из составивших злонамеренную шайку или сообщество, или из принадлежавших к оной действительно учинит одно из преступлений, для коих сия шайка или сообщество составлены, то будет в законах не определено какое-либо особое наказание именно за совершение такого преступления посредством шайки, он приговаривается к высшей мере наказания за то преступление в законе положенного» (ст. 927).

Отдельно выделялась уголовная ответственность лиц, изобличенных «в доставании заведомо злонамеренным шайкам или сообществам оружия или же иных орудий, или других каких-либо средств для совершения преступлений» (ст. 928). Предусматривалась уголовная ответственность притоносодержателей (то есть всех тех, которые заведомо позволяют лицам, принадлежащим шайке, жительствовать или хотя бы временно останавливаться или укрываться в ломах или иных каких-либо местах), укрывателей преступников или их сообщников, принимающих от шаек принадлежащее им на сохранении или для реализации вещи или иное похищенное, или же тайно провезенное, или фальшивые монеты, или поддельные государственные бумаги».

Лица, которые не имели прямых сношений с шайкой или даже не знали о ее существовании и занимались в виде «промысла скупом и перепродажей заведомо похищенного или противозаконно провезенного», приговаривались к лишению прав и преимуществ и к отдаче в исправительные арестантские отделения.

В 1867 г. появляется новый закон «О борьбе с противоправительственными сообществами». Данный закон карал покушение на образование преступных сообществ, недонесение о них, а также допущение преступных собраний в своих жилищах. Через семь лет, в 1874 г., был принят новый закон, направленный против политических организаций[4]. Отличительной чертой закона 1874 г. является перечисление условий, при которых преступное сообщество считается более опасным — если оно приняло особые меры к сокрытию от правительства своего существования или тайному расширению круга своих действий, как-то: если оно разделено на отделения или кружки под одним общим управлением; если члены оного обязались безусловным повиновением какому-либо, хотя и выбранному ими, руководителю; если имена руководителей хранятся в тайне от других членов. Закон предусматривал ответственность за недонесение о сообществах, покушение на образование противозаконного сообщества и допущение их собрания.

Дальнейшее развитие институт преступного сообщества (преступной организации) получил в Уголовном уложении от 22 марта 1903 г. В нем, в частности, отмечалось, что согласившийся принять участие в сообществе для учинения тяжкого преступления и не отказавшийся от дальнейшего соучастия, но не бывший соучастником тяжкого преступления или просто преступления, отвечает только за участие в сообществе[5].

Виновный в участии в сообществе, составившем для учинения тяжкого преступления, предусмотренного ст. 102 (насильственное посягательство на изменение в России или в какой-либо ее части установленных законами основами образа правления или порядка наследования престола или на отторжение от России какой-либо ее части), наказывался смертной казнью.

Если такое посягательство обнаружено в самом начале и не вызвало особых мер к его подавлению, то виновный наказывался срочной каторгой. Посягательством признавалось как совершение тяжкого преступления, так и покушение на него, которое наказывалось на срок не свыше восьми лет лишения свободы.

Если такое сообщество имело в своем распоряжении средства для взрыва или склад оружия, то виновный в участии в данном сообществе наказывался срочной каторгой.

Виновный в участии в сообществе, составившемся для учинения тяжкого преступления в посягательстве на жизнь, здоровье, свободу или вообще на неприкосновенность священной особы царствующего императора, императрицы или наследника престола или на низвержение царствующего императора с престола, или на лишение его власти верховной, или на ограничение прав оной, наказывался бессрочной каторгой.

Посягательством признавалось как совершение данного 1яжкого преступления, так и покушение на него. Предусматривалось наказание каторгой без срока.

Виновный в подговоре составить сообщество для учинения тяжкого преступления из числа вышеназванных или принять участие в таком сообществе, если последнее не составилось, наказывался (в отношении сообщества для учинения тяжкого опасного преступления) каторгой на срок не свыше восьми лет.

В ст. 126 говорилось, что виновный в участии в сообществе, заведомо воспрещенном в установленном порядке, наказывался заключением в крепость на срок не свыше одного года или арестом.

Виновный в участии в сообществе, заведомо поставившем целью своей деятельности ниспровержение существующего в государстве строя или учинение тяжких преступлений посредством взрывных веществ или снарядов, наказывался каторгой на срок не свыше восьми лет или ссылкой на поселение. Если такое сообщество заведомо имело в своем распоряжении средства для взрыва или склад с оружием, то виновный в участии в таком сообществе наказывался срочной каторгой.

Виновный в допущении собрания заведомо противозаконного сообщества в помещении или местах, ему принадлежащих или состоящих в его управлении или заведывании, наказывался как участник сообщества (ст. 126).

Новеллой, по сравнению с Уложением 1845 г., явилось то, что Уголовное уложение предусматривало условие смягчения наказания или полного освобождения от него участников противозаконного сообщества. Этим условием было донесение о таком сообществе до его обнаружения.

Нормы, направленные на борьбу с преступными сообществами, предусмотренные в Уголовном уложении 1903 г., получили свое развитие в Указе правительственного Сената от 4 марта 1906 г. Статья 6 Указа запрещала «сообщества преследующие цели, противные общественной нравственности или воспрещению уголовным законом, или же угрожающие общественному спокойствию и безопасности»[6].

Уголовно-правовое закрепление в советский период по нятия «преступное сообщество (преступная организация) получило в УК РСФСР 1926 г. Ст. 58 этого Кодекса гласила: «Всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных УК РСФСР преступлений, а равно участие в организации, образованной для подготовки или совершения одного из преступлений, влекут за собой меры социальной защиты». К таким мерам социальной защиты законодатель относил; объявление врагом трудящихся с лишением гражданства; лишение свободы в исправительно-трудовых лагерях в отдаленных местностях; лишение свободы в общих местах заключения и др.

Как уже отмечалось, преступное сообщество (преступная организация) не является каким-то неожиданным для нас явлением. Оно имеет свои исторические и правовые корни. Еще в царской России существовал криминальный слой профессиональных преступников, наиболее организованную часть которых составляли представители воровских сообществ.

Обстоятельства, сложившиеся в России после октября 1917 г., обусловили необходимость объединения профессиональных преступников в нелегальную корпорацию и выработки изощренной системы преступной деятельности. Одной из форм такого объединения является «воровское движение».

Современные «воры в законе» считают себя потомками настоящих и мнимых князей. Это идет из 20-30-х гг., когда «нэпманские воры» для поднятия своего авторитета распространили легенду о происхождении своей воровской касты от атаманов разбойных шаек, живших в X—XI вв., и якобы принадлежавших дворянскому сословию. Среди этой касты в качестве столпов обязательно должен был быть «положенец» - уголовный авторитет, наделенный «воровскими» обязанностями и правами на определенный срок, который затем становился бы «вором в законе»; «смотрящий» — криминальный авторитет, контролирующий определенную территорию или объект и находящийся под покровительством «воров в законе»[7].

Современный этап развития института преступного сообщества (преступной организации) связан с принятием Уголовного кодекса Российской Федерации в 1996 г., в котором предусмотрена такая форма соучастия как «преступное сообщество (преступная организация)» - ст. 35 УК, и состав преступления «организация преступного сообщества (преступной организации)» - ст. 210 УК.

Приведенный анализ развития института преступного сообщества (преступной организации) позволяет ввести периодизацию его истории. В ее основу можно положить хронологию принятия уголовных законов и закрепления в них организации преступных формирований в качестве самостоятельного состава преступления. Нам представляется, что предполагаемая периодизация должна состоять из следующих четырех этапов.

1.2 Совершение преступлений организованной группой и преступным сообществом как формы соучастия

Организованной группой признаётся устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст.35 УК РФ). На устойчивость этого преступного объединения указывает продолжительность его существования во времени. Это может быть время, истекшее с момента формирования группы до момента совершения первого из числа запланированных её участниками преступлений. Это может быть и отрезок времени, в пределах которого её участниками совершались преступления. В то же время продолжительность существования такой группы во времени указывает на более высокую степень согласованности в преступном поведении её участников по сравнению с нижестоящими формами соучастия.

Так Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ обоснованно усмотрела в действиях виновных состав преступления — похищение человека, совершенное организованной группой. Она отметила, что доводы жалоб о недоказанности вины Д. и К. в преступлении, об отсутствии признака совершения преступления «организованной группой» несостоятельны, поскольку характер и согласованность действий, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения и в дальнейших действиях, длительность насильственного удержания Б. в чужой квартире, корыстный мотив преступления опровергают эти доводы[8].

Помимо временного признака, на высокую степень согласованности и устойчивости связей между участниками организованной группы может указывать существование плана преступной деятельности с обозначением в нём ролей и функций, отдельных актов и операций. При этом устойчивость связей между участниками организованной группы, в свою очередь, отражает не только высокую степень согласованности их поведения, но и уровень замкнутости, изолированности от общества этого преступного формирования. Таким образом, каждый из вступивших в организованную группу является уже не просто её участником, а членом, независимо от места и выполняемых функций, отведённых ему при осуществлении плана преступной деятельности. Закон не ограничивает участие в организованной группе только исполнительскими или соисполнительскими действиями, как это имеет место с "группой лиц".[9]

Рядовые участники - члены организованной группы могут и не знать об отдельных преступлениях, совершённых другими её участниками-членами. В этих случаях они несут ответственность лишь за участие в группе и за лично содеянное ими во исполнение плана её преступной деятельности также по соответствующим статьям Особенной части УК РФ. При этом следует иметь в виду, что сам факт создания преступной группы, если это специально не предусмотрено в Особенной части УК РФ, влечёт ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана (ст.35 УК РФ).

Если совершённое организованной группой преступление квалифицируется по статье Особенной части Уголовного кодекса России, где это не предусмотрено в качестве основного или квалифицирующего признака, то в подобных случаях сам факт его совершения организованной группой расценивается как отягчающее обстоятельство при назначении наказания (ст.63 УК РФ). Вместе с тем, совершённое организованной группой преступление, попадающее под статью (часть статьи) Особенной части Уголовного кодекса России, где это выступает основным или квалифицирующим признаком, влечёт более строгое наказание в пределах санкции этой статьи (части статьи)[10].

Сплочённость как важнейший критерий организованности преступных групп образует следующие её элементы:

1) организационно-управленческая структура;

2) устойчивый, планируемый, законспирированный характер деятельности;

3) нейтрализация социального контроля;

4) наличие денежных сумм для оплаты услуг;

5) распространение своего влияния либо на определённой территории, либо в определённой экономической области.

В.Быков представляет организованную преступную группу как самостоятельный криминальный тип сообщества, который характеризуется рядом следующих особых признаков:

- выработка в группе собственных взглядов, норм поведения и ценностей ориентации, которых придерживаются все её члены. Нарушители принятых в группе норм поведения подвергаются преследованию, различного рода "судам" и даже расправам. Вся внутренняя жизнь в преступной группе в основном ориентирована на совершение ряда преступлений с целью получения крупного дохода. Количество совершаемых преступлений и их тяжесть по мере функционирования группы увеличиваются;

- чётко выраженная иерархическая структура. Группу возглавляет лидер - её организатор и руководитель, к нему примыкают наиболее активные члены преступной группы ("авторитеты"), за ними следуют рядовые участники. В группе может существовать, так называемый, "оппозиционер", который борется за выдвижение в лидеры, составляет конкуренцию имеющемуся лидеру или находится в определённой оппозиции к нему, в связи с несогласием с целями или методами преступной деятельности группы;

- наличие лидера в преступной группе также является одним из главных отличительных признаков организованной группы. Поэтому, если при расследовании группового ил организованного преступления устанавливается, что в преступной группе есть лидер, то этот признак, наряду с другими, служит основанием для квалификации преступной группы

- наличие в группе функциональной структуры, которая основана на ролевой дифференциации членов преступной группы в связи с совершением группового или организованного преступления. В организованной преступной группе роли чётко распределяются: одни члены группы участвуют в подготовке преступлений (ведут разведку, подыскивают подходящие объекты преступлений), другие - непосредственно совершают преступления, третьи - обеспечивают хранение, транспортировку и сбыт похищенного. Имея развитую функциональную структуру, организованная группа может использовать сложные способы совершения групповых и организованных преступлений, связанных с их длительной подготовкой, применением различных технических средств и приспособлений, транспорта, при сокрытии совершённых преступлений и похищенного имущества, а также оказывать следственным органам противодействие при расследовании и рассмотрении дела в суде;

- характер отношений в группе. С развитием функциональной структуры межличностные отношения в организованной группе меняют свой характер: личные отношения, основанные на чувстве симпатии, становятся ненужными, так как не способствуют успеху, полностью заменяются деловыми, основанными исключительно на совместном совершении преступлений. Более того, все отношения в группе начинают конспирироваться. В этих целях участники группы стараются не поддерживать между собой заметных связей, лидер группы общается со строго ограниченным кругом своих приближённых, а рядовые члены могут даже его не знать;[11]

- порядок распределения преступных доходов группы. Если в группах низкого психологического развития - случайной группы и группы типа компании, преступные доходы во многих случаях распределяются в равныхдолях между её членами, то в организованных группах прослеживается чёткая линия на присвоение преступных доходов в соответствии с положением её участников в психологической структуре группы: лидер, как правило, забирает себе львиную долю доходов, а его приближённые получают больше, чем рядовые члены преступной группы;[12]

 - существование в группе специального денежного фонда - "общака",которым распоряжается лидер. Деньги из этого фонда используются для подкупа должностных лиц, а также передаются членам группы, отбывающим наказание.

Таким образом, оценивая признаки организованной группы, следователь и суд должны иметь в виду, что не во всех организованных группах могут проявиться все указанные признаки. Дело в том, что преступная группа – это живой социальный организм, который развивается от простых групп к сложным, какими и являются организованные преступные группы. Поэтому не все из перечисленных признаков на практике присутствуют во всех группах: всегда могут быть случаи, когда отдельные признаки ещё не сформировались. В случае, когда удалось при расследовании дела и его судебном рассмотрении установить большинство признаков, преступная группа должна быть квалифицированна как организованная[13].

Не изжиты ошибки в оценке наличия предварительного сговора на объединение в организованную группу для совершения преступления. Например, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу М. И С. разъяснила, что квалификация преступления. Совершённого организованной группой, предполагает, что виновные заранее объединились в устойчивую организованную группу для совершения одного или нескольких преступлений[14].

При решении вопроса о специфическом основании уголовной ответственности участников организованной группы, следует обратиться к проблеме причинной связи. Наличие группы само по себе выступает в качестве необходимого условия преступной деятельности и достижения результатов определённой значимости (опасности). В этом смысле само существование группы - причина наступления общественно-опасных последствий. Именно поэтому усилия лиц, направленные на руководство группой и обеспечение её существования и функционирования, находятся причинной связи со всеми результатами её деятельности. Это служит объективной предпосылкой ответственности таких участников за всю эту деятельность. При установлении того обстоятельства, что все проявления преступной деятельности охватывались умыслом наделённого отмеченными функциями лица (то есть соответствовали целям группы, о которых оно было осведомлено), это лицо должно нести ответственность за совершение организованной группой всех преступлений, хотя оно может и не знать место и время их совершения, круга конкретных исполнителей.

Преступным сообществом признаётся сплочённая организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч.4 ст.35 УК РФ).

Закон гласит, что преступное сообщество является прежде всего организованной группой, со всеми характерными для неё признаками:

а) сплочённость;

б) создание данного преступного объединения лиц для совершения многих преступлений;

в) создание этого формирования для совершения именно тяжких или особо тяжких преступлений;

г) объединение нескольких организованных групп в тех же целях.[15]

Признак сплочённости (помимо устойчивости) характеризует более высокую степень согласованности преступной деятельности участников-членов преступного сообщества по сравнению с организованной группой. Устойчивость и сплочённость данного преступного формирования, его изначальная нацеленность на совершение тяжких или особо тяжких преступлений характеризует также весьма высокую степень опасности этого вида соучастия. Это в полной мере учитывается законодательством в особенностях конструкции составов преступлений.

Под устойчивостью преступного сообщества понимается наличие постоянных связей между его членами и специфических методов деятельности по подготовке или совершению одного или нескольких преступлений. Устойчивость сообщества предполагает предварительную договорённость и соорганизованность.

Устойчивость и сплочённость преступного сообщества предопределяют более или менее продолжительную преступную деятельность. Учитывая опасность этих преступлений, ради которых формируется преступное сообщество, законодатель саму организацию и участие в преступных сообществах относит к самостоятельным преступлениям.

Участник преступного сообщества может быть привлечён к уголовной ответственности за непосредственную его деятельность как члена этого сообщества, а также за преступления, в подготовке или совершении которых он участвовал. Действия каждого члена сообщества должны причинно обуславливать наступление последствий в результате совершения сообществом преступлений. Субъективная сторона каждого участника сообщества характеризуется виной в форме умысла. Содержание умысла каждого сообщества определяется единством всех членов по достижению поставленных преступных целей. Осознание общности целей, для достижения которых создаётся преступное сообщество, предопределяет наличие лишь прямого умысла у каждого члена преступного сообщества.

Совершение преступления преступным сообществом признаётся законом отягчающим ответственность обстоятельством и влечёт более строгое наказание в пределах санкции применяемой статьи Особенной части Уголовного кодекса России.

Н. Ткачёв и М. Миненок определяют преступную организацию как постоянно действующее, устойчивое объединение преступников с разветвлённой иерархической структурой, включающей относительно автономные и дифференцированные по функциональной роли преступные образования (группы), деятельность которых координируется и направляется единым управленческим органом. Совокупность организованных групп и преступных организаций составляет организованную преступность. Установление статистических данных о численности и соотношении приведённых форм преступных объединений вместе с их качественными характеристиками - необходимое условие для эффективных направлений борьбы с преступными объединениями.

В.В. Лунеев отмечает, что преступное сообщество действует путём:

а) постоянного сбора необходимой информации для преступного сообщества о выгодных направлениях преступной деятельности и возможных путях провала. При планировании преступной деятельности прогноз носит самоорганизующий характер, то есть преступники действуют в направлении его непременного осуществления;

б) нейтрализации и постепенного коррумпирования правоохранительных и иных государственных органов;[16]

в) профессионального использования основных социально-экономических институтов и условий, действующих в стране, в целях создания внешней законности своей преступной деятельности;

г) распространения слухов и страхов о своём могуществе, что деморализует свидетелей и потерпевших;[17]

д) организации такой структуры управления преступной деятельностью, которая избавляет её руководителей от необходимости непосредственной организации конкретных деяний или от участия в их совершении. А это значит, что они успешно избегают уголовной ответственности. С привлечением к уголовной ответственности отдельных лиц или подгрупп преступное сообщество сохраняется, обеспечивая преданных ему людей необходимой помощью;

е) совершение различных преступлений, при ведущей и доминирующей мотивации достижения корыстной цели и контроля (власти) в какой-то сфере или на какой-то территории. Корыстная направленность - это становой хребет организованной преступности при совершении любых преступлений. Расширительное толкование общественно опасных действий всегда было ущербным, как для реализации принципа неотвратимости наказания, таки для соблюдения принципа законности.

Таким образом, мы видим, что организованная преступность сложное и многоплановое явление.

 

1.3 Понятие организации преступного сообщества

Недопустимость отождествления понятия преступного сообщества и преступной организации отмечается и другими авторами[18].

На необходимость четкого определения понятийного аппарата, относящегося к сфере борьбы с организованной преступностью, обращал внимание И.И. Карпец[19].

Следует учитывать, что понятие преступного сообщества (преступной организации) имеет два аспекта: уголовно-правовой и криминологический. Между собой они тесно связаны.

Преступным сообществом (преступной организацией) признается также объединение организованных групп. Такое объединение должно состоять из двух или более организованных групп и характеризоваться устойчивостью. Моментом окончания преступления в данном случае является что создание объединения, а целью - совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Законодатель не дает определение понятий структурного подразделения преступного сообщества (преступной организации) и объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп.

На сегодня наиболее полное определение структурного подразделения преступного сообщества (преступной организации дают Л.Д. Гаухман и СВ. Максимов, — группа из двух или более лиц, включая руководителя, которая в рамках и в соответствии с целями преступного сообщества (преступной организации) осуществляет действия определенного направления[20]. К таким направлениям можно отнести: подготовительные действия к совершению преступления; подыскание места сбыта имущества, приобретенного преступным путем; обеспечение преступного сообщества какими-либо техническими средствами; установление связей с должностными лицами государственных органов, представителями других организаций в целях обеспечения безнаказанности деятельности преступного сообщества и совершаемых им преступных деяний, отмывания «грязных» денежных средств и др.

Приведенное определение структурного подразделения фактически поддерживается и другими авторами. Например, B.C. Комиссаров пишет: структурное подразделение преступного сообщества (преступной организации) - это входящая в сообщество группа из двух или более лиц (бригада, звено, группировка и т.д.), которая может выполнять различные функции в рамках и в целях преступного сообщества. Одни из них занимаются непосредственным совершением преступлений, другие выполняют «обеспечивающие функции»[21].

Объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп - это группа из двух или более указанных лиц, которая характеризуется такими признаками, как: 1) устойчивость; 2) цель - соединение усилий нескольких сообществ, интеграция их деятельности разработка планов совместных преступных действий; 3) совместная организационная деятельность организованных групп, представителями которых являются эти лица. Такое объединение представляет наиболее высокую степень организованности преступных объединений. Участие в таком виде деятельности также охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК РФ[22].

Организация преступного сообщества (преступной организации) заключается в вовлечении в такое сообщество era участников, а также в определении и закреплении за ними тех ролей в составе сообщества, которые являются направлениями их деятельности, функциональных обязанностей, обеспечении иных условий совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Учитывая оценочный характер ряда признаков преступного сообщества (преступной организации), весьма важным является рассмотрение криминологического значения данного понятия. Законодательного определения его нет. Отсюда возникает необходимость анализа имеющихся на сей счет теоретических определений.

Изучение существующих точек зрения на криминологическое определение понятия «преступное сообщество (преступная организация)» позволяет нам разделить их на две большие группы: 1) отожествляющие термины «преступное сообщество» - «преступная организация»; 2) разделяющие термины «преступное сообщество» — «преступная «организация».

Не проводя различий между преступным сообществом и преступной организацией, Ю.М. Антонян отмечает, что их отличительными чертами являются: масштабность действий, длительность функционирования, организованность, налаженный механизм управления, замаскированность, глубокая конспирация, неуловимость, способность влиять на крупные социальные, политические, экономические решения, тесная связь, иногда подпольная, с государственными, общественными, финансовыми организациями и их деятелями. Совершают они и террористические акты[23].

В.В. Лунеев не указывает криминологических различий между всеми организованными группами, объединяя их единым термином «организованные преступные формирования», которые наделяет следующими чертами: определенная иерархическая структура, отделяющая руководство от непосредственных исполнителей; жесткая дисциплина, жесткие наказания; структура управления, которая избавляет руководителей от необходимости непосредственной организации или совершения конкретных преступлений. При ном, — отмечает он, — это всем выгодно, так как руководители избегают ответственности, а привлекают к ней рядовых исполнителей. В этой ситуации не разрушается организация, которая оказывает «потерпевшим» помощь[24].

А.И. Долгова пишет, что преступное сообщество в отличие от организованных групп и преступных организаций, создается на базе координации их самостоятельной преступной деятельности, совместного создания для нее наиболее благоприятных условий и т.п. Преступные сообщества носят черты «координационного бюро» и «криминального профсоюза», и даже партии, когда включаются «большую политику». Они включают представителей разных преступных организаций, организованных групп, преступников-профессионалов, но не являются по отношению к ним вышестоящим, интегрирующим их преступную деятельность формированием.

В.Д. Малков отмечает, что преступное сообщество является наиболее опасной формой преступного образования характеризуется такими признаками, как: многоступенчата) система управления; высокий уровень конспирации и за шиты с помощью коррумпированных связей; сплоченность на конкретной преступной платформе (бандитской, контрабандно-валютной, националистической и т.п.); масштабность преступной деятельности, включая выход за рубеж связь с международными преступными организациями; вы работка норм преступности; организация третейского суда оказание помощи лицам, совершившим преступления[25].

Несколько иное, наиболее обобщающее определение преступного сообщества приводится в учебнике по криминологии: преступные сообщества — это криминальные объединения главарей преступных организаций и лидеров преступной среды, создаваемые для координации и упорядочения преступной деятельности, решения межрегиональных и межгосударственных криминальных вопросов, оказания помощи в приспособлении преступных структур к современным условиям России, стран СНГ и дальнего зарубежья[26].

С.В. Ванюшкин пишет, что преступные сообщества берут на себя решение вопросов стратегии, тактики и идеологи преступного мира, определяют сферы влияния, разрешают возникающие споры, определяют представителей российской преступной элиты для участия в международной преступной деятельности, для связи с преступным миром зарубежных стран, решают вопросы об использовании преступно и незаконно добытых средств, о наиболее прибыльном размещении имеющихся капиталов[27]. Они пополняют ряды авторитетов и лидеров, назначают «представителей в регионы» и т.д. Преступные сообщества избегают сами участвовать в разработке или в совершении конкретных преступлений, хотя их участники из числа организаторов и руководителей преступных организаций могут совершить преступление[28].

Преступное сообщество рассматривается также с позиции «новой особой формы социальной организации индивидов, имеющих определенные материальные цели и интересы и объединенных противоправным способом их достижения и удовлетворения. Это совместное нелегальное предприятие (в широком смысле этого слова) неких индивидов, «организовавшихся по поводу извлечения высоких и сверхвысоких доходов нелегальными, в том числе преступными способами, и функционирующее на основе законов капитала, рынка»[29].

В проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» дано следующее определение преступного сообщества: преступное сообщество - объединение организаторов, или руководителей, или других участников преступных организаций, или организованных групп или банд, или иных лиц для совместной разработки или реализации мер по координации, поддержанию, развитие преступной деятельности соответствующих формирований или лиц, либо мер по созданию благоприятных условий преступной деятельности занимающихся ею лиц, организованных групп, банд, преступных организаций, а также организации совершения тяжких преступлений в указанных целях[30].

Анализ признаков, характеризующих преступное cooобщество в криминологическом аспекте, позволяет сделать вывод о том, что одной из форм его проявления является «воровское движение». Для «воровского движения», как формы существования преступного сообщества, характерны такие признаки, как сращивание «воров в законе» с законе дательной, исполнительной и судебной властями, представителями бизнеса и др. А.И. Гуров «воровское движение» относит к особой форме преступного объединения[31]. Современный «вор в законе» — это «организатор преступной деятельности», — отмечает он[32]. Вся воровская кооперация осуществляет такие функции, характерные для преступного сообщества, как контроль над рядом преступных отраслей (вымогательство, кража, мошенничество); разрешение конфликтов, возникающих между группами или отдельным! лицами; сбор денежных средств в общие кассы; установление и поддержание отношений с зарубежным преступным миром и др. Это отмечается и в ряде других исследований[33].

Критический анализ изложенных позиций по поводу определения понятия преступного сообщества позволяет констатировать, что несмотря на разницу, они имеют общие черты. К признакам преступного сообщества, исходя in всех точек зрения, следует отнести: иерархию управления, в том числе его многоступенчатость; конспиративность; масштабность деятельности (с выходом на международный уровень); коррумпированность.

В то же время отдельные признаки, характеризующие преступное сообщество, являются специфическими, называемые только отдельными авторами. В их числе: наличие совместного нелегального предприятия, высоких и сверхвысоких доходов (В.П. Мурашов); организация третейского суда, выработка норм преступной деятельности (В.Д. Малков) и др.

Давая определение понятию преступной организации, А.И. Долгова характеризует ее, как разновидность организованного преступного формирования, возникающего в результате расширения масштабов преступной деятельности и вовлечения в нее все большего числа различных субъектов[34]. Как постоянно действующее устойчивое объединение преступников и организованных преступных групп с разветв-иенной иерархической структурой, характеризует преступную организацию В.Д. Малков[35].

С.В. Ванюшкин выделяет основной признак по которому преступная организация отличается от преступного сообщества: деятельность преступной организации направлена на совершение конкретных преступлений, преступное сообщество имеет иные цели и задачи[36].

B.C. Разинкин пишет, что «преступные организации» представляют собой симбиоз преступных группировок иных организованных групп, коммерческих учреждение предприятий со стоящим над ним руководящим звеном».[37] При этом главарь преступной организации осуществлю общее руководство и как бы нейтрален по отношению всем ее составным частям. Называются типичные направления криминальной деятельности преступных организаций: криминально-коммерческая деятельность; рэкет; п хищение людей; отдельные случаи разбойных, бандите нападений; заказные убийства; международная преступи деятельность; сбор «общаковых» средств; фальшивомонетничество и др. В соответствии с Федеральным законом РФ «О борьбе с терроризмом»[38] сюда же можно отнести и создание организации с целью совершения преступлений террористического характера.

А.И. Гуров приводит восемь основных признаков, харастеризующих преступную организацию: наличие материальной базы, общего денежного фонда, официально «крыши», коллегиального органа руководства, устава функционально-иерархической системы, специфической языково-понятийной системы, информационной базы «своих» людей в органах власти, в судебной и правоохранительной системах[39].

В проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью» дается следующее определение преступной организации: преступная организация - объединение лиц, либо организованных групп, либо банд для совместной преступной деятельности с распределением между участниками функций по: а) созданию преступной организации либо руководству ею; б) непосредственному совершению преступлений, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного кодекса РФ; в) иным формам обеспечения создания и функционирования преступной организации[40].

Объединяющими для всех точек зрения являются такие признаки преступной организации, как: объединение лиц пли организованных групп; преступная направленность ее деятельности; распределение функций между членами преступной организации или группами в нее входящими.

К числу признаков, характеризующих точку зрения несколько отдельных авторов, можно отнести: наличие в преступной организации устава; коллегиального принципа управления; специального языка общения; «общака» и др.

Этимологический анализ понятия преступного сообщества и преступной организации не позволяет провести между ними какой-либо значительной разницы. В словаре иностранных слов «организация» (происшедшее от французского organisation) трактуется как совокупность людей, групп, объединенных для достижения какой-либо цели, решения какой-либо задачи на основе разделения обязанностей и иерархической структуры[41]. «Сообществом», согласно словарю В.И. Даля, является «объединение людей, связанных общими условиями жизни, интересами»[42].

Уяснение этимологического значения терминов «сообщество», «организация», критический анализ данных понятий, содержащихся в опубликованных работах, проекте Закона «О борьбе с организованной преступностью» позволяет дать следующее определение понятию преступного сообщества (преступной организации). Преступное сообщество (преступная организация) — объединение нескольких организованных групп, их организаторов или руководителей связанных общими условиями преступной деятельности созданное для совершения тяжких или особо тяжких преступлений; это особый вид организованной группы — сложная организованная группа.

ГЛАВА 2. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА КАК ФОРМА УГОЛОВНО- ПРАВОВОЙ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ 2.1 Объективные элементы организации преступного сообщества

Рассмотрение уголовной ответственности за организацию преступного сообщества является не случайным, поскольку именно данная норма прямо указывает на преступное объединение и устанавливает за это ответственность.

Введение уголовной ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) — новое явление для российского уголовного законодательства. Основной причиной введения этой нормы является повышенная степень общественной опасности данной формы соучастия. Общественная опасность проявляется прежде всего в объекте посягательства: чем ценнее объект, тем выше степень общественной опасности преступления.

Так, если общим объектом являются любые общественные отношения, охраняемые уголовным законом, родовым, применительно к ст. 210 УК РФ, — общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность и общественный порядок, то видовым объектом организации преступного сообщества (преступной организации) будут общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность.

Исходя из изложенного, применительно к ст. 210 УК РФ, к непосредственному объекту данного преступления в обобщенном виде можно отнести не все объекты безопасности, а лишь некоторые: права и свободы человека, материальные и духовные ценности общества. Конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность, по нашему мнению, являются непосредственными объектами преступлений против основ конституционного строя и безопасности государства[43].

Организация преступного сообщества (преступной организации) представляет собой наиболее тяжкое из всех видов преступлений против общественной безопасности (наряду с терроризмом, захватом заложника, бандитизмом, незаконным вооруженным формированием)[44]. Данное преступление может совершаться во многих сферах жизнедеятельности общества, затрагивает его глубинные интересы в сфере обеспечения безопасности и нормальных условий существования и сопряжено с возможностью причинения тяжкого или особо тяжкого вреда значительному кругу юридических и физических лиц.

Поэтому объектом данного состава преступления будет не просто общественная безопасность, а ее основы. В литературе используется еще такое понятие как общая безопасность[45].

Другим объективным элементом состава преступления является объективная сторона.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ, выражается в любом из деяний в форме: 1) создания преступного сообщества (преступной организации); 2) руководства таким сообществом (организацией)[46]; 3) руководства входящими в него структурными подразделениями; 4) создания объединения организаторов, руководителей или иных организованных групп (ч. 1 ст. 210 УК РФ); 5) участия в преступном сообществе (преступной организации); 6) участия в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210 УК РФ).

Из изложенного выше следует, что создание преступного сообщества (преступной организации) можно понимать и как процесс, и как результат.

Систематическое толкование понятия «создание», которое дается в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1997 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм»[47] применительно к банде, позволяет сформулировать его и по отношению к преступному сообществу (преступной организации). Создание преступного сообщества (преступной организации) — есть совершение любых действий, результатом которых стало образование преступного сообщества (преступной организации), объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо в целях разработки планов и условий для их совершения.

Создание преступного сообщества (преступной организации) с объективной стороны выражается прежде всего в организационной деятельности, а также: а) в вовлечении других лиц с определением их ролей в составе данного формирования; б) в обеспечении иных благоприятных условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (например, приобретение и распределение между членами преступного формирования орудий и средств совершения преступлений, планирование преступных деяний); в) в объединении существующих организованных групп для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

В тех случаях, когда активные действия лица, направленные на создание преступного сообщества (преступной организации), в силу их своевременного пресечения правоохранительными органами либо по другим не зависящим от этого лица обстоятельствам не привели к его образованию, должны квалифицироваться как покушение на организацию преступного сообщества (преступной организации)[48].

Создание преступного сообщества (преступной организации) считается оконченным преступлением с момента завершения его образования, так как состав преступления предусмотренный ст. 210 УК РФ, является не формальным, а усеченным. Усеченный состав можно рассматривать как самостоятельный вид состава, или как разновидность формального состава. Усеченный состав является оконченным с момента совершения фактического приготовления (ст. 30 ч. 1 УК РФ - сговор - приготовление и ст. 210 УК РФ — организация, в основе которой лежит так же сговор, а не совершение деяний, для которых осуществляется сговор), создается организация.

Под руководством преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него структурными подразделениями представляется необходимым понимать принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией их преступной деятельности, так и с совершением ими конкретных преступлений.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) может осуществляться в форме: а) управления участниками уже образованного преступного формирования; б) распределения и перераспределения функциональных обязанностей между ними; в) поддержания внутригрупповой дисциплины; г) вовлечения в формирование новых членов; д) предотвращения выхода из формирования отдельных участников; е) установления связей с должностными лицами. При этом, отмечают Л.Д. Гаухман и СВ. Максимов, возможно использование различных приемов и способов, включая взятки, обман, насилие и т.д.[49]

Руководство структурными подразделениями отличается от руководства сообществом в целом только уровнем управления. Здесь нельзя в полной мере согласиться с Л.Д. Гаухманом и СВ. Максимовым в той части, что границы управления определяются организатором или руководителем сообщества в целом[50]. Уровень, рамки руководства могут определяться самим структурным подразделением исходя из его возможностей. В сообщество же оно может входить с целью использования в своей преступной деятельности его больших возможностей.

Понятие создания объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, по нашему мнению, идентично понятию создания преступного сообщества (преступной организации). Создание объединения организаторов или других представителей организованных групп может выражаться в установлении организатором, руководителем, иным представителем либо лицом (представителем организованной группы) устойчивых связей с организатором, руководителем или иным представителем хотя бы одной другой организованной группы (других организованных групп).

Преступление будет оконченным с момента установления организатором, руководителем или иным представителем организованной группы устойчивых связей не менее чем с одним организатором, руководителем или иным представителем другой организованной группы (других организованных групп) либо с момента установления таких связей с лицом, не входящим в какую-либо организованную группу.

Признак участия в преступном сообществе (преступной организации) может проявляться в следующих формах: а) вступление лица в преступное сообщество (преступную организацию); б) установление контактов с должностными лицами органов, имеющими возможности с использованием своего служебного положения содействовать деятельности сообщества, совершению им (его участниками) преступлений, уклонению организаторов, руководителей и участников сообщества от уголовной ответственности; в) совершение по заданию организатора, руководителя сообщества или по решению сообщества в целом (например, решение воровской сходки) преступления. Здесь следует согласиться с позицией Л.Д. Гаухмана и СВ. Максимова, что совершение любого преступления может использоваться сообществом для испытания и проверки личных качеств, профессионально-преступных способностей, а не обязательно тяжкого или особо тяжкого преступления.

Л.Д. Гаухман и СВ. Максимов отмечают, что вступление лица в преступное сообщество (преступную организацию) может выражаться: в даче согласия быть участником данного сообщества; в принятии на себя обязательств и функциональных обязанностей, возлагаемых организатором или руководителем сообщества в целом (в частности, подыскание жертв преступлений); в разработке способов и приемов совершения конкретных преступных деяний[51].

Каждый член преступной организации, вступая в ее ряды, уже самим этим фактом вносит первый вклад в общее для всей организации «дело». Вступление в организацию, по их мнению, заключается в выраженном вовне (устно, письменно) согласии вступить в организацию[52].

Непосредственная деятельность члена преступной организации может быть самой разнообразной: он может осуществлять действия по выполнению преступления, оказывать помощь в осуществлении этих действий, укрывать членов организации, попустительствовать их деятельности, т.е. в большей или меньшей мере вносить свою долю в общие усилия организации по реализации общего преступного плана[53].

Деятельность члена преступной организации, является органической, неотделимой частью деятельности всей организации. В этом ее отличительное свойство, позволяющее рассматривать преступную организацию в качестве самостоятельной формы соучастия. Организация — орудие осуществления преступлений, и каждый ее член не только ее составная часть, но вместе с тем та сила, которая вооружена этим орудием: для достижения пре

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Организованная преступность и борьба с ней". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 518

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>