Дипломная работа на тему "Оперативно-розыскные мероприятия: понятие, виды, характеристика"

ГлавнаяГосударство и право → Оперативно-розыскные мероприятия: понятие, виды, характеристика




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Оперативно-розыскные мероприятия: понятие, виды, характеристика":


ВВЕДЕНИЕ

Оперативно-розыскная деятельность (ОРД), как следует из ее законодательного определения, осуществляется посредством проведения оперативно-розыск ных мероприятий (ОРМ). Так как оперативно-розыскные мероприятия составляют первооснову ОРД, ее содержание, то теоретическое исследование ее проблем должно начинаться в первую очередь с изучения оперативно-розыск ных мероприятий. Однако, несмотря на обилие трудов в области теории ОРД, фундаментальных исследований оперативно-розыск ных мероприятий, пока не проводилось. В связи с этим хотелось бы обратить внимание специалистов на некоторые актуальные проблемы теории оперативно-розыск ных мероприятий, требующие научной проработки.

Одной из таких проблем является необходимость обобщения и систематизации накопленных знаний об отдельных оперативно-розыск ных мероприятиях. С момента законодательного закрепления перечня ОРМ в первом законе «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» 1995 г. было проведено много исследований, предметом которых становились отдельные оперативно-розыскные мероприятия. В этих исследованиях авторы, используя различные подходы при решении частных вопросов, пытались решать и общие проблемы, затрагивающие оперативно-розыскные мероприятия в целом. Это касается определения понятия и сущности как отдельных ОРМ, так и категорий более высокого уровня, их классификаций, определения правовых основ, соотношения со следственными действиями, организации и тактики проведения, использования полученных результатов и так далее. Полученные научные результаты в чем-то дополняют, но в чем-то и противоречат друг другу. В каждом из этих исследований отражается специфика научных школ и исследовательских традиций, требующая приведения их к какому-то общему знаменателю. Тематика проводимых исследований, к сожалению, слабо координировалась, поэтому некоторые из четырнадцати предусмотренных законом мероприятий изучались одновременно несколькими независимыми исследователями, а другие остались вне поля научного внимания. Вполне естественно, что больший интерес исследователей привлекли, прежде всего, новые для российского законодателя мероприятия такие, как оперативный эксперимент, контролируемая поставка, оперативное внедрение, прослушивание телефонных переговоров, мероприятия, связанные с использованием специальных технических средств получения информации. Вместе с тем другие мероприятия, в основе которых лежат традиционные для ОРД методы (опрос, наблюдение, осмотр), также нуждаются в исследованиях с учетом новых правовых реалий.

Объект исследования – общественные отношения, возникающие в ходе проведения оперативно-розыск ных мероприятий.

Предмет исследования – нормативно-правовое регулирование оперативно-розыск ных мероприятий по российскому законодательству.

В процессе работы над дипломной были использованы следующие методы анализа нормативно-правовой, теоретической и научно-публицистической литературы:

- формально-логический метод анализа нормативных актов с целью выявление логических противоречий в законодательстве;

- метод сравнительного анализа правовых норм для определения соответствия законодательных актов мировым стандартам;

- исторический метод сравнения правовых норм законодательных актов РСФСР и Российской Федерации;

- системный подход к анализу законотворчества в Российской Федерации;

- формально-юридический анализ источников, использованных при написании дипломной работы.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Безупречное написание дипломных работ на заказ в Туле и в других городах РФ.

Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников, приложения.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ, ОСНОВАНИЯ ИХ ПРОВЕДЕНИЯ

1.1 Понятие оперативно-розыск ных мероприятий и их классификация

В процессе развития российского законодательства в юридический язык был введен новый правовой термин – «оперативно-розыскные мероприятия». Первоначально этот термин в качестве правовой категории появился в Законе РФ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации, откуда «перекочевал» в ст. 226 Таможенного кодекса Российской Федерации. Затем он появляется в Федеральном законе «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов и целом ряде других законодательных актов, ни в одном из которых законодатель не сформулировал его дефиницию. В этой ситуации вполне естественно возникает потребность в определении содержания нового правового термина для его единообразного применения.

В теории ОРД указанный термин, в отличие от законодательства, используется давно и достаточно широко, но при этом употребляется в различных значениях. В частности, в одних случаях ОРМ связываются с познавательной стороной ОРД, направленной на поиск, обнаружение и фиксацию информации, представляющей интерес для оперативных аппаратов, в других – с деятельной стороной, направленной на реализацию полученной оперативно-розыскной информацией. Отсюда возникает потребность приведения используемого термина к единому значению в употреблении.

Методологической основой при определении понятия ОРМ являются законы и правила логики – науки о формах и законах правильного мышления, ведущего к истине. Определение понятия в теории ОРД, как и в любой другой науке, является ничем иным как логической операцией, в процессе которой раскрывается его содержание. Современные авторы называют эту операцию конструированием понятий, отмечая, что этот процесс протекает в виде поиска такого множества необходимых условий, которое было бы достаточным для однозначного определения требуемого класса вещей. Поскольку содержание всякого понятия составляют существенные признаки предметов действительности, то определение понятия есть вместе с тем раскрытие сущности соответствующего предмета.

Следует отметить, что попытки определить понятие ОРМ предпринимались в работах В. Г. Боброва, А. Г. Лекаря, В. В. Дюкова, В. И. Елинского, А. М. Ефремова, Д. В. Ривмана, А. Ю. Шумилова, Ю. Ф. Кваши, К. В. Суркова, Н. С. Железняка и целого ряда других авторов. Всего удалось обнаружить в изученной литературе более двадцати определений оперативно-розыск ных мероприятий, количество которых продолжает увеличиваться. При этом подавляющее большинство характеризуется немалым разнообразием авторских подходов, существенно отличающихся друг от друга. Результаты усилий ученых в решении этого вопроса содержат немало ценного эмпирического и теоретического материала, позволяющего продолжить научные поиски с целью определения сущности рассматриваемого нами явления.

Одно из первых определений ОРМ было сформулировано А. Г. Лекарем (1966 г.), который под оперативно-розыскными мероприятиями понимал «действия работников органов охраны общественного порядка, основанные на использовании имеющихся в их распоряжении негласных средств и методов в сочетании с гласными и направленные на решение частных задач оперативно-розыскной деятельности».

Логический анализ данного определения позволяет сделать вывод, что в качестве родового объекта понятия ОРМ здесь рассматриваются действия работников органов охраны общественного порядка. В числе отличительных признаков оперативно-розыск ных мероприятий в данном определении указаны следующие:

- специальный субъект действий в лице сотрудников органов внутренних дел;

- использование гласных и негласных средств и методов;

- направленность на решение частных задач ОРД.

Первый признак ОРМ, включенный в определение, указывает на субъектов ОРМ, в качестве которых, по мнению А. Г. Лекаря, могут выступать любые должностные лица органов внутренних дел. С таким расширительным подходом вряд ли можно согласиться в полной мере, поскольку зачисление в штат сотрудников ОВД не является автоматическим наделением прав на проведение ОРМ. Для этого необходимо получить специальные полномочия.

Вторым отличительным признаком ОРМ, по мнению А. Г. Лекаря, является их основанность на использовании как гласных, так и негласных средств и методов. Данный признак напрямую вытекает из основополагающего принципа ОРД – сочетания гласных и негласных методов и средств.

Третий отличительный признак ОРМ отражает цель, которая может быть достигнута в результате его проведения. Поскольку ОРМ является составным элементом ОРД, то с их помощью могут решаться какие-либо конкретные (локальные, промежуточные) тактичеческие задачи. Направленность на решение частной тактической задачи отличает ОРМ от других смежных категорий. По этому признаку ОРМ, в частности, можно отличать от оперативного поиска как формы ОРД, который направлен на решение одной из основных задач всей оперативно-розыскной деятельности – выявления лиц, подготавливающих и совершающих преступления, и фактов, свидетельствующих об этом.

В более поздней работе А. Г. Лекарь (1972 г.) несколько изменил первоначальную дефиницию ОРМ, определив их как «основанные на использовании специальных негласных средств и методов в сочетании с гласными средствами и методами действия оперативного работника органов внутренних дел, направленные на решение отдельных задач борьбы с преступностью».

Нетрудно увидеть, что в новом определении были уточнены субъекты ОРМ: вместо работников органов охраны общественного порядка в нем указывалось на оперативных работников, то есть должностных лиц, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскной деятельности.

В новом определении, кроме того, изменена формулировка задач ОРМ: вместо частных задач ОРД в новом определении в качестве таковых упоминались отдельные задачи борьбы с преступностью. Такое изменение неоправданно расширяет круг задач ОРМ, поскольку к отдельным задачам борьбы с преступностью могут быть отнесены: общая профилактика, расследование преступлений, охрана общественного порядка и так далее.

Достаточно близкое по содержанию определение предложил В. В. Дюков (1977 г.), по мнению которого ОРМ – это «комбинированная серия (система) взаимосвязанных действий оперативных работников с использованием как гласных, так и негласных сил и средств для решения конкретной тактической задачи». В отличие от упомянутых ранее определений, автор полагает, что ОРМ основывается не просто на действиях, а на их комбинированной серии. Такое уточнение подчеркивает сложный характер оперативно-розыскного мероприятия как структурного элемента ОРД. Каждое мероприятие складывается из каких-то простейших действий. В данном случае смысл слова и сущностная характеристика явления, которое им обозначено, в полной мере совпадают.

В отличие от двух предыдущих определений, в последнем говорится об использовании не средств и методов, а сил и средств, что представляется не вполне обоснованным. Как известно, под силами ОРД понимаются сотрудники оперативных аппаратов, штатные негласные сотрудники, сотрудники других служб правоохранительных органов, привлекаемые к проведению отдельных ОРМ, внештатные сотрудники, а также лица, оказывающие содействие. В связи с этим дважды упоминать субъектов в определении ОРМ будет по меньшей мере тавтологичным.

Несмотря на высказанные критические замечания, приведенные определения оказались для того периода развития теории ОРД достаточно оптимальными и не вызывали каких-либо споров среди ученых. Отсутствие в законодательстве советского периода термина «оперативно-розыскное мероприятие», а также нацеленность теории ОРД на решение более общих методологических задач не стимулировало интерес исследователей к определению понятия ОРМ и не порождало научной дискуссии по этой проблеме. Видимо поэтому других заметных попыток сформулировать понятие ОРМ в юридической литературе до середины 90-х гг. не встречается. Отсутствовало оно и в первом открытом комментарии к Закону об ОРД, авторы которого лишь ограничились замечанием о наличии у каждого оперативно-розыскного мероприятия своей организации и тактики.

Интерес к затронутой проблеме возник с зарождением оперативно-розыскного законодательства, поскольку понятие оперативно-розыск ных мероприятий приобрело правовой статус. После принятия Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» 1995 г. одним из первых на страницах открытой литературы появилось понятие оперативно-розыскного мероприятия, сформулированное в комментарии к этому законодательному акту. В нем под ОРМ предлагалось понимать «составной структурный элемент оперативно-розыскной деятельности, состоящий из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач».

Почти одновременно попытка сформулировать понятие ОРМ была предпринята А. Ю. Шумиловым, который определил их как «совокупность отдельных оперативно-розыскных действий, объединенных целью защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств и направленных на решение задач оперативно-розыскной деятельности».

В данном определении указывается на то, что ОРМ состоит из совокупности отдельных действий, которые, по мнению А. Ю. Шумилова, должны быть объединены единой целью. Соглашаясь в принципе с таким уточнением, хотелось бы высказать сомнение в правильности отождествления в данном определении целей отдельного мероприятия с целями всей оперативно-розыскной деятельности, поскольку в таком случае объем понятия оперативно-розыскного мероприятия расширяется до объемов понятия ОРД в целом. Нельзя не обратить внимания также на то, что в качестве определяющего понятия используется термин «оперативно-розыскное действие», содержание которого однозначно пока не определено. Таким образом, здесь можно обнаружить логическую ошибку, называемую кругом в определении, когда определяющее понятие само раскрывается через определяемое.

Совершенно по иному формулируется определение ОРМ в комментарии к Закону об ОРД, подготовленном авторским коллективом Академии ФСБ России. В нем под оперативно-розыскным мероприятием понимается «проводимое уполномоченными на то лицами на основании и в порядке, предусмотренном законодательством России, добывание фактических данных, входящих в предмет исследования по конкретному делу оперативного учета или первичным материалам, а также необходимых для решения других задач оперативно-розыскной деятельности».

В данном определении вызывает интерес более широкое понимание субъектов ОРМ, в качестве которых здесь называется не оперативный работник, а «уполномоченные лица», что представляется нам более точным, поскольку такой подход не исключает из их числа должностных лиц неоперативных служб, а также негласных сотрудников, действующих по поручению оперативных работников.

Весьма важным обстоятельством, отмеченным в данном определении, является указание на законодательную урегулированность ОРМ, чего не было и не могло присутствовать в определениях «дозаконодательного» периода развития теории ОРД.

Однако, кроме положительных оценок, данное определение имеет и дискуссионные моменты. Во-первых, в определении используется слово «добывание», которое в юридической литературе применяется пока достаточно редко. Под добыванием понимается не обычное собирание информации, а проведение комплекса преимущественно негласных оперативно-розыск ных мероприятий, направленных на получение данных, которые не лежат на поверхности, а глубоко законспирированы и требуют преодоления усилий противоборствующей стороны. Отсюда вытекает, что с помощью оперативно-розыск ных мероприятий информация может не только добываться, но и собираться. В связи с этим было бы неправильным в качестве отличительного признака ОРМ рассматривать только добывание информации.

Во-вторых, включение в число признаков ОРМ их направленность на получение «фактических данных, входящих в предмет исследования по конкретному делу оперативного учета или первичным материалам» искусственно заужает объем понятия. При осуществлении ОРМ может собираться информация не только о конкретных событиях и фактах, но и иная, например, о характере, привычках либо намерениях проверяемого лица. Кроме того, вряд ли будет правильным вести речь о сборе фактических данных при проведении таких мероприятий, как отождествление личности или сбор образцов для сравнительного исследования.

Совершенно новое и весьма оригинальное определение предлагает А. Ю. Шумилов в своей более поздней работе, специально посвященной оперативно-розыскным мероприятиям. В ней он сформулировал ОРМ как «общественно значимое, умышленно и конфиденциально (в организационном и тактическом аспекте) совершаемое, предусмотренное ФЗ об ОРД оперативно-розыскное активное деяние, действие, мероприятие или операция, посредством совокупности которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность».

В данном определении Шумилов рассматривает в числе отличительных признаков ОРМ их законодательную закрепленность, причем, в отличие от ранее рассматриваемого определения, здесь речь идет о Законе об ОРД. Включение такого признака представляется совершенно справедливым, поскольку исчерпывающий перечень ОРМ закреплен в ст. 6 Закона об ОРД, и любые другие действия, осуществляемые в процессе оперативно-розыскной деятельности, мероприятиями называться не могут.

В данном определении впервые в числе признаков ОРМ называется их принадлежность к сфере оперативно-розыскной деятельности, что является достаточно важным элементом в характеристике оперативно-розыск ных мероприятий, указывающим на их отраслевую принадлежность.

В отношении остальных включенных в определение признаков вызывает немалые сомнения. В частности, указание на общественную значимость ОРМ в полной мере можно отнести и к следственным, и к административно-правовым действиям, а поэтому включение этого признака в определение ОРМ представляется излишним.

Не вполне уместным воспринимается указание на умышленный характер ОРМ, поскольку трудно себе представить оперативно-розыскное мероприятие, совершаемое по неосторожности. Данная уголовно-правовая категория в характеристике ОРМ вряд ли найдет своих сторонников.

Трудно также согласиться с включением в определение признака конфиденциальности, поскольку оперативно-розыскные мероприятия могут осуществляться как гласно, так и негласно, что прямо вытекает из законодательного определения ОРД.

Небесспорным представляется и упоминание в числе обязательных признака активности совершаемых действий, поскольку ее степень у различных ОРМ может весьма отличаться (например, относительно пассивное наблюдение за событиями и активное оперативное внедрение).

В «Краткой сыскной энциклопедии» А. Ю. Шумилов вновь возвращается к своему первоначальному определению ОРМ, немного уточнив и дополнив его. В новом варианте определения он упоминает совокупность не только действий, но и решений и средств. С таким дополнением можно согласиться лишь отчасти, поскольку при проведении сложных ОРМ действительно присутствуют основные элементы организации, включающие принятие решений и использование специальных технических средств. Однако простые ОРМ (опрос, отождествление, наведение справок и так далее) могут проводиться без управленческих решений и без использования каких-либо средств. В отличие от первоначального определения в новом есть указание на направленность ОРМ на выполнение конкретной задачи ОРД, что представляется более правильным.

К таковым можно отнести указание на «исключение несанкционированного вторжения в сферу конституционных прав граждан», а также «неоправданный оперативный риск». Эти характеристики прямо вытекают из принципов ОРД, закрепленных в ст. 3 Закона об ОРД, а поэтому вряд ли будет правильным относить их к числу отличительных признаков ОРМ.

В анализируемом определении, на наш взгляд, отсутствует достаточная ясность в таком признаке, как направленность на решение «конкретных оперативных задач по борьбе с преступностью», поскольку в данном случае непонятно о каких «оперативных задачах» идет речь.

И, наконец, трудно согласиться с обоснованностью использования в качестве видового признака наличия «строгих процедурных, тактических и пространственно-временных ограничений». Этот признак, может быть применим лишь к незначительной части ОРМ, которые ограничивают наиболее охраняемые законом конституционные права граждан (на неприкосновенность жилища, тайну телефонных переговоров и так далее). Большая часть меропритий, как известно, не имеет строгих процедурных и пространственно-временных ограничений (например, опрос, отождествление, обследование, наведение справок и так далее), а поэтому приведенный признак исключает их из объема рассматриваемого понятия.

Употребление разработчиками определения выражений «словосочетание» и «можно понимать» свидетельствуют о том, что они не ставили перед собой цели конструирования строго научного понятия, а пытались определить смысл термина, которым обозначено понятие. Такой подход видимо и обусловил недостатки данного определения, на которые следует обратить внимание.

Н. С. Железняк под оперативно-розыскным мероприятием предлагает понимать «совокупность объединенных единым тактическим замыслом действий, осуществляемых оперативными подразделениями в целях своевременного выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, розыска причастных к ним лиц, а также лиц, без вести пропавших, основанных на использовании оперативно-розыскных сил, средств и методов». Данная дефиниция имеет определенную схожесть с определением В. И. Елинского, поскольку содержит такие признаки, как наличие совокупности действий, их объединенность единым тактическим замыслом и указание на субъектов. Отличительным признаком ОРМ от оперативно-розыскной деятельности в целом является то, что они нацелены на решение более конкретных и локальных задач, имеющих тактический характер. Кроме того, у нас вызывает сомнение правильность использования в данном определении термина «розыск», поскольку в теории ОРД им принято обозначать установление местонахождения уже известных лиц, скрывающихся от следствия и суда. Здесь же Железняк Н. С., судя по всему, объединил понятия «установления неизвестных лиц, причастных к преступлению», и «розыска» уже установленных подозреваемых и обвиняемых.

Анализ выявленных в процессе научного поиска понятий ОРМ позволяет сделать вывод о том, что в теории ОРД идет достаточно активный процесс конструирования этого системообразующего понятия. Однако большинство имеющихся определений не в полной мере отражают основные сущностные признаки оперативно-розыск ных мероприятий и сконструированы с нарушениями логических правил. Причинами этого является отсутствие преемственности и недостаточное использование логических методов в решении этой проблемы.

Классификация ОРМ:

1. В зависимости от ограничения прав и свобод граждан:

– ОРМ, не ограничивающие конституционные права граждан (опрос, наблюдение, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочная закупка, исследование предметов и документов, отождествление личности, оперативное внедрение, контролируемая поставка и оперативный эксперимент).

- ограничивающие конституционные права граждан (негласное обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи).

2. В зависимости от продолжительности проведения:

- Разовые ОРМ (опрос, наведение справок, отождествление личности, оперативный эксперимент, закупка и так далее)

- Длящиеся ОРМ (контроль почтовых отправлений, оперативное внедрение, прослушивание телефонных переговоров, наблюдение и так далее).

3. В зависимости от видов санкционирования:

а) не требующие какого-либо санкционирования:

- опрос;

- наведение справок;

- сбор образцов для сравнительного исследования;

- исследование предметов и документов;

- наблюдение;

- отождествление личности;

- проверочная закупка и контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которой разрешена.

б) требующие ведомственного санкционирования руководителем органа осуществляющего ОРД:

- проверочная закупка и контролируемая поставка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которой разрешена.

- оперативный эксперимент

- оперативное внедрение

в) требующие судебного санкционирования(решения):

- контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений

- прослушивание телефонных переговоров,

- снятие информации с технических каналов связи

- негласное обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

1.2 Основания проведения оперативно-розыск ных мероприятий

В теории ОРД основания проведения оперативно-розыск ных мероприятий принято делить на два вида: фактические (собственно основания) и юридические (формальные основания или поводы). В качестве фактических оснований следует рассматривать наличие конкретной информации о каких-либо криминальных событиях, побуждающей к действию и требующей оперативно-розыскного воздействия. В свою очередь, к юридическим (формальным) основаниям относятся документы, содержащие такую информацию.

Ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности не разграничивает фактические и юридические основания, перечисляя их единым списком. В то же время она структурно состоит из двух частей, откуда следует, что законодатель разделил все основания проведения ОРМ на две группы:

- основания для проведения ОРМ, непосредственно направленных на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, розыск лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, и без вести пропавших лиц;

- основания для проведения ОРМ, направленных на сбор сведений, необходимых для принятия решений о допуске отдельных лиц к сведениям, составляющим государственную тайну, и некоторым видам деятельности, а также на обеспечение безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

К первой группе относятся шесть оснований для проведения любых (без каких-либо ограничений) оперативно-розыск ных мероприятий.

Первым в этом перечне указано наличие возбужденного уголовного дела (ч. 1 ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности), что является достаточно распространенным юридическим (формальным) основанием проведения оперативно-розыск ных мероприятий. Закон об ОРД не связывает данное основание ни с фактом обнаружения лица, совершившего преступление, ни с тем, кем оно возбуждено (органом дознания или следователем) и в чьем производстве находится, однако уголовно-процессуальное законодательство устанавливает здесь некоторые ограничения.

Наличие возбужденного уголовного дела в качестве юридического основания проведения ОРМ следует рассматривать применительно к трем типичным ситуациям:

1) в случае нахождения такого дела в производстве органов дознания;

2) в случае не установления совершившего преступление лица по уголовному делу, находящемуся в производстве следователя;

3) в случае установления виновного лица по уголовному делу, находящемуся в производстве следователя.

Для первой ситуации не имеет значения факт обнаружения лица, совершившего преступление, и органы дознания по любым находящимся в их производстве уголовным делам могут проводить ОРМ без каких-либо ограничений при наличии фактических к тому оснований. Такими основаниями будут выступать сведения, обосновывающие необходимость применения ОРМ, например данные о причастности подозреваемого к другим преступлениям, сокрытии им других соучастников содеянного либо похищенного имущества, об оказании противодействия расследованию и т. д. В рассматриваемом случае следует лишь учитывать требование ч. 2 ст. 41 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее УПК РФ), запрещающее возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

Для второй ситуации принципиальное значение имеет факт не установления виновного лица. В соответствии с ч. 4 ст. 157 УПК РФ на орган дознания возлагается обязанность принимать оперативно-розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя следователя об их результатах. Это правило позволяет рассматривать наличие возбужденного уголовного дела в качестве юридического основания проведения ОРМ по любым нераскрытым уголовным делам. В таких случаях даже отсутствие поручения следователя по находящемуся в его производстве уголовному делу не должно ограничивать инициативу и активность оперативных работников. Фактическим основанием для проведения ОРМ в этой ситуации будут выступать сведения о невозможности или крайней затруднительности установления виновного лица уголовно-процессуальными мерами (например, неочевидный характер преступления, отсутствие следов, вещественных доказательств и т. д.).

Третья ситуация для инициативного проведения ОРМ представляется наиболее проблемной, поскольку в ее правовом регулировании обнаруживается несоответствие норм оперативно-розыскного и уголовно-процессуального законодательства. В соответствии с ч. 4 ст. 157 УПК РФ после установления виновного лица и направления уголовного дела руководителю следственного органа оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться только по поручению следователя. В то же время абзац 1 п. 1 ст. 7 Закона Об ОРД факт возбуждения уголовного дела в качестве основания проведения ОРМ не связывает с наличием поручения следователя, которое закреплено в виде отдельного самостоятельного основания. В данном случае следует признать допустимым и возможным проведение оперативно-розыск ных мероприятий в отношении лиц, привлекающихся к уголовной ответственности, и без поручения следователя, если оперативные подразделения располагают сведениями об их причастности к другим нераскрытым преступлениям. Такие сведения, выступающие фактическими основаниями проведения ОРМ, могут быть получены из негласных источников, либо в результате анализа информации о личности подозреваемого (обвиняемого), способах его преступной деятельности и обстоятельствах нераскрытых преступлений.

В качестве второго основания для проведения ОРМ абз. 1 п. 2 ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности предусматривает получение органами, осуществляющими ОРД, сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных оснований для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Речь в данном случае идет о фактических основаниях проведения оперативно-розыск ных мероприятий.

Под противоправным деянием, как указано в п. 5 Определения Конституционного Суда РФ от 14 июля 1998 г., в данном случае подразумевается уголовно наказуемое деяние, то есть преступление.

Под ставшими известными следует понимать сведения, поступившие в правоохранительный орган по официально установленным каналам от заинтересованных лиц, а также полученные в результате инициативной поисковой работы оперативных аппаратов, которые облечены в документальную форму и зарегистрированы в установленном порядке.

К сообщениям о преступлениях, являющихся поводом к возбуждению уголовного дела, относятся протоколы устных заявлений граждан и должностных лиц, письменные заявления и письма граждан, письменные сообщения предприятий, учреждений, организаций и должностных лиц, заявления о безвестном исчезновении граждан, явки с повинной, оформленные в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а также рапорты работников органов внутренних дел о непосредственно ими обнаруженных или выявленных признаках преступлений. Эти документы регистрируются в книге учета сообщений о происшествиях дежурной части органа внутренних дел и рассматриваются в соответствии со ст. 144 УПК РФ. В случае вынесения по результатам рассмотрения таких сообщений процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела оперативно-розыскные мероприятия должны быть прекращены, поскольку исключаются основания для их дальнейшего проведения.

Сведения, полученные в результате инициативной поисковой работы оперативных аппаратов, относятся к категории иных сообщений, оформляются согласно ст. 143 УПК РФ рапортом должностного лица.

Одной из разновидностей сведений о признаках преступной деятельности является конфиденциальная информация, получаемая от лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим ОРД. Эта информация также регистрируется в специальных журналах, докладывается руководителям оперативных аппаратов и проверяется в порядке, установленном ведомственными нормативными актами.

Поступление в правоохранительный орган первичных сведений о признаках преступной деятельности или их выявление в инициативном порядке зачастую не требует применения сразу всего комплекса оперативно-розыск ных мероприятий, указанных в ст. 6 Закона об ОРД, а обусловливает необходимость проведения лишь отдель ных мероприятий проверочного характера, таких как опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования и некоторых других, не затрагивающих конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров и неприкосновенность жилища. Оперативно-розыскные мероприятия, в наибольшей степени ограничивающие конституционные права граждан, как правило, проводятся по делам оперативного учета, которые заводятся при наличии достаточных оснований подозревать лицо в подготовке или совершении преступлений (ст. 10 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности).

Сведения о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, являются основанием для проведения оперативно-розыск ных мероприятий Федеральной службы безопасности (ФСБ), Служба внешней разведки (СВР) в соответствии с возложенными на них задачами (ст. 13 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности).

Розыск лиц, скрывшихся от следствия и суда и уклоняющихся от уголовного наказания, определен законодателем в качестве одной из задач оперативно-розыскной деятельности (ст. 2 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности). Основанием для проведения оперативно-розыск ных мероприятий в целях решения этой задачи следует рассматривать в первую очередь постановление следователя о розыске подозреваемого или обвиняемого, которое выносится в соответствии со ст. 210 УПК РФ как во время производства предварительного следствия, так и одновременно с его приостановлением. Рассмотрение такого постановления в качестве основания для проведения ОРМ логически вытекает и из содержания абз. 1 п. 2 ст. 7 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Сведения о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания, являющиеся основанием для проведения ОРМ, могут содержаться в ориентировках и розыскных заданиях, поступивших из других органов внутренних дел.

Розыскные ориентировки направляются в органы внутренних дел, на территории обслуживания которых вероятно появление разыскиваемых лиц, но неизвестны конкретные адреса и связи. Они передаются по каналам телетайпной либо почтовой связи, доводятся до сведения всего личного состава и хранятся в дежурных частях. Ответы на розыскные ориентировки, как правило, не составляются.

Поступление сведений о лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов выделено законодателем в качестве отдельного основания проведения ОРМ.

Без вести пропавшим считается лицо, исчезнувшее внезапно, без видимых к тому причин, местонахождение и судьба которого остаются неизвестными. Сведения о безвестном исчезновении поступают, как правило, от граждан либо должностных лиц предприятий, учреждений и организаций. Заявления и сообщения о безвестном исчезновении регистрируются в дежурной части органа внутренних дел, а их проверка поручается сотрудникам уголовного розыска, которые могут осуществлять необходимые оперативно-розыскные мероприятия.

При проведении ОРМ на основании заявлений о безвестном исчезновении граждан решается двуединая задача, заключающаяся, во-первых, в установлении местонахождения лица и, во-вторых, в проверке версии о криминальном характере исчезновения. В связи с этим оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться сразу после получения заявления наряду с проверочными действиями.

Если по результатам проверки заявления не будет установлено признаков совершения преступления в отношении исчезнувшего лица, то в соответствии со ст. 148 УПК РФ выносится постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако в случае не установления местонахождения лица одновременно с принятием процессуального решения должно заводиться розыскное дело, и дальнейшие оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться на основании утвержденного плана работы вплоть до прекращения производства по делу.

Установление личности неопознанных трупов не указано в числе задач ОРД, сформулированных в ст. 2 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», однако сведения об обнаружении неопознанных трупов рассматриваются законодателем в качестве основания для проведения ОРМ. Необходимость их проведения возникает, как правило, в случаях обнаружения на трупе признаков насильственной смерти. Заключение о причине смерти выносится судебно-медицинским экспертом на основании проведенного исследования или экспертизы.

В соответствии со ст. 7 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» основаниями для проведения ОРМ являются поручения следователя, руководителя следственного органа, органа дознания или определения суда по уголовным делам, находящимся в их производстве. Получение перечисленных процессуальных документов следует рассматривать в качестве повода, а не собственно основания проведения ОРМ. В этих документах должны содержаться фактические основания проведения ОРМ в виде сведений, обосновывающих их необходимость.

Поручение о проведении ОРМ как процессуальная форма взаимодействия органов, осуществляющих соответственно уголовное судопроизводство и оперативно-розыскную деятельность, предусмотрено уголовно-процессуальным законодательством. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 157 УПК РФ следователь уполномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении ОРМ. Поручения органам, осуществляющим ОРД, не должны содержать предписаний о проведении конкретных ОРМ, их месте, времени и тактике. Все эти вопросы оперативные работники решают самостоятельно. Выполнение таких поручений согласно ст. 14 Закона Об ОРД обязанность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст. 14 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности).

Вторым субъектом, наделенным правом давать поручения на проведение оперативно-розыск ных мероприятий, в соответствии с новой редакцией ст. 7 Закона Об ОРД, является руководитель следственного органа. К сожалению, ст. 39 УПК РФ, закрепляющая полномочия этого должностного лица, напрямую не наделяет его правом на дачу поручений о проведении оперативно-розыск ных мероприятий. Такое право, согласно ст. 7 Закона Об ОРД, может появиться у руководителя следственного органа лишь в случае принятия им уголовного дела к своему производству. В то же время системный анализ содержания отмеченных выше уголовно-процессуальных и оперативно-розыскных норм позволяет признать допустимым и законным право руководителя следственного органа давать органам дознания письменные поручения о проведении оперативно-розыск ных мероприятий по любым уголовным делам, находящимся в производстве подчиненных ему следователей.

Что касается поручений о проведении ОРМ, исходящих от органов дознания, то здесь необходимо иметь в виду, что уголовно-процессуальное законодательство не закрепило за ними такого права. Однако у тех органов дознания, которые не наделены полномочиями на проведение оперативно-розыск ных мероприятий, такая потребность может возникнуть. В частности, у специализированных подразделений дознания милиции общественной безопасности есть необходимость в даче поручений подразделениям криминальной милиции о проведении оперативно-розыск ных мероприятий. В этом случае представляется необходимым, используя принцип аналогии, распространять право следователя на дачу поручения о проведении ОРМ на полномочия дознавателя. При этом законодательную формулировку «поручение органа дознания» следует понимать как поручение конкретного дознавателя, являющегося сотрудником подразделения дознания, либо поручение начальника подразделения дознания в том случае, когда он принимает уголовное дело к своему производству.

Юридическим основанием для проведения оперативно-розыск ных мероприятий органами внутренних дел являются не только поручения дознавателей милиции, но и других органов дознания. Речь в данном случае идет об органах государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы и органах службы судебных приставов, которые не отнесены к субъектам оперативно-розыскной деятельности. Не имея собственных полномочий на проведение ОРМ, эти органы в случае необходимости могут направлять соответствующие поручения в органы внутренних дел по территориальности.

В тех случаях, когда уголовное дело находится в производстве органа дознания, наделенного полномочиями на осуществление оперативно-розыскной деятельности, решение о проведении мероприятий, предусмотренных ст. 6 Закона Об ОРД, принимается им по собственному усмотрению.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов поводом для применения мер безопасности может выступать обращение председателя суда. Орган, обеспечивающий безопасность, получив это обращение, обязан принять решение о применении либо неприменении мер безопасности с вынесением мотивированного постановления. В числе мер безопасности, как известно, могут осуществляться и оперативно-розыскные мероприятия.

Кроме того, в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства суд может принимать решение и о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства с вынесением мотивированного постановления (определения). Таким образом, суды могут обращаться в органы, осуществляющие ОРД, с целью обеспечения безопасности субъектов уголовного процесса. В связи с этим представляется вполне оправданным рассматривать определение суда в качестве одного из оснований проведения оперативно-розыск ных мероприятий.

Абзац 1 п.4 ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности в качестве основания для проведения ОРМ предусмотрел запросы других органов, осуществляющих ОРД. Данное основание, однако, не может рассматриваться в качестве самостоятельного, поскольку законодатель указал на необходимость при этом наличия других оснований, указанных в данной статье.

Взаимные обязанности по выполнению запросов органов, осуществляющих ОРД, определяются в межведомственных соглашениях и нормативных актах, утверждаемых руководителями этих органов.

Запросы других оперативных аппаратов о проведении оперативно-розыск ных мероприятий должны быть оформлены в письменном виде и подписаны руководителем органа соответствующего уровня. В них следует указывать конкретные основания для проведения оперативно-розыск ных мероприятий и перечислять, какие именно мероприятия необходимо провести.

Если ОРМ требует вынесения постановления соответствующего должностного лица или судебного решения, то все необходимые документы должны направляться вместе с запросом (ст. 8 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности).

Абзац 1 п. 5 ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности в качестве основания для проведения ОРМ предусматривает постановление о применении мер безопасности в отношении защищаемых лиц.

В отношении защищаемых лиц может применяться целый комплекс мер безопасности, включающий в себя личную охрану, охрану жилища, выдачу специальных средств и оружия, помещение в безопасное место, обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом, перевод на другую работу, смену места жительства, замену документов. Для реализации этих мер безопасности разрешается проводить любые оперативно-розыскные мероприятия, предусмотренные Законом Об ОРД.

На органы внутренних дел возлагается осуществление мер безопасности судей, присяжных заседателей, прокуроров, следователей, должностных лиц контролирующих органов и органов внутренних дел.

Поводом для применения мер безопасности могут быть: заявление должностного лица; обращение председателя суда либо руководителя правоохранительного органа; получение оперативной и иной информации о наличии угрозы безопасности лица. Фактическим основанием является наличие достаточных данных, свидетельствующих о реальности угрозы безопасности защищаемого лица.

Проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права защищаемых лиц на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища, допускается без судебного решения при наличии их письменного согласия.

Порядок обеспечения органами внутренних дел государственной защиты судей и должностных лиц правоохранительных органов регламентирован Временной инструкцией, утвержденной Приказом МВД России от 20 декабря 1995 г. № 483. В соответствии с этим нормативным актом до создания специальных подразделений в обеспечении безопасности защищаемых лиц принимают участие все службы и подразделения органов внутренних дел, а также подразделения внутренних войск в пределах своей компетенции. Координация деятельности органов внутренних дел и внутренних войск по обеспечению мер безопасности лиц, подлежащих государственной защите, возлагается на подразделения по организованной преступности ОВД и главный штаб внутренних войск. Личную (физическую) охрану защищаемых лиц осуществляют отряды милиции специального назначения (ОМСН), отряды специального назначения внутренних войск. Охрану жилища и имущества осуществляют подразделения вневедомственной охраны, патрульно-постовой службы с привлечением при необходимости сотрудников других служб. Замену документов и обеспечение конфиденциальности сведений осуществляет паспортно-визовая служба, Государственная инспекция безопасности движения (ГИБДД) и другие подразделения, выполняющие регистрационные функции.

Рассматриваемое основание проведения ОРМ касается и другой категории защищаемых лиц, определенной Федеральным законом О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. В этом законодательном акте к органам, принимающим решение об осуществлении государственной защиты, отнесены суд (судья), начальник органа дознания или следователь, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело. Постановление о применении мер безопасности в день его вынесения направляется в орган, осуществляющий меры безопасности, и будет выступать юридическим основанием (поводом) для осуществления в случае необходимости оперативно-розыск ных мероприятий.

Данная норма может также рассматриваться в качестве основания для проведения ОРМ, осуществляемых в соответствии с Федеральным законом от 27 мая 1996 г. №57-ФЗ О государственной охране.

Под государственной охраной в этом Законе понимается функция федеральных органов государственной власти в сфере обеспечения безопасности объектов государственной охраны, осуществляемая на основе совокупности правовых, организационных, охранных, режимных, оперативно-розыскных, технических и иных мер.

Федеральные органы государственной охраны в целях решения возложенных на них задач осуществляют оперативно-розыскную деятельность в полном объеме в соответствии со ст. 13 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Самостоятельным основанием для проведения ОРМ в соответствии с абз. 1 п. 6 ст. 7 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности» являются запросы международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств. Выполнение таких запросов является обязанностью органов, осуществляющих ОРД. В соответствие с п. 3 ст. 14 Закона «Об ОРД запросы международных правоохранительных организаций» должны выполняться "на основе и в порядке, предусмотренных международными договорами Российской Федерации". Отсюда следует, что юридическим основанием для проведения ОРМ могут выступать запросы только тех международных правоохранительных организаций, членом которых Россия является либо признает юрисдикцию, которых в установленном международным правом порядке.

К числу наиболее известных организаций такого рода относится Международная организация уголовной полиции (Интерпол), которая имеет в России свое отделение - Национальное центральное бюро (НЦБ) Интерпола при МВД России. Запросы могут поступать непосредственно из Генерального секретариата Интерпола, из национальных бюро Интерпола либо от представителей правоохранительных органов, аккредитованных при дипломатических представительствах и консульских учреждениях иностранных государств в Российской Федерации.

По запросам международных правоохранительных организаций и правоохранительных органов иностранных государств, поступающих через НЦБ Интерпола, могут, как правило, проводиться только те ОРМ, которые не требуют судебного решения.

В случае необходимости проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища, следует в порядке, предусмотренном ст. 9 Закона Об оперативно-розыскной деятельности, получить решение судьи по месту проведения мероприятия.

Запросы о проведении оперативно-розыск ных мероприятий должны содержать: наименование органа, от которого исходит запрос, и наименование органа, к которому он обращен; наименование дела или материала, по которому направляется запрос; фамилии подозреваемых, обвиняемых и разыскиваемых, их адреса и анкетные данные; описание правонарушения; подпись руководителя и печать органа внутренних дел.

К запросу должны прилагаться надлежаще оформленные постановления, необходимые для совершения санкционированных действий.

При исполнении запросов используется русский язык. К документам, прилагаемым к запросам, составленным на государственном языке запрашивающей стороны, приобщается надлежаще заверенный перевод на русский язык. При выполнении запроса документы, составленные на государственном языке исполняющей стороны, переводятся ею на русский язык, а переводы удостоверяются печатью компетентного учреждения и подписью должностного лица.

В соответствии с договоренностями должны выполняться запросы, направленные в безотлагательных случаях и в устной форме, но с условием немедленного письменного подтверждения, в том числе с использованием технических средств передачи текста.

В ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности определяет основания для проведения ОРМ, которые направлены на решение задач, прямо не указанных в ней, но выполняющих вспомогательную, обеспечивающую функцию. Из смысла данной нормы вытекает, что к таким обеспечивающим задачам относятся проведение проверок лиц, допускаемых к государственной тайне, к работам на экологически опасных объектах, к участию в оперативно-розыскной деятельности, лиц, желающих получить лицензию на частную детективную и охранную деятельность, а также обеспечение безопасности органов, осуществляющих ОРД.

Под сбором данных, необходимых для решений, следует понимать установление с помощью оперативно-розыск ных мероприятий обстоятельств, препятствующих их принятию. Закон не оговаривает объема и вида этих данных, ограничивая правоприменителя лишь в способах сбора информации.

При сборе таких данных вводится запрет на осуществление четырех оперативно-розыск ных мероприятий, которые в наибольшей степени ограничивают конституционные права граждан. В соответствии с Законом РФ Об оперативно-розыскной деятельности в некоторых случаях не могут применяться обследование помещений, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров, а также снятие информации с технических каналов связи.

Указанное ограничение не распространяется на решение задач по обеспечению безопасности органов, осуществляющих ОРД, для чего может осуществляться весь комплекс ОРМ.

Сбор данных, необходимых для принятия решений о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну, а также к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни, здоровья людей и для окружающей среды, осуществляется подразделениями ФСБ.

В соответствии со ст. 21 Закона Российской Федерации от 21 июля 1993 г. №5485-1 «О государственной тайне» от лиц, на которых оформляется допуск к государственной тайне, необходимо получить письменное согласие на проведение в отношении их провероч ных мероприятий. В период оформления такого допуска на основании ст. 24 Закона РФ О государственной тайне, допускается временное ограничение права на неприкосновенность частной жизни проверяемого лица.

При оформлении допуска к государственной тайне могут собираться сведения о наличии психических заболеваний, прошлых судимостях, проживании за границей близких родственников, правильности представленных анкетных данных, о совершении оформляемым лицом действий, создающих угрозу безопасности Российской Федерации, которые в соответствии со ст. 22 Закона РФ О государственной тайне, являются основаниями для отказа в выдаче допуска.

Исходя из принципа уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина в процессе проверки лица должна собираться только такая информация, которая необходима с точки зрения обеспечения государственной тайны, а не информация о личной жизни вообще.

Данные, на основании которых будет принято решение о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или допуске к материалам, полученным в результате ее проведения, а также об установлении отношений сотрудничества, собираются оперативными подразделениями правоохранительных органов.

Сбор данных, достаточных для принятия таких решений, организуется независимо от того, в какой форме это сотрудничество предполагается - гласной или негласной. Объем и виды собираемой информации определяются ведомственными нормативными актами.

В качестве самостоятельного основания для проведения ОРМ абз.2 п. 5 ст. 7 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности определил необходимость обеспечения безопасности органов, осуществляющих ОРД. Эта специфическая функция правоохранительных органов чаще называется обеспечением собственной безопасности и закреплена в законодательных актах, регламентирующих их деятельность.

Под обеспечением безопасности (собственной безопасности) следует понимать целенаправленный комплекс мер по пресечению проникновения в оперативные аппараты представителей криминальной среды, предотвращению утечки служебной информации и сведений, составляющих государственную тайну, выявлению фактов совершения должностных преступлений, коррупции и предательства интересов службы сотрудниками правоохранительных органов, а также осуществление защиты сотрудников оперативных аппаратов, членов их семей и лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, в случае реальной угрозы посягательства на их жизнь, здоровье и имущество.

Организация системы обеспечения собственной безопасности закреплена в качестве одной из функций МВД в Положении о Министерстве внутренних дел Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 19 июля 2004 г. №927. Эти меры осуществляются специально созданными подразделениями собственной безопасности, чья деятельность регламентируется ведомственными нормативными актами.

На эту службу возложены функции защиты личного состава ОВД от преступных посягательств; проведения оперативно-розыск ных мероприятий и служебных проверок, направленных на выявление, предупреждение и пресечение должностных и иных преступлений, совершаемых сотрудниками ОВД, независимо от занимаемой должности; проникновения в ряды органов внутренних дел участников преступных групп и сообществ, а также отдельных лиц, преследующих преступные или иные корыстные цели.

ГЛАВА 2. УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

2.1 Общие условия проведения всех оперативно-розыск ных мероприятий

оперативный розыскной мероприятие прослушивание

В абзац 1 ст.8 ФЗ РФ Об оперативно-розыскной деятельности конкретизируется конституционный принцип равенства всех перед законом, в соответствии с которым при наличии законных оснований ОРМ могут проводиться в отношении любых лиц независимо от их гражданства, национальности, имущественного, должностного и социального положения. Однако этот принцип имеет некоторые исключения, связанные с провозглашенной Конституцией РФ неприкосновенностью Президента, депутатов Федерального Собрания и судей.

Одной из основных гарантий соблюдения прав и свобод человека и гражданина при производстве ОРД является обеспечение субъектами ОРД соблюдения прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, то есть обязанность субъектов ОРД соблюдать эти самые права и свободы. Отличие данного понятия от понятия «обеспечение прав и свобод» состоит в том, что последнее, как уже говорилось, шире, и включает в себя помимо первого понятия также понятие контроля и надзора за ОРД, и перечень конституционных прав, обеспечить соблюдение которых необходимо при проведении ОРМ.

Статья 2 Конституции РФ провозглашает, что высшей ценностью являются человек, его права и свободы. Обязанность государства - их признание, соблюдение и защита. В ст. 17 - 64 Конституции РФ названы правовые основы статуса личности, которые не могут быть изменены иначе как в порядке, определенном Конституцией РФ (ст. 64). Органы, осуществляющие ОРД, выступая от имени государства, которое в соответствии со ст. 45 Конституции гарантирует защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, обязаны согласно ФЗ Об ОРД предпринимать все необходимые меры по защите конституционных прав граждан, собственности, а также по обеспечению безопасности общества и государства. Это означает, что согласно закону в целях защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина оперативно-розыскные мероприятия должны осуществляться своевременно и в достаточном объеме. Гарантией выполнения этого предписания являются ведомственный и судебный контроль за органами, осуществляющими ОРД.

В то же время защита конституционных прав и свобод предполагает взаимную ответственность государства и граждан. Поэтому в соответствии с Конституцией РФ (ст. 23, 25, 55) в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства федеральным законом могут быть ограничены права и свободы человека.

Что является гарантией соблюдения органами, осуществляющими ОРД, прав и свобод человека? Ответ лежит на поверхности – строгое соблюдение требований ФЗ Об ОРД относительно оснований и условий осуществления ОРД, соблюдение принципа законности.

Конкретизация оснований проведения ОРД предусмотрена ст. 7 ФЗ Об ОРД, условий ограничения конституционных прав граждан – ст. 8 ФЗ Об ОРД.

Основания и условия ограничения прав граждан при производстве ОРД являются важнейшими (но не единственными) гарантиями соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

Основаниями для проведения ОРМ являются фактические данные, достаточные для предположения о совершении деяния, подпадающего под признаки того или иного состава преступления, либо о событиях или действиях, которые могут представлять угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ.

По своей природе (происхождению) данные, являющиеся основанием для проведения ОРМ, могут быть получены в рамках уголовного судопроизводства, в процессе осуществления ОРД, а также не процессуальным и не оперативно-розыскным путем.

Законодатель не ставит жестких ограничений или критериев появления таких данных. Основания для проведения ОРМ тесно связаны с целями и задачами ОРД. Рассматривая основания в соотношении с целями и задачами, можно сделать вывод, что для проведения ОРМ достаточно лишь предположения относительно подготовки или совершения преступления по наличию отдельных признаков, указывающих на такие деяния либо на лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, причем такое предположение может носить характер версии, основанной на фактах. В случае оконченного общественно опасного деяния, когда уже очевидны данные, указывающие на признаки преступления, речь идет о реализации задачи раскрытия преступления, обнаружения лица (лиц), его совершившего, а если такое лицо установлено и скрылось, то о его розыске.

Сказанное вытекает из таких задач ОРД, как: выявление, предупреждение, пресечение преступлений; выявление и установление лиц, их подготавливающих; добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности РФ (ст. 2 ФЗ Об ОРД). Для решения этих задач необходимо и достаточно обоснованного предположения о причастности лиц к совершению преступления, о признаках преступления, о событиях, гипотетически носящих характер угрозы. В случае если лицо скрылось от следствия и суда, то сам этот факт уже является основанием для реализации одной из задач ОРД, а соответственно, и проведения по этому факту ОРМ.

Основания, указанные в ст. 7 ФЗ Об ОРД, относятся не к ОРД в целом, а к проводимым ОРМ как в их совокупности, так и применительно к отдельным ОРМ. При этом результаты проведения одного ОРМ могут являться основаниями для проведения другого. В процессе проведения ОРМ применительно к одному делу (событию, преступлению, ситуации, проверке заявления и т. д.) возможно получение оперативно-розыскной информации относительно событий или действий, выходящих за пределы первоначальной цели проведения ОРМ.

В процессе ОРД происходит накопление различной попутной информации, изначально не имеющей отношения к расследуемым событиям или действиям, однако в процессе ее сопоставления возможно получение новых данных, обоснованных предположений, выводов, выдвижение версий, которые требуют проверки, а соответственно, и проведения дополнительных ОРМ. В этих случаях проведение ОРМ всегда является обоснованным (имеющим фактические основания).

Первоначальное получение информации возможно из любых источников, в том числе изначально не имеющих отношения к ОРД (данные источники могут рассматриваться в качестве повода).

В частности, такие данные могут содержаться в письменных заявлениях или сообщениях, приложенных к ним документах, протоколе устного заявления о преступлении, протоколе явки с повинной, публикациях средств массовой информации, в материалах проверки по административным правонарушениям, в непосредственном обнаружении признаков преступления должностными лицами, не являющимися субъектами ОРД, или конфидентами, в актах аудиторских проверок.

Следовательно, в любом случае, как при работе по раскрытию конкретных преступлений, так и применительно к их выявлению либо добыванию оперативно значимой информации, имеют место соответствующие основания как оперативно-розыскного характера, так и не связанные с ОРМ или даже е ОРД в целом. Сведения могут быть получены как путем оперативно-тактических действий, так и без проведения таковых. Полученная информация может рассматриваться как результат ОРМ и как предпосылка к их проведению. Соответственно, если имеются основания для проведения хотя бы одного ОРМ, например опроса автора публикации в СМИ, то по результатам проведения первого ОРМ могут быть получены основания для дальнейшего проведения другого или аналогичного ОРМ, но по отношению к иным объектам.

В случае если в поступившей информации содержатся сведения о каких-либо из обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу (ст. 24 УПК РФ), то это не исключает оснований для проведения ОРМ.

Если ставшие известными оперативно-розыскному органу сведения касаются признаков преступления, отнесенных УПК РФ к делам частнопубличного обвинения (возбуждае

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Оперативно-розыскные мероприятия: понятие, виды, характеристика". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 578

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>