Дипломная работа на тему "Ограниченные вещные права"

ГлавнаяГосударство и право → Ограниченные вещные права




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Ограниченные вещные права":


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тема: "Ограниченные вещные права"

Введение

Как известно, институты гражданского (частного) права возникают и развиваются под непосредственным влиянием конкретных социально-экономических потребностей. Это в полной мере относится к категории вещных прав. В своё время И. А. Покровский писал, что «одним правом собс твенности мог бы удовлетвориться только разве самый примитивный экономический быт» [1]. Именно поэтому с развитием и усложнением капиталистического товарного оборота была единодушно отвергнута юридически обоснованная глоссаторами для времён феодализма идея разделённой собственности, которая допускала существование у нескольких лиц прав собс твенности на одну и ту же вещь. Она получила замену в виде разработанной германскими пандексистами теории ограниченных вещных прав, позволяющих юридически удовлетворительно обеспечивать экономически необходимое участие одного лица в праве собс твенности другого.[2]

При этом следует иметь в виду, что категория ограниченных вещных прав по указанным историческим причинам была воспринята в континентальной правовой системе, и прежде всего в германском гражданском праве.

Современное российское гражданское законодательство предусматривает несколько групп ограниченных вещных прав. В эту систему входят:

во-первых, вещные права некоторых юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника;

во-вторых, ограниченные вещные права по использованию чужих земельных участков;

в-третьих, права ограниченного пользования иным недвижимым имуществом (главным образом жилыми помещениями);

в-четвертых, обеспечивающие надлежащее исполнение обязательств права залога (залогодержателя) и удержания, объектами которых, в отличие от иных вещных прав, могут являться движимые вещи.

В пункте 1 статьи 216 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве ограниченных вещных прав прямо названы лишь первые две группы. В действительности ими, однако, не исчерпываются предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации иные вещные права. Вместе с тем перечень ограниченных вещных прав прямо предусмотрен законом и в этом смысле является исчерпывающим. Никаких иных вещных прав, кроме перечисленных выше, наше гражданское законодательство не допускает, и создать их в результате соглашения (договора) участников имущественного оборота невозможно. Это обстоятельство важно иметь в виду также и с учетом частых и серьезных изменений, которым пока подвержено формирующееся российское законодательство.

Целью данной дипломной работы является комплексное теоретическое исследование и системный анализ института ограниченных вещных прав, а так же особенности их правового регулирования.

Перед автором данной дипломной работы были поставлены следующие задачи:

-  рассмотреть развитие ограниченных вещных прав в гражданском законодательстве России до 1917 года;

-  проанализировать виды ограниченных вещных прав в законодательстве советского периода;

-  охарактеризовать современное состояние Российского законодательства, регулирующего ограниченные вещные права;

-  обозначить проблемы разграничения вещных и обязательственных прав;

-  дать понятие ограниченных вещных прав;

-  определить объекты ограниченных вещных прав;

-  изучить проблемы классификации ограниченных вещных прав.

Методологическую основу работы составляют как общенаучный метод познания, так и частнонаучные методы: исторический, формально-логический, сравнительно-правовой, структурно-системный и др., широко применяемые в гуманитарных науках.

Структура работы определена кругом исследуемых проблем, ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трёх глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, библиографии.

Нормативной основойпослужили Гражданский кодекс Российской Федерации, Земельный кодекс Российской Федерации, Закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», иные федеральные законы.

Теоретическую основу исследования составили труды ученых-цивилистов (Андреев В. К., Брагинский М. И., Венедиктов А. В., Толстой Ю. К., Суханов Е. А., и другие.), учебная литература, комментарии действующего законодательства, публикации в периодических научных изданиях, судебная практика.

1. Развитие российского законодательства об ограниченных вещных правах

1.1 Развитие ограниченных вещных прав в гражданском законодательстве России до 1917 года

Учитывая, что такие виды ограниченных вещных прав, как право хозяйственного ведения и право оперативного управления были созданы в 1960-е годы, то в данном параграфе будут рассмотрены исторические предпосылки развития таких институтов – как сервитут, залог, право пользования земельными участками.

Понятие сервитута и основы учения о сервитутом праве были заложены ещё в Древнем Риме. По существу, земельный сервитут можно считать самым старым правом на чужую вещь. Более того, некоторые цивилисты считали их «старее» собственности, то есть рассматривали как самые древнейшие из вещных прав. Сервитуты вызваны распадением общинного землевладения и возникновением мелкой поземельной собственности[3]. Задача их заключается в обеспечении хозяйственных интересов последней. Без сервитутов мелкая поземельная собственность была бы поставлена в безвыходное положение и земля утратила бы свое экономическое значение. Неволин следующим образом описывает развитие сервитутов в истории русского права. «Главное сельское имение в древние времена составляла пахотная земля. Другие земли, которые доставляли ей и владельцу ее разные выгоды и удобства, назывались по отношению к ней угодьями. Таковы были: леса, луга, места звериных и других промыслов. Со временем, в переносном смысле, земли этого рода, и независимо от их отношения к главному сельскому имению, стали называться угодьями. Они владельцам их могли принадлежать на тех же правах, на каких и всякая вообще поземельная собственность, следовательно на праве тяглых имуществ. В таком случае частные названия угодий указывали только на особенный способ пользования землями известного рода. Самым обыкновенным способом происхождения угодий всех трех разрядов было пожалование и, притом, в различных его видах; или правительство жаловало известному лицу определенную землю в собственность с обширнейшим правом пользования, сохраняя за собой право известных в нем угодий, которые были потом жалуемы другим лицам, или одному лицу было жалуемо угодье в известной казенной земле, а потом эта земля жаловалась другому лицу, с сохранением в ней прав угодья для первого. В том и другом случае образовалось право угодий в чужих землях». [4]

В русском праве значительную роль для развития института вещного права сыграло Соборное уложение 1649 года[5]. В XVI и XVII главах данного

документа были освящены важнейшие элементы поместного и вотчинного землевладения. Соборное уложение определяло и права на чужую вещь: право ставить запруды на реке в пределах своего владения, право покосов, рыбной ловли, охоты в лесах на землях, принадлежавших другому владельцу, право проезжавших останавливаться на лугах, прилегающих к дороге и т. д. Как видно, в большинстве случаях речь шла не просто о правах на чужую вещь, а о сервитутах. Так, ст. 22 главы XVII Соборного Уложения устанавливала, сервитут на бортные ухожья: «А у которых помещиков и вотчинников отхожие бортные их ухожья в угодьях иных помещиков и вотчинников, а не на их поместных вотчинных землях, и им теми своими отхожими бортными ухожьи владеть по тому, как о таких бортных ухожьях писано выше всего в судной статье». [6] Именно Соборное уложение 1649 года можно считать первым правовым источником сервитутного права в России. Надо также отметить, что установленные здесь сервитуты, за небольшим исключением, просуществовали вплоть до революции 1917 года и более того они возрождены современным правом. Дальнейшее развитие института вещных прав связано со Сводом Законов Российской Империи, введенного в действие в 1835 году[7]. Помимо права собс твенности в этот период защищалось и такое вещное право как право законного владения. В предреволюционной России под категорию вещных прав подводили широкий круг гражданских прав, особенно в области поземельных отношений. В это же время завершается формирование института прав на чужие вещи. Значительное место в данной системе занимали «угодья», которые являлись ни чем иным как сервитутами. Так, ст. 432 Свода Законов Российской Империи указывает, что «право собс твенности бывает неполным, когда оно ограничивается в пользовании, владении и распоряжении другими посторонними, также неполными на то же имущество правами, каковы суть: 1) право участия в пользовании и выгодах чужого имущества; 2) права угодий в чужом имуществе». Права угодий были представлены правами въезда в лес и правами пользования звериными и другими промыслами (ст. 452 Свода Законов Российской Империи). В литературе права на чужие вещи делили на: право пользование чужой вещью (например, право пожизненного пользования, право вечно-наследственной аренды и т. д.), в эту группу включались и сервитуты; право на получение известной ценности вещи (закладное право и т. д.) и право на приобретение известной вещи (право родового выкупа, право преимущественной покупки и т. д.).
Ю. С. Гамбаров писал: «Постановления нашего законодательства о сервитутах отличаются крайней неопределенностью и недостаточностью». Свод законов гражданских не давал определения вещных прав, в нем не употреблялись термины «вещные права» или «сервитуты». Права подобного рода содержались в двух разделах Свода законов – в отделении первом главы второй второго раздела книги второй под названием «Права участия частного в пользовании и выгодах чужого имущества» (ст. 442–451) и в отделении втором главы второй под названием «Право угодий в чужих имуществах» (ст. 452–466). К первой группе относились легальные сервитуты, основанные на праве соседства в городе и в сельской местности, которые ограничивали собственника в осуществлении принадлежащих ему прав (к ним, в частности, относились сервитуты света и вида, права прохода и доступа и т. п.). Вторая группа включала сервитуты, устанавливающие положительное частичное господство над вещью, которая не принадлежала, управомоченному лицу (среди них – право въезда в лес, право на бортные ухожья, право на бобровые гоны, сервитуты охоты и рыбной ловли и др.). [8]

Разработанный в конце прошлого и начале нынешнего века, но так и не ставший законом проект Гражданского уложения[9] содержал более конкретные и проработанные предписания, касающиеся ограниченных вещных прав. Книга третья проекта Гражданского уложения, носившая название «Вещные права», уже содержала отдельный раздел IV «Вотчинные права, выделенные из права собственности», куда наряду с правом наследственного оброчного владения, правом временного пользовладения входили и сервитуты, помещенные в третьей главе указанного раздела.

Надо отметить, что такое право – как право пожизненного наследуемого владения на территории Российского государства берёт начало ещё с ХIV века, когда переселенцам недвижимость предоставлялась в вечное пользование с правом её отчуждения и передачей по наследству. При этом на них обязанность платить чинш за пользование землёй, размер которого оставался всегда неизменным. Отсюда и наименование такого права – чиншевое право. На всё пространство России чиншевое право распространилось лишь в конце ХVIII века, но после 1917 года институт пожизненного наследуемого владения утратил свою актуальность. Титул пожизненного владения был закреплён в дальнейшем лишь в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о земле от 28.02.1990 года. [10] Под этим именем понималось вещное право наследственного пользования чужою землею под условием взноса платы в определенном размере навсегда. Объектом чиншевого права являлись как сельская, так и городская недвижимость. Оно существенно отличалось от арендного пользования тем, что оно, во-первых, бессрочно и, во-вторых, имело вещный характер. Чиншевые отношения в свое время устанавливались по письменным и словесным сделкам, и потому доказательствами этого права могли служить не только документы, но и свидетельские показания, дознание через окольных людей. Права чиншевика заключались в пользовании землею или домом, в распоряжении ими на случай своей смерти и в передаче их по сделке другому лицу, например на основании купли-продажи; передача чиншевого права на недвижимость совершалась крепостным порядком. Такая свобода распоряжений со стороны самого чиншевика давала право и его кредиторам обратить свое взыскание на чиншевый участок и требовать судебного отчуждения чиншевого права. Обязанности чиншевика сводились к уплате периодически известной суммы, чинша, размер которой устанавливался раз и навсегда и не мог быть возвышен по требованию собственника земли без согласия чиншевика. Но ничто, конечно, не мешало изменить условия чиншевого владения по взаимному соглашению. Чинш уплачивался или деньгами, или исполнением натуральных повинностей, или же тем и другим вместе. Неплатеж чинша давал собственнику право взыскивать сумму долга с чиншевика, что вело к прекращению чиншевого отношения. Возвращение земли, занятой чиншевиком, к собственнику возможно было в следующих случаях: 1) по отказу чиншевика и 2) при отсутствии законных наследников у чиншевика, не сделавшего при жизни распоряжения.

Крайне интересным для рассмотрения будет и посессионное право. Под этим именем понималось право наследственного пользовладения казенною землею в целях эксплуатации горного завода частным лицом (Горный устав 1912 года, ст. 4 и 5). Горный промысел или горный завод мог быть передан казною частному лицу или быть устроен самим частным лицом. Горнозаводчик пользовался не только землей, на которой или в которой находился завод, но также недрами земли для добывания материала заводского и лесным топливом. Наследственность и отчуждаемость права, а также влияние посессионеров смущали нашу практику, судебную и административную, в определении юридической природы посессионного права. Одно время Сенат держался того взгляда, что «посессионное право есть право частной собственности, но неполное, ограниченное условиями, вытекающими из назначения их (заводов) горнозаводской деятельности». Но позднее Сенат изменил свой взгляд: «Право собс твенности на землю и леса, приписанные к посессионному заводу, принадлежит казне, владелец же посессионного завода имеет лишь право пользования и владения оными, отдельного от права собственности, но не сходного с арендным пользованием; посессионное право представляет собою совершенно самостоятельный и отличный от арендного права род владения, заключающийся в том, что казна, сохраняя за собой право собс твенности на землю и леса, предоставляет их в пользование и распоряжение частных лиц под условием лишь употребления оных для определенных целей, а именно для действия горных заводов». В самом деле, закон указывал, что частные горные промыслы и заводы состояли в частном владении или на праве посессионном, или на праве владельческой собс твенности и этим ясно подчеркивал отличие права посессионного от права собственности.

Закон прямо называл земли посессионных заводов казенными землями, состоящими в бессрочном пользовании (Горный устав, ст. 302, п. 4). Пользование и владение посессионера связывалось с повышенным обложением его промыслов по сравнению с собственниками частновладельческих заводов и срочными арендаторами казенных горных земель. Посессионное пользование и владение обусловливалось действием горного завода, а соответственно с прекращением промысла земля и леса, отведенные под завод, должны были возвращаться в казну как к собственнику. [11] Не менее сложно было развитие залогового права в России. В древнейшую эпоху обеспечением исполнительности должника служила его личность, а не имущество (закупничество). Наиболее раннею формою залога в России являлась передача вещей во владение кредитора, которое соединялось чаще всего с пользованием. Было высказано мнение, что древнее русское залоговое право представляло собою, подобно римской fiducia, не что иное, как отчуждение права собс твенности в пользу кредитора с сохранением за должником права выкупа в случае своевременного погашения долга[12]. По-видимому, первоначальною формою залога являлось предоставление кредитору пользования имением должника за полученную последним от кредитора сумму денег, причем не кредитор имел право требовать платежа долга, а должник имел право требовать возвращения имения при условии платежа долга. Дальнейшим развитием залога оказывается превращение владения и пользования при просрочке должника в право собс твенности кредитора: «ся закладная и купчая». В XVIII веке залоговое право опять приобретает временно свойственный ему характер права на чужую вещь. Законом от 01 августа 1737 года[13] установлен был иной порядок взыскания по закладным. Залоговое право уже не превращается в право собственности, а заложенная вещь подлежит продаже с публичного торга. Порядок этот недолго продержался, потому что в 1744 году состоялось возвращение к правилам уложения, мотивированное ущербом для кредиторов от того, что «многие, дав деньги после занимаемых в закладных сроков, чрез многое время тех своих денег, ни закладного недвижимого имения не получают»[14]. Только с изданием в 1800 году Банкротского Устава[15] для недвижимости произошла окончательная отмена старого порядка.

1.2 Виды ограниченных вещных прав в законодательстве советского периода

В период создания Советского государства и права институт вещных прав претерпевает значительные изменения. В государстве
признаются две формы собственности: государственная (земля, воды, леса, предприятия, железные дороги и т. д.) и собственность граждан, основанная на личном труде. Одним из первых законодательных актов советского государства стал декрет Всероссийского съезда Советов от 26 октября (7 ноября) 1917 года «О земле»[16]. Декрет отменял помещичью собственность на земли. Земля отчуждалась безвозмездно и передавалась крестьянам на праве пользования. Согласно п. 1 Крестьянского наказа о земле вся земля была обращена во всенародное достояние и передана в пользование всех трудящихся на ней. Право пользования могли получить все граждане России, желающие обрабатывать её своим трудом, и только до той поры, пока они в силах её обрабатывать (п. 6). Иными словами, допускалась возможность пользования землёй без указания срока, постоянно. [17] Декрет «О земле» действовал в течение шести лет, но его положения легли в дальнейшем в основу советского земельного законодательства. Так, были приняты Декрет Совета народных Комиссаров от 29 декабря 1917 года «О запрещении сделок с недвижимостью»[18], Декрет «О социализации земель»[19] (отменил «всякую собственность на землю», любые сделки с землей запрещались, земля передавалась только в пользование), Декрет ВЦИК от 27 мая 1918 года «О лесах»[20], Декрет СНК РСФСР от 30 апреля 1920 года «О недрах земли[21]». С 1922 года началась кодификация земельного законодательства, преследовавшая цель: «создать стройный, доступный пониманию каждого земледельца свод законов о земле». Кодификация завершилась созданием Земельного кодекса РСФСР 1922 года[22]. В его основных положениях подтверждалось, что вся земля в пределах РСФСР, в чьем бы ведении она ни состояла, составляет собственность рабоче-крестьянского государства и образует единый государственный земельный фонд. Первым общесоюзным законом, определившим правовой режим всех категорий земель, стали Общие начала землепользования и землеустройства, утвержденные ЦИК СССР 15 декабря 1928 года[23].

Первый Гражданский кодекс был принят в 1922 году[24] в период нэпа и знаменовал собой окончательное признание новой властью имущественного (товарно-денежного) оборота. Он учитывал многие положения дореволюционного проекта Гражданского уложения, хотя, разумеется, прежде всего закреплял экономические основы нового строя. Гражданский кодекс РСФСР 1922 года имел раздел «Вещное право», который включал право собственности, право залога и право застройки (ст. 52–105). Примечательно, что уже ГК РСФСР 1922 года допускал в качестве предмета залога вещи, определенные родовыми признаками (ст. 93), а также «долговые требования» и право застройки (ст. 87). Позже в связи с огосударствлением экономики и отрицанием частной собс твенности эти институты все реже стали применяться на практике, а Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 февраля 1949 года были признаны утратившими силу статьи 71–84 Кодекса, регулирующие право застройки. В силу статьи 21 ГК РСФСР 1922 года земля признавалась только собственностью государства и не могла быть объектом гражданско-правовых сделок, в результате которых возможен переход имущества от одного лица к другому. Земля не могла быть предметом отчуждения по сделкам купли-продажи, дарения, залога, так как владение землей лицами и учреждениями, кроме государства, в силу статьи 21 ГК РСФСР 1922 года допускалось только на праве пользования. Надо отметить, что право постоянного (бессрочного) пользования более чётко регламентировалось в Основах 1968 года,[25] согласно статье 9 которых землепользование могло быть (постоянным) и временным (краткосрочным или долгосрочным). На титуле постоянного (бессрочного) пользования могли использовать землю как граждане, так и юридические лица. В ГК РСФСР 1964 года[26] из всех вещных прав законодатель закрепил одно лишь право собственности, помещенное во втором разделе кодекса. В этом кодексе мы не найдёт такие виды ограниченных вещных прав как – сервитут, залог (он отнесён к обязательственным правам), но в этот период образовались иные виды ограниченных вещных прав – право оперативного управления и хозяйственного ведения. Это новые конструкции, созданные специально в советском государстве для управления государственной собственностью. Согласно ГК РСФСР 1964 года можно определить признаки государственных юридических лиц. К государственным юридическим лицам относились производственные, научно-производственные и иные объединения, предприятия (заводы, шахты, совхозы и др.), учреждения (вузы, больницы, музеи). Научно-исследовательские и проектно-конструкторские институты, сбыто-снабженческие организации и т. д. [27] Государство как единый собственник всего государственного имущества передавало предприятиям, объединениям, учреждениям и другим государственным юридическим лицам определенное имущество, необходимое для осуществления их деятельности.

С изменением политической и экономической ситуации в России возникла потребность в новом хозяйственном механизме, основанном на рыночной экономике, что и нашло выражение в возрождении прежних правовых категорий. Именно этим и объясняется появление в Законе РСФСР «О собс твенности в РСФСР» от 24.12.1990 года[28] статей 5, 6, а затем в Основах гражданского законодательства Союза СССР и республик (1991 года) категории «вещное право». Раздел II Основ провозглашает помимо права собс твенности – право полного хозяйственного ведения (статья 47) и право оперативного управления (статья 48), а статья 49 устанавливала, что земельные участки предоставляются гражданам в пожизненное наследуемое владение или в пользование.

Соответственно, начало возрождения категории вещных прав в российском праве было положено Основами законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде 1989 года, законами РСФСР «О собс твенности в РСФСР», «О предприятиях и предпринимательской деятельности»[29], принятыми в 1990 годы, Основами гражданского законодательства 1991 года, которые в числе ограниченных вещных прав называли наряду с правом полного хозяйственного ведения, также право оперативного управления, ограниченные вещные права на землю и другие природные ресурсы.

1.3 Современное состояние Российского законодательства, регулирующего ограниченные вещные права

Переход к рыночной организации экономики потребовал и реформирования ее законодательного оформления.

В современном гражданском законодательстве категории вещных прав посвящен раздел II Гражданского кодекса Российской Федерации (1994 года), который включает в состав вещных прав: право собственности, прав пожизненного наследуемого владения, право постоянного бессрочного пользования земельным участком, сервитуты, право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом. Однако гражданское законодательство не дало легального определения «вещного права». Как справедливо заметил С. А. Хохлов: «Гражданский кодекс пошел по линии воспроизведения перечня вещных прав, а не простого определения, что такое вещное право и какое право нужно по каким-то критериям относить к вещным правам»[30]. Появление правовых норм об ограниченных вещных правах в современном гражданском праве России не является случайностью, а объективно отражает процесс сближения правовых систем современности. Главное назначение института собс твенности – «обеспечить профессиональное управление чужим имуществом в интересах определенных категорий лиц, не способных или не желающих его осуществлять». Право собс твенности является основополагающим, первоначальным правом в числе прочих вещных прав, поскольку другие права носят производный от этого права характер, а их владельцы имеют иной правовой титул (основание), чем собственник. Это определяет особенности субъектного состава правоотношений, одним из элементов которых выступает соответствующее ограниченное вещное право. «Для всех ограниченных вещных прав характерно то, что носитель вещного права находится не только в абсолютном отношении со всеми третьими лицами, но и в относительном правоотношении с собственником, каковы бы ни были основания возникновения и юридическая природа указанного правоотношения». [31]

В статье 216 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации установлен перечень, содержащий, условно говоря, две группы ограниченных вещных прав: вещные права по использованию чужих земельных участков (право пожизненно наследуемого владения, право постоянного (бессрочного) пользования и сервитуты, которые могут обременять также здания и сооружения) и вещные права юридических лиц на хозяйствование с имуществом собственника (право хозяйственного ведения и право оперативного управления). Конструкция «права хозяйственного ведения» и «права оперативного управления» – особенность российского гражданского права, обусловленная переходным характером имущественного оборота, который пока что, знает таких участников, как «предприятия» и «учреждения» – не собственники. «Государство, как собственник основной массы имущества, будучи не в состоянии непосредственно хозяйствовать с принадлежащими ему объектами, в условиях планово-регулируемой, огосударствленной экономики, объективно было вынуждено выпускать в имущественный оборот «самостоятельные» юридические лица – «предприятия» и «учреждения», закрепляя за ними свое имущество на ограниченном вещном праве». [32] Оба эти права значительно сужены в содержании и в объеме правомочий, которые их субъекты получают от собственников на закрепленное за ними имущество. Это объясняется тем, что «в условиях развития рыночных отношений и появления значительного частного сектора экономики конструкции таких ограниченных прав, как и их субъектов – не собственников, обнаружили свои слабости и недостатки, скрытые прежними условиями хозяйствования. В частности, в возможности злоупотребления предоставленной этим субъектам экономической свободой с целью передачи имущества собственника в частный сектор на убыточных для собственника условиях».

Рассматривая нормы о регулировании ограниченных вещных правах в области земельных отношений в настоящее время видно, что в Российской Федерации правовое регулирование вещных и иных прав на земельные участки, содержания этих прав, особенностей их приобретения, реализации и прекращения основывается на соответствующих положениях Конституции РФ[33]. Конституционные положения получают развитие и конкретизацию в актах гражданского, земельного, лесного, водного и других отраслей законодательства России. Поэтому важнейшими источниками нормативного регули-рования ограниченных вещных прав на земельные участки являются Гражданский кодекс РФ (ред. от 17.07.2009 года)[34], Земельный кодекс РФ (ред. от 27.12.2009 года)[35], другие федеральные законы и подзаконные правовые акты. Государственная регистрация прав и ограничений на земельные участки осуществляется в соответствии с ФЗ РФ от 21.07.1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (ред. от 27.12.2009 года)[36]. Однако подчеркну, что основные правовые нормы, регламентирующие ограниченные вещные права на землю, содержатся в гражданском и земельном законодательстве России. В ГК РФ указанные нормы сгруппированы в главах раздела II «Право собс твенности и другие вещные права», в частности, в статьях главы 17 «Право собс твенности и другие вещные права на землю». Статья 216 Гражданского кодекса Российской Федерации ввела новое право на земельный участок, которое ранее в российском гражданском законодательстве отсутствовало – сервитут. Глава 17 ГК РФ содержит лишь общие положения о земельных сервитутах, где в четырех статьях (ст. 274 – 277 ГК РФ) указывается на понятие и признаки сервитута, основания приобретения и прекращения. Земельный кодекс РФ от 25 октября 2001 года №136-ФЗ содержит лишь три статьи, посвященные сервитутному праву и несколько статей, косвенно затрагивающих его. Но указанные нормы не дают четкого представления о праве сервитута. Остаются пробелами положения об объеме права пользования, порядке реализации прав, сервитутной плате и т. д. К ограниченным вещным правам на землю в современном законодательстве относятся так же постоянное (бессрочное) пользование, пожизненное наследуемое владение и безвозмездное срочное пользование земельными участками. Однако проведённый анализ статей современного гражданского и земельного законодательства Российской Федерации позволяет сделать вывод, что нормы регулирующие осуществление этих прав находятся в смысловой взаимосвязи, отражают определенные в науке общие и особенные признаки вещных прав и благодаря своему разнообразию отражают комплексный подход законодателя к введению новых правил имущественного оборота в условиях рыночной экономики.

2. Понятие и признаки ограниченных вещных прав

2.1 Проблемы разграничения вещных и обязательственных прав. Понятие ограниченных вещных прав

Гражданское право регулирует имущественные отношения между различными субъектами оборота. Эти имущественные права могут иметь разное содержание, могут возникать по различным основаниям. В зависимости от указанных обстоятельств, все имущественные права подразделяются на: вещные и обязательственные. Различие вещных от обязательственных прав состоит в следующем:

1. Ключевой трудностью толкования является определение вещных прав, и отграничение от противоположенной категории – обязательственных прав. Задача состоит в отыскании признаков вещного права, особенно если учесть, что законодатель оставил этот вопрос открытым. Вещное право в объективном смысле можно определить как совокупность правовых норм, закрепляющих, регулирующих и охраняющих принадлежность вещи отдельным лицам. С точки зрения раскрытия их содержания, вещные права традиционно определяются как такие права, которые предоставляют субъекту непосредственное господство, непосредственную власть над вещью[37].

Обязательственные права, в отличие от вещных, предоставляют субъекту не власть над вещью, а право требования, иными словами, власть над действиями другого лица[38].

2. Важной особенностью ограниченных вещных прав, отличающей их от обязательственных прав, является замкнутость их перечня. Виды обязательств многообразны. Они могут возникать как из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, так и из договоров, иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (ст. 8, 307 ГК РФ). Иначе решен вопрос в отношении вещных прав. Их перечень устанавливает только закон. Стороны не могут по своему усмотрению в договоре либо в односторонней сделке определить какое-либо вещное право, не предусмотренное в законе. [39]

Перечень вещных прав, закрепленных в российском законодательстве, немногочислен. В соответствии со ст. 216 ГК вещными, наряду с правом собственности, признаны, в частности, следующие права лиц, не являющихся собственниками (вещные права): – право пожизненного наследуемого владения земельным участком, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, право хозяйственного ведения имуществом, право оперативного управления имуществом и сервитута.

Неточная формулировка статьи 216 ГК РФ привела к разночтению закона.

3. Вещные права являются абсолютными и действуют в отношении неопределенного круга лиц, а юридически значимое действие обязательственных прав ограничивается конкретной личностью должника. Отсюда следует ряд принципиальных отличий в способах защиты прав, их содержании и основаниях возникновения. Обладатель вещного права активен, он самостоятельно может реализовать принадлежащие ему правомочия, ему нет необходимости прибегать к содействию обязанных лиц. На последних, круг которых является неопределенным, лежит пассивная обязанность не мешать ему в осуществлении своего права. Этим вещные права отличаются от обязательственных, которые являются относительными правами.

4. Различают вещные и обязательственные права и по объектуhttp://www. zpu-journal. ru/e-zpu/2008/8/Grishin/ - _ftn14. Вещные права имеют объектами индивидуально-определенные вещи, а объектом обязательственного – действия, обязательства. Поэтому для защиты нарушенных вещных прав используются единые средства защиты. И право собственности, и вещные права лиц, не являющихся собственниками, защищаются от нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном в п. 4 ст. 216, ст. 301–305 ГК РФ. Вещи, определяемые родовыми признаками, и различные нематериальные блага объектами вещных прав также не являются.

5. Отличает вещные права и их бессрочность, что объясняется их природой и намерением правообладателя удовлетворять свои потребности и владеть имуществом на длительной и постоянной основе. Обязательство же по своей сути изначально направлено на его прекращение путем надлежащего исполнения и осуществляется в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику. Иными словами: вещные права создаются, чтобы жить; обязательственные, чтобы прекратить свою жизнь.

6. В связи с этим для вещных прав характерно так называемое право следования, выражаемое афоризмами: вещное право следует за вещью или – перемена собственника вещи не уничтожает вещных прав на неё (например, продажа заложенной вещи не прекращает права залогодержателя, но обращает его против приобретателя вещи; продажа участка, обремененного реальным сервитутом, означает переход обременения на нового хозяина). В соответствии с п. 3 ст. 216 ГК РФ переход права собс твенности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных прав на имущество. Так же сохраняется вещное право хозяйственного ведения за государственным (муниципальным) предприятием в случае перехода права собс твенности на него (в качестве имущественного комплекса) к другому собственнику; при переходе права собс твенности на учреждение к другому лицу это учреждение сохраняет право оперативного управления на принадлежащее ему имущество (ст. 300 ГК РФ). Право следования не свойственно обязательственному праву, поскольку обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (абз. 1 п. 3 ст. 308 ГК РФ). Для обязательственных прав характерно то, что они следуют за лицом, а не за вещью.[40]

7. Наконец, защита вещных прав характеризуется абсолютностью, то есть направленностью против любого и каждого, кто посягнет на вторжение в эти права; в противоположность этому, защита обязательственных прав носит относительный характер, так как может быть направлена только против конкретного лица, связанного обязательством с тем, кто эту защиту применяет. [41]

Практическое значение разграничения вещных и обязательственных правоотношений состоит в следующем. Вещные правоотношения реализуются непосредственными действиями самого управомоченного лица, а обязательственные – через исполнение обязанностей должником. Иначе говоря, носитель вещного права имеет возможность непосредственно, без содействия

обязанных лиц, удовлетворить свои интересы, в то время как лицо, обладающее обязательственным правом, может удовлетворить свои интересы только через действия обязанного лица.

Однако, принимая во внимание некоторую условность деления прав на вещные и обязательственные, необходимо помнить, что между ними, безусловно, существуют и сохраняются различия, которые имеют практическое значение и отражаются на подходах к законодательному регулированию названных прав.

В Гражданском кодексе Российской Федерации положения, относящиеся к вещным правам, сконцентрированы в разделе II «Право собс твенности и другие вещные права». Наименование раздела подчеркивает как единство правовой природы этих гражданских прав, так и особое положение права собс твенности в группе вещных прав. Право собс твенности отличается от других вещных прав полнотой содержания. Собственнику принадлежат правомочия владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Он вправе по своему усмотрению совершать по поводу его имущества любые действия, не противоречащие нормам права и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (ст. 209 ГК РФ). Никто из субъектов других вещных прав не имеет такой полноты правомочий на принадлежащее им имущество. Объем их прав по использованию имущества ограничен законом и волей собственника.

Это объясняется тем, что любое допускаемое законом другое вещное право производно от права собственности. Собственник, передавая часть своего имущества (либо разрешая использование его) другому лицу в оперативное управление, хозяйственное ведение либо иное вещное право, сохраняет за собой право собс твенности на это имущество. Поэтому никто из субъектов других (кроме права собственности) вещных прав не может обладать всей совокупностью правомочий собственника. Право собс твенности всеобъемлюще. По сравнению с ним любое иное вещное право ограничено по объему[42].

Выделяя группу вещных прав, принадлежащих не собственникам, закон именует их вещными правами лиц, не являющихся собственниками. В литературе их называют «ограниченные вещные права». [43]

В цивилистической науке предпринимались многочисленные попытки дать определение понятию ограниченных вещных прав. Д. И. Мейер предложил следующее определение: «Право на чужую вещь, обыкновенно называемое у нас правом угодья, также угодьем, составляет господство стороннего лица над вещью, независимо от личности ее собственника». [44] К. Д. Кавелин, выделяя положительную и отрицательную стороны абсолютного права, считал, что «когда какое-нибудь отношение к вещи, закрепленное за собственником, навсегда или на время ограничивается в пользу другого или других лиц, или когда оно закреплено за другим лицом или лицами, то возникающие отсюда для этих других права называются правами в чужой вещи»[45]. Ещё раньше некоторые цивилисты отмечали, что категория вещных прав не представляет собой единого, однородного целого, состоит из разнородных прав, поэтому дать исчерпывающее и адекватное их определение не представляется возможным. По всей видимости, эта позиция нашла свое отражение и в Гражданском кодексе Российской Федерации – статья 216 не содержит определения ограниченных вещных прав, а перечисляет лишь некоторые такие права и их признаки. Суммируя вышеизложенное, можно сказать, что ограниченные вещные права: во-первых, характеризуются производностью и зависимостью от права собственности, будучи правами на чужие (уже присвоенные собственниками) вещи; во-вторых, возникают на основании прямо указанных в законе юридических фактов, а не по воле собственника; в-третьих, в качестве «вещных обременений» собс твенности включают в себя «право следования» за имуществом (право собс твенности на него); в-четвёртых, исчерпывающим образом определены законом как по видам, так и по содержанию отдельных прав; в-пятых, обычно подлежат официальному закреплению в государственном реестре (поскольку речь чаще всего идёт о правах на недвижимость).

Таким образом, под ограниченным вещным правом следует понимать зарегистрированное в установленном законом порядке абсолютное гражданское право, заключающееся в возможности в том или ином ограниченном, точно определённом законом отношении использовать чужое, как правило, недвижимое имущество в своих интересах без посредства его собственника (в том числе и помимо его воли).

2.2 Объекты ограниченных вещных прав

Всякое гражданское правоотношение имеет свой объект, в качестве которого выступает то, по поводу чего возникает и осуществляется деятельность его участников. Вопрос об объектах ограниченных вещных прав нуждается в особом рассмотрении, ибо его ошибочное решение опять-таки неизбежно ведет к смешению вещных и обязательственных прав. Прежде всего объектом рассматриваемых прав, как и вещных прав в целом, по самой их сути являются индивидуально-определенные вещи. Нельзя бьпь собственником или залогодержателем абстрактных 100 кг зерна или 5 га земли, хотя вполне можно быть управомоченным лицом в обязательстве по их приобретению (например, по договору купли-продажи). [46]

В своей первоначальной основе ограниченные вещные права имели объектом не просто вещи, но исключительно недвижимость: земельные участки и находящиеся на них строения и сооружения. Большинство таких прав, ныне признанных различными правопорядками (включая и отечественный), тоже имеют объектом различные недвижимости. Помимо земли к ним добавились жилые и нежилые помещения, а в российском праве – и упомянутые имущественные комплексы. Не вдаваясь в споры, развернувшиеся в нашей литературе вокруг понятия «недвижимость», следует лишь подчеркнуть, что речь идет о юридической, а не о «физической» (технической) категории. Современный уровень техники давно позволяет «двигать» практически любые объекты, включая здания, сооружения и даже землю. Поэтому бессмысленны попытки «увязать» понятие недвижимости исключительно с землей как с физическим объектом (хотя следует признать, что на подобную трактовку наталкивает традиционное определение недвижимости в абз. 1 п. 1 ст. 130 ГК). Что касается иных видов недвижимости, то следует отметить появление среди них отдельных жилых и нежилых помещений, в действительности являющихся лишь частями соответствующих зданий или иных строений. Значительный «вклад» в такой подход внесло законодательство о приватизации жилья, благодаря которому самостоятельными объектами недвижимости стали не только кварРисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.тиры, но и отдельные жилые комнаты[47]. В конечном счете объектами некоторых ограниченных вещных прав стали части домов и других строений, даже технически не предназначенные для самостоятельной эксплуатации.

Вместе с тем явно ошибочно и предложение рассматривать земельный участок и находящиеся на нем строения в качестве единой, юридически неделимой вещи, исключающей появление у этих объектов разных собственников, что противоречит не только классическим подходам, но и общепринятому порядку (строения нередко возводятся на земле, полученной застройщиком в аренду или на ином предусмотренном законом титуле, что не вызывает каких-либо трудностей в правоприменительной практике).

Между тем здесь имеет место то же недоразумение, что и при анализе понятия «недвижимость» с технических, а не с юридических позиций. В действительности обычное жилое здание (или нежилое строение) представляет собой единую, индивидуально определенную вещь – юридически неделимый объект. Его технически возможная делимость на отдельные этажи, комнаты или помещения, подвалы и чердаки и т. д. все равно, как правило, исключает их самостоятельную, раздельную эксплуатацию при наличии общих для всех несущих конструкций, механического, электрического, санитарно-технического и иного оборудования (если только речь не идет о так называемых «встроенно-пристроенных помещениях», которые по изначальному архитектурному замыслу призваны быть вполне самостоятельно эксплуатируемыми объектами).

В рассматриваемой ситуации допускается лишь общая долевая собственность на объект в целом (с выделением соответствующих помещений в пользование отдельных сособственников в большем или меньшем соответствии с их долей в праве на общее имущество), но невозможна индивидуальная собственность на части этого объекта. В противном случае возникают логически неразрешимые споры о том, кто же из соседей является «собственником» общей стены и вправе сверлить в ней дыру для того, чтобы повесить картину, или кто из них собственник пола (представляющего собой потолок для живущего внизу соседа) либо потолка (являющегося полом для живущего вверху соседа) и что же, собственно, составляет объект их права собственности. Ситуация усугубляется, когда жильцы становятся «собственниками» отдельных комнат в коммунальной квартире (когда возникает вопрос о праве собс твенности на «места общего пользования», лестничные клетки и т. п.), не говоря уже об «ипотеке» таких комнат или о встречающейся в современной коммерческой практике, «ипотеке» части дома (составляющей, например, 99% его общей площади). При этом возможные споры касаются признания на соответствующие объекты именно вещных, а не обязательственных прав, ибо последние (например, в форме аренды) могут иметь объектом любые обособленные помещения, поскольку они передаются лишь во временное пользование на соответствующих условиях.[48]

Правда, для жилых домов большинство подобных споров исключили с помощью конструкции кондоминиума, управляемого принудительно создаваемым собственниками «товариществом собственников жилья» (ст. 291 ГК) с не очень ясным правом названного юридического лица на переданное ему «в управление» имущество. Однако это повлекло появление новых объектов недвижимости: кондоминиумов как имущественных комплексов, принадлежащих на праве долевой собс твенности собственникам квартир и других жилых помещений в соответствующем доме (п. 1 ст. 290 ГК). При этом доля в праве на имущество кондоминиума не может отчуждаться собственником отдельно от права собс твенности на жилое помещение (п. 2 ст. 290 ГК), а поскольку последнее в отличие от кондоминиума не составляет объект общей долевой собственности, то применительно к указанной доле отсутствует право преимущественной покупки. Следовательно, здесь имеет место вынужденное отступление от традиционных вещно-правовых начал (в данном случае от основ режима общей долевой собственности).

«Логическим» завершением подхода к рассматриваемой проблематике, закрепленного действующим отечественным законодательством, стало признание объектом права собс твенности «земельной доли», которая не только не относится к какому-либо конкретному земельному участку, но «в отличие от гражданско-правового порядка» может отчуждаться своим собственником без соблюдения права преимущественной покупки и даже быть объектом аренды, причем допускается и многосторонняя аренда упомянутых прав. [49]

В развитом имущественном обороте объектом вещных, прав в отдельных исключительных случаях могут становиться и некоторые права. Речь идет о залоге прав.

По российскому праву залог – единственное вещное право, объектом которого могут выступать наряду с недвижимыми и движимые вещи. Кроме того, в отличие от большинства других ограниченных вещных прав залог чаще возникает в силу договора, т. е. по соглашению с собственником вещи, а не только в силу закона (п. 3 ст. 334 ГК).[50] Следовательно, и у нас залог является достаточно своеобразным ограниченным вещным правом, наличие которого не колеблет, однако, общих принципов вещного права.

2.3 Проблемы классификации ограниченных вещных прав

Ограниченные вещные права традиционно подвергались различной теоретической систематизации. И. А. Покровский выделял три основные группы таких прав:

1) права пользования чужими вещами (сервитуты, право застройки и эмфитевзис, или «наследственное оброчное владение»);

2) права на получение известной ценности из чужой вещи (к которым он, в частности, причислял залоговое право, а также «вотчинные выдачи», т. е. права на получение чего-либо от собственника земли);

3) права на приобретение известной вещи (к которым им были отнесены право преимущественной покупки и некоторые виды сервитутов, предусматривавшие приобретение права собс твенности на плоды от используемого имущества).[51]

К сожалению, отечественная цивилистика более полувека назад была вынуждена отойти от этих классических подходов и в настоящее время пока лишь пытается возродить их. При этом, с одной стороны, появились искусственно созданные для нужд огосударствленной экономики ограниченные вещные права «оперативного управления» и «хозяйственного ведения», не имеющие аналогов в развитых правопорядках и не соответствующие традиционным цивилистическим воззрениям. С другой стороны, ряд известных ранее ограниченных вещных прав оказался просто забытым в этом качестве либо невостребованным из-за неразвитости оборота недвижимости, особенно – земельных участков и прав, на них (например, право застройки и узуфрукт), а залог стал рассматриваться законом лишь как способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств, что дало основания подвергать сомнению его вещную природу.

В связи с этим «набор» ограниченных вещных прав и их система в современном российском гражданском праве не совпадают с традиционной систематизацией. Из указанных трех групп таких прав отечественному правопорядку пока бесспорно известна лишь первая. Поэтому и систематизация данных прав проводится внутри этой группы по иным, нежели классические, принципам. Ее основным критерием стали не содержание, а объекты рассматриваемых прав. С этой точки зрения можно выделить четыре группы ограниченных вещных прав:1) права по использованию чужих земельных участков и других природных ресурсов (земельные, водные, лесные и градостроительные сервитуты, а также права пожизненного наследуемого владения и постоянного бессрочного пользования);

2) права по использованию чужих жилых помещений (право пользования жилым помещением члена семьи его собственника, право пользования жильем по договору пожизненного содержания с иждивением или в силу завещательного отказа);

3) «обеспечительные» права – залог (включая залог недвижимости – ипотеку) и удержание (вещная природа которых оспаривается в современной отечественной литературе);

4) права на «хозяйствование с имуществом собственника» («хозяйственное ведение» и «оперативное управление»), объектом которых являются имущественные комплексы унитарных предприятий и учреждений.

При этом кодекс в п. 1 ст. 216 в качестве ограниченных вещных прав прямо называет лишь первые две группы. В действительности ими, однако, не исчерпываются предусмотренные как Гражданским кодексом РФ, так и другими законами иные вещные права.

По мере развития законодательства этот перечень может изменяться и дополняться. Так, преимущественное право покупки недвижимой вещи или доли в праве собс твенности на нее при придании ему законом свойств права следования вполне может быть квалифицировано как ограниченное вещное право. В этом же качестве может быть рассмотрено и право получателя Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.ренты, обременяющей недвижимость, а также право покупателя предприятия (имущественного комплекса) распоряжаться приобретенным имуществом еще до его полной оплаты или до государственной регистрации данной сделки «в той мере, в какой это необходимо для целей, для которых предприятие было приобретено» (п. 3 ст. 564 ГК РФ).[52]С сожалением приходится констатировать, что в большинстве современных отечественных работ, в том числе учебных, авторы вообще не обращаются к проблеме систематизации ограниченных вещных, прав.

3. Виды ограниченных вещных прав и их характеристика

Основные виды ограниченных вещных прав названы в статье 216 ГК РФ: право владения и пользования земельными участками, сервитуты, права хозяйственного ведения и право оперативного управления.[53]

В доктрине предлагается относить к числу вещных и некоторые другие имущественные права, в частности залог и право удержания. Все упомянутые виды ограниченных вещных прав будут рассмотрены автором работы в данной главе.

Право хозяйственного ведения. Право оперативного управления

Право хозяйственного ведения и право оперативного управления – два вида ограниченных вещных прав в российском законодательстве, которые могут принадлежать только юридическим лицам, причём не всем, а лишь некоторым их разновидностям. Закон определяет право хозяйственного ведения как вещное право, предоставляющее государственному или муниципальному унитарному предприятию (за исключением казенных предприятий) возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим им на этом праве имуществом в пределах, определяемых Гражданским кодексом Российской Федерации (статья 294).

Субъектами права хозяйственного ведения в соответствии с пунктом 2 статьи 2 Федерального закона Российской Федерации от 14 ноября 2002 года №161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» [54] (ред. от) являются следующие виды унитарных предприятий: федеральное государственное предприятие, государственное предприятие субъекта Российской Федерации и муниципальное предприятие. Объектами права хозяйственного ведения являются сами предприятия, как имущественные комплексы, а также входящие в состав этих комплексов любые виды имущества, предназначенного для деятельности предприятий: здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукция, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания) и другие исключительные права.

Нормы Гражданского кодекса РФ свидетельствуют об ограниченности права хозяйственного ведения, поскольку одновременно у другого субъекта существует право собс твенности на это же имущество. Ограничения касаются главным образом правомочия распоряжения имуществом. Так, без согласия собственника предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом. Остальным имуществом оно распоряжается самостоятельно при условии, что законом или иными правовыми актами не установлено иное (п. 2 ст. 295 ГК; ст. 6, п. п. 1 и 2 ст. 18 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

Рассматривая данные нормы видно, как это апробируется на практике: муниципальное унитарное предприятие «Тепловодоснаб», юридический адрес: 433870, Ульяновская область, рабочий посёлок Новоспасское, улица Горшенина, дом №15, приняло решение о продаже газопроводов, находящихся на балансе предприятия и закреплённых на праве хозяйственного ведения, ООО «Ульяновскоблгаз». Учитывая, что данные объекты, а так же право хозяйственного ведения, согласно статье 131 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежат (ит) государственной регистрации в Управлении федеральной регистрационной службы, МУП «Тепловодоснаб» зарегистрировало право хозяйственного ведения на газопроводы, расположенные на территории муниципального образования «Новоспасский район» Ульяновской области. Для совершения сделки согласно требований гражданского законодательства предприятию необходимо получить согласие собственника имущества, либо данная сделка будить считаться ничтожной с момента её совершения, так как не будут соблюдены условия закона. Согласно устава МУП «Тепловодоснаб», учредителем предприятия является – Комитет по управлению муниципальным имуществом и земельным отношениям администрации муниципального образования «Новоспасский район» Ульяновской области, как уполномоченный орган муниципального образования «Новоспасский район» Ульяновской области в области имущественных отношений. В Уставе муниципального образования «Новоспасский район» Ульяновской области в главе «Исключительные полномочия Совета депутатов» указано, что крупные сделки с недвижимым имуществом совершаются с согласия Совета депутатов, на основании представленных документов уполномоченного органа. В решении Совета депутатов муниципального образования «Новоспасский район» Ульяновской области от 2007 года было дано согласие МУП «Тепловодоснаб» на совершение сделки купли-продажи газопровода и отчуждение имущества из муниципальной собственности, с условием оплаты в рассрочку на три года равными долями от суммы договора. Сделка состоялась и переход права был зарегистрирован с обременением оплаты в Управлении федеральной регистрационной службы Ульяновской области в январе 2008 года.[55]

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указывается, что собственник не вправе изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Условия договоров, заключаемых собственником с унитарным предприятием, которые изменяют характер и пределы указанных в ст. ст. 294, 295 ГК РФ правомочий, являются ничтожными (п. п. 39, 40). [56]

Являясь юридическим лицом, унитарное предприятие самостоятельно отвечает по обязательствам всем своим имуществом и не несет ответственность по обязательствам собственника этого имущества (п. 5 ст. 113 ГК). В свою очередь, собственник имущества, закрепленного за предприятием на праве хозяйственного ведения, также не отвечает по обязательствам последнего. Исключение предусмотрено в п. 3 ст. 56 ГК, устанавливающем, что в случаях несостоятельности предприятия, обусловленной указаниями собственника его имущества, на последнего может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам предприятия. Обратимся к судебной практике: в апреле 2009 года к Комитету по управлению муниципальным имуществом и земельным отношениям администрации муниципального образования «Новоспасский район» Ульяновской области предъявил иск конкурсный управляющий МУП «Тепловодоснаб» Захаров С. В. о взыскании с Комитета 16 890 012 рублей в порядке субсидиарной ответственности, так как Комитет являлся учредителем данного предприятия. В обоснование своих требований управляющий указал, что Комитет не законного расторг договор безвозмездного пользования имуществом с МУП «Тепловодоснаб», тем самым имущество было извлечено из деятельности предприятия, что повлекло убытки, а затем и банкротство предприятия. Дело рассматривалось в Арбитражном суде Ульяновской области. Рассмотрев все представленные документы, доводы сторон, судья отказал в удовлетворении иска конкурсному управляющему на следующих основаниях. В решении указано, что закон прямо предусматривает, случаи привлечения к субсидиарной ответс твенности учредителей предприятия, а именно статья 56 ГК, которая указывает, что учредитель может быть привлечён только если в результате его действий было вызвано банкротство предприятия. Комитет данных действий не совершал, изъятое имущество не участвовало в деятельности предприятия и не могло приносить прибыль или убытки. [57] Моментом возникновения права хозяйственного ведения у унитарного предприятия закон считает момент передачи ему имущества собственником, если иное не установлено законом, другими правовыми актами или решением собственника. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 17 сентября 1992 г. №13 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о собственности» указывает, что о наличии вещного права предприятия на имущество, полученное от собственника, можно говорить, если из законодательных актов, договора собственника с предприятием или из характера его взаимоотношений с собственником не вытекает, что имущество передано ему собственником временно с условием возврата собственнику, либо для иных целей, не связанных с закреплением имущества за предприятием в полное хозяйственное ведение (п. 1). [58]

После принятия Федерального закона от 21 июля 1997 г. №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» унитарное предприятие обязано осуществить государственную регистрацию вещного права хозяйственного ведения на предприятие как на имущественный комплекс в учреждении юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.[59] Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного вещного права. Согласно пункта 3 статьи 299 Гражданского кодекса Российской Федерации право хозяйственного ведения прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным законодательством и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

Право оперативного управления. Согласно пункта 1 статьи 296 Гражданского кодекса Российской Федерации право оперативного управления является вещным правом, предоставляющим казенному предприятию, а также учреждению в отношении закрепленного за ними имущества возможность осуществлять в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им.

Субъектами права оперативного управления на имущество, закрепленное за ними собственниками, признаются казенные предприятия и учреждения. Казенные предприятия создаются на базе государственной и муниципальной собственности. Объектами права оперативного управления являются имущественные блага, перечень и правовой режим которых во многом совпадает с изложенным выше применительно к объектам права хозяйственного ведения. Однако в составе объектов права оперативного управления значительное место занимают деньги, которые выделяются государственным и муниципальным учреждениям из соответствующих бюджетов. Что же касается содержания права оперативного управления, то оно по объему правомочий обладателей этого права значительно уже права хозяйственного ведения. Согласно статьи 296 Гражданского кодекса Российской Федерации казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им.

Собственник реализует эту возможность на этапе разработки и утверждения учредительных документов, определяя в них цель деятельности создаваемого им юридического лица, а также назначение передаваемого ему имущества. Собственник единолично решает вопрос о распределении доходов казенного предприятия (пункт 2 статьи 297 Гражданского кодекса Российской Федерации).[60] Вместе с тем закон устанавливает недопустимость изъятия собственником имущества, закрепленного за казенным предприятием или учреждением. Исключение сделано только в отношении излишнего, неиспользуемого, а также используемого не по назначению имущества. Учреждение вообще не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете (статья 298 ГК РФ). Учредитель-собственник в соответствии с п. 2 ст. 120 ГК РФ несет субсидиарную ответственность по всем обязательствам своего учреждения при недостатке у последнего денежных средств (а полученное за счет самостоятельных доходов имущество также становится, следовательно, забронированным от взыскания кредиторов, с чем, по существу, вряд ли можно согласиться). [61] В пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 25.02.1998 года №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права соб

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Ограниченные вещные права". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 807

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>