Дипломная работа на тему "Незаконная рубка лесных насаждений"

ГлавнаяГосударство и право → Незаконная рубка лесных насаждений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Незаконная рубка лесных насаждений":


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Понятие незаконной порубки деревьев или кустарников.

1.1.Социальная обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса.

1.2.Развитие Российского законодательства об уголовной ответственности за посягательства на леса.

1.3.Зарубежное уголовное законодательство об охране лесов.

Глава 2. Характеристика состава преступления, предусмотренного ст. 260 «Незаконная рубка лесных насаждений» УК РФ.

2.1. Объект преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ.

2.2. Объективная сторона

2.3. Субъект преступления.

2.4. Субъективная сторона.

Глава 3. Совершенствование борьбы с порубками деревьев и кустарников. Практика назначения наказания.

3.1. Природоохранная деятельность органов внутренних дел.

3.2. Природоохранная деятельность прокуратуры.

3.3. Практика назначения наказаний в области охраны лесов на примере Омской области.

Заключение

Список литературы


Введение

Охрана окружающей природной среды – одна из наиболее актуальных проблем современности. Научно-технический прогресс и усиление антропогенного давления на природную среду неизбежно приводят к обострению экологической ситуации: истощаются запасы природных ресурсов, загрязняется природная среда, утрачивается естественная связь между человеком и природой, теряются эстетические ценности, ухудшается физическое и нравственное здоровье людей, обостряется экономическая и политическая борьба за сырьевые рынки, жизненное пространство.

Что касается Российской Федерации, то она относится к странам мира с наихудшей экологической ситуацией. Загрязнение природной среды достигло невиданных масштабов. Только убытки экономического характера, не принимая во внимание вред экологического характера и здоровью людей, по подсчетам специалистов, ежегодно составляют сумму, равную половине национального дохода страны. Экологическая проблема номер один в РФ – загрязнение окружающей среды. Последовательно ухудшается здоровье людей. Средний возраст мужчин за последние годы составил всего 68 лет. Каждый десятый ребенок рождается умственно или физически неполноценным вследствие нарушения на генном уровне. По отдельным регионам этот показатель выше в 3-6 раз. В большинстве промышленных районов страны одна треть жителей имеет различные формы иммунологической недостаточности. По стандартам ВОЗ при ООН народ РФ находится на грани вырождения. Примерно 15% территории страны занимают зоны экологического бедствия и чрезвычайных экологических ситуаций. Только 15-20% жителей городов и поселков дышат воздухом, отвечающим установленным нормативам качества. Около 50% потребляемой населением питьевой воды не отвечает гигиеническим требованиям. Список подобных данных довольно обширен. Но и изложенное свидетельствует, что нам всем – жителям необъятной и богатой ресурсами России – пора осознать, что время нерегулируемого безлимитного пользования средой безвозвратно ушло. За все нужно платить: деньгами, введением жестких ограничений, установлением ответственности. В противном случае человек расплачивается не только своим здоровьем, но и благополучием будущих поколений, ибо негативное воздействие на природную среду есть не что иное, как уничтожение биологической основы существования человека, современная форма каннибализма.

Актуальность правовой проблемы охраны лесов связана с тем, что ежегодно обостряется сама проблема защиты лесов, с учетом региональных и местных антропогенных условий. В рамках формирования нового российского государства, значительно усилилась законотворческая роль субъектов РФ, направленная на охрану и защиту лесов от деструктивного воздействия. Экономические и социальные условия жизни в Российской Федерации подвержены постоянным изменениям, поэтому возникает необходимость в совершенствовании норм по охране и рациональному использованию лесных богатств России. Уголовное право в социальном плане не должно отставать от жизненных реалий и общественных отношений. Уголовное законодательство должно гармонично сосуществовать с экологическим законодательством, чтобы выполнять функцию уголовно-правовой защиты экологических интересов и прав граждан.

Конституция Российской Федерации провозглашает в ст. 43, что каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. В связи с этим достаточно важным является взаимодействие институтов и дефиниций уголовного права с положениями и императивами экологического права.

Одной из причин обозначенной проблемы являются недостатки законодательной регламентации лесонарушений. В свою очередь указанные недостатки дополняются ошибками в правоприменении, отсутствием надлежащей экономической основы для сохранения и выздоровления лесных богатств России, недооценкой общественной опасности данных преступлений.

Продолжительное время стратегия уголовно-правовой охраны лесов разрабатывалась применительно к общественно опасным деяниям, которые никогда не содержались в самостоятельной главе Уголовного кодекса, не имели собственного законодательного определения, несмотря на то, что их изучение и анализ выделялись в науке и учебном процессе. К сожалению, до сих пор в судебно-следственной практике экологические преступления и, в частности, лесонарушения, оцениваются как не представляющие значительной общественной опасности, хотя при схожих условиях экологический вред, нанесенный лесам в результате незаконных действий гораздо опаснее имущественного, так как он, фактически, невосполним. В ходе преступной деятельности по уничтожению лесов появляются новые формы криминального экологического поведения, в числе которых - профессионализм и организованность, вандалистские мотивы при посягательствах на объекты природы, общественно опасные действия иностранных граждан в отношении лесных ресурсов нашей страны и другие, требующие их криминализации. Распространенность преступных посягательств на природные богатства достаточна велика, однако высокая степень латентности и неудовлетворительная реализация принципа неотвратимости уголовной ответственности за их совершение требуют от законодателя разработки более эффективных средств борьбы с преступными деяниями в сфере экологии. Что касается латентности; то она вызвана слабым контролем за соблюдением требований законодательства, который организован по ведомственно-отраслевому принципу, где природопользователи проверяют сами себя. 2" 2" title="">[2]

В настоящее время в России налицо обострение противоречий между развитием производительных сил и сохранением экологического равновесия. Все эти негативные процессы привели к тому, что ресурсный и экологический потенциал наших лесов существенно ослаблен, и потому исследованная проблема требует решения на самом высоком государственном уровне. По данным экспертов Всемирного фонда дикой природы (WWF)3" 3"[3] объем нелегальных порубок в России составляет свыше 30%, а в отдельных регионах - до 59-70%. В связи с этим российские бюджеты (федеральный и региональные) ежегодно недополучают лесных платежей от 1 до 1,5 миллиарда рублей. Более существенные суммы «уплывают» при пересечении границы в результате таможенных нарушений. Предполагается, что совокупные ежегодные потери России от незаконного и нелегального оборота в сфере заготовки, переработки и торговли лесом оцениваются более чем в 1 миллиард долларов. Криминальные вырубки фиксируются практически во всех регионах, где сосредоточены запасы лесных ресурсов. В 2006 г. объем незаконных порубок составил около 1 млн кубометров, а в течение 2007 г. было зарегистрировано 8114 фактов незаконной порубки деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ), при этом их количество возросло на 8% по сравнению с предшествующим годом. Наиболее тяжелое положение сложилось в Красноярском крае, Иркутской, Амурской и Архангельской областей.4" 4"[4] Потеря управляемости и отсутствие действенного механизма надзора за законностью со стороны заинтересованных структур создали условия для роста теневого сектора в лесопромышленном комплексе. Структура правонарушений, совершаемых в ЛПК РФ, сформировалась под влиянием социально-экономических и политико-правовых факторов среди которых: низкий жизненный уровень российских граждан, развал экономики лесных регионов страны. В результате этого основная масса населения была лишена легальных источников заработка. Анализ результатов деятельности правоохранительных органов субъектов Российской Федерации, практики привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления на объектах ЛПК, свидетельствуют о дальнейшем нарастании негативных процессов в отдельных подотраслях, криминализации комплекса в целом, включая экспорт его продукции за рубеж. Лесные преступления характеризуются высокой латентностью: доля лиц, привлеченных к уголовной ответственности в лесопромышленном комплексе, составляет около 60% от числа установленных. Специфика преступлений, совершаемых в ЛПК, связана с многоэтапностью действий, направленных на реализацию преступного умысла поиск ценных лесных ресурсов, организация их заготовки и сбыта через многочисленных посредников. Этим обусловливается стремление правонарушителей к объединению в устойчивые сообщества с целью совершения преступления. В итоге значительная доля их совершается преступными группами, участники которых зачастую действуют в отдаленных друг от друга районах, где происходит заготовка или реализация леса, что позволяет им оставаться безнаказанными в течение длительного времени и причинять государству значительный материальный ущерб. В 2003 г. к уголовной ответственности за посягательства в лесопромышленном комплексе привлечено 706 лиц, совершивших преступления в составе группы, что составляет более половины от общего количества лиц, привлеченных к уголовной ответственности в данной отрасли хозяйства. Развитию теневого рынка лесопродукции во многом способствует низкий уровень материально-технического обеспечения государственной лесной охраны и социальной защищенности ее работников, зарплата которых несопоставима с долей возложенной на них ответственности. 5" 5"[5]

Объектом исследования являются уголовно-правовые отношения, складывающиеся в процессе охраны лесов Российской Федерации от их незаконного использования.

Предметом исследования является законодательство России об уголовной ответственности за лесонарушения, а также его соотношение с административным и гражданским законодательством, устанавливающим ответственность за лесонарушения.

Вопросы уголовно - правовой охраны лесов исследовались в той или иной степени в работах Г.А. Аксенка, С.А. Боголюбова, М.М. Бринчука, Т.А. Бушевой, В.Ф. Горбового, Р.К. Гусева, П.С. Дагеля, О.Л. Дубовик, А.Э. Жалинского, Э.Н. Жевлакова, Л.А. Заславской, Б.В. Здравомыслова, О.А. Зиновьевой, О.М. Колбасова, О.И. Крассова, О.В. Куликовой, Ф.Т. Латыпова, Ю.И. Ляпунова, Б.А. Молчанова, Е.И. Немировского, В.В. Петрова, A.M. Плешакова, П.Ф. Повелициной, Г.Н. Полянской, Е.Н. Пугач, В.Г. Розовского, А.А. Хашимова, Б.Н. Цветкова, Ю.С. Шемшученко и др.

Дипломником также были изучены труды русских дореволюционных исследователей лесного законодательства (СВ. Ведрова, Н.И. Фалеева, Н.В. Шелгунова). Научные выводы и рекомендации этих авторов, несомненно, оказали влияние на развитие и совершенствование законодательства по охране лесов, в том числе и уголовно-правовой охране. Кроме того, их научные разработки позитивно послужили в сфере правоприменительной деятельности по борьбе с лесонарушениями и стали фундаментом для ряда заключений и предложений проделанной работы. Вместе с тем следует отметить, что научные труды указанных авторов не закрывают тему исследования, так как теоретические и прикладные проблемы уголовно-правовой охраны лесов себя не исчерпали, сохранив свою актуальность. Далеко не все аспекты борьбы с лесонарушениями получили должное освещение. Ряд вопросов в настоящий момент полностью не разработан, отдельные проблемы исследованы лишь в их части, другие остаются дискуссионными. Из года в год ситуация в области уголовно-правовой борьбы с лесонарушениями меняется, требуя новые научные исследования в сфере лесоохраны. Кроме того исследования названных авторов в основном имели место при действии ранее действовавшего уголовного законодательства. Однако появление целого ряда публикаций и научных работ с принятием нового УК РФ позволяет говорить о последующем качественном витке исследований уголовной ответственности в сфере лесопользования, обозначившем ряд проблем в указанной сфере на современном этапе. В настоящее время концептуальная база борьбы с лесонарушениями все еще находится в стадии становления, а реализация уголовной политики в этом направлении основана, во многом, на традиционных методах и средствах уголовно-правового воздействия.

Следует особо обратить внимание на тот факт, что с изменением социальных и экономических условий меняется и отношение государства и граждан к своим природным ресурсам, а правительство берет курс на экологизацию всей политики.

Целями исследования являются анализ истории становления и развития института уголовно-правовой охраны лесов, понятия лесонарушения, как основания уголовно-правового преследования, классификация и проблемы квалификации уголовных лесонарушений, обоснование рекомендаций по совершенствованию действующего уголовного законодательства в сфере охраны лесов.

В соответствии с поставленными целями в ходе исследования были решены следующие задачи:

1.   показать социальную обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса;

2.   выявить основные тенденции развития российского уголовного законодательства о защите лесов и проанализировать действующее законодательство зарубежных стран в области охраны леса;

3.   определить понятие «лесонарушение», как одного из видов экологических преступлений;

4.   произвести анализ состава преступления в сфере лесопользования, закрепленного в ст. 260 УК РФ с выявлением проблем их уголовно-правовой регламентации и некоторых вопросов квалификации;

5.   установить комплекс мер, осуществляемых государственными и муниципальными органами по предупреждению преступлений в сфере лесопользования, и выработать рекомендации по совершенствованию их деятельности;

6.   обозначить практику назначения наказаний в области охраны лесов на примере Омской области.

Методологической основой исследования является системный метод познания как составляющая диалектического метода. В ходе исследования использовались исторический и сравнительно-правовой методы, абстрагирование и обобщение, анализ и синтез, индукция и дедукция.

Теоретической базой исследования послужили научные труды отечественных ученых-правоведов в сфере уголовного, природоресурсного, экологического права, криминологии, административного и гражданского права.

Нормативную основу исследования составили Конституция Российской Федерации, Уголовный Кодекс Российской Федерации, федеральные и иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и ее субъектов, относящиеся к предмету исследования.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в ходе изучения материалов уголовных дел в сфере лесопользования; опубликованные статистические данные совершенных преступлений в сфере лесопользования по Российской Федерации за период действия современного УК; статистические данные Информационного центра УВД Омской области за 2006 - 2007 гг.

Таким образом, действующее законодательство содержит нормы, обособленно регламентирующие те или иные аспекты деятельности лесопользователей с точки зрения природоохранных задач. Однако ни в одном из актов законодательно не закреплены требования к оформлению порядка осуществления хозяйственной деятельности лесопользователей - юридических и физических лиц. В настоящее время право заготовки может получить практически любой хозяйствующий субъект вне зависимости от специфики его деятельности, в связи, с чем создаются условия бесконтрольного использования одного и того же объекта лесопользования несколькими пользователями.


Глава 1. Понятие незаконной порубки деревьев или кустарников

1.1 Социальная обусловленность уголовной ответственности за посягательства на леса

Уголовному праву, устанавливающему ответственность за наиболее общественно опасные посягательства в сфере экологии, среди других правовых мер борьбы с правонарушениями в этой области принадлежит значительная роль. В настоящее время в УК РФ действует около двух десятков уголовно-правовых норм об охране природы. Уголовный закон обеспечивает рациональное использование наиболее ценных природных богатств, защищает их от расхищения, гарантирует конституционное право граждан (ст. 42 Конституции РФ) на благоприятное для осуществления и развития человека состояние окружающей природной среды, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением, помогает сохранить такое ее качество, которое позволяет постоянно и неизменно осуществлять обмен веществ и энергии и воспроизводить жизнь на земле.

Нормотворческий процесс в науке традиционно рассматривается как юридически установленная процедура деятельности по возведению воли членов общества в закон, как порядок подготовки, официального обсуждения и опубликования нормативных актов.

В процессе правотворчества можно выделить две стадии: предварительное формирование государственной воли, выражающееся в составлении проекта нормативного акта, и официальное ее воплощение в нормах права. Формирование государственной воли не может проходить в отрыве от процессов и явлений общественной жизни. На него оказывают влияние различные объективные и субъективные факторы. Известно, что описать механизм возникновения закона - значит вместе с тем раскрыть сущность перехода социального в правовое. Процесс воплощения социальных явлений в юридические нормы в самых общих чертах может быть охарактеризован следующим образом. Поскольку право - это надстроечная категория, оно определяется экономическим базисом той или иной общественно-экономической формации. Но экономический базис определяет только тип права, его социальное содержание, его историческую сущность. Помимо этого право в своем формировании испытывает воздействие множества других социальных факторов. В результате юридическая норма никогда не является только отражением основного производственного отношения. Она выражает лишь его тип, а также господствующие в данном обществе социально-политические условия.

Правотворчество в сфере уголовно-правовой охраны природы также испытывает влияние политических, экономических, экологических явлений. Помимо этого оно определяется состоянием общественного правосознания, правоприменительной деятельности, состоянием и развитием других отраслей права, недостатками действующего уголовного природоохранительного законодательства, а также состоянием, структурой и динамикой экологической преступности.

Указанные факторы выступают основаниями закрепления института уголовно-правовой охраны природы в законе. Их можно разделить на объективные (экологические, экономические, криминологические) и субъективные (политические, относящиеся к правосознанию граждан, юридические). Они реально существуют, оцениваются законодателем, приобретают юридическую форму выражения и в таком качестве становятся побуждением воли законодателя, стремящегося поставить экологические отношения под охрану уголовного закона.8" 8"[8]

Основными проблемами правотворчества в сфере уголовно-правовой охраны природы являются проблемы криминализации и декриминализации деяний. Можно утверждать, что они и составляют суть правотворчества. От решения этих проблем в значительной мере зависят пределы уголовно-правовой охраны природы и ее эффективность. Однако при криминализации деяний в сфере экологии следует ясно представлять себе роль и место уголовного права в системе природоохранных мер, принимаемых государством.

По существу вся деятельность человека экологична, ибо вся его жизнь связана с природой. В связи с этим характерная особенность вопросов охраны природы, как в нашей стране, так и в любой другой состоит в том, что они не могут ставиться изолированно, а лишь в связи с решением организационных, хозяйственных, пропагандистских, идейно-воспитательных, образовательных, правовых задач. Уголовное право играет при этом лишь вспомогательную роль, ибо оно не может рассматриваться как основное средство охраны окружающей среды. Возможности этой отрасли права объективно ограничены, так как уголовное право не в состоянии ликвидировать причины общественно опасных посягательств на природу, а особенности его методов (карательный, воспитательный, предупредительный) сами по себе ограничивают сферу применения уголовно-правовых норм. Переоценка возможностей уголовного права может причинить вред. В условиях создания правового государства ограничение форм поведения его членов уголовно-правовыми средствами должно носить по возможности минимальный характер, сводиться к мерам борьбы с наиболее опасными для общества правонарушениями.

С другой стороны, необходимо избегать противоположной крайности, заключающейся в недооценке роли уголовного права как отрасли, защищающей природоохранительные отношения от наиболее общественно опасных посягательств. Отсюда очень важное значение имеют критерии (факторы, обстоятельства) криминализации, которыми руководствуется законодатель при определении круга деяний, относимых к преступлениям. Подчеркивая связь правотворчества с объективными закономерностями развития общества, философ писал: "Законодатель не делает законов, он не изобретает их, а только формулирует, он выражает в сознательных положительных законах внутренние законы духовных отношений".9" 9" title="">[9]

Социальная сущность природоохранительных норм, как и норм права вообще, очевидна. В рамках конкретных природоохранительных отношений, регулируя поведение людей, они регулируют, в конечном счете, отношение людей друг к другу. Нормы права устанавливают определенные границы поведения людей и тем самым защищают общественные отношения от произвола отдельных лиц. Урегулированность и порядок выступают формой упрочения общественных отношений, и "если форма просуществовала в течение известного времени, она упрочивается как обычай и традиция и, наконец, санкционируется как положительный закон".10" 10" title="">[10]

Необходимость уголовно-правовой охраны природы обусловливается прежде всего объективными причинами, лежащими в сфере экологии: значительным повышением опасности антропогенного воздействия на природу, изменением его характера. Взаимодействие человека с природой достигло таких размеров, при которых последствия его хозяйственной и иной деятельности стали глобальными и оказались затронутыми основы самого существования человека. Если назвать вещи своими именами, человечество, независимо от всех других угроз, в том числе самой страшной и непосредственной - ядерной, оказалось на грани экологической катастрофы. Термин "выживание" прочно вошел в лексикон людей, и эту проблему необходимо осознать со всей ответственностью. Общество наблюдает прогрессирующее истощение природных ресурсов. Общая продуктивность биосферы снизилась на 20%. В мире утрачено 20 млн. кв.км земельных ресурсов, что больше имеющихся на сегодня пахотных земель на 5 млн. кв. км. Основным фактором, вызывающим деградацию почв, ученые считают массовое уничтожение лесов (до 15 млн. га в год).[14] В этом случае, как полагает академик Н.П. Дубинин, - патология станет основной формой существования человека.15" 15"[15]

Не обошел процесс ухудшения природных условий обитания человека и нашу страну. Как следует из Государственного доклада "О состоянии окружающей природной среды в Российской Федерации за 1999 г.", в ряде регионов создалась опасная для здоровья людей экологическая обстановка. 35-40% населения живут в экологически неблагоприятных условиях.16" 16" title="">[16] В среднем 10-12% новорожденных имеют аномалии на генетическом уровне (в отдельных регионах они достигают 30-40%). Практически во всех крупных городах страны воздух загрязнен свыше допустимых пределов и опасен для здоровья населения (число таких городов возросло с 1992 по 1999 г. со 171 до 195). 90-95% заболеваний органов верхних дыхательных путей и 30-40% заболеваний общего характера специалисты связывают с загрязнением природной среды. Средний возраст мужчин в РФ составляет 58-59 лет, смертность населения превышает рождаемость. За постсоветский период развития, несмотря на мощнейшие миграционные потоки в Россию из бывших республик СССР, население ее сократилось более чем на два миллиона. 25% женщин в России не могут родить по гинекологическим обстоятельствам здорового ребенка, каждый четвертый мужчина - импотент. Если при этом учесть количество алкоголиков, наркоманов, слабоумных и психически больных, то даже самые грубые подсчеты показывают, что население России находится на грани (если не за гранью) вырождения.

Следует пересмотреть взгляды на социальную сущность правонарушений в сфере экологии: рассматривать их не только как деяния, нарушающие установленный порядок природопользования и умаляющие экономические блага, даваемые природой, но, прежде всего - как деяния, уничтожающие и повреждающие биологическую основу жизнедеятельности и существования человека и иных живых существ, деяния против человека и всего живого через природу, посредством воздействия на нее. Деяния, направленные на ухудшение здоровья населения путем разрушения качественно благоприятной природной среды обитания, в совокупности следует рассматривать как более опасные, чем посягательства против конкретной личности. Сегодня нас не должна успокаивать кажущаяся неопределенность, отдаленность в будущее, "размытость" этой опасности. Она объективна и реальна, хотя и не всегда осознается людьми. С таких позиций ценность охраняемого уголовным законом блага существенно возрастает. Соответственно возрастает и общественная опасность преступлений в сфере экологии, и данные факторы являются главной причиной необходимости охранять природу уголовно-правовыми средствами. С экономической точки зрения новое содержание экологической проблемы означает усложнение доступа к широкому кругу разнообразных и порой незаменимых природных ресурсов, необходимость усиления их охраны и экономного использования, появление факторов, ограничивающих развитие производительных сил в результате применения устаревших и не соответствующих новым экологическим требованиям методов производства, назревшую необходимость его экологизации. Поскольку проблему охраны природных богатств, рационального их использования экономическими и организационными мерами на сегодняшний день полностью решить не удается, криминализация деяний, приводящих к нарушению естественного состояния природной среды и истощению природных ресурсов, необходима. Следует признать, что наши методы хозяйствования в сфере природы чрезвычайно расточительны, а зачастую варварские как по отношению к самой природе, так и по отношению к человеку.

В условиях рыночной экономики на смену ей пришла другая, исходящая из приоритета охраны здоровья человека и экологического благополучия при разработке и решении хозяйственных вопросов. Это требование выражено в Конституции РФ, действующем экологическом законодательстве, вытекает из содержания главы 26 "Экологические преступления" УК РФ 1996 г. Однако, как показал опыт, надежды на то, что с созданием рыночной экономики, введением свободного предпринимательства, частной собственности на землю сами собой прекратятся процессы хищнического разграбления природных богатств и причинения ущерба природной среде, оказались несостоятельными, Наоборот, эти процессы получили еще большее распространение. Поэтому уголовное право должно не только сохранить свою роль в борьбе с ними, но и получить дальнейшее развитие.

Обусловленность криминализации деяний в области охраны природы политическими факторами выражается во взаимосвязи политики и права. Право отражает и закрепляет общую политическую линию государства. Естественно, юридическая политика и правотворчество как ее составная часть не могут быть оторваны от требований внутренней и внешней политики государства. Внутренняя и внешняя политика осуществляются не только юридическими средствами, хотя и на основе права. Юридическая политика всегда предполагает использование методов правового регулирования. Она включает в себя три основных направления: правотворчество, применение права, развитие правосознания и правовой культуры населения.18" 18"[18]

Уголовное право есть основная форма выражения, закрепления и практической реализации уголовно-правовой политики. В сфере охраны природы эта политика определяет предназначение, содержание и структуру норм уголовного права. Человек как биологическое существо может жить и развиваться только в качественно благоприятных природных условиях. Право граждан на здоровье обеспечивается, наряду с другими мерами, и деятельностью по оздоровлению окружающей природной среды (ст. 41 Конституции РФ). Концепция правового государства предполагает не только ответственность граждан перед государством, но и государства перед гражданами, отсюда следует, что в политическом отношении вывод о существовании функции государства по охране природы означает ответственность правового государства перед народом за обеспечение экологического благополучия жизни и здоровья современного и будущих поколений людей. Рассматривая уголовное право как один из инструментов внутриполитической деятельности государства по реализации этой ответственности, можно утверждать, что оно призвано быть, во-первых, средством проведения экологической политики государства и, во-вторых, гарантией гражданам права на благоприятные для существования и деятельности условия окружающей среды. Отсюда возникает необходимость в существовании и развитии уголовно-правовых природоохранительных норм, криминализации наиболее опасных посягательств в экологической сфере.

Обусловленность уголовно-правовой охраны природы рядом направлений внешней политики государства объясняется тем, что проблема охраны окружающей среды - это сфера, где сходятся интересы всех стран мира. Представление о последствиях экологического кризиса ничуть не привлекательнее представления о том, что ожидает нашу планету в случае термоядерной войны. Значит, борьба за предотвращение этого кризиса проходит по переднему краю борьбы за выживание человечества наравне с разоружением, урегулированием региональных конфликтов, преодолением экономической отсталости. Пожалуй, уже нет ни одного государства в мире, которое не ввело бы экологию в центр высшего политического внимания.

Экологическая безопасность предполагает осуществление, наряду с организационными и хозяйственно-производственными, ряда нормативных мер, принимаемых в рамках широкомасштабного международного сотрудничества и на основе международного права. В рамках решений Международной конференции по вопросам устойчивого развития и охраны окружающей среды в Рио-де-Жанейро (1992 г.) разработаны вопросы глобальной стратегии охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов, а также национальные планы государств. В Российской Федерации такой план был утвержден Указом Президента РФ "О государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и устойчивому развитию" от 4 февраля 1994 г. Юридический аспект глобальной стратегии предполагает создание надежного правового фундамента. Разумеется, и сейчас правового вакуума здесь нет. Наоборот, число заключенных государствами соглашений по вопросам охраны природной среды на сегодня превышает 140, Россия участвует более чем в пятидесяти. Выдвинута идея создания экологического кодекса, в основу которого должно быть положено признание безусловного права каждого человека на жизнь в наиболее благоприятной для него окружающей среде, которое непосредственно вытекает из ст. 3 Всеобщей декларации прав человека, провозгласившей право на жизнь. Предполагается, что в кодекс должны входить и международные уголовно-правовые нормы, которые затем войдут в уголовное законодательство государств.

Отсюда следует, что каждое государство должно проводить всестороннюю оценку экологических последствий хозяйственной и иной деятельности и предоставлять соответствующую информацию в распоряжение других заинтересованных государств и международных организаций. Недопустимы любые виды хозяйственной, военной и иной деятельности, экологические последствия которой непредсказуемы. Эти требования, в свою очередь, нуждаются в установлении юридических гарантий их соблюдения. Вряд ли нормы административного или гражданского права способны выполнить такую функцию. Меры воздействия на нарушителей, устанавливаемые этими отраслями права, не сопоставимы со степенью общественной опасности экологически вредных деяний и их последствиями. Требуется установление уголовно-правовых гарантий.

Правотворчество в сфере уголовно-правовой охраны природы в значительной степени обусловлено состоянием и развитием не только норм международного права, но и таких отраслей, как конституционное, экологическое, административное. Уголовно-правовые нормы должны учитывать зафиксированные в Конституции РФ принципы охраны природной среды, права и законные интересы граждан и юридических лиц при владении, пользовании и распоряжении землей и другими природными ресурсами (ст. 36), принципы охраны здоровья граждан мерами по обеспечению экологического и санитарно-эпидемиологического благополучия населения (ст. 41), возложения на граждан обязанности беречь природу, охранять ее богатства (ст. 58), а также охраны права граждан на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного их здоровью или имуществу экологическим правонарушением (ст. 42).

Экологическое законодательство за последние 10 лет получило очень широкое развитие. В нем закреплены основные положения охраны природной среды и природопользования, конкретные обязанности природопользователей, за нарушение которых может наступить ответственность, запреты опасного для окружающей среды поведения, нормативы вредного воздействия на природу (например, предельно допустимые концентрации газового, теплового и иного загрязнения воды и атмосферного воздуха - ПДК) и ответственность за их нарушение. Принят ряд кодексов (Водный, Земельный, Лесной и т.д.), а также федеральные законы об охране животного мира, атмосферного воздуха, об экологической экспертизе, многочисленные подзаконные нормативные акты. Быстрыми темпами развивается экологическое законодательство субъектов Федерации, нормативная правовая база органов местного самоуправления, т.е. созданы и создаются законоположения и правила, касающиеся таких сфер жизни общества, которые до 1991 г. оставались вне рамок правового регулирования.19" 19"[19] За нарушение установленных требований во многих законодательных актах содержится прямое указание об уголовной ответственности.

Существенно влияют на объем криминализации правонарушений криминологические факторы: состояние, структура, динамика посягательств в области охраны природы. Изучение практики показывает, что экологические правонарушения относятся к числу наиболее распространенных, а причиненный ими ущерб имеет тенденцию к возрастанию. Растет и число регистрируемых экологических преступлений. Повышенной опасностью характеризуется ряд новых способов и методов совершения экологических преступлений. Например, традиционные посягательства против природы - браконьерская добыча рыбы, зверя, птицы приобретают иной характер. Преступники усиленно "моторизуются" и оснащаются различными техническими средствами. Используются автотранспорт, самолеты и вертолеты, вездеходы, мотолодки, аэросани, приборы ночного видения, оптические прицельные устройства, автоматическое оружие, газ, электроток, химические вещества и т.д. Так, свыше 40% случаев браконьерской охоты совершается с применением транспортных средств. Иной характер приобретает незаконная порубка леса. Очень много его уничтожается в результате сверхнормативной рубки и повреждений при выполнении различного рода работ, не связанных с лесным хозяйством. Буквальная трактовка понятия "самовольная, незаконная порубка леса", предполагающая злоумышленника с топором или пилой, сейчас не отвечает требованиям борьбы с лесонарушениями. Для природы не имеет принципиального значения способ, которым незаконно уничтожается лес. Следовательно, необходимо изменить ориентацию правоохранительных органов на применение уголовного закона: как правило, он применяется к частным лицам, надо шире применять его в отношении лиц, использующих при совершении преступления свое служебное положение, ввести уголовную ответственность юридических лиц.

Важное значение правосознания в правообразовательном процессе отмечается как в российской юридической литературе, так и в литературе других стран. Наиболее пристальное внимание уделено этой проблеме при исследовании процесса формирования воли народа и ее выражения в нормах права. В более узком, специальном, прикладном смысле, в частности в процессе правотворчества в области уголовно-правовой охраны природы, эта проблема не изучалась. Отмечается, что в широком смысле роль правосознания как непременного фактора формирования права, его связь с правообразованием раскрыты еще недостаточно. Когда речь идет о специальных источниках права как факторах его образования, о правосознании упоминается, как правило, в общих чертах.20" 20" title="">[20]

Как и экономические или социальные, экологические отношения между людьми, выступающие в качестве правообразующих факторов и требующие со стороны общества правового урегулирования, сами по себе носят сознательный характер. Характер общественного познания необходимости охраны природы уголовно-правовыми средствами и перевода объективной потребности общества в правовом урегулировании экологических отношений в нормы права базируется на общих концепциях формирования права и их можно выразить в следующей последовательности: предмет (потребность правового регулирования); интерес (форма проявления общественных отношений); цель; воля; право.

Возникновение интереса на основе отражения в сознании социальной потребности в уголовно-правовой охране природы является первым шагом в формировании правовых идей, первоначальным моментом объективирования потребности в нормах закона. Осознанная обществом потребность в установлении определенного порядка пользования и охраны окружающей природной среды перерастает в правовое стремление, в цель создания выгодных и угодных ему правовых отношений в экологической сфере. Здесь правовые цели общества становятся его осознанными правовыми потребностями. Потребность в создании уголовно-правовых норм, охраняющих экологические отношения, возникает, когда, в свою очередь, потребности в пользовании благами природы не могут удовлетворяться неурегулированно, а иные меры не дают должного эффекта.21" 21"[21]

Отсюда следует, что воля членов общества в условиях правового государства, выраженная в уголовно-правовых нормах об охране природы, есть не что иное, как осознанная и объективированная в правовой форме потребность общества в установлении необходимого для него правопорядка в отношении пользования благами природы, выраженная в виде уголовно-правового запрета или обязанности.

Изучение общественного мнения в 14 развитых и развивающихся странах четырех континентов организацией Луиса Харриса по программе ООН по окружающей среде показало, что от 75 до 100% рядовых граждан и правительственных деятелей придерживаются мнения о необходимости усилить меры по охране природы, а также ужесточить законы об ответственности за загрязнение окружающей среды промышленными отходами.

Таким образом, идеи правотворчества, получая морально-политическое одобрение и поддержку народа, реализуются в правотворческой практике органов государства, общественных организаций, граждан. Тем самым закладываются реальные предпосылки создания атмосферы законности в масштабах всего общества, что позволяет исключить правовой произвол и вести с правонарушениями в сфере охраны природы постоянную борьбу.

1.2 Развитие Российского законодательства об уголовной ответственности за посягательства на леса

При решении проблемы уголовно-правовой охраны окружающей природной среды необходимо учитывать развитие уголовного законодательства, условия его формирования, тенденции и перспективы.

В России первые правовые нормы природоохранительного характера связывались с защитой частновладельческих прав на природные ресурсы. Впервые такие нормы появились еще в "Русской Правде". Так, ст. 69 "Пространной правды" за промысел ("покражу") бобра предусматривала штраф в 12 гривен, что было равно наказанию за убийство холопа. Бобры и многие ценные пушные звери считались собственностью князя.23" 23" title="">[23] Законодательство России XV-XVI веков охраняло природные объекты великокняжеских, монастырских и общинных владений от посягательств на них со стороны иных лиц.24" 24"[24] Уголовное право в России как система стало формироваться с конца XVII века в Уложении 1649 г. Охрана природной среды нашла отражение в разделе об ответственности за имущественные преступления, и касалась она в основном вопросов ограничения охоты и охраны лесов.

При Петре I также принимались меры по охране животных - объектов охоты. Особой охране подлежали лоси. С представителей высших сословий за незаконную охоту на лосей взыскивали штраф 100 руб., а людям низших сословий грозило "наказание жестокое без всякой пощады" и "ссылка в Азов с женами и детьми на вечное житье". Указом 1704 г. запрещалось ловить рыбу переметами, поскольку этот способ массового лова препятствовал не только "великой", но и "малой" рыбе пройти к местам нереста.

По Указу царя от 1678 г. за порубку леса в заповедных засечных лесах с виновных взимался штраф: "За проложенную дорогу в лесу и за высечку дерева с гранью - 10 руб., а за проложенную стежку и за высеченное дерево без грани - 5 руб." Кроме того, виновный подвергался "битью кнутом в городах в торговые дни при многих людях...". За повторную порубку деревьев предусматривалась смертная казнь.25" 25"[25] Петр I объявлял некоторые леса заповедными, невзирая на принадлежность лесных угодий (казенные, помещичьи, монастырские). За порубку заповедных лесов виновные подвергались штрафу в 10 руб., а за "многую заповедных лесов посечку" - смертной казни. За умышленный поджог леса в качестве наказания определялась смертная казнь. В 1724 г. в дополнениях к указанному предписывалось виновных в порубке леса валодмейстеров (управляющих лесами) и сторожей наказывать кнутом и, вырезав ноздри, ссылать вечно на каторжные работы.26" 26"[26] Многие статьи Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. предусматривали ответственность чиновников лесного хозяйства и служащих за разрешение самовольной порубки леса или за участие в таких деяниях (штрафы, заключение в тюрьму, ссылка в Сибирь). Однако и эти меры не могли остановить интенсивное истребление лесов. Согласно отчету Министерства юстиции за 1860 г. за незаконную порубку казенных лесов было предъявлено обвинение 17 641 человеку, что составляло 25% от общего числа всех обвиняемых за различные преступления (72 489). 5 виновных были приговорены к ссылке и 34 - направлены в арестантские роты. 27" 27"[27]

Несмотря на наличие в законодательстве России XVII-XIX веков некоторых природоохранительных уголовно-правовых норм в целом развитие их существенно отставало от развития законодательства об охране и использовании природных ресурсов. Только в петровский период было принято 60 указов об охране природы, в постпетровский период - более 140 законов, а в период александровских и предреформенных преобразований - более 300 законов.28" 28"[28] Однако законотворческая деятельность не соответствовала практике применения закона, поскольку казенные ведомства, крупные частные промышленники не были заинтересованы в его реализации, так как оно лишало бы их основных доходов. Гарантией соблюдения норм природоохранительного законодательства было бы установление уголовной ответственности за наиболее опасные его нарушения. Вялотекущий процесс реализации уголовно-правовых установлений и запретов затянулся более чем на 100 лет, механизм применения уголовно-правовых норм об охране природы, как будет показано, до настоящего времени работает не эффективно, зачастую вхолостую.

Процесс создания советского уголовного законодательства об охране природы берет свое начало с принятого на Втором съезде советов Декрета о земле, заложившего основы природопользования в стране. Первоначально в сферу уголовно-правовой охраны попали те ресурсы, которые в условиях гражданской войны и разрухи стали объектом наиболее интенсивного разграбления: леса и животный мир.

Для защиты лесов общегосударственного значения уже в 1917 г. был принят Декрет, объявивший преступными лесопорубки без надлежащего разрешения.[30]

Совет Труда и Обороны в 1920 г. принял Постановление "О борьбе с лесными пожарами", предусмотревшее отдачу под Суд военного трибунала лиц, умышленно или по неосторожности вызвавших лесной пожар.31" 31"[31]

Уголовная ответственность за посягательства на фауну основывалась на Декрете СНК "О сроках охоты и праве на охотничье оружие"32" 32" title="">[32] и Декрете об охоте.33" 33"[33]

Процессу создания и развития уголовного законодательства об охране природы были присущи все противоречия становления советского законодательства в этот период: неустойчивость возникающих отношений, отсутствие опыта законодательной деятельности, отсутствие общих теоретических представлений о путях развития права при необходимости ломки дореволюционного законодательства. Право издавать законы, в том числе уголовно-правового характера, принадлежало как органам общего управления и общей компетенции, так и отдельным наркоматам и ведомствам. Более 50% деяний в сфере трудовых отношений и около 70% деяний иного характера объявлялись преступными органами ВЦИК и СНК.34" 34" title="">[34]

Руководящие начала по уголовному праву 1919 г. так характеризовали этот период свободного революционного правотворчества: "Без особых правил, без кодексов вооруженный народ справлялся и справляется со своими угнетателями. В процессе борьбы со своими классовыми врагами пролетариат применяет их на первых порах без особой системы, от случая к случаю, неорганизованно".35" 35"[35]

Не было какого-либо подобия системы, отвечающей традиционным представлениям о нормах права, и в уголовном законодательстве об ответственности за посягательства в сфере охраны ресурсов природы. Уголовно-правовые нормы содержались в актах административно-правового характера, направленных на организацию пользования природоресурсами, например в указанном Декрете СНК об охране ресурсов зоны Арктики. В качестве критерия криминализации деяния выступало нарушение правомочий государства на пользование природными ресурсами. Этим определялась общественная опасность деяния. Характер и степень ее, как правило, не зависели от размеров причиненного природе ущерба и экологических свойств элемента природной среды.

Дальнейшее послеоктябрьское развитие уголовного природоохранительного законодательства было связано с его кодификацией. Немаловажную роль сыграла отмена многих чрезвычайных мер и введение НЭПа, переход от сугубо административных мер управления социальными процессами к применению некоторых экономических методов. Так, устранялись абсолютные ограничения на производство охоты в ряде регионов.

С учетом сложившегося положения в УК 1922 г. была закреплена уголовная ответственность за нарушение правил охраны природы. Она предусматривалась в одной статье, но за три вида преступных посягательств: несоблюдение соответствующих законов и постановлений, принятых в целях сбережения лесов; охоту в недозволенном месте, в недозволенное время, недозволенными орудиями, способами и приемами; разработку недр с нарушением установленных правил (ст. 99). Поскольку вопрос о систематизации уголовно-правовых природоохранительных норм в те годы не возникал, особенностью УК РСФСР 1922 г., сохранившейся до принятия в 1996 г. УК Российской Федерации, явилось то, что некоторые нормы об охране природы помещались в статьи, посвященные в целом охране иных социальных ценностей.

В первоначальной редакции УК 1926 г. были предусмотрены те же составы преступления: ст. 85 - охрана лесов, ст. 87 - охрана недр, ст. 86 воспроизводила ст. 99-а УК 1925 г. За период действия эти статьи неоднократно подвергались изменениям. До 30-х годов в уголовном кодифицированном законодательстве преобладала тенденция смягчения общих положений, определяющих преступность и наказуемость. Начиная с 30-х годов в нормах как Общей, так и Особенной частей стали отчетливо проявляться признаки расширения сферы преступного и усиления ответственности.40" 40"[40]

Такое понимание задач уголовной политики обусловливалось ошибочным представлением правительственной элиты государства об обострении классовой борьбы по мере развития социализма и необходимости усиления репрессий.

В сфере ответственности за нарушение правил природопользования в основном изменения коснулись ответственности за лесонарушения. Причем усиление ее было связано не столько с изменением редакции ст. 85 УК, сколько с квалификацией умышленного уничтожения или повреждения леса и лесных насаждений путем поджога, порубки леса, совершаемой "в организованном порядке" или "с контрреволюционным умыслом для подрыва общественной социалистической собственности или классово враждебными элементами" по Закону "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной собственности" от 7 августа 1932 г. Вновь была введена уголовная ответственность за незаконную охоту (ст. 88.1 УК).

Постановлением СНК СССР "Об охране территории СССР от заноса и распространения сельскохозяйственных и лесных вредителей" от 29 ноября 1934 г. впервые была установлена уголовная ответственность за злостное нарушение изданных Наркомземом СССР правил по внутреннему и внешнему карантину растений.

Дальнейшее развитие уголовного законодательства об охране природы связано с принятием новых уголовных кодексов республик СССР в 1959-1961 гг.

Уголовный кодекс РСФСР был принят в 1960 г. Вначале он содержал 12 норм об ответственности за посягательства, которые могли затрагивать отношения по охране природной среды. Это нарушение ветеринарных правил (ст. 160 УК), нарушение правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями растений (ст. 161), незаконное занятие рыбным и другими водными добывающими промыслами (ст. 163), незаконный промысел котиков и морских бобров (ст. 164), производство лесосплава и взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов (ст. 165), незаконная охота (ст. 166), незаконная разработка недр (ст. 167), незаконная порубка леса (ст. 169), умышленное причинение вреда природным объектам, взятым под охрану государством (ст. 230), умышленное уничтожение или существенное повреждение лесных массивов путем поджога (ч. 2 ст. 98), уничтожение или повреждение лесных массивов в результате небрежного обращения с огнем или источниками повышенной опасности (ст. 99), загрязнение водоемов и воздуха (ст. 223 УК). По сравнению с УК 1926 г. УК РСФСР 1960 г. дополнился четырьмя нормами, содержащими составы загрязнения водоемов и воздуха, производства лесосплава и взрывных работ с нарушением правил охраны рыбных запасов, причинения вреда природным объектам, взятым под охрану государства, и незаконной разработки недр.

Был принят Закон "Об охране природы в РСФСР"44" 44"[44], который определил основные направления государственной политики в сфере природопользования. Однако он не вышел на необходимое для того периода понимание характера экологических проблем и последствий негативного воздействия НТР на природу. Опасность экологических нарушений рассматривалась, прежде всего, с точки зрения экономических потерь от нерационального природопользования. В преамбуле Закона указывалось, что "природа, ее ресурсы в советском государстве составляют естественную основу развития народного хозяйства, служат источником непрерывного роста материальных и культурных ценностей, обеспечивают наилучшие условия труда и отдыха населения".

Поскольку очень многие предприятия в рассматриваемый период не оснащались очистными сооружениями, а интересы выполнения производственных планов доминировали над интересами защиты природы, ст. 223 УК РСФСР практически не применялась. Например, в 1963 г. по ней были осуждены 5, в 1965 - 5, в 1966 - 10, в 1967 - 12 человек.45" 45"[45]

Между тем уже в 1962 г. на специальной сессии ООН было обращено внимание на угрожающие для человечества масштабы антропогенного воздействия на окружающую среду. Для решения вопросов охраны природы от загрязнения на международном уровне и координации усилий государств в деле охраны природы была создана в рамках ООН международная организация (ЮНЕП). В рассматриваемый период наряду с расширением сферы преступного вновь отмечается общая тенденция к сужению объема принуждения, к смягчению его форм, к усилению воспитательной работы и все более широкому использованию силы общественности.46" 46" title="">[46] Естественно, она коснулась и преступлений против природы. Наиболее ярко тенденция на ограничение уголовной репрессии проявилась в сфере борьбы с лесонарушениями. Из числа многих лесонарушений, наказуемых по ст. 85 УК 1926 г., в УК 1960 г. осталась уголовно наказуемой только порубка леса, да и та наступала после применения мер административного или общественного воздействия.47" 47"[47]

Однако после этого лесонарушения стали массовым явлением. В некоторых регионах дела о них составляли до 25% всех гражданских дел.48" 48" title="">[48] Поэтому уже в 1962 г. законодатель дважды расширил рамки ст. 169 УК.

Был увеличен объем криминализации в ст. 163 УК РСФСР (она стала предусматривать ответственность за незаконную добычу водных животных не только в водоемах, имеющих общегосударственное значение, но и в любых реках, озерах и т.п.), но сужен в ст. 166 УК, которая в отличие от ст. 86.1 УК 1926 г. установила ответственность лишь за повторное (после наложения административного взыскания) нарушение. В ч. 2 ст. 166 указывалось на характер причиняемого вреда (крупный ущерб) и особые свойства животного (особо охраняемые). В 1972 г. круг признаков, отягчающих ответственность, был расширен указанием на место (заповедник) и способ (с использованием автомототранспортных средств) охоты.50" 50"[50]

В период с 1980 по 1991 г. существенных изменений в содержании рассматриваемых норм в УК РСФСР и в УК других республик не произошло. Изменилось содержание лишь одной статьи (ст. 169 УК РСФСР). По прежней редакции нельзя было привлечь лицо к ответственности за порубку кустарников. Это было явным пробелом в законодательстве, поскольку порубка кустарников может причинить вред не меньший, чем порубка деревьев. В части первой ст. 169 УК было дано более точное определение лесов первой группы. Вторая часть статьи была изменена как в отношении диспозиции, так и в отношении санкции. Из диспозиции исключена незаконная порубка в виде промысла, но введено понятие систематичности.

За рассматриваемый период (в 1988 г.) в УК РСФСР была принята одна новая статья, содержание которой в какой-то мере связано с охраной природы, - это ст. 230, устанавливающая ответственность за жестокое обращение с животными.

С провозглашением в декабре 1991 г. России суверенным государством начался процесс интенсивного обновления всех отраслей права, в том числе в сфере охраны природы. 19 декабря 1991 г. был принят Закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды", задуманный как комплексный, головной нормативный акт прямого действия. В ст. 85 Закона сформулировано определение экологического преступления. По сути, он играл и играет до сих пор роль Основ экологического законодательства Российской Федерации. До принятия конкретных законов природоохранительного и природоресурсного характера Российской Федерацией и ее субъектами регулирование природопользования и охраны окружающей природной среды практически осуществлялось на основе многочисленных, зачастую рассогласованных и несовершенных ведомственных нормативных актов. Уголовно-правовые нормы экологического характера до принятия в 1996 г. нового УК Российской Федерации существенных изменений не претерпели. В 1992 г. в УК были изменены санкции статей, содержащие штраф как вид наказания. Установлены его размеры, кратные минимальной оплате труда, определяемой законодательством РФ, или размеру заработка (дохода) за определенный период. В 1994 г. в ст. 149 УК включена норма об ответственности за загрязнение лесов.

Реформа, как уголовного, так и иных отраслей права оказалась далеко не простым делом. На ее ходе сказались утверждение новых политических режимов после разрушения СССР; недолгая эйфория, последовавшая за этим; социальные конфликты; этническая рознь; экономические трудности; рост преступности; коррупция в органах власти; беспощадная борьба за собственность и власть; идеологический, духовный, экологический и ряд других кризисов, которые все еще не может преодолеть общество. Все явственнее стали обозначаться признаки моральной деградации отдельных слоев населения, воспринявших демократические свободы как вседозволенность. Пренебрежение к закону и нравственности, гражданскому долгу, общественной дисциплине породило ряд негативных явлений, способных отбросить страну за черту цивилизации. В этой обстановке требуется, помимо призывов к консолидации сил, создание условий нормального функционирования и экономического обеспечения государственных и межгосударственных механизмов, способных обеспечить стабилизацию социальных процессов. В числе этих механизмов важнейшее значение имеют правовые формы и деятельность тех институтов государства, которые их реализуют, обеспечивая законность и правопорядок.

Наконец, в 1996 г. был принят вошедший в законную силу с 1 января 1997 г. новый УК РФ. Появление в УК главы 26 УК РФ "Экологические преступления", следует считать важным шагом по совершенствованию правовой охраны природной среды. Ее введение является одной из новелл УК. С позиции правовой науки и правоохранительной практики уголовно наказуемые деяния в сфере экологии имеют свои специфические родовые и видовые особенности, позволяющие опреде

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Незаконная рубка лесных насаждений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание
опытному автору»


Просмотров: 660

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>