Дипломная работа на тему "Несостоятельность (банкротство) юридического лица"

ГлавнаяГосударство и право → Несостоятельность (банкротство) юридического лица




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Несостоятельность (банкротство) юридического лица":


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА И ПРОЦЕССА

НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ

(БАНКРОТСТВО)

ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

СТУДЕНТА 6 КУРСА

ЗАОЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ

А. В. Садовникова

ВОРОНЕЖ 2003

Содержание

Введение……………………………………………………………….3

Глава I Общая характеристика антикризисного законодательства

1.1. Понятие, эконо мическая сущность несостоятельности

(банкротства)………………………………………………….6

1.2. Институт несостоятельности в зарубежном праве.

Мировой опыт………………………………………………..11

1.3. Российское законодательство о несостоятельности

(банкротстве). История и настоящий день………………….20

Глава II Понятие и признаки несостоятельности юридического лица

2.1.  Понятие и признаки несостоятельности юридического

лица………………………………………………………….31

2.2. Процессуальные особенности банкротства……………..45

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Высококлассное выполнение дипломных проектов на заказ в Ростове-на-Дону и в других городах России.

Глава III Процедуры банкротства юридического лица

3.1. Наблюдение……………………………………………………54

3.2. Финансовое оздоровление……………………………………58

3.3. Внешнее управление………………………………………….61

3.4. Конкурсное производство……………………………………64

3.5. Мировое соглашение…………………………………………66

Заключение …………………………………………………………..68

Библиография ………………………………………………………70

Введение

В любой цивилизованной стране с развитой экономической системой одним из основных элементов механизма правового регулирования рыночных отношений является законодательство о несостоятельности (банкротстве).

Как и в других областях человеческих знаний, законодательство о банкротстве являясь относительно новым явлением в нашей стране, требует ответа на многие вопросы.

Правовой институт несостоятельности (банкротства) - институт комплексный, включающий в себя нормы гражданского права, трудового права, административного права и уголовного права; гражданского и арбитражного процесса. Специфика этого института определяется тем, что его функционирование возможно только в рамках рыночной экономики, причем достигшей определенного уровня развития. Процедура банкротства является «санитаром» экономики устраняя неэффективных участников хозяйственного оборота. При плановой экономике указанный институт не был востребован. Убыточные предприятия имели возможность пользоваться поддержкой государства. Таким образом возрождение института несостоятельности стало возможным в нашей стране только с переходом к рыночным отношениям.

Конкурсное право и процесс преследуют одновременно несколько целей: ликвидировать убыточные предприятия, которые не способны функционировать, принося прибыль; вовремя выявить должников, которые терпят временные финансовые трудности, обладая значительным производственным потенциалом, и помочь им преодолеть эти трудности; создать процедуру признания банкротом физических лиц (как имеющих статус индивидуального предпринимателя, так и не имеющих такового статуса); защитить права, как кредитора, так и должника при проведении конкурсного процесса вообще и конкурсного производства в частности.

Существование института банкротства обусловлено несколькими причинами. Во-первых, необходимо оградить экономический оборот и его участников от последствий неэффективной работы тех из них, кто проявил неспособность надлежащим образом исполнять принятые на себя обязательства, если эта неспособность приобретает стойкий характер. С одной стороны возникает необходимость устранения из оборота такого участника. С другой стороны, желательно попытаться сохранить его как производителя товаров, работ или услуг и работодателя. При этом в обоих случаях, поскольку юридические лица отвечают всем своим имуществом, следует предотвратить обращение всего или большей части всего этого имущество на удовлетворение требований одного или нескольких наиболее расторопных кредиторов и лишение остальных кредиторов возможности получить хотя бы частичное удовлетворение. Наряду с этим нужно защитить интересы самого несостоятельного должника, и решение вопроса о сохранении или ликвидации подчинить установленным законом процедурам. Ликвидация безнадежно неплатежеспособных должников является вынужденной мерой. Она выводит неэффективные предприятия из числа действующих. Однако признание должника банкротом имеет и негативные последствия, поскольку затрагивает не только имущественные интересы должника, но и права и интересы большого круга других лиц. Поэтому законодательство предлагает комплекс мер по восстановлению платежеспособности должника, направленных на предотвращение массовых банкротств.

В тоже время процедура банкротства для должника часто является положительной мерой. Она позволяет ему погасить свои обязательства за счет имеющегося имущества и затем, освободившись от долгов, начать или продолжить собственное дело.

Значение института банкротства заключается в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), что служит оздоровлению рынка, а с другой стороны, этот институт дает возможность ответственно действующим субъектам предпринимательской деятельности реорганизовать свои дела и вновь достичь финансовой стабильности.

К сожалению все чаще законодательство о банкротстве находит применение при захвате преуспевающих предприятий, используется для ликвидации долгов перед бюджетом и другими кредиторами. Механизм банкротства эффективно применяется чиновниками в борьбе с конкурентами – предпринимателями, в борьбе за передел собственности. Зачастую процесс банкротства предприятия приобретает черты лихо закрученного криминального романа с взрывами, убийствами, вооруженными столкновениями.

Многие известные юристы и экономисты в своих публикациях затрагивают тему банкротства: Витрянский В. В., Баренбой П., Лопач В., Зинценко С. Лившиц Н., Никитина О., Свит Ю. и другие. Это говорит о том, что тема банкротства заинтересовала достаточно большой круг участников хозяйственного оборота.

В связи с ограниченным объемом дипломной работы, вопросы о несостоятельности (банкротстве) отдельных категорий должников - юридических лиц градообразующих, сельскохозяйственных, финансовых организаций (кредитных, страховых, профессиональных участников рынка ценных бумаг), стратегических предприятий и организаций, субъектов естественных монополий не подвергались анализу.

Дипломная работа написана на основе изучения и анализа специальной юридической литературы, посвященной несостоятельности (банкротству) юридических лиц, законов и иных нормативных актов, а также арбитражной практики.

Глава I Общая характеристика

антикризисного законодательства

1.1. Понятие, эконо мическая сущность несостоятельности (банкротства)

Экономический крах предприятия, т. е. неспособность отвечать по своим долгам и обязательствам, называется банкротством.

Нельзя не согласиться с мнением конкурсных управляющих, что банкротство - это обратная сторона медали успешного предпринимательства, объективный процесс при рыночной экономике и зачастую единственный способ "начать все сначала", освободившись от непосильного груза долгов. "Сердцем" каждый руководитель против банкротства, так как финансовые и моральные потери собственников, учредителей и работников предприятия при этой процедуре очень велики и болезненны.[1]

Банкротами редко становятся в один миг, хотя, безусловно, особо крупные и неудачные сделки могут подорвать финансовое благополучие даже очень устойчивого предприятия. Обычно неспособность расплатиться с долгами (неплатежеспособность) нарастает постепенно, превращаясь из случайных моментов в жизни предприятия в "суровую и каждодневную прозу жизни". Долги, накапливаясь как снежный ком, обрастают пенями, штрафами, неустойками, исполнительными листами и достигают критической точки, после которой предприятие объявляется анкротом. В неустойчивом финансовом состоянии предприятие может находиться годами: от банкротства его может отделять один шаг, но, действуя правильно и

уверенно, этот шаг оно может и не сделать. Чтобы избежать банкротства, необходим объективный "диагноз" состояния дел на предприятии. Если "диагноз" неутешителен, нужно "лекарство" - четкий план мероприятий по выводу потенциального банкрота из кризиса. Приходится констатировать, что оценка финансового состояния предприятия является сложной задачей для управленцев, а вопрос руководителя "Грозит ли нам банкротство?" зачастую приводит в замешательство счетных работников.

Рыночная экономика, т. е. экономика, когда товары производятся и распределяются не в плановом порядке, а благодаря частной инициативе независимых предпринимателей, ориентированных на спрос потребителей, доказала свою жизнеспособность на протяжении длительного времени, поскольку она:

изначально ориентирована на платежеспособный спрос потребителей;

основана на частной инициативе предпринимателей, вынужденных в целях максимизации своих доходов ориентироваться на потребителей (рынок) и на снижение собственных издержек. Отсюда стимулы технического прогресса, эффективности производства и т. д.; . предполагает конкурентную борьбу предпринимателей и отсев или банкротство тех, кто отстает от растущих запросов рынка по качеству и ассортименту товаропредложения, а также по уровню собственных издержек.[2] Социалистическая административно-плановая экономика также всегда претендовала на высокую эффективность. И она действительно оказывалась высокоэффективной, когда концентрировалась на крупных политико-экономических задачах (выход в космос, строительство крупного предприятия, создание наиболее эффективных видов вооружений и т. д.). В то же время в сфере производства товаров для населения, для массовых потребителей плановая экономика всегда предлагала рынку ограниченный ассортимент, как правило, невысококачественных товаров, изготавливаемых по устаревшим технологиям. Фактически плановая экономика не столько ориентировалась на рынок, сколько навязывала ему продукты медленно обновляемых производств и технологий, не оставляя потребителям другого выбора. Современная российская экономика накануне ее реформирования именовалась экономикой развитого социализма. Она формировалась многие десятки лет и обрела ряд специфических характеристик, совершенно неведомых рыночной экономике. В 1930—1950 гг. вообще не существовало понятия прибыли. Доходы предприятий изымались в полном объеме, еще в момент отгрузки предприятиями продукции. На верхних уровнях управления народным хозяйством эти доходы складывались и перераспределялись. Частично они возвращались на предприятия, но не как заработанное, а как полученное. Предприятия получали капитальные вложения, фонд заработной платы и так вплоть до суммы командировочных расходов, т. е. фактически были поставлены в условия жесткой сметы расходов, которая никогда не увязывалась с реальной прибыльностью предприятия. Соответственно развился менталитет, ориентированный: 1) исполнять планы и сметы, но не обученный навыкам управления финансами; 2) при любом подходящем случае просить у государства, считая это естественным правом; 3) тратить заработанное и полученное на то, что раньше особо не допускалось или сдерживалось (на инвестиции, элементы внешней роскоши — иномарки, стильную мебель, на загранкомандировки и т. п.). Иными словами, многолетние сдерживание и вынужденный аскетизм подспудно породили тягу к расточительству, которая проявила себя, как только представились соответствующие условия. Вся эта совокупность специфических характеристик определила особую предрасположенность многих российских предприятий к кризису и предбанкротным явлениям в условиях реформирования экономики. Непосредственному началу рыночных реформ в России предшествовал краткосрочный период первоначального становления частных коммерческих структур. Доходы очень многих из них основывались на ценовых ножницах между установленными государственными ценами на продукцию и фактическими рыночными. Рыночные цены стали ориентиром для предприятий в условиях отмены государственного регулирования цен в 1992 г. По отдельным видам продукции цены превысили мировой уровень. Это породило затоваривание либо отгрузку товаров без предоплаты с высоким риском, что они не будут вовремя оплачены. Широкое распространение получили расчеты по так называемому бартеру, когда стороны обмениваются товарами без денежных расчетов, хотя при этом возникают налоговые обязательства и не образуется средств даже на оплату труда. Фактически при господстве монополий — предприятий-гигантов, не имевших на внутреннем рынке конкурентов, был спровоцирован интерес к росту доходов предприятий за счет роста цен на продукцию при пониженных объемах производства. Это привело к резкому росту цен и одновременному снижению объемов производства, начиная с января 1992 г. Россия фактически подтвердила положение экономической теории о том, что в условиях монополии при отсутствии рыночного регулирования цеп колебаниями спроса и предложения и государственного контроля за ценами неизбежны рост цен и одновременно сокращение объемов производства.[3] Спад промышленного производства к середине 1994 г. приобрел структурный характер. Одновременно с сокращением производства отдельных видов продукции стала наблюдаться стабилизация выпуска продукции других видов. Такая ситуация в промышленности имела место впервые с начала экономических реформ. Рост цен и спад производства одновременно сопровождались прогрессивным ростом всех видов неплатежей и, прежде всего, между предприятиями. В известной степени в формировании неплатежей участвовало государство, которое, продекларировав рыночные свободы производителей, в то же время обязывало их осуществлять обязательные поставки сельскому хозяйству, армии, завозить товары на Север при отсутствии реальных расчетов. Некоторые из предприятий в отличие от других имели устойчивый сбыт продукции, были высокорентабельны, работали достаточно стабильно и практически в непрерывном режиме, обеспечивая наивысший уровень оплаты труда среди отраслей. Однако из них подавляющее большинство по своему финансовому состоянию было абсолютно неплатежеспособно. Основная причина неплатежеспособности определялась составом оборотных средств, где абсолютно преобладал заемный капитал. Из-за этого предприятия регулярно оказывались перед выбором: 1) или расплачиваться своевременно по взятым обязательствам, но тогда ничего не оставалось на деятельность; 2) или продолжать деятельность, но тогда оплата по обязательствам оттягивалась на месяцы и годы. Предприятия в самой малой степени пользовались банковским кредитом и своей внешне благополучной деятельностью угнетали деятельность других предприятий (которые отдавали им ресурсы), а также блокировали расходы бюджета и внебюджетных фондов. Наметился разрыв маршрутов товарных и денежных потоков, что затруднило валютно-экспортный контроль и сбор налогов, а также создало почву для многочисленных злоупотреблений. Неоднократно обнаруживались многочисленные и разнообразные злоупотребления капиталом предприятий со стороны управляющих. Основная черта обнаруженных злоупотреблении — в характерной тенденции не накапливать капитал, заставляя его работать лучше, а наоборот, безвозвратно его тратить либо перемещать в другие структуры. Выявлялись случаи нерациональных трат на фоне неплатежеспособности, неплатежей бюджету: от многочисленных и явно избыточных зарубежных командировок, договоров с московскими лечебными учреждениями на лечение нефтяников (о чем те и не знали), до приобретения зарубежных самолетов и строительства теннисных кортов в г. Сочи. Кроме того был значительный рост оборотных средств, что никак не обусловлено производственной необходимостью, так как резко возрастают не вложения в производство, а отвлечения от него. Распространенным использованием оборотных фондов стало содержание средств на валютном счете с последующим извлечением курсовой разницы. В ряде случаев доходы от валютной курсовой разницы приближались по величине к доходам от основной деятельности. Выявилась практика полного игнорирования заемного происхождения средств в обороте, когда чужие ресурсы, попадавшие в распоряжение предприятий, широко гспользовались в эгоистических целях текущего потребления.[4] Все сказанное с особой актуальностью ставит проблемы антикризисного регулирования со стороны государства в изменившихся рыночных условиях.

1.2. Институт несостоятельности в зарубежном праве. Мировой опыт

Мировое законодательство о банкротстве в своем развитии претерпело ряд кардинальных изменений. В римском праве невозвращение долга было опасно для жизни и здоровья должника и вело к захвату его имущества. До 2 века нашей эры неуплата долгов считалась незаконной без различия должников на обычных и несостоятельных. Лишь в дальнейшем стали выделять банкротство как сопутствующее явление коммерческой деятельности. Появление законодательства о несостоятельности как таковой относят к середине 16 века. Первоначальные правовые акты содержали жесткие нормы уголовного характера. Но даже самые суровые меры, применявшиеся к несостоятельным должникам не могли предотвратить новых банкротств. К тому же, в страхе перед наказанием, должник продолжал коммерческую деятельность, зачастую ухудшая положение своих кредиторов, занимая и перезанимая.

Но уже в первой половине нашего века основной целью законодательства о несостоятельности стало справедливое распределение имущества добросовестного должника среди кредиторов, освобождение должника от долгов и предоставление ему возможности начать все сначала.[5]

В наше же время целью законодательства о несостоятельности стало сохранение предприятия-должника путем применения различных мер реорганизационного характера.[6]

До 1967 года процесс банкротства во Франции почти полностью сводился к ликвидации предприятия - должника; все его средства шли на погашение долгов. Закон о банкротстве 1967 года и последующий соответствующий Декрет предусматривали возможность защиты предприятия и заключения соглашения с кредиторами. Но практически эти возможности почти не использовались, и лишь 2-3 % разбирательств по данной категории дел в период действия Закона 1967 года разрешились компромиссом. Остальные дела закончились ликвидацией должников.[7]

В 1985 году во Франции был принят новый закон, касающийся несостоятельности предприятий (закон № 85-98 “О конкурсном управлении, ликвидаторах и экспертах по определению состояния предприятий” от 25.01.1985, в дальнейшем - “Закон 1985 года”), предусматривающий бо’льшую защиту предприятий, во многом обусловленную проблемой сохранения рабочих мест.[8]

По французскому законодательству, банкротом может быть признано как физическое лицо, так и юридическое (“любой коммерсант, ремесленник, а также любое юридическое лицо частного права”). Интересно, что в определении субъектов несостоятельности физические лица упомянуты прежде, что, видимо, зависит от исторических факторов. (В законодательстве дореволюционной России при определении субъектов несостоятельности также в основном имели в виду частных лиц, разъясняя в дальнейшем, что несостоятельным может быть признано и юридическое лицо). Рассмотрением дел о несостоятельности занимаются в основном коммерческие суды.

Возможные заявители стандартны во многих странах. Ими являются сам должник, его кредиторы и прокурор. Во Франции и в Англии, к тому же, производство по делу о несостоятельности может быть начато по инициативе суда.

Производство по делу о несостоятельности начинается в том случае, когда должник оказывается не в состоянии платить долги. Минимальная сумма неуплаченных долгов законодательством Франции (также как и в ФРГ) не установлена.

При разбирательстве интересы должника и кредитора представляют разные лица (по Закону 1967 года, назначался судом и контролировал ход разбирательства один поверенный). Очевидно, что интересы должника и кредиторов зачастую противоположны, и один человек не может одновременно эффективно защищать их. Интересы должника представляет судебный администратор. (В дальнейшем будет указано, что в определенных случаях интересы должника могут представлять должностные лица предприятия-должника.) Его основной задачей является сохранение производственных возможностей предприятия. С этой целью он отвечает за управление предприятием-должником в период судебных разбирательств, контролирует дебиторскую задолженность, поддерживает хозяйственную деятельность предприятия. Свои действия судебный администратор осуществляет согласуясь с имущественным положением должника. Судебный администратор может предоставить предприятие третьей стороне для арендного ведения дел и использовать полученные от доходы для покрытия долга.

Представитель кредиторов защищает права и интересы лишь кредиторов предприятия. Он составляет список кредиторов предприятия, включая иски работников, анализирует деятельность предприятия и, исходя из результатов деятельности, может просить суд дать распоряжение о прекращении этой деятельности или расторжении соглашения об арендном управлении.

В зависимости от масштабов предприятия-должника Закон 1985 года различает две процедуры разбирательства по делу о несостоятельности - обычную (общую) и упрощенную. Упрощенная процедура применяется к предприятиям со штатом не более 50 человек и годовым оборотом не более 20 миллионов франков. К остальным предприятиям применяется общая процедура.

При упрощенной процедуре суд может не назначать судебного администратора, а разрешить должнику самому представлять свои интересы, сохраняя контроль над предприятием.

При принятии судом ходатайства и вынесении решения о возбуждении дела о несостоятельности суд анализирует предшествовавшую деятельность предприятия, определяя время, когда предприятие вступило в “стадию неуплаты по задолженностям”. Период с установленного момента и до момента принятия судом ходатайства о возбуждении дела о несостоятельности именуется “периодом подозрительности”. Установление этого периода имеет значение для опротестования таких сделок предприятия, осуществленных в указанный период, как дача закладной или права на удержание имущества, погашение заранее долгов, безвозмездная передача имущества или передача его за неадекватную стоимость. Такие сделки могут быть аннулированы по требованию судебного администратора, представителя кредиторов или ликвидатора. Суд может также признать недействительными передачи прав собственности, сделанные в течение шести месяцев до начала прекращения выплат, если это нанесло ущерб интересам кредиторов.

После принятия ходатайства и объявления о начале реабилитационного процесса начинается “период наблюдения” - период оценки предприятия-должника и вынесения решения о реорганизации или ликвидации предприятия. Судебный администратор представляет план продолжения деятельности или передачи предприятия-должника в аренду. Если планы продолжения деятельности не считаются реалистичными, предприятие подлежит ликвидации.

При упрощенной процедуре период наблюдения длится от 15 до 30 дней, но может быть продлен судом на период до 30 дней, в течение которого должен быть подан соответствующий отчет, после чего дается время от 2 до 4 месяцев с возможностью продления еще на 2 месяца для подготовки плана.

При общей процедуре период наблюдения длится до 6 месяцев с возможностью его продления еще на 3 или 6 месяцев, и в исключительных случаях еще на 6 месяцев после этого.

Во время периода наблюдения третьи лица могут внести предложения по поводу покупки части предприятия-должника или целиком его. Каждое такое предложение должно быть учтено при составлении плана реорганизации.

В течение периода наблюдения не может быть отчуждено никакое имущество должника, кроме случаев обычного ведения деловых операций. Кроме того, в указанный период не может быть уволен ни один работник предприятия-должника, кроме исключительных случаев, когда данное увольнение жизненно необходимо для сохранения предприятия.

Особое место занимает такая реорганизационная процедура как сдача предприятия в аренду. Закон 1985 года установил, что арендные отношения к предприятию должнику применяются лишь в случае исключительного значения деятельности предприятия для жизнедеятельности региона. Установлен максимальный срок аренды - 2 года, по истечении которых арендатор должен выкупить предприятие. Если же арендатор не выкупает предприятие, уже против него возбуждается производство по делу о банкротстве с целью взыскания средств для погашения кредиторской задолженности предприятия.

В случае неуспешной реорганизации или даже при отсутствии или даже при отсутствии реалистичного плана ее проведения, судом назначается “мандатный ликвидатор”, изымающий и реализующий имущество предприятия. В большинстве случаев ликвидатором становится лицо, представлявшее кредиторов.

При продаже имущества наиболее удачным представляется вариант продажи предприятия как производственной единицы, а не по частям, при наибольшей защите рабочих мест, с учетом, естественно, интересов кредиторов.

Иски кредиторов учитываются ликвидатором, который проверяет их и определяет очередность их погашения. К предпочтительной категории относятся обязательства по выплате заработной платы, уплате налогов и обеспечению социальной защиты. После погашения указанных обязательств пропорционально удовлетворяются и остальные требования.

Работники предприятия-должника, по Закону 1985 года, получили “сверхприоритет” над остальными категориями кредиторов, им сохранена заработная плата на период до 60 дней. Кроме того, по ходатайству кредитора суд может установить внеочередной порядок покрытия долга.

Особое место при проведении процедуры банкротства занимает представитель работников. В его обязанности входит работникам в заявлении исков, защита этих исков при их оспаривании; суд должен учесть доводы представителя работников по вопросам исполнения судебным администратором его функций, одобрения реорганизационного плана, сокращения рабочих мест, передачи имущества. При ликвидации предприятия-должника представитель работников высказывает свое мнение по поводу продажи производственных единиц. При несогласии с решением суда представитель работников может подать на апелляцию.[9]

Правовой основой рассмотрения дел о несостоятельности в Германии является Конкурсный Устав 1877 года в редакции 1898 года, с учетом изменений и дополнений, внесенных принятыми с того времени более чем 20 законами по данному вопросу. Также имеет значение закон о мировых сделках, широко применяемых в делах данной категории.

Дело о несостоятельности в ФРГ может быть открыто в отношении любого лица, независимо от осуществления им предпринимательской деятельности, оказавшегося неспособным платить долги. Как уже говорилось, для возбуждения судом производства по делу о

несостоятельности в ФРГ необходим лишь факт неплатежей, без определения минимальной суммы задолженности. Дела данной категории рассматривают все гражданские суды.[10]

Собрание кредиторов, по законодательству ФРГ и Франции, созывается после вынесения решения суда, признающего должника несостоятельным. Практика показывает, что ликвидация предприятий обычно связана со значительными потерями для кредиторов, акционеров и государства, которые не компенсируются продажей имущества соответствующей фирмы. Поэтому обычно кредиторы, особенно если ими являются банки или иные кредитные учреждения, определяют дальнейшие действия в отношении предприятия-должника еще на начальной стадии неплатежей. При этом возможные варианты рассматриваются в такой последовательности:

1 - возможность сохранения предприятия и урегулирования задолженности;

2 - добровольная ликвидация предприятия;

3 - принудительная ликвидация по решению суда.

При установлении факта кризисной ситуации на предприятии лицами, уполномоченными кредиторами, проводится первичный анализ состояния предприятия с выявлением основных его проблем. Проводится комплекс мер, направленных на повышение ликвидности предприятия, таких как снижение издержек, запасов нереализованной продукции, назначение “кризисного управляющего” для хозяйственной и финансовой стабилизации предприятия.

По принятии первоочередных мер создается комитет по реструктуризации предприятия, состоящий из специалистов в различных отраслях хозяйственной деятельности, проводящий детальный анализ состояния предприятия и выдвигающий предложения по дальнейшей судьбе предприятия. Решающим критерием является качество продукции, рыночный спрос на нее, экономичность производства и другие “реально-экономические” параметры.[11]

Если положение безнадежно - кредитные отношения с должником разрываются и инициируются процедуры по признанию предприятия несостоятельным в судебном порядке. При принятии решения о возможности восстановления платежеспособности предприятия разрабатывается дальнейший план, сопровождающийся, как правило, уступками со стороны кредиторов в виде

частичного отказа от требований, которые могут быть переоформлены в ссуды на новых условиях.

Реструктуризация предприятия проводится путем изменения его организационной и производственной структуры с целью приспособления к изменяющимся рыночным условиям, концентрации усилий предприятия на развитии тех сфер деятельности, которые приносят предприятию основную часть прибыли.

При рассмотрении дела о несостоятельности в суде и при установлении факта неплатежеспособности должника существует два варианта развития событий - заключение мировой сделки между должником и кредиторами относительно выплаты долгов или процедура конкурсного производства.

Конкурсное производство представляет собой раздел в пользу кредиторов имущества должника. Имуществом должника распоряжается назначаемый судом управляющий конкурсной массой, определяющий состав этой массы, дающий ей денежную оценку, реализующий ее и распределяющий полученные средства между кредиторами. Вне очереди удовлетворяются требования залоговых кредиторов. Из остального имущества сперва удовлетворяются требования массовых кредиторов и возмещаются издержки по процедуре банкротства. Затем возмещаются задолженности по заработной плате, по налогам, требования поставщиков, банков и иных кредиторов, не имеющих обеспечения по ссудам.

По окончании конкурсного производства в ФРГ, так же как и во Франции, прекращаются все процессуальные действия в отношении имущества должника в связи с объявлением его несостоятельным, прекращают свое существование органы конкурсного управления, должник вновь приобретает право управления имуществом, не реализованным во время конкурсного производства, кредиторы получают право самостоятельного взыскания по долгам в части, не покрытой в процессе конкурсного производства. Таким образом, в указанных странах освобождение от долгов как результат конкурсного производства отсутствует.

Общие положения о несостоятельности регулируются в Англии законом о неплатежеспособности 1986 года (в дальнейшем - закон 1986 года), а в США - законом о банкротстве 1979 года, с последующими изменениями (в дальнейшем - закон 1979 года).[12] Эти правовые акты регулируют признание несостоятельными почти всех субъектов хозяйственной деятельности, за некоторым исключением. Так, в Англии, по закону 1986 года могут быть признаны несостоятельными физические лица и компании, за исключением страховых компаний, которые создаются,

функционируют и ликвидируются в соответствии с законом о страховых компаниях 1982 года, а также банков и иных банковских институтов, правовое положение которых регламентируется законом о банках 1979 года. В США, в соответствии с законом 1979 года могут быть признаны банкротами физические лица, товарищества и корпорации. Для этого нужно, правда, чтобы заявитель проживал, вел бизнес или владел собственностью на территории США. [13]

Исключение составляют страховые и банковские корпорации, а также строительные и кредитные учреждения и союзы, подчиняющиеся специальному законодательству.

Несмотря на бурно растущую экономику США, одновременно происходит и рост количества личных банкротств. Так, в 1998 году рекордное количество американцев объявили банкротство. Общее количество в прошлом году составило 1.4 миллиона, что почти в три раза больше числа банкротств десять лет тому назад, в 1988 году (550 тысяч).[14]

Дела о признании несостоятельными в Англии и США рассматривают специальные суды. Заявление ходатайства в суд должником и кредиторами допускается лишь при превышении задолженности установленного размера. В Англии суд может сам возбудить дело о признании несостоятельным, если нарушены интересы общественные или того требуют интересы кредиторов, или компания, по мнению суда, неизбежно станет неплатежеспособной.

В Англии, в случае установления факта неплатежеспособности должника - юридического лица могут применяться реорганизационные процедуры, такие как добровольное урегулирование долгов (вид мировой сделки), администрирование доходов компании, управление доходами компании. Другим вариантом является ликвидация должника. К физическим лицам применяется процедура добровольного урегулирования долгов или конкурсное производство.

При процедуре добровольного урегулирования долгов куратор созывает собрание кредиторов и учредителей компании и предлагает собранию план урегулирования долгов на утверждение. При утверждении плана куратор приобретает статус “супервайзера” (superviser), осуществляющего надзор за соблюдением утвержденного плана. Кстати, в Англии и США собрание кредиторов созывается не после вынесения судом решения о признании должника несостоятельным, как в ФРГ и Франции, а после принятия ходатайства о возбуждении дела о несостоятельности к производству.

Процедура администрирования доходов компании схожа с внешним управлением. Назначаемый собранием кредиторов администратор осуществляет контроль за деятельностью компании и ее доходами.

В США к несостоятельным должникам могут применяться следующие меры:

- реорганизация (перестройка финансов, погашение долгов, выплата дивидендов) осуществляется самим должником, но в случае выявления с его стороны обмана или некомпетентности собрание кредиторов может назначить для проведения реорганизации временного управляющего;

- ликвидация в процессе конкурсного производства проводится временным управляющим, выбираемым собранием кредиторов и подотчетным ему;

- меры, предусмотренные специальными нормативными актами - по отношению к должникам, не попадающим в сферу действия закона 1979 года.

С завершением конкурсного производства в Англии и США должник освобождается от своих долгов, за некоторым исключением (взыскания по алиментам, требования о возмещении вреда и т. п.)

Освобождение от долгов в процессе конкурсного производства имеет значение лишь для физических лиц. Юридические же лица прекращают свое существование с завершением конкурсного производства.

1.3. Российское законодательство о несостоятельности (банкротства). История и настоящий день

К банкротству исторически складывалось различное отношение. Было время, когда право разрешало казнить несостоятельного должника. Банкрота приравнивали к вору, надевали на него ошейник и помещали у позорного столба. Несостоятельность ассоциировалась с позором. Например, Наполеон сравнивал несостоятельного должника с капитаном, покинувшим корабль, а факт несостоятельности рассматривал как преступление. И пусть от законов XII таблиц, разрешавших кредитору разрубать несостоятельного должника на части, нас отделяют столетия, и внимание законодателя с тела неспособного платить должника перешло на его имущество, отношение к проблеме банкротства как наисерьезнейшей, наиострейшей, требующей гибкого, продуманного, эффективного правового регулирования, сохранилось и сегодня.

Далее, я считаю необходимым обратиться российским традициям гражданско-правового регулирования банкротства, поскольку современный этап развития этого института представляет не что иное, как продолжение тех традиций, которые закладывались в России на протяжении многих столетий. Своими корнями указанный институт уходит в далекое прошлое. отголоски конкурсных отношений можно обнаружить в римском праве. Поскольку у древних отсутствовали развитые хозяйственные и имущественные связи, а также механизм оценки имущества, обеспечение обязательств в то время носило личностный характер: “...чтобы добыть кредит, плебею оставалось только заложить себя и детей в кабалу кредиторов”.[15] В случае неисполнения требований о возврате кредита, должник поступал в личное распоряжение кредитора, причем последний был вправе убить должника и разрубить его тело на части. С течением времени в римском праве появляются нормы, дающие право кредитору обратить взыскание на имущество должника, но, тем не менее, это не избавляло его от личной долговой расправы.

В России истоки зарождения института несостоятельности можно найти в “Русской Правде”.[16] Так, например, статья 69 регулирует тот случай, когда у должника несколько кредиторов, и он не в состоянии им заплатить. Способом получения денег служила продажа должника на “торгу”, но при условии, что несостоятельность должника возникла вследствие несчастного стечения обстоятельств. Полученные денежные средства распределялись между кредиторами в соответствии с установленными правилами.

Дальнейшее упоминание об институте несостоятельности содержится только в Соборном уложении 1649 года, хотя и оно практически повторяет то, что было заложено в “Русской правде”.

Переломным моментом в регулировании отношений несостоятельности стал ХVIII век. Именно в этот период создается большое количество законодательных актов, кодификация которых была завершена в 1800 году изданием Устава о банкротах.

Устав, состоящий из двух частей: “Для купцов и другого звания торговых людей, имеющих право обязываться векселями” и “Для дворян и чиновников”, выделял три вида несостоятельности: несчастную, неосторожную и злостную, содержал новые нормы о порядке признания недействительными некоторых сделок, совершенных банкротом, регламентировал последствия несостоятельности, состоящие в лишении банкрота большинства прав. Устав о банкротах широко применялся на практике, но в процессе его применения были выявлены «разные неудобства и недостатки, в отвращение коих было принято решение создать новый Устав».[17]

Устав о банкротах 1832 года четко определивший в качестве критерия несостоятельности неоплатность, просуществовал вплоть до 1917 года.

После революции понятие несостоятельности в российском праве отсутствовало, однако в период НЭПа судам приходилось рассматривать иски, связанные с несостоятельностью должников, пользуясь при этом нормами Устава 1832 г. Во избежание таких недоразумений в ряд статей Гражданского Кодекса 1922 г. о залоге, поручительстве, займе, было введено понятие несостоятельности, но отсутствие механизма применения данных норм не дало никакого положительного результата.

28 ноября 1927 года Декретом ВЦИК и СНК РСФСР Гражданский процессуальный кодекс был дополнен главой 37 «О несостоятельности частных лиц физических и юридических».[18] Согласно этому Декрету дела рассматривались в исковом порядке. Устанавливался срок один год с момента принятия иска к рассмотрению судом. Отстранив кредиторов как от участия в конкурсе, так и от назначения управляющего, государственные учреждения взяли на себя исполнение этих функций. Законодательство периода НЭПа представляло собой аномалию конкурсного права, поскольку защищало не законные интересы отдельных кредиторов, а общий хозяйственный результат. Со свертыванием НЭПа постепенно перестали применяться и конкурсные законы, поскольку существование института несостоятельности несовместимо с монополией государственной собственности и развитием плановых начал в экономике.[19]

Переход страны в условия рыночной экономики и интенсивное развитие предпринимательской деятельности потребовали принятия законодательной базы, защищающей интересы участников экономического оборота от последствий систематического неисполнения недобросовестной стороной принятых на себя обязательств. Помимо ответственности, в виде уплаты штрафов, пени и т. д., установленной Гражданским Кодексом РСФСР, Основами гражданского законодательства РСФСР и рядом нормативных актов, за неисполнение принятых на себя обязательств необходимы были меры более жесткого характера, такие как признание должника несостоятельным (банкротом). Правовую базу для осуществления принудительных мер, вплоть до ликвидации несостоятельного предприятия в случаях, когда проведение реорганизационных мер экономически не целесообразно или они не дали положительного результата, создал принятый Верховным Советом Федерации 19 ноября 1992 года и введенный в действие с 1 марта 1993 года Закон Российской Федерации “О несостоятельности (банкротстве) предприятий”(далее по тексту - Закон о банкротстве 1992 г.).[20]

Основная цель включенного в 1992 г. в российское право института несостоятельности заключалась в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), задерживающие развитие рыночных отношений и стимулирующие рост неплатежей.

В соответствии со статьей 3 Закона о банкротстве 1992 г. рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве) предприятий было отнесено к компетенции арбитражных судов.

Уже 1 марта 1993 г., в день вступления закона в силу, в арбитражные суды было подано большое количество заявлений от кредиторов с одинаковыми исковыми требованиями: “прошу признать предприятие банкротом...” Динамика дел этой категории выглядит следующим образом: в 1993 году было рассмотрено не многим более 100 дел; в 1994 г. – 240 дел; в 1995 г. – 1.108 дел; в 1996 г. – 2.618 дел;[21] в 1997 г. – 4.320 дел. Число должников, ежегодно признаваемых несостоятельными (банкротами), увеличилось за этот период с 50 в 1993 году до 2.200 в 1997 году. В 1997 году в отношении 850 организаций арбитражными судами были применены реорганизационные процедуры.[22] Для рассмотрения первых дел о банкротстве привлекались американские специалисты, имеющие на тот момент наибольший практический опыт по делам данной категории. Так, например, в США с июня 1993 г. по июнь 1994 г. было возбуждено 845.257 дел.

Практика применения Закона о банкротстве 1992 г. с первых шагов показала его несовершенство, значительные пробелы. Отсутствие механизма реализации создавало определенные трудности в его исполнении. Так, например, в соответствии с пунктом 1 статьи 6 указанного закона прежде чем подать иск в арбитражный суд, кредитор обязан направить должнику заказной почтой извещение с уведомлением о вручении. В уведомлении должны содержаться требования к должнику в недельный срок со дня его получения выполнить свои обязательства, а также предупреждение о том, что в случае их невыполнения в течение указанного срока кредитор обратится в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве) предприятия. И только после получения кредитором уведомления о вручении извещения он может обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о несостоятельности (банкротстве). А как быть в случае, если кредитор перестал получать почту (поменял адрес или просто сбежал)? Закон об этом умалчивал. Судьи же отказывались принимать заявления к производству, если не соблюден так называемый претензионный порядок, даже если на уведомлении о вручении стоит отметка почты о невозможности вручения.

Тем не менее это не самый большой камень преткновения, содержащийся в данном законе, поскольку из этой ситуации еще можно было найти выход, обратившись в органы прокуратуры или налоговой инспекции с просьбой предъявить иск в арбитражный суд о ликвидации должника в связи с неоднократными нарушениями законодательства (осуществление деятельности без соответствующей лицензии, не предоставление бухгалтерской отчетности и т. д.). Есть и более существенные недостатки Закона о банкротстве 1992 г.

Во-первых, как отмечают большинство авторов статей, посвященных анализу российского Закона о банкротстве 1992 г., такие как В. Витрянский, П. Баренбойм, С. Петрова, “само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал прежний закон, не отвечают современным представлением об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам”.[23] В соответствии с п.1 ст.1 закона под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Исходя из определения несостоятельности, заложенного в законе, банкротом можно было признать предприятие только в том случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость имущества. А как быть в ситуации, если общая сумма обязательств равнялась общей стоимости имущества, но само имущество неликвидное и не может быть продано за эту сумму? Ответ на этот вопрос закон не содержал.

В отличие от мирового опыта, исходящего из того, что банкротом может стать тот, кто не в состоянии оплачивать долги, российский закон 1992 г. позволял крупным предприятиям, не опасаясь банкротства, длительное время не оплачивать полученные товары (оказанные услуги или выполненные работы) и использовать денежные средства своих кредиторов в качестве собственных средств с тем условием, чтобы кредиторская задолженность не превышала балансовую стоимость активов. И как показывает практика, арбитражные суды признавали банкротами в основном лишь небольшие предприятия.

Пункт 2 ст. 1 закона гласящий, что внешним признаком (несостоятельности) банкротства является приостановление его текущих платежей, тоже вызывал определенные споры. Согласно закону, если предприятие раз в месяц осуществляло платеж в размере 10 рублей и одновременно имело многомиллионную задолженность, то можно было констатировать факт отсутствия одного из основных признаков банкротства.

Неоднократно вставал вопрос, об исчислении “трех месяцев со дня наступления сроков исполнения” обязательств. Будет ли перечисление должником своему кредитору суммы в размере одного рубля означать, что с этого момента необходимо заново исчислять новый трехмесячный срок.[24]

Во-вторых, Закона о банкротстве 1992 г., в отличие от ныне действующего законодательства, не подразделял хозяйствующих субъектов - должников на различные категории: юридическое лицо и индивидуальный предприниматель; торговое предприятие и фермерское хозяйство; промышленное предприятие и кредитная организация. Одинаковыми были признаки и процедуры банкротства для таких должников, хотя совершенно очевидно, насколько различными будут последствия их применения.[25]

В-третьих в Законе о банкротстве 1992 года практически не содержались нормы, детально регламентирующие процессуальные отношения по разрешению споров о несостоятельности и Арбитражным судам при рассмотрении дела приходилось согласно статьи 3 закона обращаться к нормам Арбитражного Процессуального Кодекса, который в свою очередь детально регулировал только исковое производство. Но ведь дело о банкротстве, по сути, не является экономическим спором в общепринятом значении этого слова. Кредитор вправе выбрать между предъявлением обычного иска о взыскании задолженности или подать заявление о возбуждении дела о несостоятельности.

Стало ясно, что Правительству РФ, Федеральному управлению по делам о несостоятельности (банкротстве) и арбитражным судам придется самостоятельно восполнять пробелы в правовом регулировании данного института.

Так, например, большую ценность представляли собой Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий»[26] и Распоряжение Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению от 12 сентября 1994 г. «Временные методические рекомендации по оценке финансового состояния предприятий, имеющих признаки несостоятельности».[27]

8 января 1998 года был принят Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (далее по тексту – Закон о банкротстве 1998 г.). [28] Он в большей степени соответствовал современным условиям экономического развития нашей страны и значительно подробнее, чем прежний, регулировал различные отношения при банкротстве. Закон содержал много новых положений, относящихся в основном к понятию и признакам банкротства, правовому статусу арбитражных управляющих, реорганизационным процедурам, имеющим цель восстановить платежеспособность должника. Закон о банкротстве 1998 г., в отличие от прежнего, за исключением процедуры наблюдения не допускал возможность осуществления этих процедур старым руководством должника. Для их проведения арбитражный суд назначает арбитражных управляющих. Этот термин определяет обобщенное понятие, так как согласно Закону в качестве арбитражных управляющих выступают разные лица с различными полномочиями - временный, внешний, конкурсный управляющий. Все они действуют под контролем арбитражного суда. В Законе о банкротстве 1998 г. в специальные главы выделены особенности банкротства отдельных категорий должников - юридических лиц (гл. VIII), упрощенные процедуры банкротства (гл. X), которые применяются к ликвидируемому должнику - юридическому лицу и отсутствующим должникам. Новым положением Закона о банкротстве 1998 г. являлось распространение процедуры банкротства на граждан, не являющихся предпринимателями. Специальная глава (XI) регулирует правила добровольного объявления о банкротстве должника.

Закон вступил в силу с 1 марта 1998 года. Согласно статье 187 Закона о банкротстве 1998 г. последний должен применяться арбитражными судами при рассмотрении дел о банкротстве, производство по которым возбуждено после 1 марта 1998 года.[29]

26 октября 2002 года принят Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (далее по тексту – Закон о банкротстве 2002 г.).[30] Закон о банкротстве 2002 г. состоит из 12 глав включающих в себя 233 статьи. Его действие распространяется на все юридические лица, за исключением казенных предприятий, учреждений, политических партий и религиозных организаций (пункт 2 статьи 1). Также не могут быть признаны банкротами в порядке, предусмотренном Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)", унитарные предприятия, не основанные на государственной или муниципальной собственности, к которым применяются нормы о казенных предприятиях, установленные Частью первой Гражданского кодекса РФ (Постановление Президиума ВАС РФ N 7358/02 от 22.10.2002 [31] ) . Несмотря на молодой возраст Закона о банкротстве 2002 г., Законодательным Собранием Омской области внесен Проект Федерального Закона РФ "О внесении изменения в пункт 1 статьи 321 Федерального Закона "О несостоятельности (банкротстве)". В соответствии с последним предлагается положения параграфа 3 главы IX, т. е. Особенности банкротства сельскохозяйственных организаций, Закона о банкротстве 2002 г. ввести в действие с 1 января 2004 года[32].

Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур банкротства и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Закон о банкротстве 2002 г. вводит новую процедуру банкротства – финансовое оздоровление - применяется к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком погашения задолженности. Этой процедуре посвящена глава V закона. Для проведения указанной процедуры арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего - административного управляющего (указанной фигуры не было в Законе о банкротстве 1998 г.). Еще одной новеллой Закона о банкротстве 2002 г. является создание саморегулируемых организаций арбитражных управляющих основанных на членстве последних с целью регулирования и обеспечения их деятельности. Начиная с 3 декабря 2003 года арбитражным управляющим может быть гражданин Российской Федерации, который является членом одной из саморегулируемых организаций.

В соответствии с новым законом о банкротстве арбитражный управляющий должен застраховать свою ответственность на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве.

Закон о банкротстве 2002 года сохранил структуру органов защищающих интересы конкурсных кредиторов (уполномоченных органов). Как и прежде это собрание кредиторов, комитет кредиторов. Согласно нового закона комитет кредиторов для реализации своих полномочий вправе избрать своего представителя (пункт 7 статьи 17 закона о банкротстве 2002 года). Своего представителя также может избрать собрание кредиторов. Расширена компетенция собрания кредиторов за счет включения следующих

вопросов:

утверждение плана финансового оздоровления и графика погашения задолженности;

утверждение требований к кандидатурам административного управляющего, внешнего управляющего, конкурсного управляющего;

выбор саморегулируемой организации для представления в арбитражный суд кандидатур административного управляющего,

внешнего управляющего, конкурсного управляющего;

выбор реестродержателя из числа аккредитованных саморегулируемой организацией;

отнесение к компетенции комитета кредиторов принятия решений, за исключением тех решений собрания кредиторов, которые в соответствии с Законом о банкротстве 2002 года отнесены к исключительной компетенции собрания кредиторов. Изложенная структура органов имеет определенные сходства с органами управления хозяйственными обществами (Федеральный закон от 24.11.1995 г. «Об акционерных обществах»[33] и Федеральный закон от 08.02.1998 г. « Об обществах с ограниченной ответственностью» [34]. Так собрание кредиторов соответствует общему собранию акционеров (участников), комитет кредиторов - совету директоров, а арбитражный управляющий - исполнительному органу (директору, генеральному директору). Арбитражный управляющий подотчетен собранию кредиторов, комитету кредиторов; в то же время он независим и подчиняется только закону и принятому в соответствии с ним актам суда.

Действующим законодательством не предусмотрена возможность оспаривания решения собрания кредиторов в исковом порядке. Все жалобы кредитора о нарушении его прав и интересов должны рассматриваться в рамках дела о банкротстве. Все жалобы кредитора о нарушении его прав и интересов должны рассматриваться в рамках дела о банкротстве. Кредитор наделен правом на обращение в арбитражный суд с жалобой о нарушении его прав и интересов в рамках дела о банкротстве (Постановление ФАС Центрального округа от 11.12.2002 по делу № А14-6134/02/20/16-1)[35].

Дело о банкротстве должно быть рассмотрено в заседании арбитражного суда в срок, не превышающий семи месяцев с даты поступления заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд (Постановление ФАС Центрального округа от 09.12.2002 по делу №А62-

266-н/01 )[36].

Еще одной важной новеллой Закона о банкротстве 2002 года является возможность ведения реестра требований кредиторов реестродержателями - т. е. профессиональными участниками рынка ценных бумаг, осуществляющими деятельность по ведению реестра владельцев ценных бумаг. Федеральный закон от 22.04.1996 г. « О рынке ценных бумаг»[37] под такой деятельностью признает сбор, фиксацию, обработку, хранение и предоставление данных, составляющих систему ведения реестра владельцев ценных бумаг.

Глава II Понятие и признаки несостоятельности юридического лица

2.1.  Понятие и признаки несостоятельности юридического лица

Для всестороннего, полного и объективного исследования понятия следует обратиться к дефинициям, содержащимся в некоторых толковых словарях.

В. Даль определял банкротство (банкрутство) как несостоятельный торговец, лопнувший неплательщик. Банкрут бывает или случайный, несчастный или же лживый, подложный, злостный. Разница между ними такая же, как между обокраденным или погоревшим и вором[38].

В "Словаре иностранных слов" дано следующее определение. Банкротство (с нем. Bankrott < ит. Bankrotta) - долговая несостоятельность, отказ предпринимателя платить по своим долговым обязательствам из-за отсутствия средств; финансовый крах, разорение[39].

В словаре С. И. Ожегова банкротство определено, как несостоятельность, сопровождающаяся прекращением платежей по долговым обязательствам (банкротство фирмы. Злостное банкротство (умышленное)[40].

Далее, банкротство - (от итальянских слов banca - скамья, стол и rotta- изломленная, надломленная, то есть несостоятельность банкира, крах банка) юридический термин торгового права, означающий "неоплатность лица, производящего торговлю, происшедшею от его вины. Признаки:

1. Банкротство есть неоплатность, то есть такое состояние должника, когда он не удовлетворяет предъявленных ему обязательственных требований;

2. Банкротом является лишь лицо, производящее торговлю, в противоположность прочим лицам, которые, впав в неоплатность, называются несостоятельными должниками;

3. Неоплатность происходит от вины должника. Вина может быть неосторожная или умышленная. Признаком вины должника банкротство отличается от несчастной торговой несостоятельности, при которой невозможность оплатить долги происходит от непредвиденных бедственных обстоятельств[41].

Банкротство - несостоятельность лица, компании, банка и т. п., приводящая к прекращению платежей по долговым обязательствам; разорение[42].

Банкротство - отказ от выполнения долговых обязательств; разорение. Официально установленная и юридически признанная неплатежеспособность[43].

Кроме того, считаю необходимым обратиться к подходу к “несостоятельности” и “банкротству” в дореволюционный период.

Так, при изучении Банкротского Устава 1753 г., обращает на себя внимание тот факт, что вообще в нем употребляются оба понятия и "несостоятельность", и "банкротство", но, когда речь идет о каких-то неправомерных действиях торговцев, употребляется только понятие "банкротство". Например, в Уставе описывается распространенная в то время ситуация, когда "купцы набирают в долги немалые суммы деньгами и товарами, а затем объявляют себя банкротами, а через некоторое время таким похищенным чужим капиталом снова пускаются в торговые обороты и наживают состояния, не думая удовлетворить своих кредиторов, а когда те к ним обращаются, они отвечают, что после приключившегося с ними несчастья некоторые капиталы получили по наследству или другим образом"[44]. В таком контексте Устав ни разу не говорит о "несостоятельности", употребляя исключительно понятие "банкротство".

Такая же позиция присутствует и в следующем Уставе 1763 г. Введение в него содержит рассуждение о том, что особую необходимость в данном Уставе имеет займодавец, который обманится в своем "занимателе", думая, что он человек "добрый и состоятельный". А. Х. Гольмстен пишет, что в этих трех пунктах займодавец может обмануться трояким образом: 1) должник, будучи "добрым" человеком впадет в несостоятельность; 2) будучи состоятельным, станет "плутом" и объявит себя банкротом; 3) в одно и то же время окажется "плутом" и несостоятельным[45]. Здесь можно проследить разграничение между "плутом" (банкротом) и добрым человеком, впадшим в несостоятельность (а не банкротство). Этим положением Устав вскользь коснулся проблемы весьма актуальной и в наши дни.

Впервые особое значение указанным понятиям придает Банкротский Устав 1768 г., заменяя термин "непорочный банкрот" термином "упадший", "которое звание должно обозначать в нем несчастного, а не дурного человека"[46]. Таким образом, термин "банкротство" предназначался для торговцев, виновных в том, что впали в несостоятельность.

Серьезная попытка дифференцировать эти понятия была сделана в Уставе 1800 г. В ст. 131 этого Устава указывается, что "для отличия беспорочного банкрота от прочих называть отныне пришедшего в несостояние упадшим, которое звание означает в нем несчастного, а не бесчестного человека; неосторожного и злого называть банкротом"[47]. Очевидно, тогда уже начало формироваться мнение о том, что банкрот - нечестный человек, имевший умысел на причинение вреда кредиторам.

Окончательно этот вопрос не был решен и в Уставе 1832 г., но из анализа его положений можно сделать вывод о том, что банкротство не является обязательным признаком несостоятельности. Такого мнения придерживались многие русские юристы. Так, П. П. Цитович, говоря о способах прекращения юридических лиц, отмечал, что "компания может быть объявлена несостоятельною, конечно, без квалификации несостоятельности в банкротство"[48].

Г. Ф. Шершеневич писал, что "под банкротством следует понимать неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества"[49]. Таким образом, Г. Ф. Шершеневич считает, что банкротство предполагает несостоятельность, при этом необходимо только одновременно наличие несостоятельности и преступных действий, причинную связь между ними искать не следует. Несмотря на то, что законодательно четкого разграничения между понятиями не существовало, многие законы, регулирующие отдельные проблемы, по-разному относились к несостоятельным и банкротам. Так, в Законе "О правах и обязанностях семейственных", ясно прослеживается это разграничение[50]. Как отмечал П. П. Цитович, "несостоятельность торговца может оказаться банкротством, а сам он - банкротом с видами на тюрьму, если не на лишение всех прав состояния и ссылку"[51].

А. Ф. Трайнин писал, что "банкротство - деликт своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) - понятие гражданского права, другой (банкротсткое деяние)- понятие уголовного права. Эта сложность состава банкротства чрезмерно затемняет его юридическую природу"[52].

В связи с этим в российском праве возникла дискуссия о том, с какого момента должны применяться уголовные нормы к банкроту. Утверждалось, что уголовное преследование не должно зависеть от решения гражданского суда, при чем для возбуждения уголовного дела достаточно наличия преступных признаков по факту прекращения платежей, поскольку преступление должно преследоваться непосредственно после его обнаружения. Но если вопрос о банкротстве будет решаться уголовным судом до решения гражданским судом вопроса о несостоятельности, то возможно столкновение двух юрисдикций.

Г. Ф. Шершеневич считал, что если "лицо относительно которого гражданский суд отверг наличность несостоятельности, будет осуждено как банкрот уголовным судом, и наоборот, когда лицо, объявленное несостоятельным от имени гражданского суда, будет освобождено от уголовного преследования, несмотря на обнаружения в конкурсном процессе улики, то такая ситуация будет вести к подрыву судебного авторитета и многочисленным судебным ошибкам, вызванным хотя бы тем, что гражданский суд гораздо более компетентен в вопросах несостоятельности, чем уголовный"[53]. По мнению Г. Ф. Шершеневича, компетенция уголовного суда должна начинаться с момента признания несостоятельности и определения ее свойства судом гражданским.

Таким образом, в дореволюционном конкурсном праве обязанности по определению свойства несостоятельности лежали на органах конкурсного производства. Вопрос о наличии признаков банкротства (преступных действий) должника сначала решался конкурсным управлением (причем тогда, когда все гражданское производство будет окончено), затем общим собранием кредиторов. Окончательно этот вопрос решал гражданский суд, решения которого были принципиальными для возбуждения уголовного преследования[54].

Однако на практике такое решение вопроса о банкротстве не имело положительного значения, поскольку конкурсное управление призвано было осуществлять не свойственные ему функции публичного обвинения. Это привело к бездействию конкурсного управления в этом направлении. Так, А. Ф. Трайнин приводит интересные данные: с 1902 по 1908 г. в среднем по России за банкротство было осуждено менее двух человек, причем количество оправданных по обвинению в банкротстве составило 87,7 %, в то время как средний процент оправданных по остальным преступлениям равнялся 36,5 %[55]. Эти факты говорили о том, что решить дело было крайне сложно, поскольку все материалы попадали в уголовный суд слишком поздно, уже на завершающем этапе конкурсного производства.

Неко

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Несостоятельность (банкротство) юридического лица". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 793

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>