Дипломная работа на тему "Ненасильственные преступления против собственности"

ГлавнаяГосударство и право → Ненасильственные преступления против собственности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Ненасильственные преступления против собственности":


Содержание

Введение

Глава 1. Понятие ненасильственных преступлений против собственности

1.1 История развития законодательства о преступлениях против собственности

1.2 Собственность как системообразующая категория преступлений

Глава 2. Виды ненасильственных преступлений против собственности

2.1 Ненасильственных хищения как преступления против собственности по действующему законодательству

2.2 Преступления не являющиеся хищениями по действующему законодательству

Заключение

Список источников и литературы


Введение

Актуальность темы дипломного исследования. В целях завладения имуществом граждан, коммерческих структур, государства преступники используют самые разные формы преступной деятельности - от краж до финансовых махинаций, насилия.

Ненасильственные преступления против собственности являются самыми распространенными не только среди всех преступлений в сфере экономики, но и среди всей зарегистрированной преступности.

Законодательство, предусматривающее уголовную ответственность за ненасильственные преступления против собственности, недостаточно стабильно и безупречно. Так, в УК РФ определяется одна группа действий - хищение как изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Но в конкретных составах преступлений этой группы круг возможных действий расширяется: в мошенничестве, например, за счет склонения собственника к передаче имущества. Более того, часть действий (например, угон транспортных средств) закрепляется в самостоятельных составах иных, кроме хищений, преступлений против собственности. При этом не называются четкие признаки, разграничивающие эти составы преступлений, но предлагаются разные условия, при которых возможна уголовная ответственность, разные санкции. Четко не классифицируя действия, законодатель счел возможным назвать одни и те же способы как в хищениях, так и в иных преступлениях против собственности (насилие, обман, злоупотребление доверием). Взяв за основу размежевания ряда составов преступлений способ совершения действий, законодатель не называет специфику, типичность некоторых из них (присвоение, растрата, насилие не опасное для жизни и здоровья). Заложенная в статьях УК иерархия общественной опасности способов совершения преступления (кража, грабеж) не соблюдается в составах преступлений, объединяющих несколько способов, размещенных в разных частях статьей.

Не все спорные вопросы разрешает и Пленум Верховного Суда РФ. В его постановлениях последнего времени предлагаются устоявшиеся положения, сложившиеся в практике судебно-следственных органов регионов страны. Наиболее злободневные, острые вопросы им, к сожалению, не интерпретируются. Иногда рекомендации недостаточно логичны, противоречат предложенным по аналогичным вопросам применительно к другим составам преступлений, не учитывают всех изменений, происшедших в нормах УК РФ.

При таких обстоятельствах вряд ли можно говорить о надлежащей охране (защите) имущественных интересов личности, общества, государства, соблюдении конституционных и принципиальных положений уголовного права о справедливости, равенстве всех перед законом и судом и т. д.

Степень научной разработанности темы. Наиболее обстоятельные разработки в данном направлении осуществили Андрианов И. И. Бакрадзе А. А. Белокуров О. В. Бойцов А. И. Борзенков Г. Н. Вехов В. Б. Винокурова Н. С. и Владимиров В. А., Волженкин Б. В. Ворошилин Е. В. Гаухман Л. Д., Ильин И. В. Коробеев А. И. Кочои С. М. Кузнецов А. П., Кригер Г. А. Лопащенко Н. А. Никифоров Б. С. Панов Н. И. Семенов В. М. Скляров С. В. Степанюк Л. Н. Хомич В. М. другие.

В своей совокупности работы названных ученых представляют солидную теоретико-методологическую базу для разработки проблемы борьбы с ненасильственными посягательствами протии собственности.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Санкт-Петербурге и в других городах РФ.

Гипотеза исследования. Содержания признаков составов ненасильственных преступлений против собственности главным не соответствует непосредственным криминологическим и правовым детерминантам объявления деятельности, опасной для общества, преступной.

Объектом исследования работы являются общественные отношения, возникающие в области обеспечения защиты законных прав и интересов граждан от рассматриваемых посягательства.

В зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

нормы Уголовного кодекса РФ и федеральных законов,

материалы судебной практики применительно к проблеме исследования.

Целями исследования являются:

изучение ненасильственных преступлений против собственности, недостатков в судебно-следственной практики российских правоохранительных органов;

предположение возможных путей восполнения законодательных и правоприменительных недостатков, а также установление положительных моментов в судебно-следственной практике.

Целевая направленность исследования обусловила необходимость решения следующих задач:

рассмотреть историческое развитие понятия преступлений против собственности в российском законодательстве;

определить понятие собственности как системообразующую категорию данного вида преступлений;

систематизировать ненасильственные преступления против собственности;

рассмотреть отдельные составы преступлений;

Научная новизна исследования заключается в изучении возможностей совершенствования уголовно правовой борьбы с данном видом преступных посягательств на собственность.

Теоретическая значимость исследования заключается в возможности использования результатов исследования для дальнейшего изучения проблем борьбы с данного вида преступлениями. В частности для квалификации данного вида преступлений.

Практическая значимость исследования заключается в возможности применения результатов исследования в практической правоприменительной деятельности органов занимающихся борьбой с ненасильственными посягательствами на собственность.

Методы исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, в котором представлены основные выводы и предложения, списка источников и литературы.


Глава 1. Понятие ненасильственных преступлений против собственности 1.1 История развития законодательства о преступлениях против собственности

Если обратиться к нормам древнерусского законодательства, то уже в нем можно обнаружить дифференцированный подход к наказуемости корыстных и некорыстных посягательств против собственности.

Среди последних выделялись кража или повреждение какого-либо конкретного вида имущества (в том числе оружия, скота и т. д.), причем уже в то время совершение подобного рода действий каралось наиболее суровыми наказаниями: например, в Русской Правде за это полагался поток или разграбление, в Псковской судной грамоте - смертная казнь[1].

Случаи корыстного завладения имуществом охватывались в основном термином "татьба" и хотя этимология его указывала на совершение хищения крадучись, тайно, ненасильственно, под ним подразумевали всякое тайное и открытое, ненасильственное похищение. Наряду с татьбой, а позднее воровством, грабежом в древнерусских источниках упоминается и о разбое, однако, как считают некоторые исследователи, первоначально, во времена Русской Правды в более широком, чем похищение, в смысле: как преступления не столько имущественного, сколько личного характера.

Лишь в середине XVI века (в Судебнике 1550 года) впервые проводится разграничение грабежа и разбоя, как соответственно ненасильственного и насильственного преступления[2].

С Соборного Уложения 1649 года заметно расширяется уголовно-правовая охрана объектов собственности (особо выделяется кража с государева двора, церковная татьба, т. е. похищение из церкви, устанавливается наказуемость за утаивание или подмену благородных металлов, потраву хлебных посевов и хищение зерна, ловлю рыбы в чужом пруду) [3].

Выделяя специальную главу о разбойных делах, Соборное Уложение не только упоминает в ней о ворах, тати, разбойниках, но и дает особое предписание в отношении мошенников, требуя применять к ним положения, установленные за первую татьбу, не раскрывая признаков мошенничества.

Только Указом 1781 года было впервые разъяснено, что к мошенничеству нужно относить:

а) карманную кражу;

б) внезапное похищение чужого имущества, рассчитанное на ловкость, быстроту действий виновного;

в) завладение имущества путем обмана.

При этом мошенничество связывалось с открытым, кража - с тайным, а грабеж - с насильственным воровством[4].

Примечательно, что в Уложении о наказаниях уголовных и исправитель-ных 1845 года похищение имущества усматривалось только в деяниях, понимаемых как кража, грабеж, разбой и мошенничество[5].

При этом термин "кража" трактовался в том смысле, какое он имел еще во времена Русской Правды: "Кражей признается всякое, каким бы то ни было образом, но втайне, без насилия, угроз и вообще без принадлежащих к свойству разбоя или грабежа обстоятельств, похищение чужих вещей, денег или иного движимого имущества"[6].

Применительно к составу грабежа различались две разновидности действий, вследствие чего он определялся как:

"во-первых, всякое у кого-либо отнятие принадлежащего ему или же находящегося у него имущества, с насилием или даже с угрозами, но такого рода, что эти угрозы и самое насильственное действие не представляли опасности ни для жизни, ни для здравия, или свободы того лица;

во-вторых, всякое, хотя бы без угроз и насилия, но открытое похищение какого-либо имущества в присутствии самого хозяина или других людей"[7].

Соответствующая дефиниция была сформулирована и в отношении разбоя: "... всякое на кого-либо, для похищения принадлежащего ему или находящегося у него имущества, нападение, когда оное учинено открытою силою с оружием, или хотя бы без оружия, но сопровождалось или убийством, или покушением на оное, или же нанесением увечья, ран, побоев или других телесных истязаний, или такого рода угрозами или иными действиями, от которых представлялась явная опасность для жизни, здравия, или свободы лица или лиц, подвергшихся нападению"[8].

Считая разграничение кражи и грабежа искусственным, не отвечающим потребностям практики, разработчики Уголовного Уложения 1903 года объединили кражу и ненасильственный грабеж в один состав, обозначив его термином "воровство". Характеризуя его как тайное или открытое похищение чужого имущества, Уложение одновременно внесло коррективы в понятие разбоя, отличительным признаком которого называлось похищение имущества с применением насилия над личностью или наказуемой угрозы, вне зависимости от характера насилия и того, связано оно с нападением или нет.

Примечательно то, что разработчики Уложения, определяя каждый способ похищения, подчеркивали необходимость специальной цели: в составах воровства, разбоя и мошенничества - присвоении имущества, в составе вымогательства - получении для себя или другого лица имущественной выгоды[9].

Отметим, что советский законодатель увязал с ним только составы кражи, грабежа и разбоя, в трактовке которых сначала пошел по пути Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года[10].

Так, согласно УК РСФСР 1922 года:

кража есть "тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения";

грабеж - "открытое похищение чужого имущества в присутствии лица, обладающего, пользующегося или ведающего им, но без насилия над личностью, или с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего";

разбой - "открытое, с целью похищения имущества, нападение отдельного лица на кого-либо, соединенное с физическим или психическим насилием, грозящим смертью или увечьем"[11].

В дальнейшем Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. "Об усилении охраны личной собственности граждан" было дано иное определение кражи: "тайное или открытое похищение имущества граждан", в результате чего, упразднив понятия грабежа, наше законодательство возвратилось к той ее трактовке, которая содержалась в Уголовном Уложении 1903 г.

Кроме того, одновременно был принят Указ "Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества", которым все способы хищения подразделялись на кражу, присвоение, растрату и иное хищение государственного имущества[12].

Еще ранее, в 1932 году, Законом РСФСР "О хищениях" от 7 августа 1932 года все лица, совершившие хищение, объявлялись "врагами народа", причем термином "хищение" в данном случае охватывались все формы посягательства на социалистическую собственность (кража, грабеж, разбой, присвоение, мошенничество и т. д.) [13].

В связи с тем, что содержание этих дополнений и изменений в действующем тогда УК РСФСР 1926 года мало сообразовывалось с положениями содержащихся в нем статей, то система уголовно-правовых норм, посвященных охране отношений собственности, оказалась довольно противоречивой[14].

Наиболее существенной отличительной особенностью УК РСФСР 1960 года являлось то, что он долгое время различал посягательства на социалистическое (государственное, общественное) и личное имущество граждан.

Такой подход не был случайным, ибо в основе его лежала идея необходимости обеспечить повышенную охрану социалистической собственности.

До включения ст.2121 в УК РСФСР на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 июля 1965 года угон транспортных средств рассматривался на практике как хулиганское проявление и квалифицировался по ст. 206 УК РСФСР. В этой связи прежде всего возникал вопрос, имеется ли признак повторности в действиях лица, угнавшего транспортное средство, и ранее судимого за хулиганство, выразившееся в аналогичном поведении. на поставленный вопрос следует ответить отрицательно, ибо ч.2 ст.2121 УК РСФСР говорила о тех же действиях, совершенных повторно "Те же действия" с точки зрения их юридической щенки - это деяние, содержащее признаки состава преступления, предусмотренного ч.1 ст.2121 УК РСФСР В рассматриваемом же случае лицо ранее было судимо не за угон транспортных средств подпадающий под признаки ст.2121 УК РСФСР, а за хулиганство ч.1 ст. 206 УК. РСФСР, то есть за совершенно другое преступление. Иное решение затронутого вопроса было бы необоснованно распространительным толкованием закона, противоречащим его букве и духу.

Затем рассматриваемый вопрос получил четкое разрешение в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР ст.22 октября 1969 года, в котором разъясняется "Угон автомототранспортных средств надлежит квалифицировать как совершенный повторно во всех случаях, когда лицо ранее совершило аналогичное преступление, независимо от того, было ли оно за кто преступление осуждено". [15] Говоря об "аналогичном" и "этом" преступлении, Верховный Суд РСФСР, вне всякого сомнения, имеел в виду только деяние, предусмотренное ст.2121 УК РСФСР.

Законом от 01.07.1994 статья 212.1 УК РСФСР была исключена, но в главу V УК РСФСР "Преступления против собственности" была введена статья 148.1 "Неправомерное завладение транспортным средством, лошадью или иным ценным имуществом без цели хищения". От термина "угон" законодатель в данном случае отказался.

Глава о преступлениях против собственности в УК РФ 1996 года является структурным элементом раздела "Преступления в сфере экономики".

Историко-правовой и криминологический анализ отечественной преступности свидетельствует о том, что в ее структуре за последние 10 лет доминирующее положение стабильно занимают корыстные преступления против собственности. Самыми распространенными преступными посягательствами из них были и остаются кражи чужого имущества, которые причиняют существенный материальный ущерб гражданам, оказывают негативное моральное воздействие, дестабилизируют нормальную жизнь.

1.2 Собственность как системообразующая категория преступлений

Чтобы жить, каждый человек должен хотя бы в минимальной степени удовлетворять свои материальные и духовные потребности - в пище, одежде, жилище, получении образования, которое давало бы ему возможность приспособиться к нынешним условиям производства и обмена, медицинской помощи, овладении достижениями культуры и т. д. Основные из этих потребностей члены общества удовлетворяют за счет той доли общественного продукта, которая поступает в их собственность и которой они владеют, пользуются и распоряжаются по своему усмотрению и в своих интересах, устраняя всех других лиц от вмешательства в закрепленную за ними как за собственниками сферу хозяйственного господства над принадлежащим им имуществом. [16]

В доперестроечный период основным принципом общества провозглашался принцип распределения по труду, а право на труд было закреплено в числе важнейших социально-экономических прав граждан. Запрещалась эксплуатация человека человеком, безраздельно господствовали социалистические формы собственности на средства производства.

Основным источником собственности граждан, которая называлась личной, являлось приложение их труда к обобществленным средствам производства. Из совокупного общественного продукта гражданам на основе принципа распределения по труду выделялась в личную собственность определенная доля этого продукта, за счет которой главным образом и удовлетворялись их потребности.

Наряду с этим, одним из важнейших источников пополнения личной собственности являлись выплаты из общественных фондов потребления в виде пособий, пенсий, стипендий.

Удовлетворение потребностей граждан обеспечивалось также за счет бесплатной медицинской помощи, низкой оплаты жилья, коммунальных, транспортных, информационных и иных услуг, поддерживания на социально доступном уровне цен на основные продукты питания, одежду, лекарства и т. д.

В ныне действующей Конституции РФ не закреплены ни право на труд, ни принцип распределения по труду, что отражает реалии, в условиях которых функционирует наше общество. В то же время провозглашается, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Гарантируется свобода творчества.

Соответственно этому претерпели существенные изменения как источники образования собственности граждан, которая именуется теперь частной, так и формы ее проявления.

Основными источниками образования собственности граждан служат ныне их труд в качестве наемных работников, а их собственная экономическая деятельность. Из последней в свою очередь выделяется предпринимательская деятельность, т. е. самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз.3 п.1 ст.2 ГК). Предпринимательская деятельность может осуществляться как без применения, так и с применением наемного труда.

С учетом сказанного, частная собственность выступает ныне в следующих формах: собственность граждан, источником образования которой является их труд в качестве наемных работников безотносительно к тому, в какой сфере хозяйства и культуры и к чьим средствам производства этот труд прилагается; собственность, источником образования которой служит собственная экономическая деятельность, не направленная на извлечение прибыли; собственность, которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на собственном труде; собственность, которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на привлечении наемного труда. [17]

В свою очередь последний вид предпринимательской деятельности может протекать как без образования, так и с образованием юридического лица. При этом в законе отсутствуют препятствия для перехода от одного вида частной собственности к другому, более того, такой переход поощряется, поскольку труд и капитал должны устремляться туда, где они могут принести наибольший экономический и иной социальный эффект.

Отношения собственности получают юридическое выражение как в системе правовых норм, образующих институт права собственности, так и в субъективном праве собственности, т. е. в той мере власти, которую закон и иные правовые акты закрепляют за собственником. Не составляет исключения и собственность граждан.

Для правового регулирования перестроечного периода характерно раскрепощение собственности граждан от многочисленных пут, которые ранее ее связывали.

На собственность граждан в полной мере распространен принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования, который получил закрепление в новейшем законодательстве.

Если ранее, давая характеристику собственности граждан, центр тяжести переносили на ее потребительское назначение, что соответствовало действовавшему в то время законодательству, то ныне не меньшее внимание уделяется возможностям этой формы собственности как одного из средств приращения общественного богатства. Резко расширен круг объектов, которые могут находиться в собственности граждан, причем поощряется их использование не только в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей самого собственника, но и в целях извлечения прибыли. Более того, многие из них по своему функциональному назначению призваны именно к тому, чтобы приносить собственнику прибыль. [18]

Определения права собственности как правового института и как субъективного права, которые были даны в первой главе, полностью приложимы и к праву собственности граждан. Подчеркнем лишь, что принципы неприкосновенности собственности, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, равенства защиты всех форм собственности и восстановления нарушенных прав, закрепленные как на конституционном уровне, так и на уровне отраслевого законодательства, имеют для частной собственности граждан особое значение.

Пожалуй, наиболее важно уберечь собственность граждан от произвольного вмешательства органов государственной власти и местного самоуправления. Не менее важно придать частной собственности граждан цивилизованный облик, направить ее развитие по такому руслу, в котором она в полной мере обеспечивала бы удовлетворение интересов собственника, в том числе и в области предпринимательства, и в то же время не использовалась бы во вред интересам общества и других граждан, например, в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке.

Эта двуединая задача и должна определять принципы и конкретное содержание правового регулирования отношений частной собственности граждан.

В этой связи их родовым объектом преступлений являются экономические отношения (совокупность производственных отношений). Прежде всего, к ним относятся отношения собственности на орудия и средства производства, а также на предметы труда. Кроме того, они охватывают общественные отношения по управлению экономической деятельности, а также отношения в сфере производства, обмена, распределения и потребления, материальных благ[19].

Таким образом, отношения собственности на орудия и средства производства, на предметы труда являются структурным элементом более сложного образования, именуемого производственными, экономическими отношениями.

Поэтому отношения собственности выступают в качестве видового объекта преступлений, предусмотренных 21 главой УК РФ.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ собственность - это юридическая категория, правоотношение, возникающее между собственником имущества и всеми остальными членами общества (не собственниками) по поводу владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему имуществом[20].

Именно права владения, пользования и распоряжения составляют суть отношений собственности как непосредственного объекта уголовно-правовой охраны нормами права, содержащимися в анализируемой главе.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ все формы собственности охраняются одинаково. Это касается и уголовно-правовой охраны.

Поэтому непосредственным объектом при совершении конкретного преступления может выступать любая форма собственности.

Конкретная форма собственности, выступающая в качестве непосредственного объекта преступления, не влияет на уголовную ответственность или квалификацию поведения лица, но подлежит обязательному установлению по уголовному делу, ибо она, во-первых, является обязательным элементом предмета доказывания по уголовному делу, а во-вторых, может влиять на вменение или не вменение некоторых квалифицирующих признаков (например, причинение значительного ущерба гражданину).

Систему ненасильственных преступлений против собственности можно представить следующим образом:

А) Ненасильственные посягательства на собственность относящиеся к хищениям:

Кража (статья 158 УК РФ)

Мошенничество (статья 159 УК РФ)

Присвоение или растрата (Статья 160 УК РФ)

Ненасильственный грабеж (Часть 1 статьи 161 УК РФ)

Б) Ненасильственные посягательства не являющиеся хищениями:

Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием (Статья 165 УК РФ)

Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (Статья 166 УК РФ)

Вывод по 1 главе

1. Историко-правовой и криминологический анализ отечественной преступности свидетельствует о том, что в ее структуре за последние 10 лет доминирующее положение стабильно занимают корыстные преступления против собственности. Самыми распространенными преступными посягательствами из них были и остаются кражи чужого имущества, которые причиняют существенный материальный ущерб гражданам, оказывают негативное моральное воздействие, дестабилизируют нормальную жизнь.

2. Ненасильственные преступления против собственности - это безвозмездное, без насилия изъятие имущества, права на имущество, склонение к их передаче (оставлению у себя) для использования в соответствии с потребительскими свойствами, причинившее существенный имущественный вред собственнику или иному владельцу.


Глава 2. Виды ненасильственных преступлений против собственности 2.1 Ненасильственных хищения как преступления против собственности по действующему законодательству

Впервые законодательное определение хищения было сформировано в прим. к ст.144 УК 1960 г. (в редакции от 1 июля 1994 г) и сохранилось в прим.1 к ст.158 УК РФ 1996 г.

"Под хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества".

Кража есть тайное хищение имущества (ч.1 ст.158 УК). Ее характеристический признак, в отличие от других видов хищения, лежит в скрытом способе деятельности. Именно это обстоятельство дает основание считать кражу наименее опасной из всех форм хищения. Однако такая оценка, характерная лишь для нового времени, не всегда была господствующей. Как уже отмечалось, в феодальную эпоху тайный способ был признаком низости и коварства деятеля и как следствие, - его большей опасности. Коварство и лживость, приписываемые субъекту, действующему таким образом, предопределяли и то, что к краже приравнивали многие деяния, ничего общего с хищением имущества не имеющие, если они совершались тайно (напр., головную татьбу или похищение людей), или же деятель прибегал ко лжи (некоторые случаи подлогов и присвоения имущества). [21]

Кража есть тайное хищение чужого имущества (ч.1 ст.158 УК РФ).

Видовым объектом кражи, как и любой другой формы хищения, является собственность как комплексное экономико-правовое понятие.

Непосредственным объектом кражи - конкретная форма собственности с учетом того, какой из них причиняется ущерб.

Предметом кражи выступает чужое имущество, т. е. имущество, которое не может принадлежать похитителю на праве владения, пользования и распоряжения. Предмет кражи не терпит ущерба. Размер причиненного ущерба определяется стоимостью похищенного имущества[22].

Как справедливо отмечает Б. Д. Завидов, тайность хищения есть специфический признак кражи, отличающий ее от других форм хищения. Решающим при оценке тайности хищения является осознание самим виновным того, что он изымает чужое имущество тайно, то есть скрыто от потерпевшего и иных лиц.

Полное отсутствие очевидцев наиболее ярко характеризует существо кражи как тайного хищения, при котором вор стремится в процессе изъятия имущества избежать визуального контакта с кем бы то ни было, включая не только собственника имущества или его владельца, но и посторонних лиц, могущих воспрепятствовать преступлению или изобличить преступника в качестве очевидцев содеянного. [23]

При этом посторонними считаются не все лица, оказавшиеся на месте преступления, а лишь те, от которых преступник не может ожидать не только содействия, но хотя бы пассивного попустительства хищению. В этом смысле к числу посторонних нельзя отнести соучастников похитителя (иначе любое групповое хищение было бы открытым), а также тех лиц, с которыми он связан такими родственными, приятельскими и другими близкими либо доверительными отношениями, которые дают ему реальное основание полагать, что эти лица не будут по меньшей мере противодействовать изъятию имущества, а по большому счету - способствовать изобличению его впоследствии. С этой точки зрения хищение не перестает быть тайным, когда виновный действует на глазах родственников или знакомых, рассчитывая на их молчаливое согласие, попустительство или даже одобрение.

Определяющим квалификацию хищения как кражи является тайный способ завладения чужим имуществом. Как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества[24].

В основе определения тайного характера хищения лежит субъективный критерий, иными словами, восприятие обстановки, способа хищения самим виновным. Кражи в отсутствие потерпевших или посторонних лиц - это зачастую кражи из квартир, дач, иных помещений и др.

Хищение признается тайным, если оно совершается хотя и в присутствии потерпевшего, но незаметно для него, например, карманная кража.

Даже если завладение имуществом происходит на глазах у лица, которое не способно осознавать преступный характер происходящего в силу малолетнего возраста, психической болезни или иного болезненного состояния, оно не перестает быть тайным.

Похищение предметов у лиц, находящихся в состоянии глубокой степени алкогольного или наркотического опьянения, вследствие чего они не осознают факта завладения имуществом, также является кражей.

Изъятие и обращение имущества в пользу виновного признаются тайными и в случае присутствия посторонних лиц, которые не осознают преступного характера происходящего в силу создавшейся обстановки, на что и рассчитывал похититель (например, несколько человек вынесли все имущество из квартиры и погрузили его в автомашину на глазах у посторонних лиц, полагавших, что жильцы дома переезжают на новую квартиру).

Кража будет и в том случае, если факт завладения имуществом в действительности кем-либо осознавался, но похититель не знал этого, так как очевидец происшедшего никак себя не обнаружил, что и дало преступнику основание думать, что он действует тайно, незаметно.

Так, например, если пассажир поезда, проснувшись ночью, видит, как гражданин забирает с полки его вещи, но, опасаясь расправы, делает вид, что ничего не замечает, содеянное этим гражданином квалифицируется как кража.

Состав кражи по конструкции - материальный, так как преступное последствие в виде имущественного ущерба является обязательным признаком его объективной стороны. Кража считается оконченной с момента действительного завладения имуществом, т. е. когда имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению, когда изъятое имущество обращено в пользу виновного или других лиц[25].

Момент окончания кражи не ставится в зависимость от того, удалось ли превратить в действительности имеющуюся реальную возможность пользоваться или распоряжаться чужим имуществом как своим собственным.

Квартирные кражи следует признать оконченными с момента выноса имущества из помещения. При совершении краж с охраняемых объектов и территорий преступление считается оконченным с момента выноса имущества с территории таких объектов. Неудавшаяся попытка выноса (вывоза) имущества через проходную завода, комбината, фабрики образует покушение на кражу. Лица, содействовавшие выносу имущества, похищаемого с охраняемой территории, несут ответственность за соучастие в краже.

Признание кражи оконченным или неоконченным преступлением определяется многими факторами, в том числе особенностями предмета хищения, намерениями виновного, сложившейся обстановкой происшедшего и т. д.

С субъективной стороны кража характеризуется виной в форме прямого умысла, корыстными мотивом и целью.

Содержанием прямого умысла охватывается осознание общественно опасного характера противозаконного, безвозмездного, тайного изъятия чужого имущества и обращения его в свою пользу или пользу других лиц, предвидение реальной возможности или неизбежности причинения в результате этого имущественного ущерба собственнику (иному законному владельцу имущества) и желание его наступления.

Поскольку корыстная цель является обязательным субъективным признаком кражи, изъятие имущества с целью его последующего уничтожения не образует хищения. Тайное хищение одного чужого имущества, сопряженное с умышленным уничтожением или повреждением другого, образует реальную совокупность преступлений и квалифицируется по статьям 158 и 167 УК РФ.

Субъектом кражи является физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет. Однако при рассмотрении конкретного дела необходимо учитывать ряд особенностей краж, совершаемых несовершеннолетними в возрасте от 14 до 16 лет. В этом возрасте кражи часто совершаются из озорства, а стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда (МРОТ), поэтому такие деяния в силу малозначительности не представляют общественной опасности и на основании ч.2 ст.14 УК РФ не являются преступными, образуя состав административного правонарушения.

Так, называемое "мелкое хищение чужого имущества" путем кражи представляет собой административное правонарушение (ст.7.27 КоАП РФ), при котором стоимость похищенного не превышает 1 МРОТ[26].

Субъектом кражи признается лицо, которое не наделено никакими правомочиями в отношении похищаемого имущества. Однако виновный в краже может иметь доступ к имуществу в связи с порученной работой либо выполнением служебных обязанностей, может охранять его и даже использовать (например, водитель транспортного средства, перевозящий грузы, но не несущий за них материальной ответственности, сторож, охранник, рабочие, изготавливающие из сырья готовую продукцию и т. д.).

Похищение имущества, за которым попросили присмотреть, образует кражу, так как такая просьба не означает передачи имущества во владение.

Получение имущества для выполнения узкотехнических целей (вещей для примерки) способствует последующей краже.

В качестве способа, облегчающего доступ к имуществу, вор может использовать обман или злоупотребление доверием. Например, преступник для облегчения доступа в квартиру выдает себя за водопроводчика, а затем, улучив удобный момент, тайно от хозяина похищает ценные вещи.

Наказание за кражу дифференцируется в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующих признаков.

Уголовная ответственность за так называемую простую кражу (без отягчающих обстоятельств) установлена в ч.1 ст.158 УК РФ. Главным отличительным признаком данной разновидности кражи является размер похищенного имущества и отсутствие каких-либо квалифицирующих признаков.

Некая специфика обусловлена формой собственности.

Если похищенное имущество принадлежит гражданину, то по ч.1 ст.158 УК РФ квалифицируется кража, не причинившая ему значительного ущерба.

При этом стоимость похищенного имущества должна превышать один минимальный месячный размер оплаты труда.

Если похищенное имущество принадлежит на праве частной собственности юридическим лицам или является государственной, муниципальной собственностью, то ч.1 ст.158 УК РФ охватывается кража имущества, стоимость которого превышает минимальный месячный размер оплаты труда, но не превышает двух тысяч пятисот рублей на момент совершения преступления.

На наш взгляд в этом проявляется некоторая непоследовательность законодателя, выражающаяся в отступлении от принципа равенства уголовной ответственности за посягательства на собственность независимо от ее форм.

В Российской Федерации все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы Гражданского кодекса РФ, но и на прямое указание ч.2 ст.8 Конституции РФ: "В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности"[27].

Так как кражи относятся к наиболее латентным видам преступлений, следует ожидать их заметный прирост и в будущем. С учетом того, что в настоящее время число расследованных уголовных дел по кражам выше, чем приостановленных, следует предполагать, что реальное число краж значительно превышает число зарегистрированных.

Действующая редакция Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года не содержит понятий обмана или злоупотребления доверием, хотя эти способы относятся к числу обязательных конструктивных объективных признаков таких составов преступлений против собственности, как мошенничество (ст.159 УК РФ), присвоение или растрата вверенного имущества (ст.160 УК РФ) и причинение имущественного ущерба (ст.165 УК РФ).

В научной литературе до сих пор нет единого подхода к пониманию этих признаков, в связи, с чем по нашему мнению необходим анализ различных определений обмана или злоупотребления доверием, предлагавшихся такими учеными, как: Г. Н. Борзенков, В. А. Владимиров, Ю. И. Ляпунов, Б. С. Никифоров, Н. И. Панов, Р. А. Сабитов и другими специалистами[28].

Существует определенная совокупность объективных и субъективных признаков, относящихся к обману или злоупотреблению доверием как к способам совершения преступлений против собственности, которая позволила выработать научное определение понятия обмана или злоупотребления доверием.

Обман представляет собой сознательное искажение истины (активный обман), так и умолчание об истине (пассивный обман). Намеренно искажая факты действительности, виновный вводит потерпевшего в заблуждение относительно их истинности, а при умолчании - сознательно пользуется заблуждением, возникшим независимо от виновного[29]. В обоих случаях потерпевший под влиянием заблуждения сам передает имущество мошеннику. Внешне такая передача выглядит как добровольная, однако эта "добровольность" мнимая, поскольку обусловлена обманом.

Виновный завладевает имуществом (или приобретает право на имущество) путем обмана или злоупотребления доверием собственника или лица, в ведении которого либо под охраной которого находится имущество.

В мошенническом обмане следует различать форму и содержание.

Содержание обмана составляют разнообразные обстоятельства, относительно которых преступник вводит в заблуждение потерпевшего (при активном обмане), либо факты, сообщение которых удержало бы лицо от передачи имущества (при пассивном обмане).

Обман может касаться отдельных предметов (их существования, тождества, качества, количества, размера, цены и т. д.), личности (т. е. тождества либо различных свойств и правовых характеристик личности виновного или других граждан), различных событий и действий[30].

Содержание мошеннического обмана часто составляют так называемые ложные обещания, когда мошенник в целях завладения имуществом обманывает потерпевшего относительно своих действительных намерений.

Примером может служить завладение деньгами, полученными в качестве аванса по договору, который мошенник не имеет намерения выполнить.

Ложное обещание - это не просто искажение "фактов будущего", но и одновременно ложное сообщение о своих подлинных намерениях в настоящем.

Особенность мошеннического обмана заключается в том, что, по крайней мере, одно из обстоятельств, в отношении которых лжет виновный, служит основанием (разумеется, мнимым) для передачи ему имущества[31].

Однако в содержание мошеннического обмана могут входить и другие обстоятельства, не являющиеся непосредственным основанием для передачи ему имущества, но учитываются потерпевшим, когда он принимает решение о передаче имущества. Например, чтобы легче было склонить потерпевшего к передаче денег в качестве "предоплаты" за якобы поставку товаров, снимается помещение и оформляется как офис "фирмы".

Форма мошеннических обманов разнообразна.

Искажение истины (активный обман) может быть либо словесным (в виде устного или письменного сообщения), либо заключаться в совершении различных действий: фальсификация предмета сделки, применение шулерских приемов при игре в карты или "в наперсток", подмена отсчитанной суммы фальсифицированным предметом ("куклой"), внесение искажений в программу ЭВМ и т. п. При совершении мошенничества обман действием обычно сочетается со словесным[32].

Мошеннический обман совершается как с использованием каких-либо материальных средств, так и без таковых. В качестве материальных средств обмана при посягательствах на собственность наиболее часто используются подложные документы.

Поскольку использование подложного документа в целях получения чужого имущества представляет одну из форм мошеннического обмана, дополнительной квалификации этих действий по ч.3 ст.327 УК РФ не требуется.

Сама подделка документов не может рассматриваться как способ мошенничества, ибо одним лишь актом подделки похитить имущество нельзя.

Подделывая документ, преступник совершает только приготовление к хищению. Когда не удалось использовать документ, подделанный в целях хищения, ответственность наступает за приготовление к мошенничеству и подделку документа по совокупности. Если хищение окончено, содеянное квалифицируется по совокупности подделки и мошенничества (ст.159 и 327 УК РФ).

Лицо, подделавшее документ (больничный листок, водительское удостоверение, справку об инвалидности и т. д.) и передавшее его другому лицу заведомо для использования при хищении, несет ответственность не только за подлог, но и за пособничество в хищении путем мошенничества[33].

Одним из способов мошенничества является незаконное получение пенсий, пособий и других периодических выплат на основании подложных документов. При незаконном получении пенсии (пособия) содержанием мошеннического обмана будет ложное сообщение о таких обстоятельствах, с которыми связано возникновение права на пенсию или ее размер.

К ним относятся сведения о возрасте, состоянии здоровья, трудовом стаже, профессии, среднем заработке и т. п. Определяя размер такого хищения, следует исходить из общей суммы незаконно полученной пенсии, а если виновный имел право на пенсию, но в меньшем размере, - из разницы между полученной суммой и суммой пенсии, подлежащей выплате.

Как мошенничество квалифицируются также случаи обманного получения различных денежных выплат одним лицом вместо другого лица, действительно имеющего право на их получение. Здесь содержанием обмана является тождество лиц. Возможно также получение денежных средств, предназначенных другому лицу, путем представления поддельной доверенности.

К мошенничествам относятся обманы при совершении различных сделок (купли-продажи, аренды и др.), когда потерпевшему передается предмет худшего качества, меньшей стоимости и т. п. Нередко сама сделка является фикцией, простым поводом для завладения чужим имуществом. При этом мошенник может получить деньги за вещь, которой вообще не существует или которая ему не принадлежит.

Традиционно широкое понимание обмана как способа имущественного преступления позволяет без особого труда квалифицировать новые способы мошенничества: обманные операции с кредитными картами, с банковскими авизо, компьютерное мошенничество, создание фиктивных инвестиционных фондов, обманное получение аванса (предоплаты) под предлогом предоставления товаров и услуг и т. д.

Среди конкретных видов распространены случаи получения денег или иного имущества путем ложных обещаний: под предлогом оказания помощи в приобретении дефицитного товара, в прописке, получении жилой площади, поступлении в учебное заведение, изменении судебного приговора и т. д.

Жертвами подобных преступлений легко становятся лица, ищущие окольные пути для достижения своих целей.

"Получение денег под условием выполнения обязательства, в последующем не выполненного, может квалифицироваться как мошенничество, если установлено, что обвиняемый не имел намерения выполнять взятое обязательство, и преследовал цель завладеть деньгами"[34].

Если мошенник склоняет какое-либо лицо к даче взятки должностному лицу, принимает на себя функции посредника и присваивает полученные для передачи ценности, то он несет ответственность не только за мошенничество, но и за подстрекательство к даче взятки[35].

Лицо же, передавшее деньги лжепосреднику, отвечает за покушение на дачу взятки. Если инициатива исходила от лица, дающего взятку, действия лжепосредника не могут быть квалифицированы как подстрекательство к даче взятки, но в случае присвоения им денежных средств, полученных путем обмана и злоупотребления доверием под видом передачи взятки должностному лицу, его действия подлежат квалификации как мошенничество.

Обращение в свою собственность денежных средств, полученных по заведомо фиктивным трудовым соглашениям или иным договорам под видом оплаты за работу или услуги, которые фактически не выполнялись или были выполнены в меньшем объеме, может быть квалифицировано как мошенничество, если виновный заведомо не намерен выполнять взятые обязательства, обманув тем самым потерпевшего.

Обманное получение банковского кредита квалифицируется как мошенничество, если материалами дела установлено не просто нецелевое использование заемных средств (это деяние предусмотрено ст.176 УК РФ), а завладение ими с целью обращения в свою собственность: создание лжепредприятия специально для получения кредита, использование подложных документов, совершение других действий, направленных на невозвращение кредита, и т. д.

Использование не по назначению денежных средств, полученных в банке на законных основаниях, само по себе не может свидетельствовать о наличии умысла на их хищение[36].

Некоторая специфика рассматриваемого преступления по сравнению с другими формами хищения состоит в том, что мошенничеством считается не только завладение чужим имуществом, но и получение путем обмана права на имущество. Если под правом на имущество понимается право собственности в полном объеме, то упоминание об этом имеет значение лишь для уточнения момента окончания преступления.

В тех случаях, когда лицо похищает документы, дающие право на имущество (например, железнодорожная накладная, чек на получение денег в банке, номерок на получение одежды в гардеробе и др.), в целях последующего получения по ним чужого имущества, содеянное надлежит квалифицировать как приготовление к мошенничеству.

Приобретение такого права является либо приготовлением к последующему завладению имуществом, либо противоправным образом создает видимость законного владения имуществом, уже находящимся в обладании виновного. Завладев правом на имущество, преступник тем самым завладевает и самим имуществом, т. е. совершает хищение.

Приобретение путем обмана отдельного правомочия по имуществу (например, права временного пользования квартирой, автомобилем и т. п.) без завладения самим имуществом не отвечает признакам хищения и может квалифицироваться при определенных условиях по ст.165 УК РФ.

Злоупотребление доверием - это умышленное использование лицом основанных на юридических или фактических обстоятельствах доверительных отношений с корыстной целью по поводу имущества во вред правам и законным интересам собственника или иного законного владельца этого имущества.

Обман в мошенничестве обычно сочетается со злоупотреблением доверием. С одной стороны, преступник стремится вначале завоевать доверие лица, избранного в качестве жертвы.

Если потерпевший оказывает доверие виновному, то любой обман со стороны последнего выглядит одновременно как злоупотребление доверием.

С другой стороны, преступник может прибегнуть к обману для того, чтобы заручиться доверием потерпевшего, а затем злоупотребить им[37].

Значительно реже злоупотребление доверием выступает в роли самостоятельного способа мошенничества.

Примером может служить злоупотребление бланковой подписью (использование незаполненного бланка в целях завладения имуществом) [38].

Представляется более правильным в качестве обстоятельства, отягчающего наказания, закрепить совершение преступления с использованием любых отношений доверия, а не только возникших на основе договора или служебного положения. В ином случае прослеживается приоритет охраны общественных отношений в сфере служебной деятельности и общественных отношений, существующих при реализации юридически оформленного договора, в отличие от общественных отношений в сфере личного общения между людьми, существующих между ними при наличии родственных, дружеских связей и т. п., что ведет к нарушению принципа равенства граждан перед законом (ст.4 УК РФ) [39].

До сегодняшнего дня, насколько об этом можно судить по изученным трудам специалистов, отсутствует единое толкование в научной юридической литературе понятий обмана или злоупотребления доверием.

Нам представляется, что обман относительно будущих намерений есть не что иное, как завладение имуществом путем злоупотребления доверием.

В тоже время нельзя не согласиться с тем, что обман и злоупотребление доверием настолько тесно связаны, что иногда их трудно различить. Недаром иногда обман характеризуют как сообщение ложной информации о фактах прошлого или настоящего, а злоупотребление доверием - о будущих фактах.

Как бы то ни было, законодатель называет два способа мошенничества[40].

При злоупотреблении доверием виновный завладевает чужим имуществом или приобретает право на имущество, используя доверительные отношения, которые возникли между ним и собственником или законным владельцем имущества.

Причем в основе этих отношений чаще всего должны лежать какие-то основания:

гражданско-правовые (договоры купли-продажи, обмена, поручения, подряда, контрактации и т. д.);

трудовые, родственные или дружеские отношения;

авторитет должностного или служебного положения лица[41].

Наиболее распространены такие формы злоупотребления доверием, как:

оказание посреднических услуг по приобретению каких-либо товаров без намерения выполнить свои обязательства;

заключение договора займа без намерения отдать долг;

получение денежных авансов без фактического намерения исполнить обязательства, взятые на себя по договору подряда (трудовому соглашению);

получение предоплаты по договорам купли-продажи, поставки без намерения исполнить договор;

обращение в собственность имущества, взятого по договору бытового проката без намерения вернуть имущество;

получение кредитов в банках или иных финансовых учреждениях без намерения их возврата;

страховое мошенничество, при котором оформляется договор накопительского страхования без намерения выплачивать страховую сумму;

финансовое мошенничество, при котором заключаются договоры так называемого "имущественного найма" денег без намерения их возврата (пирамидальные структуры типа "МММ");

мошенничество на рынке ценных бумаг, когда выпускаются заведомо не обеспеченные акции, облигации и иные ценные бумаги;

мошенничество с использованием трастовых операций (доверительного управления имуществом), когда преступник заведомо не намерен вернуть имущество собственнику.

При всех обстоятельствах при злоупотреблении доверием, так же как и при обмане, для признания действий мошенническими необходимо доказать, что умысел виновного на завладение имуществом или на получение права, на имущество возник до момента заключения того или иного договора.

В том случае, если лицо в момент заключения договора намеревалось выполнить свои обязательства, но сложившиеся обстоятельства помешали этому, либо намерения присвоить полученное по договору возникло уже в процессе его исполнения, либо, наконец, не удалось доказать, что умысел на изъятие имущества возник до момента заключения договора, действия виновного не образуют мошенничество, а должны расцениваться как иные формы хищения либо гражданско-правовые деликты.

С нашей точки зрения, использование обмана или злоупотребления доверием, как способов противоправного, безвозмездного обращения чужого имущества в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества, всегда имеет место при мошенничестве, также как и при присвоении или растрате, то есть при хищении вверенного виновному имущества.

Обман, наряду со злоупотреблением доверием, является одним их основных криминообразующих обстоятельств, используемых при конструировании составов преступлений в Уголовном Кодексе России.

Вместе с тем, по вопросу о правовой природе обмана и злоупотребления доверием и их отличительных признаках в юридической литературе отсутствует единое мнение[42].

Некоторые авторы предлагают понимать злоупотребление доверием как разновидность обмана (Е. В. Ворошилин, Д. В. Качурин, Г. А. Кригер, И. А. Синигибский), другие ученые признают злоупотребление доверием самостоятельным способом совершения преступлений (Р. А. Базаров, Г. Н. Борзенков, В. А. Владимиров, Ю. И. Ляпунов, Р. А. Сабитов и другие специалисты).

Сравнительно-правовой и формально-логический анализ предшествующего и ныне действующего уголовного законодательства, а также различных точек зрения специалистов по данному вопросу показал, что злоупотребление доверием и обман нельзя отождествлять, как и нельзя называть один способ разновидностью другого. Несмотря на различную сущность обмана и злоупотребления доверием, зачастую оба эти способа используются при совершении преступлений для облегчения достижения преступного результата.

Мы не можем согласиться с встречающимся в литературе мнением, согласно которому совершение хищения одного и того же имущества путем обмана и путем злоупотребления доверием одновременно невозможно.

Таким образом, под обманом и злоупотреблением доверием на наш взгляд следует понимать самостоятельные способы совершения преступлений против собственности, так как они являются различными и по содержанию, и по форме актами человеческого поведения.

Действующее уголовное законодательство признает присвоение и растрату формами хищения чужого имущества. Подавляющее большинство ученых-правоведов справедливо полагает, что в ст.160 УК РФ предусмотрена ответственность за хищение, совершение которого возможно в двух формах: присвоения и растраты.

Научные выводы относительно содержания того или иного уголовно-правового понятия должны, по-нашему мнению, основываться на анализе различных обстоятельств, в том числе и на толковании диспозиции исследуемой статьи уголовного закона. Проанализируем диспозицию части 1 статьи 160 УК РФ: "Присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному". Очевидно, что общим, что объединяет присвоение и растрату, является то, что похищается имущество, которое вверено виновному. Считается, что именно этим признаком присвоение и растрата отличаются от всех остальных форм хищения. Хотя при мошенничестве путем злоупотребления доверием имущество также доверительно передается (вверяется) виновному для осуществления каких-либо действий (хранения, пользования и др.).

Понятия "присвоение" и "растрата" раскрываются через родовое понятие "хищение", под которым понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу "виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества" (примечание 1 к ст.158 УК РФ). Поскольку такой признак, как "чужое имущество", в качестве предмета преступления уже заложен в общее понятие хищения, постольку нет никакой необходимости напоминать о нем при описании конкретных форм хищения. Следовательно, кражу можно определить просто как тайное хищение. Присвоение и растрату - как хищение путем злоупотребления доверием, мошенничество - как хищение или приобретение правоустанавливающих документов на чужое имущество путем обмана, грабеж - как открытое хищение, а разбои - как применение насилия, опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения такого насилия с целью хищения[43].

В русском языке глагол "вверить", от которого происходит прилагательное "вверенное", означает - "на основании доверия отдать в чье-либо распоряжение, поручить чьим-либо заботам, попечению"[44].

Судебная практика предлагает считать имущество вверенным при обстоятельствах, когда:

такое имущество находится в правомерном владении субъекта преступления;

владение связано с осуществлением виновным в отношении имущества правомочий по управлению, распоряжению, доставке или хранению;

правомочия в отношении похищаемого имущества возникают у лица в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения со стороны собственника или владельца имущества.

Таким образом, понятие "вверенное имущество" раскрывается исходя не из особенностей или специфических признаков какого-либо имущества, хищение которого должно квалифицироваться по ст.160 УК, а, по существу, характеризует положение субъекта данного посягательства по отношению к этому имуществу. "Чтобы признать имущество вверенным, - справедливо замечает Б. В. Волженкин, - мало установить, что он является его фактическим обладателем, "держателем". Необходимо, чтобы субъект на определенном правовом основании владел этим имуществом, осуществлял в отношении его соответствующие правомочия"[45].

Итак, понятие "хищение вверенного имущества" означает следующее: во-первых, похищается имущество, в отношении которого лицо наделено определенными правомочиями; во-вторых, именно это лицо совершает хищение такого имущества; в-третьих, виновное лицо использует свои правомочия в отношении имущества для его присвоения или растраты, т. е. злоупотребляет оказанным ему доверием со стороны собственника (владельца) имущества.

Следовательно, вторым общим признаком, непосредственно вытекающим из первого, характеризующим присвоение и растрату, является субъект посягательства.

Субъектом присвоения и растраты является лицо, у которого "имущество находится в правомерном владении, и он (виновный) был наделен в отношении его правомочиями по распоряжению, управлению, доставке, хранению"[46].

При этом вовсе не обязательно, чтобы у субъекта был весь набор этих правомочий, достаточно любого из них. Такие правомочия возникают в силу должностных обязанностей, договорных отношений или даже в силу разового специального поручения. Передача имущества в правомерное владение представителю предприятия, учреждения, организации с наделением указанными правомочиями означает, что данный субъект стал материально-ответственным лицом, причем им может быть и должностное, и не должностное лицо (кладовщик, экспедитор, продавец, кассир и др.).

Однако следует отметить, что материально-ответственным лицо становится не с момента фактической передачи ему имущества в правомерное владение, а с момента заключения с ним письменного договора о полной материальной ответственности либо выдачи ему разовой доверенности или иного разового документа на получение товарно-материальных ценностей. А вверенным имущество становится именно с момента его фактической передачи виновному, даже если эта передача не была должным образом оформлена. Следовательно, прямой зависимости между понятиями "материально-ответственное лицо" и "вверенное имущество" нет. Как правило, имущество вверяется материально-ответственному лицу. Но возможны случаи, когда имущество может быть передано лицу, с которым договор о полной материальной ответственности вообще не заключен или заключен с нарушением закона. Например, в случае принятия на работу продавцом 16 - 17-летней девушки с заключением с ней договора о полной материальной ответственности, когда такой договор может быть заключен только с совершеннолетним лицом, и с фактической передачей ей товарно-материальных ценностей для работы. Присвоение или растрату вверенного ей товара или денежных средств, полученных от его реализации, следует квалифицировать по ст.160 УК РФ, независимо от того, что она не является материально-ответственным лицом[47].

Думается, буквальное толкование ст.160 УК РФ позволяет сделать вывод о том, что законодатель однозначно определил предметом присвоения и растраты только такое имущество, которое вверено виновному. Однако при такой трактовке рассматриваемого понятия под действие ст.160 УК РФ не подпадают действия лиц, которым имущество непосредственно не вверено, а находится в их ведении (руководители организаций, главные бухгалтеры и др.), т. е. вверено подчиненным им лицам (как правило, материально-ответственным). И этимологически, и по содержанию понятия "находиться в ведении" и "быть вверенным" не одно и то же, их объемы не совпадают. В русском языке слово "ведать" означает "заведовать или править, управлять, распоряжаться по праву", а "вверить" - "поручить, доверив".

В российском законодательстве термин "ведение" встречается в гражданском праве в понятии "право хозяйственного ведения", что в соответствии с гл. 19 ГК РФ означает способ осуществления хозяйственной деятельности государственными и муниципальными унитарными предприятиями с вверенным им имуществом, при котором предприятие владеет, пользуется и распоряжается этим имуществом в соответствии с условиями, предметом и целями деятельности, которые установлены собственником при передаче имущества предприятию. Право хозяйственного ведения на имущество собственника возникает у предприятия с момента фактической передачи этого имущества, если иное не установлено законом, правовым актом или решением самого собственника (п.1 ст.299 ГК).

Очевидно, что в гражданском законодательстве используется термин "ведение" применительно к имуществу, вверенному юридическим лицам для осуществления в отношении его правомочий по владению, пользованию и распоряжению, а в уголовном праве понятие "вверенное" употребляется применительно к имуществу, переданному физическому лицу для выполнения тех же правомочий. Это означает, что собственник передает (вверяет) имущество предприятию (юридическому лицу) для хозяйственного ведения (владения, пользования, распоряжения) этим имуществом со стороны руководителей и управленцев предприятия (физических лиц). Руководитель предприятия и иные лица, выполняющие управленческие функции, как физические лица ведают всем имуществом, которое собственник в (до) верил предприятию как юридическому лицу[48].

При таком понимании сущности рассматриваемых терминов субъектами присвоения и растраты, на наш взгляд, было бы логичным и правильным признавать также лиц, кот

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Ненасильственные преступления против собственности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 581

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>