Дипломная работа на тему "Молодёжный экстремизм"

ГлавнаяГосударство и право → Молодёжный экстремизм




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Молодёжный экстремизм":


Оглавление

Введение

Глава I. Понятие молодежного экстремизма

1.1 Молодежные экстремистские организации в постсоветской России

1.2 Девиантное поведение в механизме формирования криминального экстремизма в молодежной среде

Глава II. Криминологическая характеристика причин, условий и личности экстремиста

2.1 Детерминанты распространения молодежного экстремизма

2.2 Характеристика личности экстремиста

Глава III. Противодействие молодеж ному экстремизму

3.1 Криминологические проблемы противодействия молодеж ному экстремизму

3.2 Возможности уголовно-правовых мер борьбы с экстремизмом

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Уфе и в других городах России.

Заключение

Список источников и литературы

Введение

Актуальность темы исследования. Значительные политические, экономические и социальные преобразования происшедшие в России с конца 80-х гг. прошлого века оказали существенное влияние на появление в стране новых молодежных течений, движений и группировок.

Некоторые из них, возникшие, в самом начале как спонтанные, музыкальные или другие субкультурные сообщества, постепенно переродились в хорошо организованные агрессивные группировки. В начале 90-х гг. XX века они уже стали носить явно экстремистский характер, все более прогрессируя в этом направлении. Внутренняя организация таких групп совершенствовалась, улучшалась степень идеологической и физической подготовки кадров, а так же технического оснащения групп, осваивались способы ведения пропаганды, акции становились лучше подготовленными и организованными.

Шкала преступлений совершаемых такими молодежными группами продолжает неукоснительно ползти вверх. В России ежегодно совершается несколько сотен нападений и десятки убийств на почве этнической ненависти. Только в 2006 году на почве национальной или расовой ненависти было совершено более 500 нападений, в ходе которых пострадало 539 человек, 54 из которых погибли. Необходимо так же заметить, что резко увеличился уровень радикального национализма в обществе.

Последние несколько лет ксенофобия в России держится на стабильно высоком уровне; ксенофобские призывы поддерживают 55-60% опрашиваемых социологами российских граждан. Все это чревато значительными проблемами для страны, так как в молодежной среде появляются уже не только группировки, но и партии, исповедующие ксенофобские взгляды. В настоящее время в России насчитывается около десятка партий и движений, проповедующих ксенофобию и расизм. В молодежной среде самым массовым является движение скинхедов, в котором участвуют десятки тысяч подростков и молодых людей 14- 25 лет. Уровень уличного насилия со стороны представителей скинхедских группировок постоянно растет, а сами эти преступления становятся все более дерзкими. Если раньше убивали в подворотне, или темной улице, то теперь убийства совершаются в центре города, в людных местах, в метро, в дневное время суток (убийство студента-антифашиста Т. Качарава в Санкт-Петербурге в ноябре 2005 года, студента В. Абрамянца в московском метро в апреле 2006 года). Опасность этого явления заключается в том, что подобное насилие может вызвать ответные насилия со стороны антифашистов, иммигрантов, студентов-иностранцев, что приведет к непоправимым последствиям.

Немаловажен тот факт, что деятельность экстремистских групп и организаций существенно занижает престиж государства и авторитет его компетентных органов в глазах мировой общественности, а тем более, когда ксенофобские призывы используются в предвыборной агитации многими политическими партиями,

Несмотря на сложившуюся в стране почти, что катастрофическую ситуацию, вплоть до 2002 года законодательно не были закреплены положения, касающиеся борьбы с проявлениями экстремизма не только в молодежной среде, но и в целом. Правоприменительная практика законодательства «О противодействию экстремизму» до сих пор несовершенна. И хотя исполнители экстремистских преступлений арестовываются и осуждаются десятками (в 2004 году было осуждено более 50 человек), дела в отношении их идеологов и вдохновителей практически не возбуждаются, либо следствие и суд затягиваются настолько, что истекает срок давности.

Таким образом, актуальность проблемы экстремизма в молодежной среде определяется не только его опасностью для общественного порядка, но и тем, что данное преступное явление имеет свойство перерастать в более серьезные преступления, такие как терроризм, убийство, причинение тяжких телесных повреждений, массовые беспорядки. С учетом вышеизложенного, можно утверждать, что исследование проблемы группового экстремизма в молодежной среде в настоящее время приобрело особенно значимый и неотложный характер.

Степень научной разработанности научного исследования. Групповой молодежный экстремизм - для России явление сравнительно новое, едва завершившее свое окончательное формирование, в отличие от Англии, в которой оно зародилось еще в 50-60-х гг. XX века. Это обуславливает явно недостаточный уровень разработанности данной темы в юридической литературе. Теоретическую основу исследования составили труды известных научных деятелей в области криминологии, юридической, общей и социальной психологии, уголовного и административного права, социологии, политологии, в их числе: Агеев Г. А., Агеева Ю., Алексеев А. И., Аминов Д. И., Антонян Ю. М., Баженов В. Г., Баженова В. П., Беликов СВ., Времеенко И. И., Гернет М. Н., Долгова А. И., Еникеев М. И., Забрянский Г. И., Здравомыслов Б. В., Карнец И. И., Кашапов P. P., Козлов А. А., Кудрявцев В. Н., Миньковский Г. М., Оганян Р. Э., Перов Г. О., Рарог А. И., Ривман Д. В., Салищева Н. Г., Самыгин С. И., Самыгин П. С, Сафин Ф. Ю., Свенцицкий А. Л., Сидоренко Е. Н., Тарасов А. Н., Устинов B. C., Чуфаровский Ю. В., Чучаев А. И., Эминов В. Е., Якимов А. Ю., и др.

Вместе с тем, на наш взгляд, существуют целый ряд не решенных проблем, связанных с исследованием и предотвращением экстремистских преступлений совершенных молодыми людьми в составе группы.

Настоящее исследование ставит своей целью с криминологических позиций, а именно, на основе изучения истории группового молодежного экстремизма, его современного состояния и сопряженных с ним преступлений, а так же причин и условий, способствующих их совершению, личности участников и жертв данного преступного явления, выработать комплекс эффективных мер по противодействию проявлениям группового экстремизма в молодежной среде.

В борьбе с групповым молодежным экстремизмом важная роль отводиться общесоциальному и специальному предупреждению, а так же индивидуальной профилактике этих преступлений. При разработке предупредительных мер учитывались уголовно-правовая характеристика преступлений сопряженных с экстремизмом молодежи, данные криминологической характеристики экстремизма и лиц - совершающих преступления экстремистского характера, причинно-следственный комплекс.

Таким образом, цель исследования состоит в том, чтобы на основе комплексного теоретического и практического анализа основных понятий и субъектов экстремизма, истории возникновения, современного состояния как аспекта, так и существующих мер противодействия ему, причин и условий возникновения экстремизма в молодежной среде усовершенствовать и доработать средства и методы предупреждения преступлений сопряженных с данным преступным деянием.

Для достижения поставленной цели необходимо было решить ряд важных задач:

- проанализировать степень научной разработанности проблемы группового молодежного экстремизма;

- изучить истоки проблемы экстремизма в среде молодежи и историю возникновения молодежных экстремистских групп;

- изучить современное состояние молодежного экстремизма в России и имеющуюся практику борьбы с преступлениями, совершаемыми молодежными экстремистскими сообществами;

- провести исследование причин и условий возникновения и существования группового молодежного экстремизма;

- проанализировать особенности свойств личности преступников и потерпевших, выработать направления и меры индивидуальной профилактики;

- изучить положительный опыт практики предупреждения преступлений экстремистской направленности с целью совершенствования мер предупреждения группового молодежного экстремизма;

- выработать рекомендации по доработке действующего законодательства в сфере борьбы с экстремизмом и предложить комплекс эффективных мер общего и специального характера по предупреждению экстремизма в среде молодежи.

Объектом исследования является противоправная деятельность молодежных групп экстремистской направленности, а так же специальных и неспециальных субъектов по предупреждению экстремизма в России.

Предметом исследования являются отдельные стороны объекта -состояние группового молодежного экстремизма и криминологическая характеристика личности участника экстремистской группы; причины и условия способствующие экстремистской деятельности; общие и специальные меры предупреждения группового молодежного экстремизма.

Методология и методика исследования основываются на общенаучной диалектической характеристике изучаемого явления с использованием общенаучных методов познания, а так же специальных методов: исторического, логического, сравнительно-правового, статистического, системно-структурного, конкретно-социологического, догматического и других методов познания.

Научная новизна настоящего исследования определяется тем, что в работе проблема группового молодежного экстремизма рассматривается, как самостоятельное явление отличное от политического или религиозного экстремизма. Новизна работы заключается так же и в том, что представленное исследование одно из немногих, где исследуются молодежные группы экстремистской направленности в наиболее полном объеме. Существенная новизна так же заключается в комплексном криминологическом анализе, всех основных аспектов проблемы борьбы с групповым молодежным экстремизмом. Необходимо так же заметить, что в работе дается классификация и характеристика типов личности участников молодежных экстремистских групп и видов группировок, а так же впервые в приведенном объеме исследуется личность потерпевшего от преступлений экстремистской направленности. Предлагается комплекс мер общесоциального и специального антикриминального воздействия.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическое значение настоящего исследования определяется разработкой новых подходов к разрешению криминологических проблем борьбы с групповым молодежным экстремизмом. Определенный вклад сделан в разработку криминологической характеристики группового молодежного экстремизма, в изучение причин и условий, способствующих появлению в России этого явления. Наряду с теоретическим, исследование имеет выраженный прикладной характер, его практическая значимость определяется направленностью на решение, стоящих перед обществом, государством, правоохранительными органами, задач борьбы с групповым молодежным экстремизмом, его предупреждением. Материалы исследования могут быть использованы в дальнейших научных разработках данной проблематики, в работе правоохранительных органов, а также в преподавании курсов криминологии и близкого ей уголовного права, других юридических дисциплин, в правотворческой деятельности.

Объем и структура исследования. Определяются его целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы.

Глава I. Понятие молодежного экстремизма 1.1 Молодежные экстремистские организации в постсоветской России

Актуальной с точки зрения изучения тенденций развития современного молодежного экстремизма сохраняется концепция "молодежной субкультуры". Современный и постсоветский мир стал полем деятельности новой разновидности антисистемной и внепарламентской политической оппозиции - молодежной субкультуры или контркультуры. Отдельные молодежные субкультуры определяются как экстремистские, если их агенты используют любые формы и средства политического насилия в целях реализации собственной политической субъектности в отношении государственных институтов или любых субъектов политической власти. Важным каналом кадрового пополнения молодежного экстремизма можно считать формирование среди неформальных молодежных движений "контркультурной оппозиции" левого и правого спектра. Контркультура связана с молодежными движениями протеста и экстремистскими молодежными движениями. Н. Б. Бааль полагает, что «проявления экстремизма в субкультурной активности молодежи обусловлены интергенерационными и интрагенерационными конфликтами конкурирующих поколений, представляющих спектр политических ориентаций лево - и правоэкстремистского толка, выступающих с интенсивными требованиями социальных изменений»[1]. Развивая данную концептуальную установку в духе постмодернизма, С. Н. Фридинский, отмечает, что парадоксальность социального бытия и сознания современной молодежи сформировала в молодежной субкультуре разветвленную сеть как ультралевых, так и крайне правых движений[2]. Отличительной чертой «постмодернистской волны» неформальных движений среди российской молодежи становится тенденция к интеграции контркультурных, эпатажно-агрессивных групп «классического неформалитета» в единую «неформальную» систему, не только сохранившую, но в значительной мере усилившую протестный потенциал субкультурных групп эпохи перестройки.

Как справедливо отмечает С. И. Левикова, для любой молодежной субкультуры характерна оппозиция к обществу, поскольку на данном этапе их развития молодые люди не могут получить от общества желаемого[3]. Данная трактовка субкультуры выражена в духе постмодернистской концепции «монадологии» Ж. Деиза и Ф. Гваттари, представлявших «монады» как племена кочевников, менее культурных, чем оседлое население, создавших «машину войны», способную сокрушить противостоящие им властные структуры общества и государства. С этой точки зрения «монадская субкультура» молодежи призвана разрушить мощное современное общество, выступает против единовластия государства и единообразия общества. Подобная оппозиционность обществу присуща всем политизированным молодежным субкультурам, поддавшимся идейно-мировоззренческим влияниям фрейдо-марксизма, постанархистского автономизма, постмодернистского шизоанализа, а также различных радикально-авангардистских, экологических теорий. В молодежном движении ряда стран Центральной и Восточной Европы проявляется тенденция усиления идеологии неофашизма и ультранационализма на субкультурном уровне, особенно среди молодежи[4].

Стремительная трансформация России и начало ее демократизации в 1990-е годы не только интенсифицировали демонтаж советской административной системы, но и, к сожалению, привнесли хаос и анархию во многие сферы жизни общества, включая и политическую жизнь страны. Государство, руководствуясь псевдолиберальными лозунгами, ослабило идеологический контроль над обществом и частично отказалось от формирования совместно с основными социальными и политическими группами общества жизненно важных приоритетов и целей. Это способствовало усилению отчуждения общества и государства, развитию нелегитимных форм и способов решения групповых проблем и реализации потребностей и интересов социально-демографических, этнических, профессиональных, социокультурных общностей в постсоветской России. В стране все еще недостаточно реализуются важные и необходимые направления социальной политики в области социального обеспечения и здравоохранения, образования, реализации инфраструктурных проектов, сохранения общественного спокойствия и безопасности граждан, преодоления этнонациональных конфликтов.

Такая ситуация оказалась чревата ростом напряженности в российском обществе, обострением социальных конфликтов, всплесками стихийных акций протеста и политического экстремизма. В итоге не исключается и перспектива нарастания оппозиционных настроений среди отдельных слоев населения, выбора ими сложных и весьма опасных для общества способов разрешения проблем на путях расширения политического экстремизма и терроризма[5]. Не менее опасны и попытки целенаправленного и сознательного формирования структур, ориентированных на неконституционное, неправовое подавление неугодных, оппозиционных сил.

Составили эти движения представители молодого поколения, которые не смогли или не захотели интегрироваться в нестабильный социум страны, переживавшей кризисы инновационных социальных трансформаций. Повышению политической протестной активности молодых людей способствовало также то обстоятельство, что определенная часть ее привыкла к экстремальным обстоятельствам повседневной, обыденной жизни и проявляла склонность к политической активности экстремистского свойства, втягиваясь в этнонациональные, религиозные, социокультурные и иные общественно-политические конфликты в регионах ее проживания. Не случайно ряд российских и зарубежных экстремистских организаций в 1990-е годы пытались сделать ставку на молодежь как свой новый социальный и политический ресурс.

Большинство право - и левоэкстремистских организаций, партий и групп осуществляют попытки политической вербовки молодежи. Часть молодежи в результате негативных социальных последствий либеральных реформ 1990-х годов оказалась в состоянии дезадаптации в новой системе жизни, что вызвало пессимизм, апатию, дезориентацию, асоциальное поведение, усиление социального протеста. Известно, что протестная энергия молодого поколения - величина непостоянная. Сила и направленность протестной энергии молодежи, несомненно, определяются кризисным состоянием, общей нестабильностью, расколом общества. В качестве определяющего социального фактора выступает социальный, экономический, духовный кризис современного общества, находящегося в состоянии неустойчивого равновесия. Это общесистемное качество и порождает многие социальные противоречия и конфликты. Серьезно сказывается рост имущественного расслоения, социальной дифференциации и маргинализации общества, отсутствие условий для социализации молодежи, разрыв в межпоколенческой преемственности. Результаты ряда исследований свидетельствуют о том, что парадоксальность сознания стала неотъемлемой частью современной жизни в России, проявляющейся в распространении многообразных форм протестного поведения в молодежной среде[6]. Нестабильность общественного бытия молодежи в «обществе риска» порождает парадоксальность ее сознания и поведения, имеющих нонконформистский характер[7]. Таким образом, парадоксальность социального бытия и сознания современного российского общества, объективно обусловленная обострением общественных противоречий, наиболее ярко проявляется в молодежной среде. Многочисленные исследования молодежного общества, в частности ВЦИОМ, отмечают сочетание в социальном портрете поколения агрессивности (50%) и цинизма (40%) с инициативой (38%) и образованностью (30%). Многолетние исследования социологов под руководством В. Т. Лисовского выявили разнобой в оценках типичных черт современного поколения: «равнодушное» (34%), «прагматичное» (20%), «циничное» (19%), «потерянных надежд» (17%), «протестующее» (12%), «скептическое» (7%)[8].

В мониторинговых исследованиях Ю. Р. Вишневского и В. Т. Шапко противоречивость молодежного сознания проанализирована на основе динамики ценностных ориентаций молодежи, в основе которых на фоне традиционных ценностей усиливаются индивидуалистические установки, стремление к самостоятельности, автономности и независимости. Соответственно, в сознании молодежи повышается роль неформальных, межличностных отношений, утверждается связанный с этим противоречивый подход к институтам социального контроля. Заметно усиливается аполитичность, сочетающаяся с нарастающим негативизмом, социальным протестом. На этой почве растет влияние в молодежной среде идеологии и организации правого и левого радикализма, экстремизма[9]. Таким образом, все это способствовало развитию идей социального протеста в молодежной среде, а также созданию идеологических, организационно-политических структур, втягиванию части неформального молодежного движения в русло политического экстремизма.

Обратимся теперь к ситуации, сложившейся в политической жизни части молодежи в 1990 - 2000 гг. Молодежный политический экстремизм создал в это время многоаспектную систему, включившую в себя комплекс организационных структур, общественные и военно-политические организации, историко-культурные общества, политические партии и объединения, а также экстремистские формирования; породил ряд идеологических доктрин, идеи социально-государственных систем и политические футурологические концепции. Сегодня в нашей стране наращивается тенденция формирования различного рода неформальных молодежных организаций. Так, только адепты и только движения планируют довести его общую численность до 200 - 250 человек НБП в каждом городе. Уже сейчас в этом движении появляются признаки четкой внутренней организации. Актив разбит на сектора: одни занимаются массовыми акциями, другие - аналитикой, третьи - силовым сектором (на базе последнего планируется создание молодежных отрядов правопорядка). В пригородных пансионатах проходят конференции, где будущих активистов тестируют, они участвуют в семинарах, тренировках и праздниках.

Среди подобных структур наиболее привлекательными для молодежи являются крайне правые и крайне левые экстремистские организации, дающие ощущение риска, романтики, возможности активных действий и не делающие упора на моральные и умственные качества индивида. Часть молодежи (очень незначительная) вступает в ряды официально признанных известных оппозиционных организаций, в основном левого толка. Но там могут удержаться лишь немногие, поскольку в этих структурах существует своего рода дисциплина и хотя зачастую и показные, но все же ясно различимые и внешне достаточно твердо соблюдаемые своеобразные морально-нравственные идеалы и принципы.

Появившиеся в последнее время крайне экстремистские леворадикальные группы, партии и организации, похоже, готовы удовлетворить спрос российской молодежи на чисто левацкий вид экстремизма. Таких подпольных и незарегистрированных групп и организаций появилось в последние годы около десятка.

Существуют террористические и откровенно анархистские партии, причислить которые к правым или левым можно только с большой долей условности. Они малоизвестны, малочисленны, расширяют свой состав после тщательного отбора и проверки. К тому же их деятельность в последнее время все более часто подпадает под пристальный взгляд правоохранительных органов.

Вот наиболее известные левые экстремистские организации современной России: Рабоче-крестьянская красная армия (РККА), Московское советское антифашистское общество (МСАО), Российский коммунистический союз молодежи (РКСМ(б)), Революционный военный совет (РВС), Новая революционная инициатива, Новая революционная армия.

Из наиболее важных проявлений контркультурной оппозиции в России следует отметить «Гражданскую оборону» Е. Летова - одну из самых политизированных рок-групп, студенческие волнения середины 1990-х годов, организованные Инициативой революционных анархистов и профсоюзом «Студенческая защита», Национал-большевистскую партию Э. Лимонова, а также находящиеся в состоянии становления антиглобалистские организации.

Значительная, если не преобладающая, роль в формировании в постсоветской России контркультурной оппозиции принадлежала неоанархизму (приставка «нео» здесь употреблена потому, что российский исторический анархизм как политическое течение погиб в 1920-е годы). С достаточной уверенностью можно утверждать, что неоанархистские объединения и клубы, особенно в региональных центрах, в период перестройки и первой половины 1990-х годов создавались, имея в качестве субстрата немногочисленные, но активные молодежные контркультурные сообщества. Так, к анархизму тяготеет субкультура панков, хотя здесь имеет место скорее мировоззренческая, чем идейная близость.

Одной из первых неоанархистских организаций в СССР был клуб «Община», созданный студентами МГПИ в 1980-е годы. В начале 1989 г. была учреждена Конфедерация анархо-синдикалистов (КАС). Просуществовав немногим более года, КАС распалась из-за идеологических разногласий; наиболее крупным объединением стала Ассоциация движений анархистов.

Кризис анархистского движения в начале 1990-х годов сопровождался появлением ряда радикальных организаций. Сравнительно устойчивой среди них оказалась Инициатива революционных анархистов (ИРЕАН), лидером которой стал аспирант-социолог Д. Костенко. По мнению А. Тарасова, кризисные явления в анархистском движении на радикальных анархистах отразились меньше. Более того, в 1993 - 1994 гг. имел место обмен идеями и людьми между радикальными анархистами из ИРЕАН, с одной стороны, и левацкой оппозиции - троцкистами, маоистами, даже сталинистами и комсомольцами П. Былевского и И. Малярова - с другой. Это неслучайно, поскольку Д. Костенко видел идейную основу ИРЕАН как синтез взглядов позднего Бакунина, Г. Маркузе и Э. Фромма. Именно ИРЕАН стал одним из центров выработки новой леворадикальной идеологии на основе синтеза собственно анархистских идей и идей «новых левых» теоретиков контркультуры.

Другим, и даже более важным центром стал «Фиолетовый интернационал» - организационно не оформленное молодежное контркультурное движение, радикально отрицающее буржуазный образ жизни и буржуазную цивилизацию. «Фиолетовый интернационал» был создан в 1992 г. из контркультурной группировки «Комитет культурной революции», возникшей годом ранее. Идеологической платформой «Фиолетового интернационала» был провозглашен «фиолетовый анархизм», представляющий синтез идей Г. Маркузе, Т. Адорно, ситуационистов, необланкистов и лидеров партизанских движений в странах третьего мира. Кроме разработки собственной идеологии, члены «Фиолетового интернационала» устраивали «оранжевые» или «фиолетовые» акции, представляющие собой драматизированные политические тусовки.

Активисты ИРЕАН, «Фиолетового интернационала» были организаторами и активными участниками студенческих волнений 1994 - 1995 гг. в Москве. В ходе их возник профсоюз «Студенческая защита» (лидеры - Д. Костенко и А. Щербаков). Хотя формально он был внепартийным, фактически же являлся радикально-левацкой организацией, в которую входили, кроме революционных анархистов, также радикальные комсомольцы из РКСМ, близкие к В. Анпилову, и левые социалисты. Период наивысшей активности «Студенческой защиты» - с мая 1994 г. по апрель 1995 г. Первые уличные акции «Студенческой защиты», нося протестный характер, по форме были близки хэппенингу или уличному театру. Десятки молодых людей под черными флагами пели, танцевали, взрывали петарды, стреляли из игрушечных автоматов. Однако широкого сотрудничества среди российских «новых левых» не получилось, и вероятно, именно это обстоятельство вынудило ряд левых радикалов акцентировать внимание на Национал-большевистской партии (НБП) Э. Лимонова, сочетавшей в своих программных установках идейно-мировоззренческий симбиоз «право-левого» державничества и анархизм[10].

При своем образовании в 1993 г. НБП была небольшой правоэкстремистской группой (некоторые исследователи называли ее карликовой), мало отличавшейся от возникавших в то время других мелких правонационалистических групп, именовавших себя партиями. Однако НБП не только не распалась, но смогла сохраниться в течение вот уже более чем 10 лет как организация пусть маргинального характера, но способная к регулярному функционированию и привлечению общественного внимания. Более того, к концу 1990-х годов она была одной из немногих экстремистских организаций, имевших отделения более чем в 50 субъектах Федерации, насчитывая в общей сложности от 5 до 7 тыс. человек. Причины подобного успеха часть исследователей и публицистов усматривают в следующем. Во-первых, в поисках социальной базы для НБП Лимонов сделал ставку на молодежь. Во-вторых, в условиях закрытости официальных каналов СМИ для распространения идей политического экстремизма НБП удалось создать свой канал, сориентированный на молодых людей. Газета «Лимонка», издававшаяся с 1994 г., стала центром деятельности партии и основным инструментом партийного строительства. Через несколько месяцев там, куда попадала «Лимонка», образовывался кружок, а потом и ячейка нацболов. Эти пацаны встречались, обговаривали газету. Так появлялись первые организации. В середине 1990-х годов в НБП перешла часть активистов левых и контркультурных организаций, в частности А. Цветков, один из создателей «Фиолетового интернационала», и Дм. Жвания, заметная фигура среди петербургских анархистов в начале 1990-х годов, а впоследствии (до вступления в НБП летом 1996 г.) возглавивший неотроцкистские группы «Революционные пролетарские ячейки» и «Рабочая борьба».

В-третьих, НБП стала центром притяжения многих деятелей контркультуры, в частности таких рок-музыкантов, как Е. Летов («Гражданская оборона»), С. Троицкий («Коррозия металла»), рок-группа "Запрещенные барабанщики» и «Чеданс». К национал-большевикам принадлежали молодая поэтесса А. Витухновская и покойный композитор-авангардист С. Курехин. И в настоящее время немало радикальных рок-групп так или иначе сотрудничают с НБП, например «Виселица», «Зона сумерек», «Месиво» и др. Причины их сближения с НБП неодинаковы. Но членство в партии тех или иных деятелей культуры или контркультуры может быть лишь символическим жестом, направленным на привлечение внимания молодежи. НБП, однако, постоянно подчеркивает симпатии ко всем нонконформистским молодежным движениям и субкультурам - анархистам, панкам, скинхедам, по мере возможности вбирая их в свои ряды. Более того, основатель НБП утверждал, что эта партия – «в первую очередь культурное явление, а не политическое». НБП удалось выработать и свой культурный специфический стиль - бриколаж в стиле городских подростков из рабочей среды.

1.2 Девиантное поведение в механизме формирования криминального экстремизма в молодежной среде

Для переходного периода российских реформ характерна нестабильность общесоциальных условий, которая проецируется и на криминальную ситуацию, в частности на преступность молодежи. Состояние и динамика преступности свидетельствуют о нарастании негативных процессов в подростковой среде. Уровень преступности подростков, если иметь в виду ее реальные масштабы, в среднем, по оценкам специалистов, в 4 - 8 раз выше, чем показатели зарегистрированной преступности, а по некоторым видам посягательств «ножницы» еще более значительны. Следовательно, социальная значимость, мера общественной опасности преступности подростков гораздо более высока, чем об этом можно судить по цифрам статистики[11].

Это дает основание констатировать тот факт, что в России в настоящий момент имеет место достаточно сильная концентрация криминогенных факторов, что открывает дорогу к скольжению к максимально высокой степени криминализации общества. Экстремизм в поведении человека и социальных групп - явление, свойственное каждой исторической эпохе, не поддающееся, вероятно, полному искоренению. Но степень и острота проявления экстремистских настроений обусловлены социальными и экологическими трансформациями, ослаблением уровня целостности общества.

Распространение политического экстремизма в России стало одной из острейших проблем. Увеличивается количество преступлений, поднимается уровень насилия, его проявления становятся все более жестокими и профессиональными. Особое место в этом ряду занимает экстремистское поведение молодежи, связанное с совершением действий насильственного характера по политическим мотивам[12].

Экстремистское поведение молодежи - одна из наиболее актуальных социально-политических проблем. Состояние, уровень, динамика политического экстремизма молодежи в России широко обсуждаются средствами массовой информации и в специальной литературе, выпускаются аналитические сборники[13].

Молодежь рассматривается как большая социальная группа, имеющая специфические социальные и психологические черты, наличие которых определяется возрастными особенностями молодых людей и тем, что их социально-экономическое и общественно-политическое положение, их духовный мир находится в состоянии становления. В современной научной литературе к этой группе обычно относят (в статистике и социологии) людей в возрасте от 15 до 30 лет. Молодежь, определяя свой жизненный путь, решает конфликтные ситуации, исходя из сопоставления возможных вариантов, если учесть, что для молодежного возраста характерными являются: эмоциональная возбудимость, неумение сдерживаться, отсутствие навыков в разрешении даже несложных конфликтных ситуаций, то все указанное выше может привести к совершению девиации[14].

Проблема агрессивного и экстремистского поведения молодежи становится все более актуальной в условиях российской действительности. Элементы экстремистского поведения молодежи формируются на фоне деформации социальной и культурной жизни общества. В перечень основных причин роста экстремистского поведения молодежи исследователи склонны включать следующие: социальное неравенство, желание самоутвердиться в мире взрослых, недостаточную социальную зрелость, а также недостаточный профессиональный и жизненный опыт, а следовательно, и сравнительно невысокий (неопределенный, маргинальный) социальный статус.

Молодежный экстремизм как явление последних десятилетий, выражающееся в пренебрежении к действующим в обществе нормам поведения или в отрицании их, можно рассматривать с различных позиций. Молодежь во все времена была подвержена радикальным настроениям. В силу возрастных ее свойств даже в спокойные в политическом и экономическом плане времена количество радикально настроенных людей среди молодежи всегда выше, чем среди остального населения.

Молодежи свойственна психология максимализма и подражания, что в условиях острого социального кризиса является почвой для агрессивности и молодежного экстремизма. Развитие политического экстремизма молодежи представляет особую опасность даже не потому, что детская подростковая и молодежная преступность заметно возросли, а потому, что это связано с развитием «анормативных» установок в групповом сознании молодого поколения, что влияет на ценности, предпочтительные образцы поведения, оценки социального взаимодействия, т. е. в широком смысле связано с социальной и политической культурой российского общества в ее проективном состоянии. К сожалению, формирование первого поколения новой России происходило в основном в условиях негативной социально-экономической ситуации 90-х годов XX в., что создало предпосылки маргинализации значительной части молодежи, девиации ее поведения, включая политический экстремизм.

Специальный анализ проблемы показывает, что экстремизм в России «молодеет», наиболее часто совершают преступления молодые люди в возрасте 15 - 25 лет. Молодежь также чаще совершает преступления агрессивного характера. По статистике, основная масса таких тяжких преступлений на политической почве, как убийство, нанесение тяжких телесных повреждений, разбой, терроризм, совершается лицами до 25 лет. Важно учитывать, что в настоящее время молодежный экстремизм растет более высокими темпами, чем преступность взрослых[15].

Эти процессы приобретают особое значение в контексте проблем социальной безопасности российского общества, вызванных действиями экстремистов, и ведущих к физической и духовной деградации, разрушению личности, этноса, общества, государства. Поскольку активизация политического экстремизма молодежи в настоящее время представляет серьезную опасность для российского общества, она должна быть глубоко и всесторонне изучена, в том числе средствами политологического познания, как явление, требующее общественного: политико-правового, административно-управленческого и социокультурного противодействия.

Экстремистское движение как тип девиации представляет собой сложный социально-политический феномен, имеющий тенденцию к саморазвитию. Появление его обусловлено наличием целого ряда социально-экономических и социокультурных факторов, тесно взаимодействующих между собой. В то же время отсутствие одного или нескольких из этих факторов значительно препятствует распространению экстремистских настроений и резко снижает воздействие экстремистской идеологии на этнонациональный менталитет и социокультурную деятельность. В отечественной научной литературе понятие политического экстремизма предусматривает насильственные действия, направленные на изменение политического строя, проводимой правительством государства политики. Иногда его условно подразделяют на «левый» и «правый», однако мы полагаем, что подобное деление далеко не исчерпывает все формы политических экстремистских проявлений. Так, например, деятельность бандформирований в Чечне трудно подвести под такую классификацию. Идеология некоторых зарубежных экстремистских организаций сочетает в себе элементы как «левацких», псевдомарксистских теорий, так и ультранационалистических концепций[16].

Проблема девиации в политической сфере, а также явлений социальной апатии и аномии в целом нова. Она, во всех ее аспектах и формах взаимосвязи, традиционно являлась наиболее острой и злободневной для России. Для наиболее полного и наглядного представления об этом специфическом социальном феномене, имеющем свои исторические и социокультурные корни еще в дореволюционной России и сохранившем свою основу как на социально-экономическом, так и на духовно-нравственном уровне в советский период развития нашего общества, необходимо рассмотреть взаимодействие репрессивных и толерантных начал по отношению к представителям так называемых девиантных и делинквентных групп. Следует отметить, что официальный перечень девиаций и лиц с определенными отклонениями от некоей стандартизированной нормы был составлен таким образом, чтобы представить их как своеобразные эмоционально-психологические мишени для массового сознания, причем как для целиком традиционалистического, так и для переживающего модернизационные стрессы[17].

Традиционно в России существовали такие социальные явления, как нищенство и бродяжничество, которые осуждала официальная идеология и мораль, а правовые институты и организации активно преследовали или стремились изолировать. Сегодня эта проблема стоит как никогда остро, и нам давно следует понять, что одними только репрессивными мерами мы не сможем ликвидировать данное явление, имеющее глубокие социально-экономические и социокультурные корни, напротив, в ряде случаев, отвергнутые официальными властными структурами, эти люди как раз и нуждаются в наибольшей степени в социальной защите со стороны общества, особенно когда это касается подрастающего поколения, имеющего порой весьма отличные от официально признанных потребности, интересы и устремления. Следует отметить, что для значительной части населения современного российского общества маргиналами и девиантами выступают также представители различных религиозных сект и объединений, оценка которых в массовом сознании современного общества зачастую носит явно негативный оттенок. Проникновение некоторых атрибутов западной культуры на российскую почву ознаменовалось появлением во многих городах различных неформальных молодежных организаций, создавших на сегодняшний день весьма разветвленную и устойчивую субкультуру, которые также зачастую выступают как девианты по отношению к сложившимся социокультурным стандартам и стереотипам[18].

Кризисные процессы в разных сферах общественной жизни, обостряя имеющиеся противоречия, не только порождают криминализацию в сферах рыночного хозяйства, но и интенсивно проникают в политику, деформируют систему власти, усиливают политическую девиантность значительных слоев населения, охваченных процессами люмпенизации и маргинализации, что и создает объективные предпосылки преступной и экстремистской деятельности молодежи.

Необходимо более глубоко проанализировать природу и сущность девиантного поведения молодежи, которое традиционно в социологии отождествляется именно с негативными формами девиации молодежи и даже с чисто криминогенными актами. Девиантное поведение - один из сложнейших аспектов жизни современного общества. Он формируется под влиянием многоплановых процессов и явлений, происходящих в политической, экономической, социальной сферах. Действие этих факторов может влиять на фактическую распространенность асоциального поведения, усиление социальной патологии, высокие темпы юношеской преступности, экстремизма, наносит огромный материальный и моральный ущерб обществу. Поэтому установление причин антиобщественного поведения, преступности, поиски путей борьбы с ними имеют важное значение[19].

В социологии девиантность в самой общей форме принимается как отклонение от общепринятых норм поведения. Понятие «девиация» как неологизм появилось в социальной мысли XX столетия в начале 1960-х годов для объяснения сущности неконвенциального поведения и социальных проблем, выходящих за рамки системы криминального права. Девиация включает преступность, но также это понятие применяется для обозначения наказуемых нарушений социальных правил, норм, установок.

В общей теории социальной девиации представлены разные, порой взаимоисключающие точки зрения и подходы, отражающие сложную взаимосвязь социальных, экономических, политических, психологических и прочих факторов. Большинство концепций соответствует трем основным моделям - психогенной, социогенной и регулятивной. При этом сами западные специалисты признают, что такое сложное социальное явление, как девиантное поведение, не может быть полностью объяснено с позиции социологии, психологии, биологии или политологии и поэтому считают целесообразным его изучение на основе мультипарадигмы, в которую входят социально-экологическая теория, теория дифференцированной связи, аномии, субкультур, отчуждения, стигматизации, нейтрализации, «дрейфа» и молодежных контркультур[20].

В западной социологи и социальная девиация рассматривается, как правило, в широком социальном контексте, как естественный продукт развития социальной структуры. Применительно к молодежи речь идет о специфических для этой возрастной группы социально-психологических аномалиях, проявляющихся в правонарушениях несовершеннолетних, формировании молодежных делинквентных субкультур, группировок асоциальной направленности, об особенностях поведения подростков в школе, семье, на производстве и в свободное время, о выявлении причин слабой адаптации молодых людей к устоявшимся социальным нормам, культурным традициям и социальным условиям бытия[21].

Понятие «отклоняющееся (девиантное) поведение» в западной социологии трактуется весьма широко, под него подпадают все виды поведения, не вписывающиеся в устоявшуюся в каждом конкретном обществе систему права, морали, политики, экономики. Оно включает делинквентное и преступное поведение, а также так называемые социальные пороки (алкоголизм, самоубийство, азартные игры, богемные стили жизни) и прочие деяния, не подвергающиеся уголовному наказанию.

В. Фокс считает, что отклоняющееся поведение - это правовое определение недопустимого поведения индивида или группы, которое существенно отклоняется от ожидаемого и тем самым нарушает нормальное функционирование общества или традиционные представления и чувства. По мнению П. Роуча, социальные девиации - это процессы, отражающие высвобождение скрытых антисоциальных влечений, присущих всем людям. Д. Матца считает, что отклоняющееся поведение представляет собой акты поведения, нарушающие нравственные и юридические нормы. В дефиниции, предложенной А. Коэном, значится, что под отклонением понимается не только преступное или асоциальное деяние, но и любое поведение, нарушающее общепринятые нормы и правила. Таким образом, девиантное поведение рассматривается в западной науке как отклонение от социальных стандартов и ожиданий, которое наносит ущерб обществу и включает широкий круг деяний - от хулиганского поступка до полной социальной патологии политического экстремизма, радикализма и терроризма[22].

В целом в западной социологии сложилось представление о том, что глобальной причиной развития отклоняющегося поведения молодежи в современном мире является дезорганизация как неотъемлемая составная часть значительных социальных изменений, охвативших общество под воздействием модернизации. Эти изменения обусловлены индустриализацией и урбанизацией, которые привели к кризису социализации, распаду семьи, массовой миграции сельской молодежи, попадающей в криминогенные условия крупных городов, психологическим стрессам и другим факторам социальной девиации. Стремление молодежи найти нетрадиционные формы выхода из кризисной ситуации рассматривается как глобальный социокультурный процесс коллективного решения сложных проблем, являющихся социальными последствиями модернизации.

Следует различать два вида девиантного поведения: созидательной и разрушительной направленности. Основным критерием определения характера девиантного поведения является не форма его реализации, в частности наличие атрибута насилия, а уровень справедливости перераспределения источников пополнения жизненной энергии. Агрессивный вид девиации как в прямой, так и в смещенной форме нацелен на преодоление фрустрации путем неадекватного в сложившейся ситуации перераспределения социальных благ, достижения цели без учета интересов окружающих людей, несправедливое решение проблемы в пользу одной из взаимодействующих сторон за счет ухудшения адаптационных условий другой. Агрессивный характер поведения обусловливается не только воспитанием, но и характером поведения взаимодействующей стороны. Смещенный вид агрессии свидетельствует о недостаточном для преодоления фрустрации энергетическом потенциале человека[23].

Девиантное поведение деструктивной направленности - совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме (отдельной социальной группе, страте) социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил выполнения социальных ролей, влекущих за собой сдерживание темпов развития общества: разрушение энергетического потенциала отдельных личностей и общества в целом. Разрушительную (асоциальную) девиацию нельзя отождествлять только с преступностью. Преступность - поведение, уголовно наказуемое, запрещенное законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения.

Основными источниками молодежного экстремизма в России являются прежде всего социально-политические факторы: кризис социально-политической и экономической системы; социокультурный дефицит и криминализация массовой культуры; распространение социальных проявлений «ухода из жизни»; отсутствие альтернативных форм проведения досуга; кризис школьного и семейного воспитания. Все это позволяет утверждать, что основной круг проблем, с которыми приходится иметь дело молодежи в России, лежит в сфере конфликтных отношений, прежде всего в семье и в отношениях со сверстниками. Большую роль также играют личностные факторы, такие, как деформация системы ценностей, «нездоровая» среда общения, преобладание досуговых ориентаций над социально полезными, неадекватное восприятие педагогических воздействий, отсутствие жизненных планов.

В России в последнее время четко обозначилась национал-экстремистская, крайне левая и крайне правая, этноконфессиональная и сепаратистская основы политического экстремизма. Также необходимо отметить, что хотя проявление экстремистских акций на различных основах имеют разные особенности проявления, их объединяет использование экстремальных форм насилия для усиления агрессивности окружающей среды. Так, криминальный экстремизм стремится навязать молодежи нормы поведения, базирующиеся на брутальности, вандализме, жестокости и агрессивности. Часть молодых людей воспринимает насилие как особую ценность, жизненную стратегию в обществе риска, и сама становится субъектом насилия, жертвой преступных сил, встает на путь преступности и экстремизма.

Включаясь в общество с устоявшейся социальной и ролевой структурами, молодые люди стремятся интегрироваться в ту или иную социальную группу и обрести в ней желаемую статусную позицию. По мере осознания своего статуса у них возникает потребность в его повышении. Однако реализация подобной потребности часто наталкивается на множество порой непреодолимых препятствий. Неудивительно, что между молодежью и обществом на всех его уровнях возникают противоречия по поводу запросов и ожиданий, прав и обязанностей, интересов и возможностей их реализации.

В условиях социальной неопределенности вероятность и риск обострения этих противоречий, возникновения и расширения социального конфликта стремительно повышаются. При этом спонтанные попытки со стороны власти навести порядок без овладения ситуацией в целом лишь усиливают неопределенность, продуцируя новые риски, влияющие на молодежь. Одновременно с обострением конфликтов в обществе риска заметно снижаются шансы для их позитивного решения. Такое общество скорее столкнется с эскалацией конфликта и с переходом его в крайнюю форму конфронтации.

Если для одной части молодежи средством активного самоутверждения служат иногда преступления, то для других оказывается предпочтительнее «уход» от чужого, непонимающего и непонятного мира в алкоголь, наркотики или же добровольный уход из жизни. Потребление алкоголя и наркотиков, суицидальное поведение - это формы ретритизма, ухода от социальной действительности и неумения (нежелания) приспособиться к ней одобряемыми обществом способами[24].

Таким образом, быстрые радикальные социальные перемены привели к тому, что почти все субъекты общественной жизни утратили свою прежнюю идентификацию; социальные институты, занимающиеся социализацией подрастающего поколения, находятся в состоянии социальной дезорганизации; культурные ценности, нормы, социальные взаимосвязи отсутствуют, ослабевают либо вообще противоречат друг другу. В таких условиях резко снижается эффективность успешной социализации молодежи. И как следствие - устойчивая тенденция к увеличению девиации в их поведении. Этим же объясняется рост в молодежной среде девиантных явлений, таких, как «помолодевший» экстремизм, растущее число самоубийств, наркомании и делинквентности. К сожалению, девиантные проявления вообще и среди молодежи в частности не ограничиваются рассмотренными формами. Можно было бы говорить о дедовщине в армии, о вандализме, о нарушении нравственных и иных социальных норм, о проституции. Ясно, например, что среди проституток преобладают молодые женщины. По достоверным данным, реальная доля несовершеннолетних выше, чем это удалось выявить в процессе вышеназванных исследований, и приближается к 20%. Не исключен прогноз, согласно которому несовершеннолетние все больше будут втягиваться (и уже втягиваются) в сферу организованной преступности, деятельность экстремистских группировок, подготовку терактов; дома и школы могут превратиться в «зоны боевых действий» с применением огнестрельного оружия. Статистика свидетельствует, что ежегодно более 50 тысяч детей покидают свои дома из-за физического и сексуального насилия, около 75 тысяч попадают на скамью подсудимых и оказываются в местах лишения свободы, 5 тысяч становятся бездомными, 3 тысячи кончают жизнь самоубийством, 12 тысяч совершают суицидальные попытки, 75 - 80% несовершеннолетних преступников становятся рецидивистами, а около 2 тысяч детей ежегодно убивают своих родителей[25].

К причинам роста девиаций среди несовершеннолетних следует отнести: бесконтрольность продажи спиртных напитков и даже детям, алкоголизм и насилие в семьях, коммерциализацию центров досуга, видеотек, игровых залов, что толкает молодежь на совершение корыстных преступлений с целью заполучить деньги. Актуальной остается проблема занятости. Каждое третье преступление совершается нигде не работающими и не учащимися подростками. Оставшись вне стен учебного заведения и вне трудового коллектива, несовершеннолетние быстро находят «место работы» в криминальных структурах, чаще в сфере экстремизма.

Необходимо также отметить, что в сегодняшней России часть экстремистских образований включает в себя неорганизованную молодежь. Отсутствие занятости общественно полезным трудом, нахождение в стороне от активной воспитательной работы сказались на большом удельном весе этой социальной группы в организованной системе политического экстремизма. По причине недостаточного жизненного опыта, плохого знания особенностей политической борьбы, правовой безграмотности эта категория граждан становится слепым исполнителем указаний опытных экстремистов. Именно эта категория чаще всего осуществляет крайне насильственные посягательства на конституционные права других граждан. Ухудшение материального положения, снижение уровня обеспеченности малоимущих слоев населения при неизменности политики руководства страны может привести к социальному взрыву.

Проведенные исследования показывают, что в глазах значительной части подростков и молодых людей организованная преступность воспринимается как естественная часть нашего общества и за ней признается право на существование. Организованная преступность умело привлекает на свою сторону молодежь прежде всего тем, что зачастую берет на себя те социальные и экономические функции, от которых самоустранилось государство. Искусственно созданные организованной преступностью официальные коммерческие структуры обеспечивают наемным работникам, предпринимателям малого и среднего бизнеса, сотрудничающих с ними, реальные экономические и социальные выгоды - ссуду, кредиты, зарплату, рабочие места (например, только охранниками сегодня служат около 400 тыс. молодых людей). Многие молодые люди уверены (около 40%), что в России сегодня произошло сращивание власти, бизнеса и криминала и на этой основе возникла новая российская элита. Серьезно подорвано доверие к органам власти правопорядка, которые, по мнению значительной части молодежи (53%), погрязли в коррупции. Все это разлагающе действует на молодое поколение[26]. Приведенные данные свидетельствуют о нарастании негативных процессов в молодежной среде.

1.Явление группового молодежного экстремизма - это продукт взаимодействия индивида с окружающей его средой и ее неблагоприятными условиями, а так же рядом десоциализирующих факторов, присущих некоторым сферам жизнедеятельности. Все они в совокупности или каждый из них в отдельности может явиться катализатором, необходимым толчком к участию той или иной личности в экстремистской деятельности. Социально-психологические характеристики человека (маргинальность, конформизм, жестокость, агрессивность и др.) так же являются факторами, способствующими экстремистской активизации личности.

2. Борьба с групповым молодежным экстремизмом предполагает целенаправленное совершенствование законодательной базы, постоянное внимание к проблеме криминологической криминализации и декриминализации соответствующих проявлений и составов данного негативного социального явления.

Глава II. Криминологическая характеристика причин, условий и личности экстремиста 2.1 Детерминанты распространения молодежного экстремизма

Молодежный экстремизм как массовое явление последнего десятилетия на постсоветском пространстве выражающееся в пренебрежении к действующим в обществе правилам и нормам поведения или в отрицании их, можно рассматривать с различных позиций. Ученые исследуют философско-психологическую природу экстремизма, чтобы охарактеризовать этот феномен во всех его проявлениях, классифицировать и типизировать случаи экстремистского поведения. Не менее важным является и установление причины возникновения молодежного экстремизма, для того, чтобы понять его как явление.

Как известно, любое явление в истории человечества имеет свою причинно-следственную связь. Не является исключением и такое явление нашей действительности как молодежный экстремизм, активному распространению которого способствуют определенные факторы. Эти факторы можно условно разделить на:

- социально-экономические;

- психологические;

- правовые;

- политические;

- демографические и географо-климатические.

Экономический и политический кризис общества, возникшие после распада СССР, стали моральным и личностным кризисом для многих молодых людей начала 90-х годов. Наметившееся в это время социальное расслоение общества, принесшее одним богатство другим же материальные лишения, вызывало в некоторых представителях молодежи чувство разочарования, утраты жизненной перспективы, а также чувство отчаяния. Настроения безысходности и отчаяния, охватившее некоторые слои молодежи нашли проявления в различных формах антисоциального поведения.

Социальное отчуждение проявляется чаще всего в апатии, безразличии к политической жизни общества, в позиции «стороннего наблюдателя».В ходе анкетного опроса учащихся старших классов петербургских школ «участие в политической жизни» в шкале ценностных суждений заняло последнее место.

«Политикой» интересуется лишь 16,7% опрошенных.

Такая «размытость», неопределенность, отчуждение от основных нормативных ценностей привела к созданию в России различных форм «субкультуры». Молодежная субкультура – это кривое зеркало взрослого мира вещей, ценностей, отношений, которые в последнее время также постоянно снижается.

Развитию идей экстремизма в стране в немалой степени способствовало создание средствами массовой информации и коммуникации образа внутренней напряженности в обществе. На телевизионном экране все чаще демонстрируется насилие и эротика, которые с социально-психологической точки зрения вносят свой вклад в криминализацию современной жизни, особенно влияя на детей, подростков и молодежь. Особенно активно воспринимают эти идеи, и убеждения подростки, сознание, которых еще не сформировались[27].

Специфические причины и условия несовершеннолетнего экстремизма лежат в основном в сферах формирования и жизнедеятельности подростка: семье, школе, трудовой деятельности и его досуге. Сегодня, к сожалению, причинами подросткового экстремизма являются:

- нужда, нищета в большинстве семей;

- резкое снижение возможности семьи защитить детей от дурного влияния, обеспечить необходимый уровень их интеллектуального и нравственного развития;

- рост числа семей, характеризующихся крайним нравственным неблагополучием;

Кризис института семьи и семейного воспитания, подавление индивидуальности подростка, как со стороны родителей, так и педагогов приводит к социальному и культурному инфантилизму, к социальной неадаптированности, дети начинают совершать поступки противоправного или экстремистского характера. Агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь.

В сфере образования:

- незаинтересованность школы в сохранении и вовлечении в активный учебный процесс каждого ученика, особенно когда к нему нужен особый подход (вопиющим явлением следует признать тот факт, что более 1,5 млн. детей и подростков в России вообще не посещают школ и нигде не учатся);

- неспособность школы стать инструментом компенсации недостатков семейного воспитания, активным предупреждением преступлений со стороны своих учеников и т. д.

Все это имело место в системе советского образования, которая сегодня нещадно критикуется.

Следует отметить, что изменение старой, советской системы образования так же негативно сказался на развитии экстремизма среди несовершеннолетних. За последние 13 лет система была фактически уничтожена. Многие здания «дворцов культуры» подверглись приватизации и были переоборудованы в ночные клубы, рестораны, казино. Детские кружки были либо ликвидированы. Достаточно в качестве яркого примера обратить внимание на судьбу Знаменского стадиона юных пионеров в городе Москве, на территории которого уже давно благоденствует элитарный фитнесс клуб и казино. Таких примеров по всей России десятки, а то и сотни.

Данные исследований социологов показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры – оно ограничивается телевидением, дискотеками, ночными клубами. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор) большинством молодежи воспринимается как анахронизм[28].

Школьники вне школы оказались предоставлены сами себе, а на пепелище пионерской и комсомольской организаций в огромном количестве возникли многочисленные молодежные банды, которые превращаются часто в экстремистские группировки.

Следует отметить, что контингент несовершеннолетних преступников отличается более остро выраженными особенностями подросткового возраста: недостаточная зрелость мышления и сознания, повышенная эмоциональная возбудимость, легко переходящая в агрессию, повышенная потребность в самоутверждении любыми средствами, инстинкты подражания.

Большинство преступлений экстремистского характера совершается несовершеннолетними в составе группы. Это очень важное отличие преступности несовершеннолетних в целом и экстремизма несовершеннолетних в частности.

Приверженность детей и подростков совершать преступления или иные действия антиобщественной направленности в составе группы имеет под собой следующее обоснование.

Общеизвестно, что подростки особенно восприимчивы к влиянию сверстников[29]. Стремясь быть признанными в этой среде, они часто ищут компании других подростков, которые могли бы их оценить. Такое стремление еще сильнее проявляется у тех детей, которые склонны затевать драки со сверстниками. Задиристость и агрессивность может отталкивать от них большинство сверстников, однако они часто находят себе друзей среди себе подобных. Общение и предпринимаемые совместно действия укрепляют их общие интересы и установки и усиливают антисоциальные наклонности.

Будучи индивидуально относительно бессильными, но, собравшись вместе, агрессивные подростки могут угрожать социальному порядку, особенно в школах. В таких девиантных, подростковых группах их члены находят себе принятие и статус, здесь они чувствуют свою значимость.

Именно в этих условиях закладывается убеждение о правильности выбранной идеологии и стиля жизни. Общеизвестно, что взаимная поддержка играет немаловажную роль в подростковой преступности. Любой девиантный подросток в одиночку может и не отважиться нарушить закон (тем более совершить действие экстремистского характера), но вместе с другими членами банды он чувствует себя смелым и решительным.

Таким образом, стремление подростков к объединению, совершению различных действий экстремистского характера в составе группы – одна из наиболее главных причин развития указанного негативного явления не только в нашей стране, но и во всем мире[30].

В качестве правовых причин распространения экстремизма представляется необходимым указать недопустимо длительное отсутствие правовой базы борьбы с экстремизмом. Закон «О противодействии экстремистской деятельности» был принят только в середине 2002 года, до этого в законодательстве отсутствовало понятие экстремизма, субъектов экстремистской деятельности, правовых мер борьбы.

Возвращаясь назад, необходимо заметить, что во времена возникновения молодежных организаций экстремистской направленности, а это начало 90-х гг. ХХ века делами таковых групп никто не занимался. Преступления на почве расовой, национальной и религиозной почве квалифицировались со «штампом» «из хулиганских побуждений», что, несомненно, облегчало работу сотрудникам милиции, и без того занятым борьбой с разгулявшейся организованной и профессиональной преступностью, коррупцией и иными тяжкими преступлениями. Но в то же время такая квалификация преступного деяния занижала степень ответственности и общественную опасность. Преступники ограничивались штрафами и условными сроками. Такая безнаказанность, отсутствие правовых норм и соответствующих санкций со стороны государства способствовали плодотворному развитию молодежного экстремизма, уверовавшего в допустимость своих поступков, слабость и ничтожность законов, вызвав тем самым в молодежной среде так называемую «аномию», «безнормативность» общества, отказ граждан верить в способность правоохранительной системы и закона в целом защитить их или же покарать. «Аномичная личность отличается социальной безответственностью, экстремизмом, маргинальностью».[31]

Важно отметить также, что значительная часть несовершеннолетних экстремистов (особенно это относиться к тем, кто покинул школу) оказывается фактически вне сферы нормального, эффективного правового воспитания на общепризнанных ценностях норм морали, права и закона.

Общеизвестно, что распространению экстремизма способствуют определенные политические явления. На территории бывшего Советского Союза таковой причиной стала отмена однопартийной системы и резкий переход к демократическому строю, что вызвало несказанный ажиотаж в не успевшем адаптироваться к новым условиям обществе. Образовалось несколько десятков новых по

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Молодёжный экстремизм". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 859

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>