Дипломная работа на тему "Меры поощрения осужденных"

ГлавнаяГосударство и право → Меры поощрения осужденных




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Меры поощрения осужденных":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1 ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МЕР ПООЩРЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ

1.1 Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве: понятие и признаки

1.2 Принципы применения мер поощрения

2. МЕРЫ ПООЩРЕНИЯ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

2.1 Общая характеристика мер поощрения

2.2. Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

2.3 Условно-досрочное освобождение

2.4 Поми лование как мера поощрения осужденных

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Сегодня построение основ российской государственности предполагает совершенствование деятельности всех звеньев пенитенциарной системы и, в том числе, мер поощрения, применяемых к осужденным.

С другой стороны, особую тревогу вызывают сегодня дальнейшая криминализация социальной среды, а также отсутствие действенных, реально функционирующих механизмов социальной адаптации лиц, возвращающихся из мест лишения свободы – это обусловливает достаточно значимый процент вторичной (рецидивной) преступности.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по желаемой вами теме. Высококлассное написание дипломных работ под заказ в Казани и в других городах РФ.

Проблематика поощрительных норм и институтов уголовно-исполнительного права рассматривалась в трудах многих ученых-пенитенциаристов - Н. А. Стручкова, А. С. Михлина, М. П. Мелентьева, А. И. Васильева, А. Ф. Сизого и других. Но до настоящего времени вопрос о правовой природе поощрительных норм и формах их реализации является дискуссионным в теории и поэтому представляющим определенные сложности для правотворческой деятельности и правоприменительной практики.

Анализ проблемы показывает также и то, что известных сегодня технологий, методик, подходов, методов и приемов работы с контингентом осужденных явно недостаточно для успешного решения проблем полноценного исправления лиц, отбывающих различные сроки наказания, а также их последующей социальной адаптации, и потому крайне актуален, с нашей точки зрения, поиск соответствующих дополнительных ресурсов.

Таким образом, налицо несоответствие между имеющимся у работников пенитенциарной системы арсеналом средств для решения задач исправления и социальной адаптации осужденных и тем уровнем решения этих задач, который соответствует реальной практике и не может удовлетворять современное российское общество.

Эти соображения позволяют сформулировать проблему исследования: какие недостаточно реализованные в современной практике пенитенциарной системы меры поощрения существуют, что объективно мешает их реализации.

Цель исследования - теоретическое обоснование и конструирование системы мер поощрения осужденных.

Объект исследования составляют общественные отношения, возникающие в связи с применением к осужденным мер поощрения.

Предмет исследования составили содержание мер поощрения в учреждениях уголовно-исполнительной системы с точки зрения решения задач исправления и социальной адаптации осужденных.

Цель дипломной работы обусловила постановку следующих задач исследования:

1. Проанализировать правовую природу и принципы мер поощрения;

2. Выявить виды поощрительных мер, применяемых к осужденным, и их место в системе средств исправления осужденных;

3. Проанализировать проблемы применения к осужденным отдельных мер поощрения.

Методологической основой исследования послужили диалектический метод познания объективной реальности и системный подход к изучению сложных объектов и процессов, предполагающий целостное, многоаспектное, структурированное рассмотрение объекта, а также анализ факторов, влияющих на протекание исследуемых явлений и определение их значимости.

Теоретическую основу исследования составили труды отечественных и зарубежных ученых в области уголовно-исполнительного права (Ч. Беккариа, А. И. Зубков, В. Н. Кудрявцев, А. С. Михлин, Н. А. Стручков и другие).

Нормативную основу исследования составили основные кодифицированные акты в сфере уголовного и уголовно-исполнительного права РФ, законы РФ и подзаконные акты.

Эмпирическая база исследования состоит из статистических данных и информационных материалов Государственного комитета России по статистике, ФСИН России.

Структурно дипломная работа состоит из введения, двух глав основной части, заключения, библиографического списка.


1 ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МЕР ПООЩРЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ В УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОМ ПРАВЕ 1.1 Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве: понятие и признаки

Нерешенность вопроса о природе поощрительных норм особенно зримо проявляется в учебниках по уголовно-исполнительному праву, где, как правило, содержатся наиболее устоявшиеся представления: "Нормы уголовно-исполнительного права можно классифицировать на отдельные виды в зависимости от характера устанавливаемого правила поведения. В общей теории права по указанному основанию нормы права принято подразделять на регулятивные, поощрительные и охранительные"[1]. Отсюда следует, что поощрительные нормы не являются регулятивными, т. е. они не запрещают, не предписывают и не управомочивают.

Но есть ряд положений, которые являются достаточно общепринятыми и которые могут послужить отправной точкой для анализа проблемы.

Поощрительные нормы направлены на стимулирование правопослушного (социально-полезного) поведения осужденных, развитие их социальной активности и устанавливают поощрения за одобряемое поведение. Поощрительные уголовно-исполнительные нормы достаточно разнообразны, и к ним относятся не только нормы, устанавливающие меры поощрения для осужденных (ст. 57, 71, 113, 134 УИК РФ). К поощрительным относятся также нормы о возможности проживания с семьей осужденным к ограничению свободы (ч. 8 ст. 50 УИК РФ), о переводе из тюрьмы в исправительную колонию, а из исправительной колонии в колонию-поселение (ч. 2 ст. 78 УИК РФ), о переводе со строгих условий отбывания наказания в обычные, а из обычных условий в облегченные (ст. 120, 122, 124 УИК РФ) и т. д.

Поощрительная норма призывает к определенному одобряемому поведению и устанавливает характер и объем поощрения (устранение некоторого обременения или предоставление какого-либо блага) для лиц, которые последуют этому призыву[2]. Таким образом, поощрительная норма имеет два адресата[3]: осужденного (чье поведение поощряется) и администрацию исправительного учреждения (кто поощряет).

Поощрительные нормы не принуждают, а призывают к определенному поведению, осужденный вправе последовать этому призыву или проигнорировать его, т. е. это его правомочие. Применение поощрения является правомочием, а не обязанностью администрации: именно она решает, соответствует ли поведение осужденного указанному в поощрительной норме, т. е. следует ли применять норму, и какую конкретную меру поощрения применить. Осужденный не вправе требовать ни самого поощрения, ни выбирать его меру. Следовательно, поощрительные нормы являются особой разновидностью управомочивающих норм[4], в них реализуется функция государственного убеждения.

Не всякая норма, устраняющая обременение или предоставляющая благо, является поощрительной. Обязательным признаком поощрительной нормы является указание на поведение осужденного, которое одобряется (поощряется) этой нормой[5]. Поэтому не являются поощрительными нормы об освобождении от наказания в связи с психическим расстройством или иной тяжелой болезнью осужденного (ч. 5 и 6 ст. 175 УИК РФ), об отсрочке отбывания наказания осужденным беременным женщинам (ст. 177 УИК РФ). Уголовно-исполнительные нормы не поощряют наступление ни болезней, ни беременности.

Не являются поощрительными, на наш взгляд, и нормы, предоставляющие льготы отдельным категориям осужденных. Например, осужденные женщины и лица, содержащиеся в воспитательных колониях, имеют право получать посылки, передачи и бандероли без ограничения (п. "а" ч. 1 ст. 90 УИК РФ); осужденным, содержащимся в воспитательных колониях, а также осужденным, являющимся инвалидами первой или второй группы, питание, одежда, коммунально-бытовые услуги и индивидуальные средства гигиены предоставляются бесплатно (ч. 5 ст. 99 УИК РФ) и т. д.

Льготы - это какие-либо преимущества, предоставляемые отдельным категориям граждан, в силу прошлых заслуг (ветераны войны) или в целях социальной поддержки (инвалиды). По объективному содержанию льгота может ничем не отличаться от поощрения - это тоже устранение обременения или предоставление блага. Принципиальное же отличие состоит в том, что, во-первых, предоставление льгот никак не связано с поведением субъекта. Во-вторых, льготы предоставляются законом, а не постановлением начальника учреждения, и осужденного льгот лишить нельзя. Иными словами, льгота - это субъективное право осужденного, и он вправе требовать ее предоставления. Где есть субъективное право, там нет поощрения; где есть поощрение, там нет субъективного права, а есть законный интерес.

Более сложным является вопрос о природе таких институтов, как передвижение осужденных к лишению свободы без конвоя или сопровождения (ст. 96 УИК РФ) и краткосрочные выезды осужденных к лишению свободы за пределы исправительных учреждений (ст. 97 УИК РФ). С одной стороны, основания их применения никак не связаны с поведением осужденного: это производственная необходимость, обусловленная характером выполняемой работы (для передвижения без конвоя), или стихийное бедствие, наличие у осужденной ребенка-инвалида (для краткосрочных выездов). С другой стороны, при их применении обязательно учитывается поведение осужденного. Соответствующее условие в норме формулируется либо прямо (разрешение на передвижение без конвоя дается только положительно характеризующимся осужденным - ч. 1 ст. 96 УИК РФ), либо косвенно (разрешение на краткосрочный выезд дается начальником исправительного учреждения с учетом личности и поведения осужденного - ч. 6 ст. 97 УИК РФ). А. С. Михлин предлагает называть их институтами со смешанной правовой природой[6].

Другим обязательным признаком поощрительной нормы является предусмотренность в ней определенного поощрения за одобряемое поведение. Поэтому вряд ли можно считать поощрительной норму ч. 2 ст. 111 УИК РФ - участие осужденных в работе самодеятельных организаций поощряется и учитывается при определении степени их исправления (и аналогичные нормы ч. 3 ст. 108, ч. 2 ст. 109 УИК РФ). Скорее это норма-декларация, которая не может быть реализована (применена) самостоятельно, без поощрительной нормы ч. 1 ст. 113 УИК РФ - "за активное участие в работе самодеятельных организаций к осужденным к лишению свободы могут применяться следующие меры поощрения". К особенностям поощрительных норм можно отнести и то, что они реализуются не в непосредственных формах (соблюдение, исполнение, использование), а в форме применения нормы права.

По нашему мнению, следует различать понятия "мера поощрения" и "поощрение, предусмотренное поощрительной нормой (институтом)". Первое понятие более узкое и имеет несколько отличительных признаков. Перечень мер поощрения установлен в ч. 1 и 2 ст. 113 и ст. 134 УИК РФ. Меры поощрения не изменяют правовое положение осужденного, а их применение является исключительной прерогативой администрации исправительных учреждений. Порядок применения только мер поощрения регламентируется в Уголовно-исполнительном кодексе РФ (ст. 114, 135 УИК РФ).

Дополнительно осложняет вопрос тот факт, что предоставление одного и того же блага трактуется УИК РФ то как мера поощрения, то как поощрение, предусмотренное поощрительной нормой. Так, увеличение времени прогулки до двух часов в день на срок до одного месяца для осужденных, содержащихся в строгих условиях отбывания наказания в исправительных колониях, является мерой поощрения (п. "з" ч. 1 ст. 113 УИК РФ), а для осужденных, содержащихся в помещениях камерного типа, - нет (п. "в" ч. 2 ст. 118 УИК РФ)[7].

Но нам представляется, что здесь сложность создана искусственно. Дело в том что 75-ФЗ от 11 июня 2003 г. дополнил ст. 114 УИК РФ частью четвертой. "К осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание, может быть применено поощрение только в виде досрочного снятия ранее наложенного взыскания". Эта норма носит блокирующий характер, поскольку к осужденным, отбывающим срочное взыскание в виде перевода в помещение камерного типа, не может быть применена ни одна мера поощрения, в том числе и в виде досрочного снятия взыскания (досрочное освобождение из помещения камерного типа возможно только по медицинским показаниям)[8]. Чтобы выйти из этой патовой ситуации, законодатель перенес увеличение времени прогулки для содержащихся в помещениях камерного типа из ч. 1 ст. 113 УИК РФ в ч. 2 ст. 118 УИК РФ (29-ФЗ от 1 апреля 2005 г.). Но это сняло проблему только для лиц, содержащихся в помещениях камерного типа. А как быть с осужденными в колониях особого режима, переведенными в одиночные камеры? Да и в строгих условиях отбывания наказания в исправительных колониях и в тюрьмах содержатся злостные нарушители, имеющие неснятые или непогашенные взыскания. В отношении их ч. 4 ст. 114 УИК РФ не теряет своего блокирующего характера.

Одним из самых дискуссионных в теории является вопрос о том, можно ли поощрение рассматривать как субъективное право осужденного. Активно точку зрения о праве осужденных на поощрение отстаивает А. Ф. Сизый[9]. Но многие ученые придерживаются позиции, что в одних поощрительных нормах (их меньшинство) закреплено право осужденных на поощрение, в других - нет[10]. Ни одна поощрительная норма действующего уголовно-исполнительного законодательства не предоставляет осужденному право на поощрение, и следовательно, он не наделяется правом требовать такового.

И дело не только в том, что в поощрительных нормах используются не императивные формулировки, а словосочетания типа "могут применяться", "могут быть применены". По мнению Ю. Д. Соловьева, это отнюдь не означает, что не может быть, а точнее, не должно быть поощрительных норм, закрепляющих обязанности органа, исполняющего наказание, назначить осужденному за желаемый вариант поведения меру поощрения[11]. Может быть, действительно имеет смысл придать некоторым поощрительным нормам обязательный характер. Например, поощрениям для осужденных, перевыполняющих нормы выработки или образцово выполняющих установленные задания на тяжелых работах, а также на работах с вредными или опасными условиями труда, в виде повышения размера средств, разрешенных для расходования (ч. 4 ст. 88 УИК РФ), и увеличения продолжительности ежегодного оплачиваемого отпуска (ч. 5 ст. 104 УИК РФ). Но это следует рассматривать скорее как исключение, имеющее обоснование опять же в исключительности условий.

Если рассмотреть структуру процесса реализации поощрительной нормы, то мы увидим, что он полностью совпадает с процессом реализации законного интереса. Для получения поощрения необходимы следующие условия: а) у осужденного наличествует стремление к обладанию благом (получить поощрение), т. е. он прислушался к призыву поощрительной нормы; б) осужденный совершил действия, предусмотренные диспозицией (гипотезой) поощрительной нормы; в) администрация исправительного учреждения оценила поведение осужденного как соответствующее диспозиции (гипотезе) нормы; г) на основании этой оценки (положительной) администрация принимает решение о поощрении.

Ключевым моментом здесь является то, что реальным основанием применения нормы является не само поведение осужденного, а его оценка (точнее, результат оценки) правоприменителем. Это, безусловно, может порождать субъективизм, тем более что формулировки поощрительных норм весьма неконкретизированы - "положительно характеризующийся осужденный", "не нуждающийся для своего исправления в полном отбывании наказания" и т. д.

На это обращают внимание многие авторы и предлагают сделать основания применения поощрительных норм четко формализованными и конкретно определенными[12]. А. Ф. Сизый даже предлагает по аналогии с составом преступления ввести понятие состава правопослушного поведения осужденных, с теми же элементами - объект, субъект, объективная сторона, субъективная сторона[13].

Конечно, проблема неопределенности оснований применения поощрительных норм существует. Но полностью преодолеть оценочный характер поощрительных норм вряд ли возможно. Как справедливо подчеркивает А. С. Михлин, поощрения применяются, как правило, не за единичные поступки, а за положительное поведение в течение определенного промежутка времени[14]. Поведение осужденного оценивается на основе поступков (действий), но именно оценивается. Идея формализовать основания поощрительных норм до уровня конкретного действия (перевыполнил план на 10% - премия; участвовал в выпуске стенгазеты - благодарность) и тем самым придать поощрительным нормам обязательный характер представляется нам утопичной. Как и идея создания некоего поощрительного кодекса, где будут закреплены основания и условия применения поощрений и конкретные составы правопослушного поведения осужденных.

Более реалистичным и плодотворным нам представляется другое направление - разработка (с участием педагогов, психологов, социологов) эмпирических показателей, позволяющих операционализировать такие оценочные понятия, как "хорошее поведение", "добросовестное отношение", "активное участие" и т. д. Тем более что работа в этом направлении имеет неплохие заделы и востребована практикой. Но даже если и будет разработана адекватная система таких показателей, они могут иметь только рекомендательный характер. Их законодательное закрепление, т. е. придание им свойства нормативности, обязательности, на наш взгляд, вряд ли возможно, и соответственно вряд ли возможно избавиться полностью от усмотрения правоприменителя при реализации поощрительных норм.

Характеризуя поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве, можно выделить следующие признаки:

1) эти нормы установлены в законодательных актах государства (кодексах, федеральных законах);

2) нормы применяются государственными органами и должностными лицами этих органов от имени и по поручению государства;

3) нормы адресованы совершившим преступления лицам и призваны стимулировать их исправление и правопослушное поведение;

4) основанием для применения этих норм является добровольное правопослушное поведение лиц, совершивших преступления;

5) применение поощрительных норм выгодно как государству, так и совершившему преступление лицу;

6) применение поощрительных норм в уголовном праве зависит не от вида уголовного преступления, а от полезных поступков, осуществленных лицом, совершившим преступление;

7) применение поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве зависит от поведения осужденных, которое определяется осуществляемыми ими полезными поступками.

Перечисленные признаки почти совпадают с признаками поощрения, выделенными А. В. Малько[15]. Так, вторым признаком поощрения, выделенным А. В. Малько, является добровольность. Действительно, если совершившее преступление лицо деятельно не раскаивается, то к нему невозможно применить норму ст. 75 УК РФ. И этот признак отмечен в указанном выше п. 4.

Третий и пятый признаки поощрения, выделенные А. В. Малько, - юридическое одобрение добровольного заслуженного поощрения в форме вознаграждения и юридический стимул. Эти признаки совпадают с признаком, указанным в п. 3 в соответствии с которым поощрительные нормы призваны стимулировать исправление совершивших преступления лиц и их правопослушное поведение.

Сформулированный А. В. Малько четвертый признак поощрения - взаимовыгодность как для субъекта, так и для государства - всецело соответствует признакам поощрения, указанным в п. 5 Государство заинтересовано в сокращении числа преступлений, в их быстрой раскрываемости, уменьшении причиненного ими вреда, в изобличении и наказании виновных. Виновному лицу также выгодно содействовать раскрытию преступления; оказывать необходимую помощь в изобличении других соучастников преступления, в розыске добытого путем преступления имущества потерпевшего непосредственно после совершения преступления; добровольно возместить имущественный ущерб и моральный вред, причиненные в результате преступления; совершать иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему; вести себя в дальнейшем правопослушно. Такое поведение виновного дает возможность освободить его от уголовной ответственности, смягчить эту ответственность, добиться условного осуждения или назначения более мягкого наказания, получить условно-досрочное освобождение, замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания, снять судимость, изменить условия отбывания наказания в лучшую сторону.

В отношении первого признака поощрения, который А. В. Малько именовал заслугой, следует заметить, что его также можно отнести к признакам поощрения в уголовном и уголовно-исполнительном праве, если исходить из того, что под заслугой понимается общепризнанная полезность чьих-нибудь поступков, деятельности[16]. Другое дело, что слово "заслуга" вряд ли применимо к оценке поведения лица, совершившего преступление. В данном случае можно говорить не о заслугах, а скорее о полезности поступков. Помогая раскрывать преступление, совершивший его осуществляет полезный поступок; добровольно возмещая имущественный ущерб и моральный вред, виновный совершает полезный поступок; действуя в соответствии с установленным порядком в местах отбывания ограничения свободы, добросовестно относясь к труду, осужденный совершает полезный поступок. Этот признак частично вошел в признаки, сформулированные в пунктах 6 и 7, которые, в свою очередь, учитывают различие в рассматриваемых отраслях права.

Следует обратить внимание на первые два пункта, в которых сформулированы признаки, не выявленные в упоминаемых работах. Исследованные поощрительные нормы уголовно-исполнительного права содержатся в УИК РФ и федеральных законах, регулирующих вопросы уголовно-исполнительного права. Конечно, поощрительные нормы иных отраслей права также содержатся в законодательных актах (кодексах, законах Российской Федерации, федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации). Но от этого данный признак поощрительных норм не перестает быть признаком.

Поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве применяются от имени государства, которое их установило в законодательных актах, и используются определенными государством государственными органами и (или) должностными лицами этих органов. Например, объявить благодарность осужденному к лишению свободы за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду или обучению вправе начальник исправительного учреждения или начальник отряда этого учреждения, образованного в соответствии с Законом РФ от 21.07.1993 N 5473-1 "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы"[17], а решение о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания выносит суд, образованный в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"[18].

Таким образом, можно говорить о том, что поощрительные нормы в уголовно-исполнительном праве являются государственными поощрительными нормами, применяемыми от имени и по поручению государства. Доказательства характерности этого признака для иных отраслей права, вероятно, нужно приводить в исследовании государственных поощрительных норм этих отраслей права.

1.2 Принципы применения мер поощрения

Принципы поощрения позитивного поведения осужденных, относятся к специальным принципам уголовно-исполнительного права.

Ю. В. Голик среди них выделяет принципы:

- экономии стимула (чтобы не обесценить поощрение, его следует использовать экономно);

- выгодности (поощрение должно быть выгодно поощряемому);

- шанса (каждый человек, попавший в определенную систему стимулов, должен иметь шанс получить этот стимул);

- своевременности (любое поощрение должно быть предоставлено вовремя и, как правило, непосредственно после совершения соответствующих действий);

- информированности (человек должен быть хорошо осведомлен о порядке, сроках, условиях предоставления поощрения);

- понятности (поощрение и способы его достижения должны быть просты и понятны практически с "первого прочтения");

- наличия расчетов (человек должен сам рассчитать ожидаемое поощрение и решить, стоит ли производить дополнительные энерготраты для его получения);

- борьбы мотивов (человек одновременно подвержен влиянию разных стимулов, например позитивных и негативных, при этом побеждает всегда тот стимул, который в данной ситуации оказывается сильнее);

- персонализации (сугубо индивидуальное использование поощрения);

- соразмерности (поощрение должно соответствовать характеру и степени заслуги);

- гарантированности (всякое полезное действие должно быть вознаграждено)[19].

Однако по справедливому замечанию И. А. Тарханова хотя значительная часть выделенных Ю. В. Голиком и другими авторами положений и учитывается законодателем при конструировании соответствующих норм в качестве неких исходных идей, однако не все они являются принципами[20]. Поэтому рассмотрим лишь те исходные идеи, которые, по нашему мнению, имеют характер специальных принципов уголовно-исполнительного поощрения и реализуются в нормах уголовно-исполнительного права и правоприменительной практике.

Принцип гарантированности поощрения означает обязательное реагирование на позитивное поведение уголовно-правовыми средствами. Соответствующий государственный орган обязан рассмотреть и положительно решить вопрос о поощрении лица, заслужившего его. Если принцип неотвратимости ответственности предполагает обязательное привлечение лица, совершившего общественно опасное деяние, к уголовной ответственности, то принцип гарантированности поощрения, соответствуя принципу справедливости, предусматривает обязанность государства позитивно реагировать на положительное уголовно-правовое поведение данного лица.

В связи с этим обоснованным выглядит законодательное изменение ч. 1 ст. 79 УК, согласно которому лицо, отбывающее наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания[21]. Употребление четкой формулировки "подлежит условно-досрочному освобождению" в данном случае представляется вполне уместным, поскольку она ясно свидетельствует об обязанности суда применить рассматриваемую меру поощрения в случае отпадения необходимости в отбывании лицом наказания. Прежняя же редакция ч. 1 ст. 79 УК предусматривала скорее не обязанность, а право суда на осуществление условно-досрочного освобождения по своему усмотрению, поскольку в соответствии с данной нормой лицо, отбывающее соответствующее наказание и доказавшее свое исправление, лишь могло быть освобождено условно-досрочно. На этом основании можно заключить, что прежняя редакция ч. 1 ст. 79 УК явно противоречила принципу гарантированности поощрения.

Учитывая сказанное, неясно, из каких соображений оставлена без изменения ч. 5 ст. 79 УК, согласно которой лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Размытая формулировка "может быть освобождено" оставляет суду возможность не освобождать лицо условно-досрочно, даже если будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания. Отсутствие твердой гарантии заслуженного условно-досрочного освобождения снижает эффективность уголовно-правового поощрения, лишает осужденных дополнительного стимула вести себя позитивно и, наконец, противоречит принципу гарантированности поощрения.

Противоречие названному принципу в данном случае влечет необоснованное отсутствие единых критериев условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в ч. 1 и ч. 5 ст. 79 УК. Почему при одних и тех же обстоятельствах (судом признано, что лицо не нуждается в дальнейшем отбывании наказания) согласно ч. 1 ст. 79 УК лицо, отбывающее наказание, подлежит условно-досрочному освобождению, а в соответствии с ч. 5 этой же статьи лишь может быть освобождено по усмотрению суда?

Думается, что в ч. 1 и ч. 5 ст. 79 УК необходимо использовать единый критерий освобождения - признание судом отсутствия необходимости в дальнейшем отбывании лицом наказания - и подчинить указанные нормы одному принципу - принципу гарантированности поощрения.

Поэтому представляется более последовательной следующая редакция ч. 5 ст. 79 УК: "Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы..."

Согласно принципу экономии мер поощрения данные меры необходимо использовать экономно. Верно, что "нескончаемая череда государственных наград одному человеку объективно обесценивает эти награды как в глазах самого награжденного, так и в глазах окружающих"[22]. Принцип экономии мер поощрения имеет качественную и количественную стороны. Качественно поощрение позитивного поведения не должно превращать отрасль уголовного права из карательной в наградную. Количество же поощрительных норм также не должно нарушать баланса "кара - поощрение". Ведь при перенасыщении поощрением могут происходить обратные процессы: сначала стимул перестает быть стимулом, а затем возникает прямо противоположное поведение, в котором проявляется "комплекс награжденного"[23].

Принцип экономии мер поощрения в паре с принципом гарантированности поощрения призваны способствовать правильному и взвешенному решению судами вопроса о поощрении. Нельзя осуществлять поощрение лиц, не заслуживших его, так же как и недопустимо отказывать в принятии данной меры к лицам, поощрение которых целесообразно. В практике судов не должны иметь место случаи как неправильного условно-досрочного освобождения, так и необоснованного отказа в освобождении от наказания осужденных, доказавших свое исправление.

К принципам поощрения можно отнести также принцип персонального поощрения, который означает, во-первых, использование мер поощрения только к конкретному лицу, заслужившему его. Данные меры должны применяться сугубо индивидуально.

Во-вторых, недопустимо применять поощрение к другим лицам (например, родственникам и близким поощряемого), а также к осужденному, но за положительное поведение других лиц, пусть и направленное на возмещение причиненного вреда.

Здесь же, в-третьих, необходимо отметить, что содержанием уголовно-исполнительного поощрения, как правило, являются меры личного, а не имущественного характера.

Таким образом, подытоживая сказанное, можно сделать следующие выводы.

Во-первых, на наш взгляд, к специальным принципам поощрения позитивного поведения осужденных можно отнести принципы гарантированности, экономии мер поощрения и персонального поощрения.

Во-вторых, в целях повышения эффективности и поддержания системности поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве видится необходимость в приведении их в соответствие с вышеназванными принципами.

В-третьих, этим же целям могло бы способствовать усиление гарантий (как в законодательстве, так и в правоприменительной деятельности) поощрения лиц, его заслуживших. В то же время не следует прибегать к необоснованно частому и неперсонифицированному поощрению.

В-четвертых, важны дальнейшее изучение принципов поощрения в уголовно-исполнительном праве и проверка поощрительных уголовно-исполнительных норм на предмет соответствия этим принципам.


2 МЕРЫ ПООЩРЕНИЯ В СИСТЕМЕ СРЕДСТВ ИСПРАВЛЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ 2.1 Общая характеристика мер поощрения

В пенитенциарной практике издавна в качестве мер воздействия на осужденных и заключенных применяется сочетание различных методов: устрашения, наказания, поощрения и др. Поощрение как метод воздействия на осужденных следует рассматривать не только как одобрение правопослушного и деятельного отношения конкретного лица к выполнению возложенных на него обязанностей, но и как действенный инструмент формирования здоровой среды осужденных. Педагогическая теория и практика выработали целую систему требований по применению метода поощрения: широкая гласность, обоснованность, одобряемость.

В качестве оснований для применения к осужденным мер поощрения выступают хорошее поведение, добросовестное отношение к труду, обучению, активное участие в работе самодеятельных организаций. Указанные основания могут учитываться в комплексе или в отдельности. Перечень оснований поощрения является далеко не исчерпывающим. Основанием для поощрения, например, могут быть действия осужденных в различных экстремальных ситуациях, бескорыстная помощь нуждающимся в такой помощи, содействие администрации ИУ в установлении истины в условиях расследования различного рода конфликтов в среде осужденных и т. д.

Под "хорошим поведением" следует понимать не только выполнение осужденным своих обязанностей и требований режима отбывания наказания, отсутствие взысканий за их нарушение, но и неучастие в различного рода группировках отрицательной направленности, уважительное отношение к окружающим, осуждение неправомерного поведения осужденных. Оценка "добросовестного отношения к труду" заключается в безотказности от порученной работы, в постоянном выполнении осужденным установленных норм выработки, качественном изготовлении продукции или выполнении порученной работы, участии в рационализаторской деятельности, отсутствии прогулов, самовольных уходов с рабочего места.

При оценке добросовестного отношения осужденных к обучению следует учитывать их заинтересованность и добровольность в получении знаний, стремление расширить свои знания за счет самоподготовки, чтения литературы и т. п., т. е. во внимание следует принимать не только объективные показатели, результативность обучения, но и субъективные. Активное участие в работе самодеятельных организаций может заключаться не только в формальном членстве осужденного в той или иной секции совета отряда или колонии, в организации библиотечной или клубной работы, в выпуске стенгазеты и т. д., но, главное, в конкретной работе и ее результатах.

В перечне поощрений, предусмотренных в отношении осужденных, можно выделить: 1) поощрения, применяемые должностными лицами в пределах ИУ; 2) поощрения, применяемые судом; 3) поощрения, применяемые Президентом РФ.

В пределах ИУ могут применяться следующие поощрения: благодарность; награждение подарком; денежная премия; разрешение на получение дополнительной посылки или передачи; представление дополнительного краткосрочного или длительного свидания; разрешение дополнительно расходовать деньги в сумме до 1/4 МРОТ на покупку продуктов питания и предметов первой необходимости; увеличение времени прогулки осужденным, содержащимся в строгих условиях отбывания наказания в ИК и тюрьмах, до двух часов в день на срок до одного месяца; досрочное снятие ранее наложенного взыскания. В колониях-поселениях может быть разрешено осужденным проведение выходных и праздничных дней за ее пределами. Относительно награждения подарком и выплаты денежной премии следует заметить, что закон не ограничивает должностное лицо, применяющее эти виды поощрения, в определении стоимости подарка и размера суммы денежной премии. Что касается применения таких видов поощрения, как разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, предоставления дополнительного краткосрочного или длительного свидания, то прежде чем их применить, следует выяснить семейное положение осужденного, его связи, возможности родственников и иных лиц воспользоваться этими видами поощрения. В пределах ИУ может применяться также вид поощрения, связанный с изменением правового положения осужденного, его переводом с обычных условий отбывания наказания в облегченные или со строгих условий содержания в обычные.

Другая группа поощрений связана с изменением вида ИУ на основании судебного решения в соответствии со ст. 78 УИК. К числу поощрений, применяемых судом, в настоящее время относится лишь замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Условно-досрочное освобождение сейчас рассматривается как неотъемное субъективное право осужденного, реализация которого не зависит от воли администрации ИУ. Осужденные теперь напрямую обращаются в суд об их условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, миную администрацию учреждения. В связи с этим данная мера исключена из перечня мер поощрения, как и разрешение на дополнительный телефонный разговор, что однако не свидетельствует, на наш взгляд, об изменении правовой природы УДО как меры поощрения осужденных.

Специфичной мерой поощрения можно считать помилование осужденных.

В Уголовно-исполнительном кодексе РФ содержится ряд статей, посвященных мерам поощрения. Так, в статьях 45, 57, 71, 113, 134, 153, 167 определяются конкретные виды поощрений для различных категорий осужденных: сокращение объема запретов, благодарность, денежная премия, награждение подарком, разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, увеличение времени прогулки, досрочное снятие ранее наложенного взыскания и др. Статьи 59, 114, 169 определяют порядок применения мер поощрения к различным категориям осужденных, а статьи 54, 119, 138 - должностных лиц, имеющих право применять меры поощрения. В ст. 175 предусматривается, что в представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию.

Комментируя ст. 45 УИК РФ, А. Н. Грушин и Е. В. Середа полагают, что установленные поощрения - это специальные меры, призванные стимулировать улучшение поведения осужденного, и применяться они должны дифференцированно, в зависимости от поведения осужденного, его отношения к труду, степени исправления в целом.

Авторы Комментария предлагают установленные законом меры поощрения условно разделить на две группы:

поощрения, связанные с изменением условий отбывания наказания в лучшую сторону, например сокращение установленных сроков и объемов обязанностей и запретов;

поощрения, связанные с представлением осужденных, доказавших свое исправление, к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания[24].

Одним из принципов уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации является стимулирование правопослушного поведения осужденных (ст. 8 УИК РФ).

А. И. Зубков в комментарии к ст. 9 УИК РФ уточняет, что поведение осужденного в исправительном учреждении влияет на определение условий, в которых он отбывает наказание (первоначально облегченные или строгие), а также на объем предоставляемых ему льгот, на возможность досрочного освобождения от наказания или на изменение режима содержания на более легкий. В данном случае в полной мере раскрывается принцип уголовно-исполнительного законодательства о дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения[25].

Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (устанавливает, что за примерное выполнение обязанностей, соблюдение установленного порядка содержания под стражей по отношению к подозреваемым и обвиняемым могут применяться такие меры поощрения, как досрочное снятие ранее наложенного взыскания, денежная премия за лучшие показатели в работе; к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым - демонстрация дополнительного фильма, разрешение на дополнительное посещение помещения для спортивных занятий, а также на другие формы проведения досуга.

Признаки, предусматривающие применение государственного поощрения от имени государства и по его поручению, также важны для понимания сути государственного поощрения. Применение государственных поощрительных норм невозможно только по самостоятельному решению государственного органа или должностного лица этого органа. Им такое право предоставлено государством в соответствующих законодательных актах. Следует упомянуть, что в теории права правоприменение характеризуется как важнейший вид государственной деятельности, осуществляемый уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами, а также отмечается, что применение права как государственно-властное деяние всегда осуществляется от имени государства[26].

Полагаем, что наличие государственных поощрительных уголовно-правовых и уголовно-исполнительных норм, государственных поощрительных норм в иных отраслях права позволяет говорить о существовании межотраслевого института российского права - государственного поощрения России.

Законодатель четко определяет формы объявления мер поощрения, что необходимо для объективного учета оценки поведения осужденных. Основными носителями информации о поведении осужденных являются их личные дела и тетради индивидуальной работы, где фиксируются все меры воздействия, в том числе и поощрения. Основными правоприменительными актами вынесения и объявления поощрений в пределах ИУ являются приказы и постановления начальника ИУ и соответствующих должностных лиц, которым предоставлено это право. Поощрение в виде благодарности осужденному может быть объявлено в устной либо письменной форме. В первом случае об этом делается соответствующая запись в тетради индивидуальной работы осужденного и делается отметка в его годовой характеристике. При объявлении благодарности и остальных поощрений в приказах начальника ИУ из последних делаются выписки, которые приобщаются к личным делам осужденных, а в случаях, когда поощрение оформляется в виде постановления, они также приобщаются к личным делам осужденных и соответствующая информация заносится в карточки индивидуальной работы. Изменение в порядке поощрения вида ИУ оформляется определением суда, которое приобщается к личному делу осужденного.

Инициаторами возбуждения ходатайств о поощрении осужденных могут выступать сотрудники ИУ, учителя общеобразовательной школы, преподаватели и мастера профессионального обучения, представители общественности, самодеятельные организации осужденных.

Поощрения в виде разрешения осужденным получать дополнительно в течение года до четырех посылок или передач, а также иметь дополнительно в течение года до четырех краткосрочных или длительных свиданий реализуются по усмотрению самих осужденных с согласия администрации ИУ, независимо от времени получения осужденными очередных посылок или передач, а также предоставленных свиданий. Осужденному предоставляется право выбора вида свидания: краткосрочного или длительного. Согласно Правилам внутреннего распорядка ИУ период между получением предыдущей и последующей очередной посылки или передачи, либо длительного или краткосрочного свидания составляет частное от деления 12 месяцев на общее количество посылок либо свиданий, полагающихся осужденному. Следуя этому правилу, осужденный может в порядке поощрения получить дополнительно один раз в три месяца одну посылку либо свидание. При этом отсчет времени их получения не следует связывать с получением очередных посылок либо свиданий.

Досрочное снятие ранее наложенных дисциплинарных взысканий является одним из действенных факторов стимулирования правопослушного поведения осужденных в период отбывания ими наказания. Наличие взысканий является серьезным препятствием для пользования осужденными предоставленными УИК льготами. В соответствии с ч. 8 ст. 117 УИК осужденный считается не имеющим взыскания, если в течение года после отбытия дисциплинарного взыскания он не будет подвергнут новому взысканию. В то же время УИК предусматривает возможность досрочного снятия взыскания, учитывая при этом не только поведение осужденного, но и характер мер дисциплинарного взыскания. Взыскания в виде выговора, дисциплинарного штрафа, лишения права просмотра кинофильмов в течение месяца и водворения в ДИЗО на срок до семи суток с выводом на учебу могут быть досрочно сняты после истечения трех месяцев со дня наложения взыскания, остальные же взыскания могут быть досрочно сняты не ранее шести месяцев со дня отбытия взыскания.

К осужденному, имеющему неснятое или непогашенное взыскание, может быть применено поощрение только в виде досрочного снятия ранее наложенного взыскания.

Успешное формирование у осужденных законопослушного поведения в значительной мере зависит от возможностей администрации в стимулировании труда осуждённых посредством применения системы мер поощрения, влияющих на правовой статус осуждённых, и развития новых форм их трудовой занятости;

И в новых социально-экономических условиях тезис о том, что хорошо организованный высокотехнологичный труд сам по себе оказывает значительное стимулирующее воздействие на трудовую активность и выступает в качестве одного из основных средств исправления осуждённых и подготовки к успешной адаптации их к жизни на свободе, что обязывает персонал УИС уделять его организации первостепенное значение;

Изменение системы мер поощрения, в том числе и путем введения дополнительных стимулов, объявляемых главным образом за трудовые успехи, обеспечивает не только повышение трудовой активности осуждённых, но и в значительной мере обуславливает их законопослушное поведение во время отбывания наказания в целом;

Хотя возможности использования рыночных механизмов в условиях ИУ и ограничены, однако занятие индивидуально-трудовой и предпринимательской деятельностью, которая может выступать как самостоятельная форма трудовой деятельности, так и в качестве поощрения хорошо работающим на основном производстве осуждённым, способствует повышению не только трудовой активности, но и укрепляет законопослушное поведение осуждённых в ИК;

Точный персональный учет выполненных объемов работ, который сам по себе оказывает существенное стимулирующее влияние на трудовую активность осужденных, и гласное, заслуженное поощрение хорошей работы способствуют их заинтересованности в результатах труда и эффективному содействию администрации в организации производственных процессов и укреплению дисциплины и правопорядка в ИУ в целом;

Функционирование предприятий в условиях рыночных отношений требует уточнения оснований обязанности осуждённых трудиться. В связи с этим ст. 103 УИК РФ было бы целесообразно сформулировать в следующей редакции: "Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осуждённых к общественно полезному труду с учетом востребованности их труда, психологической подготовленности к труду, наличия трудовых навыков, пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности".

2.2 Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания

Сначала этот институт применялся только к отбывающим лишение свободы за преступления небольшой и средней тяжести. Федеральный закон от 9 марта 2001 г. N 25-ФЗ распространил его действие на всех лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы. Тем самым была создана конкуренция (по крайней мере, по формальному основанию) двух институтов: условно-досрочного освобождения и замены неотбытой части наказания более мягким видом.

Согласно данным Федеральной службы исполнения наказания по Кемеровской области, освобождены в связи с заменой назначенного наказания более мягким в 2004 г. - 388 осужденных, в 2005 г. - 313, в 2006 г. - 280.

Замена наказания более мягким применяется реже, чем условно-досрочное освобождение, но все равно материалов об этом рассматривается значительное количество и ежегодно их число увеличивается.

Возможность замены регулируется ч. 4 ст. 113 УИК РФ и относится к мерам поощрения, применяемым к осужденным, но которые применяются судом, а не должностным лицом в пределах исправительного учреждения.

Это связано с тем, что теперь сам осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, или его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, а замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания производится только по представлению администрации.

Согласно содержанию ст. 80 УК РФ, основанием для замены неотбытой части наказания является поведение осужденного в период отбывания наказания и наличие фактического срока отбытия наказания в зависимости от тяжести совершенного преступления.

Теоретически для лишения свободы заменяющее наказание может быть любым основным наказанием, но если исключить пока не применяющееся ограничение свободы, а также наказания для военнослужащих, то фактически остаются штраф, обязательные и исправительные работы.

Часть 3 ст. 175 УИК гласит, что в отношении положительно характеризующегося осужденного, которому неотбытая часть наказания может быть заменена более мягким видом наказания, учреждение или орган, исполняющий наказание, вносят в суд представления о замене неотбытой части наказания.

В представлении о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении к совершенному деянию. Следовательно, одним из главных показателей являются данные о поведении осужденного, поощрениях и взысканиях.

Так, А. был осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ на 6 лет лишения свободы Центральный районным судом г. Новокузнецка. В исправительной колонии трудоустроен слесарем-сборщиком. За время отбывания наказания не допустил нарушений режима содержания, имел 7 поощрений за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду. Иска не имеет, связь с родственниками поддерживает путем переписки и свиданий. С учетом этих данных суд удовлетворил представление администрации и заменил А. неотбытую часть наказания в виде 1 года 9 месяцев лишения свободы на 1 год 9 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

Наличие взысканий - одно из оснований к отказу в удовлетворении представления, и с учетом этих обстоятельств администрация не пытается направлять в суд представления с наличием большого количества взысканий.

Важное значение имеет для суда тяжесть совершенного преступления и время наложения поощрений. Такие характеризующие данные, как отношение к учебе или к труду, имеют место не во всех представлениях, поскольку с трудоустройством и обучением осужденных в связи с изменениями социально-экономических условий возникли серьезные проблемы и положения ч. 3 ст. 175 УИК в этом плане исполняться в полном объеме не могут.

По сложившейся практике судьи требуют приобщать к направляемому в суд представлению администрации и характеристике нижеперечисленные документы (копии):

1. Ходатайство (заявление) осужденного о замене назначенного наказания более мягким.

2. Судебные документы (приговор, кассационные и надзорные определения и постановления, постановления районного суда о пересмотре приговора в порядке п. 13 ст. 397 УПК РФ, об отказе в УДО, если осужденный ранее обращался, замене вида режима и т. д.).

Без этих документов судья не может точно установить отбытый осужденным срок наказания, тяжесть совершенного преступления, позицию подсудимого при рассмотрении уголовного дела и т. д.

В обязательном порядке суду следует принимать во внимание обстоятельства совершенного осужденным деяния, а если он ранее судим, то и прежние судимости.

3. Справку о взысканиях и поощрениях за весь период отбывания наказания независимо от того, погашены они или нет.

4. Данные о полном или частичном возмещении ущерба. Согласно ч. 1 ст. 175 УИК, указать эти сведения должен сам осужденный. Возможно, он это и сделает в своем ходатайстве, но подтверждать указанное должна администрация исправительной колонии. Что это будет за документ - копия исполнительного листа с указанными выплатами или отдельная справка, решает руководство исправительного учреждения. Главное, чтобы это был официальный документ.

5. Медицинский документ, согласно которому осужденный по состоянию здоровья может отбывать данный вид наказания.

6. Документы о предполагаемом месте проживания и работы осужденного после освобождения. К ним относятся: гарантийное письмо руководителя предприятия, учреждения, организации о будущем трудоустройстве осужденного и справка территориального РОВД о предполагаемом месте регистрации освобождаемого.

Таков примерный перечень документов, предъявляемых осужденным и администрацией учреждения для рассмотрения судом вопросов о замене неотбытой части наказания более мягким.

Согласно ч. 11 ст. 175 УИК отказ суда в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания не препятствует внесению в суд представления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Практика показывает: после отказа в УДО, допустим, через несколько месяцев назначенное осужденному наказание заменяется более мягким. Повторное обращение с представлением о замене назначенного наказания более мягким предусматривает новую сдачу в суд необходимых материалов.

При вынесении постановления о замене назначенного наказания более мягким в виде исправительных работ суд должен указать, какая часть заработка будет удерживаться в доход государства (обычно это максимальный предел, предусмотренный ч. 3 ст. 50 УК РФ, - 20% заработка).

Суд также должен учитывать другие ограничения, которые предусмотрены ст. 50 УК РФ: исправительные работы не могут быть назначены инвалидам I группы, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей до трех лет. Не применяются при замене неотбытой части наказания в качестве более мягкого наказания обязательные работы. Максимальное наказание в виде обязательных работ составляет 240 часов и не свыше 4 часов в день, что может составить 6 месяцев обязательных работ. В случае злостного уклонения осужденным от отбывания обязательных работ они заменяются на лишение свободы из расчета восемь часов обязательных работ на один день лишения свободы. В максимальном исчислении 240 часов, что составляет один месяц лишения свободы. Таким образом, замена лишения свободы на обязательные работы выглядит несоразмерно мягким.

Не получила распространения замена более мягким видом наказания в виде штрафа. Это связано прежде всего с тем, что основная масса осужденных не относится к обеспеченным слоям населения. Они не надеются, выйдя на свободу, погасить установленный судом штраф. Сама процедура назначения суммы штрафа не разработана, этот вопрос оставлен на судебное усмотрение. Судье трудно определить, какая сумма штрафа может соответствовать оставшейся неотбытой части наказания в виде лишения свободы. Считаю, что для четкого разъяснения этого вопроса необходимо внести дополнение в ст. 175 УИК РФ или разъяснить его в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

2.3 Условно-досрочное освобождение

За истекшие двенадцать лет применения нового Уголовного кодекса РФ удельный вес условно-досрочного освобождения (УДО) растет высокими темпами. Оно стало одним из самых распространенных видов освобождения из ИУ. За последние четыре года более половины осужденных освободились условно-досрочно.

Организация УДО осужденных является составной частью государственного управления, для которого на первом месте стоит проблема выявления обобщающего результата и с его точки зрения - интересов общества, человека и исторической перспективы их развития. В любой сфере общества управление призвано давать необходимый результат. В связи с этим возникает сомнение в соблюдении интересов общества и правопослушного человека при таком подходе к УДО осужденных.

В настоящее время весь организационный механизм УДО осужденных направлен в основном на достижение одной цели - сокращение количества лиц, находящихся в местах лишения свободы в ущерб цели исправления. Однако, добиваясь этого, мы не подготовились, чтобы с помощью социальных, правовых мер организовать данным лицам ресоциализацию, поэтому многие из числа условно-досрочно освобожденных осужденных совершают новые преступления, зачастую – еще более тяжкие.

Во времена коммунистического режима институт условно-досрочного освобождения также существовал, но использовался очень избирательно, и освободиться условно-досрочно было достаточно сложно. Так, в 1990 г. только немногим менее 13 000 граждан были освобождены из мест лишения свободы до окончания назначенного судом срока отбывания наказания при общей численности тюремного населения почти в 2 млн человек. В 1999 г. досрочно освободились более 93 000 граждан (общая численность заключенных - 1,04 млн человек). А уже в 2003 г. условно-досрочно было освобождено 139 031 человек, что составило 55,1% от общего числа освобожденных (при общей численности заключенных 847 тыс. человек). Получается, что условно-досрочно было освобождено 16,5% от общего числа заключенных, включая подследственных. Много это или мало?

Для сравнения возьмем пенитенциарную систему Франции, страны с очень высоким уровнем демократии и очень высокой степенью защиты прав и свобод граждан, включая заключенных. Так, в 2003 г. из тюрем Франции условно было освобождено 5509 человек при общей численности заключенных в 59 тыс. человек. Иначе говоря, условно был освобожден примерно каждый десятый французский заключенный. Другое дело, что во Франции, кроме условного освобождения, существуют и другие возможности для заключенных жить вне тюремных стен, в том числе и, например, система электронного контроля при помощи специальных браслетов. Тем не менее возможности освободиться условно-досрочно у российских заключенных вполне сопоставимы с возможностями заключенных в демократически развитых странах. А уж что касается несовершеннолетних, то они в России практически все, за очень небольшим исключением, освобождаются именно условно-досрочно.

Сейчас в России условно-досрочно освобождается 48% осужденных, т. е. фактически каждый второй. Однако уровень рецидива условно-досрочных освобожденных практически сопоставим с теми, кто освобождается по отбытию срока наказания (29,3% и 37,7% соответственно). Значит, функцию исправления осужденных институт условно-досрочного освобождения не выполняет.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в 2007 году значительно возросло число условно-досрочно освобожденных совершивших повторные преступления в течение оставшейся неотбытой части наказания. В Республике Татарстан – 64,9% (тяжкие и особо тяжкие – 93,7%), Волгоградской области – 35,6% (25,3%), Тамбовской – 7,2% (63,3%), Тульской – 66,1% (49,6%), Ульяновской – 44,8% (39,4%), Самарской – 49,5% (34,5%)[27]. Причины подобного явления, на наш взгляд, кроются не только в чрезмерной гуманизации, которая приводит к тому, что возможность условно-досрочного освобождения получают далеко не самые дисциплинированные осужденные, но и в отсутствии надлежащего контроля за поведением досрочно освободившихся в период неотбытой части наказания.

В последнее время условно-досрочно стали освобождать даже тех, кто сидит по второму-третьему разу. И чаще всего, выходя на свободу, такие граждане не спешат завязывать с криминальным прошлым: то нарушают общественный порядок, то потягают на чужую собственность, а то и жизнь. При этом законопослушные люди, которые вынуждены терпеть рядом с собой досрочно освобожденных, зачастую даже не знают, что для того, чтобы эти граждане вернулись в места лишения свободы, достаточно два административных правонарушения[28].

Уголовным Кодексом России предусмотрено, что «в случае совершения гражданином умышленного преступления, в период неотбытой части наказания, к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда».

Таким образом, какое бы небольшой тяжести преступление условно-досрочно освобожденный гражданин не совершил, суд обязан назначить ему наказание в виде только реального лишения свободы, присоединив к назначенному за совершенное преступление наказание, полностью или частично неотбытую часть наказания по предыдущему приговору. Суд лишен возможности назначить такому подсудимому условную меру наказания, и, естественно, государственные обвинители не вправе ориентировать суд на применение условной меры наказания.

И не редкость, когда на скамье подсудимых находится человек, условно - досрочно освобожденный из мест лишения свободы и вновь совершивший преступление небольшой или средней тяжести.

Попытаемся проанализировать данный институт в контексте изменений, внесенных Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации", а также Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. "О приведении Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и других законодательных актов в соответствие с Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации".

В соответствии со ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение от отбывания наказания распространяется на лиц, отбывающих лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, и лиц, отбывающих дополнительные наказания. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от дополнительного вида наказания. Исключение закон делает для лиц, которые осуждены к исправительным работам, ограничению по военной службе, аресту и смертной казни, а также которым в качестве основного наказания назначены штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Институт условно-досрочного освобождения от отбывания наказания применяется при наличии соответствующих оснований и условий.

Основания применения подразделяются на два вида, каждый из которых оказывает существенное влияние на перспективу условно-досрочного освобождения осужденного. Согласно ст. 79 УК РФ к основаниям данного вида освобождения относятся достижение определенного исправления осужденного и отбытие им требуемой части срока наказания.

Законодательная терминология материального основания, предусмотренная законом для применения условно-досрочного освобождения, - нечеткая и противоречивая. Действующие Уголовный и Уголовно-исполнительный кодексы не содержат норм, определяющих критерии исправления. Согласно ст. 53 УК РСФСР 1960 г. условно-досрочное освобождение применялось к осужденным, которые примерным поведением и честным отношением к труду доказали свое исправление. В соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ основанием условно-досрочного освобождения является вывод суда о том, что для своего исправления лицо более не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. При этом лицо подлежит условно-досрочному освобождению (до изменений и дополнений в УК России от 8 декабря 2004 г. в старой редакции ст. 79 УК было закреплено, что лицо "может быть условно-досрочно освобождено"). Отсюда следует, что законодатель обязывает суд освободить осужденного, если он для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания и не требует для условно-досрочного освобождения полного исправления осужденного. На наш взгляд, содержание статьи свидетельствует о том, что процесс исправления достиг такой своей стадии, когда для его завершения на осужденного может быть прекращено воздействие основных средств исправления, свойственных уголовному наказанию, и достаточно лишь осуществления контроля со стороны уполномоченного государственного органа. Другими словами, условно-досрочному освобождению предшествует убежденность суда в том, что осужденный достиг определенной степени исправления (назовем ее высшей, приемлемой, но полного "фактического" исправления не наступило). Иначе следовало бы предусмотреть в законодательстве возможность применения безусловного досрочного освобождения именно как результата достижения цели наказания.

Указанная законодательная формулировка может создавать трудности для правоприменительной и судебной деятельности. Данная норма вступает в противоречие с нормой, содержащейся в ч. 3 ст. 73 УК РФ 1996 г. (обязанности, возлагаемые на условно осужденных), которая требует, чтобы условно-досрочно освобожденный своим поведением также доказал свое исправление.

Для осужденного, отбывающего пожизненное лишение свободы, материальный критерий выражается в признании судом того, что данное лицо не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания. О каком-либо исправлении для досрочного освобождения пожизненно осужденных в законе не упоминается.

Другим важным фактором применения условно-д

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Меры поощрения осужденных". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 613

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>