Дипломная работа на тему "Механизм правовой защиты прав человека"

ГлавнаяГосударство и право → Механизм правовой защиты прав человека




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Механизм правовой защиты прав человека":


Содержание

Введение< /p>

Раздел І. Понятие и содержание механизма правовой защиты прав человека

1.1 Механизм и принципы правовой защиты прав человека

1.2 Формы защиты прав человека в Европейском сообществе< /p>

Раздел ІІ. Компетенция и структура Европейского Суда по правам человека

2.1 Организация Европейского Суда по правам человека

2.2 Компетенция Европейского Суда и национальное право

2.3 Организация Европейского Суда по правам человека< /p>

Раздел ІІІ. Исполнение решений Европейского Суда внутри государства: практика и проблемы

3.1 Обязательная сила и исполнение решений

3.2 Исполнение решений Европейского Суда: европейские стандарты и украинские реалии

Выводы

Список использованных источников и литературы

Введение

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Саратове и в других городах России.

В национальной правовой науке в последние годы наметилось направление в сторону расширения проблематики исследований, связанных с реальным осуществлением прав человека – их обеспечением, реализацией и правовой защитой. Особый интерес в среде правоведов, да и просто рядовых граждан, вызывает такое явление, как правовая защита человека. С ее наличием и эффективностью действия связывают построение правового государства и подлинную демократизацию общества в Украине.

С полным основанием можно утверждать, что в новом законодательстве сделаны значительные шаги в направлении закрепления института правовой защиты человека как элемента системы права. Наиболее отчетливо это проявилось в Конституции Украины, принятой 28 июня 1996 года. В соответствии с Основным законом признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина являются обязанностью государства (ст. 3) основой конституционного строя. Этот ведущий принцип Украины как правового государства находит свою конкретизацию в нормах раздела ІІ Конституции Украины "Права и свободы человека и гражданина". В них впервые за всю отечественную историю закреплены важнейшие положения о том, что государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Украине гарантируется и что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Творческая разработка с позиций историзма, научности и объективности сложной и многогранной проблематики правовой защиты человека в Украине в служит обретению гражданином и каждым человеком в Украине и реальной свободы от пут государства и преступников всех мастей, превращению человека, его прав и свобод не на словах, а на деле в высшую ценность, более совершенному регулированию общественных отношений, трансформации в национальное право международно-правовых стандартов в области прав человека.

Правовая защита в любом современном обществе является важнейшим институтом права, с помощью которого охраняется правовой статус человека, определяются пределы вторжения в личную сферу, устанавливаются юридические гарантии защиты его прав, свобод и обязанностей. В наш неспокойный век вряд ли можно найти более значимую и вместе с тем сложную проблему, нежели правовая защита человека. Ключевым и наиболее острым в этой области является вопрос о механизме правовой защиты индивида, в том числе и международно-правовом, от противоправных действий государственных органов и должностных лиц.

Концепция правовой защиты человека стала лейтмотивом современного украинского общества: ее можно обнаружить в отечественном законодательстве последних лет, в выступлениях и предвыборных обещаниях политических деятелей, в указах Президента Украины и постановлениях Кабинета Министров Украины. На уровне международных отношений эта концепция является общепризнанной.

Однако это вовсе не означает, что проблема правовой защиты человека в Украине теоретически и, тем более, практически решена. А без решения этой проблемы немыслимы ни формирование гражданского общества, ни создание правового и социального государства, ни достижение подлинной свободы граждан. Вот почему изучение будущими специалистами, особенно юристами, феномена правовой защиты приобретает повышенную актуальность.

Его необходимость продиктована потребностями совершенствования правозащитного законодательства и правоприменительной деятельности, особенно деятельности судов и правоохранительных органов, повышения правовой культуры общества и личности.

Едва ли не основной составляющей эффективной защиты прав человека является исполнение решений судов по обращениям граждан.

Целью данной работы является изучение вопросов, связанных с исполнением решений одной из ведущих региональных инстанций по защите прав граждан – Европейского Суда по правам человека. Целью работы обусловлены е задачи:

-  определение механизма правовой защиты прав человека;

-  выявление принципов, на которых базируется такая защита;

-  рассмотрение форм защиты, существующих в национальной и международной судебной практике;

-  изучение компетенции, структуры и полномочий Европейского Суда по правам человека;

-  анализ судебной практики Европейского Суда по правам человека;

-  выявление проблемных вопросов, связанных с исполнением решений, принятых Европейским Судом по правам человека.

Объектом данного исследования является деятельность Европейского Суда по правам человека. Предмет работы составляют решения Европейского Суда по правам человека, процесс и порядок их исполнения.

Для реализации поставленной цели использовано европейское и национальное законодательство в сфере защиты прав человека. Юридическую базу данного исследования составят положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Протоколы к данной Конвенции, Регламент Европейского Суда по правам человека, Конституция Украины, другие нормативные акты. Правовая защита человека как научная проблема отображена в литературе по правам человека. Здесь следует назвать работы А. Стреухова "Правовая защита человека", в которой рассматривается правовая защита человека как комплексное, полиструктурное, институционное, межотраслевое правовое явление. Практика и комментарии в области прав человека представлены в работе зарубежных авторов – М. Джекинса, Р. Кэя, Э. Брэдли "Европейское право в области прав человека". Проблемы международной защиты прав человека нашли отображение в работе Г. Даниленко "Международная защита прав человека", учебной и научной литературе по европейскому праву таки авторов, как В. Ильин, В. Кашкин, А. Топорнин, В. Эткинд и др.

Анализ практики применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод национальными инстанциями – Конституционным Судом Украины, Верховным Судом Украины, судами общей юрисдикции представлен украинским ученым В. Палиюком в работе "Застосування судами України Конвенції про захист прав і основних свобод".

Поскольку проблемы исполнения решений Европейским Судом по правам человека напрямую связаны с национальным гражданским судопроизводством, в работе будут использованы соответствующие нормы Гражданского процессуального кодекса Украины и литературы по гражданскому праву.

Методологическую базу исследования составляют научные и специальные методы познания. В работе будут использованы методы анализа, сравнения, исторический и статистический методы.

Работа состоит из введения, трех основных разделов, выводов, приложений и список использованных источников и литературы.

Раздел І. Понятие и содержание механизма правовой защиты прав человека

1.1 Механизм и принципы правовой защиты прав человека

Правовая защита человека – это сложное, многогранное, полиструктурное образование. Правовая защита человека не простое сложение охраны прав и защиты прав. Она выходит за рамки и того, и другого явления и приобретает свои уникальные свойства, которые возможно показать на различиях между правовой защитой человека, с одной стороны, и защитой и охраной – с другой. Эти различия сводятся к следующему:

-  во-первых, если охрана и защита прав человека – это только правоприменительная деятельность, то правовая защита – это и правоприменительная, и правотворческая деятельность. Причем, первая – это конкретная, реальная правовая защита, а вторая – это абстрактная правовая защита;

-  во-вторых, правовая защита – это не только охрана и защита прав, но дополнительно еще и юридическая помощь человеку, оказываемая адвокатурой, нотариатом, общественными объединениями, правительственными организациями и учреждениями;

-  в-третьих, если правовая защита действует на всех стадиях проявления права – общего состояния, обладания и пользования (непосредственной реализации), то защита права действует только на стадии пользования правом;

-  в-четвертых, правовая защита, с одной стороны, охрана и защита прав – с другой, имеют различные цели: первая – обеспечить правовую защищенность человека в целом, вторые – оградить от нарушения или восстановить нарушенное конкретное субъективное право;

-  в-пятых, правовая защита человека и защита прав разнятся и по видам деятельности, через которые они осуществляются. Первая реализуется через юридико-правовую деятельность, а вторая – только через юридическую деятельность;

-  в-шестых, правовая защита, в отличие от охраны и защиты прав, охватывает и другие элементы правового статуса человека, в том числе и его обязанности;

-  в-седьмых, если охрана и защита права распространяются только на субъективное право, то правовая защита – на нормы права (объективное право)[1].

Правовая защита, как и любая правовая деятельность, осуществляется в различных формах, в число которых входят: а) юридическая деятельность; б) правовое поведение; в) юридическая практика; г) правовая активность; д) правовая работа; е) правоотношение и ж) правовое регулирование.

Одной из важнейших форм существования правовой защиты является юридическая деятельность. Под ней понимают опосредованную правом управленческую, государственно-властную деятельность компетентных органов, которая направлена на создание законов, осуществление правосудия, конкретизацию права и удовлетворение групповых и индивидуальных прав и интересов[2].

Формы юридической деятельности отличаются, главным образом, своей целью[3]. Отличительной особенностью правовой защиты как юридической деятельности является то, что ее цель предполагает предупреждение нарушений прав человека, оказание ему правовой помощи и восстановление его прав в случае их нарушения. Следствием правовой защиты как юридической деятельности должен быть юридический результат. Поэтому ее субъектами могут быть только специально управомоченные законом органы, учреждения, общественные объединения или должностные лица, действующие от их лица.

Основной ценностью правовой защиты как правоприменительной деятельности является ее свойство устранять имеющиеся препятствия в осуществлении человеком своих прав и в их восстановлении в случае нарушения.

Органы, в обязанность которых входит оказывать правовую защиту, именуются правозащитными. В их число входят суд и правоохранительные органы. В процессе правозащитной правоприменительной деятельности не создается права ни в объективном, ни в субъективном смысле.

В ходе право защиты: а) устанавливается наличие у человека соответствующих прав; б) разрабатываются и применяются превентивные меры и меры по пресечению их нарушения; в) устанавливается факт и границы нарушения права или обязанности; г) определяются меры защиты (восстановления) нарушенного или оспоренного права, а также меры ответственности виновного (обязанного) лица[4].

По форме осуществления правовая защита – это всегда юридический процесс, как в широком смысле, так и в узком. Как юридический процесс в широком смысле правовая защита выступает в виде системы взаимосвязанных правовых форм деятельности органов государства и общественных объединений. Как юридический процесс в узком смысле она есть система взаимосвязанных, специально упорядоченных, следующих друг за другом операций, подчиненных общей цели и приводящих с помощью соответствующих приемов и средств к конкретному результату.

Правовая защита – это правовая активность особого рода. Активность – это и сама правозащитная деятельность, и в то же время мера этой деятельности. Правовая активность – это деятельность, которой присущи уважение к праву, подлинно свободные, добровольные и творческие действия по использованию субъективных прав и исполнению правовых обязанностей[5].

Следовательно, правовая защита – это та часть правовой работы субъектов государственной власти и местного самоуправления, государственных служащих и должностных лиц, а также общественных объединений, которая непосредственно или опосредованно направлена на охрану, юридическую помощь и защиту прав человека с целью создания ему высокого уровня правовой защищенности[6].

Правовая защита как правовая деятельность в любой из своих форм реализуется только через правоотношения. Стало быть, можно сказать, что правовая защита – это особый род правоотношений. Под правоотношением понимается специфическая разновидность общественных отношений, участники которого связаны взаимными юридическими правами и обязанностями. Правовая защита – это такая разновидность и общественных, и правовых отношений, называемых правозащитными, в которых одна (управомоченная) сторона вправе требовать недопущения посягательств на свои права, свободы и законные интересы, то есть их охраны, а в случае таковых – их восстановления (защиты), а другая (обязанная) – должна не допустить нарушения права или восстановить его, если оно нарушено.

Важным элементом правозащитных отношений является право человека на правовую защиту. Оно есть не что иное, как закрепленная в законе возможность для управомоченного лица требовать от обязанного, в т. ч. и виновного, лица недопущения нарушений субъективного права или его восстановления в случае нарушения.

Право человека на защиту права включает ряд правомочий: право на обращение в суд, право на судебную защиту, право на международную защиту, право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных законом, право потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, право на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба и многие другие.

Специфика правомочий права на защиту в правозащитных отношениях характеризуется: во-первых, возможностью требовать определенного поведения от другой стороны; во-вторых, осуществлением правомочия, как правило, через действия обязанной стороны, то есть юридическая обязанность носит активный характер, а правомочие – пассивный; в-третьих, возможностью принуждения обязанной стороны к совершению действий, требуемых управомоченной стороной, государством[7].

Учитывая, что данное исследование связано с международным аспектом защиты прав человека, следует кратко остановиться на рассмотрении международно-правовой защиты.

Международно-правовая защита человека есть результат реализации на практике международным сообществом государств одного из основных принципов международного права – принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех. Его становление в международном праве происходило в современную эпоху, а утверждение – после разгрома фашизма в 1945 г.[8] Проблема основных прав из чисто внутренней стала превращаться в международную, в результате чего конституционное право постепенно начало подпадать под влияние международных стандартов.

Ко времени окончания Второй мировой войны международно-правовой практике были известны лишь отдельные случаи заключения ограниченным числом государств договоров и соглашений, в которых в той или иной степени затрагивались вопросы защиты некоторых прав личности. К их числу относятся договоры и конвенции, содержащие положения о борьбе с рабством и работорговлей, о защите прав военнопленных, религиозных и национальных меньшинств. Эти соглашения сыграли определенную положительную роль в защите прав человека, а опыт их разработки и принятия был учтен в ходе разработки Устава ООН, который стал первым международным документом, провозгласившим необходимость содействия всеобщему уважению прав человека. Провозглашенная в Уставе ООН (преамбула) решимость народов Объединенных Наций "вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций..." и "содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе..." объяснилась, прежде всего, требованием народов восстановить попранные фашизмом основные права и свободы человека и защитить от возможным попыток их нарушения в будущем"[9].

Вот почему уже в п. 3 ст. 1 говорится, что целью Организации Объединенных Наций является международное сотрудничество "... в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка, и религии" (п. с ст. 55). Таким образом, осуществление ООН международного сотрудничества для содействия всеобщему соблюдению прав человека есть одновременно и цель, и обязанность этой организации.

В ходе реализации цели и обязанностей ООН, определенных п. 3 ст. 1 и п. с ст. 55 в области уважения и соблюдения прав человека, за короткий срок в мире сложился эффективный механизм международно-правовой защиты основных прав человека. Начало его созданию было положено в 1946 г. созданием Комиссии Организации Объединенных Наций по правам человека. В ее обязанности вменялась подготовка Хартии прав человека, определяющей права и свободы, декларированные Уставом ООН. Хартию должны были составить такие документы, как декларация прав человека, конвенция о правах человека и акт, содержащий механизм реализации конвенции.

Первая часть Хартии прав человека была реализована 10 декабря 1948 г., когда Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Всеобщая декларация нашла поддержку, широкое распространение и использование во всех странах мира. При обсуждении вопросов, касающихся прав человека, принято ссылаться на Декларацию. Выдержки из Декларации содержатся в текстах конституций многих государств, в том числе и Украины, включены они и во многие международные документы, в том числе и в региональные договоры и конвенции, а также многочисленные резолюции Организации Объединенных Наций, согласованные государствами-членами.

В ходе разработки второго и третьего документов было принято решение вместо второго – принять два самостоятельных документа о правах человека. Поэтому вторая и третья части Хартии прав человека включают в себя, соответственно, два пакта, принятых Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г. – Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах[10] и Международный пакт о гражданских и политических правах[11], к которому относятся также первый и второй Факультативные протоколы.

Задолго до принятия глобальных универсальных актов, установивших механизм международно-правовой защиты человека, 4 ноября 1950 г. был принят региональный акт – Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод[12]. Этим документом были учреждены Европейская комиссия по правам человека и Европейский суд по правам человека (ст. 19). В компетенцию Комиссии входило рассмотрение жалоб, направленных любым государством-участником через Генерального секретаря Совета Европы о предполагаемом нарушении положений Конвенции другим государством (ст. 24), получение и рассмотрение петиций, направленных на имя Генерального секретаря Совета Европы любым лицом, неправительственной организацией или группой лиц, утверждавших, что они явились жертвой нарушения одной из сторон прав, провозглашенных в Конвенции (ст. 25). К компетенции Суда относились все дела, связанные с толкованием и применением Конвенции, которые договаривающиеся стороны или Комиссия передавали в Суд (ст. 45).

Таким образом, к концу 1960-х – началу 1970-х гг. сложился механизм международно-правовой защиты прав человека, который охватил большинство суверенных государств и который сохранился до настоящего времени с некоторыми нововведениями на региональном уровне.

Термин "международная защита прав" в региональных документах употребляется с 4 ноября 1950 г., с момента подписания членами Совета Европы Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (ст. 26), а в глобальных – с 19 ноября 1966 г., с момента принятия Генеральной Ассамблеей ООН Резолюции 2200А (XXI), одобрившей Пакт о гражданских и политических правах (ст. 2). Однако в отечественной научной литературе термин "международно-правовая защита человека" стал употребляться совсем недавно, с середины 1980-х гг., когда наметилась демократизация и деидеологизация международных отношений, и в последнее 15 лет находит широкое применение[13].

Так, например, А. П. Мовчан писал, что "международная защита прав человека" перекочевала в научную литературу и прессу из разговорной речи как лаконичный синоним деятельности ООН и государств в сфере соблюдения прав человека. То есть под краткой формулой "международная защита прав человека", – считал он, – стали понимать "международное сотрудничество государств, усилия и меры ООН по содействию "всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех..." (п. с ст. 55 Устава ООН)[14].

По сути такое же, только более широкое, определение дают авторы одного из учебников. "Международная защита прав человека, – пишут они, – есть совокупность межгосударственных согласованных мер, направленных на установление всеобщего минимума элементарных демократических прав и свобод, на запрещение незаконных посягательств на права и свободы, в том числе дискриминационной политики и действий, признаваемых преступными с точки зрения современного международного права, В сферу международной защиты основных прав человека входит разработка межгосударственных соглашений и иных документом о правах человека, а также содействие их осуществлению"[15].

В международной защите прав А. П. Мовчан выделяет три основных элемента. Это: а) создание рекомендаций, адресованных всем государствам по поводу того, какие именно права человека и основные свободы для всех должны подлежать универсальному уважению и соблюдению; б) разработку международных договоров о правах человека (пактов, конвенций и т. п.), которые налагают юридические обязательства на государства признавать, предоставлять и обеспечивать эффективной защитой в соответствии со своим законодательством права и свободы личности, которые перечислены в таких международных соглашениях; в) создание специального международного механизма по проверке выполнения государствами своих международных обязательств по правам человека[16].

В. А. Карташкин в международно-правовую защиту человека справедливо включает такие составляющие, как цель, принципы, международные соглашения, содержащие нормы и принципы, касающиеся основных прав человека, социальные, экономические, политические, гражданские и культурные права человека, а также контрольный механизм ООН[17].

Ю. А. Решетов в международно-правовой защите, в свою очередь, отмечает такие элементы, как обязательства государств по соблюдению прав человека; ответственность государств за массовое нарушение прав человека; средства правовой защиты[18]. В. М. Чхиквадзе вычленял в качестве таковых: механизм защиты прав каждого человека; стандарты в защиту прав человека; трансформацию межгосударственных соглашений в национальное законодательство; правосубъектность индивидов; механизм обеспечения прав человека на международном уровне[19]. Особо выделяют ученые в системе международной правовой защиты человека такой ее элемент, как имплементация (практическое осуществление)[20].

Синтезируя вышеперечисленные точки зрения, можно утверждать, что система международно-правовой защиты человека включает следующие взаимосвязанные и взаимообусловленные элементы: 1) цель; 2) принципы; 3) международно-правовые договоры, регулирующие международно-правовую защиту человека; 4) международные стандарты основных прав человека; 5) имплементацию международно-правовой защиты человека.

Принципы международно-правовой защиты человека наукой разработаны еще не до конца. При их определении автор исходил из существа принципов международного права вообще и понимает под ними общепринятые международным сообществом нормы, обладающие высшей императивной юридической силой и имеющие наибольшее значение для установления, охраны и защиты прав человека. Это значит, что с их помощью закрепляются основы современной системы международно-правовой защиты прав человека и что они способствуют нормальному функционированию и развитию этой системы. Будучи ядром названной системы, принципы существуют только как универсальные, общепризнанные и общеобязательные нормы[21].

Принципы и их содержание формулируются и развиваются преимущественно не в международно-правовых договорах, а в международных политических актах. Поэтому они являются не только правовыми, но и политическими. Особая роль в их провозглашении принадлежит резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН, документам, принимаемым в рамках СБСЕ.

Анализ принципов показывает, что все они тесно переплетены и активно взаимодействуют. Взаимодействие характеризуется взаимозависимостью и условной иерархией. Одни принципы являются гранями другие, еще более общих. Только в единстве они могут функционировать эффективно. В противном случае преувеличение одного из них повлечет hi собой противопоставление другим.

Общепризнанные принципы международно-правовой защиты основных прав человека являются частью конституционного права Украины и подлежат непосредственному применению исполнительными органами и судами. К общепризнанным принципам относятся только те, которые признаны большинством государств, в том числе и Украиной[22]. А такого рода принципы, относящиеся к международно-правовой защите прав человека, обладают преимущественной силой перед всеми другими нормами права Украины.

Однако достичь единства в определении арсенала международно-признанных принципов защиты основных прав человека пока не удалось. К примеру, А. П. Мовчан к принципам, на которых должно строиться сотрудничество государств в защиту прав человека, относит: суверенное равенство государств, равноправие и самоопределение народов, разрешение международных споров мирными средствами, воздержание от угрозы применения силы, добросовестное выполнение обязательств, невмешательство во внутренние дела других государств[23]. С этим утверждением нельзя не согласиться. Но не потому, что это принципы собственно международно-правовой защиты человека, а потому, что это принципы международного права – явления более широкого, чем международно-правовая защита, и, следовательно, распространяют свою юридическую силу и на международно-правовую защиту, как и на все прочие международные правоотношения. Поэтому сводить принципы международного права и сотрудничества государств к принципам международно-правовой защиты основных прав было бы с любой стороны упрощением проблемы.

Ведь международно-правовая защита человека имеет и собственно свои принципы. В их числе ученые называют принципы: самоопределения народов и наций, равноправия всех людей и запрещения дискриминации, равенства прав мужчин и женщин, уважения прав человека и основных свобод, ответственности за нарушения прав человека.

Представляется, такой набор принципов международно-правовой защиты является далеко не исчерпывающим. Анализ универсальных международных документов позволяет выделить еще несколько общепризнанных принципов. Среди них принципы не отчуждаемости основных прав и свобод человека, не нарушаемости прав, презумпции невиновности, эффективного восстановления в правах и доступности средств правовой защиты[24]. Все вышеназванные принципы, за исключением принципа уважения прав человека и основных свобод должны быть признаны принципами именно международной защиты основных прав человека. А принцип уважения прав человека и его свобод является всеобщим принципом международного права и поглощает все приведенные выше.

На основе принципов международно-правовой защиты прав человека российским законодательством разрабатываются все конкретные нормы в области обеспечения прав человека. В то же время принципы являются и критерием конституционности всех норм, регулирующих эти права. В них заложены также правила поведения, от которых государство не вправе отступить и которые служат эталоном правомерного поведения участников международных соглашений относительно прав человека. Именно в этом заключается непреходящее значение принципов международной защиты основных прав человека.

1.2 Формы защиты прав человека в Европейском сообществе

Форма защиты права человека – это регламентированный правом комплекс особых процедур и мер, осуществляемых правоприменительными органами, созданными в соответствии с Конституцией Украины, и самим человеком в рамках правозащитного процесса и направленных на восстановление (подтверждение) нарушенного (оспоренного) права. Выбор формы защиты права определяется: 1) характером материально-правовых требований, подлежащих защите; 2) особенностями и характером компетенции органа, которым может быть рассмотрено данное требование; 3) особенностями порядка рассмотрения заявления, жалобы, а также 4) конкретными юридическими и фактическими условиями, в которых оказался человек, чье право было нарушено, и его реальными возможностями самостоятельно защитить это право[25].

От того, какой субъект права применяет меры принудительного характера к нарушителю прав человека, формы защиты права делят на юрисдикционную и не юрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты прав человека – деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления, правоохранительных органов и органов управления по восстановлению нарушенного права, осуществляемая в рамках установленных законом процедур, результатом которой является решение дела по существу. Поскольку защита основных прав человека является в основном юрисдикционной деятельностью, она должна осуществляться в процессуально-процедурной форме, как правило, с вынесением акта применения[26].

Под процессуально-процедурной формой защиты права правоведы понимают особую юридическую конструкцию, представляющую собой совокупность наиболее целесообразных процедур осуществления определенных полномочий[27]. Такое определение в одинаковой мере подходит для характеристики не только процессуальной деятельности органов правосудия, как это традиционно считалось, но и деятельности всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, правоохранительных органов и общественных объединений.

Юрисдикционные формы защиты основного права человека подразделяют на судебные и несудебные (административную и общественную). Некоторые правоведы в качестве самостоятельной выделяют нотариальную форму защиты.

Конституция Украины гарантирует каждому человеку судебную защиту его основных прав (ст. 55)[28]. Она занимает центральное место в достаточно большом арсенале средств, призванных обеспечить защитy прав человека. Под ней необходимо понимать форму правоприменительной деятельности судов по осуществлению правосудия по делам о восстановлении (подтверждении) нарушенного (оспоренного) права человека.

Защита нарушенных прав человека судом наиболее эффективна и цивилизованна, поскольку в суд могут быть обжалованы любые решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц. Объектом обжалования могут быть, законы, действия и указы Президента Украины, постановления Кабинета Министров Украины и т. д. Суд, таким образом, осуществляет надзор за законностью в стране, обеспечивает приоритет прав и свобод граждан перед любыми акциями государства.

Престиж судебной защиты особо отмечают международно-правовые документы. Статья 8 Всеобщей декларации прав человека гласит: "Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения основных прав, предоставляемых ему конституцией или законом". Международный пакт о гражданских и политических правах также возлагает на каждое участвующее в этом пакте государство обязанность обеспечить, чтобы право на защиту любого лица обеспечивалось судебными органами (подп. в п. 3 ст. 2)[29].

Судебная форма защиты основных прав человека – основная. Она всегда применяется тогда, когда человек не в состоянии сам восстановить нарушенное право, когда обязанное лицо отказывается выполнять лежащую на нем обязанность обеспечить реализацию права, а также в случае спора о праве.

Особое место в обеспечении права на судебную защиту занимают конституционные гарантии, под которыми следует понимать правовые условия, средства и способы, предусмотренные основным законом Украины и посредством которых достигается восстановление нарушенных прав[30].

Конституция Украины определяет, что судебная защита осуществляется в форме конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ст. 124).

Являясь важнейшей ветвью судебной власти Украины, Конституционный вместе с другими судами непосредственно участвует в защите прав человека. В соответствии с Конституцией человеку предоставлено право обратиться в Конституционный суд с жалобой на нарушение его конституционных прав и свобод, а Конституционному суду предоставлено право проверять по этим жалобам конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

Судебная защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав в силу ст. 4 ГПК Украины осуществляется в соответствии с установленной процессуальным законодательством подведомственностью дел судам общей юрисдикции. Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и других субъектов гражданских, трудовых или иных правоотношений (ст. 1 ГПК Украины)[31].

Наряду с другими к несудебным юрисдикционным формам защиты прав человека относится административно-правовая. В соответствии со ст. 34 Конституции Украины в рамках этой формы граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и ораны местного самоуправления[32]. Это право обусловлено особенностями административно-правовых и иных, построенных на началах неравенства сторон, отношениях, в которых одна из сторон обладает властными полномочиями и имеет право решать возникающие жизненные проблемы по существу. Поэтому в интересах человека право стороны, имеющей власть, должно быть уравновешено правом другой стороны обжаловать акт, требовать его пересмотра.

Конституционное право на обращение (жалобу) принадлежит к числу основных и неотчуждаемых прав каждого человека. Ему корреспондирует обязанность органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также общественных организаций принимать, регистрировать, рассматривать жалобы, принимать по ним, если они обоснованы, положительные решения и давать ответы заявителям.

Административно-правовые средства защиты основных прав человека жалобами и обращениями не исчерпывается. Государственными органами управления и контроля по своей инициативе или указанию из вышестоящих органов используются такие, предусмотренные действующим законодательством и подзаконными нормативными актами меры, как: а) приостановление действия правовых актов управления, нарушающих права и свободы человека; б) отмена неправомерных актов управления; в) опротестование актов управления; г) приостановление работы предприятий, учреждений, организаций в случае, если их состояние угрожает здоровью и жизни граждан (например, органами санитарного надзора).

Перечисленные выше меры административно-правовой защиты основных конституционных прав и свобод человека являются средствами активного противодействия их нарушению или ущемлению.

Общественная защита прав является одной из форм несудебной защиты прав человека. Ее осуществляют общественные объединения. Такое право предоставлено им Законом Украины "Об объединении граждан"[33]. Для осуществления уставных целей общественные объединения имеют право защищать права и законные интересы своих членов и участников, а также других граждан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях.

В случаях, установленных законом, любое лицо имеет право обратиться за защитой в общественное объединение, членом которого оно состоит, или в другое, основной деятельностью которого является защита прав человека.

Что касается не юрисдикционной формы защиты права, то Конституция Украины устанавливает не только обязанность государства обеспечивать защиту прав и свобод человека, но и гарантирует право каждого человека и самому защищать свои права всеми способами, незапрещенными законом (ч. 4 ст. 55)[34]. Самозащита человеком своего права является самостоятельной формой защиты права. Она представляет собой совокупность действий (мер) самого человека по восстановлению (подтверждению) нарушенного (оспариваемого) права без обращения за помощью к компетентным государственным органам и общественным объединениям[35].

Об огромной роли самозащиты права в жизни человека и общества много и ярко писал Р. Иеринг. Он считал, что "сопротивление наглому, затрагивающему самое личность беззаконию, то есть нарушению права, носящему по своему приему характер его попрания, характер личного оскорбления есть обязанность. Это – обязанность правомочного по отношению к себе самому, потому что таково повеление нравственного самосохранения; это – обязанность по отношению к обществу, потому что таково необходимое условие для существования права".[36]

Активная роль человека в деле самозащиты своих прав особо выделена в Парижской хартии для новой Европы, подписанной 21 ноября 1990 г. главами государств и правительств 34-х стран-участниц СБСЕ. В ней говорится, что "государства-участники будут стремиться к тому, чтобы в механизме человеческого измерения обеспечивалось участие отдельных лиц в защите их прав"[37].

Толкование названных норм дает возможность заключить, что самозащита прав – это предусмотренные законом действия фактического порядка и юридические средства, применяемые человеком для принудительного пресечения посягательств на свои права или их восстановления в случае нарушения последних без обращения к компетентным органам. Она выделяется в самостоятельную правозащитную форму по нескольким формообразующим основаниям: 1) субъект самозащиты резко отличается от субъектов осуществления судебной, общественной и административной форм защиты: он не наделен властными полномочиями; 2) лицо, осуществляющее самозащиту, действует в экстремальной ситуации (ограничено время для оценки обстановки и принятия решения, необходимо полагаться только на собственные силы, ограничен выбор средств защиты, в том числе и правовых, психическое и нервное возбуждение), что не создает условий для адекватной деятельности; 3) закон не предусматривает для самозащиты каких-то специальных действий фактического характера и, наконец, 4) лицо, осуществляющее самозащиту, использует только собственные силы и средства или только юридические средства без обращения в компетентные органы[38].

Таким образом, самозащита – это всегда такое явление, которое представляет собой применение самим человеком предусмотренных законом мер для защиты своих основных прав или законных интересов от посягательств.

Раздел ІІ. Компетенция и структура Европейского Суда по правам человека

2.1 Организация Европейского Суда по правам человека

Еще несколько лет назад мало кто в нашей стране знал о существовании, а тем более деятельности Европейского Суда по правам человека, который по его местопребыванию часто называют Страсбургский суд. Даже в солидных энциклопедических словарях трудно было найти упоминание о нем. Однако со вступлением Украины в Совет Европы и особенно после ратификации в 1996 году Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, на основании и в соответствии с которой действует, этот Суд, ситуация принципиально изменилась. Жители Украины, которые считают свои права из числа предусмотренных названной Конвенцией нарушенными действиями государственных органов и не нашедшими должной защиты на национальном уровне, получили возможность обратиться в Страсбургский суд. В целях защиты от нарушений прав, предусмотренных Конвенцией, в каком-либо из государств ее участников в Суд может обращаться и Украина как таковая.

Все это привлекло внимание широкой общественности к Страсбургскому суду. Однако в юридической литературе пока нет источников, которые могли бы удовлетворить этот интерес в плане более или менее полного освещения организации и деятельности сложного юрисдикционного механизма, каким является Европейский Суд. Характерно, что на сегодня прецедентное право этого Суда в значительно большей мере учитывается в судебной и законодательной практике, чем в юридической доктрине.

Наряду с правом обращения в Суд жителей государства-участника с индивидуальными жалобами на действия его властей Конвенция наделила Суд также и правомочием рассматривать споры между государствами-участниками по поводу нарушения прав человека в одном из них. Однако история распорядилась так, что основным и абсолютно преобладающим в деятельности Суда стало рассмотрение индивидуальных жалоб. В лице Суда впервые в современную эпоху наднациональный юрисдикционный орган был наделен подобной компетенцией, и ее последовательное, все возрастающее по масштабам и эффективности использование Европейским Судом стало важным фактором развития международной системы защиты прав человека и обеспечило авторитет и престиж Суда. Его деятельность стала еще одним подтверждением тенденции возрастания роли международных юрисдикции в современном мире.

Европейский Суд – юрисдикционный орган, созданный и действующий в рамках Совета Европы. Однако при этом он выступает как самостоятельный наднациональный судебный орган (хотя и связанный с Советом Европы), а его правоприменительная деятельность в полной мере основана на принципе независимости.

Сегодня, когда юрисдикцию Европейского Суда признает 43 государства – и эта цифра может даже увеличиться, – сфера действия Суда широка как никогда ранее. Его "судебный округ" благодаря территориальным особенностям, например Турции, выходит за географические границы Европы, а численность населения этого "округа" составляет около 800 млн. человек[39]. Неудивительно, что при таких масштабах Суд, даже после реформы 1998 г., в своей деятельности сталкивается со многими организационными и иными трудностями.

Сорок с лишним лет деятельности Суда, с момента его создания (21 января 1959 г.) до радикальной реформы юрисдикционного механизма Совета Европы (1 ноября 1998 г.), могут быть с достаточным основанием (хотя и несколько условно, как всякая историческая периодизация) разделены на три периода[40].

Первый из них – становление Суда – занял почти два десятилетия. Прежде чем охарактеризовать этот период, следует ответить на вопрос: почему Суд был создан и получил возможность начать свою деятельность в 1959 г., т. е. только через девять лет после подписания Конвенции (1950 г.) и через шесть лет после ее вступления в силу (1953 г.), чем объясняется такой разрыв?

Во-первых, тем, что ратификация Конвенции государством-участником не означала автоматического признания юрисдикции Суда. И в этом случае требовалось особое заявление государства. Необходимое для создания Суда число таких заявлений (8) было собрано только к 1958 г.

Во-вторых, Суд по своему тогдашнему статусу не мог сам получать жалобы от заявителей, о каких бы спорах – межгосударственных или гражданина с государством – ни шла речь. Инстанцией, в которую надлежало обращаться, была ныне уже не существующая Европейская Комиссия по правам человека, которая решала вопрос о приемлемости жалобы (т. е. подпадает ли она под действие Конвенции), проводила изучение фактических обстоятельств дела, обязательные примирительные процедуры и лишь затем передавала дело в Суд со своими выводами.

До тех пор пока Комиссия, приступившая к работе в 1955 г., не накопила исходных материалов, создание Суда практически не начиналось.

Этим в немалой степени объясняется невысокая производительность Суда в первый период его деятельности – от создания до середины 70-х гг. Этот период можно назвать затянувшейся стадией становления. Приняв в 1959 г. свой Регламент, в 1960-1961 гг. рассмотрев первое дело ("Ловлес против Ирландии"), Суд затем за весь последующий период решил еще десять дел. Он вынес при этом 17 решений, поскольку по некоторым делам "основному решению" предшествовало еще "предварительное" (о предварительных условиях), а затем "последующее" (о компенсации, присуждавшейся на основании ст. 50 Конвенции[41]. Тем не менее, несмотря на невысокую эффективность и "простои" в работе, результаты этого периода никак нельзя сбрасывать со счетов.

Это, прежде всего, установленные Регламентом и апробированные на практике основные процессуальные правила, порядок рассмотрения дел и соответственно структура, стиль аргументации решениях Суда, что сохранило свое значение на долгие годы.

Предметом большинства первых дел, рассмотренных Судом в этот период, были жалобы на неоправданную длительность досудебного содержания под стражей задержанного или арестованного лица (ст. 5 п. 3 Конвенции). В ходе рассмотрения этих дел сложились четкие критерии, последовательное применение которые определяло вывод Суда о наличии или, наоборот, отсутствии нарушения названной статьи. Этой схемой и в дальнейшем неуклонно руководствовался Суд.

Тогда же были определены и некоторые другие важные установки и правовые позиции Суда. Уже во втором своем решении "Беккер против Бельгии" 1962 г. Суд четко определил, что он не осуществляет контроль in abstracto (терминология Суда) за внутренним законодательством государства-участника. Сохраняет свое значение правовая позиция в отношении ст. 17 Конвенции "Запрещение злоупотребления правами", выраженная в первом решении Суда "Ловлес против Ирландии".

В решении по коллективной жалобе 324 заявителей против Бельгии (так называемое дело "О языках в Бельгии", 1967 г.) Суд дал толкование понятия "дискриминация" в целях ст. 14 Конвенции, которое пока остается неизменным[42].

Свидетельством значимости для последующей практики Суда решения по делу "Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии" (1971 г.) и в еще большей степени решения по делу "Голдер против Соединенного Королевства" (1975 г.), завершившего этот период, является тот факт, что они открывают список основополагающих, "модельных" решений Суда за сорок лет его деятельности.

Во втором периоде из 90 решений почти половина вынесена в этот период, и сформулированные в них правовые позиции продолжают действовать.

В этот период значительно расширилась амплитуда рассмотренных Судом дел. Вслед за упомянутым делом Голдера, основным предметом которого было право на доступ к правосудию, последовали решения, конкретизирующие такие гарантии ст. 6 на справедливое судебное разбирательство, как "независимый и беспристрастный суд", "разумный срок судебного разбирательства", "презумпция невиновности" и др. В поле зрения Суда оказались нарушения права на свободу информации, свободу совести, уважение личной жизни, защита права собственности и многое другое.

В качестве государств-ответчиков за это время выступали: Великобритания – 38 раз (в значительной мере в связи с событиями в Ольстере), Италия – 31 раз (большинство дел о "разумном сроке судебного разбирательства"), Федеративная Республика Германия – 22 раза, Нидерланды – 18 раз, Австрия, Бельгия и Франция – по 15 раз. Из числа государств – основателей Совета Европы меньше всех выступала в качестве ответчика Норвегия –1 раз[43].

Уже в начале второго периода стало очевидным, что основное место в практике Суда заняли индивидуальные жалобы и так будет и в дальнейшем. Все государства – члены Совета Европы, ратифицировавшие Конвенцию (а число ратификаций только теперь совпало с числом государств-участников), признали право на индивидуальную жалобу. В 1978 г. Суд завершил рассмотрение межгосударственного спора "Ирландия против Соединенного Королевства", но это оказалось единичным случаем. Явное преобладание индивидуальных жалоб повлекло за собой трансформацию процессуальных норм.

В конце этого периода созрел вопрос о полноправном участии индивидуального заявителя в судебном процессе, его праве самому обращаться в суд. Но окончательное решение этот вопрос получил несколько позднее.

Если первый период можно считать временем роста Суда, то второй, особенно 80-е гг., – это время его зрелости. В этот период в общественном мнении, средствах массовой информации утвердился авторитет Европейского Суда.

Одна из характерных особенностей третьего периода (1990 г. – конец 1998 г.) – резкое увеличение числа государств – участников Совета Европы, а также дел, поступивших в Суд и рассмотренных им[44].

В этот период Совет Европы пополнился 17 новыми членами, и соответственно на момент реформы 1998 г. в его составе было 40 судей. В этом же году Суд вынес решения по 106 делам, а за предшествующие семь лет (1990—1997 гг.) – около 600 решений[45].

Рассматриваемый третий период является знаковым не только в количественном плане. В 1994 г., после получения необходимого числа ратификаций, вступил в силу принятый в 1999 г. Протокол № 9 к Конвенции. Он явился важным шагом в процессе превращения индивидуального заявителя в полноправного участника судебного разбирательства. Отныне частные лица, их группы и неправительственные организации получили право передавать жалобу непосредственно в Суд и лично предстать перед ним.

Эта новелла потребовала изменения регламентных правил, в результате чего регламентов стало два. Регламент А применялся к делам, в которых государство, против которого была подана жалоба, не ратифицировало Протокол № 9. Регламент Б соответственно применялся к делам, где государство-ответчик ратифицировало этот Протокол. Регламент Б предусмотрел создание так называемых комитетов по фильтражу в составе трех судей, которые решали вопрос о приемлемости жалоб к рассмотрению. Тем не менее, и в этот период большинство дел, рассмотренных Судом, прошло традиционный путь через Европейскую Комиссию по правам человека.

4 мая 1994 г. Президент Франции Ф. Миттеран в присутствии министров иностранных дел и других представителей 34 государств – членов Совета Европы заложил первый камень в фундамент здания, получившего название Дворец прав человека (архитектор – англичанин Ричард Роджерс). Выступая на церемонии, Председатель Страсбургского суда Р. Рисдал сказал: "Это новое сооружение прежде всего для тех, кто считает, что его права и свободы нарушены и кто придет сюда в надежде найти ответ Европы на свои проблемы и трудности". Менее чем через два года строительство дворца было завершено, и он стал резиденцией Европейского Суда.

В действующей ныне редакции Конвенции ее ст. 19, получившая название "Учреждение Суда", звучит так: "В целях обеспечения соблюдения обязательств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторонами по настоящей Конвенции и Протоколам к ней, образуется Европейский Суд по правам человека, далее именуемый "Суд". Он работает на постоянной основе"[46]. Юрисдикция этого Суда признана всеми государствами – членами Совета Европы без каких-либо оговорок.

В любом государстве – участнике Конвенции (и не только в них) государственная власть организует судебную систему, реформирует ее, назначает судей (или определяет порядок их избрания), финансирует судебную систему, а исполнительная ветвь власти призвана следить за исполнением судебных решений. Но при всем том судебная власть в целом и ее составляющие независимы и самостоятельны, а их взаимодействие с другими органами государственной власти и управления ограничено теми функциями последних, о которых сказано выше.

Аналогия с Европейским Судом здесь вполне уместна. Суд действует не в рамках, а при Совете Европы, и предлог "при" совсем не случаен. Европейская Конвенция о защите прав и основных свобод, на основании которой он создан и действует, не называет его органом Совета Европы, равно как и Устав самого Совета. Суд сам разрабатывает и принимает свой Регламент. В рамках Конвенции Суд сам решает вопросы своей компетенции: Совет Европы не вправе давать Суду какие-либо указания по его правоприменительной деятельности, и в этом плане Суд не подотчетен и не подконтролен никому. В самом общем плане, перефразируя известную конституционную формулу, можно сказать: Суд независим и подчиняется только Конвенции. Другое дело, что он призван действовать в духе тех идей и ценностей, ради которых создан и действует Совет Европы[47].

Одно из обязательных предварительных условий, с учетом которых Суд определяет, может ли данное обращение (жалоба) быть принято к рассмотрению по существу, состоит в том, что предметом обращения может быть лишь право, гарантируемое Конвенцией. Если речь идет о каком-либо ином праве, то обращение (жалоба) не будет принято. Это условие в практике Суда именуется ratione materiae.

Несмотря на предельную ясность исходной позиции, конкретное представление о предметной компетенции Суда (необходимое также и в практических целях) может дать лишь достаточно полный каталог прав и свобод, гарантированных Конвенцией.

В тексте Конвенции и ее разделе первом нет сколько-нибудь четкой структурной классификации гарантируемых прав и свобод.

Тем не менее, они могут быть разбиты на три группы, соответствующие в основном классификации, используемой в конституционном и международном праве.

Если исходить из количественных показателей (что само по себе немаловажно), то первую такую группу составят судебные гарантии, понимаемые в широком смысле, т. е. не только как права лица на стадии судебного разбирательства, а как все права и гарантии лица, оказавшегося в сфере юстиции и деятельности правоохранительных органов. В обобщенном виде в Конвенции это названо "право на свободу и безопасность" и "справедливое судебное разбирательство". Сюда относятся:

-  право лица в случае ареста или задержания незамедлительно предстать перед судом для рассмотрения вопроса о законности ареста или задержания;

-  право лица на компенсацию в случае незаконного ареста или задержания;

-  запрет содержания лица под стражей без достаточных оснований в период предварительного следствия;

-  запрет бесчеловечного, унижающего достоинство обращения с лицом, содержащимся под стражей;

-  запрет лишения свободы за невыполнение договорного обязательства;

-  право беспрепятственного доступа к правосудию;

-  право на независимый и беспристрастный суд;

-  гарантия равенства сторон судебного процесса и принципа состязательности;

-  право на гласность судебного процесса;

-  право на судебное разбирательство в разумный срок;

-  право обвиняемого на защиту, включая право на назначение при отсутствии у него средств бесплатного защитника;

-  право на бесплатного переводчика при не владении языком процесса;

-  презумпция невиновности;

-  запрет смертной казни в мирное время;

-  запрет повторного осуждения и наказания за одно и то же деяние (поп bis in idem);

-  запрет обратного действия нового уголовного закона или уголовного закона, утяжеляющего наказание;

-  право на пересмотр приговора или меры наказания вышестоящей судебной инстанцией;

-  право на компенсацию в случае судебной ошибки[48].

Вторая группа – личные права. Каталог прав и свобод Конвенции открывает ее ст. 2 "Право на жизнь", которую сегодня следует читать в системной связи с известным Протоколом № 6 "Относительно отмены смертной казни". Наряду с личными правами в их традиционном понимании к этой группе следует отнести немногие отдельные права экономического и социального характера. В принципе и в сколько-нибудь значительных масштабах Конвенция не охватывает социально-экономические права; они – предмет Социальной хартии. К этой группе относятся:

-  право на жизнь;

-  запрет рабства и принудительного труда;

-  право на уважение частной жизни;

-  право на уважение жилища;

-  право на уважение корреспонденции;

-  запрет незаконного прослушивания телефонных переговоров;

-  запрет оглашения сведений о личной жизни лица без его согласия;

-  запрет воспрепятствования подаче индивидуальной жалобы в Европейский Суд;

-  право на вступление в брак;

-  право на уважение семейной жизни;

-  равноправие супругов;

-  права детей, рожденных вне брака;

-  свобода мысли, совести и религии;

-  право на образование;

-  право на беспрепятственное пользование своим имуществом;

-  запрет неправомерного отчуждения собственности.

Третья группа гарантий Конвенции имеет своим предметом трава и свободы, именуемые политическими и гражданскими. К ним относятся:

-  свобода выражения мнения (свобода слова);

-  право получать и распространять информацию;

-  свобода мирных собраний и шествий;

-  запрет пропаганды социальной, расовой, национальной, религиозной ненависти;

-  право на свободное создание ассоциаций, включая профессиональные союзы;

-  право на свободные периодические выборы;

-  право на свободу передвижения и выбора места жительства;

-  запрет высылки государством своих граждан;

-  запрет лишения гражданина права на въезд на территорию его государства;

-  запрет коллективной высылки иностранцев;

-  процессуальные гарантии в случае высылки иностранцев;

-  гарантии в случае экстрадиции.

Итак, если нарушение права, являющееся предметом жалобы, не подпадает под действие Конвенции, которая защищает лишь "некоторые" (термин ее Преамбулы), а не все права и свободы, жалоба ratione materiae не будет принята к рассмотрению.

Сложившаяся практика Суда требует, чтобы средство защиты существовало только в отношении таких жалоб, которые "защитимы" по Конвенции. Жалобы на основании ст. 13 неприемлемы, если претензии, о которых в них идет речь, являются явно необоснованными.

Отвечая на вопрос, кто вправе обратиться в Европейский Суд, Конвенция различает два вида возможных дел: споры между государствами ("Межгосударственные дела", ст. 33 Конвенции) и споры, основанные на индивидуальных жалобах, ответчиком по которым является государство ("Индивидуальные жалобы" – ст. 34 Конвенции). Остановимся сначала на первой категории дел.

Названная выше ст. 33 Конвенции гласит: "Любая Высокая Договаривающаяся Сторона может передать в Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другой Высокой Договаривающейся Стороной". Из этого текста, в том виде, как он был истолкован Европейской Комиссией и Судом, в контексте целей Конвенции, сформулированных в ее Преамбуле, следует:

-  сторонами такого спора могут быть только государства – члены Совета Европы, участники Конвенции;

-  предметом спора могут быть только нарушения прав и свобод человека, причем только тех, которые признаны Конвенцией и Протоколами к ней;

-  обращение в Суд не предполагает обязательного предварительного уведомления о том государства, против которого направлена жалоба;

-  хотя на первый взгляд обращение в Суд государства по поводу того, что произошло или происходит в другом государстве, может показаться вмешательством во внутренние дела последнего, на самом деле оно таковым не является в силу обязательств, взятых на себя государствами – участниками Конвенции;

-  обращение государства в Суд возможно не только тогда, когда затронуты права и свободы его граждан, но и во всех случаях, когда оно полагает, что государство-ответчик нарушает признанные Конвенцией права и свободы.

Это последнее положение выражает важную установку Конвенции, сформулированную в ее Преамбуле, а именно принцип "коллективного осуществления прав человека". В силу этого принципа государство-участник может обратиться в органы Конвенции, в том числе и в Суд, независимо от того, затрагивают ли непосредственно это государство нарушения прав человека, о которых идет речь[49].

Приведем особенно наглядный пример обращения в Суд не в своем интересе, а в целях коллективного осуществления прав человека. В конце 60-х гг. Дания, Норвегия, Швеция и Нидерланды последовательно обратились в Суд по поводу тотального нарушения прав человека и массовых репрессий в Греции с приходом к власти "черных полковников". До разбирательства в Суде дело не дошло. Комитет министров приостановил членство Греции в Совете Европы, а Греция, со своей стороны, денонсировала Конвенцию. Ситуация в определенной мере повторилась в начале 80-х гг., когда от правительств Дании, Франции, Нидерландов, Норвегии и Швеции поступили жалобы на Турцию в связи с обстановкой, которая сложилась в стране с приходом к власти в сентябре 1980 г. военного режима. Однако в июле 1982 г. обстановка в стране изменилась и дело завершилось мирным урегулированием.

В связи с делом "Лоизиду против Турции" уже говорилось о ситуации, которая сложилась на острове Кипр после образования марионеточного государства Турецкая Республика Северный Кипр. Она стала причиной серии дел "Кипр против Турции", предметом которых были нарушения прав греческого населения на севере острова.

В 2007 г. возникло дело "Дания против Турции" по поводу такого обращения турецких властей с гражданином Дании, которое, по мнению ее правительства, подпадает под действие ст. 3 Конвенции. Это второй после 1978 г. случай рассмотрения межгосударственного спора Судом за все время его существования. Все споры, о которых говорилось выше, и некоторые другие завершились тем или иным образом на стадии разбирательства в Европейской Комиссии или решались Комитетом министров.

Хотя практика рассмотрения Судом дел, возникших на оснований ст. 33 ("Межгосударственные дела") невелика и удельный вес этих дел оказался на порядок ниже, чем предполагали создатели Конвенции, тем не менее, эта компетенция Суда сохраняет свое значение.

Споры, инициированные индивидуальными жалобами, составляют основную массу дел, рассмотренных Судом, и именно это придало Европейскому Суду и Конвенции ту значимость и престиж, какими они сегодня пользуются в общественном мнении европейских стран. Можно сказать, что последовательное возрастание места, роли, масштабов индивидуальных обращений в Европейский Суд – это одна из основных тенденций в его историческом развитии, отразившая важные общие черты развития международного права, включая его взаимодействие с внутригосударственным правом.

В первом приближении можно сказать, что индивидуальная жалоба – это право каждого лица, находящегося в пределах территориальной юрисдикции Суда, обратиться в этот Суд, если оно считает, что государственные власти нарушили какое-либо из его прав и свобод, гарантированных Конвенцией, и оно не смогло найти защиты в национальной правовой системе. Это определение требует, однако, дальнейших разъяснений.

Круг физических лиц, которые могут воспользоваться этим правом, предельно широк, поскольку такому заявителю не предъявляются ограничительные условия, связанные с возрастом, грамотностью, гражданством и т. п. В качестве самостоятельного заявителя может быть, например, малолетний, как это было в нашумевших делах "Т. против Соединенного Королевства" и "В. против Соединенного Королевства" (решения Суда от 19 декабря 1999 г. Действие Конвенции, как правило, распространяется на военнослужащих, хотя некоторые страны сделали в этом отношении оговорки при ратификации. Заявителем может быть гражданин государства, не участвующего в Совете Европы, но находящийся в пределах юрисдикции Суда, например, американец, как это было в деле "Экбатани против Швеции" (1988 г.) или индус ("Чахал против Соединенного Королевства" (1996)[50]. Применительно к физическим лицам – возможным заявителям такой жалобы термин "каждый" ближе всего к его семантическому значению.

Имеется, однако, одно очень важное условие, которое мо

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Механизм правовой защиты прав человека". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 654

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>