Дипломная работа на тему "Личные неимущественные права и их защита"

ГлавнаяГосударство и право → Личные неимущественные права и их защита




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Личные неимущественные права и их защита":


Оглавление

Введение

Глава 1. Общая гражданско-правовая характеристика личных неимущественных прав

1.1 Понятие личных неимущественных прав

1.2 Положение права на жизнь и здоровье в системе личных неимущественных прав

Глава 2. Права, обеспечивающие физическое благополучие личности и их защита

2.1 Право на жизнь

2.2 Право на здоровье

2.3 Охрана жизни и здоровья гражданско-правовыми средствами

Заключение

Библиографический списо к


Введение

Актуальность темы исследования. В современном цивилизованном демократическом обществе права человека имеют первостепенное значение.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Безупречное написание дипломных работ на заказ в Туле и в других городах РФ.

Всеобщая декларация прав человека (1948 г), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г) провозглашают права каждого человека на жизнь, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность личной, семейной жизни, корреспонденции, честь, репутацию, тайну жилища, свободу передвижения и выбор места жительства и др.

Положения международных правовых актов получили закрепление в новой Конституции Российской Федерации (1993 г), провозгласившей человека, его права и свободы высшей ценностью, признание, соблюдение и защита которых является обязанностью государства (ст.2). Принцип приоритета человека, его прав и свобод должен пронизывать деятельность законодательной, исполнительной, судебной властей, должностных лиц всех уровней, которые обязаны признавать, неукоснительно соблюдать и защищать права и свободы.

Принцип приоритета человека его прав и свобод должен пронизывать деятельность законодательной, исполнительной, судебной властей, должностных лиц всех уровней, которые обязаны признавать, неукоснительно соблюдать и защищать права и свободы.

Право на жизнь является основным и неотъемлемым правом каждого человека. Это фундаментальное право, которое представляет собой абсолютную ценность, все иные права перестают иметь значение в случае гибели человека. Проведение комплекса охранительных и защитительных мер со стороны государства в отношении каждого лица, бесспорно, будет способствовать созданию и поддержанию безопасных социальной и природной среды обитания, условий жизнедеятельности.

Обеспечение права на жизнь теснейшим образом связано с одним из важнейших и провозглашенных в Конституции РФ элементом правового статуса граждан - правом на охрану здоровья, под которым понимается не только отсутствие болезней и физических дефектов, но и состояние полного физического, духовного и социального благополучия граждан.

Постоянное поступательное и неуклонное повышение уровня охраны жизни и здоровья граждан является одной из важнейших задач нашего государства.

Все это еще раз подтверждает наш вывод о том, что проблема охраны жизни и здоровья граждан приобретает в настоящее время первостепенное значение.

Степень научной разработанности темы. Вопросы жизни и здоровья граждан, их охраны и защиты, возмещения вреда, причиненного личности всегда исследовались и разрабатывались в работах многих ученых-правоведов. Так, значимый вклад в разработку обозначенных проблем внесли Агарков М. М., Ардашева М. Н., Бакунин С. К., Братусь С. Н., Вершинин А. П., Голубев К. И., Егоров И. Л., Жакенов В. А., Иоффе О. С., Каликова Г. Л., Красавчиков О. А., Красавчикова Л. О., Красновский Г. Н., Малеин Н. С., Малеиной М. Н., Масляев А. И., Мезрин Б. И., Михайлова И. А., Мозолин В. П., Мохов А. А., Нохрина М. Л., Павлова Е. В., Пешкова О. А., Пищита А. Н., Путило Н. В., Ромовская 3.В., Рясенцев В. А., Савицкая А. Н., Садиков О. Н., Сараев Д. В., Соловьев В. П., Суханов Е. А., Суховерхий В. Л., Тер-Акопов А. А., Толстой В. С., Флейшиц Е. А., Шершеневич Г. Ф., Эрделевский А. М. и многие другие.

Целями дипломного исследования являются проанализировать само понятие жизни и здоровья, а также гражданско-правовые положения, определяющие и закрепляющие охранительные мероприятия в обозначенном выше направлении, исследовать доктринальные идеи и предложения по совершенствованию законодательства в целях создания более совершенного и действенного механизма такой охраны, в том числе определить понятие, сущность и значение обстоятельств, возникающих из причинения вреда, оснований ответственности за такие действия, а также определить основные направления совершенствования деятельности по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью граждан.

Эти основные цели выражены в комплексе взаимосвязанных задач, теоретический поиск решения которых обусловил структуру и содержание дипломной работы.

Исходя из названных целей, определены следующие основные задачи дипломного исследования:

определить понятие неимущественных прав;

рассмотреть классификацию неимущественных прав и определить место права на жизнь и здоровье в системе нематериальных ценностей;

рассмотреть жизнь и здоровье как правовые категории;

оценить гражданско-правовые способы защиты жизни и здоровья граждан;

предложить пути совершенствования законодательства о защите жизни и здоровья.

Объектом исследования дипломной работы являются общественные отношения возникающие в области обеспечения защиты жизни и здоровья граждан.

В прямой зависимости от объекта находится предмет исследования, который составляют:

нормы Гражданского кодекса РФ и федеральных законов;

научные публикации и материалы периодической печати, относящиеся к теме исследования;

материалы судебной практики Верховного Cуда РФ и судебных органов Самарской области применительно теме исследования.

Методика исследования. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения двух, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка.


Глава 1. Общая гражданско-правовая характеристика личных неимущественных прав 1.1 Понятие личных неимущественных прав

Вопрос о понятии личных неимущественных прав тесно связан с определением предмета гражданского права. В первые годы советской власти признавалось, что предметом гражданского права являются имущественные и личные неимущественные отношения, связанные с имущественными. Оставляя в стороне вопрос о понятии имущественных отношений (который и в настоящее время не получил общепринятого решения), следует отметить, что нет признанного (хотя бы большинством исследователей) определения личных неимущественных прав[1].

В работах, опубликованных до 50-х годов, личными неимущественными называли права на блага, не отделимые от личности[2]. Позднее начинает формироваться точка зрения, согласно которой личными неимущественными являются отношения, в которых выражаются индивидуальность личности и возможная ее морально-политическая оценка социалистическим обществом[3].

Наименование рассматриваемых прав личными дает основание полагать, что они принадлежат личности гражданина. Но в этом смысле любое право, в том числе имущественное, можно назвать личным, если им обладает гражданин. Еще М. М. Агарков и Е. А Флейшиц отмечали широкий спектр значений, в которых юридическая литература использовала слово "личный"[4]. Кроме того, сейчас законодательно признано, что личные права могут принадлежать и юридическим лицам (ст.48 ГК РФ), что вполне оправдано.

Чтобы подчеркнуть отличие рассматриваемых отношений от имущественных, которые считаются основным предметом гражданского права, их называют неимущественными. Такой способ определения неэффективен хотя бы потому, что тем самым лишь подчеркивается, что соответствующие объекты не входят в определенное множество имущественных отношений. Но все равно остается открытым вопрос, в чем же состоят их отличительные свойства. Анализ случаев использования данного критерия в литературе демонстрирует его ненадежность.

Так, среди неимущественных отношений давно принято выделять отношения неимущественные, связанные с имущественными. По мнению О. С. Иоффе, это означает соединение неимущественных отношений в едином комплексе общественных отношений (авторских, изобретательских и т. п.) [5], в которые входят право на получение вознаграждения, право на заключение лицензионного договора и которые являются имущественными. М. Н. Малеина идет дальше своих предшественников. Она относит к отношениям неимущественным, но связанным с имущественными, также право юридического лица на фирменное наименование, поскольку по ст.519 ГК оно переходит к покупателю в составе имущественного комплекса, если иное не предусмотрено договором о продаже предприятия. Она относит сюда также право на обозначения, с помощью которых индивидуализируется деятельность предприятия и которое передается арендатору по договору в составе имущественного комплекса (п.1 ст.656 ГК). Она приводит и другие примеры. Приводит М. Н. Малеина и другие примеры, которые по ее мнению подтверждают, "что права коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей на наименование, деловую репутацию, коммерческую тайну являются неимущественными, связанными с имущественными"[6]. Л. О. Красавчикова, останавливаясь на этих положениях, сформулированных М. Н. Малеиной, отмечает, что фирменное наименование, права на обозначения, индивидуализирующие деятельность предприятия, деловая репутация не могут выступать самостоятельным предметом договоров купли-продажи, аренды, коммерческой концессии, простого товарищества. Эти личные права следуют за передачей комплекса прав (имущественных, исключительных), так как непосредственно связаны с их обладателем. "Следовательно, права на фирменное наименование, на деловую репутацию юридического лица остаются личными неимущественными, не связанными с имущественными... "[7].

Как видно из приведенных точек зрения, на основе одних и тех же аргументов делаются противоположные выводы.

Развитие теоретических представлений о личных неимущественных правоотношениях проводило в целом параллельно с развитием законодательства.

В ходе подготовки ко второй кодификации гражданского законодательства советского периода авторы некоторых публикаций пришли к выводу, что гражданское законодательство регулирует имущественные и личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, а также в случаях, прямо указанных в законе, неимущественные отношения, которые не связаны с имущественными. Эта точка зрения была воспринята в законодательстве. Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик (1961 г) и гражданские кодексы союзных республик (1963-1964 гг.) в состав последних причисляли отношения по поводу зашиты чести и достоинства.

О. С. Иоффе справедливо называл такой подход ненаучным[8], поскольку, наряду с общим определением предмета, в гражданско-правовой науке используются и дополнительные прямые указания закона. Поэтому после введения в действие Основ и ГК союзных республик вокруг вопроса о предмете гражданского права началась новая дискуссия. В процессе обсуждения одни авторы поддержали определение, данное законодательством, другие (например. Ю. К. Толстой) предлагали включить в предмет гражданско-правового регулирования все неимущественные отношения, свойство которых - равенство участников[9], третьи полагали, что в составе предмета гражданского права имеется еше одна большая группа регулируемых им отношений - организационные[10].

В Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик, принятых в период интенсивного преобразования экономических отношений в социалистическом обществе (1991 г) и начавшегося распада Советского Союза, с одной стороны, установлено (п.1 ст.1) правило, аналогичное тому, которое предусматривалось в Основах 1961 г, (гражданское законодательство регулирует личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, а также н случаях, прямо указанных в законе, неимущественные отношении, которые не связаны с имущественными), а с другой - в п.2 той же статьи определено, что "личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, регулируются гражданским законодательством, поскольку иное не предусмотрено законодательными актами Союза ССР и республик... либо не вытекает из существа личного неимушественного отношения". Иначе говоря, отношения последнего вида по общему правилу подлежали регулированию гражданским законодательством. Это соответствовало активно формировавшейся в тот период точке зрения о том, что господствовавшие при социализме планово-административные отношения, когда основные права и обязанности сторон определялись государством и его органами, должны быть заменены отношениями свободных субъектов, наделенных автономией воли и экономической самостоятельностью.

Наиболее последовательным проявлением этой позиции явилась Конституция РФ 1993 г. Прежде всего, в данном контексте следует обратить внимание, что ст. ст.17 и 18 Конституции содержат ряд фундаментальных норм о "правах и свободах". Такая формулировка дает основание полагать, что речь идет о рядоположных понятиях прав и свобод. Но фактически в этих и других статьях определяются свободы, которые выражены в субъективных правах, закрепленных в нормах Конституции, которые вне правового оформления в подавляющем большинстве существовать не могут. Нельзя не вспомнить в этой связи ч.1 ст.34, которая устанавливает: "Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности". Вывод о том, что нормы гл.2 Конституции в сущности определяют границы автономии личности, почти непосредственно вытекает из ее ст.64: "Положения настоящей главы составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации..."

Поэтому ГК РФ, определяя отличительные признаки отношений, регулируемых гражданским законодательством, одним из таких признаков называет автономию ноли его субъектов. Тем самым он проводит ограничительную черту в экономической жизни страны период, когда воля участников товарно-денежного обмена определялась нормативными и индивидуальными указаниями административно-командной системы, закончился, и теперь участники этих отношений автономны

Правде, ГК РФ (в принципиальной ст.2), очерчивая предмет гражданско-правового регулирования, снова возвратился к прежней формуле: личные неимущественные отношения, несвязанные с имущественными, не включены в предмет ведения гражданского законодательства.

Тем самым в "конституции экономической жизни" (иногда так называют ГК РФ) как будто отражена сформировавшаяся еще в советское время точка зрения, согласно которой неимущественные отношения гражданским правом не регулируются, а лишь защищаются[11]. Фактически такой взгляд не соответствует духу и непосредственному содержанию целого ряда других норм самого ГК, который, вопреки декларации п.1 ст.2, все-таки регулируетличные неимущественные отношения. Об этом свидетельствует п.1 ст.150 ГК, который устанавливает, что права на неимущественные блага непередаваемы и неотчуждаемы иным способом. Это правило представляет собой уже не норму о защите от нарушений, а позитивное установление пределов правомочий субъектов соответствующих прав, т. е. прямо регулирует данную область общественных отношений.

Уместно отметить, что в пределах возможностей, очерченных субъективным правом, например, правом на здоровье, человек может его беречь или не беречь, восстанавливать (в случае заболевания) его тем или иным способом либо не восстанавливать. Поэтому следует согласиться с авторами, которые полагают, что гражданское право должно регулировать[12] и на самом деле регулирует личные неимущественные отношения[13].

Однако законодательное регулирование практики правоприменительных органов не могло не считаться с тем обстоятельством, что автономия субъекта находит разные проявления. Жизнь и здоровье предполагают, что никто не должен вмешиваться в процессы жизнедеятельности субъекта. Физическая свобода выражается в том, что субъект волен перемешаться по планете по своему усмотрению и выбирать место жительства в соответствии с правилами той страны, в которой находится. Право на внешний облик предполагает, что гражданин сам выбирает стиль одежды, форму прически, походку и т. д. Каждый из сегментов автономии предполагает, что в пределах данного сегмента выбор лица проявляется в специфических действиях. Возможность каждого из множества таких действий предполагает особое субъективное право. Поэтому законодательство и теория права пошли по другому пути: они признают некоторый набор субъективных прав, которые в совокупности определяют содержание автономной воли субъекта. М. П. Нохрина на основе анализа литературы, российского и зарубежного законодательства называет достаточно широкий перечень благ, которые предлагается считать неимущественными: право на изображение, тайну переписки, имя, безопасность, неприкосновенность, свободу слова, неприкосновенность жилища и иных сфер личной жизни, состояние здоровья, на свободу выбора в установленных законом рамках по собственному усмотрению модели поведения, право на жизнь и здоровье, честь и достоинство, телесную неприкосновенность, на свободное передвижение и свободное избрание места жительства, на избрание рода социально полезной деятельности, на неприкосновенность личной документации, наличную предприимчивость, телесную (физическую) целостность, национальную принадлежность, на родной язык, и выбор языка общения, на вероисповедание, на личную тайну, на обработанные с помощью ЭВМ данные, относящиеся к личности, на внешность, гражданскую честь, на высказывания и бумаги личного характера, на видовые снимки и звуковые записи, касающиеся гражданина, на благоприятное экологическое состояние личности и целый ряд других[14].

То, что в настоящее время принято называть неимущественными, или нематериальными, или духовными благами, - вполне материальная, принадлежащая субъекту от рождения (или с момента его создания, когда речь идет о всякого рода социальных образованиях) возможность выбирать определенный круг решений в рамках автономии. Впрочем, он имеет и обязанности по отношению к автономии других субъектов.

Автономия в целом, как и отдельные ее проявления в виде неимущественных благ, не имеет экономической оценки. Видимо, по этой причине эти блага называют нематериальными. Эти блага, конечно, невещественны. Однако даже при таких условиях называть их нематериальными вряд ли оправданно: автономия в целом и ее проявления как свойства субъектов гражданских правоотношений вполне материальны, как и всякие иные свойства субъекта.

Если принять во внимание, что физическое, психическое и прочее благополучие - также проявления автономии субъекта, то можно прийти к выводу, что множество личных неимущественных благ - отдельные проявления (сегменты) автономии субъектов, в пределах которых они могут вести себя по своему усмотрению. В сущности, к этому сводится смысл многих научных публикаций[15].

Выбор совершается свободно, но: при этом не должна нарушаться автономия других субъектов и в целом сообщества, в котором находится тот. кто делает выбор. Пределы автономии данного лица - границы автономии, которые принадлежат другим субъектам.

Неимущественными принято считать права, которые возникают по поводу объектов или благ, которые не имеют стоимостной оценки в обществе.

Содержание ст.150 ГК дает основание считать нематериальными благами и сами блага (жизнь, здоровье, честь, доброе имя и т. п.), и права на них. Некоторые авторы приняли такую формулировку как руководство к действию и признают объектами прав и блага, и сами права[16].

Такая позиция законодателя встретила критическую оценку в литературе[17]. Эти нормы гл.8 ГК следовало бы уточнить. Дело не только в том, что существенно не полон перечень благ, с чем еще можно было бы смириться: в конце концов есть же имущественные права как разновидность объектов гражданских прав. Более серьезная погрешность этой главы в ином. Уже в названии говорится о защите благ. В п.2 ст.150 устанавливается, что "нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом... ". Здесь заключено отступление от самого понятия права и его роли в обществе: право регулирует отношения (а не отдельные объекты - вещи и т. д.) и предусматривает защиту прав, а не непосредственно благ, какими бы значимыми для общества они ни были. Поэтому предложения об уточнении редакции норм гл.8 ГК РФ заслуживают безусловной поддержки.

Неимущественные правоотношения имеют сложную структуру, включающую в себя субъектов, связывающие их права и обязанности, а также объект, по поводу которого между участниками складываются взаимные права и обязанности.

1.2 Положение права на жизнь и здоровье в системе личных неимущественных прав

Еще при формировании института личных неимущественных прав определилось несколько подходов к структуре личных неимущественных прав.

В первой концепции был обоснован взгляд на личное неимущественное право как единое право на охрану всех проявлений индивидуальности, всех личных интересов[18]. Практическим значением такой теории является предоставление защиты любому, даже не оговоренному в законодательстве неимущественному интересу[19].

Вторая концепция признает существование множества личных неимущественных прав. Такая позиция позволяет учитывать специфику осуществления и зашиты каждого субъективного права.

Представители третьей концепции признают наличие единого личного права и наряду с ним отдельных личных прав или предлагают конструирование "типичных личных прав"[20], более широких по содержанию субъективных прав, чем известные виды, но не настолько широких и общих, чтобы утратить свою направленность и определенность содержания[21].

Доводы сторонников концепции множественности личных неимущественных прав являются наиболее убедительными.

Приводится несколько классификаций неимущественных прав.

Так, в зависимости от интересов, составляющих личные права, их происхождения и связи с теми или иными сторонами жизни, выделяют несколько групп. Первая группа - это неимущественные блага, неотделимые от человеческой жизни (здоровье, неприкосновенность личности), вторая - неимущественные блага, индивидуализирующие гражданина в коллективе (имя, честь, достоинство и др.), третья - неимушественные интересы в сфере семейно-брачного права, четвертая - неимущественные интересы, вытекающие из участия граждан в общественном труде (включая все виды творчества), из реализации права на образование, права на отдых, пятая неимущественные интересы в сфере имущественных отношений (неимущественные интересы, обнаруживающиеся в обязательственном праве, в разного рода имущественных сделках, в связи с обладанием теми или иными имущественными правами) [22].

Согласно другому мнению наиболее объективным и пригодным при знаком для классификации неимущественных прав могут бьпь духовные блага, неотделимо принадлежащие личности. В связи с этим критерием неимущественные права делятся на а) права, индивидуализирующие граждан н обществе (права на честь, достоинство, имя, голос), б) права на личную неприкосновенность (права на охрану жизни, здоровья, места жительства), в) права на тайну личной жизни (права на неприкосновенность жилища, собственное изображение, тайну переписки, интимной жизни, усыновления, врачебную тайну, адвокатскую тайну и др.), г) права, способствующие всестороннему развитию личности и выражению ее творческой индивидуальности (права на пользование достижениями культуры и свободу творческой деятельности) [23].

Высказано суждение, согласно которому при классификации личных неимущественных прав решающее значение имеет их юридическая природа, отраслевая специфика их проявления, особенности способов реализации и духовно-нравственные основы их существования. С учетом сказанного предлагается квалифицировать личные неимущественные права следующим образом 1) права, неотделимые от личности (право на охрану жизни, здоровья, психики, неприкосновенности личности и др.),

2) права на проявление социальных качеств личности, а также обеспечение гарантии неущемляемости этих состояний (право на имя, фирменное наименование, на честь и достоинство, на изображение, на самостоятельное проявление воли и чувств и др.);

3) права на неприкосновенность сферы личной жизни и ее тайны (право на неприкосновенность брачного союза и его тайны, на неприкосновенность жилища, на неприкосновенность личной документации и тайны се содержания, на неприкосновенность тайны телефонно-телеграфных сообщений и др.),

4) права на творческую деятельность и пользование ее результатами (право авторства, на пользование достижениями культуры и др.) [24].

Иногда даются классификации личных прав без указания основания выделения их в различные группы. Например, предлагается личные неимущественные права, охраняемые гражданским правом, подразделять на три группы право на охрану личной свободы и неприкосновенности (свободы избрания места жительства и передвижения и др.), право на охрану неприкосновенности сферы личной жизни (неприкосновенность писем, дневников, внешности, неприкосновенность жилища и др.), право на охрану духовных ценностей, индивидуализирующих личность (чести, достоинства, имени) [25].

Предложено также различать пять групп личных неимущественных прав:

1) права, индивидуализирующие гражданина как личность (право на имя, честь, достоинство),

2) права, обеспечивающие личную свободу граждан (право на неприкосновенность личности, жилища, телесную неприкосновенность, избрание рода занятий и места жительства, гражданско-правовую свободу, права, обеспечивающие свободу совести),

3) права, возникающие в результате творческой деятельности при создании произведений в области науки, литературы, искусства, изобретений,

4) личные права в семейных правоотношениях (комплекс прав на заключение и расторжение брака, воспитание детей, усыновление, осуществление опеки и др.),

5) личные права, возникающие в результат вступления граждан в трудовые, колхозные и иные правоотношения[26]. При этом подчеркивается, что только первые три группы имеют гражданско-правовой характер.

Некоторые авторы рассматривают конкретные неимущественные права, не классифицируя их[27].

Систематизация личных неимущественных прав необходима в процессе изучения, выявления их признаков и различий, методов защиты, способствует совершенствованию законодательства. Общая система субъективных гражданских прав расширяется с ростом самосознания и самооценки человека и в зависимости от культурного развития. Из анализа представленных выше классификаций видно, что они имеют общее и особенное. С учетом этого можно сделать следующие выводы.

Во-первых, необходима отраслевая классификация неимущественных прав, охраняемых гражданским правом. В такую классификацию не следует включать неимущественные права в сфере трудовых, семейных, государственных и других отношений (Безусловно, это не исключает построения единой системы неимущественных прав, возникающих во всех сферах жизни и закрепленных в различных отраслях права)

Во-вторых, система неимущественных прав должна базироваться на едином признаке. В качестве критерия классификации можно предложить цели осуществления каждой группы прав.

Соответственно к первой группе следует отнести личные неимущественные права, обеспечивающие физическое и психическое благополучие (целостность) личности: право на жизнь, право на здоровье, право на физическую и психическую неприкосновенность, право на благоприятную окружающую среду.

Во вторую группу входят права, обеспечивающие индивидуализацию личности в обществе: право на имя, право на индивидуальный облик и голос, право на честь, достоинство и деловую репутацию.

Третью группу составляют права, обеспечивающие автономию личности: права на тайну частной жизни (право на медицинскую тайну, право на нотариальную тайну, право на адвокатскую тайну и др.) и права на неприкосновенность частной жизни (право на неприкосновенность личной свободы, право на неприкосновенность жилища и др.)

Четвертая группа включает права, обеспечивающие охрану результатов интеллектуальной деятельности: неимущественные права авторов произведений науки, литературы, искусства, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, селекционных достижений, топологий интегральных микросхем и неимущественные права исполнителей.

Приведенные в данной классификации субъективные права либо прямо названы в правовых актах либо выводятся из содержания нескольких статей правовых актов.

Конечно, нужно учитывать, что каждая классификация в какой-то мере условна. Это становится очевидным, если одно незаконное действие одновременно нарушает несколько тесно взаимосвязанных неимущественных прав: право на здоровье и право на благоприятную окружающую среду, право на неприкосновенность личной свободы и право на физическую и психическую неприкосновенность и т. д. Но более всего взаимосвязаны нрава каждой группы.

Предложенную классификацию нельзя считать завершенной. Она может совершенствоваться вследствие уточнения правовой природы и содержания отдельных прав, а также с учетом возникновения новых неимущественных прав и изменения законодательства.


Глава 2. Права, обеспечивающие физическое благополучие личности и их защита 2.1 Право на жизнь

Каждый человек имеет право на жизнь. Впервые законодательство провозгласило право на жизнь в Декларации прав и свобод человека и гражданина[28] от 22 ноября 1991 г. Право на жизнь регулируется также Законом РФ "О трансплантации органов и (или) тканей человека"[29] от 22 декабря 1992 г., Основами законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан[30] от 22 июля 1993 г., гл.59 ГК. В ст.150 ГК жизнь как нематериальное благо признается объектом гражданского права. Если нормы Уголовного кодекса, устанавливающие ответственность за причинение смерти, направлены на защиту права на жизнь, то гражданское законодательство призвано прежде всего определить содержание и гарантии этого права. Некоторые ученые предлагают подготовить специальный Закон об охране жизни[31], не оговаривая, однако его структуру и основные постулаты.

Чтобы дать понятие жизни как высшему благу выясним, прежде всего, юридические границы жизни (ее начало и конец).

Практическое значение законодательного определения начала жизни позволит ответить на вопрос, на какой стадии своего развития человеческий эмбрион или плод становится жизнеспособным (может существовать вне организма матери) и является субъектом права.

Согласно Большой медицинской энциклопедии жизнеспособным считается младенец семимесячного внутриутробного развития, длина тела которого не менее 35 сантиметров, вес не менее 1000 граммов. Эти параметры отражены и в специальной ведомственной инструкции[32].

В отдельных нормах законодательства предусмотрена охрана прав и интересов будущего ребенка. Например, п.3 ст.1089 ГК предоставляет право на возмещение вреда в случае смерти потерпевшего его ребенку, родившемуся уже после смерти родителя.

Так, Прокурор обратился в суд с исковыми требованиями в интересах несовершеннолетней Т. о возмещении вреда в связи со смертью кормильца.

Решением суда сумма в возмещение вреда взыскана со дня рассмотрения дела в суде.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила вынесенные по делу судебные постановления в связи с неправильным применением судами норм материального права и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с абз.2 п.1 ст.1088 ГК РФ в случае смерти потерпевшего (кормильца) право на возмещение вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню смерти право на получение от него содержания.

Таким образом, условием признания права на возмещение вреда в случае смерти кормильца является иждивенство детей, которое предполагается и не требует доказательств.

Следовательно, Т. как несовершеннолетняя дочь приобретает право на возмещение вреда со дня смерти матери (кормильца).

Взыскивая сумму в возмещение вреда со дня вынесения решения, суд нарушил право Т. на полное возмещение вреда, предусмотренное действующим законодательством, что явилось основанием к отмене судебных постановлений[33].

Полагаю, что на уровне закона должна быть закреплена обязанность медицинских работников поддерживать жизнедеятельность человеческого плода находящегося в утробе погибшей матери, с учетом времени внутриутробного развития и других медицинских показаний и согласия супруга.

Встает вопрос о возможности использования человеческого плода для научных исследований. Из ряда стран поступают сообщения об интенсивных опытах на человеческом эмбрионе и плоде. Например, в 1988 г. в Чехословакии в результате неоднократно повторенных экспериментов было установлено, что под воздействием эмбриональных клеток прекращается деление раковых клеток. Китайские хирурги пересадили кору головного мозга больного эпилепсией трансплантат, взятый из мозга абортированного плода. Операция улучшила интеллектуальную функцию пациента и вызывала более легкое течение болезни[34].

В США национальные институты здравоохранения наложили запрет на все работы с использованием клеток абортированных плодов пока не будут достаточно полно обсуждены все морально-этические проблемы. Британская медицинская ассоциация разработала нормативы на применение трансплантантов от тканей эмбрионов. В документе указывается, что зачатие и аборт только с целью получения материала для трансплантации недопустимы; трансплантация не должна влиять на технику и время проведения операции по искусственному прерыванию беременности; использование тканей эмбриона для научных исследований или лечения возможно безвозмездно с согласия матери; взятие тканей происходит после смерти эмбриона[35].

В нашей стране также пора принять решение о неиспользовании или использовании (с указанием условий) человеческого плода для научных исследований и лечения. Однако такой важный социальный вопрос должен решаться не ведомствами или общественными организациями, а законодательными органами.

В качестве общего правила следовало бы установить, что зачатие и аборт только с целью получения материала для трансплантации или фармацевтики не разрешается. Но в порядке исключения видимо надо разрешить подобные операции в интересах жизни и здоровья близких, если это единственный способ их спасения.

В науке гражданского и семейного права некоторых стран выдвигалась концепция условной правоспособности зачатого ребенка в отличие от безусловной правоспособности человека[36].

Несмотря на то, что зачатый ребенок является возможным будущим субъектом права, все же было бы нереально рассматривать его в качестве обладателя правоспособности и субъективных прав еще до рождения. Субъективные права могут возникнуть лишь у фактически существующего субъекта[37]. Эта точка зрения подтверждается и нормой ч.2 ст.17 ГК, согласно которой правоспособность гражданина возникает в момент его рождения.

В некоторых ситуациях определение наступления момента смерти оказывается сложным. Различают смерть клиническую и биологическую. Клиническая смерть является обратимой, так как предполагает возможность восстановления жизнедеятельности, но в строго ограниченный период. В состоянии клинической смерти гражданин является субъектом права, и это означает, что за медицинскими работниками сохраняется обязанность оказания ему медицинской помощи. Биологическая смерть необратима, и ни какие медицинские манипуляции не могут привести к оживлению человека Разграничение клинической и биологической смерти имеет и практическое значение для изъятия у умершего органов и тканей для нуждающихся реципиентов.

На протяжении почти всей истории человечества синонимом смерти считалось обнаруживаемое прекращение работы сердца и самопроизвольною дыхания. В наши дни, когда появилась возможность поддержания кардиореспираторной функции, указанный критерий во многих странах стал недействительным и был заменен другим. Теперь о смерти судят по необратимому прекращению мозговой деятельности. Это может быть следствием травмы, паралича, мозговой опухоли, острой интоксикации и любой причины, в результате которой мозговые клетки на несколько минут лишаются кислородного питания.

Возможны случаи, когда применение реанимационных мероприятий приводит к восстановлению и поддержанию сердечной деятельности и низших отделов нервной системы, но восстановление функций головного мозга не происходит, и коматозное состояние оказывается необратимым. При этом искусственно поддерживаемая сердечная деятельность и кровообращение создают только видимость жизни, на самом деле человек в состоянии смерти мoзгa мертв. Академик В. Неговский считает, что если мозг человека необратимо погиб, а аппаратом искусственно поддерживается дыхание и кровообращение, го "оживленный" таким образом больной уже не личность, а лишь ее иллюзия в прежней телесной оболочке, своеобразный сердечно-легочный аппарат, который не может мыслить, не может воспринимать ни себя, ни внешнюю среду[38].

В соответствии с Законом "О трансплантации органов и (или) тканей человека" включение о смерти дается на основании констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), установленной в соответствии с процедурой, утвержденной Министерством здравоохранения и медицинской промышленности РФ. Более поздний акт - Основы законодательства об охране здоровья граждан - указал, что критерии и порядок определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий устанавливаются положением, утверждаемым Минздравмедпромом РФ, согласованным с Министерством юстиции РФ, министерствами здравоохранения республик в составе СНГ.

Существуют разные объяснения жизни с точки зрения философии, религии, биологии, химии, физики и других наук. Философами дается определение жизни как формы существования материи, закономерно возникающей при определенных условиях в процессе развития[39]. В толковом словаре жизнь трактуется как физиологическое существование человека, время такого существования от возникновения до конца[40]. Христианское вероучение утверждает, что смерть это продолжение существования личности, ее чувственной и сознательной деятельности после распада физического тела.

Не менее важно дать дефиницию жизни с позиции права. Рождение и смерть человека являются юридическими фактами - событиями, с которым связано соответственно возникновение и прекращение права на жизнь, а также других неимущественных и имущественных прав Жизнь можно охарактеризовать как высшее нематериальное благо, возникающее с момента отделения жизнеспособного ребенка от организма матери и продолжающееся в течение функционирования всею головного мозга.

Высказано мнение, что в состав субъективного гражданского права на жизнь входят правомочие будущих родителей на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона, правомочие беременной женщины на искусственное прерывание беременности и правомочие на стерилизацию[41].

На наш взгляд отношения но поводу искусственною оплодотворения, имплантации эмбриона, искусственного прерывания беременности, стерилизации затрагивают интересы неродившихся детей и родителей и подлежат правовому регулированию. Но в содержание права на жизнь могут входить только те правомочия, которые принадлежат уже существующему субъекту - родившемуся человеку. Правомочия на проведение искусственного оплодотворения, имплантации эмбриона, искусственного прерывания беременности, стерилизации эмбриону не принадлежат, а закреплены за будущими родителями, но не как составляющие права на жизнь, а как правомочия права на здоровье.

С цивилистических позиций содержание права на жизнь складывается из правомочия на сохранения жизни (индивидуальности) и правомочия на распоряжение жизнью.

Право на жизнь в аспекте сохранения жизни (индивидуальности) раньше трактовалось в нашей стране только как отказ от смертной казни, установление порядка применения оружия и его нахождения в гражданском обороте.

Отказ от войны и участия в ней - это направление получило отражение в международном праве как принцип, обязывающий государство проводить политику сокращения вооружений, безусловного отказа от применения ядерного оружия. На Венской встрече представителей государств-участников Совещания но безопасности и сотрудничеству в Европе (1989 г) была подтверждена приверженность к мирному урегулированию споров как дополнение к обязанности государств воздерживаться от угрозы силой или ее применения.

Что касается смертной казни, то после продолжительной дискуссии[42] Уголовный кодекс оставил эту меру наказания как исключительную, ограничив круг лиц и уменьшив количество составов преступлений, когда применение смертной казни возможно. В Декларации прав и свобод человека и гражданина (ст.7) предусмотрено, что государство стремится к полной отмене смертной казни. Вступление России в Совет Европы в 1996 г. привело к необходимости ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. Шестым протоколом Конвенции предусмотрена отмена смертной казни.

Следует отметить, что согласно закону оружие находится в ограниченном обороте и не может являться объектом сделок купли-продажи, мены, дарения, за некоторыми исключениями. Нарушение этого положения влечет административную и уголовную ответственность. Применение оружия разрешено в крайних случаях в отдельных нормативных актах, например, в законе "Об оружии"[43].

Право на жизнь в аспекте распоряжения своей жизнью проявляется как возможность подвергать себя значительному риску и возможность решать вопрос о прекращении жизни.

В некоторых случаях поведение гражданина с высоким риском для собственной жизни государством не запрещается, а значит косвенно признается. Например, высока степень риска в работе космонавтов, летчиков-испытателей, каскадеров. Каждый вступающий в военизированные горноспасательные части даст письменное обязательство "не щадить своей жизни при спасении людей"[44]. Сотрудники органов внутренних дел принимаемой присяге клянутся, "не щадя своей жизни, охранять установленный Конституцией и законами России правовой порядок"[45].

Здоровые люди-добровольцы проводят на себе опасные для жизни научные эксперименты. Так, женевский врач Ж. Понто дал укусить себя трем гадюкам, для того чтобы проверить, каковы речультаты созданной им предохранительной прививки. В филиппинском городе Сан Фернандо ежегодно верующие отмечают страстную пятницу распятием живых людей. Пребывание на кресте длится несколько минут. Рядом дежурит бригада врачей[46]. Это примеры распоряжения своей жизнью сознательно, добровольно и в здравом уме.

Известно, что некоторые люди преждевременно прекращают свою жизнь самоубийством. По данным Всемирной организации здравоохранения а мире ежегодно совершается более 500 тысяч самоубийств и примерно 7 миллионов попыток. Долгие годы укоренялось убеждение, что кончают с собой лишь психически больные. На самом деле они составляют всего 25-27 процентов, еще 19 процентов - алкоголики, а остальная подавляющая часть - лица, которые никогда не лечились у психиатров и никогда не обнаруживали каких-либо поведенческих особенностей, позволяющих отнести их к категории больных[47].

Вспомним, что Устав Морской (1720 г) Петра 1 постановлял, что "кто и хочет сам себя убить и его в том застанут, того повесить на рее; а ежели кто сам себя уже убьет, тот и мертвый за ноги повешен быть имеет". А Уложение о наказаниях 1845 г. лишило самоубийцу христианского погребения[48].

Самоубийство не может, конечно, пропагандироваться и поощряться, но в то же время и не должно иметь отрицательных последствий со стороны государства к родственникам умершего, а при неудачной попытке к самому потерпевшему. Следует согласиться с утверждением Гегеля: "... в качестве лица я имею... мою жизнь, лишь постольку, поскольку на эго есть моя воля. Я обладаю... этой жизнью, только поскольку я хочу; животное не может само себя изувечить или лишить себя жизни, а человек может"[49].

Правомочие гражданина по распоряжению своей жизнью связано с проблемой эвтаназии. Различают активную (позитивна) эвтаназию, когда используют средства или действия, ускоряющие наступление смерти (передозировка снотворного, смертельная инъекция и др.), и пассивную (негативную) эвтаназию, которая означает отказ от искусственных мер, способствующих поддержанию жизни. Оба вида эвтаназии касаются больного гражданина (пациента) и предлагаются к осуществлению только во его просьбе.

Впервые законодатель сформулировал свое отношение к эвтаназии в 1993 г. в Основах законодательства об охране здоровья граждан (ст.45). Медицинскому персоналу запрещено осуществление эвтаназии. Лицо, которое сознательно побуждает больного к эвтаназии и (или) осуществляет эвтаназию, несет уголовную ответственность.

Ряд ученых еще до принятия соответствующей нормы выступали против разрешения - эвтаназии как недопустимой с нравственной и юридической позиции[50]. Некоторые полагают, что возможно законодательное закрепление пассивной эвтаназии[51].

Думается, что в законе должна быть разрешена и активная и пассивная эвтаназия. Высшей ценностью является реальное благополучие человека. Не каждый имеет силы лежать парализованным, не обходиться ни дня без посторонней помощи, испытывать постоянные сильные боли. Не у всех одинаковое представление о качестве жизни. В США смертельно больная парализованная женщина, находясь в сознании, потребовала отключить аппарат искусственного дыхания, поддерживающий ее жизнь. Несмотря на возражения врачей суд удовлетворил требование пациентки, указав, что было бы жестоко сохранять существование, переполненное болью[52].

Применительно к пассивной эвтаназии надо добавить, что пациент вправе требовать оказания ему квалифицированной медицинской помощи, но вправе и отказаться от нее (чувствует себя плохо, но в поликлинику не идет; лежит в больнице, но против операции). Обязанность же лечебного учреждения по оказанию медицинской помощи возникает перед конкретным пациентом в определенном объеме и только после того, когда пациент выразит свое право получить помощь. Другой взгляд означал бы, что врачи могут ворваться в любую квартиру и со ссылкой на клятву Гиппократа навязать свою помощь. В подтверждение этому ст.33 Основ законодательства об охране здоровья граждан разрешает пациенту отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, оформив соответствующую запись в медицинской документации.

Решение об эвтаназии должно приниматься самим пациентом. Стоит ли жизнь продолжения - вопрос, который ни одно человеческое существо не может решить за другое. Поэтому на момент принятия решения гражданин должен быть дееспособным, а также не иметь каких-либо заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти. Полагаю, что если пациент находится без сознания и ранее не оформил надлежащим образом свое согласие на эвтаназию, то соответствующие меры приняты быть не могут.

Отдельно стоит вопрос об эвтаназии применительно к несовершеннолетнему больному. Будет ли иметь юридическое значение требование (согласие) несовершеннолетнего на эвтаназию.

Хотя, как уже отмечалось, в настоящее время эвтаназия запрещается, но из содержания ст.33 Основ законодательства об охране здоровья граждан можно сделать вывод, что родители несовершеннолетнего, не достигшего 15 лет, вправе отказатъся or медицинской помощи, необходимой для спасения жизни их ребенка. Таким образом, следует, что осуществление пассивной эвтаназии по отношению к ребенку возможно. В такой ситуации больничное учреждение имеет право (но не обязанность) обратиться в суд для защиты интересов ребенка.

По действующему законодательству дети до 14 лет обладают элементами дееспособностями, приобретают основные права и обязанности через своих законных представителей за некоторыми исключениями (п.2 ст.28 ГК); несовершеннолетние от 14 до 18 лет действуют самостоятельно, но с письменного согласия родителей, усыновителей, попечителей или без согласия последних в предусмотренных законом случаях (п.1,2 ст.26, 27 ГК).

Полагаю, что общие правила гражданского законодательства об осуществлении прав несовершеннолетних не могут быть механически перенесены на вопросы эвтаназии. Видимо, в будущий акт об эвтаназии должны быть включены специальные положения, касающиеся несовершеннолетних. Это объясняется тем, что если при осуществлении других прав и обязанностей детей родители поступают неправомерно, то существуют определенные гарантии для защиты интересов детей (например, признание сделки по отчуждению имущества несовершеннолетнего недействительной, лишение родительских прав за жестокое обращение с детьми и др.). Если бы родители реализовали право на эвтаназию в отношении своего ребенка, и их действия в дальнейшем признаны незаконными, то никакие последующие меры не восстановят жизнь ребенка.

Можно предложить следующее решение вопроса об эвтаназии несовершеннолетних. В возрасте до 14 лет вопрос о прекращении жизни не должен ставиться, поскольку малолетний не вполне понимает значение своих действий (решений) и (или) не может руководить ими. В возрасте от 14 до 18 лет несовершеннолетний самостоятельно решает вопрос о прекращении своей жизни с учетом общих критериев, которые действуют в отношении взрослых пациентов, и письменного согласия ею родителей. Субъекты, санкционирующие законность эвтаназии (консилиум врачей, прокуратура или суд) вправе отложить решение этого вопроса до достижения больным 18-летнего возраста[53].

Не следует считать, что введение эвтаназии будет сопровождаться значительными злоупотреблениями, поскольку эвтаназия должна быть не просто провозглашена, но и обеспечена дополнительными обязанностями государства, его органов, должностных лиц предоставить пациенту истинную информацию о его заболевании, организовать обязательную предварительную консультацию пациента с психотерапевтом, гарантировать безболезненность кончины, обеспечить присутствие работников прокуратуры, родственников и др.

Сторонники эвтаназии укалывают на допустимость ее проведения в исключительных случаях при наличии, сознательной и устойчивой просьбы больного, невозможности облегчить страдания больного известными средствами, точной несомненной доказанности невозможности спасти жизнь, установленной коллегией врачей при обязательном единогласии, предварительного уведомления органа прокуратуры[54].

При формулировке условий осуществления эвтаназии возникает сомнение, только ли при "точной несомненной доказанности невозможности спасти жизнь" допустимо право на смерть. Следует продумать возможность (разрешение) эвтаназий еще в случае если установлено, что в обозримый период смерть не наступит, но развитие болезни несомненно приведет к необратимой деградации личности.

Существует мнение, что пациенты, развитие болезни которых приводит к деградации личности не смогут осознанно отказаться or сделанного ранее заявления уже в силу развития самой болезни и, следовательно, эвтаназия осуществлялась бы вопреки их истинной воле[55]. Полагаем, что в период деградации (разрушения) личности такие лица ничего не могут делать осознанно, а значит и их желание отказаться от эвтаназии также может подвергаться сомнению Поэтому целесообразно ввести в российское законодательство нормы, признающие юридическую силу за "прижизненным завещанием", в силу которого гражданин в сознании и здравом уме может отказаться к применения к нему искусственных мер по поддержанию жизни на случай возможной недееспособности в будущем.

Принятию нового нормативного акта (нормы) о введении эвтаназии должна предшествовать широкая общественная дискуссия

Выше приведенные соображения позволяют уточнить и дополнить условия проведения эвтаназии и наложить их в следующей редакции.

1) решение об эвтаназии должен принимать дееспособный гражданин; решение об эвтаназии несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет может быть отложено прокурором (или судом) и консилиумом врачей-специалистов до достижения больным 18-летнего возраста, решение об эвтаназии несовершеннолетнего в возрасте до 14 лет или его родителей юридической силы не имеет,

2) просьба гражданина об эвтаназии добровольна, сознательна, устойчива, гражданин не имеет заболеваний, сопровождающихся навязчивой идеей смерти,

3) точная несомненная доказанность невозможности спасти жизнь, установленная консилиумом врачей-специалистов при обязательном единогласии, в исключительных случаях - если смерть в указанный период не наступит, но развитие болезни несомненно приведет к необратимой деградации личности,

4) невозможность облегчить сильные физические и нравственные страдания больного известными средствами,

5) предварительное разрешение прокурора (или решение суда).

Право на распоряжение жизнью включает еще один аспект, имеющий значение для лиц, приговоренных за совершение преступления к смертной казни. Все дела о назначении наказания в виде смертной казни после свершения предусмотренной законом процедуры обжалования направляются в комиссию по помилованию при Президенте РФ. При этом не имеет значения, направлено ли осужденным ходатайство о помиловании. Представляется, что помилование нельзя навязывать, основанием для рассмотрения вопроса о помиловании должна быть просьба осужденного[56]. Инициатива осужденного в этом вопросе является осуществлением ею правомочия по распоряжению своей жизнью.

Если право на жизнь нарушено и это привело к смерти, то какие-либо гражданско-правовые способы защиты не применимы.

Исключением, пожалуй, является одна ситуация. Некоторые болезни до сих пор неизлечимы, но с момента их возникновения до смерти существует определенный ограниченный период времени. Если возникновение такой болезни произошло по вине других лиц, то потерпевший вправе требовать гражданско-правовой защиты именно права на жизнь (а не только права на здоровье). Так, пациенту во время операции в больнице влили плазму донора, инфицированного вирусом иммунодефицита человека Государственная станция переливания крови (ГСПК) не утилизировала, а передала зараженную кровь на переработку в плазму Вина сотрудников ГСПК установлена. Известно, что средняя продолжительность инфицированных составляет 5-7 лет. Потерпевший может использовать такой гражданско - правовой способ защиты как требовать в исковом порядке компенсации неимущественного вреда за нарушение права на жизнь. В начале 80-х годов фармацевтические предприятия США получали плазму крови от доноров, относящихся к группам риска, - наркоманов и включенных, хотя об опасности ВИЧ-инфекции уже было известно. В настоящее время из-за этого упущения инфицировано восемь тысяч человек, страдающих гемофилией. Четыре фармацевтические фирмы решили выплатить возмещение ущерба в размере ста тысяч долларов каждому больному гемофилией американцу, заразившемуся в результате переливания крови вирусом иммунодефицита человека. Но представители больных предполагают в судебном порядке увеличить сумму компенсации[57].

2.2 Право на здоровье

Право на здоровье закреплено в ст.41 Конституции РФ, ст.8 и 37 Декларации прав и свобод человека и гражданина. Более подробно это право регулируется Основами законодательства об охране здоровья граждан, Законами РФ - "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации"[58] от 28 июня 1991 г, "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"[59] от 2 июля 1992 г, "О донорстве крови и ее компонентов"[60] от 9 июля 1993 г, "О трансплантации органов и (или) тканей человека", главой 59 ГК и другими актами. В ст.150 ГК здоровье названо нематериальным благом и отнесено к объектам гражданских прав.

Согласно Уставу Всемирной организации здравоохранения, здоровье является "состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов.

Обладание высшим достижимым уровнем здоровья является одним из основных прав всякого человека без различия расы, религии, политических убеждений, экономического и социального положения"[61].

В медицинской энциклопедии здоровье называется состоянием, противоположным болезни, которое нельзя определить с достаточной точностью, гак оно связано с большой широтой колебаний важнейших показателей жизнедеятельности человека и приспособительными возможностями организма[62]. Состояние здоровья может быть установлено на основании личных (субъективных) оигущении конкретного человека в совокупности с данными клинического обследования, с учетом пола, возраста, социальных, климатических, географических и метеорологических условий, в которых живет или временно находится человек.

Право на здоровье имеет абсолютный характер, поскольку все остальные к управомоченному лицу граждане и юридические лица обязаны не нарушать это право, воздерживаться от действий, мешающих его осуществлению[63].

Позитивное содержание права на здоровье состоит из правомочий владения, использования и распоряжения своим здоровьем. Обычно эти правомочия фактически осуществляются постоянно, но как бы юридически "незаметно", а проявляются в случае нарушения здоровья или в особых специфических ситуациях[64].

Так гражданин может осуществлять правомочия по владению и использованию здоровья путем обращения в поликлинику, больницу, диспансер и заключения с этими учреждениями договора на оказание медицинской помощи Подобный договор является типичным гражданско-правовым договором по оказанию услуг[65]. Эти правомочия могут реализоваться и до нарушения права на здоровье, например, при обращении здоровых граждан в медицинские учреждения за консультацией, для вакцинации, профилактического осмотра.

При вступлении гражданина в правоотношение с медицинским учреждением он становится обладателем относительных субъективных прав (на квалифицированную медицинскую помощь, выбор врача, информацию о состоянии здоровья, проведение консилиума других специалистов и пр), которые конкретизируют содержание права на здоровье и определяют его пределы[66].

Введенное с 1993 г обязательное медицинское страхование характерно тем, что договору на оказание медицинской помощи пациента с медицинским учреждением предшествуют еще два договора: договор обязательного медицинского страхования между страхователем и страховой медицинской организацией и договор на организацию лечебно-профилактической помощи по медицинскому страхованию между страховой медицинской организацией и медицинским учреждением. Эти договоры направлены на обеспечение порядка финансирования и организации, оказываемых пациенту медицинских услуг, но гражданин не является их участником (поэтому анализ содержания этих договоров не проводится).

Правоотношения между медицинским учреждением и гражданином в некоторых ситуациях могут возникнуть и независимо от воли и желания последнего, без заключения договора, а вследствие юридических фактов, указанных в законе. Так, Законом "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" установлено, что лицо, страдающее психическим расстройством, может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия и без согласия его законного представителя до постановления судьи, если его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает его непосредственную опасность для себя или окружающих или неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности или существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психическою состояния, если лицо будет оставлено без помощи. При этом право на здоровье получает реализацию через предусмотренные законом относительные права пациента перед психиатрическим стационаром (право на психиатрическую помощь в наименее ограничительных условиях, право на оказание помощи в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям, право на предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в учебном процессе, фото-, видео - или киносъемке, право пригласить любого специалиста, участвующего в оказании психиатрической помощи, с согласия последнего для работы во врачебной комиссии и др.).

Другой применяющийся в России и за рубежом способ использования своего здоровья - вынашивание и рождение женщиной ребенка, зачатого путем имплантации в ее органов чужой оплодотворенной яйцеклетки, и последующей передачей рожденною его биологическим родителям.

В ст.35 Основ законодательства об охране здоровья граждан установлено, что каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона более детально возникающие при этом отношения регулируются приказами Минздравмедпрома РФ от 28 декабря 1993 г и 11 февраля 1994 г.

Высказано соображение, что биологические супруги могут быть признаны родителями ребенка лишь при условии, что суррогатная мать откажется от рожденного, а супруги ею усыновят, так как вряд ли правомерно рассматривать cyppoгатную мать как инкубатор, не имеющий с ребенком биологической связи[67]. С таким мнением трудно согласиться.

Общей и главной чертой размножения человека является объединении в диплоидной клетке генетического материала двух различных зародышевых клеток. Таким образом, биологическое родство определяется генетическим материалом, а не вынашиванием зародыша в теле женщин. Женщина, согласившаяся на имплантацию чужой оплодотворенной клетки, - своеобразный донор. Только объектом донорства являются не opгaны и ткани, а весь женский организм. Между женщиной, вынашивающего ребенка, и зародышем устанавливается биологическая связь. Всякое нарушение равновесия и нехватка какого-либо вещества в питании беременной женщины может отразиться на развитии зародыша. Но биологпческая связь - не биологическое родство. Биологическая связь прекращается с момента рождения, а биологическое родство сохраняется и передастся на поколения в поколение.

В п.4 ст.51 Семейного кодекса предусмотрено, что лица, состоящий в браке и давшие согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (cypрогатной матери).

По мнению одного из разработчиков кодекса такая формулировка была принята, чтобы защитить в первую очередь интересы суррогатной матери, а договоры о вынашивании следует считать недействительными[68].

Очевидно подразумеваются интересы суррогатной матери в oтношении ребенка. Такие объяснения вызывают возражения.

Если суррогатная мать способна иметь детей естественным способом, то при современной дороговизне оказания медицинских услуг, нeбольшого количества донорского материала не понятно решение законодателя предоставить ей возможность иметь ребенка путем метода искусственного зарождения.

Если суррогатная мать не способная иметь ребенка естественным путем (обычно в других странах исключено, что такая женщина может быть суррогатной матерью), то она вправе обратиться в медицинское учреждение в соответствии с ранее цитированной ст.35 Основ законодательства об охране здоровья граждан для применения к ней метода искусственной инсеминации или переноса эмбриона. В таком случае при невозможности иметь ребенка биологическим родителям и суррогатной матери, почему в первую очередь надо защищать интересы суррогатной матери.

Как видно, кодекс устанавливает три обязательных условия такого способа искусственного зарождения детей состояние биологических родителей в зарегистрированной браке, письменное согласие обоих биологических родителей на имплантацию эмбриона другой женщине в целях нынашивания; согласие суррогатной матери, родившей ребенка, на его передачу биологическим родителям.

Полагаю, что в законе должно быть введено обязательное письменное оформление двух договоров. Первый договор заключается между супругами, претендующими на положение будущих родителей и предоставивших донорский материал, и медицинским учреждением об изъятии донорского материала и возврате рожденного ребенка. В законе необходимо установить ряд требований к этому договору. Будущие родители вправе прибегнуть к такому способу зачатия только при невозможности рождения у них ребенка естественным путем. Согласие дают оба супруга, состоящие в зарегистрированном браке. Супруги имеют право на информацию о данных медико-генетического обследования, внешних данных и национальности донора.

Второй договор заключается между медицинским учреждением и суррогатной матерью об имплантации в ее организм чужой оплодотворенной клетки и возврате рожденного ребе

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Личные неимущественные права и их защита". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 580

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>