Дипломная работа на тему "Кредитный договор в современном гражданском обороте"

ГлавнаяГосударство и право → Кредитный договор в современном гражданском обороте




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Кредитный договор в современном гражданском обороте":


Оглавление

Введение

1. Мировое соглашение как разновидность мировой сделки

1.1.Историко-правовой анализ мировой сделки

1.2.Мировая сделка как гражданско-правовой институт

2. Особенности заключения мирового соглашения в гражданском процессе

2.1. Примирительные процедуры в гражданском процессе и роль суда

2.2. Порядок и правовые последствия утверждения мирового соглашения

Заключение

Библиографический список

Приложение 1 Схема: «Соотношение мировой сделки и мирового соглашения»

Приложение 2.Статистическая диаграмма «Мировые соглашения к общему числу рассмотренных дел, дел прекращенных производством»

Приложение 3. Мировое соглашение

Приложение 4.Определение об утверждении мирового соглашения

Приложение 5.Определение об утверждении мирового соглашения

Введение

Понятие мирового соглашения как специфического института гражданско-правового оборота является неотъемлемым элементом, характеризующим гражданские правоотношения в целом.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Грамотное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Челябинске и в других городах РФ.

Актуальность выбранной темы обусловлена в первую очередь тем обстоятельством, что результат деятельности участников коммерческого оборота во многих случаях зависит не только от их предпринимательских способностей, но и от эффективности защиты ими собственных прав, мировая сделка как особое средство правовой защиты позволяют участникам коммерческого оборота защитить свои права с наименьшими для себя потерями, в том числе и в плане судебных расходов. Кроме того, изучение истории становления института мировых соглашений, проведение сравнительного анализа процессуальных форм применения этого института в гражданском процессе, выявление общих ошибок в практике его применения судами общей юрисдикции - все это отвечает потребностям сегодняшнего дня в области научных исследований, представляет собой как теоретический, так и практический интерес и потому является актуальным

Объектом исследования в предлагаемой работе является институт мирового соглашения в его историческом аспекте, раскрытие особенностей и значения мирового соглашения в сфере правового регулирования гражданско-правовых отношений.

Задачи дипломной работы:

- изучить правовую природу мирового соглашения

- выделить отличительные черты мирового соглашения и мировой сделки

- рассмотреть порядок заключения мирового соглашения;

- проанализировать последствия заключения мирового соглашения.

При этом настоящее исследование ставит основной целью определение общих тенденций в развитии института мирового соглашения в рамках гражданско-процессуального законодательства, а также анализ и обобщение судебной практики по данному вопросу на примере конкретного суда.

В основу исследования положен метод логико-правового и системного анализа положений закона, новейших научных достижений, с использованием сравнительно-правового метода научного познания. В настоящем исследовании анализируется мировое соглашение и при этом данный институт соотносится с таким понятием как мировая сделка.

Структурно предлагаемое нами исследование строится по принципу анализа от общих понятий к частным. Сама работа разбита на главы. В первой главе дается анализ самого понятия мировой сделки и мирового соглашения как вида сделки в историческом аспекте, во второй анализируются процессуальные особенности заключения мирового соглашения на различных стадиях гражданского процесса, при этом приведены конкретные примеры из судебной практики по уже заключенным и утвержденным судом мировым соглашениям по конкретным делам. Отдельным разделом работы представлены терминологические характеристики понятия мирового соглашения, имеющиеся в юридической науке и закрепленные в нормативно правовых документах. При характеристике отдельных аспектов процедуры заключения мирового соглашения и утверждения его судом нами первоочередное внимание обращено на особенности процессуального характера, а также отражение процедуры утверждения мирового соглашения в протоколах судебных заседаний.

Базовой основой анализа достижений юридической науки в данной области являются работы дореволюционных ученых цивилистов, таких как К. Анненков, И. М. Тютрюмов, В И. Синайский, мнения по данной тематике О. С. Иоффе отраженные в сборнике «Избранные труды по гражданскому праву», а также учебниках по гражданскому праву и процессу, публикации ученых.

В целом работа представляет собой анализ и обобщение достижений в области юридической науки и законодательстве при раскрытии такого понятия как мировое соглашение.

1. Мировое соглашение как разновидность мировой сделки

1.1. Историко-правовой анализ мировой сделки

По сравнению с судебным разбирательством, оканчивающимся вынесением решения, которое может не удовлетворять одну или обе стороны судебного процесса, мировая сделка подразумевает взаимовыгодный компромисс, на который добровольно соглашаются обе спорящие стороны. Важность коммерческого примирения состоит в том, что совершающие ее лица сохраняют деловые контакты с клиентами и партнерами, долгосрочные хозяйственные связи; заключение коммерсантами мировой сделки признается более выгодным для них и потому, что зачастую позволяет участникам этой сделки сэкономить время и деньги, избежав достаточно длительного, дорогостоящего и обременительного судебного процесса.

Несмотря на то что практика и теория активно пользуются термином "мировая сделка", сам по себе он не получил непосредственного нормативного закрепления; отечественное гражданское законодательство не предусматривает положений, прямо регламентирующих мировую сделку. Отсутствие системы гражданско-правовых норм, специально регулирующих мировую сделку, признается сегодня фактором, сдерживающим использование названного средства правовой защиты профессиональными участниками коммерческого оборота, усложняющим их взаимоотношения, мешающим нормальному развитию деловых отношений.

Отсутствие в теории российского гражданского права концепции мировой сделки не позволяет опровергнуть многие неверные представления о мировой сделке. Это утверждение распространяется, в том числе и на судебную мировую сделку - мировое соглашение (в исковом производстве, по делам о несостоятельности, в исполнительном производстве).

В частности, К. Анненков писал, что "учение о мировых сделках, как и всякий договор, относится собственно к области права материального; ...определений, относящихся до существа мировых сделок, …. нет в нашем кодексе материального права; в законодательствах же иностранных определения, к существу мировых сделок относящиеся, помещаются обыкновенно в гражданских кодексах"[1]

Правоведами признавалось, что стороны гражданского правоотношения вправе заключать мировую сделку в соответствии с общими положениями гражданского права, допускавшего заключение гражданско-правового договора в отношении прав, которыми стороны имеют право распоряжаться, включая меры по обеспечению исполнения (неустойка и др.), и запрещавшего заключение договоров, противоречащих общественному порядку, религии и нравственности. Поскольку мировая сделка является договором, все условия, установленные для договоров, имеют полное применение к мировым сделкам; пороки воли делают мировую сделку оспоримой.[2]

Продолжая традиции римского права, отечественные цивилисты подчеркивали основание для заключения мировой сделки - неопределенность (неясность или сомнительность) в правоотношениях. Несколько дальше шел В. И. Синайский, различавший два вида мировой сделки. Он выделял, во-первых, мировую сделку, направленную на то, чтобы спорное отношение путем взаимных уступок считать бесспорным; во-вторых, мировую сделку, нацеленную на то, чтобы путем взаимных уступок осуществить право, хотя бы и бесспорное, но в осуществимости, которого существуют сомнения.[3]

Так, выделяя признаки мировой сделки, И. М. Тютрюмов отмечал, что она предполагает, прежде всего, спорность или сомнительность правоотношения, составляющего предмет сделки, причем такая спорность должна пониматься в самом широком смысле - мировая сделка может касаться и таких требований, которые "сами по себе бесспорны и несомненны, но лишь исполнимость или объем которых представляются неопределенными, а потому и сомнительными".[4] Г. Ф. Шершеневич подчеркивал, что мировой сделке свойственна двусторонность и возмездность. Обязательным признаком мировой сделки он называл взаимность уступок: где нет взаимности, там нет и мировой сделки, а есть только дарение.[5] Аналогичного мнения придерживался и И. М. Тютрюмов, признававший, что наличие уступок, которые стороны делают друг другу, отличает мировую сделку, как от дарения, так и от простого признания долга или отказа от требования.[6]

К сожалению, стремления дореволюционных правоведов к созданию цивилистической конструкции мировой сделки так и не были претворены в жизнь. Впоследствии - в условиях социалистической плановой экономики - интерес к разработке мировой сделки как гражданско-правового института вовсе угас, юридические разработки в рассматриваемой сфере практически не проводились.

Начиная с 70-х гг. прошлого века начали появляться работы, посвященные исследованиям судебной мировой сделки - мирового соглашения в гражданском процессе, а в начале XXI в. - мирового соглашения в арбитражном процессе. Понятие мировой сделки (мирового соглашения) в этих работах исследовалось исходя из потребностей гражданского судопроизводства в суде общей юрисдикции и арбитражном суде фактически в нескольких направлениях: определение порядка его заключения и утверждения судом, возможность принудительного исполнения и т. п. Такой процессуальный уклон исследований мировой сделки, в конечном счете, приводил к тому, что мировая сделка вообще стала рассматриваться как процессуальная категория.[7]

Однако следует отметить, что право граждан и юридических лиц по своему усмотрению осуществлять принадлежащие им субъективные права, а также приобретать их и распоряжаться ими (ст. 9 ГК РФ) составляет содержание гражданско-правовой диспозитивности, под которой принято понимать способность субъектов гражданского права принимать собственные свободные правовые решения, наличие правовой свободы, возможность выбора. Следовательно, как в процессе реализации права, так и в процессе его защиты управомоченное лицо свободно в выборе: оно вправе защищать свое право или отказаться от его защиты; защищая, избрать любую форму защиты (юрисдикционную или неюрисдикционную), любые из предусмотренных законом средств и способов правовой защиты. Эту особенность подчеркивал еще В. В, Витрянский определяющий право на защиту как один из элементов содержания субъективного гражданского права, который проявляет себя лишь в условиях, когда кто-либо оспаривает или нарушает это право либо посягает на него[8]. Защита субъективных гражданских прав и законных интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, то есть посредством использования надлежащей формы, способов и средств защиты. Рассматривая вопрос о формах, способах и средствах защиты прав, Д. М. Чечот делает вывод об их самостоятельном характере и специальном содержании, при том, что они находятся в теснейшей взаимосвязи и взаимозависимости.[9]

Судебная защита нарушенных или оспоренных гражданских прав в силу п. 1 ст. 11 ГК РФ осуществляется в соответствии с установленной процессуальным законодательством подведомственностью дел судом общей юрисдикции, арбитражным судом или третейским судом.

При этом Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (ст. 46), предоставляя право защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45).

Положения российского гражданского законодательства допускают включение в любой гражданско-правовой договор условий, которые можно обозначить как условия, определяющие модель защиты прав.

В качестве классификационного критерия для разграничения обычных условий (условий, определяющих поведение сторон правоотношения) и условий, определяющих модель защиты прав, выступает цель, к которой они направлены. В первом случае этой целью будет реализация субъективного гражданского права, во втором - защита субъективного гражданского права.

Так, при заключении гражданско-правового договора его участники обычно оговаривают последствия нарушения каждым из них принятых обязательств. Чаще всего результатом такого обсуждения является включение в договор условий, определяющих меры ответственности.

Меры ответственности и способы защиты прав есть не различные, а соотносительные категории [10], поэтому в число способов защиты, названных в ст. 12 ГК РФ, входит, в том числе взыскание неустойки как мера ответственности. Устанавливая определенный размер неустойки, стороны тем самым конкретизируют способ защиты прав, который будет использоваться в случае нарушения условий договора.

М. М. Агарков подчеркивает, что большинство сделок направлено на установление, прекращение или изменение правоотношений, но имеются и другие сделки, которые не устанавливают, не прекращают и не изменяют правоотношений. Он утверждает, что такого рода действия "все же правильно считать сделками, так как на них распространяются те же правила, которые существуют для сделок"[11]. Рассматривая сделку как действие, направленное на возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотношений, М. М. Агарков признает, что не каждая сделка, взятая отдельно, достаточна для произведения такого юридического эффекта. Установление, изменение, прекращение правоотношения, по его мнению, могут быть результатом более сложного фактического состава, чем одна лишь сделка, и, в частности, могут включать две сделки и даже более (далее для целей настоящей работы такой сложный фактический состав будет обозначаться как "сложная сделка"). Отсюда им был сделан следующий вывод: "Направленность действия на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений имеется не только тогда, когда стороны выразили волю непосредственно произвести этот эффект, но и тогда, когда они выразили волю, направленную на определение тех условий, от которых будет зависеть наступление эффекта"[12]. Предположим, стороны совершили гражданско-правовую сделку, в результате чего между ними возникло обязательственное правоотношение. Учитывая вероятность допущения нарушений с каждой из сторон правоотношения, участники сделки согласовали также модель защиты прав, то есть совершили сделку, (потенциально) направленную на защиту прав. Сделка, направленная на защиту прав, может найти свое отражение в основном договоре, но может быть оформлена как самостоятельный документ. При состоявшемся нарушении либо оспаривании гражданских прав (либо в целях их предотвращения) стороны вправе соглашением определить свое поведение по защите нарушенных (оспоренных) прав. В частности, соглашением они могут конкретизировать форму защиты прав либо ограничить, уточнить или заменить способы защиты прав.

Исходя из анализа возможностей управомоченных лиц по защите прав некоторые цивилисты утверждают, что все сделки, направленные на защиту прав, можно условно разбить на две группы.

Одну из этих групп составят сделки, устанавливающие, изменяющие или конкретизирующие форму защиты прав ( соглашение о подсудности, пророгационное соглашение). Другую группу - сделки, устанавливающие, изменяющие или конкретизирующие способ защиты прав (сделки, которые находят свое отражение в условиях договора-документа в виде санкций за неисполнение договора (то есть имеют вид условий, определяющих модель защиты прав), мировые сделки).[13]

Отсутствие в гражданском законодательстве даже упоминания о мировой сделке сдерживает коммерсантов в использовании столь важного инструмента защиты прав. С учетом этого судебная практика в отношении мировой сделки (внесудебной мировой сделки) крайне бедна, если не сказать ничтожна. В судебной практике практически не встречаются случаи, когда заключенная сторонами сделка рассматривалась бы судом в качестве мировой сделки.

Приступая к исследованию собственно мировой сделки, прежде всего, следует остановиться на ее содержании и анализе признаков, отличающих мировую сделку от сходных институтов, например мирового соглашения.

Итак, что собой представляет мировая сделка?

Первый и наиболее общий признак, характеризующий мировую сделку, состоит в том, что она является гражданско-правовой сделкой, то есть правомерным действием. Но этот признак носит слишком общий характер, для того чтобы с его помощью можно было сформулировать понятие мировой сделки. Вследствие этого необходимо выявить присущие ей специфические признаки.

1.Мировая сделка совершается лицами, уже связанными гражданским правоотношением, то есть для заключения мировой сделки необходимым условием является наличие между сторонами гражданских прав и обязанностей, возникших, в частности, из гражданско-правового договора, причинения вреда, неосновательного обогащения и т. д. Большинство юридических фактов, служащих основанием возникновения гражданских правоотношений, поименовано в ст. 8 ГК РФ.[14]

2.Участники гражданского правоотношения заключают мировую сделку, стремясь, как правило, устранить имеющуюся (или потенциальную) угрозу своим правам и законным интересам, проистекающую для каждого из них со стороны другого участника связывающего их правоотношения, то есть, как и всякая сделка, направленная к защите прав, мировая сделка требует согласования воли двух или более лиц, участвующих в гражданском правоотношении (каждая из сторон мировой сделки может быть представлена как одним, так и несколькими участниками). Эта особенность мировой сделки подчеркивалась, в частности, Г. Ф. Шершеневичем [15], И. М. Тютрюмовым[16], А. Любавским. [17]Следовательно, не могут рассматриваться в качестве мировой сделки односторонние акты.

Таким образом, мировая сделка - двух(много)сторонняя сделка (договор), которая совершается лицами, уже связанными гражданским правоотношением, а в некоторых случаях - также лицами, для которых из мировой сделки возникают конкретные обязанности.

1.2. Мировая сделка как гражданско-правовой институт

Как было сказано ранее, мировая сделка может быть заключена тогда, когда между сторонами гражданского правоотношения намечается, или уже возник спор о праве (либо выявилась иная правовая неопределенность), однако ни одна из них не обратилась в судебный орган - суд, арбитражный суд, третейский суд.

После возбуждения производства по делу в суде или исполнительного производства в органе, осуществляющем принудительное исполнение решения, стороны могут заключить мировую сделку, обозначаемую в процессуальном законодательстве термином "мировое соглашение".

В советский период развития отечественного права (до принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г.) в теории и судебной практике термины "мировая сделка" и "мировое соглашение" применяются в одном и том же значении. В современной литературе также можно встретить утверждение, что термины "мировая сделка" и "мировое соглашение" являются равнозначными, тождественными.[18]

Но имеются и иные точки зрения. В частности, М. А. Гурвич отличает судебное мировое соглашение от мировой сделки, которая "фактически (хозяйственно) лежит в его основе."[19] Полемизируя с Р. Е. Гукасяном, М. А. Гурвич указывает, что мировое соглашение является "не процессуальным договором, а юридическим составом более сложным, в который входят договор, в смысле сделки гражданского права, и ряд элементов процессуального значения" [20].

Разделяет вышеназванные понятия и М. Тупичев, подчеркивая, что мировая сделка имеет только материально-правовое содержание, тогда как мировое соглашение, являясь более широким понятием, включает в себя и материально-правовое, и процессуальное содержание [21]. Вслед за ним А. И. Зинченко указывает, что мировое соглашение - понятие более широкое, чем мировая сделка, поскольку последняя имеет только материально-правовое содержание.[22] Е. В. Пилехина также считает, что понятие "мировое соглашение" является более узким понятием, нежели "мировая сделка", поскольку последнее включает в себя не только судебные мировые сделки (мировые соглашения), но и внесудебные мировые сделки.[23]

В дореволюционной литературе термин "мировое соглашение" практически не встречается, но наряду с понятием "внесудебная мировая сделка" широко используется понятие "судебная мировая сделка" (реже - "процессуальная мировая сделка") - мировое соглашение в современном его значении. "Внесудебная мировая сделка" и "судебная мировая сделка" разграничивались.[24]

Отличия внесудебной мировой сделки от судебной мировой сделки правоведы видят, прежде всего в том, что:

1) судебная мировая сделка касается спорного правоотношения, ставшего предметом судебного процесса;

2) судебная мировая сделка совершается в присутствии суда и при его участии;

3) для судебной мировой сделки установлены особые формы заключения.[25]

Господствующим было противоположное мнение, согласно которому судебная мировая сделка приравнивается к судебному решению только в том смысле, что "стороны не имеют права ни жаловаться, ни возобновлять дела на тех же основаниях,.. но во всех прочих отношениях мировое соглашение не имеет ничего общего с решением." [26]

В силу сказанного принудительное исполнение судебной мировой сделки длительное время признавалось невозможным, а неисполнение судебной мировой сделки, по мнению большинства процессуалистов, давало основания для нового иска, по результатам рассмотрения которого - на основании последующего судебного решения - выдавался исполнительный лист. В послереволюционный период в отечественном праве не было твердо устоявшегося термина. Например, в ст. 18 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1923 г. речь шла о возможности "окончания дела миром". В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 5 марта 1928 г. (протокол N 6) [27] допускается, что "стороны, невзирая на обращение их в суд, вправе в любой момент покончить дело миром с тем, однако, чтобы эта мировая сделка не ускользнула от контроля суда и им проверялась". Кроме того, в названном Постановлении говорится о том, что "примирение сторон должно допускаться в любой стадии производства, ибо присуждение это еще не есть полное взыскание, и иногда истцу выгоднее получить хотя бы и некоторую сумму, но реальную, чем иметь исполнительный лист на полную сумму и ничего не получить". При этом предусматривается, что "соглашения связанные с отказом от присужденного по решению суда, могут подлежать засвидетельствованию органов, имеющих право засвидетельствования совершения актов наравне с другими договорами".

Л. И. Фишман определял мировую сделку как соглашение сторон об окончании дела миром и прекращении вследствие этого дела, подчеркивая, что циркуляр Верховного Суда РСФСР N 70 от 7 декабря 1923 года различает судебные и внесудебные мировые сделки. При этом внесудебные мировые сделки рассматриваются как обычное письменное доказательство; их достоверность и доказательность определялись судом в зависимости от содержания документа, способа его засвидетельствования, обстоятельств дела. В свою очередь, судебная мировая сделка, признанная судом, "приравнивается к бесспорным документам, на основании коих может быть выдан судебный приказ."[28]

После принятия Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 года, как пишет И. М. Пятилетов, от использования термина "мировая сделка" отказались и "прочно утвердился термин "мировое соглашение." [29] В теории процессуального права мировое соглашение стали подразделять на внесудебное мировое соглашение и судебное мировое соглашение. [30]

Несмотря на бесспорность последнего утверждения, нельзя не отметить, что внесудебная мировая сделка и мировое соглашение при единстве их правовой природы имеют значительные различия. В связи с этим некоторые юристы в последнее время стали говорить о том, что обозначение их единым термином в гражданском и процессуальном праве [31] будет иметь последствием не только терминологическое смешение, но и правоприменительные ошибки.

С учетом всего вышесказанного предлагается сохранить понятие "мировая сделка" как видовое по отношению к родовым понятиям "внесудебная мировая сделка" и "мировое соглашение", то есть термин "внесудебная мировая сделка" использовать для обозначения мировых сделок, заключаемых до обращения в судебные органы и не требующих судебной формы; термин "мировое соглашение" использовать для обозначения судебных мировых сделок (то есть мировых сделок, для вступления которых в действие необходимо утверждение суда).

Использование термина "судебная мировая сделка" как синонима термина "мировое соглашение" основано на том, что мировая сделка, заключаемая как в период рассмотрения дела судом, так и на стадии исполнения судебных актов - на стадии, не относящейся к судопроизводству, - в любом случае должна выступать предметом исследования и оценки суда. Утверждение мировой сделки определением суда представляет собой требование закона, предъявляемое к форме такой сделки. Следовательно, мировое соглашение есть мировая сделка, нуждающаяся в судебной форме.

Мировое соглашение как гражданско-правовая сделка является, прежде всего, юридическим фактом гражданского права, лежащим в основе обязательства, связывающего стороны спорного гражданско-правового отношения. Термином "мировое соглашение" обозначается также документ, фиксирующий акт возникновения обязательства (оформляющий права и обязанности его сторон). Кроме того, мировое соглашение, надлежащим образом заключенное и утвержденное арбитражным судом, прекращает гражданско-правовой спор между сторонами гражданского правоотношения.

В силу сказанного юридически значимым фактом для судебного процесса или исполнительной процедуры выступает не само мировое соглашение, а последствия его заключения - урегулирование спора, иной правовой неопределенности либо соглашение о "полюбовном" исполнении судебного акта. Мировое соглашение должно быть утверждено судом, в противном случае оно не влечет правовых последствий. Правовые последствия могут иметь место только при наличии всего фактического состава: "мировая сделка плюс определение суда о его утверждении".

Предположим, что после возбуждения дела стороны заключили мировую сделку, которая не была утверждена судом и согласно которой истец обязался отказаться от иска, а ответчик - передать взамен конкретное имущество. Истец исполнил принятое обязательство и отказался от иска, но ответчик повел себя недобросовестно и не передал истцу обусловленное договором имущество.

В таких обстоятельствах истец, во-первых, утратил возможность вторичного обращения в суд за защитой субъективного гражданского права и, во-вторых, не вправе требовать от ответчика исполнения по не утвержденному судом мировому соглашению, поскольку такой договор в отсутствие надлежащей формы не может рассматриваться как заключенный. Следовательно, совершая сделку, предметом которой является отказ от иска (признание иска), стороны с целью обезопасить себя от недобросовестности контрагентов должны заключать мировое соглашение в предусмотренной законом форме.

Обобщая все ранее сказанное, нельзя не отметить многоаспектность мирового соглашения.

Мировое соглашение является:

во-первых, средством защиты прав, реализуемым в порядке, установленном нормами процессуального (процедурного) законодательства. К таким нормам можно отнести нормы ГПК РФ.

Конечная цель использования данного средства защиты состоит в беспрепятственном осуществлении сторонами их субъективных гражданских прав;

во-вторых, двух(много)сторонней сделкой (договором), заключаемой сторонами в предусмотренной процессуальным законодательством форме при наличии возбужденного судебного процесса (либо процедуры исполнения судебного акта арбитражного суда) и подлежащей утверждению судом;

в-третьих, добровольным отказом сторон от публичной процедуры - судебного процесса по делу искового производства или исполнительной процедуры.

в-четвертых, юридическим фактом гражданского права - сделкой, которая движет гражданское правоотношение, подтверждает гражданские права и обязанности, изменяет способ защиты прав, также выступает предпосылкой для прекращения производства по делу искового производства, исполнительному производству, легально признаваемой нормами процессуального (процедурного) права в качестве основания для прекращения производства.

Отличия мирового соглашения от мировой сделки состоят, прежде всего, в том, что мировое соглашение

- заключается с момента возбуждения производства по делу (исполнительного производства) до момента его окончания (прекращения), то есть в период реального производства по делу (реального исполнительного производства);

- подлежит утверждению судом путем вынесения предусмотренного процессуальным законодательством определения (требования судебной формы);

- в специально предусмотренных законом случаях исполняется по правилам исполнения судебного акта.

Для наглядности соотношение мирового соглашения и мировой сделки можно представить в виде схемы (см. приложение 1)

Таким образом, можно определить мировое соглашение как взаимную возмездную гражданско-правовую сделку (мировую сделку) сторон судебного процесса (либо процедуры исполнения), которая вступает в действие после ее утверждения судом и порождает для ее участников гражданско-правовые последствия.

Мировое соглашение является важным юридическим фактом процессуального права и приравнивается по своим свойствам к судебному решению, однако имеет иную природу.

Особенностями мирового соглашения как юридического факта является, во-первых, то, что оно влечет правовые последствия в процессуальной сфере и одновременно в материальной сфере.

Последствия, которые влечет мировое соглашение в процессуальной сфере, заключаются, главным образом, в прекращении производства по делу. Определение суда, которым утверждается мировое соглашение, прекращает процессуальные правоотношения между судом и лицами, заключившими мировое соглашение. Таким образом, мировое соглашение имеет значение правопрекращающего юридического факта.

Однако только этим воздействие мирового соглашения на процессуальное правоотношение не исчерпывается. Как отмечает Н. Б. Зейдер, некоторые юридические факты, создающие или прекращающие одни процессуальные правоотношения, одновременно изменяют другие.[32] Так, возможны ситуации, когда мировое соглашение заключается лишь между некоторыми из лиц, участвующих в деле. Мировое соглашение может быть заключено между ответчиком и одним из нескольких соистцов или между истцом и одним из нескольких соответчиков. В таком случае производство по делу прекращается лишь в части урегулированных разногласий и лишь в отношении лиц, заключивших мировое соглашение. Единое сложное правоотношение, складывающееся по делу, при этом изменяется - из него исключаются правоотношения суда с лицами, заключившими мировое соглашение. В этом состоит правоизменяющее действие мирового соглашения.

2. Особенности заключения мирового соглашения в гражданском процессе

2.1. Примирительные процедуры в гражданском процессе и роль суда

В соответствии с Конституцией РФ право на судебную защиту не подлежит никаким ограничениям и включает в себя право на право на рассмотрение конкретного дела в разумный срок беспристрастным и независимым судом, стороны при рассмотрении дела процессуально равноправны и имеют одинаковые процессуальные возможности для защиты своих субъективных прав и охраняемых законом интересов. При этом соотнося конституционные принципы( равенства всех перед законом и судом ст.19 Конституции) и принципы, установленные ст. 6 ГПК РФ можно придти к выводу о том, что в гражданском процессе стороны приобретают свои права своей волей и в своем интересе.

Применительно к институту мирового соглашения эти действия выглядят следующим образом. Для того, чтобы потенциальные участники мирового соглашения могли свою волю изъявить в принципе и проявить с содержательной точки зрения, суд, опираясь на анализируемую норму, а также на ряд специальных норм ГПК (ст. 164, ч. 3 ст. 165, ч. 1 ст. 293), разъясняет им саму возможность заключения мирового соглашения и последствия такого действия, в случае его утверждения судом. Таким образом, речь идет об оказании содействия в осуществлении прав в случаях, предусмотренных ГПК РФ. При этом примирительные процедуры закон обязывает суд проводить уже на стадии подготовки слушанию дела или предварительном судебном заседании. Данная позиция настоящего исследования соответствует Постановлению Пленума Верховного Суда российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», где еще раз подчеркнуто, что «Согласно принципу диспозитивности стороны вправе уже в стадии подготовки дела к судебному разбирательству окончить дело мировым соглашением. Если действия сторон не противоречат закону и не нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц, цели гражданского судопроизводства достигаются наиболее экономичным способом. С учетом этого задача судьи состоит: в разъяснении сторонам преимуществ окончания дела миром; в разъяснении того, что по своей юридической силе определение об утверждении мирового соглашения не уступает решению суда и в случае необходимости также подлежит принудительному исполнению; в соблюдении процедуры утверждения мирового соглашения.

При этом, важное значение имеет проверка условий мирового соглашения, заключенного сторонами, и процессуальное закрепление соответствующих распорядительных действий сторон в предварительном судебном заседании (статья 152 ГПК РФ). Условия мирового соглашения заносятся в протокол судебного заседания и подписываются обеими сторонами, а если мировое соглашение выражено в письменном заявлении суду, то оно приобщается к делу, на что указывается в протоколе (часть 1 статьи 173 ГПК РФ).

Судья разъясняет сторонам последствия заключения мирового соглашения, в соответствии с которыми производство по делу прекращается и повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (части 2 и 3 статьи 173, статья 221 ГПК РФ).»[33]

Рассмотрим данные действия суда на конкретном примере из судебной практики Кологривского районного суда Костромской области.

В августе 2008 года гражданка Б. обратилась с иском о признании права на жилое помещение к МУП «Коммунсервис» администрации городского поселения г. Кологрив. Свои требования истица основывала на том, что она вместе с мужем проживала и была зарегистрирована по месту жительства в предоставленной ему квартире, муж в апреле 2008 года выехал на другое постоянное место жительства в связи со сменой работы, обращение истицы о заключении договора социального найма с ней осталось без ответа. В порядке ст.131 ГПК РФ истица просила выплатить ей денежную компенсацию за причиненные бездействием ответчика моральные страдания и материальный вред, связанный с затратами на лечение ухудшившегося из-за бездействия ответчика здоровья.

Ниже приведем выдержки из протокола предварительного судебного заседания по данному делу.[34]

«….Сторонам разъясняются процессуальные права и обязанности, предусмотренные статьями 35,39,40,41,56 ГПК РФ…истец вправе изменить основания или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны вправе окончить дело мировым соглашением.

Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком, не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы третьих лиц.

Представитель ответчика М. : Права мне понятны. Я ходатайствую о предоставлении нам с истцом времени для обсуждения условий мирового соглашения по следующим позициям:

1. истец отказывается от исковых требований.

2. ответчик МУП «Коммунсервис» обязуется выплатить истцу в счет возмещения материального ущерба в трехдневный срок с 1 по 3 октября 2008 года денежные средства в сумме 516 рублей затраченных на лечение.

3. ответчик в срок с 1 по 3 октября 2008 года возмещает истице денежную компенсацию морального вреда в сумме 4000 рублей.

4. истица обязуется сняться с регистрационного учета по месту жительства.

Стороны подписывают мировое соглашение. Представитель ответчика оглашает мировое соглашение, в письменном виде представляет его суду для приобщения к протоколу судебного заседания.

Председательствующий знакомится с представленным суду текстом мирового соглашения, оглашает представленный документ.

Председательствующий истице Б.: Согласны ли Вы на предлагаемых условиях заключить с ответчиком мировое соглашение?

Истица Б. Да, согласна.

Судом разъясняются ст.220-221 ГПК РФ – основания и последствия прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения.

Истица Б.: основания и последствия прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения мне понятны. На прекращение производства по делу согласна ( личная подпись истицы в протоколе судебного заседания).

Представитель истицы М.: основания и последствия прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения мне понятны. На прекращение производства по делу согласен ( личная подпись представителя истицы в протоколе судебного заседания).

Представитель ответчика Э.: основания и последствия прекращения производства по делу в связи с заключением мирового соглашения мне понятны. На прекращение производства по делу согласен ( личная подпись представителя ответчика в протоколе судебного заседания).

Суд удаляется для вынесения определения. Определение вынесено оглашено…».

Как видно из представленной выдержки из протокола предварительного слушания в данном документе нашло своё отражение разъяснение судом последствий утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу, предусмотренные ГПК РФ. В этом случае суд дополнительно «подстраховал», вынесенное определение об утверждении мирового соглашения. В рассматриваемом нами случае резолютивная часть определения суда об утверждении мирового соглашения выглядела следующим образом: «утвердить мировое соглашение заключенное между истицей Б., и представителем МУП «Коммунсервис» по которому : истец отказывается от исковых требований и обязуется сняться с регистрационного учета по месту жительства в срок до 15 октября 2008 года, а ответчик производит выплаты истцу в возмещение материального ущерба в сумме 516 рублей и в возмещение морального вреда в сумме 4000 рублей в срок с первого по третье октября 2008 года.

Производство по делу по иску Б., к МУП администрации городского поселении г. Кологрив о признании права на жилое помещение, обязании заключить договор социального найма, взыскании морального вреда прекратить.

Определение может быть обжаловано в Костромской облсуд в течение 10 дней».

Пожалуй, можно и не обратить внимание на мелкие недочеты в части неясности срока обжалования( 10 дней с какого момента?), главным в нем является то, что стороны нашли компромисс в урегулировании спора, заключив мировое соглашение которое было утверждено судом в соответствии с действующим законодательством. Таким образом, основным движущим началом гражданского судопроизводства служит инициатива участвующих в деле лиц.

В рамках, определенных процессуальным законом суд осуществляет контроль за тем. Чтобы действия лиц, участвующих в деле, направленные на осуществление их процессуальных или материальных прав, не противоречили закону и не нарушали чьих-либо прав и охраняемых законом интересов.

Собственно говоря, то, что выступает содержанием мирового соглашения, с позиции гражданского процесса является определенной правовой фикцией. Существование материального правоотношения не устанавливается - оно только предполагается таковым. Фактически же, в результате всестороннего исследования обстоятельств дела, оно могло бы быть установлено. Но для утверждения мирового соглашения суду вовсе не обязательно констатировать существование действительного материального правоотношения, достаточно констатации законности условий такого соглашения. Выше нами уже приводился подобный пример.

Вместе с тем очевидно, что как раз при мировом соглашении "содействие в осуществлении прав" участников соглашения весьма актуально, так как суд должен принимать меры к примирению сторон.

Так, при рассмотрении в судебном заседании дела по иску Д. о защите прав потребителя вследствие продажи некачественного товара и невыполнении услуг по гарантийному ремонту тот же Кологривский районный суд в марте 2008 года утвердил мировое соглашение уже в процессе рассмотрения дела по существу. [35] При этом как видно из протокола судебного заседания от представителя истца поступило ходатайство об объявлении перерыва в судебном заседании для обсуждения вопроса с ответчиком об утверждении мирового соглашения. Данное ходатайство было судом удовлетворено, после чего в протоколе судебного заседания внесены скрепленные подписями сторон условия мирового соглашения и сведения о разъяснении последствий утверждения мирового соглашения и производства по делу, скрепленные подписями истца и ответчика. Однако в деле участвовал представитель истца на основании доверенности. Исходя из смысла закона ему, как участнику процесса также следовало разъяснить последствия утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу.

Приведенные выше примеры являются показательными в том плане, что суд здесь действовал как некий регулятор взаимоотношений сторон, которые в принципе уже были готовы заключить мировое соглашение или хотя бы обсуждать его условия. Однако в судебной практике возникают ситуации, когда суд должен действовать более активно в плане «понуждения» сторон «разойтись полюбовно». Как нам представляется такие «патовые» ситуации возникают при рассмотрении наиболее сложных дел, например связанных с разделом имущества при расторжении брака, возмещение материального ущерба, причиненного здоровью. Это как нам представляется связано с тем, что сторонам трудно сформировать доказательственную базу как по поддержанию заявленных требований, так и по их признанию или не признанию. Подобные дела затягиваются по срокам рассмотрения и лишь устав об бесконечных посещений суда стороны начинают «склонятся к миру».

В этом плане показательным является дело по иску граждан Ч. к гражданину К., рассмотренное в Кологривском районном суде.[36] 9мая 2003 года в результате ДТП пострадали мать и дочь Ч., получившие тяжкие телесные повреждения по поводу которых длительное время проходили лечение и реабилитацию. По факту ДТП было возбуждено уголовное дело и водитель автомашины , принадлежащей жителю г. Ярославля Б., К., был приговорен к 1 году лишения свободы. Истцы обратились в суд с иском к владельцу автомашины с требованием о возмещении материального ущерба в виде затрат на лечение, включая затраты на проезд к месту лечения и обратно, одновременно просили взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере по 150 тысяч рублей в пользу обоих пострадавших, а также истец Ч. просил взыскать в свою пользу 15 тысяч рублей компенсации морального вреда за нравственные страдания, вызванные переживаниями за судьбу жены и малолетней дочери. В различных судебных инстанциях дело рассматривалось около 2 –лет, в ходе судебных разбирательств в деле участвовал прокурор. Ответчик Б., владелец машины в судебное заседание длительное время не являлся, при явке иск не признал, пояснив, что машина на него оформлена фиктивно, сам он ее не покупал, просто передал паспорт К., который из-за судимостей и множества долгов не хотел оформлять транспорт на свое имя. Определением суда от 27 июля 2007 года к участию в деле в качестве соответчика был привлечен К., как лицо, непосредственно причинившее вред. Дело в связи с его многочисленными неявками было рассмотрено лишь 5 марта 2008 года и закончилось утверждением мирового соглашения.

Обратимся далее к протоколу судебного заседания.

«…Представитель истцов адвокат Б.: Исковые требования поддерживаем в полном объеме, однако мы готовы обсудить с ответчиком вопрос об уменьшении размера требований о возмещении морального вреда при улови гарантии со стороны ответчика

Ответчик К.: Исковые требования я признаю частично: что касается возмещения материального вреда, то есть расходов на лекарства, бензин, то я согласен. По возмещению морального вреда я тоже признаю, но в разумных пределах, сумму 300 000 рублей не признаю.

Председательствующий: Не желают ли стороны заключить мировое соглашение?

Представитель истцов адвокат Б.: Согласна обсудить условия мирового соглашения.

Ответчик К.: Согласен обсудить условия мирового соглашения.

В судебном заседании объявлен перерыв с 10 до 11 часов 30 минут 5 марта 2008 года. После перерыва судебное заседание продолжено.

Представитель истцов адвокат Б.: Мы заключили мировое соглашение, представляем суду его письменный текст, просим суд его утвердить.

Мировое соглашение представлено суду, оглашено.

Председательствующий- ответчику К.: Для Вас реально выплачивать по 10000 рублей в месяц?

Ответчик К.,- Да.

Председательствующий - ответчику К.: То, что Вы и истец живете в разных городах не будет являться препятствием для исполнения?

Ответчик К.: Нет, потому что я часто езжу в Кострому.

Председательствующий - ответчику К.: С условиями мирового соглашения Вы согласны?

Ответчик К.: Да, согласен.

Прокурор: Истицей К., выдана доверенность на представление ее интересов адвокатом, где оговорено согласие на заключение мирового соглашения, истец Ч., также в своей телефонограмме в суд просил утвердить мировое соглашение, на условиях оговоренных с ответчиком. С учетом его мнения, возражений с моей стороны по заключению мирового соглашения не имеется.

Сторонам разъяснены последствия утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу , предусмотренные ст.220-221 ГПК РФ, удостоверенные подписями представителя истца и ответчика.

…. Ответчик К: Прошу огласить определение суда об утверждении мирового соглашения в мое отсутствие ,и направить мне его копию …».

21 марта 2008 года ответчик К., направил в суд частную жалобу, в которой указал, что он не согласен с определением суда об утверждении мирового соглашения. Условия мирового соглашения в части дополнительной денежной компенсации в случае невыплаты 10000 рублей в пользу истцов в размере 2000 рублей он не оговаривал, сама сумма 10000 рублей для него слишком большая так как заработок его около 15 тысяч и он имеет на иждивении малолетнего ребенка. Текст определения им получен 12 марта, поэтому срок для обжалования им не пропущен. Определением судьи от 26 марта 2008 года частная жалобы возвращена ответчику в связи с пропуском срока для обжалования.

Далее спор явился предметом рассмотрения суда кассационной инстанции, в определении которой от 20 апреля 2008 года указано: «… определение суда об утверждении мирового соглашения от 5 марта 2008 года вынесено и оглашено в судебном заседании. Ответчик К., присутствовал в судебном заседании и подписал текст мирового соглашения, приобщенного к материалам дела. То, что К., не присутствовал в судебном заседании в момент оглашения определения, так как покинул зал судебного заседания перед удалением суда в совещательную комнату, не является основанием для исчисления срока для обжалования в ином порядке, чем установлен ст.317 ГПК РФ. С учетом изложенного вывод суда о пропуске срока кассационного обжалования определения об утверждении мирового соглашения является правильным…».[37]

Из приведенного примера видно, что хотя суд и принял все меры, чтобы максимально соблюсти интересы и истца и ответчика в конечном итоге одна из сторон осталась недовольна согласованными ею же условиями мирового соглашения.

Учитывая отмеченное, правильнее по отношению к институту мирового соглашения связывать такое "содействие" суда не с действием принципа объективной истины, а с действием принципа, который в процессуальной литературе, особенно прошлых лет, назывался принципом активной помощи суда лицам, участвующим в деле, помощи в осуществлении процессуальных прав. Вместе с тем нередки случаи обращения в суд по таким основаниям, что примирительные процедуры и в целом судебное заседание превращаются в «театр абсурда». Так, например в 2006 году в Кологривский районный суд поступило заявление о защите деловой репутации Костромской областной газеты «Северная правда», из которого следовало, что 17 декабря 2006 года за подписью главного врача больницы был напечатан отзыв на статью в газете «Северная правда», в районной газете «Кологривский край»,где данная статья называлась фальшивкой, а люди готовившие публикацию названы отморозками и нелюдью. Говоря проще две газеты, подчиненные одному департаменту выясняли отношения в суде, а главный врач больницы допустивший нелицеприятные высказывания в адрес журналистов в свою очередь обратилась с о встречным исковым заявлением, пытаясь доказать, что в руководимой ею больнице «больные как мухи выздоравливают». В судебном заседании стороны пришли к договоренности о заключении мирового соглашения и суд посчитав, что они не противоречат закону и не затрагивают права и интересы других лиц определением от 12 апреля 2006 года утвердил его. В данном деле интерес представляют условия мирового соглашения, которые в случае неисполнения обязательств не только невозможно исполнить в принудительном порядке, но не возможно исполнить и добровольно, так как это своеобразные «условия с условиями»: «…Костромская областная газета «Северная правда » отказывается от исковых требований к ОГУ редакция газеты «Кологривский край» и главному врачу Ш. о защите деловой репутации и возмещении морального ущерба.

Главный врач Ш. отказывается от исковых требований к газете «Северная правда» о защите деловой репутации и возмещении морального ущерба.

ОГУ редакция газеты «Кологривский край» публикует информацию, содержащую искренние сожаления за излишнюю эмоциональность и горячность (выделено нами) в оценке статьи «Вопросы к власти совести и «косметологам», опубликованной в Костромской областной газете «Северная правда» 14 декабря 2005 года №143, имевшей место в статье главного врача Ш. «Осторожно :фальшивка!», опубликованной в газете «Кологривсикй край» 17 декабря 2005 года за подписями Т. И главного врача Ш.

Костромская областная газета «Северная правда» предоставляет возможность главному врачу Ш. опубликовать материал по результатам и на основании решения арбитражного суда Костромской области по иску КОФ ОМС к МУЗ «Кологривская ЦРБ» по вопросу нецелевого использования средств ОМС в объеме соответствующего объему статьи «Вопросы к власти совести и «косметологам», опубликованной в Костромской областной газете «Северная правда» 14 декабря 2005 года №143…».[38] Конечно можно только порадоваться, что суд «избавился » от бесперспективной судебной тяжбы, но стороннему наблюдателю не знающему подоплеку и статей и судебных тяжб сложно понять, как исполнить условия мирового соглашения, если арбитражный суд примет решение не в пользу ЦРБ и главный врач не захочет реализовать в связи с этим какую-либо возможность и какого рода информация может содержать «искренние сожаления за излишнюю эмоциональность и горячность».

Из той же «абсурдной» позиции судится по любому поводу и обращение в суд гражданки Р., тоже закончившееся утверждением мирового соглашения по которому истец и ответчики оговаривали где будет размещена поленница дров и свои намерения содержать внутридомовые территории совместно с администрацией городского поселения.[39] (см. приложение 3). Суд своим определением утвердил мировое соглашение по которому стороны обязывались совершить определенные действия совместно с другим лицом, не являющимся стороной в процессе, причем эти действия обязывалось совершить также и оно.

В качестве примера подобного мирового соглашения можно рассмотреть и мировое соглашение, заключенное в том же Кологривском районном суде по делу по иску Л., о признании наследницей и разделе наследственного имущества.[40] В феврале 2007 года умерла сестра истицы, после которой осталось наследственное имущество. Не предупредив нотариуса о существовании других наследников в правах наследства оформилась только одна из сестер. Вторая сестра обратилась с иском о разделе наследственного имущества в виде жилого дома, расположенного в д. Судилово. В ходе судебного разбирательства стороны заключили мировое соглашение и суд его утвердил, указав, что условия мирового соглашения не противоречат закону и не нарушают права и интересы третьих лиц. Между тем по условиям мирового соглашения ответчица обязывалась выписать из дома своего несовершеннолетнего внука, более того она обязывалась продать данный дом и выплатить половину его стоимости истице (см. приложение 5).

Таким образом, стремление суда понудить стороны к компромиссу завершилось не просто абсурдным, но и сомнительным с точки зрения закона определением, поскольку им существенно ограниченно волеизъявление одного из собственников в отношении принадлежащего ему имущества, а также права несовершеннолетнего.

Как нам представляется все-таки не стоит при утверждении мирового соглашения идти на явно противоречащие закону требования сторон в целях избегания утомительной судебной процедуры.

Следующим принципом, с которым связан институт мирового соглашения, является принцип диспозитивности. Этот принцип для мирового соглашения является ключевым, помогающим понять сущность данного института, но "первым среди равных", учитывая, что принципы действуют, как бы переплетаясь друг с другом. В соответствии с ним стороны вправе распоряжаться предметом спора по своему усмотрению, в том числе и путем заключения мирового соглашения.

На основании ч.2 ст.12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или не совершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Однако при утверждении мирового соглашения эта работа проводиться как бы не в полном объеме, о чем нами указывалось выше.

В соответствии с принципом законности "суд... не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц" (ч. 2 ст. 34 ГПК). При этом содержание понятия "законность" выводится из положений, закрепленных в ч. 2 ст. 34 ГПК РФ от противного. Незаконным будет такое мировое соглашение, которое противоречит закону или нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц. В этих случаях в соответствии со ст.39 ч.2 ГПК РФ суд рассматривает спор по существу. Однако практика судов говорит о том, что незаконным может быть утверждение мирового соглашении и в другом случае, если дело принято судом к производству с нарушением правил подсудности.

Так, например тем же Кологривским районным судом принято к производству исковое заявление Администрации городского поселения город Кологрив к Кологривскому обществу охотников и рыболовов в лице руководителя Хробостова о принудительном выселении из занимаемого помещения и взыскании неустойки.[41] В данном случае речь идет о расторжении договора аренды помещения которое занимало общество охотников и рыболовов и о заключении нового договора с истцом, которому помещение было передано. И истец и ответчик являются юридическими лицами, спор районному суду не подсуден. Суд, тем не менее, дело рассмотрел и утвердил мировое соглашение по которому ответчик возмещает в бюджет городского поселения упущенную выгоду в виде неполученной арендной платы за год 5123 рубля 27 копеек, а истец обязуется заключить с ответчиком договор аренды помещения в д. №7 по ул. Честнякова г. Кологрива сроком на 11 месяцев.

Основное в мировом соглашении - это согласованная воля его участников, а для того чтобы потенциальные участники мирового соглашения могли свою волю изъявить вовне и проявить с содержательной точки зрения, суд, опираясь на принцип активной помощи суда, разъясняет им саму возможность заключения мирового соглашения и последствия такого действия, в случае его утверждения. Далее, когда составленное письменно или изложенное устно мировое соглашение представлено суду, он проверяет его законность и решает вопрос о возможности утверждения данного соглашения. Вместе с тем судебная практика показывает, что хотя мировое соглашение и является своеобразным компромиссом для сторон, поддержанного судом, участники гражданского судопроизводства неохотно к нему прибегают.

Нами в приложении приведена статистическая диаграмма, из анализа которой можно определить, что несмотря на рост числа рассмотренных дел, число дел прекращенных производством, в том числе и с утверждением мирового соглашения остается на прежнем уровне как в процентном, так и в количественном показателе. Это говорит о том, что если уж граждане решили отстаивать свои интересы в суде, то значит ими исчерпаны все меры к досудебному урегулированию спора, и суд является для них «последним шагом». Как нам представляется, одним из положительных моментов, сказывающихся на эффективности, своевременности и оптимизации современного правосудия, является ежегодное увеличение количества дел оконченных с заключением мировым соглашением, от этого во многом зависят надежное обеспечение законных прав и интересов хозяйствующих субъектов и развитие цивилизованного предпринимательства.

При проверке законности суд, среди прочих, не оговариваемых в настоящий момент обстоятельств, учитывает и то, что утвержденное мировое соглашение может быть впоследствии исполнено принудительно, т. е. проверяет содержание (условия) мирового соглашения с позиции его потенциальной пригодности к исполнению. Одним из непременных критериев такой пригодности является определенность изложенных условий, их однозначность в понимании. В случае, когда сформулированные участниками соглашения условия допускают разночтение, суд должен, указать им на это и в том случае, если участники соглашения настаивают именно на данном изложении, отказать в утверждении мирового соглашения, сославшись на противоречие мирового соглашения закону, так как закон предусматривает, что при неисполнении мирового соглашения добровольно оно может быть исполнено принудительно.

Рассмотрим обоснованность изложенной позиции на примере из судебной практики. Предположим, что при рассмотрении дела по иску о передаче ребенка на воспитание, определением судьи было утверждено мировое соглашение, по условиям которого несовершеннолетний ребенок остается проживать со своей матерью "с условием регулярных встреч" его отца с ребенком. Используемая в данном мировом соглашении формулировка "с условием регулярных встреч" является явно неопределенной и потому препятствующей возможности принудительного исполнения. Казалось бы, есть очевидная потребность в разъяснении смысла, заложенного в ней участниками соглашения. Однако, думаю, что при любом разъяснении, данном судом, оно не устроит одного из участников соглашения, который посчитает его искажением своего действительного волеизъявления, что почти наверняка повлечет обжалование им определения.

Вправе ли суд восполнять пробелы в содержании волеизъявления участников соглашения своим его толкованием? Нет, иное противоречило бы принципам гражданского процесса, изложенным выше и проявляющимся при окончании дела мировым соглашением. Вся процедура, связанная с мировым соглашением, очень четко рисует роль суда - он не разрешает дело по существу, а только направляет и контролирует участников соглашения, именно их воля определяет содержание соглашения. Суд вправе, в случае незаконности мирового соглашения, не утвердить его, но он не вправе, ни при каких обстоятельствах подменять волю участников соглашения своей волей, навязывать им те условия, которые кажутся целесообразными ему, но отвергаются непосредственными участниками.

Итак, суду следует предвидеть вероятность возникновения подобной проблемы и своевременно реагировать на потенциальную неисполнимость соглашения, т. е. при настаивании участников мирового соглашения на каких-либо неясно выраженных условиях отказывать в его утверждении ввиду противоречия соглашения закону. Если же потребность в "разъяснении условий соглашения" все же возникает, то субъектам, которым предоставлено право обжалования (опротестования), надо ставить вопрос не о разъяснении мирового соглашения, а об отмене определения о его утверждении в кассационном или надзорном порядке.

Непосредственно взаимосвязан с институтом мирового соглашения и ролью суда в его заключении институт распределения судебных расходов между сторонами. По общему правилу решение о распределении между сторонами судебных расходов принимает суд, однако ч. 2 ст. 101 ГПК РФ предусматривает исключение из этого правила, устанавливая возможность сторон мирового соглашения самостоятельно определить порядок распределения между ними судебных расходов.

Допуская возможность распределения судебных расходов по соглашению сторон, законодатель тем самым установил право лиц, участвующих в деле, распределить судебные расходы по достигнутому ими соглашению, которое может предусматривать отличные от общих правила. Наличие такого соглашения обязывает суд распределить судебные расходы в соответствии с установленным в нем порядком, что находит отражение в судебном акте.

Соглашение о распределении общих расходов, необходимых для осуществления судопроизводства, и дополнительных расходов, связанных с разбирательством конкретного дела, является процессуальным соглашением, которое подчиняется императивно установленным правилам процессуального закона.

Таким образом, соглашение о распределении судебных расходов в части, касающейся распределения между сторонами сопутствующих расходов, также является процессуальным соглашением, подчиненным требованиям процессуального закона. Следовательно, соглашение о распределении судебных расходов в целом является процессуальным соглашением и не зависит от воли суда.

2.2. Процессуальные аспекты утверждения мирового соглашения

Утверждение мирового соглашения и прекращение производства по делу (либо исполнительного производства) в суде первой инстанции осуществляется путем вынесения единого судебного акта – определения

Судебная практика свидетельствует о том, что у судов апелляционной и кассационной инстанций возникал вопрос о форме судебного акта, которым следовало утверждать мировое соглашение.

В теории гражданского процессуального права определения, которыми дело завершается без рассмотрения по существу, сегодня подразделяют на две группы.

Первая группа - это "пресекательные" определения, которые выносятся в случае отсутствия оснований для возбуждения процесса и судебного разбирательства (например, если дело не подлежит рассмотрению в суде или в арбитражном суде; имеется вступивший в законную силу судебный акт, принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям и т. д.). Вторая - это "заключительные" определения, которые выносятся в том случае, если спора о праве как такового уже не существует (в случае отказа истца от иска, утверждения мирового соглашения, смерти гражданина или ликвидации организации - сторон спора). Между тем принципиальных различий, имеющих значение для практики, между указанными группами определений выявить не удалось; различие состоит в основаниях их вынесения.

Таким образом, собственно определение об утверждении мирового соглашения и прекращении производства в связи с утверждением мирового соглашения:

- выступает необходимым юридическим фактом, в силу которого мировое соглашение считается заключенным (соблюдение формы судебной мировой сделки) и вступает в действие;

- порождает только процессуальные последствия (в частности, суд прекращает производство по делу и решает вопрос распределения судебных расходов (при отсутствии соглашения сторон о распределении судебных расходов суд решает этот вопрос в общем порядке));

- само по себе не влечет материально-правовых последствий для сторон.

В связи с этим некоторые юристы высказывают мнение о том

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Кредитный договор в современном гражданском обороте". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 653

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>