Дипломная работа на тему "Комплексный теоретико-правовой анализ договоров кредита и займа"

ГлавнаяГосударство и право → Комплексный теоретико-правовой анализ договоров кредита и займа




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Комплексный теоретико-правовой анализ договоров кредита и займа":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. КРЕДИТНЫЙ ДОГОВОР И ДОГОВОР ЗАЙМА: ПОНЯТИЕ И СООТНОШЕНИЕ

§1. Понятие и виды договора займа

§2. Кредитный договор: понятие, виды и соотношение с договором займа

ГЛАВА II. КРЕДИТНЫЙ ДОГОВОР: УСЛОВИЯ, ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН, ОБЕСПЕЧЕНИЕ

§1. Права и обязанности сторон. Контроль кредитора и право на безакцептное списание

§2. Обеспечение кредита. Дополнительные условия и договоренности сторон. Разрешение споров

§3. Ответственность сторон

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Практически все предприниматели в сво ей повседневной хозяйственной деятельности сталкиваются с одной из самых распространенных форм договоров - договорами займа и кредита, выступая в них в качестве либо кредиторов, либо заемщиками.

Гражданский оборот немыслим без заемно-кредитных отношений, а регулятивные возможности, которые содержатся в заемном обязательстве, используются многими гражданско-правовыми институтами, оформляющими денежное обязательство. Это такие институты, как кредитный договор, вексель, облигация, банковская гарантия, банковский вклад, поручительство.

Вместе с тем, суды постоянно дают разъяснения по вопросам применения норм о договорах кредита и займа в российском законодательстве. Отечественное законодательство, регулирующее арендные правоотношения, несовершенно.

Являясь одним из ключевых элементов рыночного механизма, банковское кредитование играет значительную роль в обеспечении устойчивости экономики любой страны. Особую актуальность данная проблематика приобретает в условиях глобального финансового и экономического кризиса. На сегодняшний день рост непогашения кредитов является одной из основных проблем, с которыми сталкиваются коммерческие банки. Она относится к наиболее обсуждаемым, как за рубежом, так и в России.

Кредитному договору принадлежит важная роль в обеспечении возврата выданных денежных средств. Однако его эффективность зависит от ряда факторов. Во-первых, от содержания мер, предусмотренных в кредитном договоре по обеспечению возврата кредита. Во-вторых, от организации работы банка по реализации зафиксированных в кредитном договоре мер. В-третьих, от адекватности этих мер реальному положению дел. Последние обстоятельства повлияли на сделанный автором выбор темы дипломного исследования.

Очевидно, что российское законодательство существенно отстает в области регулирования кредитных отношений. До сих пор неразрешенными остаются ряд вопросов, в том числе относительно ответственности сторон за неисполнение обязательств по кредитному договору, неясно, что понимать под обстоятельствами, очевидно свидетельствующими о том, что кредит не будет возвращен в срок, и являющимися основанием для отказа банка от выдачи кредита, неопределенность формулировки «причитающиеся проценты», используемой в случае предъявления кредитором требования о досрочном исполнении заемщиком обязательств по кредитному договору и т.д.

Таким образом, экономическая и правовая значимость кредитного договора, его недостаточная теоретическая и практическая разработка, дискуссионность ряда вопросов, необходимость анализа положений современного гражданского законодательства, изучения и обобщения судебно-арбитражной практики по спорам из кредитных правоотношений обосновывают актуальность выбранной темы и предопределили цель и задачи исследования.

Цель и задачи исследования. Целью представленной работы выступает комплексный теоретико-правовой анализ договоров кредита и займа.

Целью дипломной работы обусловлена постановка и решение следующих конкретных задач:

— определить понятие договора займа;

— осуществить классификацию договоров займа;

— определить понятие кредитного договора;

— осуществить классификацию кредитных договоров;

— определить соотношение понятий «договор займа» и «кредитный договор»;

— проанализировать права и обязанности сторон кредитного договора;

— проанализировать способы обеспечения кредита;

— проанализировать ответственность сторон кредитного договора.

Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования выступают заемно-кредитные общественные отношения. Предметом исследования являются договор займа и кредитный договор.


ГЛАВА . КРЕДИТНЫЙ ДОГОВОР И ДОГОВОР ЗАЙМА: ПОНЯТИЕ И СООТНОШЕНИЕ

§1. Понятие и виды договора займа

Как и любой другой договор, договор займа имеет ряд характеризующих его признаков. Выделение признаков любого договора в доктрине гражданского права вообще имеет очень важное значение, поскольку они выступают инструментом квалификации договоров.

Среди признаков договора займа следует, прежде всего, выделить главный квалифицирующий признак — предмет договора займа. Предметом договора займа являются действия заемщика (должника) по возврату заимодавцу (кредитору) того же количества вещей определенных родовыми признаками или той же денежной суммы, что были получены взаймы при заключении договора займа.

То есть само заемное правоотношение возникает по поводу, и развивается вокруг обязанности заемщика-должника по возврату заимодавцу-кредитору позаимствованных у него денег или вещей, определенных родовыми признаками.

При этом заемщик по договору займа несет обязанность по возврату заимодавцу вещей именно того же рода и качества, что и были позаимствованы. Это аналогичные вещи, но не те же самые. Он не вправе возвратить заимодавцу вещи другого рода, или того же рода, но другого качества — в этом суть займа. В случае если договоренность между сторонами предполагает, что заемщик вернет займодавцу другие вещи, чем были позаимствованы, либо такие же, но другого качества, либо стоимость позаимствованного имущества, данное правоотношение уже нельзя квалифицировать как договор займа.

Как отмечается в юридической литературе, экономическая и юридическая цель этого договора заключается в предоставлении отсрочки встречного эквивалентного возмещения. Иной цели у сторон, заключающих договор, согласно которому одна сторона передает другой стороне имущество в собственность с условием возврата такого же количества имущества того же рода и качества, нет[1].

Здесь следует также отметить, что по вопросу о предмете договора займа в юридической литературе нет единого мнения. Многими авторами высказывается мнение, что предметом договора займа выступает само имущество, которое передается в заем.

Следует согласиться с замечанием В.В. Витрянского о том, что бытующий в юридической литературе взгляд на предмет договора займа, в соответствии с которым под предметом договора займа понимаются деньги и вещи, определяемые родовыми признаками, которые переданы заемщику, не вполне корреспондирует учению и формально-юридическим правилам о предмете всякого гражданско-правового обязательства как о действиях обязанной стороны (ст. 307 ГК РФ[2])[3].

Другой отличительный признак займа, который также необходимо отметить — это реальный характер договора займа. Законодатель связал момент заключения договора займа с моментом передачи заимодавцем соответствующей суммы займа или определенного количества вещей заемщику, тем самым, продолжив традицию займа, берущую свое начало еще со времен римского права.

До того момента, пока имущество не перешло от заимодавца в собственность заемщика договор займа не может считаться заключенным, и стороны не связаны между собой какими-либо обязательствами, вытекающими из договора займа.

Этот признак договора займа отграничивает его от всех консенсуальных договоров, включая договоры аренды (имущественного найма) и ссуды (безвозмездного пользования), и одновременно сближает его с иными реальными договорами: хранения, перевозки, доверительного управления имуществом. Вместе с тем названные договоры относятся к категории гражданско-правовых договоров об оказании услуг. В отличие от этого, по договору займа деньги и иное имущество, определяемое родовыми признаками, передаются в собственность заемщику и используются последним самостоятельно по своему усмотрению[4].

Реальный характер договора займа означает, что в заемных правоотношениях заемщик лишен права требовать от заимодавца передачи ему имущества взаймы. Решение вопроса о передаче имущества заемщику и, следовательно, о заключении договора займа передано на усмотрение заимодавца, то есть до момента передачи имущества в заем только волеизъявление заимодавца определяет будет ли заключен договор займа. Одновременно действует правило о том, что обещание заимодавца о заключении договора займа в будущем не имеет никакой юридической силы и не связывает его обязательством о передаче имущества взаймы.

В литературе, посвященной этому вопросу, отмечается, что исходя из такого традиционного для российского права подхода к договору займа в его рамках исключается признание какого-либо юридического значения за обещанием предоставить имущество взаймы. Условие о предоставлении займа, даже согласованное сторонами, не имеет юридической силы, и заимодавец соответственно не может быть понужден к выдаче займа и не несет ответственности за непредоставление обещанных средств. Юридически значимое обязательство предоставить кредит существует только в строго очерченной сфере кредитных обязательств (кредитный договор и товарный кредит)[5].

Реальному договору займа логично сопутствует признак одностороннего характера заемного обязательства, который также связан с определением момента заключения договора займа. С момента передачи имущества взаймы заимодавец в возникшем правоотношении приобретает только права, а заемщик только обязанности. Следует также отметить, что ни до, ни после передачи имущества взаймы, заимодавец не обременен в договоре займа какими бы то ни было обязанностями. При передаче имущества заимодавец реализует только свое право, а вернее сказать, правомочие (но никак не обязанность) на распоряжение имуществом, принадлежащим ему на праве собственности, поскольку, как было указано выше, заемщик не вправе требовать представления соответствующего имущества, а заимодавец вправе в любой момент, до передачи вещи, отказаться от заключения договора займа. И, напротив, заемщик в тот момент, когда получает взаймы имущество заимодавца, приобретает для себя только одни обязанности перед заимодавцем, главная из которых вернуть ему такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. При этом все остальные обязанности по договору займа, в общем, объединяются вокруг необходимости исполнить эту основную, главную обязанность надлежащим образом.

Таким образом, в силу реального и одностороннего характера договора займа, заемщик в договоре займа вместе с позаимствованным имуществом приобретает для себя голый долг, а заимодавец право, не обремененное какими-либо обязанностями.

Еще одним важным квалифицирующим признаком договора займа является его специфический объект — деньги или иные вещи, определенные родовыми признаками. Передача данной категории вещей в пользование всегда предполагает их потребление, так как иного способа извлечения из них выгоды для заемщика нет. В силу этого на заемщика не может быть возложена обязанность возврата заимодавцу, по истечении срока использования объекта займа, тех же самых денег или тех же самых вещей, поскольку, после того как заемщик использовал их и извлек из них полезные и необходимые ему свойства, данные вещи прекращают свое существование в этой материальной форме, либо вовсе выбывают из владения заемщика. В силу этих причин для заемщика их возврат невозможен, поэтому на него договором займа возлагается обязанность возвратить вещи того же рода и качества и в том же количестве, что и были получены в долг.

Ввиду того, что специфика объекта договора займа исключает возможность использования этого объекта без его потребления заимодавец в момент заключения договора передает позаимствованное имущество заемщику в собственность. В противном случае сам заем теряет свою сущность и цель для заемщика. Не получив правомочия распоряжения вещью, он не сможет ею пользоваться. Как отмечается в юридической литературе, для займа переход права собственности на имущество не является целью, а является следствием особого предмета (т.е. объекта) сделки[6]. Статья 807 ГК РФ, закрепляющая определение займа, прямо указывает на то, что имущество, выступающее объектом займа, передается заемщику в собственность.

Данное обстоятельство также позволяет отличать договор займа от договоров аренды (имущественного найма), ссуды (безвозмездного пользования) и доверительного управления, по которым объект указанных договоров передается лишь во владение и пользование контрагента: арендатора, ссудополучателя, доверительного управляющего.

Между тем в литературе высказываются мнения о том, что данная формулировка этого признака займа является слишком узкой и в этом п. 1 ст. 807 ГК РФ проигрывает в сравнении с утратившей силу ст. 113 Основ гражданского законодательства СССР и республик, по которой заимодавец мог передавать заемщику деньги или вещи как в собственность, так и на правах хозяйственного ведения или оперативного управления.

С.С. Занковский по этому поводу утверждает, что строго говоря, право собственности у заемщика возникает, главным образом, в случаях, когда в этой роли выступает гражданин, получивший взаймы наличные деньги. Но при таком узком толковании пришлось бы отказать в праве играть такую роль унитарным предприятиям, т.к. они не могут обладать имуществом на праве собственности, и, кроме того, вообще юридическим лицам – владельцам банковских счетов, потому, что в отношении зачисленных на них в безналичном порядке сумм займов они обладали бы не правами собственников, а обращенными к банку правомочиями, основанными на договоре банковского счета[7].

Мнение указанного автора, как представляется, основано на буквальном понимании данного признака договора займа. Безусловно, унитарные предприятия не обладают правом собственности на свое имущество, а владельцы банковских счетов на деньги, находящиеся на их счетах обладают правом требования, а не собственности. Однако, в любом случае, займодавец, вместе с имуществом, передает заемщику весь объем прав, которыми он на него обладает. Пр этом сам займодавец лишается всех прав на это имущество, поскольку в противном случае пользование объектом займа для заемщика невозможно.

На это указывал еще К.П. Победоносцев: «займодавец потерял связь с вещью, которую отдал взаймы; связь его установилась по договору только с лицом заемщика»[8].

С.А. Хохлов, например, комментируя нормы главы 42 ГК РФ, вообще не придает отмеченному С.С. Занковским обстоятельству какого-либо значения, указывая, что заем является договором, по которому деньги или иные вещи, определенные родовыми признаками, передаются займодавцем в собственность заемщику (п. 1 ст. 807 ГК РФ). В случаях, когда заемщиком выступает унитарное предприятие или учреждение, заемные средства поступают в их хозяйственное ведение или оперативное управление[9].

Таким образом, с позиции С.А. Хохлова заемщик приобретает на позаимствованное имущество права в том объеме, в каком это возможно в соответствии с законом и, в отличие от С.С. Занковского, он не видит в указанном обстоятельстве какой-либо проблемы.

Представляется, что главным для заемщика является то, что он по договору займа приобретает правомочия пользования и распоряжения позаимствованным имуществом. При этом вопрос о том, кто обладает титульным правом собственности на позаимствованное имущество, для фактического заемщика-потребителя займа не имеет особого значения.

Ю.В. Романец, предложивший интересную концепцию разделения гражданско-правовых договоров по направленности их целей, по этому поводу высказывает мнение о том, что наиболее характерным представляется отграничение заемных обязательств от договоров, направленных на передачу имущества в собственность (имеются ввиду договоры купли-продажи, мены, дарения, ренты и пожизненного содержания с иждивением). Договоры обеих групп имеют общий элемент, выражающийся в передаче имущества в собственность. Однако цели различны. Договор купли-продажи направлен на возмездную передачу имущества в собственность другому лицу. Для договора займа передача имущества в собственность заемщику — не конечная цель обязательства, а лишь средство её достижения. Поэтому, несмотря на то, что в обоих договорах происходит передача имущества в собственность, их правовое регулирование принципиально различно. Нормы института займа направлены главным образом на регламентацию предоставляемой отсрочки[10].

Следует согласиться с данным замечанием автора. Правовой институт займа действительно направлен главным образом на регламентацию отношений, возникших по поводу долга заемщика перед заимодавцем. Основная задача норм, регулирующих заемные отношения, — обеспечить надлежащее исполнение заемщиком обязанности по погашению имеющегося долга.

Таким образом, собрав воедино все вышеописанные признаки займа уже можно представить картину заемного правоотношения в современном гражданском праве России. Нормы о договоре займа призваны урегулировать надлежащее исполнение заемщиком обязанности по возврату заимодавцу (предмет займа) денег или вещей определенных родовыми признаками в количестве и качества, равным переданным ему в собственность (объект займа), в момент заключения договора (реальный характер займа).

Законодательное определение договора займа дано в п. 1 ст. 807 Гражданского кодекса РФ, которая устанавливает, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Данное определение точно и полно отражает все основные квалифицирующие признаки займа и дает правоприменителю достаточное представление об этой разновидности гражданских правоотношений.

Дополнительно следует подчеркнуть, что в процессе квалификации гражданских правоотношений и установления их аутентичности конструкции договора займа, правоприменителю необходимо выявить в структуре правоотношения все перечисленные в законе признаки договора займа. Отсутствие хотя бы одного из вышеописанных признаков может повлечь неправильную квалификацию правоотношения и послужить причиной ошибок в применении закона.

Можно также отметить, что определение договора займа в ГК РФ в общем соответствует принятым в международной цивилистике подходам к сути этого гражданско-правового института. Для сравнения приведем определения займа в зарубежных гражданских кодексах.

Так, Гражданский кодекс Канадской провинции Квебек 1991 года, по традиции берущий свое начало с Французского кодекса Наполеона, различает два вида договора займа — заем для пользования, отношения по которому в российском ГК регулируются нормами о договоре ссуды и простой заем, которым является договор, по которому займодавец передает определенное количество денег или иного имущества, потребляемого в процессе его использования, заемщику, который обязуется возвратить заимодавцу такое же количество денег или имущества того же рода и качества по истечении определенного срока[11].

Соответственно данному определению, предмет простого займа по ГК Квебека идентичен предмету договора займа по ГК РФ.

ГК Квебека также, как и ГК РФ, формулирует простой заем реальным договором — ст. 2316 — обещание дать взаймы наделяет лицо, в пользу которого сделано такое обещание, при его неисполнении лицом, давшим обещание, лишь правом требовать с последнего возмещения убытков; и соответственно односторонним. Объектом займа выступает имущество, определенное родовыми признаками.

Лаконичная формулировка договора займа в § 607 Германского гражданского уложения 1896 года в общем закрепляет те же основные признаки займа — тот, кто получил взаймы деньги или другие заменимые вещи, обязан возвратить заимодателю полученное вещами того же рода, качества и количества[12].

Таким образом, можно отметить, что формула договора займа в ГК РФ определена в классическом, традиционном виде, которого придерживаются и кодексы ряда других развитых стран.

Как указывает В.В. Витрянский: «В современной юридической литературе трудно обнаружить попытку исчерпывающей классификации договоров займа, в ходе которой были бы выявлены все отдельные виды этого договора»[13]. Это утверждение трудно оспорить.

В законе и на практике разработано множество разновидностей договора займа. При этом и законодатель и гражданско-правовая доктрина выделяют большое количество признаков, по которым осуществляется классификация отдельных видов договоров займа.

Для целей настоящего исследования наибольший интерес представляют те разновидности договора займа, которые выделены законодателем как специальные виды договора займа.

Глава 42 Гражданского Кодекса РФ выделяет следующие виды договора займа:

1)  договор облигационного займа (ст. 816 ГК РФ);

2)  договор государственного займа (ст. 817 ГК РФ);

3)  кредитный договор (ст. 819 ГК РФ);

4)  договор товарного кредита (ст. 822 ГК РФ).

Общие нормы о договоре займа в отношении всех указанных договоров выступают в качестве родовых. Представляется, что выделение законодателем этих видов договоров обусловлено специфическими особенностями каждого вида, в силу чего законодатель посчитал необходимым установить особые правила регулирования возникающих из этих договоров правоотношений.

Думается, что указанные в законе виды договора займа можно условно разделить на две группы по специфическим признакам этих видов. При этом каждая группа включает по два договора, которым присущи свои специальные признаки.

В первую группу входят кредитный договор и договор товарного кредита.

Мнения современных исследователей относительно правовой природы кредитного договора полярно разделяются: одни считают, что кредитный договор является видом договора займа[14], другие придерживаются позиции признания его самостоятельным видом гражданско-правового договора[15].

Представляется, что правовая природа и кредитного договора, и договора товарного кредита становится очевидной уже при рассмотрении законодательных определений этих договоров.

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на неё.

Согласно ст. 822 ГК РФ сторонами может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита).

Думается, что данные договоры специально выделены законодателем в ГК РФ в качестве отдельных видов договора займа только по признаку их консенсуального характера. Данный признак объединяет эти договоры в группу консенсуальных договоров займа, при этом законом отдельно выделен консенсуальный договор денежного займа — кредитный договор и консенсуальный договор займа вещей, определенных родовыми признаками, — договор товарного кредита. Таким образом, в ГК РФ наряду с конструкцией договора займа — реального, уже в силу цивилистической традиции, закреплены и его консенсуальные разновидности. То есть, кредитный договор, и договор товарного кредита являются ничем иным как отдельными видами договора займа, выделенными в ГК РФ только по указанному признаку, которым одновременно обуславливаются и все иные особенности этих договоров.

Примером тому служат правила о праве кредитора (заимодавца) отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита, в случае если для него станет очевидно, что предоставленная заемщику сумма не будет возращена в срок, и, противоположное ему правило, о праве заемщика отказаться от получения кредита полностью или в части, установленные ст. 821 ГК РФ.

К этим нормам ст. 821 ГК РФ отсылает и ст. 822 ГК РФ, регулирующая отношения, возникающие из договора товарного кредита.

Р.И. Каримуллин, комментируя право кредитора на отказ от предоставления кредита, считает необходимым привязать его к наличию очевидных для любого «разумного и добросовестного» лица обстоятельств, указывающих на то, что в срок не будет возвращена предоставленная заемщику сумма кредита. При этом эти обстоятельства должны быть выявлены или должны наступить только после заключения кредитного договора[16].

Подобное невозможно в обычном займе, поскольку до передачи заимодавцем объекта займа заемщику стороны не связаны какими-либо обязательствами.

Представляется, что, выделяя эти договоры, законодатель преследовал цель удовлетворить потребности, прежде всего, современного предпринимательского оборота, поскольку правовая конструкция реального договора займа, не может удовлетворить потребности сегодняшнего, динамично развивающегося рынка.

Консенсуальный характер кредитных договоров обуславливает также и установленные законом ограничения субъектного состава этих договоров.

В кредитном договоре на стороне кредитора (заимодавца) может выступать только банк или другая кредитная организация. Выдавая обычный заем, заимодавец добровольно, в соответствии со своими возможностями и интересами (причем как с выгодой для себя, так и без) кредитует заемщика, передавая ему свои деньги в собственность, при этом не получая взамен ничего материального, а только обещание заемщика погасить возникший долг.

Такое положение вещей видится не случайным. В ситуации консенсуального займа со свободным кругом лиц, управомоченных выступать заимодавцами, возможно возникновение таких ситуаций, когда материальное положение заимодавца с момента заключения договора до момента, когда наступит время передачи денег заемщику настолько изменится, что выдача долга для заимодавца станет крайне невыгодной, убыточной или даже невозможной. При этом наличие у заемщика прав требования к заимодавцу негативно скажется на материальном положении последнего. На самом деле реальность обычного, бытового займа призвана защитить права, как заимодавца, так и заемщика. Заемщик со своей стороны заинтересован в своевременном и гарантированном получении займа, поскольку в случае возникновения ситуации, когда заимодавец окажется по тем или иным причинам не в состоянии передать ему деньги в долг, он может понести прямые убытки в виде ответственности уже перед своими контрагентами, либо элементарно потерять прибыль. В реальном договоре займа заимодавец решает вопрос о выдаче или невыдаче займа только в настоящем времени, при этом он может трезво оценивать свое материальное положение, и прочие обстоятельства, которые могут повлиять на его решение. Такая конструкция договора займа способствует стабильности гражданского оборота.

Между тем рынок нуждается в перспективном кредитовании, то есть в консенсуальном денежном займе. Законодатель, право заключать консенсуальный договор денежного займа (кредитный договор) на стороне заимодавца, предоставил только банкам или иным кредитным организациям. Это профессиональные участники финансового и инвестиционного рынка. Они обладают большими финансовыми средствами и ресурсами, за их финансовым состоянием, в свою очередь, призваны следить контролирующие органы.

Банки и иные кредитные организации являются коммерческими организациями и в отношениях по выдаче кредита преследуют цель извлечения прибыли, то есть с их стороны кредитный договор всегда носит предпринимательский характер.

Таким образом, как отмечает Л.Г. Ефимова, кредитный договор представляет собой коммерциализированную консенсуальную разновидность договора займа.[17]

Кредитный договор в ГК РФ предусмотрен в качестве строго формального договора. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным (ст. 820 ГК РФ). Данный признак этого договора также видится зависимым от условия его консенсуальности. В реальном и одностороннем займе заимодавец может обосновать наличие перед ним долга у заемщика и его объем любыми документами. При этом главным предметом доказывания является сам факт передачи объекта займа. В кредитном договоре у кредитора - заимодавца также есть обязанность — передать заемщику деньги в долг. Причем обязанности кредитора в кредитном договоре исполняются первыми. Здесь доказывание наличия такой обязанности возможно только на основании письменного договора, так как никакие иные доказательства не могут достоверно подтвердить факт возложения кредитором на себя этого обязательства, а также его объем.

Другой особенностью кредитного договора является его обязательная возмездность. Ст. 819 ГК РФ возлагает на заемщика две обязанности:

— возвратить полученную денежную сумму (то есть денежную сумму, равную полученной, а не ту же самую);

— уплатить проценты на неё.

Вправе ли стороны кредитного договора предусмотреть условие о беспроцентном, безвозмездном кредите? Представляется, что нет. В статьях ГК РФ, посвященных регулированию кредитного договора, правило об уплате процентов за пользование кредитом установлено императивно. Законодатель не предоставил сторонам кредитного договора возможности обсуждать этот вопрос, и разрешил его самостоятельно.

Общие нормы о займе, в том числе и нормы ст. 809 ГК РФ о праве сторон предусмотреть договор займа беспроцентным, согласно п. 2 ст. 819 ГК РФ, применяются к отношениям по кредитному договору субсидиарно, в тех моментах, которые специальными законодательными нормами о кредите не урегулированы. Думается, что с учетом того, что правило о строго обязательной возмездности кредитного договора прямо установлено ст. 819 ГК РФ, каких-либо оснований оспаривать указанное обстоятельство нет.

В связи с этим на практике кредитор вправе требовать от заемщика уплаты ему процентов, по ставке кредитования предусмотренной договором, а в тех случаях, когда условие о процентах не было установлено кредитным договором или кредитный договор заключался как беспроцентный и безвозмездный, по ставке рефинансирования Банка России.

Также следует отметить, что в юридической литературе высказывались мнения о существенном характере условия о процентах по кредитному договору, в связи с чем действительность договора ставилась в зависимость от наличия в нем условия о процентах.

Следует безусловно согласиться с опровергающей данные мнения позицией В.В. Витрянского о том, что столкнувшись при рассмотрении спора с текстом кредитного договора, в котором отсутствует условие о размере процентов и порядке их уплаты, суд должен руководствоваться положениями о размере и порядке уплаты процентов по договору займа, содержащимися в ст. 809 ГК РФ[18].

Конечно, обеспечить строгое соблюдение этой нормы закона невозможно, поскольку её реализация зависит в основном от кредитора, который при наличии на то его воли может и не требовать о заемщика выплаты процентов. А сам заемщик, безусловно, заинтересован в освобождении его от уплаты процентов на сумму займа.

Еще одна норма, сугубо специфическая для кредита, установлена п. 3 ст. 821 ГК РФ: в случае нарушения предусмотренной кредитным договором обязанности целевого использования кредита (ст. 814 ГК РФ) кредитор вправе отказаться от дальнейшего кредитования заемщика по договору.

Целевой заем предполагает получение заемщиком займа с условием использования полученных средств на строго определенные цели. При этом в реальном займе целевое или нецелевое использование заемщиком полученных средств выявится только после того, как заем будет получен заемщиком.

§2. Кредитный договор: понятие, виды и соотношение с договором займа

Согласно статье 30 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»[19] (далее — закон о Банках) взаимоотношения банка и клиента носят договорный характер. Для установления и регулирования правоотношений в сфере оказания банковских услуг применяются гражданско-правовые договоры. Гражданским правом выработана система договоров, учитывающих особенности отдельных видов экономических отношений, которые регулируются соответствующими правовыми нормами. Среди них договоры в области кредитно-банковских отношений.

Отношения клиента и банка по поводу получения кредита вытекают из условий кредитного договора. Но кредитные отношения могут вытекать не только из кредитного договора, так сказать в чистом виде, но и при заключении смешанных договоров. В Гражданском кодексе РФ содержится ряд норм, специально регулирующих такого рода договоры.

Сторонами может быть заключён договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой стороне вещи, определённые родовыми признаками (договор товарного кредита). К такому договору применяются правила о кредитном договоре, если иное не предусмотрено таким договором и не вытекает из существа обязательства. Условия о количестве, об ассортименте, о комплектности, о качестве, о таре и (или) об упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли - продажи товаров (ст. 465-485 ГК РФ), если иное не предусмотрено договором товарного кредита (ст. 822 ГК РФ).

К коммерческому кредиту, исполнение которого связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей определяемых родовыми признаками, и в котором предусматривается предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров (ст. 489 ГК РФ), работ или услуг, применяются правила о кредитном договоре, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство, и не противоречит существу такого обязательства (ст. 823 ГК РФ).

Кредитные отношения могут возникнуть и при залоге вещей в ломбард (п. 5 ст. 358 ГК РФ), при продаже товара в кредит (ст. 488 ГК РФ).

Соотношение кредитного договора и договора займа. В правовой литературе существует спор о природе кредитного договора.

Одни авторы рассматривают его как разновидность договора займа[20].

Другие полагают, что банковский кредитный договор (краткосрочная ссуда) следует считать самостоятельным[21].

Третьи квалифицируют его как предварительный договор о заключении в будущем договора займа[22].

Четвёртые делают вывод, что кредитный договор является разновидностью договора займа, однако в отличие от него может быть как реальным, так и консенсуальным[23].

Указанный спор появился потому, что кредитный договор, с одной стороны, имеет одинаковую с договором займа экономическую природу и, соответственно, сходный правовой режим, а с другой стороны — достаточно много отличий. Даже те цивилисты, которые считали кредитный договор разновидностью договора займа, признавали его своеобразие. Так, Е.А. Флейшиц писала, что договор банковской ссуды является своеобразной разновидностью договора займа, сходной с договором займа лишь в одной черте: и тот, и другой обязывают должника к возврату поступившей в его распоряжение денежной суммы[24].

Обобщение литературных источников, посвященных изучению правовой природы кредитного договора, позволяет выделить следующие аргументы против признания этого договора разновидностью договора займа.

Авторы, изучавшие правовую природу кредитного договора в советский период, то есть до банковской реформы 90-х годов, и рассматривавшие договор банковской ссуды как особый самостоятельный договор, объясняли свою точку зрения, главным образом, особой ролью банка - органа государственного управления и хозяйствующего субъекта.

Ввиду изменения экономических условий и правового положения кредитных организаций такая позиция потеряла актуальность.

Принципиальная невозможность признания кредитного договора разновидностью договора займа выводилась из определения последнего. Договор займа предполагает, что деньги или вещи, определённые родовыми признаками, должны передаваться заёмщику в собственность[25]. При этом известно, что кредитные организации могут выдавать кредит в безналичном порядке. Безналичные деньги не имеют материальной формы и не являются вещами. Поэтому ранее считалось, что при предоставлении безналичного кредита нельзя говорить о передаче денег в собственность заёмщика.

Иногда самостоятельный характер кредитного договора объясняется раздельным правовым регулированием указанного договора с договором займа[26]. Однако такое положение существовало не всегда. Оно соответствовало ГК РСФСР 1964 г. (ст. 269-274 ГК РСФСР урегулирован договор займа, а ст. 393 ГК РСФСР- кредитование организаций) и существует в действующем законодательстве, где правовому регулированию кредитного договора и договора займа посвящены отдельные параграфы главы 42 ГК РФ. Между тем Основы гражданского законодательства Союза ССР считали заём и кредит синонимами (ст. 113 Основ). Таким образом, рассматриваемый «топографический» аргумент в пользу признания самостоятельного характера кредитного договора является непоследовательным. Применительно к нормам действующего ГК РФ он, кроме того, не вполне логичен, учитывая, что помимо параграфов 1 и 2, посвященных займу и кредиту, глава 42 ГК РФ содержит параграф 3, посвященный товарному и коммерческому кредитам. Следуя указанной выше логике, необходимо было бы признать, что помимо договора займа и кредитного договора существуют ещё два самостоятельных договора — договор товарного кредита и договор коммерческого кредита. Между тем их очевидное сходство не только с договором займа, но и с кредитным договором (ст. 819 ГК РФ) подтверждается нормами о распространении на них правового режима кредитного договора (ст. 822, п. 2 ст. 823 ГК РФ) и договора займа (п. 2. ст. 819, ст. 822, п. 2 ст. 823 ГК РФ).

Все перечисленные выше аргументы в пользу признания самостоятельности кредитного договора были признаны неубедительными по тем или иным причинам. Поэтому — для выяснения его правовой природы предлагается проанализировать отличия правового режима кредитного договора от договора займа в разрезе соотношения существенных характеристик.

Договор займа.

1) Предмет договора — деньги или вещи, определяемые родовыми признаками (ст. 807 ГК РФ); 2) Субъекты договора займа — любые дееспособные лица;3) Договор займа может быть как возмездным, так и безвозмездным (ст. 809 ГК РФ); 4) Договор займа может быть заключён как в устной форме, так и в письменной (ст. 808 ГК РФ); 5) Договор займа-реальный (п. 1 ст. 807 ГК РФ); 6) Договор займа — односторонне обязывающий.

Кредитный договор.

1) Предмет договора — денежные средства (ст. 819 ГК РФ); 2) Кредитором по кредитному договору может быть только специальный субъект — банк или иная кредитная организация. Заёмщиком — любое дееспособное лицо (ст. 819 ГК РФ); 3) Кредитный договор всегда носит возмездный характер (ст. 819 ГК РФ); 4) Кредитный договор должен быть заключён в письменной форме (ст. 820 ГК РФ); 5) Кредитный договор — консенсуальный (п.1 ст. 819 ГК РФ); 6) Кредитный договор — двусторонне обязывающий (взаимный).

Из анализа приведённых выше характеристик двух типов договоров следует, что практически все особенности правового режима кредитного договора можно так или иначе подвести под частный случай договора займа, за исключением одного: договор займа является традиционно реальным договором, а кредитный договор сконструирован действующим ГК РФ как консенсуальный.

В этой связи весьма интересной представляется позиция Н.Н. Захаровой, которая считает, что кредитный договор может быть как реальным, так и консенсуальным в зависимости от условий, установленных в договоре[27]. По мнению Н.Н. Захаровой, кредитный договор является консенсуальным, то есть для его заключения достаточно соглашения сторон, а передача денег и совершение других действий осуществляются с целью его исполнения, если предоставление кредита зависит от наступления определённых условий, указанных в договоре. Кредитный договор является реальным, то есть считается заключённым с момента передачи денег заёмщику, если стороны в договоре не обусловили предоставление кредита наступлением каких-либо условий.

К данному утверждению необходимо подойти более обстоятельно. В соответствии со ст. 819 ГК РФ банк или иная кредитная организация обязуются предоставить денежные средства (кредит) заёмщику на условиях, предусмотренных договором. В контексте данной статьи, условие для предоставления кредита не является основанием для заключения кредитного договора, а выступает в качестве права кредитора. Например, в качестве условия предоставления кредита может выступать — отсутствие обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заёмщику сумма не будет возвращена в срок. И в случае отказа от предоставления кредита кредитный договор не считался бы не заключённым, а права и обязанности не возникшими по нему в момент его заключения.

Кредитный договор традиционно развивался как банковская разновидность договора займа. Однако последний не полностью отвечает потребностям практики, так как является реальным и не даёт заёмщику возможности потребовать от банка обещанную им по договору сумму. Решить эту проблему можно двумя способами.

Во-первых, допустимо заключить предварительный договор о заключении в будущем договора займа, а после передачи денег — реальный договор займа. По этому пути пошли Основы гражданского законодательства Союза ССР, которые признали кредитный договор синонимом договора займа и предусмотрели особую разновидность предварительного договора — обязательство предоставить кредит (ст. 114 Основ). Соответственно, заключаемые на практике кредитные договоры объединяли сразу два договора: консенсуальный предварительный договор о заключении кредитного договора в будущем (ст. 114 Основ) и реальный кредитный договор.

Во-вторых, можно сконструировать консенсуальную разновидность договора займа. По этому пути пошёл действующий ГК РФ, предусмотрев несколько таких договоров: кредитный договор, договор коммерческого кредита и договор товарного кредита. Для дальнейшего сравнения этих конструкций с конструкцией договора займа предлагается выделить их родовой договорной тип, назвав его договором кредита. Этот договор является результатом обобщения и в чистом виде не применяется. Его можно определить следующим образом: по договору кредита одна сторона (заимодавец) обязуется передать другой стороне (заёмщику) деньги или другие вещи, определяемые родовыми признаками, а заёмщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму кредита) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Из приведённого определения следует, что ближайшей правовой целью договора кредита является передача заимодавцем заёмщику денег или других вещей, определяемых родовыми признаками, с обязательством возврата. Она полностью соответствует правовой цели договора займа. Следовательно, это один и тот же договорной тип. Таким образом, создание консенсуальной разновидности реального договора не приводит к появлению новой договорной конструкции. Аналогичным примером является договор дарения. По ГК РСФСР 1964 г. он был сконструирован как реальный договор (ст. 256 ГК РСФСР), а действующая вторая часть ГК РФ допускает появление как реального, так и консенсуального договора дарения (п. 1 ст. 572 ГК РФ).

Проведенный анализ показал, что договор кредита вместе со своими формами (кредитным договором, договором коммерческого и договором товарного кредита) является консенсуальной разновидностью договора займа.

Поскольку банковский кредитный договор заключается банками и иными кредитными организациями в процессе осуществления ими предпринимательской деятельности, то можно сделать вывод, что кредитный договор представляет собой коммерциализированную консенсуальную разновидность договора займа.

Понимание сущности кредита и кредитных правоотношений невозможно без уяснения экономической природы кредита в системе банковской деятельности, так как именно она (экономическая природа) определяет правовую регламентацию кредитного договора.

Вопрос о содержании банковской деятельности не является на сегодняшний день однозначно определённым. В литературе, особенно экономической, традиционно принято определять банковскую деятельность через экономические функции, которые выполняются банками[28]. Интересно, что анализ специальной литературы по этому вопросу позволяет выявить во многом парадоксальную ситуацию: при массовости имеющихся разработок отсутствует сколько-нибудь единая трактовка понятия и состава банковских функций в экономике. В лучшем случае идентичным оказываются функции посредничества в платежах и кредите. У большинства авторов фигурирует также и учредительство. Далее упорядоченность исчезает, уступая место различию подходов и разбросанности позиций.

Первый подход основан на разделении банковской деятельности на три сферы: обслуживание платежей, кредита и капиталов. В соответствии с этим выделяются три банковских функций — посредничество в платежах, посредничество в кредите, посредничество в обращении капиталов[29]. Ряд сторонников данного подхода выделяют либо две функции — «посредничество в платежах» и «посредничество в кредите» или «посредничество в платежах» и «учредительство», либо только одну функцию — «посредничество в платежах». Такой подход позволяет распределить те или иные операции и отнести их к банковским или небанковским, но вопроса о банковских функциях — целевой деятельности банков — не разрешает.

Второй подход основан на группировке самих банковских операций. Иными словами, он позволяет объединить операции, уже изначально презюмированные банковскими, в несколько однородных групп, но не дает общего критерия для их отнесения к банковским или небанковским. Априорное же разделение операций на банковские и небанковские всегда основано на усмотрении конкретного исследователя, а потому не может считаться надежным и объективно правильным[30].

Третий подход выделяет две банковские функции, фактически представляющие собой характеристики назначения двух уровней банковской системы страны: регулирования денежного обращения (функция Центрального банка (ЦБ РФ) и регулирование кредитного оборота (функция коммерческих банков)[31].

Представляется наиболее корректной четвертая точка зрения, согласно которой вопрос о банковских функциях должен решаться с позиции выделения тех целей, которые должны быть достигнуты при функционировании банковской системы того или иного государства. По нашему мнению, таких целей три: 1) увеличение денежной массы; 2) перераспределение денежных средств; 3) установление и поддержание хозяйственных связей должников и кредиторов по денежным обязательствам путем осуществления расчетов между ними и оказания им информационных услуг.

На сегодня в законодательстве превалирует третий подход, признающий за банками единственную функцию — обслуживание кредитного оборота, то есть дачу взаймы занятых денежных сумм. Воплощение в законодательстве первого или четвертого подходов приведет к изменению понятия банковской деятельности, банковских операций и сделок, а значит — и понятия самого банка. При принятии законодательством первого подхода банковской деятельностью окажется всё то, что связано с оборотом не только кредита, но и капитала (финансированием, учредительством), а также с платежным оборотом (безналичные расчеты, инкассация). Если же за основу будет принята четвертая точка зрения, то к сфере банковской деятельности возможно будет отнести (помимо перечисленных выше сделок) даже оказание информационных услуг в сфере обращения денег, кредита и капитала[32].

Тем не менее повторимся, что в современный период «банковское» суть только то, что кредитное, то есть заемное, данное взаймы и занимаемое для того, чтобы дать взаймы. Таким образом, особенность банковского кредита (а кредитный договор является одной из форм банковского кредитования) в том, что он предоставляется за счет средств, образованных путем открытия счетов и привлечения вкладов.

Все эти особенности вызываются к жизни возлежащим на банках бременем согласования и соблюдения как собственных интересов в отношениях со своими заемгциками, так и интересов собственных кредиторов - владельцев счетов и вкладчиков. Согласование интересов выражается прежде всего в недопустимости предоставления кредитов на сроки большие, чем сроки привлечения вкладов и депозитов, а также в суммах больших, чем те, которыми банк (в соответствии с данными банковской статистики) может свободно располагать в течение известного времени. Отсюда — ряд законодательных особенностей в конструкциях договоров, опосредующих соответствующие банковские операции (банковского счета, вклада (депозита) и кредита).

Таким образом, мы определили, что особенность кредитного договора как банковской сделки в том, что кредит предоставляется за счёт привлечённых средств на условиях срочности, платности и возвратности.

В связи с этим, на практике и в литературе нередко возникает вопрос, в каких случаях при предоставлении предприятиями и организациями денежных сумм на условиях возвратности необходимо наличие лицензии на осуществление банковских операций по кредитованию[33]. Для отнесения таких операций к числу требующих лицензирования, необходимо учитывать несколько критериев.

Выдача займа небанковской организацией может считаться правомерной только тогда, когда она: а) не носит систематического характера; б) не становится основным видом деятельности; в) предоставление займа связано с исполнением контрагентом (заёмщиком) иного обязательства, отвечающего уставной правоспособности заимодавца.

Однако использование данного критерия в настоящее время весьма затруднено в связи с отсутствием в законодательстве чёткого определения понятий «привлечённые средства», «вклады».

Большой практический и теоретический интерес для понимания правовой природы кредитного договора представляет собой вопрос о новации долга в заёмное обязательство в соответствии со ст. 818 ГК РФ[34].

При анализе статьи 818 ГК РФ, посвященной новации долга в заёмное обязательство, возникают определённые трудности в её толковании.

Достаточно распространённым является следующий подход: «... одной из форм замены обязательства, возникшего из договора купли - продажи, аренды или иного основания, является замена данного обязательства договором займа»[35].

Далее делается совершенно логичный вывод : поскольку согласно абзацу 1 п. 1 ст. 807 ГК РФ договор займа является реальным договором и не может быть заключён без передачи денег или вещей и, более того, в соответствии со ст. 812 ГК РФ заёмщик может оспаривать этот договор по его безденежности, доказывая, что им деньги или вещи в действительности не получались (а при новации они действительно не передавались), то в результате приходим к тому, что «продекларировав возможность новации долга в заёмное обязательство, он (законодатель) не обеспечил связь между нормами, разрешающими новацию в заём, и другими постановлениями, посвященными займу. По мнению автора (Мельникова О.О.), это существенный недостаток действующего ГК РФ, и он должен быть исправлен в законодательном порядке»[36]. Более того, О.О. Мельников предлагает и способ решения проблемы, основанный на введении института «имущественного эквивалента» для договора займа в действующий Кодекс по аналогии с ГК РСФСР 1922 года.

По нашему мнению, любые попытки решения проблемы безденежности договора займа, основанного на новации, бесплодны, так как указанной проблемы на самом деле просто не существует.

Дело в том, что основанием возникновения этой проблемы является изначальная подмена понятий. Так, согласно статье 818 ГК РФ, долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменён заёмным обязательством. Вместо этого делаются утверждения, аналогичные приведённым выше, о том, что «комментируемая статья разрешает замену долга, возникшего из договора купли - продажи, аренды имущества или другого основания, договором займа»[37].

По нашему мнению, заёмное обязательство и договор займа абсолютно различные понятия. Заёмное обязательство безусловно может возникать из договора займа. Но договор займа не является единственным основанием для возникновения заёмного обязательства. Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 307 ГК РФ обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда и из иных оснований, указанных в Кодексе. Иным основанием для возникновения заёмного обязательства, помимо договора займа является, согласно статьям 818, 414 ГК РФ, соглашение сторон (договор о новации) о том, что долг, возникший из купли - продажи, аренды имущества или иного основания, заменяется заёмным обязательством (а вовсе не договором займа). С новацией долга в заёмное обязательство первоначальное обязательство (долг) прекращается, а сама новация является договором, на основании которого в соответствии с законом возникает новое обязательство — заёмное. При этом никакого договора займа между сторонами не было и не будет.

Для осуществления новации необходимо наличие первоначального обязательства. Если первоначальное обязательство отсутствует в силу тех или иных причин, например, в силу недействительности первоначального договора, из которого оно могло возникнуть, то невозможна и сама новация из-за отсутствия предмета новации.

Согласно ст. 812 ГК РФ по безденежности может оспариваться только договор займа, а не само заёмное обязательство. Различные основания возникновения заёмного обязательства предполагают и различные основания для оспаривания. Другими словами, если заёмное обязательство возникло из договора займа, то оспаривать по безденежности можно договор займа. В случае же, когда заёмное обязательство возникло при новации долга в заёмное обязательство, оспаривать можно договор новации, но не по безденежности (отсутствует договор займа), а ввиду отсутствия первоначального обязательства (долга).

Наличие специальной нормы о новации долга в заёмное обязательство (ст. 818 ГК РФ), когда имеется общая норма о прекращении обязательства новацией (ст. 414 ГК РФ), связано с тем, что статья 414 ГК РФ предусматривает при новации замену в первоначальном обязательстве либо предмета, либо способа исполнения, а статья 818 ГК РФ допускает новацию долга в заёмное обязательство и в тех случаях, когда не меняется ни предмет, ни способ исполнения первоначального денежного обязательства.

Приветствуя появление ст. 818 ГК РФ необходимо отметить, что «обратная» новация (то есть заёмного обязательства в куплю-продажу и тому подобное) в не меньшей степени нуждается в нормативном регулировании.

Так, акционерный коммерческий Дальневосточный банк в мае 1994 года заключил с индивидуальным частным предприятием (ИЧП) «Феникс» соглашение о передаче в собственность нежилого помещения для размещения филиала банка в счёт погашения кредита. Помещение было снято с баланса ИЧП и поставлено на баланс банка. Однако в связи с отказом местных органов зарегистрировать право собственности на помещение и изменившейся позицией собственника (который внезапно решил, что напрасно отдаёт банку долги) возник спор о признании права собственности на данное помещение за Дальневосточным банком. С точки зрения банка правовым основанием возникновения у него права собственности была ст. 233 ГК РСФСР 1964 года (аналог ныне действующей ст. 414 ГК РФ). Однако понадобилось рассмотрение в судах апелляционной и кассационной инстанций для признания возможности новации заёмного обязательства в иное (купля-продажа в данном случае) и признания за банком права собственности.

Отсутствие же указания в законе на возможность новации заёмного обязательства в другие виды обязательств (при наличии ст. 818 ГК РФ) сделает подобные вопросы ещё более сложными и создаст для банков дополнительные препятствия в погашении кредитов. Выходом из этого положения могли бы стать разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Рассмотрим далее виды кредитных договоров, классифицировав их по тем или иным признакам.

В зависимости от сроков пользования кредиты подразделяются на краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные[38]. Под сроком пользования кредитом следует понимать срок от момента получения кредита заёмщиком до обусловленного в договоре срока возврата его банку. На сегодняшний день наше законодательство не содержит чёткого разделения кредита на виды в зависимости от срока пользования им. На практике краткосрочным кредитом считается тот, срок пользования которым не превышает одного года. Остальные кредиты считаются долгосрочными. Французское банковское право знает следующую классификацию кредитов в зависимости от сроков пользования ими: краткосрочные — срок пользования равен или менее двух лет, среднесрочные — от двух до семи лет, и долгосрочные — свыше семи лет[39].

В зависимости от обеспеченности кредиты подразделяются на обеспеченные и необеспеченные (бланковые или персональные)[40].

Обеспечением по кредитному договору могут быть: залог, гарантия, поручительство, удержание, иные виды обеспечения, например, обеспечительный депозит. В качестве обеспечения кредита не рассматривается неустойка. Таким образом, понятие «обеспечение исполнения обязательств» и термин «обеспечение кредита» не полностью совпадают.

Кредит, выдаваемый под залог имущества, передаваемого банку — залогодержателю, называют ломбардным. Ссуды под залог недвижимости называют ипотечными.

В зависимости от заёмщиков и цели использования кредиты подразделяются: на государственные, потребительские, промышленные, инвестиционные, на операции с ценными бумагами, межбанковские, импортные и экспортные и тому подобное.

Кредитный договор, в котором заёмщиком является кредитная организация, носит название межбанковского кредитного договора. Предоставление межбанковских кредитов является одним из видов банковского кредитования. Особенностью всех межбанковских кредитных договоров является то, что банки-заёмщики берут кредит не для финансирования собственных хозяйственных нужд, а для предоставления кредита своим клиентам-заёмщикам. Поэтому нередко такие договоры называют договорами о покупке кредитных ресурсов. Предоставление Банком России централизованных кредитов коммерческим банкам является разновидностью межбанковских кредитных операций.

договор займ кредитный


ГЛАВА II. КРЕДИТНЫЙ ДОГОВОР: УСЛОВИЯ, ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН, ОБЕСПЕЧЕНИЕ

§1. Права и обязанности сторон. Контроль кредитора и право на безакцептное списание

I. Права, обязанности и контроль кредитора. Говоря о правах кредитора, следует начать с права банка на отказ от предоставления кредита. Реализация этого права может позволить избежать «проблемных» кредитных отношений.

Выделение обязанности кредитора предоставить денежные средства обусловлено признанием кредитного договора консенсуальной сделкой. Российское право не даёт банку «свободы немотивировшшого отказа от выдачи кредита» и напротив, например, французский банк вправе отказаться от предоставления кредита без указания мотивов, если не было дано письменное обещание[41].

Право банка на отказ от предоставления кредита регулируется ст. 821 ГК РФ. В силу п. 1 указанной статьи «кредитор вправе отказаться от предоставления заёмщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заёмщику сумма не будет возвращена в срок». Не вызывает сомнения то, что указанные обстоятельства должны возникнуть именно после предоставления кредита. Как известно, кредитная оргагагация оценивает возможность кредитования на стадии анализа кредитной заявки, в том числе приложенных к ней документов. Принятое уполномоченным органом банка решение о возможности кредитования и заключения кредитного договора означает удовлетворенность банка состоянием заёмщика По нашему мнению, кредитная организация не вправе после подписания кредитного договора выдвигать в качестве оснований к отказу в предоставлении кредита обстоятельства, ранее обозначенные в кредитной заявке, либо ставшие известными из иного источника до заключения сделки. Аналогично должна разрешаться ситуация, когда по небрежности работников банка определённые факты не были установлены, хотя информация и была бы доступна при проявлении должной (обычной) заботливости.

Положение ст. 821 ГК РФ не является абсолютно новым для российского законодательства. Похожее правило содержалось в ГК РСФСР 1922 года. Статья 219 устанавливала, что лицо, обязавшееся по предварительному договору дать другому взаймы, может требовать расторжения предварительного договора, если впоследствии имущественное положение контрагента значительно ухудшится, в частности, если он будет признан несостоятельным или приостановит платежи.

Кредитный договор всегда заключается в том предположении, что ко времени, назначенному для его исполнения, имущественная состоятельность заемщика не уменьшится настолько, чтобы для кредитора могла возникнуть серьезная угроза потери суммы кредита. И.М. Тютрюмов точно подметил, что от кредитора нельзя ожидать предоставления кредита при возникновении угрозы его возврату, и что данное положение должно подразумеваться во всяком договоре займа. Смысл этой нормы известен практически каждому развитому континентальному правопорядку.

Указанная норма ГК РФ сформулирована неопределённо, и вопрос о законности отказа надлежит решать суду в каждом конкретном случае. П 1 ст. 821 ГК РФ не даёт какого-либо примерного перечня обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заёмщику сумма не будет возвращена в срок. К таким обстоятельствам, по нашему мнению, следует отнести: неустойчивость финансового положения заёмщика (нарушение сроков исполнения денежных обязательств, уплаты налогов, заключение большого числа кредитных договоров); возбуждение процедуры признания заемщика неплатежеспособным; принятие учредителями решения о реорганизации заёмщика-юридического лица; уменьшение уставного капитала заёмщика; перевод долга при продаже и аренде предприятия, в чей состав входит задолженность из кредитного договора; невыполнение заёмщиком предусмотренных кредитным договором обязанностей по обеспечению возврата суммы кредита, а также при утрате обеспечения или ухудшении его условий по обстоятельствам, за которые кредитор не отвечает.

К уже перечисленным обстоятельствам можно также добавить факты, обозначенные зарубежным экономистом Питером С. Роуз как «предвещающие неблагоприятную для кредитора ситуацию», а именно: распродажа имущества, резкое падение цен на акции заемщика; неожиданные и необъяснимые сокращения размеров остатков на счету заемщика.

Поддерживая точку зрения А.И. Ольшанного, считаем немаловажной информацию о персональном изменении органов управления заемщика; о смене аудитора, удостоверявшего финансовую отчетность; изменение основного состава участников общества заемщика; об уходе крупных акционеров, свидетельствующем о предстоящем крахе[42], а также иные мероприятия, свидетельствующие об изменении политики заёмщика.

В сфере международного кредитования интерес представляют оговорки cross-default, которые наделяют кредитора правом на отказ от кредитного договора, если расторгается другой кредитный договор. За рубежом во внимание принимаются и неэкономические причины (относящиеся к репутации заёмщика). Но такие неэкономические обстоятельства не являются основаниями до тех пор, пока не получат выражение в каких-либо вышеназванных фактах. В противном случае, кредитор получает право действовать исключительно по своему усмотрению.

Однако, автор считает, что только наличие обстоятельства, очевидно свидетельствующего о том, что предоставленная заёмщику сумма не будет возвращена в срок, не дает кредитору возможность отказаться от исполнения договора на этом основании. Отказ от предоставления кредита может быть

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Комплексный теоретико-правовой анализ договоров кредита и займа". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 526

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>