Дипломная работа на тему "Изнасилование как преступление, его расследование"

ГлавнаяГосударство и право → Изнасилование как преступление, его расследование




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Изнасилование как преступление, его расследование":


Оглавление

Введение. 3

Глава I. Особенности криминалистической характеристики изнасилования. 7

§1. Характеристика способов, обстановки (времени, места) совершения изнасилований, как важнейших элементов криминалистической характеристики данного состава преступления. 7

§2. Характеристика личности преступника, совершившего изнасилование. 16

§3. Личность потерпевшей по делам об изнасилованиях. 22

Глава II. Типичные следственные ситуации, выдвижение следст венных версий и особенности планирования начала расследования изнасилований. 32

§1. Общая характеристика типичных следственных ситуаций. 32

§2. Типичные следственные версии по делам об изнасилованиях. 40

Глава III. Особенности производства отдельных следственных действий в процессе расследования изнасилований. 49

§1. Особенности производства следственного осмотра. 49

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по нужной вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов на заказ в Уфе и в других городах РФ.

§2. Особенности производства допроса. 54

§3. Особенности производства выемки, обыска, назначения и проведения экспертизы 63

Заключение. 72

Список библиографических источников. 75


Введение

криминалистический изнасилование следственный осмотр

Актуальность темы исследования. Изнасилование - одно из наиболее распространенных и тяжких половых преступлений. Как справедливо отмечается в юридической литературе, «его общественная опасность определяется как исключительной важностью объекта, на который в данном случае направлено преступное посягательство, - общественных отношений, обеспечивающих половую неприкосновенность и половую свободу, которые являются частью гарантированных Конституцией РФ[1] прав и свобод личности, так и физическими, психическими, моральными последствиями данного преступления для потерпевшей»2. А. В. Дыдо, верно конкретизирует, что опасность его определяется тем, что оно влечет за собой тяжкие последствия, вредно сказывается на психике и здоровье потерпевшей, отрицательно влияет на потомство, нередко приводит к расторжению браков, способствует распространению разврата, снижает культурный уровень общества3.

Многие потерпевшие и лица, которым стало известно об изнасиловании, за помощью в милицию или прокуратуру не обращаются и эти преступления уходят в латентную тень и отсутствуют за рамками правового воздействия. Значительная часть изнасилований, даже в случае поступления заявлений от потерпевших, не регистрируются из опасения, что они не будут раскрыты и это отрицательно скажется на показателях раскрываемости преступлений в данном регионе. Не мало и таких случаев, когда преступление об изнасилования регистрируется, но в дальнейшем из-за низкого качества расследования, факт насильственного полового акта не устанавливается и содеянное переквалифицируется на другую часть УК РФ, и изнасилование как таковое снимается с учета»[2].

Значительное место среди причин латентности изнасилований также занимают боязнь мести за подачу заявления в правоохранительные органы, а также прямые угрозы расправы над потерпевшими со стороны преступников»[3].

Вышеперечисленные обстоятельства в совокупности и обусловливают актуальность и причины выбора темы дипломной работы.

Степень изученности проблемы. К проблемам, связанным с расследованием изнасилований, обращались такие известные ученые - криминалисты, как: Л. А. Андреева, С. В. Виноградов, Г. А. Густов, А. В. Иванов, Г. Н. Мудьюгин, Ю. В. Кадонцев, В. И. Комиссаров, Е. В. Лялина, И. А. Николайчук, Л. В. Пономарева, и др. ученые.

Однако во многих исследованиях не анализируется, например, типовая криминалистическая характеристика данной категории преступлений. Часть работ исследует лишь отдельные положения методики расследования изнасилований. Все это обуславливает актуальность проблемы.

Объектом исследования являются отношения связанные с расследованием такого преступления, как - изнасилование.

Предметом исследования послужили нормы уголовного и уголовно - процессуального законодательства, регламентирующие особенности расследования изнасилований, судебная практика, связанная с применением данных норм, а также теоретические взгляды ученых юристов.

Целью настоящей работы является: всестороннее исследование особенностей расследования изнасилований.

Задачи исследования:

- разработать и раскрыть специфику типовой криминалистической характеристики изнасилований;

- дать общую характеристику типичных следственных ситуаций и изучить типичные следственные версии по делам об изнасилованиях;

- выявить и рассмотреть особенности производства следственных действий в процессе расследования изнасилований, таких, как: следственного осмотра, допроса, выемки, обыска, назначения и проведения экспертизы.

Методологическую основу дипломной работы составили общенаучные методы познания, в частности, диалектико-материалистический метод, методы аналогии, анализа и синтеза, а также частноправовые методы исследования, такие, как формально-юридический и системно-правовой.

Структура дипломной работы определена в соответствии с целью, задачами и уровнем научной разработанности исследуемой проблемы. Дипломная работа состоит из введения, трёх глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и списка библиографических источников.

Глава I. Особенности криминалистической характеристики изнасилования §1. Характеристика способов, обстановки (времени, места) совершения изнасилований, как важнейших элементов криминалистической характеристики данного состава преступления

В криминалистической характеристике половых преступлений особое внимание уделяется способу их совершения и сокрытия. В учебной литературе подчеркивается, что способ зависит от вида насилия и условий его применения; места и времени; личности преступника и потерпевшего (потерпевшей); совершено деяние одним лицом или группой лиц; от взаимоотношений субъектов преступления и других обстоятельств его совершения[4].

В. И. Комиссаров и Е. В. Лялина пишут: «Обстоятельства, характеризующие способ совершения преступления, являются обязательной частью предмета доказывания. Преступные действия (насилие или использование беспомощного состояния) входят в структуру рассматриваемого преступления, в число обстоятельств, влияющих на степень ответственности. Через выяснение способа преступных действий следователь устанавливает фактическое и правовое содержание расследуемого события, действий его участников, их мотивы, признаки личности»[5].

Г. Г. Зуйков абсолютно верно отмечал, что неизмеримо большее значение изучение способов совершения преступлений имеет для криминалистики, которая рассматривает его как фактор, обуславливающий закономерности возникновения доказательств и источник информации, необходимой для разработки всех ее составных частей (техники, тактики и методики расследования) в целях раскрытия и предупреждения преступлений, розыска виновных[6].

Ю. В. Кадонцев говорит о способах изнасилования в широком и узком смыслах. По его мнению, в широком смысле этого слова способ изнасилования представляет собой совокупность действий преступника, направленных на подготовку преступления, совершение насильственного полового акта и, иногда, сокрытие совершенного общественно-опасного деяния.

Из проведенного им анализа судебной практики следует, что изнасилования совершаются молодыми взрослыми в 80,7% случаев без предварительной подготовки. Наиболее частыми формами подготовки к совершению изнасилования являлись спаивание потерпевшей, выбор места посягательства и насильственное доставление туда потерпевших.

Под способом изнасилования, в узком смысле слова, он понимает систему действий преступника по преодолению сопротивления потерпевшей или нейтрализации такого сопротивления, а также использования ее беспомощного состояния. С этих позиций им выделяется четыре вида способов изнасилований: а) использование малолетия; б) использование беспомощности потерпевшей; в) угроза насилием; г) применение физического насилия[7].

По мнению Е. П. Ищенко и А. А. Топоркова выбор способа при изнасиловании и насильственных действиях сексуального характера находится в прямой зависимости от того, совершаются они с применением насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей (потерпевшего). В первом случае насилие может быть и физическим, и психическим, направленным как против личных интересов потерпевшей (потерпевшего), так и их близких. Насилию могут предшествовать подготовительные действия, простые или сложные[8].

Поскольку преступное намерение по ст. 131 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ[9]) довольно часто носит импульсивный характер и формируется под воздействием ситуации, благоприятной для лица, потенциально готового к этому, постольку изнасилование, как подчеркивается в юридической литературе, и «не сопровождается заблаговременной подготовкой. Преступник прибегает к грубому физическому насилию, обычно сопряженному с причинением телесных повреждений жертве, удержанием ее рук и ног для преодоления сопротивления».

К сложным подготовительным действиям относятся: подбор оружия, маскировочных средств, обдумывание вариантов сокрытия следов преступления и др. Так, насильники, имеющие сексуальные аномалии, заранее подыскивают жертву, изучают образ жизни, выслеживают ее, тщательно выбирают момент для нападения и т. п[10].

Вместе с тем, конечно при выборе способа изнасилования определенное значение имеет факт знакомства насильников с потерпевшей. При этом, как свидетельствуют статистические данные, в последнее время доля знакомых для насильников жертв увеличилась на 21 % (с 52 до 73 %)[11].

Анализируя характер предкриминальных психических ситуаций изнасилования, В. Л. Васильев справедливо выделяет следующие возможные типы таких отношений: 1) преступники и жертва совместно пьянствуют, после чего она утрачивает способность ориентироваться в обстановке, тем более оказать сопротивление; 2) преступник знает, что жертва была ранее изнасилована, но никому об этом не сообщила; 3) после случайного знакомства потерпевшая охотно соглашается погулять с пьяным подростком и идет с ним в уединенное место, что воспринимается будущим насильником как сексуальная стимуляция, хотя никаких реальных эротических поощрений со стороны жертвы нет; 4) после случайного знакомства жертва своим собственным сексуально окрашенным поведением провоцирует посягательство[12].

В. И. Комиссаров и Е. В. Лялина выделяют следующие характерные действия преступников, предшествующих совершению ими изнасилования: выслеживание и изнасилование потерпевших вблизи мест проживания, в позднее время суток, в безлюдных местах; выявление девушек, живущих половой жизнью, угрозы разгласить ее тайну другим с последующим изнасилованием; обманное завлечение девушки соучастницами в оговоренное с насильниками место; завлечение случайной знакомой с использованием обмана в безлюдное место; завлечение девушки, используя доверительные отношения с ней, с последующим изнасилованием; завлечение малолетней девочки в подвал, квартиру, другое подобное место; внезапные (спонтанные) нападения на потерпевшую в безлюдных местах, в вечернее время суток[13].

Наиболее опасным способом преодоления сопротивления потерпевшей является физическое насилие, под которым Л. Д. Гаухман понимает «общественно-опасное противоправное воздействие на организм другого человека, совершенное против его воли, которое может быть оказано как на наружные покровы человека, так и непосредственно на его внутренние органы»[14].

Еще одним способом совершения изнасилования является использование угроз и других методов психического воздействия. Отметим, что некоторые ученые ограничиваются лишь перечислением уголовно-правовых способов психического насилия - то есть угрозой применения в отношении потерпевшей физического насилия[15]. Полагаем, что криминалистическое понятие психического насилия несколько шире, и здесь согласимся с С. В. Тихоненко в том, что виновный, с целью сломить сопротивление потерпевшей и совершить половой акт, может угрожать разглашением каких-либо сведений компрометирующих потерпевшую либо ее родственников[16].

Отметим, что порой подобные обстоятельства в практической деятельности правоохранительных органов представляют определенные трудности, так как возникает видимость добровольного полового акта между виновным и потерпевшей (потерпевшими), поэтому при проверке поступившей об изнасиловании информации необходимо точно выяснять характер насилия.

Интересно, что подобные обстоятельства расследования в Болгарии послужили поводом для обращения потерпевшей в Европейский суд по правам человека с жалобой на нормы законодательства Болгарии, требующих доказывания факта физического сопротивления по делам об изнасиловании, и практику их применения. Европейским Судом было установлено, что в ходе расследования делался неправильный акцент на отсутствие «прямых доказательств» изнасилования, таких как применение силы, что превратило «несопротивление» заявительницы понуждению к половому сношению в решающий фактор. В результате был сделан вывод о том, что деятельность органов расследования должна была быть сосредоточена на вопросе о «несогласии» потерпевшей на вступление в половую связь[17].

Таким образом, главное внимание в процессе доказывания должно уделяться выяснению причин, не позволивших потерпевшей оказать сопротивление. Для этого необходимо в совокупности исследовать и учесть личностную характеристику обвиняемого и потерпевшей, поведение потерпевшей перед изнасилованием, угрозы, обстановку места преступления, физические данные нападавших, психическое состояние потерпевшей во время совершения преступления, состояния потерпевшей и обвиняемого после преступления.

Кроме того, мы считаем, что при совершении изнасилований роль устрашающего фактора может играть и количество участников преступления, действия которых в группе нередко принимают особо дерзкий характер, способный в зародыше подавить волю потерпевшей к сопротивлению.

Изнасилования, совершенные с использованием беспомощного состояния потерпевшей, также имеют место на практике и составляют 7 % от общей доли зарегистрированных преступлений[18].

Согласимся с Е. А. Ищенко и А. А. Топорковым, которые полагают, что при использовании беспомощного состояния жертвы, которая в силу своего физического или психического склада (малолетний или старческий возраст, физические недостатки, расстройство психики либо иное болезненное состояние) не может понимать характера и значения совершаемых действий и не в силах оказать сопротивление насильнику, последний вступает в половое сношение или совершает действия сексуального характера, сознавая такое состояние жертвы[19].

По делам данной категории распространены следующие способы приведения жертвы в беспомощное состояние: путем спаивания алкогольными напитками, одурманивания наркотическими средствами или специально подготовленным снадобьем; приведение в беспамятство посредством физического воздействия. При маниакальном влечении к половым преступлениям насильник нередко тщательно к ним готовится: приискивает орудие преступления, место, удобное для приведения жертвы в беспомощное состояние, и др[20].

Важной стадией преступления является его сокрытие. И. А. Николайчук, А. А. Протасевич верно отмечают, что «способ сокрытия преступления - это детерминируемая объективными и субъективными факторами система действий (бездействий), направленных на воспрепятствование получению субъектом доказывания значимой для установления истины по делу информации, ее искажение или уничтожение»[21].

Способы сокрытия преступления могут быть выражены как в активной форме (действие), так и в пассивной форме (бездействие)[22].

В формировании способа изнасилования существенную роль играют такие объективные факторы, как время, место и обстановка его совершения.

Ю. В. Кадонцев полагает, что обстановку совершения изнасилования, необходимо рассматривать как систему факторов внешней среды, характеризующую место, время, объект и предмет посягательства, состав соучастников и характер их взаимоотношений с потерпевшей и иными лицами, использованную или специально созданную преступником для подготовки, совершения и сокрытия общественно-опасного деяния.

Использование данных о времени совершения преступления приобретает особую значимость в профилактической работе следователя. Они могут выступать как индикатор существования причин и условий, способствующих преступному деянию[23].

Характеризуя время совершения изнасилований, Ю. В. Кадонцев отмечает, что молодыми взрослыми (18-25 лет) в сентябре совершается больше изнасилований, чем в другие месяцы[24]. По данным исследований, проведенных В. Н. Сидориком, несовершеннолетние чаще совершают половые преступления в августе[25].

Таким образом, характеризуя время совершения преступления по материалам уголовных дел, ученые, в целом, замечают, что наибольшая активность совершения изнасилований наблюдается в теплое время года, а наиболее характерные периоды времени их совершения - это поздние вечерние (21-22 ч) и первые ночные часы (23- час ночи)[26].

Не менее важной характеристикой изнасилования является место его совершения, территориальная принадлежность, удаленность от постоянного места проживания преступников. Исследование места изнасилования дает возможность выявить, зафиксировать, изъять следы и иные доказательства, построить версии о событии и его участниках, организовать преследование по «горячим следам», определить время и механизм преступных действий, разоблачить инсценировки. Для насильников место совершения преступления имеет особое значение, поскольку окружающая обстановка должна непременно способствовать не только успешному подавлению сопротивления будущей жертвы, но и сексуальному возбуждению, получению полового удовлетворения. Как отмечается в литературе, для преступников обычно характерна территориальная устойчивость - свой район и свои места времяпрепровождения, и этот же район - место преступления[27].

Рассматривая данный элемент криминалистической характеристики, Л. В. Пономарева к наиболее характерным для совершения изнасилований местам относит: подъезды зданий и лестничные площадки; подвалы и чердаки строений; лесные массивы, парковые зоны и поля; квартиру потерпевшей или насильника; общежития; нежилые или заброшенные (пустующие) помещения; уединенные дворы), что подтверждают представленные ею статистические данные по Саратовской области[28].

Ю. В. Кадонцев для криминалистического анализа места изнасилований делит на шесть групп: улицы и переулки населенных пунктов, дворы домов; жилые помещения; подвалы, чердаки, подъезды домов; нежилые помещения и иные места, связанные с производственной деятельностью; средства транспорта; дачи, садовые участки. По его данным, на улицах, в переулках, во дворах домов молодыми взрослыми совершается 20% изнасилований. В аналогичной обстановке лицами старше 25 лет совершается только 10% посягательств, а несовершеннолетними около 70%[29].

К. А. Толпекин отмечает: в помещении или на территории предприятия, учреждения, учебного заведения было совершено 2,4% этих преступлений, в местах постоянного или временного проживания жертвы либо самого преступника - 40,2 %, на улице населенного пункта, в парке, сквере, на пляже - 6,3 %, в безлюдном укромном месте в черте населенных пунктов - 21,3 %, в безлюдном укромном месте вне населенного пункта - 22,0 %[30].

Проведенные Е. В. Лялиной эмпирические исследования демонстрируют, что 55 % осужденных за участие в изнасиловании выбрали место совершения преступления спонтанно; 30 % по причине того, что оно знакомо и безопасно, и 15 % преступников выбрали местом совершения преступления то, с которым их ничего не связывает, а значит трудно будет организовать розыск[31].

Таким образом, сделаем вывод: Рассмотренный нами вопрос о способах, обстановки, времени и месте совершения изнасилования, результаты наших исследований и сравнение их с данными, полученными другими авторами, свидетельствуют о том, что в настоящее время профилактическая работа органов, в компетенцию которых входит обязанность своевременно выявлять правонарушителей и их антиобщественные группы, находится все еще на недостаточном уровне.

Делая вывод, заметим, что рассмотренные выше элементы криминалистической характеристики изнасилования отражают наиболее характерные особенности данного преступления, позволяют типизировать группы преступников, среди которых следует искать подозреваемых, и наметить методы выявления, раскрытия и расследования изнасилования.

Принципиально важно, на наш взгляд, чтобы информация о способе, месте и времени совершения изнасилований, содержалась в системе криминалистических учетов и использовалась как при производстве расследования, так и для профилактики совершения половых преступлений.

§2. Характеристика личности преступника, совершившего изнасилование

Личность преступника, в юридической литературе, рассматривается как совокупность положительных и отрицательных социальных свойств, присущих индивиду, обуславливающих общественно-опасный характер его поведения и дальнейшее развитие его преступной деятельности[32].

Криминалистический аспект изучения личности преступника представляет особый интерес, поскольку при расследовании любого преступления необходимо учитывать те свойства и состояния виновного, которые проявились в способе преступления или значимы для индивидуализации наказания.

Важность изучения личности преступника закреплена и на законодательном уровне. В частности, законодатель обязывает следователя полно и всесторонне исследовать личность обвиняемого, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, а также иные обстоятельства, характеризующие его личность (ст. 73, 99 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ))[33].

В настоящее время под личностью преступника понимают совокупность криминологически значимых (социально-демографических, социально-ролевых, социально-психологических) свойств человека, обусловивших совершение им преступления[34].

Определяя объем изучения личности преступника для целей расследования, присоединимся к мнению Ф. В. Глазырина, который считает, что криминалистическое изучение личности преступника требует учета и оценки: 1) социально-демографических свойств; 2) психологических качеств; 3) биологических особенностей личности[35].

В криминалистической науке известны следующие элементы поведения преступника, вытекающие друг из друга:

- Этап допреступного поведения: возникновение потребности – ее осознание как формирование мотива - оценка возможностей для удовлетворения потребности - выбор объекта преступного посягательства - постановка цели.

- Этап преступного поведения: уголовно наказуемое приготовление - реализация цели - причинение (возможность причинения) вреда объекту посягательства.

- Поведение преступника после завершения преступного посягательства: включает его действия по сокрытию преступления и воспрепятствованию его раскрытию, а также реализацию возможностей, открывшихся в результате совершения преступления[36].

Приведенное суждение будем использовать в ходе дальнейшего изучения особенностей характеристики личности преступника, совершившего изнасилование.

При подготовке, совершении и сокрытии изнасилования велика роль личностных качеств преступника - эмоционально-волевой сферы, ценностных ориентаций и т. п.

Важнейшим условием формирования личности насильника в большинстве случаев являются отрицательные семейные условия, к которым обычно относят алкоголизм родителей, скандалы между ними, физические наказания подростков, а также тепличные условия, создаваемые детям в некоторых семьях, отстранение их от любой активной деятельности. Все это приводит к воспитанию вспыльчивости, повышенной возбудимости, несдержанности, неспособности преодолеть жизненные трудности в критической ситуации.

Среди индивидуальных особенностей, потенциально формирующих противоправное поведение, необходимо назвать различные нервно-психические заболевания (отставание в умственном развитии, олигофрения), физические недостатки (дефекты речи, внешняя непривлекательность и т. п.)[37].

Отмечая подобные тенденции в своей диссертации Г. А. Егошина полагает, что в организации борьбы с сексуальными посягательствами определенную роль могли бы сыграть электронные банки данных о лицах мужского и женского пола с отклонениями в сексуальном поведении, которые целесообразно создать при республиканских, областных и краевых психоневрологических диспансерах. Правовой основой создания подобных банков данных мог бы стать ФЗ «О государственной регистрации лиц с отклонениями в сексуальной сфере», подобно ФЗ от 25.06.1998 г. «О государственной дактилоскопической регистрации в РФ»[38].

Возражая автору этого предложения, считаем, что в настоящее время для его успешной реализации, прежде всего, необходима организация активной работы по выявлению данных лиц. По нашему мнению, в этом может помочь проведение ежегодного качественного медицинского осмотра (на сегодняшний момент он носит формальный характер) на предмет определения состояния как физического, так и психического здоровья учащихся образовательных учреждений и работников предприятий, организаций и учреждений.

В учебной литературе можно встретить научную классификацию типичных портретов насильников. В соответствии с ней выделяются следующие типы: 1) впервые совершившие преступления под влиянием ситуации, однако предыдущее их поведение было далеко не безупречным. Они обладают такими отрицательными наклонностями, как употребление спиртных напитков, наркотиков, курение и т. п.; 2) лица, уже совершавшие различные правонарушения, привлекавшиеся к административной ответственности. Мотив и цель преступления формируется у них под влиянием ситуации. Как правило, преступление совершается ими спонтанно; 3) лица, нравственная деформация которых представляет серьезную опасность для общества, чье поведение носит стойкий антисоциальный характер. В этой категории могут быть и уже судимые (условно осужденные, досрочно освобожденные и т. п.). Они грубы, жестоки, у них практически отсутствует чувство стыда[39].

Представленный выше анализ специальной литературы свидетельствует о том, что совершение изнасилования предопределяется совокупностью факторов внешней социальной среды и индивидуальными особенностями личности преступника. В связи с этим заслуживает внимания высказывание Ю. М. Антоняна о том, что мотивы совершения конкретного преступления (особенно это касается тяжких насильственных преступлений и, в частности, изнасилований) начинают формироваться достаточно рано, и чтобы понять мотивы поведения человека, нужно знать, какую жизнь он прожил, начиная с детства, когда все внешние воздействия усваиваются наиболее активно[40]. Однако по мнению Е. В. Лялиной исследованию личности виновного со стороны следователей уделяется явно недостаточное внимание. Так, по её данным, основным источником информации о личности подозреваемого являются сведения, полученные от родственников и соседей. Значительно ниже такие показатели относительно получения сведений от друзей, участкового инспектора, коллег. Во многих материалах уголовных дел можно было встретить лишь одну характеристику на обвиняемого, а если он не учился и не работал, то характеристику из нескольких предложений составлял участковый милиционер (по нашим данным, такая ситуация характерна для 20 % расследованных уголовных дел). И, к сожалению, не встретилось ни одного случая возвращения прокурором уголовного дела для производства дополнительного следствия в связи с неполнотой собранных сведений о личности обвиняемого, что говорит о формальном подходе практических работников к требованиям п.3. ч.1. ст. 73 УПК РФ[41].

Д. А. Рогозин, кроме того, с сожалением отмечает, что следователи практически не прибегают и к помощи защитника по вопросам получения информации о преступнике. В то же время предоставленную данным лицом обобщающую справку о насильнике можно было бы использовать для сравнительного анализа со справкой участкового инспектора[42].

Интересен тот факт, что полученные сведения о личности подозреваемого иногда противоречат друг другу. Так, по делу об изнасиловании несовершеннолетних П. и С. один из обвиняемых, в характеристике, представленной от имени домоуправления и коллектива жильцов дома, где он жил, описывался с положительной стороны. В справке же, выданной милицией, куда обратился следователь, было указано, что он уже несколько раз задерживался и давно состоит в отделении на учете за систематическое хулиганство, пьянки и знакомство с лицами из числа уголовных элементов. В дальнейшем выяснилось, что характеристика была написана его родителями и лишь подписана по их просьбе представителями коллектива жильцов[43].

Таким образом следует указать на необходимость получения следователем информации о личности преступника из максимально возможного количества источников с целью сбора сведений, объективно соответствующих действительности.

В завершении параграфа подытожим наши рассуждения и перечислим перечень обязательных, на наш взгляд, источников информации о личности преступника: 1) характеристики по месту учебы или работы; 2) характеристика по месту жительства; 3) справка о здоровье; 4) показания соседей, родственников, знакомых и друзей; 6) справка органа внутренних дел.

Считаем, что приведенные нами положения, при их практическом применении, могут послужить основой для подбора эффективных методик исправления и перевоспитания лиц, совершивших изнасилование, тем самым увеличить возможность достижения цели частной превенции, с одной стороны, а с другой, повысить уровень общепрофилактических мероприятий в учреждениях, предприятиях, организациях путем распространения соответствующих рекомендаций.

§3. Личность потерпевшей по делам об изнасилованиях

Одним из проблемных вопросов виктимологической характеристики изнасилований является объем исследования личности потерпевшей. Личность потерпевшей является неотъемлемым элементом криминалистической характеристики любого преступления, в том числе изнасилования.

Необходимость изучения личности потерпевших обусловливается и уголовным законодательством: в ст. 63 УК РФ перечисляются индивидуальные признаки потерпевшего, отягчающие наказание виновного (беременность, малолетний или несовершеннолетний возраст, прежние отношения с виновным, зависимость от него и др.)[44]. Поэтому в криминалистическом аспекте изучение личностных особенностей жертвы важно в целях уяснения специфики показаний потерпевшего и для разработки тактики проведения допроса и других следственных действий с его участием.

Среди авторов, занимающихся указанной проблематикой, можно отметить В. С. Бурданову, В. М. Быкова, О. А. Лакаеву, В. В. Тищенко, Е. Е. Центрова и др[45]. В частности, О. А. Лакаевой при изучении данного вопроса справедливо было отмечено, что по уголовным делам с установленной личностью подозреваемого внимание к личности потерпевшего ослабевает. И, наоборот, по уголовным делам с неустановленной личностью подозреваемого интерес к потерпевшему, его связям со стороны следственных органов значительно возрастает, а иногда становится необоснованно пристрастным[46]. Данные факты особо заметны по делам об изнасилованиях. Полагаем, что в целях обеспечения объективности предварительного следствия во всех случаях необходимо учитывать предвидение позиции, поведения и показаний по делу допрашиваемых жертв преступлений.

Каждая категория потерпевших (малолетние, взрослые, умственно отсталые и др.) по-разному реагирует на однотипные ситуации, что обусловливает способ преступного воздействия на личность и характер образования следов насилия[47].

Исследования, проведенные В. Н. Сидориком, свидетельствуют о следующем: потерпевшими от изнасилования являются, как правило, лица до 14 лет - 10 %, 15 лет - 10 %, 16 лет - 28 %, 17 лет - 14 %, 18 лет - 22 %, 19 лет - 8 %, от 20 до 25 лет - 8 %[48].

В ходе изучения уголовных дел об изнасилованиях, совершенных группой несовершеннолетних, Е. В. Лялиной было установлено, что возраст потерпевших колеблется и распределяется следующим образом: малолетние - 5 %, несовершеннолетние того же возраста, что и преступники - 85 %, женщины по возрасту старше преступников - 1 %, возраст потерпевших четко не определен и не имеет значения при выборе жертвы - 9 %[49].

Характеризуя демографические сведения о потерпевших, Ю. В. Кадонцев отмечает, что чаще всего жертвами изнасилований, совершенных молодыми взрослыми (от 18 до 25 лет), становятся их сверстницы. Значительно меньшее число посягательств совершается в отношении несовершеннолетних и взрослых потерпевших[50].

Этот же ученый провел анализ потерпевших в зависимости от их поведения, предшествующего совершению преступления. По указанному признаку потерпевших можно разделить на следующие группы:

1) нейтральные - чаще всего, это жертвы нападения неизвестного лица, поведение которых никак не связано с совершением изнасилования (37,3%);

2) легкомысленные - это потерпевшие, знакомые с преступником или легко знакомящиеся с неизвестными людьми, поведение которых нельзя признать развязным или аморальным. Легкомысленные жертвы не осознают грозящей им опасности и находятся в так называемой «рискованной ситуации», или осознают это, но надеются избежать сексуального нападения (30%);

3) жертвы с виктимным поведением - это потерпевшие, легко знакомящиеся с неизвестными людьми, проводящие досуг в малоизвестных компаниях, распивающие спиртные напитки. Аморальное поведение этих потерпевших, характеризующееся бестактностью, развязностью, зачастую формирует у преступника «иллюзию доступности» жертвы и обуславливает совершение изнасилования (32,7%)[51].

При исследовании данного вопроса М. И. Могачевым были названы субъективные признаки, обусловливающие поведение потерпевшей до изнасилования. К ним относятся: 1) психологические особенности будущих жертв (легкомысленность, доверчивость, повышенная внушаемость, пассивная подчиняемость, психические аномалии и т. д.); 2) систематические или одномоментные (устойчивые или случайные) поведенческие особенности (неосторожные, непродуманные поступки, связанные с употреблением алкоголя, наркотиков, неразборчивость в половых связях и т. д.)[52]. Пожалуй, имеет смысл согласиться с данной авторской позицией, поскольку указанные признаки существенно облегчают преступнику достижение его цели и поэтому могут быть объектом его сознательного поиска и использования в преступном намерении.

Некоторые авторы определяют поведение потерпевших по степени их физической сопротивляемости насильнику, и, более того, «недостаточно активное противодействие проявлениям сексуального намерения» предлагают рассматривать как «безнравственное поведение потерпевшей»[53].

На наш взгляд, подобные оценки, наряду с иными аналогичного характера (например, предложение соотносить степень виновности насильника с наличием у потерпевших прошлого сексуального опыта) безосновательны и не могут быть апробированы. Недопустимо рассматривать в качестве смягчающих вину насильника обстоятельств факты предыдущих сексуальных контактов потерпевших с мужчинами, нахождение женщины в состоянии алкогольного опьянения, а также поведение женщины, воспринимаемое будущим насильником как «флирт» и т. д. Принципиально важно помнить о дистанции между поведением женщины, пусть даже и легкомысленным, и следующим за этим насильственным поведением мужчины.

По нашему мнению, абсолютно справедливо высказывание Ю. М. Антоняна: «Во всех случаях, когда женщина направляет свои усилия на то, чтобы привлечь внимание мужчин, желая интимной близости, можно говорить, если угодно, о «провоцировании» ею мужчины на эту близость, но никак не на изнасилование»[54]. Таким образом, значимость данных о поведении потерпевшей до, в момент и после совершения преступления становится очевидной для расследования изнасилований.

По свидетельству К. А. Толпекина, потерпевшие от данного вида посягательства в основном характеризуются положительно, как не склонные к случайным связям: 21,1 % не имели сексуального опыта, лишь 18,8 % имели отрицательную морально-нравственную характеристику[55].

В процессе изучения личности потерпевших от половых посягательств К. И. Масленниковым были получены аналогичные результаты: из общего количества потерпевших 43 % вели себя негативно, а поведение 57 % никак не способствовало преступнику в совершении преступления. При этом под негативным автор понимает такое поведение, в котором проявились развращенность, нездоровое любопытство, корыстная заинтересованность в получении подарков или денег от преступника, недопустимая доверчивость. Интересно, что, по его наблюдениям, негативное поведение потерпевших характерно в большей степени для малолетних и составляет 67, 3 %[56].

В. Н. Сидорик дифференцирует поведение потерпевших, предшествовавшее изнасилованию, на следующие разновидности: 1) совместное распитие спиртных напитков - 35 %; 2) «застольные» беседы, переросшие в преступные действия - 15 %; 3) «застольные» беседы, переросшие в развратные действия - 8 %; 4) провоцирующее поведение потерпевших, выражающееся в демонстрации обнаженных участков тела - 22 %[57].

По мнению Е. П. Ищенко и А. А. Топоркова, «при расследовании изнасилований важно иметь в виду виктимологический аспект, т. е. поведение потерпевшей, которое в ряде случаев провоцирует действия насильника. Это необходимо для уяснения субъективной стороны преступления, поскольку в ряде случаев подозреваемый, ориентируясь на поведение потерпевшей, расценивает ее действия как согласие на вступление в половую связь»2.

Типичными формами виктимного поведения могут быть: нахождение потерпевшей в нетрезвом состоянии на улице или в общественном месте (23,7%); совместное проведение времени с молодыми людьми в так называемой рискованной ситуации (13%); совместное распитие спиртных напитков (19%)[58].

Говоря о виктимологических аспектах изнасилований, важно определить и то, насколько правильно ведет себя жертва в ходе начавшегося нападения, чтобы максимально не допустить вредных для себя последствий. Оказать реальное физическое сопротивление насильнику может лишь незначительная часть потерпевших. Среди возможных способов избежать насилия жертвы предпочитали звать на помощь, пытаться уговорить и обмануть насильника, умоляли пожалеть, пытались убежать.

Ошибочное или несоответствующее поведение жертвы не только не мешает преступникам, но и усиливает их агрессивные тенденции. Жертва может активно сопротивляться тем, кто хочет безропотной покорности, либо наоборот, безропотно выполнять все команды преступников. В этих случаях поведение насильников может проявиться по-разному, начиная от испуга с дальнейшим паническим бегством с места преступления до неоправданно жестокого подавления сопротивления потерпевшей.

В ходе установления механизма совершенного преступления, в том числе поведения потерпевшей в момент посягательства, степени ее сопротивляемости преступным действиям, нельзя сбрасывать со счета влияние таких факторов, как парализация жертвы под воздействием страха, внезапность нападения насильников, а также вероятность ранения или смерти. Проведя сопоставление поведения потерпевшей до и во время совершения преступления, получаем закономерность, выражающуюся в преимущественном большинстве случаев в оказании физического сопротивления в ходе посягательства теми потерпевшими, чье поведение никак не способствовало совершению преступления, и попытках уговорить, упросить, умолить - со стороны потерпевших, поведение которых до совершения преступления было негативным.

Немаловажное значение имеет и изучение личности потерпевшей после совершения преступления. Потеря душевного равновесия у жертвы изнасилования сочетается иной раз и с неуверенностью в способности органов расследования вынести правильное решение, особенно в тех случаях, когда ее поведение было опрометчивым, неосторожным или содержало элементы провоцирующего характера[59]. Постоянное опасение, что в результате разглашения случившегося будет потеряно уважение окружающих, угнетает потерпевшую и на фоне соматических и психических последствий посягательства порождает глубокую эмоциональную напряженность, которая усугубляется острым дефицитом информации о возможностях наиболее приемлемого выхода из создавшегося положения. Психические состояния, образующиеся у потерпевших в ходе предварительного и судебного следствия, динамично связаны с пережитыми ими психическими состояниями в момент преступления и после него, при возбуждении уголовного дела. Бесспорно, что особенно значительное эмоциональное напряжение испытывают потерпевшие при расследовании дел об изнасилованиях, совершенных группой, так как, кроме участия в нескольких допросах, девушке приходится опознавать подозреваемых и обвиняемых, давать показания на очных ставках с ними, выезжать на место происшествия и т. п. В итоге часто оказывается, что с ее участием проводится больше следственных действий, чем с любым из лиц, привлекаемых к уголовной ответственности.

При избрании тактики общения с потерпевшей следователю необходимо учитывать и вероятность совершения недобросовестным защитником противоправных действий по отношению к ней. Например, при производстве очных ставок, иных следственных действий с участием подзащитных, а особенно в ходе судебного рассмотрения дела распространяются заведомо ложные заявления, что потерпевшая ведет распутный образ жизни, грубо спровоцировала подзащитного на совершение преступления либо вообще инсценировала изнасилование. В данном случае позиция адвоката во многом связана с позицией подзащитного, и если последний допускает заведомую клевету, то многие защитники считают своим долгом поддерживать его, игнорируя положения п. 11 ст. 53 УПК РФ[60] об использовании только таких средств и способов защиты, которые не запрещены уголовно-процессуальным законодательством. Особенно часто подобных фактов можно ожидать в случаях, когда защита осуществляется на возмездной основе[61].

Зависимость от обстоятельств расследования и объективная невозможность в минимально короткий срок избавиться от негативных переживаний вызывают у потерпевшей представление о непреодолимых трудностях сложившейся ситуации, которое и формирует специфическое психическое состояние - фрустрацию. Фрустрация - состояние человека, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения и вызываемое объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели и решению задачи[62]. С этих позиций можно рассматривать тенденцию отдельных потерпевших и их родственников компенсировать нравственный и физический ущерб, причиненный преступлением, за счет подарков, ценных вещей и денежных сумм, принимаемых от виновных или их родственников. Поэтому иной раз для потерпевшей задержание и наказание преступника представляют отнюдь не лучший выход из создавшегося положения.

Таким образом, приходим к выводу о неоднозначности занимаемой потерпевшими позиции на предварительном следствии, вплоть до оказания противодействия правоохранительным органам, и выделить следующие варианты их поведения: 1) потерпевшая стремится оказать активное содействие в течение всего процесса расследования; 2) потерпевшая в ходе расследования занимает пассивную позицию либо активно противодействует ему; 3) потерпевшая частично или полностью изменяет свою позицию в процессе расследования под влиянием различных обстоятельств.

Подобная дифференциация поведения потерпевшей имеет большое практическое значение, так как позволяет следователю заранее определить свою линию взаимоотношений с этим участником уголовного процесса, наметить тактические способы преодоления ее неблагоприятного поведения.

В связи со сказанным считаем целесообразным, в завершении параграфа, в качестве вывода определить типологию личности потерпевших от изнасилования:

1. В зависимости от возраста: а) несовершеннолетние; б) малолетние; в) женщины старше преступников.

2. В зависимости от социального поведения: а) девушки, имеющие бесконфликтные, ровные отношения в среде ровесников и родственников; б) девушки, имеющие конфликты с родителями, отрицательное отношение к учебе, общение с людьми асоциальной направленности.

3. В зависимости от семейной обстановки: а) девушки, условия жизни и воспитания которых благоприятны для нормального физического, психического и нравственного развития; б) девушки, воспитанные в семье алкоголиков, наркоманов, выросшие в обстановке ссор, скандалов.

4. В зависимости от поведения до изнасилования: а) девушки, чье поведение никак не способствовало совершению преступления; б) девушки, поведение которых спровоцировало совершение изнасилования.

5. В зависимости от состояния потерпевшей в момент изнасилования: а) девушки, находившиеся в состоянии алкогольного опьянения; б) девушки, находившиеся в нормальном состоянии; в) девушки, находившиеся в состоянии наркотического опьянения.

6. В зависимости от способов оказания сопротивления: а) девушки, оказывающие физическое сопротивление, призывавшие на помощь, предпринимавшие попытки к бегству; б) девушки, предпринимавшие попытки упросить, уговорить нападавших; в) девушки, не оказывавшие сопротивления, погруженные в себя, находившиеся в состоянии фрустрации. В завершении главы можно сделать следующие выводы: Методика расследования изнасилований в качестве основного структурного элемента предполагает криминалистическую характеристику данного преступления.

В криминалистической характеристике половых преступлений особое внимание уделяется способу их совершения и сокрытия. Способ зависит от вида насилия и условий его применения; места и времени; личности преступника и потерпевшего (потерпевшей); совершено деяние одним лицом или группой лиц; от взаимоотношений субъектов преступления и других обстоятельств его совершения.

В формировании способа изнасилования существенную роль играют такие объективные факторы, как время, место и обстановка его совершения.

- Криминалистическая характеристика изнасилования включает в себя также сведения о личности преступника. Источниками информации о личности преступника могут быть: 1) характеристики по месту учебы или работы; 2) характеристика по месту жительства; 3) справка о здоровье; 4) показания соседей, родственников, знакомых и друзей; 6) справка органа внутренних дел.

Наконец, неотъемлемым элементом криминалистической характеристики любого преступления, в том числе изнасилования является личность потерпевшей.

Глава II. Типичные следственные ситуации, выдвижение следст венных версий и особенности планирования начала расследования изнасилований §1. Общая характеристика типичных следственных ситуаций

Вопрос о возбуждении уголовного дела об изнасиловании или иных сексуальных действиях зависит от криминалистически значимой информации, имеющейся на первоначальном этапе расследования. Возбуждению уголовного дела часто предшествует предварительная проверка обстоятельств произошедшего, показаний потерпевшей (потерпевшего), иных фактов. Если в момент, когда получено заявление или сообщение, имеются доказательства совершенного преступления, дело возбуждается безотлагательно.

Проблемы теории следственных ситуаций были объектами исследования А. Н. Васильева, И. А. Возгрина, Т. С. Волчецкой и др.[63] По мнению В. И. Комисарова, следственная ситуация может быть определена как учение о динамической системе взаимосвязанных элементов (условия, обстоятельства, характер информации, объекты и взаимоотношения участников предварительного следствия и др.), необходимо влияющих на создание и реализацию определенных групп приемов производства следственных действий. Автор отмечает, что допустимо и другое понимание следственной ситуации, которое должно отражать фактическую деятельность следователя. В таком случае ситуацию можно определить как сумму сведений об обстановке, условиях предстоящего производства процессуального действия, о характере информации, отношениях участников предварительного следствия между собой и к предстоящему допросу, обыску[64].

Переходя к характеристике следственных ситуаций, возникающих при расследовании преступного деяния, являющегося предметом нашего исследования, заметим, что их классификация в науке проводится по различным основаниям.

Наиболее часто в криминалистической литературе встречаются две типичные ситуации: 1) потерпевшая знакома с насильником;
2) преступление совершено лицом, незнакомым с потерпевшей. Это положение можно встретить в трудах В. П. Бахина, Р. С. Белкина, В. С. Бурдановой, И. М. Лузгина, З. И. Митрохиной, А. Г. Филиппова. Исследования, проведенные М. И. Могачевым, конкретизируют первую ситуацию на следующие: а) потерпевшая и насильник знакомы достаточно долго; б) знакомы поверхностно, случайно; в) познакомились в день изнасилования[65].

Е. П. Ищенко и А. А. Топорков, также считают, что по данной категории дел возможны две типичные следственные ситуации:

1) потерпевшая (потерпевший) знает насильника и в своем заявлении называет его;

2) потерпевшая (потерпевший) сообщает о факте насилия, но точных сведений о личности виновного указать не может[66].

В первой ситуации основные задачи, решаемые следователем независимо от того, возбуждено уголовное дело или осуществляется доследственная проверка, таковы: установление факта изнасилования или иных сексуальных действий в отношении потерпевшей (потерпевшего); выявление признаков, свидетельствующих о насильственном характере полового сношения или иных действиях сексуального характера[67].

Вторая типичная ситуация - заявительница (заявитель) не знает насильника, поэтому встает дополнительная проблема установления личности и розыска виновного. Здесь возникает необходимость в выдвижении дополнительных версий о субъекте преступления. Они формулируются с учетом конкретных данных по делу, прежде всего на основе сведений, сообщенных заявительницей (заявителем). На этой основе организуются и розыскные мероприятия. Последние могут быть успешными при условии четко налаженного взаимодействия следователя с сотрудниками уголовного розыска, наружно-постовой службой милиции и другими милицейскими подразделениями; оперативности и целеустремленности действий всех сотрудников, поскольку фактор времени имеет в этой ситуации определяющее значение. После розыска и опознания насильника задачи расследования и основные способы их решения совпадают с первой ситуацией[68].

Рассматривая типичные криминальные ситуации как совокупность обстоятельств, известных на момент обнаружения общественно-опасного деяния, Ю. В. Кадонцев также выделяет две такие ситуации: 1) поступило сообщение об изнасиловании, совершенном известным потерпевшей молодым взрослым (45,7%); 2) потерпевшая заявляет о совершении изнасилования неизвестным ей лицом или познакомившимся непосредственно перед совершением посягательства (54,3 %)[69].

Типичная криминальная ситуация при обнаружении общественно-опасного деяния дает возможность сразу же получить ориентирующую информацию для распознавания характера совершенного преступления, и с учетом этого проводить проверочные и неотложные следственные действия[70].

Однако затем Ю. В. Кадонцев уточняет свою точку зрения и предлагает следующую классификацию типичных следственных ситуаций, возникающих на первоначальном этапе расследования: 1) изнасилование совершено известным потерпевшей лицом; 2) изнасилование совершено незнакомым потерпевшей лицом; 3) изнасилование совершено лицом, познакомившимся с потерпевшей незадолго до совершения изнасилования[71].

Интересна, на наш взгляд, позиция Е. Е. Центрова, который кроме обозначенных ранее, указывает еще на одну типичную ситуацию: насильник задержан при совершении преступления либо непосредственно сразу же после него.

Мы бы поставили под сомнение включение данной ситуации в классификацию по фактору знакомства насильника и жертвы, поскольку возможно задержание преступника как ранее знакомого, так и незнакомого потерпевшей, тогда как разграничение типичных ситуаций в рамках одной классификации предопределяет их четкое отличие друг от друга направлением и планом расследования.

Л. В. Пономарева[72] определяет 6 оснований для классификации следственных ситуаций по делам об изнасиловании. Перечислим их.

- По источнику исходной информации: а) задержание подозреваемого по «горячим следам»; б) получение информации об изнасиловании от потерпевшей (или ее родственников); в) сообщение из больницы, куда была доставлена потерпевшая; г) обнаружение изнасилования работниками милиции при проверке материла о других преступлениях.

- По объему и содержанию информации: а) в сообщении о преступлении имеется достаточно информации о месте, времени и других обстоятельствах изнасилования; б) в сообщении о преступлении отсутствуют сведения о личности виновного и отдельных обстоятельствах насилия.

- По субъектам преступления:

а) получены данные о совершении насилия одним лицом;

б) в сообщении о преступлении указывается об изнасиловании потерпевшей группой лиц;

в) изнасилование совершено подростком(ми);

г) изнасилование совершено взрослым субъектом;

д) преступление совершено группой лиц, куда входили взрослые, несовершеннолетние и даже малолетние, женщины;

- По количеству и возрасту потерпевших: а) имеется сообщение о преступлении в отношении одной женщины; б) нападению и изнасилованию подверглись несколько женщин; в) потерпевшими от преступления являются: малолетние, взрослые, несовершеннолетние или престарелые женщины, женщины-инвалиды.

- По характеру сообщаемой первичной информации и условиям (времени) ее получения: а) информация об изнасиловании поступила по истечении длительного времени с момента совершения акта насилия; б) в сообщении о преступлении имеется минимальный объем сведений о личности нападавшего и обстоятельствах совершения изнасилования.

- Особый вид следственных ситуаций возникает при расследовании приостановленных уголовных дел, уголовных дел, возвращаемых судом для дополнительного расследования, а также необоснованно прекращенных уголовных дел[73].

Из анализа вышепредставленной классификации Л. В. Пономаревой мы заключаем, что она основывается на элементах криминалистической характеристики изнасилований и позволяет разграничить особенности процесса расследования изнасилований от иных преступлений. Вместе с тем, считаем необходимым указать, что данная классификация не лишена недостатков, среди которых мы бы выделили объединение нескольких характерных признаков деяния в качестве одного основания классификации.

В частности, количество, возраст, пол лиц, совершивших преступление, - в третьей группе ситуаций; количество и возраст потерпевших - в четвертой группе. Нам же представляется, что каждый из названных признаков имеет важное значение как для криминалистической характеристики конкретного преступления, так и для определения направления и организации процесса расследования. Обращаем внимание и на то, что можно было продолжить деление следственных ситуаций этой категории преступлений по иным группам, связанным с элементами криминалистической характеристики преступления, однако, по нашему мнению, такие признаки, как количество, возраст потерпевших и преступников, а также их половая принадлежность, которые отмечались автором ранее, являются основаниями для классификации ситуаций криминальных, а не криминалистических. Следовательно, несмотря на то, что, на сегодняшний день классификация следственных ситуаций по делам об изнасиловании Л. В. Пономаревой наиболее полно охватывает все признаки рассматриваемого преступления, она подвергается некоторой корректировке в теории криминалистики.

Так, В. И. Комиссаров и Е. В. Лялина предлагают следующие программы расследования изнасилований[74]:

Первая программа организации расследования данного деяния обусловлена совокупностью следующих типичных ситуаций:

- источником исходной информации о преступлении является потерпевшая, ее родственники либо сообщение из больницы, куда она была доставлена;

- в сообщении о преступлении имеется достаточно информации о месте, времени, других обстоятельствах события, а также о личности виновных, либо данные о виновных отсутствуют;

- информация об обстоятельствах преступления не вызывает у следователя сомнений;

- сообщение об изнасиловании поступило сразу же;

- потерпевшая стремится сообщить следствию всю информацию о событии, которой она владеет.

Задачи, стоящие перед следствием в данных ситуациях, заключаются в:

а) обнаружении и изъятии в максимально короткие сроки материальных следов преступления;

б) установлении лиц, причастных к совершению преступления;

в) розыске подозреваемых и их задержании по «горячим следам»;

г) проверке данных, содержащихся в заявлении о преступлении.

Для решения обозначенных задач можно предложить следующую программу действий.

- Краткий опрос потерпевшей либо ее родственников по существу содержания заявления.

- Осмотр места происшествия, по возможности с участием потерпевшей.

- Совокупность мероприятий по розыску и задержанию подозреваемых.

- Возбуждение уголовного дела.

- Освидетельствование потерпевшей и ее одежды.

- Назначение и производство судебно-медицинской экспертизы потерпевшей и экспертизы ее одежды.

- Допрос задержанного лица (лиц), личный обыск, освидетельствование.

- Групповой обыск по месту жительства подозреваемых.

- Назначение и производство судебно-медицинской экспертизы подозреваемых и экспертизы их одежды[75].

Вторая программа организации первоначального этапа расследования обусловлена совокупностью следующих типичных ситуаций:

- источником информации о преступлении является потерпевшая, ее родственники либо сообщение из больницы, куда она была доставлена;

- сообщение об изнасиловании поступило спустя длительное время с момента его совершения;

- потерпевшая с готовностью дает показания по делу, однако целенаправленно умалчивает об отдельных обстоятельствах преступления и одном или нескольких лицах, его совершивших, либо показания дает неохотно, под давлением родственников.

Задачи, стоящие перед следствием в данных ситуациях, заключаются в: а) проверке объяснений потерпевшей; б) установлении события преступления и лиц, причастных к его совершению.

Для решения обозначенных задач предлагается следующая программа действий.

- Получение подробных объяснений от потерпевшей и ее родственников о времени, месте и других обстоятельствах совершенного изнасилования, а также о причинах, по которым не сразу поступило заявление в правоохранительные органы.

- Осмотр места происшествия.

- Возбуждение уголовного дела.

- Освидетельствование, назначение и производство судебно-медицинской экспертизы потерпевшей и экспертизы ее одежды.

- Сбор сведений о личности потерпевшей по месту жительства, учебы, работы.

- Допрос потерпевшей, ее родственников и знакомых.

- Мероприятия по розыску и задержанию несовершеннолетних, причастных к совершению изнасилования.

- Сбор сведений о личности несовершеннолетних подозреваемых[76].

Представляется, что реализация данных положений и рекомендаций позволит с наименьшими затратами решить круг задач, стоящих перед органами расследования.

В заключение параграфа отметим, что выделение и оценка следственных ситуаций необходимы не только для того, чтобы правильнее сориентироваться во всем многообразии фактического положения на определенный момент следственной деятельности, но и чтобы скорректировать план расследования, принять наиболее верные следственные решения, свести к минимуму ошибочные и неоправданно рискованные действия и, наконец, выдвинуть наиболее обоснованные следственные версии.

§2. Типичные следственные версии по делам об изнасилованиях

Значительное место в организационной деятельности следователя занимает планирование, основное содержание которого определяется следственными версиями. Выдвижение общих и частных версий при расследовании дела об изнасиловании, должно учитывать складывающуюся следственную ситуацию.

Следственные версии выдвигаются в целях уяснения общих направлений расследования и определения конкретных путей поиска, собирания и исследования информации по делу. Исходя из этого, мы считаем правильным суждение Р. С. Белкина: «Версии выдвигаются по всем делам, ибо пока не завершено расследование (соответственно – судебное разбирательство), мнение следователя (суда) об исследуемом событии всегда носит характер предположения, требующего подтверждения»[77].

По замечанию А. М. Ларина, общим для всех теоретических концепций указанных авторов является то, что все они в разных аспектах верно отражают ту или иную сторону сложного явления, которое представляет собой версия. Следственную версию он определяет следующим образом: «это строящаяся в целях установления объективной истины по делу интегральная идея, образ, несущий функции модели исследуемых обстоятельств, созданный воображением (фантазией), содержащий предположительную оценку наличных данных, служащий объяснением этих данных и выраженный в форме гипотезы»[78]. Поддерживая позицию
А. М. Ларина, обобщившего различные дефиниции следственной версии, отметим лишь чрезмерную объемность предложенного им определения.

Следственные версии конструируются с учетом взаимосвязей элементов состава преступления. Так, способ совершения преступления объединяется в версии с предположением о его субъекте, которое, в свою очередь, неизбежно связывается с предположением о мотиве преступления; версии о способе совершения преступления строятся с учетом обстоятельств, свидетельствующих о личности преступника, и т. д.

Многие авторы утверждают, что по делам об изнасиловании «центральным вопросом, по крайней мере всей первой стадии расследования, при бесспорности факта изнасилования явится вопрос о личности преступника, на установление которого и будут направлены главные усилия следователя»[79]. Действительно, можно согласиться с данным высказыванием, но подобное возможно лишь в ситуации, когда предполагаемый насильник (насильники) неизвестен и в силу этого факт изнасилования является бесспорным. Однако нельзя забывать о том, что возможна иная ситуация, при которой предполагаемый насильник (насильники) известен либо уже на первоначальном этапе расследования, либо его личность была установлена позже. И тогда, в результате допросов задержанных лиц, факт совершенного изнасилования может быть подвергнут сомнению. В таких случаях, если своевременно не были приняты меры к исследованию события преступления, доводы заподозренного о том, что, например, имело место добровольное половое сношение, проверить оказывается трудно, а подчас и невозможно.

Главный тезис, который мы пытаемся вывести из сказанного, заключается в следующем положении: на первоначальном этапе расследования изнасилований необходимо в равной степени осуществлять выдвижение следст венных версий о личности преступника и обо всех обстоятельствах происшедшего. При этом работа по проверке одной из этих версий не может быть превалирующей по отношению к другой, в противном случае это может привести к существенным потерям доказательственной информации по расследованию уголовного дела в целом.

Мы бы выделили следующие типичные версии, возникающие при проверке заявлений об изнасилованиях: изнасилование имело место при тех обстоятельствах и тем лицом, на которые указывает потерпевшая; имело место добровольное половое сношение, но заявительница воспользовалась происшедшей ситуацией для оговора сексуального партнера и инсценировки насилия; полового сношения не было, заявление является ложным, а обстановка происшедшего инсценированной; изнасилование имело место при других обстоятельствах, иным лицом, нежели тем, о котором сообщено в заявлении; имело место добровольное половое сношение, но заявительница добросовестно заблуждается в оценке происшедшего.

Одним из важнейших оснований выдвижения версий является исходная информация о криминальном событии, его участниках, способах совершения деяния и противодействия установлению истины[80]. К примеру, в целях установления личности преступника необходимо получить следующие сведения: 1) об особенностях отражения события преступления в окружающей среде; 2) о характере взаимосвязей между изменениями, возникающими в результате отражения (следы и предметы, оставленные насильниками на месте преступления, предметы, находившиеся у них в руках); 3) о признаках, характеризующих лиц, совершивших преступление, а

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Изнасилование как преступление, его расследование". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 989

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>