Дипломная работа на тему "Избирательные системы современности: теория и практика"

ГлавнаяГосударство и право → Избирательные системы современности: теория и практика




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Избирательные системы современности: теория и практика":


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «МОГИЛЕВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А.А. КУЛЕШОВА»

Факультет экономики и права

Кафедра правоведения

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Избирательные системы современности:

теория и практика

Выполнила студентка 5 курса

заочного отделения

группы П-023

Научный руководитель

канд.ист.наук, доцент

Решение кафедры о допуске дипломной работы к защите в ГЭК

(протокол № от июня 2007г.)

Могилев 2007

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Понятие избирательной системы

2. Мажоритарная избирательная система, ее виды

3. Виды и особенности пропорциональной избирательной системы

4. Полупропорциональные и смешанные избирательные системы

5. Особенности избирательной системы Республики Беларусь

Заключение

Список использованных источников

Приложение


ВВЕДЕНИЕ< /b>

В научной литературе термин «избирательная система» употребляется обычно в двух значениях - широком и узком.

В широком смысле избирательная система - это система общественных отношений, связанных с выборами органов публичной власти. Сфера этих отношений весьма широка. В нее входят вопросы определения круга избирателей и избираемых, и инфраструктуры выборов (создание избирательных единиц, избирательных органов и др.), и отношений, складывающихся на каждой из стадий избирательного процесса вплоть до его завершения. Регулируется избирательная система нормами избирательного права, понимаемого как система правовых норм, представляющая собой подотрасль конституционного (государственного) права. Однако не вся избирательная система регулируется правовыми нормами. В ее состав входят также отношения, регулируемые корпоративными нормами (уставами политических общественных объединений и др.), а также обычаями и традициями данного общества.

Однако нас больше интересует избирательная система в так называемом узком смысле. Это способ определения того, кто из баллотировавшихся кандидатов избран на должность или в качестве депутата. В зависимости от того, какая будет использована избирательная система, результаты выборов при одних и тех же итогах голосования могут оказаться совершенно различными. Поэтому политические силы нередко борются между собой за более выгодную для себя избирательную систему (впрочем, оценивая ее выгодность, они могут и ошибиться).

В условиях становления и развития в Беларуси демократического правового государства от решения избирателей, определяющих путем выборов конкретный состав представительных органов государственной власти и местного самоуправления, а также партийную принадлежность и связанный с ней дальнейший политический курс выбранных органов областных и местных уровней, в значительной степени зависит общее направление движения страны на обозримый период.

Недостаточно объявить Беларусь демократическим государством, включив в Конституцию страны соответствующее положение. Главное - добиться, чтобы этот постулат прочно укоренился в сознании миллионов граждан, сделать демократию потребностью широких масс населения. Важнейшую роль в этом процессе играют выборы и применяемая в стране избирательная система, что определяет актуальность данной работы.

В истории достижений человеческой цивилизации выборы и избирательные процедуры занимают свое особое место. Право граждан участвовать в формировании властных институтов является общепризнанным элементом современного общества и государства. Каждая страна в своем стремлении к политической демократии открыла новые возможности и условия превращения граждан в полноправных субъектов мира политики и управления.

Сегодня как никогда ощущается потребность в конструктивных идеях в различных областях общественной и государственной деятельности. В нашей стране уже сложилась практика правового решения таких сложных проблем, как открытое избрание представительных и исполнительных органов государственной власти и местного самоуправления.

В этой связи целью данной работы является рассмотрение теоретических основ и законодательной базы применения различных избирательных систем.

Цель исследования обусловила постановку ряда задач, необходимых для ее достижения:

Изучить понятие и виды существующих в настоящее время избирательных систем;

Проанализировать избирательные системы Республики Беларусь, Российской Федерации и других странах, дать оценку их эффективности;

Объектом исследования является механизм функционирования избирательных систем. При написании работы использовались метод системного анализа, исторический метод исследования, метод сравнения.

Тема, заявленная в работе, нашла широкое отражение в трудах российских и зарубежных ученых, таких как Авакъян С. А., Веденеев Ю. А., Гунель М., Ковлер А. И. и др., однако единство по принципиальным вопросам среди авторов до сих пор не достигнуто.

Правовая база по теме исследования представлена положениями: Конституции Республики Беларусь, Избирательного кодекса Республики Беларусь, постановлениями Центризбиркома.

Также правовые положения по данной тематике содержаться в Уголовном кодексе, Кодексе об административных правонарушениях, постановлениях Конституционного Суда Республики Беларусь, других нормативных актах, конституциях и нормативных актах иностранных государств.

Работа состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и приложения.

Первая глава посвящена рассмотрению определения избирательной системы и ее видов. Во второй, третьей и четвертой главе рассматриваются основные существующие в настоящее время виды избирательных систем. Пятая глава посвящена рассмотрению особенностей избирательной системы Республики Беларусь.


1. ПОНЯТИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ< /b>

Конституционное право, как и любая отрасль права, состоит из институтов: института правительства, института парламента, института главы государства, института прав и свобод, в том числе и института избирательного права.

По европейской традиции избирательное право – это неотъемлемая часть конституционного права. Хотя детальные правила в данной области закрепляются обычно в текущем законодательстве, основы избирательной системы наряду с принципами избирательного права в качестве основополагающих норм правовой системы страны закрепляются в ее конституции. Основные законы ряда стран (например, Португалии), устанавливают тип избирательной системы выборов всех ветвей и уровней власти: парламентских, президентских, региональных и местных; основные законы других - только парламентских (Бельгия); в некоторых странах конституция рассматривает избирательные законы в качестве конституционных, или органических (Молдова), или во всяком случае, требует для их принятия квалифицированного большинства голосов, например, 2/3 от всего состава парламента (Македония). Если же обратиться к конституционному праву США, то данный институт изучается другими прикладными науками.

Избирательное право имеет два значения: объективное и субъективное. Объективное избирательное право – это совокупность конституционно-правовых норм, регулирующих общественные отношения, возникающие при проведении выборов. В субъективном значении избирательное право – это право граждан участвовать в образовании представительных органов, т.е. избирать эти органы и быть избранным.

Наряду с понятием «избирательное право», как правило, используется термин «избирательная система». Под избирательной системой в широком смысле понимают систему общественных отношений, которые возникают в связи с реализацией норм избирательного права. «Избирательная система» - понятие более широкое, чем «избирательное право», поскольку оно включает помимо норм сложившиеся общественные отношения, которые могут в чем-то не совпадать с нормами либо регулироваться и неписанными нормами и традициями.

Понятие «избирательная система» применяется и в более узком значении – как закрепленная в законе система выдвижения кандидатов и подсчета голосов, т.е. конкретный способ организации выборов. Наиболее распространенными являются две избирательные системы: мажоритарная и пропорциональная, которые имеют свои разновидности. Есть также и смешанная избирательная система, когда применяются обе вышеназванные разновидности [32, с.266].

Исторически первой избирательной системой стала мажоритарная система, в основе которой лежит принцип большинства (франц. majorite - большинство): избранными считаются те кандидаты, которые получили установленное большинство голосов. В зависимости от того, какое это большинство (относительное, абсолютное или квалифицированное), система имеет разновидности. Ниже, я подробнее рассмотрю эти разновидности.

Уже на заре становления конституционного строя стали выдвигаться идеи пропорционального представительства политических объединений, при котором число мандатов, получаемых таким объединением, соответствует числу поданных за его кандидатов голосов. Такие идеи высказал во французском Конвенте в 1793 г. видный деятель Великой французской революции Л. Сен-Жюст. Практически пропорциональная система впервые была применена в Дании в 1855 году для выборов части членов Ригстага. К началу ХХ века насчитывались 152 ее разновидности. Ныне она существует в более чем 60 странах.

С начала прошлого столетия выдвигались компромиссные идеи, направленные на обеспечение хотя бы частичного представительства меньшинства - ограниченного вотума, системы единственного непередаваемого голоса, кумулятивного вотума, характеризуемые как полупропорциональные системы. Некоторые из них применяются сегодня, так как позволяют тем или иным образом уменьшить дефекты мажоритарной системы, не переходя к более или менее чистой пропорциональности.

В интересах соединения достоинств мажоритарной и пропорциональной систем и исключения, присущих каждой из них недостатков наряду с сочетанием обеих систем в одних странах в некоторых других стали применять систему единственного передаваемого голоса.

Главное для победы на выборах - наличие поддержки избирателей, выраженной в количестве голосов «за» ту или иную партию и кандидата. На основе каких принципов, посредством каких методов эти голоса будут преобразованы в соответствующие выборные мандаты? Какая избирательная система будет применятся?

Как считает Четвериков А.О.: «сама по себе избирательная система не может и не должна оказывать существенного воздействия на итоги выборов. Избирательная система есть не что иное, как определенная «технология», трансформирующая голоса в мандаты, которая должна быть нейтральной по своему характеру, не создавать преимуществ и препятствий никаким партиям и кандидатам. Практика проведения выборов и в нашей стране, и за рубежом показывает, однако, что эта картина весьма далека от фактической реальности» [30].

Законодательно установленная для выборов парламента или иного органа избирательная система влияет не только на персональный и партийный его состав, но и на все этапы избирательного процесса, начиная от выдвижения кандидатов. Не только выборы, но и другие важные аспекты политической жизни страны (региона) находятся под определенным (подчас весьма сильным) воздействием существующей модели избирательной системы: функционирование партий и партийная система в целом; деятельность парламента, ее формы, результаты и эффективность; стабильность правительства и всего механизма исполнительной власти и др. Одни типы избирательной системы могут поощрять развитие партий и многопартийной борьбы, другие - создавать особо благоприятные условия для становления двухпартийной системы; некоторые более выгодны для крупных, другие - для мелких партий и группировок; отдельные ее модели содействуют укреплению и централизации партий, иные, наоборот, стимулируют внутрипартийную борьбу. Существуют виды избирательных систем, которые могут эффективно применяться в условиях «партийного государства» и общества; другие формально сохраняют внепартийный характер. Наконец, что безусловно необходимо иметь в виду: практически любая из известных разновидностей избирательных систем в той или иной мере искажает волю граждан, высказанную на выборах, хотя характер и содержание этих искажений для разных ее моделей неодинаковы.

«Избирательная система, таким образом, отнюдь не нейтральный фактор в политическом процессе. Так, по мнению ряда исследователей, в числе других известных обстоятельств свою долю вины за приход в 1933 г. правительства национал-социалистов к власти несет установленная после Первой мировой войны в Веймарской Германии пропорциональная избирательная система»[30].  Проблема выбора избирательной системы обычно является одним из ключевых вопросов политической жизни страны, приобретая в отдельные периоды особую остроту. Имели место случаи, когда вопрос о будущей избирательной системе страны решался непосредственно гражданами путем всенародного голосования (например, в Новой Зеландии). В Ирландии и Италии такие референдумы проводились неоднократно (В Ирландии, например, дважды с интервалом в десять лет - 1959 и 1968 г.; в Италии несколько народных голосований по этому вопросу проводились совсем недавно, в 1991-93 г.).

В Республике Беларусь, Российской Федерации, равно как и в большинстве других стран СНГ, во Франции, детальные правила в отношении избирательных систем установлены конституцией только в отношении выборов главы государства (президента). Выбор избирательной системы - одна из важнейших и наиболее сложных задач законодателя. Но каков он – «правильный» выбор? Существует ли «наилучшая» модель избирательной системы или во всяком случае та, которая в наибольшей степени соответствует условиям страны, определенной территориальной, национально-территориальной или местной единицы? Применительно к моделированию избирательной системы Беларуси особое значение приобретает изучение мирового опыта организации выборов, определении их победителей. Последний отличается широким многообразием и может показаться весьма сложным для восприятия. Тем не менее, как отмечал незабвенный Козьма Прутков, «лучше побольше, чем поменьше»: чем шире круг известных нам моделей избирательной системы, чем больше мы знаем о них, тем выше шансы подобрать в этом многообразии, ту одну модель, которая будет в наибольшей степени соответствовать условиям определенного государства в целом.

На территории одного государства могут применяться несколько избирательных систем для выборов центральных и местных органов; даже для выборов одного органа. Избирательные системы, действующие на уровне регионов и муниципальных образований, не обязательно должны быть идентичными модели, введенной для выборов центральных органов. Учитывая различные национальные, географические, социально-политические, экономические особенности регионов и территорий страны, устанавливать из центра какую-либо общеобязательную модель избирательной системы не только нецелесообразно, но и вряд ли полезно. «Плюрализм» избирательных систем существует не только в крупных федеративных государствах (США, Россия), но и во многих других странах: Венгрии, Великобритании, Италии и др.


2. МАЖОРИТАРНАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА, ЕЕ ВИДЫ< /b>

Мажоритарная система (от франц. majorite большинство, система большинства) при определении избранных кандидатур исходит из принципа большинства. Эта избирательная система является старейшей, именно с этого варианта начали проводится выборы в парламент. «Чтобы быть избранным при мажоритарной системе, необходимо получить на выборах большинство голосов. Формально голосование проводится не за партии, а за конкретных кандидатов. На практике же в странах с развитой партийной системой принадлежность кандидата определенной партии способна оказывать решающее воздействие на предпочтения избирателя.

Так, по утверждениям экспертов из Великобритании, выборы в этой стране имеют «преимущественно партийный характер». «Средний британский избиратель голосует прежде всего за партийного назначенца. Ему может нравиться или не нравиться кандидат, которого его партия подобрала для данного конкретного избирательного округа, ему может гораздо больше нравиться другой [кандидат], ведущий бесперспективную борьбу за место во вторых рядах, но он ничего (как избиратель) не может поделать с этим» [30].  Интересно, что партийная принадлежность кандидатов в избирательных бюллетенях в этой стране стала указываться только с 1970 г. Если мажоритарная система используется в сочетании с пропорциональной, голоса, отданные за кандидата определенной партии в одномандатном округе (если он не был избран), могут все же зачисляться в общую копилку голосов партии, от которой он баллотировался (например, в Италии при выборах Сената).

Существует также особая разновидность мажоритарной системы, которая при определении победителя учитывает и персональное, и партийное голосование избирателей - система двойного синхронного голоса (double simultaneous vote). Каждая партия в одномандатном избирательном округе вправе выставлять несколько своих кандидатов. Голосуя за одного из них, гражданин одновременно отдает свой голос партии, к которой принадлежит кандидат. Победитель определяется по двум критериям: во-первых, он должен принадлежать к партии, получившей в целом наибольшее число голосов; во-вторых, за него проголосовало больше избирателей, чем за других кандидатов этой партии.

Так, допустим, на выборах своих кандидатов выдвинули 2 партии, каждая по 2 кандидата. Кандидаты А и Б, принадлежащие к партии №1 получили соответственно 30% и 25% голосов; кандидаты партии №2 - В и Г - получили поддержку 40% и 5% проголосовавших граждан. Победителем будет объявлен не В (собравший больше всех голосов), но А, хотя он лично и был поддержан меньшим числом избирателей. Однако А принадлежит к партии-победителю №1, получившей в целом 30+25=55% голосов, и пользуется большей поддержкой, чем второй кандидат этой партии. Система двойного синхронного голоса используется реже других моделей мажоритарной системы; в частности, данный метод применялся для определения победителя на президентских выборах в двух латиноамериканских республиках - Уругвае и Гондурасе [21, с.254].

Мажоритарная система требует для получения мандата депутата, избрания на пост президента, губернатора и т.д. получения большинства голосов. Однако понятие «большинство» может пониматься в нескольких смыслах: большинство как наибольшее число голосов по сравнению с другими кандидатами (относительное большинство), либо свыше половины голосов избирателей (абсолютное большинство) или определенное, установленное количество голосов (квалифицированное большинство). Соответственно выделяются три разновидности мажоритарной системы - система относительного, абсолютного большинства и квалифицированного большинства.

«Мажоритарную систему относительного большинства еще полвека некоторые ученые объявляли чуть ли не порождением английского консерватизма и самобытности, а ее сохранение - нежеланием идти в ногу со временем» [30]. Однако и сегодня она широко применяется при формировании представительных органов не только в Великобритании и других странах Британского Содружества (Канада, Индия), но и в Содружестве Независимых Государств, в США, во многих других государствах (самостоятельно или в сочетании с пропорциональной системой), не испытывающих преобладающего влияния англо-саксонской правовой и политической культуры - в Венгрии, Италии, ФРГ; для определения победителя на президентских выборах - в Исландии, Никарагуа, Венесуэле, Филиппинах. В Российской Федерации на основе мажоритарной системы относительного большинства формируется половина состава Государственной Думы, законодательные (представительные) органы субъектов федерации и местного самоуправления.

Мажоритарная система относительного большинства чаще всего применяется в одномандатных округах. В этом случая вся территория страны (субъекта федерации, муниципального образования) делится на определенное число избирательных округов обычно с примерно равной численностью избирателей (исключение - выборы верхних палат парламентов федеративных и многих унитарных государств: в США, например, от каждого штата независимо от его размеров в Сенат избирается по два депутата; и это конституционное правило не подлежит пересмотру). Победителем объявляется кандидат, ставший первым по количеству поданных за него голосов, даже если это число существенно ниже 50% проголосовавших: отсюда другое распространенное в англоязычных странах название этой системы - система «первого, который считается избранным» (first past the post). В таких условиях если выдвинут только один кандидат, то голосование может не проводиться, поскольку достаточно будет того, что кандидат проголосует за самого себя. Ведь получив хотя бы один голос, при отсутствии других претендентов он наберет самое большое количество голосов.

Система относительного большинства может применяться не только в одномандатных, но и в многомандатных округах. В последнем случае от одного округа в представительный орган избираются несколько депутатов. Избиратель наделяется двумя или большим числом голосов в зависимости от числа мест, замещаемых в соответствующем округе. Победителем здесь объявляется не один, а два и большее число претендентов (в зависимости от числа свободных мандатов), собравшие больше голосов, чем другие. Такая разновидность системы относительного большинства называется блоковое голосование. Избиратель наделяется «блоком» двух, трех и т.д. голосов, по одному из которых он отдает одному из кандидатов в многомандатном округе. В Российской Федерации этот метод использовался при формировании первого состава Совета Федерации в 1993 г. (один субъект федерации составлял один двухмандатный округ).

При формировании представительных органов некоторых муниципальных образований в ряде регионов России вся территория города и т.д. превращалась в единый многомандатный избирательный округ, а избиратель голосовал за весь состав представительного органа. Однако такое решение вряд ли можно признать удовлетворительным. Гражданин, приходя на избирательный участок, получает значительной длины бюллетень, включающий, скажем, тридцать фамилий, из которых ему нужно выбрать «всего» десять. Учитывая, как правило, меньшую осведомленность избирателей о политических деятелях городского или районного масштаба в сравнении с теми, кто действует на арене общегосударственной либо региональной, гражданам в этом случае становится еще сложнее сделать объективный выбор, найти и отметить в бюллетене хорошо ему известных и наиболее достойных с их точки зрения претендентов на депутатские мандаты в местном совете [30].

Кроме того, все виды мажоритарного голосования в многомандатных округах (а также рассмотренная выше система двойного синхронного голоса) в определенной степени ослабляют внутреннюю дисциплину партий, поощряют фракционную борьбу, так как, выдвигая нескольких кандидатов в одном избирательном округе с целью получить от него больше мест, партии заставляют их соперничать не только с кандидатами других партий, но и друг с другом.

При рассмотрении голосования в одномандатных округах (как наиболее распространенной разновидности мажоритарной системы), необходимо иметь в виду и следующий факт: при отсутствии одной или двух доминирующих партий (или кандидатов, пользующихся широкими симпатиями большинства избирателей), при условии, что выдвинуто более 3 и большее число кандидатов, победивший претендент часто располагает лишь небольшой долей симпатий электората. Если, например, в округе выдвинуто 10 кандидатов, то относительное большинство может составлять 11% голосов и даже меньше; если кандидатов 20, то эта цифра снижается в два раза и т.д. Может ли однако, считаться народным избранником кандидат, которого поддерживают чуть больше 1 человека из десяти; при этом «пропадают» голоса остальных 9/10 избирателей (которые прямо или косвенно высказали несогласие с этим выбором). В Великобритании никакого нижнего барьера для победителя не установлено, что обусловлено наличием в стране двух сильных партий - лейбористов и консерваторов. Во Франции же, где многополюсность политической картины выше, такое ограничение есть: для выборов депутатов Национального Собрания (нижней палаты парламента) установлено правило: если ни один из кандидатов не получает абсолютного большинства голосов, то проводится второй тур, от участия в котором устраняются кандидаты, за которых голосовали менее 1 из 8 всех избирателей округа. Теоретически во втором туре может быть участвовать до 7 претендентов. На практике же чаще остается два - от левого блока (социалисты и коммунисты) и правых партий (блок правой партии Объединение в поддержку республики и правоцентристского Союза за французскую демократию). Хотя во втором туре для избрания достаточно лишь относительного большинства голосов, обычно (если выбирать приходится из двух кандидатур) достигается большинство абсолютное или близкая к нему цифра. В этом случае французская модель формирования парламента (точнее, его нижней палаты) превращается в другую основную разновидность мажоритарной системы - систему абсолютного большинства.

Один из отрицательных моментов данной системы заключается в том, например, что во Франции партии большинства, собиравшие менее 50% всех голосов избирателей, имели почти 75% мест в парламенте.

Схожая ситуация на протяжении многих лет существовала в Индии. Партия ИНК на выборах в Народную палату за весь период независимого развития страны (кроме проигрыша в 1977 г. и в 1989 г.) получала абсолютное большинство мест, набирая около 1/4 голосов всего избирательного корпуса.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что мажоритарная система относительного большинства является одной из наименее демократичных избирательных систем, основными пороками которой являются: 1) значительное число голосов избирателей (зачастую более половины) остаются «выброшенными», не учитываются при распределении мандатов;

2) искажается картина реального соотношения политических сил в стране: партия, получившая меньшинство голосов избирателей, получает большинство депутатских мест.

Потенциальная несправедливость, заложенная в данную избирательную систему, более ярко проявляется в совокупности с особыми способами нарезки избирательных округов, получившими название «избирательная геометрия» и «избирательная география».

Сущность «избирательной геометрии» состоит в том, что нужно так нарезать избирательные округа, чтобы при сохранении их формального равенства заранее обеспечить в них преимущество сторонников одной из партий, рассредоточив сторонников других партий в небольших количествах по разным округам, а максимальное их число сосредоточить в 1—2 округах. Иными словами, партия, осуществляющая нарезку избирательных округов, постарается раскроить их таким образом, чтобы «загнать» максимальное число избирателей, голосующих за партию-соперника, в один-два округа, сознательно идя на то, чтобы «потерять» их, обеспечивая тем самым победу себе в других округах. Формально равенство округов не нарушается, а фактически заранее предопределяются результаты выборов. Предоставив возможность образования избирательных округов другой партии, мы получим противоположный результат.

Законодательство ряда зарубежных стран (США, Франции, ФРГ, Великобритании, Японии), исходит из того, что практически невозможно образовывать абсолютно равные избирательные округа, а потому устанавливает максимальный процент (как правило 25% или 33%) отклонения округов по численности избирателей от среднего округа в ту или другую сторону. Это является основой для применения «избирательной географии», именуемой в США как «джерримэндеринг».

Цель «избирательной географии» заключается в том, чтобы сделать голос более консервативного сельского избирателя более весомым, чем голос городского избирателя, создав в сельской местности больше избирательных округов с меньшим количеством избирателей, чем в городах. В результате, при равном количестве избирателей, проживающих в городской и сельской местности, в последней может быть образовано в 2—3 раза больше округов.

По опыту участия в президентских выборах в Республике Беларусь с мажоритарной системой абсолютного большинства должен быть знаком каждый белорусский избиратель: для «чистой» победы кандидату нужно набрать более половины, т.е. «50% + 1» голосов проголосовавших граждан. Вероятность такого исхода, конечно же, крайне мала. В то же время в Великобритании и Новой Зеландии, где также до 1993 г. применялась эта система, имели место случаи, когда партия, получившая наибольшее число голосов в масштабе всей страны, оказывалась в меньшинстве в парламенте и, следовательно, в оппозиции. Так, в 1951 г. в Великобритании лейбористы получили 49% поданных голосов и 47% мест в Палате Общин; консерваторы во главе с У.Черчиллем набрали на 1% меньше (48%), что дало им, однако, парламентское большинство (51%) и вместе с ним право вновь после шестилетнего перерыва стать у руля страны. Если этого не происходит, проводится второй тур, где участвуют два претендента, собравшие больше голосов, чем другие. Именно такая ситуация и наблюдается обычно, поэтому мажоритарную систему абсолютного большинства иногда называют системой двух туров. Сравнительно редко удается обойтись без повторного голосования.

Мажоритарная система абсолютного большинства требует для избрания более половины общего их числа. Но это исходное общее число может быть трояким: 1) общее число зарегистрированных избирателей (это самое жесткое требование, которое практически не встречается, ранее устанавливалось для избрания народных депутатов советскими избирательными законами. В условиях тоталитарного режима, когда выборы представляли собой лишь практически обязательную для граждан ритуальную процедуру, при которой они «избирали» одного из одного, достижение такого большинства было делом несложным.); 2) общее число поданных голосов; 3) общее число поданных действительных голосов. Поэтому при чтении текстов избирательных законов необходимо обращать внимание на то, какое именно абсолютное большинство имеется в виду [25, с.459].

При этой системе обычно устанавливается нижний порог участия избирателей в голосовании; если он не достигнут, выборы считаются не действительными или несостоявшимися. Он может составлять половину зарегистрированных избирателей, но нередко и меньше.

Мажоритарная система абсолютного большинства, очевидно, демократичнее, чем когда победителем признается кандидат с относительным большинство голосов «за» него. Ведь народный избранник пользуется поддержкой свыше половины проголосовавшего электората. Особенно важную роль играет данное обстоятельство при установлении порядка выборов главы государства (президента), руководителей субъектов федерации, глав местных администраций. Поскольку должен быть избран лишь один, любая разновидность системы партийных списков с пропорциональным распределением мест неприменима. Единоличный обладатель высшего поста в государстве (регионе, городе и т.д.), наделенный широкими полномочиями, должен опираться в своих действиях на поддержку как можно более широких кругов общества. Система абсолютного большинства, кажется, в наибольшей степени соответствует этому требованию. Неслучайно поэтому, что такой метод избрания предусмотрен для избрания президентов Беларуси, России, других стран СНГ, Франции, Бразилии, Чили, Перу, Португалии, Финляндии и других государств, в которых установлено правило о всенародном избрании главы государства, президентов и других руководителей субъектов российской федерации, губернаторов ряда штатов США, мэров городов, глав субъектов местного самоуправления во многих странах мира.

Часто мажоритарную систему абсолютного большинства называют системой двух туров, так как достаточно редко случается чтобы в первом туре один из кандидатов набрал больше половины голосов. Во тором туре обычно применяется мажоритарная система относительного большинства. Исключением из этого правила является Республика Беларусь, где и в первом и во втором туре при выборе Президента применяется система абсолютного большинства, вероятно данный выбор является вполне обоснованным, так как выборы главы государства достаточно ответственный процесс, а в данном случае более вероятно, что кандидат будет представлен большинством голосовавших. На самом деле, однако, чрезмерный оптимизм здесь не вполне обоснован. Воля граждан может серьезно искажаться и при мажоритарной системе абсолютного большинства.

Наиболее редко встречающийся вариант - мажоритарная система квалифицированного большинства. По этой системе для победы на выборах кандидат должен получить квалифицированное число голосов избирателей - 2/3, 3/4 и др. По некоторым избирательным законам такое квалифицированное большинство называлось конкретной цифрой. Например, до 1993 г. по итальянскому законодательству о выборах для того, чтобы быть и избранным в верхнюю палату парламента, будущий сенатор должен был набрать не менее 65% голосов.

Получение такого высокого процента голосов, конечно, дело трудное, особенно в условиях многопартийности и плюралистической демократии, поэтому выборы по системе квалифицированного большинства обычно проводятся в два тура. Если в первом туре никто из кандидатов не набирает необходимого количества голосов, то законом предусматривается проведение второго тура, в котором остаются только два кандидата. Во втором туре побеждает тот, кто набрал больше голосов [32, с.14].

Система квалифицированного большинства в некоторых случаях применяется и для выборов отдельных должностных лиц. Так, согласно Конституции Италии 1947 г.(ст. 83), избрание президента производится парламентом. Для победы необходимо большинство (2/3) голосов. После третьего тура, если никто из кандидатов не получил 2/3 голосов, для победы требуется абсолютное большинство, т.е. 50% плюс один голос. Такие жесткие условия победы на выборах всегда затрудняли достижение результата, избирательный процесс часто затягивался. Например, при отсутствии согласия между политическими группировками и фракциями выборы президента Италии часто требовали очень большого числа туров. Из девяти избранных на основании Конституции 1947 г. президентов лишь двое были избраны в 1-м туре: первый временный президент Э. Де Никола и Франческо Коссига. Для большинства других потребовалось большее число туров. Например, президенты Луиджи Эйнауди и Джованни Гронки были избранны в 4-м туре, Антонио Сеньи - в 9-м туре, Джузеппе Сарагат в 21-м туре, Джованни Леоне в 23-м туре, Алесандро Пертини - в 16-м туре. Президент Италии Оскар Луиджи Скальфаро был избран в 1992 г. также после 16 туров голосования.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод, что мажоритарная система обладает своими преимуществами и недостатками. Данная система всегда способствует образованию в парламенте достаточно крупных фракций, в то же время она крайне несправедлива по отношению к малым партиям. Дело в том, что голоса, поданные не за победившего кандидата или партию, вообще пропадают. В любом случае применение любой мажоритарной системы приводит к тому, что количество мест, полученное той или иной партией в парламенте, не соответствует числу полученных этой партией по стране голосов избирателей. При мажоритарных системах для партии важно победить в возможно большем числе округов, хотя бы с минимальным перевесом в каждом округе. Не смотря на данный недостаток, при данной системе легче формируются правительства в парламентарных республиках и монархиях, что лучше обеспечивает необходимые для любого государства стабильность и управляемость.

 < /b>

3. ВИДЫ И ОСОБЕННОСТИ ПРОПОРЦИОНАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ< /b>

Мажоритарная система обладают рядом недостатков, хотя, имеет и свои достоинства. Уже в XIX в.начались поиски более справедливых избирательных систем, более демократичных механизмов избрания депутатов либо иных избираемых лиц. Научные изыскания привели к созданию пропорциональной избирательной системы.

В поисках ответа на вопрос о будущей избирательной системе, наиболее сложные проблемы законодателю приходится решать применительно к выборам представительных органов всех уровней. Общество по своей структуре неоднородно. В нем существуют различные социальные группы и слои, каждый из которых имеет свои особые политические взгляды и интересы, обладает собственным видением проблем и путей их решения в масштабах всей страны или отдельной его части. Эта палитра взглядов и мнений отражается в различии программ партий и кандидатов, выступающих на выборах под разными, часто взаимоисключающими лозунгами.

То же самое, хотя и в меньших масштабах, имеет место на выборах местных советов, иных представительных органов городов, районов и т.д. Следовательно, определяя порядок формирования «народного представительства», необходимо стремиться, чтобы в нем были представлены все основные политические силы общества. Одним из первых, озвучивших эту идею (в 1789 г.), был видный деятель Великой французской революции Оноре Мирабо. Последний отождествил парламент с картой государства. Как на карте, отражающей в уменьшенном масштабе все особенности рельефа страны, в парламенте должны быть представлены неодинаковые взгляды и интересы различных слоев населения в соответствии с их распространением и поддержкой в народе. Практически же эту идею начали воплощать в жизнь столетием позже, когда были разработаны соответствующие правила проведены первые парламентские выборы на основе новой системы пропорционального представительства (пропорциональной системы): к 1891 и 1892 г она была введена в ряде кантонов Швейцарии; в 1893 г. принята в Бельгии, в 1906 г. - в Финляндии (входившей в то время в состав Российской Империи), в 1909 г. в Швеции [21, с.321]. В последующие годы пропорциональная избирательная система распространилась во многих странах мира, прежде всего западноевропейских.

В «чистом» виде содержание пропорциональной избирательной системы заключается в следующем. Вся страна (или ее территориальная единица, на территории которой будет функционировать соответствующий представительный орган: субъект федерации, город, район и т.д.), превращается в единый многомандатный избирательный округ, от которого будут избраны весь состав парламента, местного совета и т.д.

Каждая партия составляет список кандидатов, который может быть больше или меньше в зависимости от того, сколько она рассчитывает получить голосов; может и превышать число имеющихся вакансий. Возможно также выдвижение общего списка коалицией (блоком) нескольких партий или блокирование без выставления единого списка: партии, составившие такой блок, заранее объявляют, что голоса, поданные за самостоятельные партийные списки должны тем не менее рассматриваться как голоса за общий список (так называемое «соединение списков»). Это делается прежде всего с целью сократить потери потенциальных депутатских мест ввиду наличия так называемых «остаточных голосов», которые возникают в процессе распределения парламентских мандатов между партиями. Все бюллетени в поддержку «связанных списков» рассматриваются в качестве единого «блока» голосов, на которые начисляются мандаты. Затем последние распределяются между партиями, «связавшими» свои списки в соответствии с полученной каждой долей голосов.

В некоторых странах правом выставлять список кандидатов имеют только партии (Австрия, Португалия), в других - партии и иные зарегистрированные в установленном порядке организации. В ряде государств на парламентских выборах гражданам разрешалось выступать с «независимым списком», состоящим, возможно, из одного кандидата (Швейцария, Бельгия).

«Избиратель на выборах обладает одним голосом, но этот голос подается не за конкретных кандидатов, а за список партии в целом. Далее, исходя из итогов голосования, партия получает такую же долю (процент) мест в парламенте, какую долю (процент) голосов она получила на выборах. В математической записи, если х - число парламентариев от партии А, а – количество полученных ей голосов, N – общее число парламентариев, V – общее число голосов избирателей, поданных на выборах, то должна соблюдаться пропорция: х/N = a/V. Преобразовав это выражение, получаем: численность фракции партии А: х=а:(V/N)» [30].

Далее, если впоследствии один из депутатов этой партии выбывает (смерть, отставка, переход на государственную должность, несовместимую с мандатом депутата), то обычно вакантное место сохраняется за партией А, и его занимает кандидат стоящий под следующим номером в избирательном списке. Проводить дополнительные выборы в таком случае не требуются.

Описанная выше модель пропорционального определения итогов выборов есть, однако, лишь абстрактная ее схема, некий идеал, реализовать который целиком и полностью невозможно. В жизни же многое происходит иначе. Устанавливая пропорциональную систему, законодатель сталкивается с рядом проблем, попытки решить которые приводит к появлению множества «вариаций» системы пропорционального представительства. Уже к началу двадцатого века насчитывалось более 100 ее разновидностей.

Первая проблема пропорциональной системы связана с практической реализацией того идеала пропорционального представительства, о котором было сказано выше. Сколько в точности мест должна получить каждая партия в соответствии с итогами голосования? Предположим, 5 мандатов в представительном органе оспаривают 5 партий. Список партии А получил 35 голосов, партии Б - 25, В - 15, Д - 10 и Е- 5.

Всего, таким образом, было подано 90 голосов. Чтобы определить, какое количество мандатов получит каждая из партий, необходимо рассчитать «цену» одного места, т.е. сколько голосов избирателей приходится на один депутатский мандат. Это количество голосов составит избирательную квоту (или избирательное частное, избирательный метр). Сколько данных квот приходится на определенную партию, столько она и получит мест. Как же рассчитать избирательную квоту?

Если подано в общей сложности V (действительных) голосов, а предстоит заместить N депутатских мест, то, очевидно, для получения одного мандата необходимо собрать не менее V:N=k. Избирательная квота, рассчитанная подобным образом, носит название естественная квота или квота Хэра (по имени предложившего и обосновавшего ее английского ученого) В нашем случае естественная квота - 90:5=18. 18 голосов таким образом - это то количество голосов, сколько «стоит» один мандат. Если партия получила количество голосов, в два раза превышающее избирательную квоту, то ей причитается 2 мандата и т.д. В нашем примере для получения 2 мест необходимо иметь поддержку 2•18=36 избирателей, 3 мандата «стоят» 54 голосов и т.д.

В общем случае, чтобы узнать количество избранных депутатов от каждой партии, необходимо разделить число голосов, подданных на ее список (x), на избирательную квоту (k) - x:k. Посмотрим теперь, сколько мест должна получить каждая партия в нашем примере. Для партии А, скажем, это - 35: 18 = 1 +17/18 (или 1,944...) депутата. Сходные результаты (наличие дробных частей) получаются и в остальных случаях. Математика позволяет нам оперировать дробными числами, но в парламенте должны заседать только целые депутаты. Если же учитывать только целые части деления, то партиям А и Б должны достаться по 1 месту, а остальным - 0. Однако 3 мандата (из 5) остаются нераспределенными. Кроме того, сохраняется большой остаток «невостребованных» голосов. Очевидно, последние должны каким-то образом учитываться при заполнении остающихся вакансий. В самом деле, партии А «чуть-чуть» не хватило для получения второго мандата. У нее самый большой остаток голосов - 17. У партии В (не получившей пока ни одного мандата) число остаточных голосов - 15, у партии Г - 10. Партиям, имеющим эти три наибольших остатка, мы и передаем три нераспределенных мандата. Результаты можно проиллюстрировать с помощью таблицы (Приложение 1). В описанной процедуре заключается сущность правила наибольших остатков, которое чаще всего используется при распределении мест в парламенте по пропорциональной системе на основе метода избирательной квоты.

Именно такая разновидность пропорциональной системы установлена в Российской Федерации для выборов половины состава Государственной Думы. Согласно ст.70 Федерального закона о выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации нераспределенные мандаты передаются по одному тем федеральным спискам кандидатов, у которых оказывается наибольшей дробная часть(остаток), определяемая путем деления полученных списком голосов на естественную квоту (первое избирательное частное), равную V:225, где V - сумма голосов избирателей за избирательные объединения и блоки, заручившиеся поддержкой не менее 5% избирателей

Использование избирательной квоты и вторичное распределение мандатов на основе правила наибольших остатков остаточных мандатов, хотя и считается многими теоретиками в наибольшей степени отвечающей принципам пропорционального представительства (в сравнении с другими разновидностями данной избирательной системы), тем не менее приводит к их искажению, иногда весьма существенному. В особо благоприятном положении оказываются малые партии, ибо как раз у них, как правило, и сохраняются наибольшие остатки голосов. В самом деле, в нашем примере 3 партии - Б, В и Г получили по одному месту, которое «стоило» каждой из них, разное число голосов - соответственно, 25, 15 и 10. За Б проголосовало в два раза с половиной больше избирателей, чем за Г. Обе партии, однако, будут иметь в парламенте равные по численности фракции [30].

Искажение пропорциональности происходит ввиду использования остаточных голосов - любой, даже самый большой из остатков, на которые выделяется депутатский мандат при втором распределении, все же меньше избирательной квоты. Закономерно возникает вопрос: нельзя ли как-то сократить роль последнего, сделать так, чтобы как можно больше обладателей депутатских мандатов определялось сразу, при первом распределении. Чтобы достичь этой цели, очевидно, необходимо уменьшить величину избирательной квоты, в результате чего она сможет больше раз могла укладываться в сумме голосов каждой партии. Поэтому в качестве альтернативе квоте Хэра (естественной квоте) - V/N - были предложены и стали использоваться на практике другие варианты определения избирательной квоты: делить общее число голосов на число депутатских мест плюс один: V/N+1 - квота Хогенбах-Бишофа; V/(N+1) + 1 - квота Друпа, V/N+2- квота Империали. В Италии на выборах нижней палаты парламента (Палаты Депутатов) в конце 40-х - начале 50-х г. использовалась еще меньшая квота - V/N+3. К каким же последствиям приводит сокращение избирательной квоты?

В нашем примере квота Друпа будет равняться V/(N+1) + 1=90/(5+1)+1=16. Как видим, «цена» одного мандата уменьшилась на 2 голоса в сравнении с естественной квотой. В результате удается сразу распределить уже не 2, а 3 места (Приложение 2).

В данному случае распределение мандатов между партиями аналогично прошлому примеру с естественной квотой (что, однако, не обязательно должно иметь место); однако партия А получила 2 своих мандата уже при первом распределении. Если же взять квоту V/N+2 (квота Империали), заполняются в данном примере сразу все 5 мест, но итог будет иным (Приложение 3).

Вторая крупная партия, партия Б, получает теперь два места, а партия Г - ни одного. Обладателей всех мандатов удалось установить при первом распределении , не обращаясь к остаткам голосов (что не является тем не менее общим правилом). При любых обстоятельствах, однако, чем меньше размер избирательной квоты, чем меньшими являются остатки голосов при первом распределении, тем в лучшем положении оказываются крупные партии и блоки; небольшие группировки при этом, однако, существенно проигрывают.

При каждом из рассмотренных выше методов определения избирательной квоты все же сохраняются остатки голосов, которые в зависимости от вида квоты могут быть больше или меньше. Установление обладателей депутатских мандатов поэтому приходится осуществлять в два этапа, проводить два распределения мест сначала на основе всех, затем на базе только остаточных голосов. Нельзя ли все же попытаться определить обладателей всех мандатов сразу, в один этап? Для этого необходимо изменить сам порядок определения избирательной квоты: определять ее, принимая в расчет не сумму всех голосов избирателей, а количество голосов, полученных каждой партией в отдельности.

Такой метод носит название метод делителей (или метод наибольшей средней); он также широко распространен в современном мире. Наиболее известная ее разновидность была предложена в конце прошлого столетия бельгийским математиком Д’Ондтом и носит название метод (или формула) Д’Ондта. Целью данного метода является «улучшение формулы наибольшего остатка путем нахождения избирательной квоты меньшей, чем квота Хэра, которая позволяет нам распределить все места точно в соответствии с правилом наибольшего остатка, но без необходимости принимать в расчет какие-либо остаточные голоса [30].  Для этого число голосов, полученное каждой партией, делится последовательно на 1, 2, 3 и т.д. (отсюда название данного метода - метод делителей). Затем полученные частные по степени убывания расставляются в ряд, состоящий из N чисел, где N равняется общему числу замещаемых мандатов. Последнее, «энное» частное и составляет квоту Д’Ондта, которая, как видно из таблицы (Приложение 4), значительно ниже естественной квоты. Сколько раз данная квота укладывается в голосах определенной партии (или, что то же самое, сколько членов ряда вплоть до стоящего под номером N получены в результате деления голосов данной партии), столько она и получит мандатов.

Были предложены и другие разновидности метода делителей. Их отличия от метода Д’Ондта (а также друг от друга) обусловлены разным способом построения ряда делителей - последовательности числе, на которые необходимо разделить полученные каждой партией голоса. Так, метод наибольшей средней Империали предполагает начинать деление голосов не с единицы (как у Д’Ондта), а сразу с двух: 2-3-4 ... Тот же самый результат получается путем преобразования этого ряда, разделив для этого каждый его член на 2: 1-1,5-2-2,5 и т.д. При методе Сент-Лагю ряд делителей будет должен включать только нечетные числа: 1-3-5 и т.д. В отличие от квоты Д,Ондта, квота Сент-Лагю составляет двойную величину последнего «среднего», которое получает место. В скандинавских странах и Болгарии используется модифицированный метод Сент-Лагю, где в качестве первого делителя вместо единицы служит 1,4: 1,4-3-5 ... (или, что то же самое: 1 - 2,14 - 3,57 ... ). При датском методе ряд делителей таков: 1-4-7-10... Результат в нашем примере отображен в таблице (Приложение 5).

Различные композиции ряда делителей не просто математические ухищрения. Существует закономерность: чем меньше интервал между делителями, тем сильнее отклоняется от принципа пропорционального представительства определенная модель данной избирательной системы. При этом сокращение интервала, приводя к уменьшению фактической избирательной квоты, необходимой для получения одного места, завышает представительство крупных партий. Именно последние получают наибольшую выгоду при использовании методов делителей Империали и Д’Ондта. Напротив, мелкие партии и группировки оказываются в убытке. Последние заинтересованы в повышении величины избирательной квоты, в результате чего образуются у них большие остатки голосов, позволяющие получить дополнительный мандат. Поэтому для этих партий более благоприятный исход сулит использование метода Сент-Лагю, который одновременно является более пропорциональным в сравнении с методом Д’Ондта (но все же менее пропорциональным, чем рассмотренная выше система избирательной квоты с правилом наибольшей средней). Наиболее же выгоден для них датский метод. Итак, проблема остаточных голосов отдаляет пропорциональную избирательную систему от идеала идеальной пропорции в распределении парламентских мандатов между различными политическими силами, «улучшает» ее в пользу крупных либо мелких партий и коалиций. При введении пропорциональной системы выборов законодателю необходимо учитывать и проблемы иного рода.

Если выборы в представительный орган проходят по партийным спискам, избиратель отдает свой голос партии или партийной коалиции в целом. Вряд ли однако, ему безразлично, каков будет персональный состав будущей партийной фракции и парламента в целом. Фактор персонального состава избирательных списков, личностей тех политиков, которые, будучи внесены в партийный список, станут или имеют возможность стать народными представителями, сохраняет немаловажное значение и в период предвыборной кампании, и после, в процессе работы парламента. Весьма часто именно личные качества лидера партии, его популярность в народных массах, играют решающее значение в определении предпочтений избирателя. Если этого кажется недостаточным, то привлекаются фигуры известных и популярных «знаменитостей»: артистов, писателей, генералов и др. Если партия располагает достаточно широкой поддержкой в масштабах страны, то этим кандидатам (фамилии которых стоят наверху списка) практически гарантировано избрание в парламент. Вместе с ними, однако, избираются и другие личности, которые для большинства избирателей являются «котом в мешке», и которые, баллотируясь самостоятельно, скорее всего никогда не смогли бы добиться мандатов. Данная ситуация, однако, имеет и свои плюсы и минусы. Партийно-списочный принцип благоприятствует более высокому уровню представительства женщин или представительства этнических меньшинств, поощряет политические партии представлять сбалансированный список, в котором отсутствие женщин или членов этнических меньшинств будет замечено, в то время как в одномандатном округе будет замечено именно наличие кандидата, который отклоняется от нормы [30]. И все же система партийных списков, лишающая избирателя возможности определять персональный состав корпуса народных избранников, вряд ли может считаться в полной мере демократичной. Можно ли попытаться устранить этот изъян, совместить каким-либо образом в рамках пропорциональной системы партийный отбор с выбором конкретных «персоналий»? Да, хотя лишь в ограниченных пределах - посредством введения правила о преференциональном голосовании, которое будет рассмотрено ниже.

У данной проблемы существует и еще один аспект - региональный фактор. В парламенте должны быть представлены интересы не только отдельных классов, социальных групп, но и регионов, входящих в состав страны. Если же все парламентарии избираются в масштабе всего государства, то увеличивается вероятность преобладания в депутатском корпусе столичных политиков, которые, возможно, мыслят интересами всего народа и государства, но недостаточно знают интересы регионов. Политические деятели с мест, напротив, оказываются в неблагоприятном положении. Чтобы как-то исправить данную диспропорцию, например, российский законодатель предусмотрел при выборах Государственной Думы образование в рамках общефедерального списка каждого избирательного объединения или блока региональных групп кандидатов (по субъектам или группам субъектов РФ); при этом вне региональных групп избирательном списке может находиться не более 12 кандидатов.

С точки зрения учета региональных особенностей и интересов более эффективным решением представляется отказ от общегосударственного избирательного списка и выдвижение партиями списков своих кандидатур в соответствующих регионах страны - региональных списков. В настоящее время единый избирательный округ в масштабе всей страны создается лишь в небольших по размеру и численности населения государствах, например, в Израиле, Нидерландах. В большинстве стран для парламентских выборов создается несколько многомандатных округов в масштабе соответствующих территориальных единиц , муниципальных образований, субъектов федерации (в ФРГ, Австрии).

Возможен и смешанный принцип: в Венгрии, например, из 202 депутатов Государственного Собрания (парламента), избираемых по пропорциональной системе, 50 должны избираться в общенациональном масштабе, а остальные 152 - в Будапеште и областях страны, каждый из которых для цели выборов является территориальным округом. Поскольку численность избирателей в регионах страны различна, то, соответственно, от округов избирается разное число депутатов. Так, конституция Норвегии (ст.58) предусмотрела избрание 155 депутатов Стортинга (парламента) в рамках графств, для каждого из которых фиксировано число избираемых здесь народных представителей (от 4 до 15). В рамках нескольких многомандатных округов могут избираться и органы местного самоуправления, особенно более крупных по числу жителей территориальных единиц (Италия, Болгария и др.). Территория столицы Ирландии Дублина для целей местных выборов подразделяется, например, на 11 округов [30].

Уменьшая размеры избирательных округов для выборов определенного числа депутатов по пропорциональной системе, законодатель, однако, должен учитывать следующий факт: чем больше образовано избирательных округов, чем меньше, следовательно, каждый из них избирает депутатов, тем больше образуется остатков голосов, тем менее пропорциональным становится распределение мандатов. Наивысшая пропорциональность достигается все же, когда депутатский корпус в целом избирается в одном округе. Скорректировать искажения можно, проводя «уравнивающее» распределение остаточных голосов уже в масштабе всей страны (или, как в Австрии, в рамках нескольких избирательных округов) . Такая «двухъярусная» модель распределения голосов и мест применяется в Германии, Дании, Исландии и многих других странах.

Пожалуй, наиболее сложная проблема, с которой сталкивается любое государство (регион, муниципальное образование) при введении пропорциональной системы, состоит в том, что данный метод определения исхода парламентских выборов для создания стабильного большинства требует наличия крупных и влиятельных партий, способных заручиться поддержкой 50% голосов электората и выше. Особенно важно это условие для стран, где правительство формируется в соответствии с волей парламентского большинства (парламентарные республики и монархии: Германия, Испания, Швеция, Латвия и др.) или, во всяком случае, может быть смещено парламентом путем вынесения ему вотума недоверия (полупрезидентские республики: Франция, Польша, Россия). Отсутствие партии (или устойчивой коалиции), имеющей абсолютное большинство мест в представительном органе, создает угрозу частых правительственных кризисов («правительственной чехарды»), многочисленных досрочных выборов; препятствует эффективному функционированию исполнительной ветви власти и, как следствие, порождает опасность дестабилизации обстановки в государстве и обществе в целом (что особенно болезненно сказывается на странах, находящихся на переломном этапе своего развития, испытывающих экономические трудности, которые требуют принятия «жестких» и непопулярных мер).

Аналогичные последствия, только в меньшем масштабе, могут наступать в функционировании региональных и местных властей, где исполнительные органы формируются представительными собраниями (парламентами) соответствующих субъектов федерации, городов, районов и т.д. Как показывает опыт многих стран, использующих пропорциональную систему выборов, наличие такой сильной массовой партии, хотя и возможно в принципе, все же есть исключительно редкий случай. Гораздо чаще ни одна из партийных фракций не включает более 40% депутатов: в результате формируются постоянные или временные коалиции, устойчивость которых не всегда высока; или же формируется «правительство меньшинства», располагающее твердой поддержкой лишь части депутатского корпуса. Далее, благодаря системе пропорционального представительства (особенно при применении правила наибольшего остатка), в парламент проникают множество мелких партий и группировок (в том числе экстремистского характера).

Сравнительно большая доля парламентских мандатов, которыми располагают эти группы, пестрота их взглядов и программ еще более снижает вероятность формирования устойчивой правительственной коалиции. Чтобы помешать этому, во многих странах, где действует пропорциональная система, вводится так называемый заградительный пункт - выраженное обычно в процентом отношении число голосов, которое необходимо получить партии для обладания правом участвовать в распределении парламентских мандатов. Величина этого барьера может варьироваться от 1% (Израиль) до 5% (ФРГ) и даже до 8% (Лихтенштейн). Кстати, заградительная оговорка не всегда характерна для пропорционального голосования. Например, в Египте, где практически существует мажоритарная система, также есть заградительная оговорка, составляющая 8%.

В Польше после свержения социалистической системы первоначально этой оговорки не было – поляки предполагали, что так будет больше демократии. Однако отсутствие заградительной оговорки привело к тому, что в польском Сейме оказалось чуть ли не полтора десятка партий и нормальная работа парламента была затруднена. Партии не могли договориться друг с другом, чтобы образовать стабильное правительство, назначить министров, которые реально могут управлять страной, так как все они боролись друг с другом, не заботясь о прочности государственной власти. Поэтому в Польше вскоре была введена система заградительного пункта, после чего политического согласия в нижней палате парламента стало больше, а правительство стало устойчивым и стабильным [32, с. 317].

Налицо противоречие: чтобы обеспечить соответствие расклада голосов в парламенте электоральной поддержке разных партий, вводится принцип пропорционального представительства партий в представительном органе; теперь же этот принцип для недостаточно крупных партий отрицается. Тем самым значительная часть избирательного корпуса, голосовавшего за эти партии, оказывается в парламенте не представленной; их голоса «теряются», вернее, идут на пользу другим, более удачливым конкурентам. Однако даже введение заградительного барьера отнюдь не обязательно укрепляет парламент; и правительство, прямо или косвенно зависящее от поддержки парламентом его ключевых начинаний, опять же вынуждено иметь дело с сегментированным и полицентричным законодательным органом, не имеющем стабильного большинства. Когда мы стремимся «усовершенствовать» пропорциональную систему, прибегая к сознательным ее искажениям, то лучше, видимо, начинать этот процесс все же с другой стороны. Если наша цель - гарантировать постоянное правительственного большинства в представительном органе - но, принимая во внимание существующую в стране партийную систему, очевидна бесперспективность попыток любой из партий/предвыборных блоков самостоятельно завоевать 50%+1 парламентских мандатов, то можно провести перебаллотировку (второй тур), где избирателю предлагается сделать выбор между двумя партиями, получившими наибольшее число голосов. Партия-победитель добавляет к тем мандатам, которые причитались бы ей при обычной системе, дополнительные, с тем, чтобы ее фракция составляла половину плюс один депутат. Распределение мест между всеми остальными партийными списками проводится в соответствии с результатами первого голосования. Можно попытаться обойтись и без повторного голосования.

При система пропорционального представительства на первый план выходит относительная (процентная) поддержка партии со стороны электората. Чем выше (в сравнении с другими партиями и коалициями) доля бюллетеней «за» эту партию в общем числе проголосовавших, тем шире она должна быть представлена в парламенте. Однако в силу ряда факторов точное соотношение процента поданных за партию голосов и процента мандатов практически недостижимо. Идеальная пропорция невозможна. При всех способах и формулах распределения приходится в большей или меньшей степени принимать во внимание остатки голосов. Это вынужденный шаг, но он искажает принцип пропорционального представительства. Механизм искажений наиболее явственно виден при использовании пр

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Избирательные системы современности: теория и практика". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 573

Другие дипломные работы по специальности "Государство и право":

Особенности квалификации оставления в опасности

Смотреть работу >>

Правовое регулирование эвтаназии в России и в зарубежных странах

Смотреть работу >>

Анализ нормы ст. 41 УК РФ об обоснованном риске с точки зрения теоретической обоснованности

Смотреть работу >>

Правовая защита прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Смотреть работу >>

Похищение человека: проблемы квалификации

Смотреть работу >>